Джейсон Момоа о варварах и конях

В интервью сайту Den of Geek Джейсон Момоа, исполнитель роли Кхала Дрого, рассказывает о последних своих проектах – «Игре престолов» и «Конане-варваре». Совершенно неофициальный стиль общения Конана (иногда грубоватый) подкупает.

Учитывая прошлую репутацию HBO, считали ли вы ставку на “Игру престолов” стоящей?

Когда я играл в «Звёздных вратах: Атлантиде», то сказал: «Хотелось бы мне попасть на HBO». Два моих приятеля снимаются в «Настоящей крови», и я решил, что тоже должен попасть на HBO. Мечты сбылись. Было очень интересно, когда я получил роль, когда прочёл её, ведь мне нужно было говорить на чужом языке. Я сразу же прочитал книгу: у меня было два дня, и меня зацепило. После прослушивания я прочитал её полностью, и это было замечательно — то, как вы погружаетесь в этих персонажей.

По первым нескольким сериям вы думаете, что мой герой — не более, чем грозный крутой король, но постепенно видите, как он влюбляется… Вы сравниваете его с другими персонажами, которые кажутся положительными, но затем думаете, что всё совсем наоборот. Персонажи получились очень яркие. Реплики у меня там такие, что обычно на ТВ или в кино подобного не услышишь. А в довершение всего есть еще и этот удивительный язык, что они создали.

david-benioff-and-jason-momoa

Сложно было его учить?

Да, но еще и очень почётно. Не думаю, что мне когда-либо выпадет возможность сыграть такого персонажа снова. Погружаться в этот незнакомый язык было потрясающе. Я не говорю на других языках — только английский и дотракийский, — но приключение было то еще. Это самая сложная, но в то же время и самая значительная моя работа на данный момент.

Ваш персонаж довольно жесток со своей молодой женой. Вас это не отталкивало?

Да. И чтобы подготовиться, я был вынужден внутренне отдалиться от своего персонажа, а это тяжко. Я люблю Эмилию [Кларк], она мне как младшая сестра. И тут были такие съемки, где ты не можешь просто выйти, выполнить трюк и уйти. Она плачет. Это отстой. Но затем они влюбляются. Это большая, красивая сюжетная линия.

Вас пригласили сниматься персонально или вы проходили прослушивание, как все?

Прослушивался. Всё заняло примерно 7 месяцев. Я сходил на прослушивание, и считал, что показал себя весьма неплохо, но шесть-семь месяцев от них не было ни слова. Казалось, это длилось вечность. Думаю, помимо того, что я просто потрясающий и великий актёр (шучу!), обеспечило мне работу то, что я взял да исполнил хака. Знаете, что это? Это ритуальный военный танец. Просто мне показалась, что по тем сценам, которые я играл на прослушивании, нельзя прочувствовать, каким воином является мой персонаж — как он командует своими воинами, каков он в бою. Я хотел продемонстрировать это и заодно использовать своё происхождение и традиции  — я наполовину гаваец.

В общем, я пришёл в HBO и сказал им: «Не бойтесь и не дергайтесь, но когда большой человек исполняет хака, вы как следует это прочувствуете. Будете ощущать энергию, льющуюся на вас». А эти две миниатюрные женщины, наверное, думали: «Боже правый!» Люди выглядывали из дверей и удивлялись: что происходит? Но это помогло мне получить роль. И получить роль Конана. Отличный способ начать прослушивание. Сердце колотилось в моей груди, и у них, уверен, тоже.

D.B.Weiss, Jason Momoa, David Benioff

Пришлось делать много трюков?

Нет. Я снялся в пилоте, потом уехал делать «Конана», затем вернулся и снялся в остальной части сериала. Мы добавили одну большую сцену, которой не было в книге. Я пошёл к Дэвиду Беньоффу и сказал: «Слушай, я — Конан. Я только что прошёл через семнадцать чёртовых битв. Может, вам следует как-то показать, насколько Дрого великий вояка? Ну, каких-нибудь боев добавить».

Когда вы смотрите боевики, вы не запоминаете, наносил ли там Джейсон Стэтхэм удар рукой или ногой. В памяти остаются характерные черты образа. Помните Индиану Джонса, когда на него выскакивает парень с мечом, а Индиана берет и стреляет в него? Или когда Джокер в «Тёмном рыцаре» говорит: «Хотите, покажу фокус?» Вот такие вещи запоминаются, отдельные, ударные моменты. И то же самое я хотел сотворить с Дрого. Он не пользуется оружием, даже когда враг совсем рядом. Он слишком крут для этого. Это как встретиться с матерым медведем — такому лучше не смотреть в глаза. Я хотел, чтобы он пугал. Хотел, чтобы его враги думали: «Чёрт, ну я попал!»

Я придумал такой ход: вырвать парню язык прямо вместе с глоткой. Должно было отпадно смотреться. И мне дали осуществить эту мечту, сделать это. Причем я им говорил: «Не нужно делать язык. Я могу просто держать кусок куриной грудки в крови или что-то вроде этого». А они сделали полностью глотку с языком. И вот я сражаюсь с этим парнем, и он такой: «Сначала тебе придётся убить меня», и я такой: «Уже убил». Они воплотили это в реальность для меня. Это прекрасно — быть в команде с такими художниками и сценаристами. Вы можете сделать персонажа таким, каким захотите.

Вам все время достаются роли суровых парней.

Да. Сам я не таков, что забавно — я вообще-то тряпка и ни разу не король. Правит у нас в семье жена. Но я так выгляжу, вот они и…

Как насчет сняться в романтической комедии?

Мечтаю. Я ведь охренительно смешной, вы в курсе? И романтичный. Но по-настоящему я люблю Дрого, он потрясающий. На ТВ нет никого похожего на него, он невероятно потрясающий. И Конан — он такой же, но не совсем. Король, но не совсем. Я создавал эти образы по-разному. Главное было — не стать каким-нибудь Бэтменом или Человеком-пауком, положительным супергероем. Он машина для пьянства, жратвы и траха. Пират, вор и все в таком духе. Конан — антигерой. Он не вызволяет девиц из опасности, он трахает девиц в опасности. Спасибо Роберту Говарду за эти истории, он создал такого антигероя, которого ужасно интересно играть. Он вроде как антигерой, но попадает в такие обстоятельства, что становится героем. Ни минуты без риска для жизни.

То есть вам нравится играть плохих?

Мне нравится играть хороших плохих. Нравится, что повезло сыграть плохого, которого вы полюбите. Он вроде Грязного Гарри. Слушайте, я обожаю Клинта Иствуда! Обожаю таких сильных молчаливых типов, которым не надо ничего говорить, но если вдруг они заговорят, тут уж лучше слушать как следует. Но вообще-то я сам совсем не такой — я болтун и живчик. Меня-то вы точно не примете за сильного молчаливого типа, если познакомитесь со мной.

Тяжело было сыграть Конана?

Тяжело. Я до этого никогда не снимался в главных ролях, это впервые. Такая ответственность! Да еще приходилось вкалывать, чтобы держать себя в форме.

Много тренировок?

Офигительно много. Прям по 6-7 часов в день. А питаться приходилось отварной куриной грудкой, что, может, и звучит неплохо, но на вкус… На вкус — как сырой картон. Так что через каждые пару часов подкреплялся сырым картоном. Ужасно много труда на это положил.

Но я видел черновой вариант фильма — зрители будут в экстазе. Мы не делаем римейк фильмов со Шварценеггером, у нас своя новая история с тем же легендарным персонажем. Мы просмотрели кучу романов Говарда из 30-х, отобрали пару и переработали в один сюжет, и теперь вывалим его на публику в совершенно новом шокирующем оформлении.

Да уж, у Говарда есть, из чего выбрать материал. Вы обсуждали специфику повторного воплощения Конана на экране?

Да, и главной задачей было удовлетворить всех поклонников Роберта Говарда. Я и сам обожал все это, особенно иллюстрации Фрэнка Фразетты — вы ведь знаете их? Там, где Конан и куча черепов. У меня родители — художники, так что… Потрясающие работы!

Сиквелы вашего фильма будут?

Наверняка. Сиквелы для всего снимают. У нас уже 7 «Форсажей» вроде бы и 4 фильма «Пиратов Карибского моря». Для всего снимают сиквелы.

Готовы проснуться знаменитым?

Ну я как минимум надеюсь, что всем понравится, потому что я лично из кожи вон лез — так что людям должно понравиться и они должны тепло принять фильм. Хотя не сомневаюсь, что найдутся какие-нибудь придурки, которые станут ныть: «Это совсем не похоже на снятое в 80-х [первые фильмы о Конане]!» Да блин, надеюсь, что не похоже! Это ж в 80-х было! Сейчас мы можем снимать куда круче. Еще найдется кто-нибудь такой: «Это совсем не Арни!» Чувак, это потому, что я и не пытался быть похожим на Арни. Ни в чем.

А хотели бы, чтобы Арни понравилось?

Абсолютно пофиг. Я люблю Арни. Уважаю, смотрел все его фильмы, очень нравится «Правдивая ложь», да даже «Детсадовский полицейский». Он сделал великую карьеру. Я тоже снимаюсь в боевиках, так что иду, в некотором смысле, по его стопам, но никакого сравнения между нами быть не может. Арни — уникален, я на такое не претендую. Так что мой фильм ему может понравиться или не понравиться, но я не брошу актерскую карьеру только из-за того, что ему не понравилось.

А накостылять ему при встрече сможете?

Не, он сто пудов мне задницу надерет. Вообще было бы круто мне выступить в каком-нибудь популярном шоу, изобразить пародию на Арни, и тут он выходит из-за кулис и запинывает меня под лавку. Было бы весело, я люблю такое веселье.

Вы получали травмы на этих съемках?

Да, есть несколько отметин. Но они закаляют. И потом, шрамы украшают мужчину, верно?

Были ли Вы опытным наездником до этого?

Нет. Я вообще ненавижу лошадей. [смеётся]

Не тот жанр выбрали.

Да! [смеётся] Что? Без рубашки? Без слов? На лошади? Я готов это играть! Вы глядите на Конана и думаете: «Ух ты, он классно смотрится на коне!» Но мысленно я в этот момент накладываю в штаны. Это только игра. А так я ненавидел каждый момент, ненавидел лошадь. Серьезно, «Конан-2» должен начаться с того, как я свежу́ю эту долбанную лошадь. Просто не выношу её. Самое смешное, что на съемках «Игры престолов» мне лошади нравились. Так что пока я снимался там, я вроде как начал их снова любить. А затем вернулся на досъёмки «Конана», и сейчас опять их ненавижу.

То есть если будут снимать продолжение «Игры престолов» или «Конана»…

…Мне нужен будет новый конь. Они могут там себе выбирать — давайте возьмем этого, он большой и красивый. Но нет, спасибо. Я предпочту не совсем тупое животное, которое не будет стараться меня убить.

Часто сбрасывали вас?

Бывало. Летим в галоп, лошадь спотыкается, я проскальзываю по ее шее и лечу вперед кверху задом, а потом торможу об травку. В первый же раз на съемочной площадке Конана я не смог остановить своего коня. Мы летим, уже почти перешли на сверхзвук, а он не слушается. Переломал себе все ребра, когда съемки еще не начались. Из седла вылетел. Плохое начало.

Как работалось на «Игре Престолов» по сравнению со «Звёздными вратами»?

Самое большое отличие — что там не было лошадей, а мне приходилось носить одежду. [смеётся] Люблю «Звёздные врата». Я прекрасно провёл время, и это был отличный учебный полигон, подготовивший меня к главным ролям в кино. Шикарная возможность — жить четыре года как будто одной семьей и экспериментировать. Когда снимается фильм, ты встречаешься с кучей народа, ездишь с места на место. Это как влиться в цирковую труппу. За четыре года на съемках ты узнаёшь всех. Ты спокоен и уверен. Можешь попробовать разные варианты в воплощении своего персонажа. Ты развиваешься. В общем, это было отличной тренировочной площадкой, подготовившей меня к Дрого и Конану.

И ещё, когда снимаешься в научной фантастике, ничто не ограничивает твои возможности. Если я приболел или затрахан жизнью, на съемках это можно изобразить, как будто я вусмерть удолбан героином или кокаином. Вы можете попасть в несуществующие места, и это весело. Так уж вышло, что я снимаюсь в этих жанрах, но я совсем не против. Весело же.

А вы сами предпочитаете читать или смотреть произведения именно этого жанра?

Вовсе нет, как ни странно. Я люблю читать. У меня нет ни ТВ, ни электронной почты, ни телефона. Я читаю книги, забочусь о своих детях, играю на гитаре. Я люблю японскую поэзию хайку. Читаю Шарля Бодлера, биографии и всё, что меня зацепит.

Я старомоден. Наверное, я варвар!

Комментарии (7)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: