Cепаратизм самых южных и самых северных территорий Вестероса

До Эйегона-Завоевателя королевства были независимы и враждовали друг с другом. Их история состоит из возвышений и падений соперничающих государств, борьбы между собой, захвата рабов и набегов. Но войны продолжались и внутри государств. Так, Болтонам случалось сдирать кожу со Старков себе на плащи.

Ситуация изменилась с приходом Эйегона, государства объединились в единую страну. Эйегон сохранил прежнюю администрацию, земли – у прежних феодалов. Бывшие короли присягали на верность, сохраняя свои владения и большую часть привилегий. Там, где короли погибали (Риверран, Железные острова, Раздолье) Эйегон даровал власть наиболее влиятельным родам, присягнувшим ему. Иногда даже Эйегон вмешивался в передачу власти: Тиреллы, стюарты Вышесада (Хайгардена), сдав его, получили власть над Раздольем, в ущерб Флорентам, наследникам прежних королей по боковой линии.

Дорнийский сепаратизм

Перед Эйегоном и его преемниками стояла грандиозная задача объединения страны, установление новой системы управления, построение столицы. Объединение страны не было завершено: Дорн остался независимым. Почему? Вероятно, свою роль сыграло удобное географическое положение Дорна, защищенного горами. Можно уничтожить с помощью драконов целые армии, но контроль над территориями достигается с помощью отрядов солдат. К тому же в горных перевалах небольшие военные отряды могут успешно защищать проход, сражаясь с многократно превосходящими силами противника.

Дорн оставался независимым до правления Дейрона I, Юного Дракона. Четырнадцатилетнему королю не давали покоя лавры предка, Эйегона –Завоевателя. На завоевание ушло целое Лето (т.е. довольно большой срок, возможно несколько лет) и 10000 человек погибло со стороны Таргариенов. Юный Дракон, в отличие от своего предка, доверил управление Дорном чужаку, Тиреллу, постоянному сопернику и противнику Дорна. Тирелл (и вероятно, его войска) обращались с дорнийцами крайне грубо, буквально провоцируя их на бунт. После убийства Тирелла восстание охватило весь Дорн. За две недели он стал свободным. Юный Дракон попытался было вновь захватить Дорн, но, вероятно, погиб при этом. Потери Таргариенов были огромны: 50000 человек.

Захватить Дорн оказалось невозможно, нужен был мир. Кроткий Бейегор Благословенный поспешил заключить его с Дорном. Очевидно, дорнийцы потребовали уступок, не столько материальных, сколько моральных. Новый король, Бейегор, дабы искупить дела своего предшественника и брата прошел босым по Костяному Пути. Возможно, это было что-то вроде путешествия в Каноссу императора Генриха IV. Дорнийцы вновь отстояли свою независимость и унизили Таргариенов.

Впрочем, не прошло и 25 лет, как Дорн вновь вошел в состав Семи Королевств, однако на почетных условиях и вполне добровольно. Наследный принц Дейерон вступил в брак с дорнийской принцессой Мириах, а наследный принц дорнийский получил сестру Дейрона. Возможно, что Мириах была старше своего брата и, став королевой, отреклась от прав на Дорн. Все были довольны: Дейерон безболезненно, с помощью договоров довершил объединение страны, Мириах стала королевой, ее брат получил Дорн в управление и в перспективе сесть на трон самому или передать права своим детям, ведь не братьев, ни племянников у Дейерона 2 не было.

Но традиции сепаратизма не были забыты и позднее. Принц Оберин призывал Дорн защищать права Визериса на трон и был готов сделать это и в одиночку (хотя в нем говорила не любовь и верность Таргариенам, а жажда мести за Элию).

С Дорном бороться было нелегко и Таргариенам, что же говорить о Баратеонах? Существование в восставшем Дорне законного претендента, принца Визериса, грозило Роберту Баратеону тяжелейшими проблемами. Но конфликт был разрушен умелой дипломатией нового Десницы, Джоном Аренном. Прибыв в составе посольства, которое привезло остатки принца Ливена Дорнийского, гвардейца охраны короля, он начал переговоры с осторожным Дораном Мартеллом. Можно понять, что они ограничились взаимными уступками: Принц Доран согласился не поддерживать Визериса, закрыть глаза и не требовать расследования обстоятельств убийства Элии и ее детей, присягнуть на верность королю Роберту; Джон Аренн пообещал невмешательство во внутренние дела Дорна. Т.е. Дорн фактически получил независимость, входя в состав Вестеросса лишь на бумаге.

Но, тем не менее, отношения между королевским двором и Дорном оставались напряженными. Несмотря на то, что Роберт Баратеон неоднократно совершал поездки по государству (в Винтерфелл, Ланниспорт, Штормовой Предел, на войну с Грейджоями) Дорн он так и не посетил. Да и Дорн демонстрировал крайне холодное отношение к новой династии. Принц Оберин не выезжал за пределы Дорна. Дорнийское дворянство не участвовало в турнире Десницы. Это доказывает, что Мартеллы (и Дорн) практически игнорировали Баратеонов. Из всех лордов Дорна при дворе был лишь мастер над оружием Сантагар, личность довольно бесцветная.

Находясь в добровольной изоляции, Дорн усиливал связи с Вольными Городами. Доран Мартелл взял себе жену Меларио из города Новароса. Вероятно, она дочь архонта или знатная патрицианка, и приданное за нее дали немалое. А начальником охраны у него состоял Аре Хотах, норвошийский наемник. Зная умения Флорио, надо признать, что это мудрый выбор. Да и принц Оберин путешествовал по Вольным Городам.

В войне за престолонаследие Мартеллы заняли нейтралитет. Скорее всего, они намеревались присоединиться к победителю. Но Тирион за тот же нейтралитет предложил им руку принцессы Мирцеллы. Принимая предложение Тириона, Мартеллы ничем не рисковали. Ни одного солдата Доран не послал на защиту Королевской Гавани. При лучшем варианте Мирцелла становилась женой дорнийского принца Квентина, Доран Мартелл получал место в Королевском Совете… и обещание расследования убийства принцессы Элии и ее детей. Даже если Станнис взял бы Королевскую Гавань, а Серсеея, Джофффри были бы казнены, то у Мартеллов осталось бы пространство для маневра. Они могли бы поддержать Томмена и Ланнистеров (за соответствующую плату). А могли бы и выдать Мирцеллу Станису в знак своей лояльности и сохранения положения. Так что из-за Мирцеллы Мартеллы особо не рисковали. Но Оберину этого было мало. Скорее всего, он не был причастен к отравлению Джоффри. Но судя по разговорам на свадьбе, Оберин понимал, что за король может получиться из него. И, наверняка, уже тогда у него возникла мысль о правах на трон Мирцеллы.

Сейчас Дорн опять в ожидании. Доран может объявить права Мирцеллы на Железный трон, а может – и на Бобровый Утес.

Сепаратизм северных территорий

Большинство областей Вестероса отличается смешанным, неоднородным населением. Так в Дорне существуют три народности дорнийцев, которые отличаются друг от друга по внешнему виду. Вероятно, схожая обстановка и в других областях. Андалы, ройнары и другие этнические группы постоянно смешивались между собой. В результате изменялся внешний облик людей, населяющих тот или иной регион.

Но на Севере этого не происходило — от захватчиков его защищал Ров Кейлин. Север пребывал в национальной и культурной изоляции. Конечно, она не была абсолютной. Те или другие земли (Медвежий остров, Западное побережье) подвергались набегам , но серьезных изменений не происходило. Верность Старым Богам тоже вызывало религиозную обособленность. Да и бесконечные войны тоже не способствуют открытости. Географическое положение Севера способствовало его заброшенности.

Принцип широкого внутреннего самоуправления королевств, используемый Таргариенами обратился против Севера. Таргариены и Баратеоны ничего не давали Северу, позволяя Старкам самим заботиться о своих проблемах. Поэтому совет лордов отверг мир Кейтлин и выступил за войну и образование королевства Севера. Причем не в старых границах до завоевания Эйегона! В него должен был войти еще и Риверран, а возможно и Долина Арен (если бы выступила Лиза). Династические интересы – превыше всего. И Ренли, и Станис в принципе были согласны на создание королевства Север, но с признанием вассальной зависимости (т.е. фиктивной).

Еще хуже ситуация на Железных Островах, которые полностью сохранили свои традиции. И культурное и национальное и религиозное. Общегосударственной культурой они практически не затронуты. Нет нужды перечислять их культурное своеобразие.

Объявление Беелоном Гейджоем независимости Железных Островов привело к кровавой войне и взятию Пайка. Но, увы! Никаких ясных и целенаправленных попыток интеграции Железных Островов не произошло. Разве что Теон отправился заложником в Винтерфелл, но результат известен. Да в Пайке начали строить септу, для распространения официальной религии. Да и ту забросили.

Поминающий Вас в своих молитвах,
Уральский отшельник

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: