Николай Костер-Валдау рассказывает о Джейме

Недавно сайт Digital Spy поболтал с Элфи Алленом и Эмилией Кларк, а сегодня настала очередь Николая Костер-Валдау [Джейме Ланнистер] рассказать, что он думает об «Игре Престолов».

Ваш персонаж ужасен! Каково это было — играть негодяя?

А негодяй ли он? Это довольно спорно. В книгах Джорджа Мартина мне особенно нравится, что его герои не являются однозначно плохими и хорошими, то есть нет деления на черное и белое. Конечно, в конце первого эпизода он совершает отвратительный поступок, которому нет оправдания. Но по мере развития сюжета вы начинаете понимать, что на это у него были веские причины. Меня привлекает именно сложность, многосторонность моего персонажа. У него довольно сложные отношения с семьей, особенно с сестрой. Для меня играть персонажа, который не понравится зрителям с первого же эпизода, задача интересная. Будем надеяться, они изменят свое отношение впоследствии.

То есть важно показать, как развивается ваш персонаж?

Да, именно так. Я думаю, каждый из нас действует в жизни из лучших побуждений, но от этих поступков другие подчас страдают. Никто не хочет этого, люди просто поступают так, как считают правильным. Это происходит со всеми персонажами «Игры Престолов».

Вы чуть раньше упомянули книги, вы прочитали их?

Я прочитал первую и жду: надеюсь, что сериал продлят на второй сезон, и тогда я прочитаю вторую часть. Но я и так знаю, что там произойдет. [Это такое суеверие: не читать книгу/сценарий неутвержденной еще части — прим. 7kingdoms]

Вы нервничаете насчет оценки сериала фанатами книг?

Да просто в ужасе! Нет, на самом деле не нервничаю. Я верю, что большинству фанатов понравится, что они поймут и примут: сериал — это адаптация. Я также убежден, что будет — надеюсь, очень незначительное — меньшинство, которое возненавидит то, что мы сделали с их [любимыми] книгами, [любимыми] персонажами. Ведь им-то точно известно, ка́к все должно выглядеть! Но знаете, у книг много фанатов, и в целом они пока что выказывают очень большую поддержку. А наша задача, кроме того, была заполучить зрителей, которые ничего прежде о книгах не знали. Я вот ничего раньше не слышал и надеюсь, теперь многим другим захочется узнать.

Насколько заметным было участие Джорджа в съемках?

Он был одним из исполнительных продюсеров и написал сценарий для одного эпизода, но он не вмешивался в работу на съемочной площадке. Когда он бывал там, он держался очень деликатно, понимая, что все помнят о его присутствии. Он никогда не обсуждал чью-либо игру, не бросал никаких реплик, потому что знал — так актеры и разрыв сердца могут схлопотать. Представьте, он подходит и говорит: «Мне кажется, это нужно делать вот так» — и вы бы наверняка так и стали делать. Потопали бы к режиссеру и сказали: «Извините, Джордж сказал, что я должен прыгать на одной ножке, и я буду прыгать, потому что так правильно, это его видение, я точно следую его замыслу».

Что вам больше всего понравилось в роли Джейме?

Я знаю, что будет происходить дальше, поэтому в начале сериала передо мной стояла задача сбалансировать это [последующее изменение]. Я хотел подчеркнуть неприглядные стороны героя как можно раньше, чтобы был простор для развития образа. Это было непросто. Я не хотел, чтобы он выглядел этаким сатанински хохочущим опереточным злодеем, он должен был оставаться человеком. Ему нелегко устанавливать отношения с другими людьми, он вообще неохотно идет на контакт.

Вы упомянули, что персонаж Джейме развивается, эволюционирует — соответствует ли этот процесс развитию персонажа в книге?

Да, вполне. В принципе, в первом романе цикла он почти не меняется. Меняется ситуация вокруг героя, но не он сам. Разумеется, в книге можно показать мысли и воспоминания людей — рассказать, что происходило 100 или 20 лет назад. Поэтому мы добавили сцены прошлого, поясняющие, откуда в нем горечь и из-за чего у них трения с Недом Старком, персонажем Шона Бина. Мы на это намекнули.

Говорят, что Игра престолов — непрерывное сражение за власть. Как живется в таком мире вашему персонажу?

Он поневоле принимает участие, будучи членом самой могущественной семьи в Семи королевствах. Проблема в том, что он не хочет вариться в мире политики, не интересуется им. Но его удерживают любовные отношения, про которые он в первом эпизоде говорит: «На что только не пойдешь ради любви». Это его основной мотив. Он сделал свой выбор, вступив в Королевскую гвардию, а после этого человек уже не может жениться. Ты клянешься: «Я посвящаю себя этой службе». Его не привлекает окружение и политическая сторона жизни при дворе, но он вынужден находиться там, где женщина, с которой он хочет быть.

Некоторые персонажи в сериале говорят на другом языке — дотракине. Можете об этом рассказать?

Та часть мира, где говорят на этом языке, очень далека от мест, где были сцены с моим участием, я совершенно с ними не контактировал. Это вообще отдельная линия сериала, и для меня она стала откровением. Вы знали, что дотракийский создали с нуля ради съемок? Они пригласили одного парня из Университета Беркли, который создал целый новый язык — классно, да? И такой подход проявляется во всем: НВО всегда привлекает настоящие таланты из самых разных областей. Здесь работают отличные мастера по декорациям, спецы из художественного отдела, да кого только нет — все они высший класс, и результат налицо.

Как вы думаете, раз действие Игры престолов происходит в другом мире, это позволяет пойти на бо́льшие условности?

Это же история, вымысел. Те, кому ее рассказывают, обычно принимают правила рассказчика. Он при этом как бы договаривается со слушателями: «Сейчас я расскажу вам историю. И знаете, в ней будут драконы (или что-нибудь другое)». Можно фантазировать сколько угодно. И посмотрите, с чего начинается сериал — первоначальные события, обстановка. Вы думаете, что поняли, в чем суть, но потом сюжет развивается и меняет ваше представление.

Как по вашему, сегодня масштабы телепостановок сравнимы с киноиндустрией?

Угу. Это процесс начался годы назад, когда в Америке стало развиваться кабельное телевидение, во главе, конечно, с НВО. Мы все смотрели такие высококлассные сериалы как «Клан Сопрано», «Прослушка», «Дэдвуд», «Рим», и теперь лучшие режиссеры, лучшие актеры готовы работать с ними. Можно рассказать интересную историю, не ограничивая ее парой кинопрокатных часов, и это привлекает все больше людей. Плюс к тому, компания не ужимает бюджет своих проектов.

Не было ощущения, что съемочные декорации сделали бы честь и полнометражному кинофильму?

Да, это было масштабно. Натурные съемки были в Белфасте, в Пэйнт-холле, это огромный ангар, где окрашивали «Титаник». Помню, я проходил мимо этих массивных декораций раскиданных снаружи. Башню сносит. Дальше заходишь внутрь и видишь, что они выстроили целый тронный зал, от стены до стены. Обычно строят только четверть или половину, но наш был построен целиком. Он просто огромен.

Да и актерский состав внушает.

И все словно одна большая семья! Был период, когда одновременно работали три съемочные группы: 100 человек в главной, 80 во второй и 60 в третьей. Размах впечатлял. Продуктами и напитками съемки обеспечивали две компании разом! В голове не укладывалось, сколько людей было задействовано.

Вызвали ли у вас съемки в Игре престолов желание продолжить сниматься в фэнтези?

Не обязательно. Я вообще не склонен проводить деление по жанрам. Это как в музыке: ты просто любишь хорошую музыку, а не, к примеру, один только гранж или что-то другое. Тут то же самое. Меня привлек хорошо написанный сценарий. Поэтому желание сниматься есть в хорошем [кино].

13 апреля
Коллективный перевод специально для 7kingdoms.ru
[оригинал]

Комментарии (10)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: