В преддверии 7-го января журналистам показали 15 минут сериала «Игра престолов»

По сообщениям Фила, главного редактора англоязычного блога Winter is Coming, который представляет фанатские интернет-проекты на мероприятии TCA, некоторым присутствующим журналистам были продемонстрированы 15 минут будущего сериала. Изначально вообще предполагалось, что к мероприятию будет готов первый (он же пилотный) эпизод сериала, но, по словам представителей HBO, компьютерная обработка эпизода еще не завершена. Еще один компонент, пока не доведенный до финальной стадии — музыкальное сопровождение (этот ролик демонстрировался под композиции из Властелина колец, Гладиатора, Темного рыцаря и других известных фильмов).

Показ предваряла демонстрация новых фотографий: леди Кейтилин, Бран, лютоволчата (Робб, прижимающий к себе Серого Ветра) — все они уже доступны в высоком разрешении.

Затем последовала нарезка сцен (по-видимому, из первых трех эпизодов), в которой отчасти повторялись уже виденные нами в превью (Inside Game of Thrones), но основная масса — новых.

Дальше сплошные спойлеры! Все это роскошество, к сожалению, вряд ли будет доступно до премьеры, так что остается только цитировать прекрасный отчет Фила с комментариями соведущего блога (под ником Fire and Blood):

Сцена казни Уилла, дезертира из Ночного дозора, Недом в присутствии его сыновей. Сцена немного расширена относительно превью, есть еще слова Джона, адресованные Брану: «Не отворачивайся, отец заметит». Затем Нед и Кейтилин в богороще. Чардрево выглядит получше, чем в пилоте (по крайней мере, у него белый ствол и красные листья), но лик в кадр не попал (и все-таки его, наверное, переделали). Кейтилин пересказывает известие о смерти Роберта Аррена. Кадр мертвого Аррена и переход на новую сцену с Робертом (Баратеоном) и Серсеей: «Без Десницы все начнет разваливаться» — «А сейчас ты мне предложишь назначить Десницей Джейме». Затем сцена с Джейме, успокаивающим Серсею в тронном зале Красного замка, говоря, что кто бы ни стал новым Десницей, они вдвоем все преодолеют, потому что они Ланнистеры. Снова Нед и Кейтилин в богороще, Кейтилин: «Ты всегда можешь отказаться».

Бран карабкается по стене к окну башни, видит занимающихся (в одежде) сексом Джейме и Серсею, та замечает его, Джейме подходит к окну и хватает мальчика: «Ты что, рехнулся?» Серсея: «Он видел нас»; Джейме: «Чего не сделаешь ради любви». За завтраком на следующее утро: Тирион рассказывает, что мальчик выжил, близнецы обмениваются встревоженными взглядами. Серсея подкалывает Тириона за его желание побывать на Стене: «Ты даже мог бы надеть черное» — «Разве я выдержу целибат? Тогда разорятся все шлюхи от Дорна до Бобрового утеса». (Все актеры в этой сцене были просто великолепны, самая настоящая семья Ланнистеров, дети значительно похорошели по сравнению с истуканами пилота. Но, конечно, главная звезда тут — Динклейдж. Он в короткой сцене отрабатывает и дядюшкой-шутником, и любезным братом, и задавакой-Бесом, меняя по ходу манеру вести себя и манеру речи. В общем, рулит неимоверно. Ну а лучше Лены Хиди никто не играет лицом, изображая гнев и недовольство.)

Добавленная сцена, в которой Нед напутствует отправляющегося на Стену Джона с Бендженом и компанией, наказывая ему служить честно. Переход на Стену, где Старый Медведь и мейстер Эйемон беседуют с Тирионом, прося прислать больше людей. Эйемон достаточно старый, а Мормонт достаточно крутой. (Эйемон выглядит так, как будто может неожиданно выпростать клыки и зашипеть, у него маленький недовольный беззубый рот. Старый Медведь выглядит очень внушительно, только он почему-то седой (светловолосый?), и вообще седые (светлые?) волосы очень часто мелькают в Ночном дозоре.) Первый нормальный план со Стеной, который произвел на всех журналистов большое впечатление; это действительно колоссальная стена изо льда, как и описано в книге, причем в кадре она производит полное впечатление настоящей.

Снова в Винтерфелле, мейстер Лювин передает послание Лизы Неду и Кейтилин, лежащим в постели. (У Лювина очень длинная мейстерская цепь, она свисает ниже пояса, кроме того у нее огромные звенья, размером чуть ли не с бублик — даже Мартин был удивлен, что они нак изменили изначальный книжный вариант.). Кэт расшифровывает содержание записки: «Она сбежала из столицы после того, как Джон Аррен был убит Ланнистерами». Далее следует сцена, представленная в Inside Game of Thrones — Кейтилин умоляет мужа остаться в Винтерфелле: «Семнадцать лет назад ты отправился на войну с Робертом Баратеоном. Теперь ты снова покидаешь меня» — «У меня нет выбора» — (плача) «Мужчины всегда говорят это, когда их зовет честь. Говорят своей семье и даже самим себе. Но у тебя есть выбор, и ты его сделал». (Кейтилин выглядит потрясающе, но вовсе не в смысле — как модель для рекламирования купальников. Игра Мишель Фейрли затрагивает в душах очень правильные струны, она такая основательная, по-простому эмоциональная, что ее понимаешь и ей сочувствуешь. А вот Серсея в своих сценах выглядит откровенно лишенной царя в голове.)

Королевская Гавань с нарисованным на компьютере впечатляющим планом Красного замка — несколько высоких башен рядом и огромный сводчатый проход до отдельно стоящей башни (Десницы?). Снова добавленная сцена, Нед входит в тронный зал и обнаруживает Джейме сидящим у подножия Железного трона (трон шикарно выглядит, спинка образована расходящимися веером лезвиями мечей, похоже на эту иллюстрацию Комарка): «Какие нарядные на вас доспехи. И без единой царапинки!» — «Многие пытались их оставить, только ни разу не попадали в цель» — «Значит, вы умело выбирали себе противников» — «Это я умею» (…и такая дуэль продолжалась еще несколько реплик). Вполне очевидно, что историю в сериале нам будут преподносить через призму противостояния Неда и Джейме. (Данная сцена именно «современная», это не воспоминание о событиях 17-летней давности, но сделана она с очевидным намеком на те события.)

В Винтерфелле предотвращено покушение на Брана — Лето поспел в последний момент, сработав с восхитительным хрустом. (Лютоволк здесь имеет размер и внешность обычного взрослого волка, хотя он по сюжету еще в подростковом возрасте.) Кейтилин рассказывает о произошедшем Роббу, Теону, Лювину и Родрику Касселю, присовокупляя, что за покушением стоят Ланнистеры. В добавленной сцене в спальне Серсеи Джейме говорит: «Мальчик ничего не расскажет, а если расскажет, я его убью. И буду убивать любого другого, если придется, пока мы с тобой не останемся последними людьми в Семи королевствах». (Джейме в этих сценах выглядит, может быть, слишком уж злодеем, однако на самом деле он здесь утешает находящуюся на грани срыва сестру, обнимая ее, успокаивая и говоря ей то, что она хочет услышать, обещая защитить их тайну. Впрочем, некоторый оттенок очевидного злодейского образа у Джейме определенно есть — наверное, на весь первый сезон, и тем интереснее будет дальше.)

Роберт и Нед по дороге в Королевскую гавань. Роберт рассказывает о свадьбе Дени и Дрого (вставка сцены первой встречи Дени с Дрого), затем они обсуждают угрозу со стороны Таргариенов. Роберт опасается армии в сотню тысяч, Нед возражает, что будь их хоть миллион, без кораблей они не страшны. Затем следуют знакомые по превью сцены с предупреждением Роберта «Надвигается война, Нед» и столкновение Неда с Серсеей в Красном замке: «Меня научили убивать своих врагов» — «Меня тоже». В похожей сцене между Робертом и Серсеей король говорит: «Таргариены правили веками, однако вот он я — король Роберт Баратеон». (Роберт выглядит человеком на вершине жизни, бросившим вызов и совершившим невозможное, и теперь не знающим, что делать дальше.)

В Эссосе Визерис и Иллирио разговаривают на свадьбе. Визерис хочет знать, когда он сможет вторгнуться в Вестерос, Иллирио отвечает, что дотракийцам должны явиться знамения. Визерис: «Да клал я на их знамения, я семнадцать лет ждал возможности вернуть свой трон». Затем первая брачная ночь Дени с Дрого, перемежаемая эпизодами обучения Дени искусству любви ее рабыней Дореа: «Там, снаружи, он могущественный кхал, но в этом шатре он принадлежит тебе». После снова сцена из Inside Game of Thrones, с Джорахом Мормонтом и Дени, командующей кхаласару остановиться.

А далее сцена, признанная автором лучшей из нового превью, между Дени и Визерисом: «Это еще что? Дотракийское рванье? Ты в него собираешься меня обрядить? Да от него навозом несет!» — «Но это подарок» — «Может, ты мне еще и косу заплетешь?» — «Тебе нельзя заплетать косу, ты пока не одержал ни одной победы» — «Ах ты подстилка лошадника, ты разбудила дракона!» Визерис бьет ее и опрокидывает на землю. Дени отбивается, потом хватает пояс с металлическими медальонами и стегает им брата по лицу; тот в ужасе. «Я кхалиси дотракийцев! И если ты еще раз поднимешь на меня руку, останешься без руки!» (Эмилия Кларк демонстрирует, что она умеет выглядеть величественной и отдавать приказы. За ее Дени будут переживать и болеть. Прекрасный выбор актрисы на роль. Гарри Ллойд тоже великолепен, он создает между последними Таргариенами необходимое напряжение, полное попадание в роль.)

Позже диалог Дени с Джорахом, из которого Дени понимает, что ее брату никогда не вернуть свое королевство. Джорах: «Мудрое дитя»; Дени: «Я не ребенок!» Ночью Дени и Дрого лежат обнаженные в постели, и Дени на дотракийском говорит, что она беременна, у них родится сын. (Наконец, окончательно понятно, как в сериале будут демонстрироваться сцены с диалогами на дотракине: перевод на английский только субтитрами понизу кадра. Дотракийский, на взгляд Фила, звучал в речи актеров очень аутентично и привлекательно для зрителя.)

В заключение нового превью опять нарезка кадров под знакомый закадровый речитатив Старой Нэн. Кадры из пролога, с телами мертвых одичалых — при взгляде сверху их трупы образуют какой-то символ. Нечто (кажется, рука призрака), хватающее Гареда за голову. (Целиком Иного не показывают.) Джоффри, медленно ведущий Львиным Зубом по щеке Мики, в порезе выступает кровь. (Джофф как завороженный глядит на свою работу, очевидно наслаждаясь ею — прекрасный выбор молодого актера на роль.) Тирион брошен в небесную камеру. Роберт приказывает убить Дени и ее нерожденного ребенка. Нед заявляет, что такое убийство бесчестно. Роберт орет в ответ: «А ты думаешь, мир устанавливается честью?! Страхом! Страхом и кровью!» (Fear and Blood звучит совсем как Fire and Blood, фамильный девиз Таргариенов.) Наконец, снова кадр с Недом и Кейтилин с Лювином у него за спиной, а закадровый голос Эйемона произносит: «Девиз Старков всегда оказывается прав: зима близко. Эта будет особенно долгой, и много темного придет вместе с ней».

Комментарии (9)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: