Интервью с художником комикса «Таинственный рыцарь» Майком Миллером

Обложка комикса «Таинственный рыцарь»На прошлой неделе вышла адаптация повести «Таинственный рыцарь» в виде 147-страничного графического романа. Как нам стало известно, в АСТ уже начали работать над переводом и при благоприятных обстоятельствах рассчитывают выпустить книгу в конце осени этого года.

Пока же предлагаем почитать интервью с художником комикса Майком Миллером, в котором он рассказывает о том, как оказался в проекте, кто послужил прототипом персонажей и почему история о Дунке и Эгге для него еще и очень личная.

Как вы начали работать над историей о Дунке и Эгге?

Много лун тому назад ко мне обратилось молодое издательство Roaring Studios, которое благодаря своей решимости и настойчивости добилось у Джорджа Мартина разрешения на адаптацию первой повести о Дунке и Эгге «Межевой рыцарь». Кто-то порекомендовал им меня для этого проекта, и я согласился при условии, что буду не только автором карандашного рисунка. В конце концов я стал арт-директором книги, занимаясь различными творческими вопросами. Джордж — верный парень, так что когда настал черед «Присяжного рыцаря», а за ним — и «Таинственного рыцаря», он настаивал на мне — вот так я и оказался в проекте.

Расскажите о том, как вы работали со сценаристом Беном Эвери?

Первая повесть стала боевым крещением Бена, тогда моя роль в сценарной части была больше. В те дни за плечами у него было немного комиксов, может быть, это даже его первый профессиональный опыт. На мой взгляд, Бен — фантастический сценарист, но писать «под художника», с опорой на его сильные стороны, сложнее, чем просто пересказать историю. С тех пор минуло 14 лет, и сейчас Бен просто выдает готовый сценарий, в котором я временами могу что-то изменить, но в основном полностью полагаюсь на его работу. Я работал с Беном над кучей различных проектов за эти годы, он один из лучших непризнанных сценаристов в области создания комиксов. 14 лет назад я предложил Джорджу Мартину несколько сценаристов на выбор, каждый адаптировал одну сцену из «Межевого рыцаря», и Джордж выбрал из них Бена. Есть повод гордиться собой, если вас отметил сам Джордж Мартин.

Скорее всего, я в меньшинстве, но я люблю истории о Дунке и Эгге больше, чем основной цикл. А вы? Что вам в них нравится?

Я воспринимаю Дунка и Эгга как собственных детей. Мне нравится основная сага, но на нее я смотрю отстраненным взором, а Дунк и Эгг мне ближе, как члены семьи. Я создал их своим воображением и нарисовал их. Джордж так и подписал мне книгу: «Человеку,  которому Дунк обязан своим обликом». Он говорит, что представляет Дунка именно так, как я его нарисовал. Получается, что я стал частью творчества своего любимого писателя.

История Дунка и Эгга оказалась для меня еще и очень личной. Незадолго до того, как я должен был рисовать сцену смерти Бейелора в первой книге, не стало моего отца. Выражение лица мертвого принца взято мной из момента прощания с отцом, когда я держал его за руку и смотрел, как он уходит в мир иной. Ему я и посвятил адаптацию «Межевого рыцаря». Во время работы над «Присяжным рыцарем» в окрестностях Сан-Диего вспыхнули массовые пожары, нам пришлось эвакуироваться. Ночной пожар в лесу у владений леди Роанны был следующей сценой, которую я нарисовал после эвакуации. Дунк, смотрящий на зарево пожара на горизонте, — это мои собственные впечатления за прошедшие дни. Я даже немного побаивался начинать работать над третьей повестью.

Таинственный рыцарь
Легендарный Кровавый Ворон

Как вы придумывали внешность персонажей? В чем искали вдохновение?

До «Межевого рыцаря» я работал над «Приключениями Супермена» и «Лигой справедливости», и основой лица Дунка стал мой молодой Супермен, но с копной светлых волос вместо черного завитка на лбу. Еще до того, как приступить к работе, я выполнил пробный рисунок на основе того изображения Дунка, которое сделал другой художник и с которым Roaring Studios пытались получить права у Джорджа Мартина. На моего Дунка он совершенно не был похож, и в итоге это лицо послужило основой для Лионеля Баратеона. Эгга я срисовал с моего старшего сына Элайджи — правда, он тогда был слишком мал, поэтому и Эгг в первой книге не выглядит девятилетним.

Тирион, обложка «Битвы королей»

Над чем работаете сейчас?

Сейчас работаю над второй частью Injustice 2, за мной главы кузины Супермена (Supergirl). Поскольку глав у нее немного, у меня хватает времени на другие проекты. Среди них — обложки для комикса по мотивам «Битвы королей». Я работаю и над собственным комиксом, который однажды может вырасти в большую вселенную. Время от времени рисую веб-комиксы о своей семье на WebToons.com. Их уже выпускали кое-где в европейских журналах, но для американского рынка 200 полос маловато — здесь издатель требует объема, которого хватит хотя бы на год. Еще я участвую примерно в восьми фестивалях в год, продаю свои иллюстрации и рисую на заказ — мне все-таки нужно кормить семью из 7 человек в Сан-Диего. У меня счастливая жизнь, и возможность рисовать Дунка и Эгга — одна из составляющих этого счастья.

Добавить комментарий…

Наверх

Сообщить об опечатке

Выделенный текст будет отправлен мейстеру на проверку: