Брайан Когман со съемочной площадки

Редактор сериала и автор сценария одного эпизода Брайан Когман, как и обещал, продолжает делиться впечатлениями и новым опытом, полученным на съемочной площадке «Игры Престолов». Всем скопом выложены еще шесть его записей, но не о событиях за минувшую неделю, как можно было бы подумать, а в основном более старых, раскрывающих ход съемочного процесса. (Очевидно, создавались записи непосредственно в процессе, но не выкладывались в публичный доступ до запуска специального сайта.)
Среди прочего он пишет, что съемки начались 23 июля (а не 26-го). Первая сцена была с участием Шона Бина (Неда) и Лены Хиди (Серсеи). Режиссером эпизода был Брайан Кирк, а оператором Марко Понтекорво. «Фэны не узна́ют этот эпизод, потому что его нет в книге», — замечает Когман.

А уже пару часов спустя мы снимали сцену из моего четвертого эпизода (здесь и далее «лучший эпизод»).  Это трогательный момент общения отца и дочери, Неда и Арьи (которую играет Мэйси Уильямс). Сложно описать, что́ я чувствовал в тот момент… Шон Бин произносил написанные мной реплики. Захватывает. Смиряет. В определенном смысле — пугает.

И добавляет о текущем положении дел:

На данный момент мы снимаем уже больше месяца и отсняли очень приличное количество материала за столь короткое время — бо́льшую часть четвертого и пятого эпизодов и значительную часть третьего эпизода.

Думаете, это все? А нет.

Для начала еще одна фотография Хелен Слоан (Helen Sloan). Свитки.

Свитки (с) Helen Sloan / HBO

Если кто-то думает, что это просто симпатичная стилизованная декорация, тому лучше подумать еще раз и вспомнить слова Дэвида и Дэна о том, что они собираются не допустить в производстве никакой халтуры. Данные свитки, которые очевидно предназначены просто промелькнуть в кадре (ну и уж точно их не будут брать долгим крупным планом), покрыты вовсе не грязными разводами и не абракадаброй в стиле достопамятного паспорта Фомы Киняева, а вполне осмысленными строками. Строки эти, будем надеяться, пробудят теплые чувства в сердце каждого фаната, радеющего за успех сериала. Коллеги с Westeros.org уверенно различили на центральном свитке текст «Aegon Targaryen, the Fourth of his Reign, King of the Andals and the First Men». Нам, правда, кажется (но не столь уверенно), что там, скорее, «Aegon Targaryen, fourth of his name, King of the Andals and the First Men», но суть от этого совершенно не меняется: «Эйегон Таргариен, Четвертый этого имени, король андалов и Первых Людей». Титул выглядит странно сокращенным — и это достойный повод для горячих споров и остроумных гипотез.

Также особо зоркие наши читатели могут попробовать провести самостоятельное расследование и «проявить» оставшийся текст. Для этого исходную фотографию надо отзеркалить относительно вертикальной оси и перевернуть вверх ногами.

А теперь — Послания из Семи королевств.

29 июля:

Чуть-чуть фанатской лирики. Мы снимаем сцену четвертого эпизода, где Нед допрашивает великого мейстера Пицеля, которого играет известнейший британский актер Джулиан Гловер. Фанаты жанрового кино найдут тут море причин для восторга. Шон, безусловно, известен миллионам по Властелину колец и отличному британскому сериалу про Шарпа (BBC). А Гловер был тем самым злодеем из «Индианы Джонс и последнего крестового похода» и возглавлял атаку на планету Хот в «Империя наносит ответный удар». Я непрерывно напоминаю себе, что я профессионал и должен вести себя подобающе, но боюсь не справиться с искушением подойти к Джулиану и сказать: «Ты выбрал… неправильно». [Это из Крестового похода, да.]

Прим.: Первые недели мы снимали на студии Пэйнт Холл, в изысканных декорациях Красного за́мка, созданных Джеммой Джексон.

30 июля:

Сегодня снимаем сцены из числа моих любимых — заседания Малого королевского совета, имеющие место в моем (четвертом) и двух других эпизодах. Очень забавно наблюдать за баталиями этих первоклассных актеров: каждого с индивидуальным стилем игры, собственным подходом к материалу. Компанию Шону и Джулиану здесь составляют Эйдан Гиллен (его вы знаете по великолепной игре в «Прослушке») в роли беспринципного Мизинца, Конлет Хилл в роли мастера над шептунами Вариса, молодой актер Гетин Энтони в роли брата короля Ренли, а также Марк Эдди — король Роберт Баратеон. Глядя на все это, часто забываю, что я на работе.

Ну вот, Дэвид [Беньофф] угрожает отнять мой наушник, если я не перестану качать головой каждый раз, как кто-то неправильно произнесет слово «мейстер». Кстати, для справки: мы остановились на варианте произношения «ме(э)йстер», а не «майстер», так как последний вызывал слишком сильные ассоциации с Бургомистром Мастробургом (Burgermeister Meisterburger). [Это карикатурный злодей из популярного анимационного (кукольного) рождественского ТВ-мюзикла «Санта приходит в город» (Santa Claus Is Comin’ to Town), снятого известным творческим дуэтом Басс-Рэнкин. Meister в этом и однокоренных немецких словах произносится на немецкий же манер, «майстер», что для англоязычного уха непривычно и потому сразу запоминается.]

Знаете, когда два года ешь, спишь и дышишь только с мыслью об экранизации, а они теперь неверно произносят слова — как тут не стать маньяком?! Но в конце концов все научились выговаривать «мейстер», так что и ладно. Они потом еще будут благодарить меня за это, я уверен! Но пока мне придется притвориться тихим и вести себя более осторожно, чтобы не лишиться возможности наблюдать за съемками…

3 августа:

Ранний подъем. За выходные я принял несколько порций крепкого ароматного кофе в Дублине, и сейчас это меня поддерживает. Давай же, Когман! Подъем! Народ уж несколько часов как на площадке. Не понимаю, как им это удается.

Вообще говоря, сегодняшнее послание не из Семи королевств — мы погрузились в Дотракийское море. Точнее, в заросшее ивняком поле, которому только предстоит стать Дотракийским морем на экране после колдовства на стадии постпродакшна.

Это наш первый день съемок на природе, и знаменитая североирландская погода держит нашу восхитительную и жизнерадостную команду в постоянном напряжении. Холод и сырость мгновенно сменяются солнышком на чистом небосводе. И обратно. И обратно, и обратно…
Ну вот, снова ливень! Что ж, если бы над дотракийскими равнинами не шел часто дождь, там не росло бы столько травы, верно?

Сейчас мы отсматриваем материал с Дэвидом, Дэном [Вайсом] и нашим прекрасным постановщиком трюков Полом Дженнигсом. Обсуждаем, как более эффектно снять момент, когда один из дотракийцев стегает кнутом раба.

5 августа:

Просто поразительно: еще вчера я был весь мокрый и замерзший, а сегодня обнаруживаю себя на какой-то прямо африканской равнине, под голубым небом и жарким солнцем. Мы перебрались для съемок на место, называемое Sandy Brae, на юге Северной Ирландии, близ Морнских гор, снимаем въезд в Вейес Дотрак, город табунщиков. Это сцена из моего эпизода, и она дословно повторяет книгу.
Местность не похожа ни на что другое, виденное мной в Северной Ирландии, это словно действительно другой континент. Мы установили два громадных постамента, на которых позже, магией наших компьютерщиков, возникнут могучие бронзовые изваяния жеребцов, составляющие Конные ворота — главный въезд в Вейес Дотрак. Съемка сложная: вообще все эти разговоры, ведущиеся во время конной езды, снимать гораздо труднее, чем может показаться со стороны. Но мы уже отсняли два дубля, и сцена въезда выглядит впечатляюще, даже без цветокоррекции, компьютерной обработки, музыкального сопровождения и прочего — просто завораживает.

Что размораживает обратно — так это мошка́. Крошечные мушки, которые налетают и кусают, и снова налетают и кусают, и так без конца. Спрей от насекомых только усугубляет ситуацию: кажется, он их привлекает. Местные зовут их маленькими ублюдками. И вот прямо сейчас они в очередной раз заходят в боевом строю на мое бедное лицо.

12 сентября:
Процитирована тут.

23 сентября:

Сегодня мы в Винтерфелле — древней семейной крепости Старков. Надо мной нависает громада Первой Твердыни, слева в паре шагов — великий чертог, а еще дальше — спальня леди Кейтилин. И еще, разумеется, множество камер, пучки проводов и куча прочего оборудования, потому что мы в студии Пэйнт Холл. Сегодня уже отсняли пару сцен в спальне Брана, и сейчас исполняющий его роль юный Айзек Хэмпстед-Райт сидит рядом со мной, обсуждая в перерыве съемок футбол с дублером Тириона.
В следующем послании — о Черном за́мке и турнире!

Авторы перевода: Narwen, silv

Комментарии (8)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: