Ник Перумов о «Песни Льда и Пламени»: «Мартин мощно начал…и утонул»

Ник ПерумовСоздатель вселенной Упорядоченное Ник Перумов, которого ныне причисляют к тем, кто стоял у истоков фэнтези в современной русской литературе, поделился своим впечатлением от прочтения саги Джорджа Р.Р. Мартина. Перумов признает достижение Мартина в словесности, но то, что Мартину приписывают обычно — проработанных живых героев — он называет навязчивой «психоаналитикой»:

Я начинал читать первую книгу с огромным энтузиазмом, правда, быстро сошедшим на нет. Вера Викторовна [Камша] написала огромный и очень подробный пост, прослеживая органическую связь Мартина с русской классикой, для себя же я могу сказать, что у Мартина всегда был именно нестандартный язык, выбивающийся из [общего] ряда и привлекающий внимание.

Однако, очень мощно начав, и взяв за основу Войну Роз, Мартин очень быстро утонул в психоаналитике, стройное поначалу повествование разбилось на множество линий, продолжающихся множиться с каждым томом. Яркие черты героев превратились в навязчивые повторения; вместо того, чтобы сосредоточиться на некоем ограниченном круге героев, через чье восприятие и показать разные события, Мартин, бросив Войну Роз, занялся тем, что вводил для описания все новых и новых персонажей, чем для меня лично сделал в конце концов текст совершенно нечитаемым. Я с интересом прочел первую книгу, испытал недоуменное разочарование на второй, с большим трудом, «плакая и колясь», осилил третью, «чтобы быть в курсе», но четвертую не смог даже начать.

Если бы не язык Мартина, вполне возможно, что сага его разделила бы судьбу великого множества подобных же эпопей, появляющихся каждый год на американском книжном рынке.

В интервью «Российской неделе» Перумов с некоторым раздражением отзывается об особом статусе Джорджа Мартина:

Фэнтези предрекали смерть множество раз. В Америке пишут последние лет 40, мол, после Толкиена писать фэнтези нельзя. И после Роберта Джордана – тоже. Сейчас у нас проповедник фэнтези – Джордж Мартин. После него – тоже нельзя. Все сказано! Но после Гомера и Шекспира тоже все было сказано. Однако же ничто не пропало и не ушло. И все осталось. И так и будет.

 

Комментарии (138)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: