Спойлерная глава «Теон» из Ветров зимы

Приступить к шестому тому саги «Ветра зимы» Джордж Мартин обещает уже в начале 2012 года. А пока самые нетерпеливые читатели могут познакомится со спойлерной главной, которую писатель вычеркнул из «Танца с драконами», зато опубликовал на своем сайте. Перевод выполнен участницей нашего форума Teana, редактура осуществлена в рамках перевода ЦДС. Пересказы других спойлерных глав читайте на форуме.

иллюстрация © Keezy (cloudninja9.deviantart.com)

***

Королевский голос захлёбывался от гнева.
– Вы пират похлеще Салладора Саана!
Теон Грейджой открыл глаза. Его плечи горели, руки не слушались. На миг он испугался, что вернулся в прежнюю камеру под Дредфортом, а мешанина воспоминаний у него в голове – лишь обрывки какого-то лихорадочного сна. «Я спал» – сообразил он. Или же вырубился от боли. Попытавшись двинуться, Теон закачался из стороны в сторону, царапая спину о камень. Он висел на внутренней стене башни, прикованный за запястья парой покрытых ржавчиной железных колец.
В воздухе стояла вонь горящего торфа. Полом служила сильно утоптанная земля. Деревянные ступени лестницы спиралью вились вдоль стен к крыше. Окон он не заметил. Башня была сырой, тёмной и неуютной. Всю мебель составляли стул с высокой спинкой да грубый стол на трёх подпорках. Нужник отсутствовал, но в полумраке ниши Теон увидел ночной горшок. Единственным источником света были стоявшие на столе свечи. Ноги Теона болтались в шести футах над землёй.
– Долги моего брата, – ворчал король, – и обязательства Джоффри, хотя этот мерзкий ублюдок мне и роднёй-то не приходился.
Теон дёрнулся в своих оковах. Он узнал этот голос. «Станнис».
Грейджой сдавленно рассмеялся. Руки пронзило болью от плеч до запястий. Всё, что он сделал, всё, что пережил: Ров Кейлин, Барроутон и Винтерфелл, Абель со своими прачками, Воронье Мясо и Амберы, побег в метель – всё лишь для того, чтобы сменить одного мучителя на другого.
– Ваше величество, – тихо произнёс второй голос. – Прошу прощения, но ваши чернила замёрзли.
«Браавосец, – понял Теон. – Как там его звали? Тихо…Тихо чего-то там…»
– Может, немного тепла?..
– Я знаю способ побыстрей.
Станнис вытащил кинжал, и Теону на миг показалось, что его величество заколет им банкира. «Из этого и капли крови не выжмешь, милорд», – мог бы сказать он королю. Станнис приложил лезвие к подушечке большого пальца своей левой руки и резанул.
– Вот так. Подпишусь собственной кровью. Это должно осчастливить ваших хозяев.
– Что угодно вашему величеству, угодно и Железному Банку.
Станнис обмакнул перо в сочащуюся из пальца кровь и нацарапал своё имя на куске пергамента.
– Выезжайте сегодня же. Вскоре на нас может напасть лорд Болтон. Не хочу, чтобы вы угодили в сражение.
– Я бы и сам предпочёл уехать. – Браавосец спрятал свиток в деревянную трубку. – Надеюсь иметь честь вновь навестить ваше величество, когда вы сядете на ваш Железный Трон.
– Хотите сказать: надеетесь вернуть ваше золото. Приберегите свои любезности. Мне нужны от Браавоса деньги, а не пустая учтивость. Передайте страже снаружи, что мне нужен Джастин Масси.
– С удовольствием. Железный Банк всегда рад услужить, – поклонился банкир.
После его ухода вошёл другой человек – рыцарь.
Теон смутно помнил, что королевские рыцари сновали туда-сюда всю ночь. Этот, похоже, один из приближённых короля. Худой, темноволосый, с тяжёлым взглядом и лицом, обезображенным оспинами и старыми шрамами, одет он был в выцветший плащ с изображением трёх бабочек.
– Сир, – объявил рыцарь, – мейстер ждёт снаружи, а лорд Арнольф Карстарк сообщил, что будет весьма рад позавтракать с вами.
– С сыном?
– И с внуками тоже. Лорд Вулл также просит вашей аудиенции. Он хочет…
– Знаю я, чего он хочет. – Король указал на Теона. – Его. Вулл желает его смерти. Флинт, Норри… все они хотят, чтобы он умер. За убитых им мальчиков. Месть за их драгоценного Неда.
– Вы удовлетворите их желание?
– Пока от живого перевёртыша больше пользы. У него есть сведения, которые могут нам пригодиться. Приведите этого мейстера. – Король схватил со стола пергамент и пробежался по нему глазами. «Письмо», – понял Теон. Сломанная печать была из чёрного воска, твёрдого и блестящего. «Я знаю, что там говорится», – подумал он, хихикая.
Станнис поднял глаза.
– Перевёртыш зашевелился.
– Теон. Меня зовут Теон.
Нужно помнить своё имя.
– Я знаю твоё имя. Я знаю, что ты сделал.
– Я спас её.
Внешняя стена Винтерфелла восьмидесяти футов в высоту, но под тем местом, откуда он спрыгнул, снега навалило на высоту не менее сорока. «Холодная белая подушка». Девушка пострадала сильнее. «Джейни, её зовут Джейни, но она никогда им этого не скажет». Теон упал на неё и сломал ей несколько рёбер.
– Я спас девушку, – повторил он. – Мы улетели.
Станнис фыркнул.
– Вы упали. Её спас Амбер. Если бы Морса Воронье Мясо и его людей не оказалось у замка, Болтон вернул бы вас обоих в два счёта.
«Воронье Мясо». Теон вспомнил. Высокий и могучий старик с красным лицом и косматой белой бородой восседал на мохнатом коньке, завернувшись в огромную белую шкуру с медвежьей головой в качестве капюшона. Ниже виднелась запачканная наглазная повязка из белой кожи, напомнившая Теону о дяде Эуроне. Ему хотелось сорвать её с лица Амбера и убедиться, что под ней лишь пустая глазница, а не чёрный глаз, сияющий злобой, но вместо этого он проскулил сквозь сломанные зубы:
– Я…
– …перевёртыш и братоубийца, – закончил за него Воронье Мясо. – Попридержи-ка свой лживый язык, не то лишишься его.
Но Амбер пригляделся к девушке повнимательней своим единственным глазом.
– Ты младшая дочь?
Джейни кивнула.
– Арья. Меня зовут Арья.
– Да, Арья из Винтерфелла. Когда последний раз я гостил в этих стенах, ваш повар приготовил нам бифштекс и пирог с почками и подал их с элем, на мой взгляд, лучшим, что я когда-либо пробовал. Как его звали, этого повара?
– Гейдж, – тут же ответила Джейни. – Он был хорошим поваром. Когда у нас были лимоны, он всегда пёк с ними пирожки для Сансы.
Воронье Мясо пробежал пальцами по своей бороде.
– Теперь уже мёртв, наверно. Да и кузнец ваш тоже. В стали он знал толк. Как его звали?
Джейни задумалась. «Миккен, – подумал Теон. – Его звали Миккен». Кузнец не пёк для Сансы лимонных пирожков и потому в прекрасном мирке, который та делила со своей подружкой Джейни Пуль, ему не придавали такого значения, как повару. «Вспоминай, будь ты неладна. Твой отец служил стюардом, он управлял всем хозяйством. Кузнеца звали Миккен, Миккен, Миккен. Его казнили у меня на глазах!»
– Миккен, – произнесла Джейни.
Морс Амбер промычал:
– Угу.
Теон так и не узнал, что тот собирался сказать или сделать дальше, ведь в тот самый миг прибежал парень с копьём в руках и прокричал, что решётку на главных воротах Винтерфелла поднимают. «И как тогда ухмыльнулся Воронье Мясо…»
Теон повернулся в цепях и посмотрел вниз, на короля.
– Воронье Мясо нашёл нас, да, и послал сюда, к вам, но спас её я. Сами у неё спросите.
Она подтвердит.
Ты спас меня, – прошептала Джейни, когда он тащил её сквозь снег.
Она побледнела от боли, но провела рукой по его щеке и улыбнулась.
– Я спас леди Арью, – прошептал Теон в ответ, и в тот самый миг их окружили копейщики Морса Амбера.
– Это моя награда? – спросил он Станниса, слегка стукнув ногой по стене.
Плечи горели от боли. Под тяжестью его веса руки вырывались из суставов. Как долго я здесь вишу? Снаружи всё ещё ночь? В башне не было окон, поэтому он никак не мог этого узнать.
– Раскуйте меня, и я послужу вам.
– Как послужил Русе Болтону и Роббу Старку? – фыркнул Станнис. – Ну, уж нет. У нас для тебя припасена кончина погорячее, перевёртыш. Но только после того, как мы с тобой закончим.
«Он намерен убить меня». Эта мысль, как ни странно, его успокоила. Смерть не пугала Теона Грейджоя. Смерть избавила бы от боли.
– Тогда кончайте со мной, – попросил он короля. – Отрубите мне голову и насадите на копьё. Я убил сыновей лорда Эддарда, я должен умереть. Но поскорее. Он идёт.
– Кто идёт? Болтон?
– Лорд Рамси, – прошипел Теон. – Сын, не отец. Вы не должны позволить ему взять его… Русе… Русе в безопасности в стенах Винтерфелла со своей новой толстой женой. Рамси идёт.
– Ты хотел сказать Рамси Сноу. Бастард.
Никогда не называйте его так! – брызжа слюной, взвизгнул Теон. – Рамси Болтон, не Рамси Сноу. Только не Сноу. Нужно помнить его имя, иначе он причинит вам боль.
– Пусть попробует. Под любым именем.
Дверь открылась, впустив порыв холодного чёрного ветра и кружащийся снег. Рыцарь бабочек вернулся с явившимся по зову короля мейстером в накинутой поверх серой одежды тяжёлой медвежьей шкуре. Следом вошли два рыцаря, каждый нёс клетку с вороном. Один из вошедших оказался тем самым, что сопровождал Ашу, когда банкир доставил к ней Теона. Здоровяк с крылатой свиньёй на плаще. Второй был ещё выше: широкоплечий, мускулистый, в плаще, скреплённом горящим сердцем, и в панцире из посеребрённой стали с чернением, несмотря на вмятины и царапины, сиявшем при свете свечей.
– Мейстер Тибальд, – провозгласил рыцарь бабочек.
Рыжий сутулый мейстер опустился на колени, не сводя взгляда своих близко посаженных глаз с висевшего на стене Теона.
– Ваше величество. Чем могу служить?
Станнис ответил не сразу. Нахмурившись, он изучал стоявшего перед ним человека.
– Встаньте.
Мейстер поднялся.
– Вы мейстер Дредфорта. Как получилось, что вы оказались здесь, с нами?
– Лорд Арнольф взял меня с собой для ухода за его ранеными.
– За ранеными? Или за его воронами?
– Теми и другими, ваше величество.
– Теми и другими! – рявкнул Станнис. – Мейстерский ворон летает лишь в одно место, и только туда. Верно?
Мейстер отёр рукавом пот со лба.
– Н-не совсем, ваше величество. Большинство – да. Немногих можно обучить летать между двумя замками. Такие птицы очень ценятся. И совсем редко нам удаётся найти ворона, способного выучить названия трёх, четырёх или пяти замков и летать в любой из них по команде. Такие умные птицы появляются на свет лишь раз в столетье. 
Станнис указал на чёрных птиц в клетках.
– Полагаю, эти две не настолько сообразительны.
– Нет, ваше величество. К сожалению.
– Тогда скажите мне: куда обучена летать эта парочка?
Мейстер Тибальд не ответил. Теон Грейджой слабо лягнул ногой и чуть слышно засмеялся. «Попался!»
– Отвечайте. Отпусти мы этих птиц, они вернулись бы в Дредфорт? – Король наклонился вперёд. – Или, может, вместо этого полетели бы в Винтерфелл?
Мейстер Тибальд обмочился. Теон не мог видеть с того места, где он висел, растекающегося тёмного пятна, но запах мочи был резким и сильным.
– Мейстер Тибальд лишился дара речи, – сказал Станнис своим рыцарям. – Годри, сколько клеток вы нашли?
– Три, ваше величество, – ответил рыцарь в посеребрённом панцире. – Одна оказалась пуста.
– В-ваше величество, мой орден поклялся служить, мы…
– Мне известно всё о ваших обетах. Я хочу лишь знать, что в том письме, которое вы послали в Винтерфелл. Может, вы сообщили лорду Болтону, где нас найти?
– С-сир, – гордо выпрямился сутулый Тибальд, – правила моего ордена запрещают мне разглашать содержимое писем лорда Арнольфа.
– Похоже, ваши обеты сильнее вашего мочевого пузыря.
– Ваше величество должны понять…
Разве? – пожал плечами король. – Ну, раз вы так говорите. В конце концов, вы учёный человек. На Драконьем Камне у меня был мейстер, он был мне почти что отцом. Я испытываю глубочайшее уважение по отношению к вашему ордену и его обетам. Однако же сир Клейтон не разделяет моих чувств. Все свои знания он получил в переулках Блошиного Конца. Поручи я вас ему, он задушил бы вас вашей же цепью или выковырял вам ложкой глаз.
– Лишь один, ваше величество, – отозвался лысеющий рыцарь крылатой свиньи. – Другой бы оставил.
– Сколько глаз нужно мейстеру для чтения писем? – поинтересовался Станнис. – Думаю, одного вполне достаточно. Я бы не хотел лишать вас возможности служить своему господину. Однако же, на нас в любой момент могут напасть люди Русе Болтона, так что вы должны понять, почему я скуп на любезности. Спрошу ещё раз. Что было в сообщении, которое вы отправили в Винтерфелл?
Мейстера затрясло.
– К-карта, ваше величество.
Король откинулся на спинку стула.
– Уберите его отсюда, – приказал он. – Воронов оставьте.
На его шее запульсировала вена.
– Заприте эту серую тварь в одной из хижин, пока я не решу, как с ним поступить.
– Будет сделано, – произнёс высокий рыцарь.
Мейстер исчез в очередном порыве холода и снега. Остался лишь рыцарь трёх бабочек.
Станнис сердито взглянул на Теона.
– Как оказалось, ты здесь не единственный перевёртыш. Если бы у всех лордов Семи Королевств была только одна шея…
Он повернулся к рыцарю.
– Сир Ричард, пока я буду завтракать с лордом Арнольфом, вы обезоружите его людей и возьмёте их под стражу. В большинстве своём они будут спать. Не причиняйте им вреда, если не окажут сопротивления. Возможно, они не знали. Расспросите об этом кого-нибудь из них… Но, вежливо. Если им ничего не известно об этой измене, то надо дать им возможность доказать свою преданность.
Король жестом отослал приближённого.
– Пришлите Джастина Масси.
«Ещё один рыцарь», – понял Теон, когда вошёл Масси: белокурый, с аккуратно постриженной светлой бородой и густыми прямыми волосами – настолько блёклыми, что казались скорее белыми, чем золотыми. На его рубахе была изображена тройная спираль – древний знак древнего дома.
– Мне сказали, что я понадобился вашему величеству, – произнёс он, преклонив колено.
Станнис кивнул.
– Проводишь банкира-браавосца обратно к Стене. Выбери шестерых человек понадёжнее и возьми двенадцать лошадей.
– Под седло или на обед?
Королю было не до смеха.
– Я хочу, сир, чтобы вы отправились до полудня. Лорд Болтон может напасть в любой момент, и крайне важно, чтобы банкир вернулся в Браавос. Будешь сопровождать всю дорогу через Узкое море.
– Если предстоит битва, то моё место здесь, с вами.
– Твоё место там, где я скажу. У меня пять сотен мечей ничем не хуже тебя, если не лучше, но у тебя хорошие манеры и бойкий язык – именно те качества, от которых мне больше проку в Браавосе, а не здесь. Железный Банк открыл для меня свои закрома. Возьми у них деньги и купи корабли и наёмников. Отряд с хорошей репутацией, если таковой отыщется. Я бы предпочёл Золотое Братство, если они свободны. При необходимости поищи их в Спорных Землях. Но сначала найми столько мечей, сколько сможешь в Браавосе, и отправь их ко мне через Восточный Дозор. И лучников тоже, нам нужно больше луков.
Сир Джастин откинул прядь волос, упавшую ему на один глаз и сказал:
– Капитаны вольных отрядов охотнее присоединятся к лорду, чем к простому рыцарю, ваше величество. У меня нет ни титула, ни земель, с чего им продавать мне свои мечи?
– Приди к ним с полными пригоршнями золотых драконов, – язвительно ответил король. – Это сможет их убедить. Двадцати тысяч бойцов хватит. Не возвращайся с меньшим количеством.
– Сир, могу ли я говорить открыто?
– Если только быстро.
– Вашему величеству следует отправиться в Браавос вместе с банкиром.
– Таков твой совет? Я должен бежать? – лицо короля потемнело. – Насколько я помню, то же ты советовал мне и на Черноводной. Когда удача изменила нам, я позволил тебе и Хорпу загнать меня назад на Драконий Камень, словно побитую дворнягу.
– Бой был проигран, ваше величество.
– Да, так ты и сказал: «Бой проигран, сир. Отступите сейчас, чтобы сразиться вновь». А теперь ты хочешь, чтобы я удрал за Узкое море…
– …да, чтобы собрать армию. Как сделал Злой Клинок после битвы на Красном поле, где пал Дейемон Чёрное Пламя.
– Не стоит при мне молоть чепухи об истории, сир. Дейемон Чёрное Пламя был мятежником и узурпатором, Злой Клинок – бастардом. Спасаясь бегством, он поклялся вернуться, чтобы посадить одного из сыновей Дейемона на Железный Трон. Не посадил. Слова – ветер, а ветер, что уносит изгнанников за Узкое море, редко возвращает их обратно. Этот мальчик, Визерис, тоже твердил о возвращении. Он проскользнул у меня меж пальцев на Драконьем Камне лишь для того, чтобы всю жизнь обхаживать наёмников. В Вольных городах его называли королём-попрошайкой. Что ж, я не попрошайничаю и не побегу снова. Я наследник Роберта, законный король Вестероса. Моё место с моими людьми. Твоё – в Браавосе. Отправляйся вместе с банкиром и сделай, как я велю.
– Как прикажете, – ответил сир Джастин.
– Может случиться, что мы проиграем эту битву, – мрачно произнёс король. – В Браавосе ты можешь услышать о моей смерти. Это даже может оказаться правдой. Но ты всё равно найдёшь мне наёмников.
Рыцарь запнулся.
– Ваше величество, если вы умрёте…
– …ты отомстишь за мою смерть и посадишь мою дочь на Железный Трон. Или погибнешь, пытаясь это сделать.
Сир Джастин положил ладонь на рукоять меча.
– Клянусь вам рыцарской честью.
– Да, и прихвати с собой дочь Старка. Доставь её лорду-командующему по пути в Восточный Дозор. – Станнис постучал по пергаменту, лежавшему перед ним. – Настоящий король платит свои долги.
«Ага, оплати, – подумал Теон. – Оплати фальшивой монетой». Джон Сноу мгновенно разглядит подмену. Угрюмый бастард лорда Старка знал Джейни Пуль и всегда любил свою сводную сестрицу Арью.
Чёрные братья сопроводят вас до Чёрного замка, продолжал король. – Железные люди останутся здесь, предположительно чтобы сражаться за нас. Ещё один подарок Тихо Несториса. К тому же они бы вас только задержали. Железные люди созданы для кораблей, а не для лошадей. Леди Арье понадобится компаньонка. Возьми Алисанну Мормонт.
Сир Джастин снова отбросил волосы.
А леди Аша?
Король немного подумал над этим.
Нет.
Однажды вашему величеству потребуется захватить Железные острова. Это получится куда легче, когда дочь Бейлона Грейджоя будет вашей пешкой, если один из верных вам людей станет ей мужем и господином.
Ты? – нахмурился король. – Эта женщина замужем, Джастин.
Формальный брак, не осуществлённый. Его легко отменить. Жених к тому же стар. Наверняка скоро умрёт.
«От меча в брюхе, если вы добьётесь своего, сир-червяк». Теон знал, как мыслят эти рыцари.
Станнис сжал губы.
– Послужи мне на славу в этом деле с наёмниками и, может быть, твоё желание исполнится. До этого женщина останется моей пленницей.
Сир Джастин склонил голову.
– Понимаю.
Это, похоже, лишь разозлило короля.
– Мне нужно от тебя не понимание, а повиновение. Ступайте, сир.
В этот раз, когда рыцарь выходил, мир снаружи показался скорее белым, чем чёрным.
Станнис Баратеон прошёлся по комнате. Башня была маленькой, сырой и тесной. Несколько шагов приблизили короля к Теону.
– Сколько людей у Болтона в Винтерфелле?
– Пять тысяч. Шесть. Или больше. – Он улыбнулся королю жуткой гримасой разбитых и расколотых зубов. – Больше, чем у вас.
– Сколько из них он может послать против нас?
– Не более половины.
Конечно же, это лишь догадка, но она показалась ему правильной. Русе Болтон не тот человек, чтобы брести вслепую через снег даже с картой. Он оставит главные силы в резерве, придержит своих лучших людей при себе под охраной массивных двойных стен Винтерфелла.
– Замок переполнен. Люди были готовы глотки друг другу резать, особенно Мандерли и Фреи. Их и послал за вами его светлость – тех, от которых он с радостью бы избавился.
– Виман Мандерли. – Король презрительно скривил рот. – Лорд Слишком-Жирный-Чтобы-Сесть-На-Коня. Слишком жирный, чтобы присоединиться ко мне, но в Винтерфелл он явился. Слишком жирный, чтобы преклонить колено и обещать мне свой меч, но теперь обнажил меч ради Болтона. Я послал своего Лукового лорда с ним договориться, а Лорд-Слишком-Жирный убил его и водрузил его голову и руки на стены Белой Гавани, на радость Фреям. А Фреи… Красная Свадьба забыта?
– Север помнит. Красную Свадьбу, пальцы леди Хорнвуд, разрушение Винтерфелла, Темнолесье и Торрхенов Удел – они помнят всё.
«Брана и Рикона. Которые были всего лишь сыновьями мельника».
– Фреи и Мандерли никогда не объединят силы. Они придут за вами, но по отдельности. Лорд Рамси последует за ними. Он хочет вернуть свою жену. Он хочет своего Вонючку. – Теон то ли смеялся, то ли хныкал. – Вашему величеству стоит опасаться только лорда Рамси.
Станниса это рассердило.
– Я одолел твоего дядю Виктариона и его Железный Флот у Прекрасного острова, когда твой отец короновался в первый раз. Я в течение года удерживал Штормовой Предел против всей мощи Простора и отобрал Драконий Камень у Таргариенов. Я разбил Манса Налётчика у Стены, хотя он в двадцать раз превосходил меня числом. Скажи мне, перевёртыш, какие такие победы одержал Бастард Болтона, чтобы я его боялся?
«Вы не должны так называть его!» Волна боли захлестнула Теона Грейджоя. Он закрыл глаза и скривился, а открыв их вновь, произнёс:
– Вы его не знаете.
– А он не знает меня.
Знает меня! –закричал один из воронов, которых оставил мейстер, и захлопал большими чёрными крыльями по решёткам клетки.
Знает! – закричал он снова.
Станнис обернулся.
– Прекратить этот шум!
Позади него открылась дверь. Пришли Карстарки.
По пути к столу согнутый и скрюченный кастелян Кархолда тяжело опирался на трость. Плащ лорда Арнольда был сшит из добротной серой шерсти, подбитой чёрным горностаем, и скреплялся серебряной звездой. «Богатое одеяние, – подумал Теон, – на жалком подобии человека. Он знал, что видел этот плащ прежде, как и его обладателя. «В Дредфорте. Как же, помню. Он ужинал с лордом Рамси и Амбером Смерть Шлюхам той ночью, когда Вонючку выпустили из темницы».
Шедший рядом со стариком мужчина мог быть только его сыном. Теон рассудил, что тому около пятидесяти. Его круглое мягкое лицо напоминало бы отцовское, случись лорду Арнольфу растолстеть. За ним вошли трое мужчин помоложе. «Внуки», – догадался Теон. Один из них был облачён в кольчугу с короткими рукавами. Остальные оделись для завтрака, не для битвы. «Глупцы».
– Ваше величество, – склонил голову Арнольф Карстарк. – Какая честь.
Он поискал глазами, где присесть, но вместо этого заметил Теона.
– А это кто?
Узнавание пришло почти сразу же. Лорд Арнольф побледнел.
Его тупой сын так ничего и не понял.
– Стульев нет, – заметил олух.
Один из воронов закричал в клетке.
– Только для меня. – Король Станнис сел. – Не Железный Трон, но здесь и сейчас сойдёт и такой.
Дюжина мужчин вошли в дверь башни, возглавляемые рыцарем бабочек и высоким мужчиной в посеребрённом панцире.
– Вы уже покойники, осознайте это, – продолжил король. – Осталось лишь определить, каким способом вы умрёте. Не советовал бы тратить моё время на отрицания. Покаетесь – умрёте так же легко, как лорд Рикард от руки Молодого Волка. Солжёте – взойдёте на костёр. Выбирайте.
– Выбираю это! – Один из внуков схватился за меч и попытался его обнажить.
Этот вариант оказался плохим. Не успел клинок внука покинуть ножен, как два королевских рыцаря ринулись на него. В итоге его кисть шлёпнулась в грязь, из обрубка руки хлынула кровь, а один из братьев устремился к лестнице, спотыкаясь и зажимая рану в животе. Пошатываясь, он взобрался на шесть ступеней, прежде чем упасть и с грохотом скатиться на землю.
Ни Арнольф Карстарк, ни его сын не пошевелились.
– Уведите их, – приказал король. – Меня тошнит от одного их вида.
Всех пятерых моментально связали и вывели. Потерявший правую руку лишился сознания от кровопотери, но его брат с раной в животе кричал за двоих.
– Так я поступаю с предателями, перевёртыш, – сообщил Теону Станнис.
– Меня зовут Теон.
– Как пожелаешь. Скажи-ка мне, Теон, сколько мужей с Морсом Амбером у Винтерфелла?
– Ни одного. Они не мужи, – улыбнулся он собственной шутке. – У него одни мальчишки. Я их видел.
Не считая горстки полуискалеченных сержантов, воины, которых привёл из Последнего Очага Воронье Мясо, едва доросли до того, чтобы бриться.
– Копья и топоры старше, чем руки, которые их сжимают. Это у Амбера Смерть Шлюхам в замке мужи. Видел я и их. Старики – все, до последнего, – хихикнул Теон. – Морс прихватил зелёных мальчишек, а Хозер – седобородых. Все настоящие мужчины ушли с Большим Джоном и погибли на Красной Свадьбе. Вы это хотели узнать, ваше величество?
Король Станнис пропустил колкость мимо ушей.
– Мальчишки! – только и сказал он, с отвращением. – Мальчишки недолго смогут удерживать лорда Болтона.
– Недолго, – согласился Теон. – Совсем недолго.
Недолго! – завопил ворон из клетки.
Король злобно зыркнул на птицу.
– Банкир-браавосец сказал, что сир Эйенис Фрей мёртв. Это дело рук какого-то мальчишки?
– Двадцати зелёных мальчишек с лопатами, – ответил Теон. – Снег валил целыми днями – настолько сильно, что замковых стен не разглядеть и за десять ярдов. Так же и люди на стенах не видели, что происходит у них под носом. Потому Воронье Мясо послал своих мальчишек копать ямы перед замковыми воротами, а потом подул в рог, чтобы выманить лорда Болтона. Взамен он получил Фреев. Снег укрыл ямы, и те въехали прямо в них. Как я слышал, Эйенис сломал себе шею, но сир Хостин, к сожалению, потерял только лошадь. Теперь, небось, гневается.
Станнис, как ни странно, улыбнулся.
– Разгневанные враги меня не беспокоят. Гнев притупляет разум, а Хостин Фрей и без того глуп, если хотя бы половина того, что я о нём слышал, правда. Пусть приходит.
– Он придёт.
– Болтон просчитался, – заявил король. – Всё, что ему было нужно сделать, так это сидеть в своём замке до тех пор, пока мы не умрём с голоду. Вместо этого он отправил часть своего войска на бой с нами. Его рыцари будут на лошадях – нашим придётся сражаться пешими. Его люди будут хорошо накормлены – наши пойдут в бой с пустыми животами. Не важно кто. Сир Тупица, лорд Слишком-Жирный, Бастард – пусть приходят. Мы удерживаем позицию, и я намерен обратить это нам на пользу.
– Позицию? – произнёс Теон. – Какую позицию? Эту? Эту позорную башенку? Эту жалкую деревушку? У вас нет ни возвышенности, ни стен, чтобы укрыться за ними, нет естественной защиты.
– Пока что.
Пока что! –закричали в унисон обе птицы.
Потом одна каркнула, а другая пробормотала:
– Дерево, дерево, дерево.
Распахнулась дверь. Мир за ней был белым. Вошёл рыцарь трёх бабочек и, потоптавшись, чтобы сбить облепивший ноги снег, доложил:
– Ваше величество, Карстарки захвачены. Кое-кто сопротивлялся и поплатился за это жизнью. Большинство были совсем сбиты с толку и сдались добровольно. Мы загнали их в общинный дом и там заперли.
– Отлично.
– Они говорят, что не знали. Те, которых мы допросили.
– Ещё бы.
– Мы можем допросить их получше…
– Нет. Я верю им. Карстарк не мог бы надеяться сохранить свою измену в тайне, если бы поделился замыслами с каждым простолюдином в отряде. Какой-нибудь пьяный копейщик однажды проговорился бы ночью в постели шлюхи. Им не требовалось знать. Они люди Кархолда. В нужный момент они подчинились бы своим господам, как и делали всю жизнь.
– Как скажете, сир.
– Каковы ваши потери?
– Погиб один из людей лорда Писбури, и двое моих ранены. Но, если угодно вашему величеству, народ начинает волноваться. Сотнями собрались вокруг башни, гадая, что происходит. Слухи об измене у всех на устах. Никто не знает, кому можно верить, или кого могут схватить следующим. Северяне особенно…
– Мне нужно с ними поговорить. Вулл всё ещё ждёт?
– Вместе с Артосом Флинтом. Вы примете их?
– Скоро. Но сначала кракен.
– Как прикажете, – рыцарь вышел.
«Моя сестра, –подумал Теон, – моя милая сестрица». Хотя руки полностью потеряли чувствительность, он ощутил, как скручиваются его внутренности, совсем как тогда, когда этот бледный банкир-браавосец представил его Аше в качестве дара. Воспоминание всё ещё терзало его. Дородный лысеющий рыцарь, сопровождавший сестру, почти сразу принялся звать на помощь, так что спустя короткое время Теона поволокли к королю. «Этого времени хватило». Его глубоко задело то, как Аша восприняла их встречу: потрясение во взгляде, жалость в голосе, скривившийся от отвращения рот. Вместо того, чтобы обнять его, она отшатнулась прочь.
– С тобой это сделал бастард? – спросила сестра.
– Не называй его так.
Потом слова потоком полились из Теона. Он пытался всё ей рассказать: про Вонючку и Дредфорт, про Киру и ключи, про то, что лорд Рамси никогда не забирал ничего кроме кожи, если только не попросить прямо. Он рассказал, как спас девушку, спрыгнув с замковой стены в сугроб.
– Мы улетели. Пусть Абель сложит об этом песню, мы улетели.
Потом ему пришлось рассказать о том, кто такой Абель, и о прачках, которые не были настоящими прачками. К этому времени Теон понял, как странно и бессвязно всё это звучало, но остановиться не мог. Он так замёрз, так страдал, так устал… он слаб, так слаб, так ужасно слаб.
«Она должна понять. Она моя сестра». Он никогда не желал причинить вред Брану или Рикону. Вонючка заставил его убить тех мальчишек, не он-Вонючка, а тот, другой.
– Я не братоубийца, – настаивал Теон.
Он рассказал ей, как ему приходилось спать вместе с сучками Рамси, предупредил, что Винтерфелл полон призраков.
– Мечи исчезли. Четыре, по-моему, или пять. Не помню. Каменные короли гневаются.
К этому времени его трясло, он дрожал как лист на осеннем ветру.
– Сердце-древо знало моё имя. Старые боги. Я слышал, как они прошептали «Теон». Ветра не было, но листья шевелились. Они сказали «Теон». Меня зовут Теон.
Произносить имя было приятно. Чем чаще говоришь его, тем вернее не забудешь.
– Ты должна знать своё имя, – сказал он сестре. – Ты… ты назвалась мне Эсгред, но это неправда. Тебя зовут Аша.
– Верно, – произнесла сестра так тихо, что он испугался, не заплачет ли она.
Теон ненавидел женский плач. Джейни Пуль рыдала всю дорогу сюда от Винтерфелла, ревела, пока её лицо не стало бордовым, точно свёкла, и слёзы не замёрзли на щеках. А всё потому, что он велел ей быть Арьей, иначе волки могут отправить их назад.
– Тебя обучали в борделе, – напомнил он ей, шепча в самое ухо, чтобы другие не услышали. – Джейни немногим лучше шлюхи, ты должна остаться Арьей.
Он не хотел её обидеть, так нужно для её же блага и для его тоже. «Она должна помнить своё имя». Когда кончик её носа почернел от мороза и один из всадников Ночного Дозора сказал, что она может его лишиться, Джейни разрыдалась и из-за этого.
– Всем будет безразлично, как выглядит Арья, пока она остаётся наследницей Винтерфелла, утешал её он. – Сотни мужчин пожелают взять её в жёны. Тысячи.
Воспоминание заставило Теона скорчиться в его цепях.
– Опустите меня, – взмолился он. – Ненадолго, потом можете снова подвесить.
Станнис Баратеон взглянул на него, но не ответил.
«Дерево! – закричал ворон. – Дерево, дерево, дерево».
Другая птица отчётливо произнесла «Теон», когда в дверь вошла Аша.
С ней был Кварл Девица и Тристифер Ботли. Теон провёл детство на Пайке в компании Ботли. «Зачем она притащила своих собачек? Собирается вызволить меня силой?» Если она попытается, они закончат как Карстарки.
Королю тоже не понравилось их присутствие.
– Ваши защитники могут подождать снаружи. Если я решу причинить вам вред, два человека не заставят меня передумать.
Железнорождённые поклонились и вышли. Аша преклонила колено.
– Ваше величество, неужели обязательно приковывать моего брата вот так? Это дурная награда за то, что он доставил вам девчонку Старков.
Рот короля дёрнулся.
– У вас дерзкий язык, миледи. Совсем как у вашего брата-перевёртыша.
– Благодарю, ваше величество.
– Это не комплимент. – Станнис долго смотрел на Теона. – В деревне нет темницы, а у меня больше пленников, чем я рассчитывал, когда мы здесь остановились.
Он знаком приказал Аше подняться.
– Можете встать.
Она выпрямилась.
– Браавосец выкупил семерых моих людей у леди Гловер. Я с радостью заплачу выкуп за моего брата.
– На всех ваших Железных островах не хватит на это золота. Его руки по локоть в крови. Фарринг убеждает меня отдать его Рглору.
– Ещё, конечно же, Клейтон Саггс.
– Он, Корлисс Пенни и все остальные. Даже сир Ричард, который любит Владыку Света только тогда, когда это ему выгодно.
– Хор красного бога знает одну-единственную песенку.
– И пусть поют её, пока богу нравится, как она звучит. Люди лорда Болтона окажутся здесь скорее, чем нам хотелось бы. Нас разделяет лишь Морс Амбер, а, по словам твоего брата, его войско состоит из одних лишь зелёных мальчишек. Людям нравится думать, что их бог с ними, когда они идут в бой.
– Не все ваши люди поклоняются этому богу.
– Знаю. Я не такой дурак, как мой покойный брат.
– Теон – последний выживший сын моей матери. Смерть его братьев сокрушила её, а его смерть уничтожит то, что от неё осталось… Но я пришла не для того, чтобы молить вас сохранить ему жизнь.
– Мудро с вашей стороны. Мне жаль вашу мать, но я не милую перебежчиков. Особенно этого. Он убил двух сыновей Эддарда Старка. Ни один северянин не останется у меня на службе, если я сколько-нибудь смягчу его участь. Ваш брат должен умереть.
– Тогда сделайте это собственноручно, ваше величество. – Холод в голосе Аши заставил Теона задрожать в своих оковах. – Отведите его за озеро, к островку, где растёт чардрево, и отрубите ему голову вашим волшебным мечом. Так поступил бы Эддард Старк. Теон убил сыновей лорда Эддарда. Отдайте его богам лорда Эддарда. Старым богам севера. Отдайте его древу.
Внезапно раздался дикий стук: это вороны мейстера принялись прыгать и хлопать крыльями внутри клеток. Их чёрные перья разлетались в стороны, когда они бились о решётки с громкими и хриплыми криками.
Древо! – вопила одна из птиц. – Древо, древо…
А вторая кричала только:
– Теон, Теон, Теон!
Теон Грейджой улыбнулся. «Они знают моё имя», – подумал он.

Комментарии (125)

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: