К вопросу о новой истории «Игры Престолов»

Так сложилось, что самым популярным источником киносценариев большую часть истории Голливуда были и остаются книги. И не только, потому что по популярности книги можно представить аудиторию фильма и его кассовые сборы. Книга – это рассказанная история. Даже, пожалуй, уже поставленная, правда, в воображении. Все, что происходит в настоящем – это факты, почва для размышлений и оценки, и как правило, в процессе превращения книги в сценарий, часть фактов «фальсифицируется» так, чтобы в целом история стала попроще. Неминуемо эти изменения изменяют оценку происходящего – история становится совсем другой. Мартин пишет:

…Мои сценарии обычно были слишком длинными и слишком дорогими. Мне всегда приходилось их сокращать, поэтому, когда я вернулся к книгам, я сказал себе, “Больше не буду заботиться ни о чем в этом духе”… Я хотел иметь тысячи персонажей, масштабные битвы, великолепные замки и анфилады — все то, что я не мог позволить себе на телевидении…

Это звучит все равно что:

Хотя телевидение нынче снимает чуть более масштабные битвы и у нее в арсенале CGI графика, эпизод длиться все тот же час, и поэтому ни о каких тысячах персонажах – через которых и рассказана история «Песни Льда и Пламени»  не может быть и речи.

Это было известно с самого начала, поэтому поклонники книги восприняли относительно спокойно многие сокращения второстепенный персонажей, и перенесенные на светлое будущее сюжетные линии кое-кого из числа важных. И конечно совершенно ясно, что персонажи-дети должны выглядеть постарше, впрочем, большинство из них и в книге ведут себя бывало по-взрослому (посмотреть сводную таблицу возрастов).

Но есть изменения и более серьезные. Они на первый взгляд кажутся блажью, но совершенно точно их ввели неслучайно. Скажем, был слух о том, что во втором эпизоде Серсея расскажет Кэйтилин душещипательную историю о смерти ее ребенка от Роберта. Это не просто выдумка, это факт, противоречащий книге. Он делает Серсею гораздо женственнее, так что ее превращение в Серсею-из-«Пира для Воронов» становится неестественным. Или, скажем, эпизод подмеченный в серии статей «Заметки на полях», когда Джон и Робб меняются репликами, так что Робб становится куда более глубоким и сочувствующим мальчиком, чем Джон.

И переименования. Переименовать Роберта Аррена в Робина – это отличная идея, потому что так никто не перепутает его с Робертом Баратеоном. Под «никто» подразумевается зритель, который смотрит неслишком внимательно и расслабившись. В конце-то концов сериал – это развлечение. Это так.  Мартина намедни пояснил ситуацию с новым именем Роберта, какой ее видит он:

«Никогда не называйте персонажей своей истории с одной и той же буквы, иначе запутаете читателя», – гласит одно из мудрых правил, которое знает даже начинающий писатель. Я следовал ему много лет, но в случае с «Игрой Престолов» понял, что хочу, чтобы у меня было персонажей больше, чем 26, и отступился от правила.

На самом деле «Песнь Льда и Пламени» нарушает все традиции именования, принятые в художественной литературе. Я черпал вдохновение в истории, где среди дворян в ходу были одни и те же имена. В Английской истории одни только Эдуарды, да Генрихи. (Принцы по имени Артур, Юстас и Альфонсо никогда не проживали достаточно долго, чтобы надеть корону). Поэтому, смею заметить, что правила наречения в Вестеросе… более реалистичны, чем в большинстве фэнтези романах, но и более путанные.

Объяснение в общем подтверждает идею о “расслабленном зрителе”, хотя снова звучит как оправдание перед читателем, жаждущим точному следованию букве книги. Разумеется Мартину хочется, чтобы сериал был принят со столь же большим воодушевлением, каким принимает его он, но в то же время он сознает, что…

Это расстроит борцов за точность, знаю. Сожалею. Но изменения такого рода необходимы для адаптации больших книг, вроде моей.

Нелишним тут будет вспомнить интервью, в котором Мартин спросили, изменил бы он что-нибудь в уже написанных книгах, если бы мог. Он ответил, что такое желание появлялось, но к счастью оно не исполнимо. Теперь в некотором смысле исполнимо. В любом случае, Мартин является исполнительным продюсером, Песнь Льда и Пламени – одно из главных его произведений, поэтому кажется невероятным, чтобы он допустил хотя бы одно изменение, которое не несло бы определенной функции, необходимой для достойной экранизации.

Дэвид и Дэн, продюсеры, с большей охотой отнеслись к моему участию на значимой роли потому, что у меня был опыт работы на телевидении.

Переговоры – это самое главное. Что вы хотите, что хотите взять и получить? Большинство авторов НФ и фэнтези на своих книгах зарабатывают скромно. Поэтому, когда к ним приходит продюсер и предлагает им опции, у них в глазах возникает образ Больших Голливудских Баксов и они немедленно хватаются за предложение. Это отлично, если вам нужны одни только деньги.

При подходе, который я считаю правильным, нужно встретиться с продюсером, сценаристом, студией и т.д., понять, кто они, услышать, что они хотят, какой у них подход к материалу… и принять или отвергнуть предложение в зависимости от ситуации.

Этого же подхода я придерживался с «Песней Льда и Пламени». Я встретился с Дэном и Дэвидом перед тем, как что-либо подписывать. Они мне понравились, пришлась по вкусу их прежняя работа и все, что они сказали мне о книге. Мы начали с основы, с взаимного уважения, и это очень хорошо.

Это взаимное уважение требует некоторого понимания и доверия и от фэнов. «Игра Престолов» в ее телеверсии будет весьма… другой. Как любая экранизация и даже просто вариации в представлении разных читателей.

Комментарии (31)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: