Отрывок из «Пламени и крови»: королева Алисанна на Севере

Джейхейрис и Алисанна. Иллюстрация Дага Уитли.

Джордж Мартин опубликовал в своем Not a Blog фрагмент первого тома «Пламени и крови». На английском языке книга выйдет 20 ноября 2018 года; точная дата выхода книги на русском языке неизвестна, но, по слухам, это тоже случится в нынешнем году. В оригинальную версию войдут 75 черно-белых иллюстраций Дага Уитли и новое генеалогическое древо Таргариенов. Книга традиционно выйдет и ограниченным тиражом в SubPress с дополнительными иллюстрациями Гари Джани.

Перевод этого фрагмента выполнил участник нашего форума Анонимус-сан; благодарим также Xanvier Xanbie, ЛедиЛёд и Sarantan за замечания и исправления. На русском языке книгу выпустит издательство АСТ, но переводом для официального издания занимаются другие переводчики, так что в русском издании этот текст будет выглядеть по-другому.


Минули уже годы с последнего королевского путешествия по стране, так что в 58 году З. Э. Джейхейрис и Алисанна вознамерились впервые посетить Винтерфелл и Север. Их, разумеется, должны были сопровождать драконы, но расстояния за Перешейком огромны, а дороги дурны́, и королю прискучило каждый раз лететь вперед, а потом ждать, пока его догонит свита. На этот раз Джейхейрис приказал Королевской гвардии, слугам и вассалам отправиться в путь немедля, дабы наперед всё подготовить к прибытию его милости. Итак, три корабля отплыли из столицы в Белую Гавань, где королевская чета должна была совершить свою первую остановку.

Однако у богов и Вольных городов были свои замыслы. В то самое время, когда королевские корабли шли на Север, посланники Пентоса и Тироша воззвали к его милости в Красном замке. Эти два города воевали друг с другом уже три года и теперь жаждали мира, но никак не могли прийти к согласию о том, где им встретиться для обсуждения его условий. От этой войны немало страдала торговля в Узком море, так что и сам король Джейхейрис в прошлом предлагал двум городам свою помощь в прекращении вражды. После долгих споров архонт Тироша и принц Пентоса согласились встретиться в Королевской Гавани, дабы уладить свои разногласия, при условии, что Джейхейрис выступит посредником в этих переговорах и поручителем договора, если сторонам удастся его заключить.

От этого предложения ни король, ни Малый совет не могли отказаться, но оно означало, что намеченное его милостью путешествие на Север придется отложить. Были опасения, что известный своей обидчивостью лорд Винтерфелла сочтёт, будто им пренебрегли. Решение предложила королева Алисанна: она отправится в путь в соответствии с прежним замыслом, но в одиночку, пока король принимает принца и архонта. Джейхейрис же присоединится к ней в Винтерфелле, как только будет заключён мир. Так и порешили.

Путешествие королевы Алисанны началось в Белой Гавани, куда стеклись десятки тысяч северян — поприветствовать королеву и поглазеть на Среброкрылую с восхищением и толикой страха. Все они видели дракона впервые в жизни. Многолюдность толпы удивила даже их лорда.

— Я и не подозревал, что в городе так много простолюдинов, — говорил Теомор Мандерли. — Откуда они только взялись?

Мандерли стояли особняком среди великих домов Севера. Явившись из Простора несколько столетий тому назад, они нашли пристанище близ устья Белого Ножа, после того как соперники изгнали их с богатых земель на реке Мандер. Несмотря на горячую преданность Старкам из Винтерфелла, они принесли с юга своих богов, по-прежнему почитая Семерых и сохраняя обычаи рыцарства. Семья Теомора Мандерли была известна своей многочисленностью, и Алисанна Таргариен, которая была увлечена желанием как можно крепче связать Семь Королевств друг с другом, увидела здесь отличную возможность и тут же начала заключать брачные договоры. Ко времени её отбытия две королевские фрейлины были помолвлены с младшими сыновьями его светлости, а третья — с племянником. В то же время старшая дочь лорда Мандерли и три племянницы вошли в личную свиту королевы с намерением отправиться с ней на юг и обручиться с достойными лордами и рыцарями при дворе короля.

Лорд Мандерли развлекал королеву со всем возможным размахом. На приветственном пиру зажарили целого зубра, и собственная дочь лорда — Джессамина — служила королеве чашницей, наполняя её кубок крепким северным элем, который ее милость нашла более изысканным, нежели любое вино, что ей когда-либо приходилось пробовать. Мандерли также устроил небольшой турнир в честь королевы, дабы показать доблесть своих рыцарей. Один из бойцов (хотя и не рыцарь) был разоблачён и оказался девицей — то была одичалая, захваченная разведчиками к северу от Стены и отданная под опеку одному из домашних рыцарей Мандерли. Алисанна, восхищённая отвагой девушки, призвала даму из числа собственных присяжных щитов — Джонквиль Дарк, — и одичалая с Алой Тенью бились копьём против меча под одобрительные крики северян.

Несколько дней спустя королева собрала двор из одних женщин в собственном замке лорда Мандерли — событие доныне неслыханное на Севере: более двухсот дам и девиц собрались, дабы поделиться своими мыслями, сомнениями и горестями с её милостью.

Покинув Белую Гавань, королевская свита поплыла по Белому Ножу до речных порогов, а затем направилась к Винтерфеллу по суше, пока сама Алисанна летела впереди на Среброкрылой. Древняя вотчина Королей Севера оказала королеве не столь теплый прием, как Белая Гавань: здесь, когда дракон Алисанны приземлился у замковых врат, поприветствовать её вышли лишь лорд Аларик Старк со своими сыновьями. Лорд Аларик пользовался не самой доброй славой — он слыл человеком жестким, суровым, не прощающим обид, скупым до скаредности, угрюмым, холодным и лишённым всякого остроумия. Даже Теомор Мандерли, его собственный знаменосец, с этим не спорил. «Старка уважают на Севере, — говаривал он, — но не любят». Шут лорда Мандерли выражался иначе: «Сдаётся мне, лорд Аларик не облегчал кишечника лет с двенадцати».

То, как Алисанну встретили в Винтерфелле, не развеяло ее опасений о том, чего ожидать от дома Старков. Прежде чем преклонить колени, лорд Аларик неодобрительно осмотрел наряд ее милости и заметил: «Надеюсь, вы прихватили одежду потеплее». Затем он заявил, что не желает впускать дракона в свои стены. «Я сам не видел Харренхолл, но знаю, что́ там случилось». Он согласился принять рыцарей и дам королевы, «и короля тоже, если он сумеет найти сюда дорогу», но им не следует рассчитывать на его хлебосольность сверх меры. «Это Север, и зима близко. Мы не сможем долго кормить тысячу человек». Когда королева заверила его, что с ней прибудет лишь десятая часть от данного числа, лорд Аларик проворчал: «Это хорошо. Но лучше бы их было ещё меньше». Как и опасалась Алисанна, он был недоволен отсутствием короля Джейхейриса и признал, что не представляет, как ему развлечь королеву: «Если вы ждали балов, маскарадов и танцев, то приехали не туда».

Лорд Аларик потерял жену тремя годами ранее. Когда королева выразила сожаление, что ей не довелось познакомиться с леди Старк, северянин возразил:

— Она была Мормонтом с Медвежьего острова, и «леди» вы бы её не назвали. Она ещё двенадцатилетней оборонялась топором против стаи волков, и двоих убила, после чего пошила себе плащ из их шкур. Мне она подарила двух сильных сыновей и дочь лицом не дурнее любой из ваших южных леди».

Когда ее милость обмолвилась, что с удовольствием помогла бы устроить брак его сыновей с дочерьми великих южных лордов, лорд Старк резко отказал ей:

— Мы на Севере храним веру в Старых богов. Когда мои мальчики возьмут себе жён, они вступят в брак перед сердце-деревом, а не в какой-то южной септе.

Но королева Алисанна была не из тех, кто легко сдаётся. Лорды юга почитают Старых богов так же, как и новых, сказала она лорду Аларику, и почти все замки, которые ей доводилось видеть, имели равно и септу, и богорощу. И всё ещё оставались дома, никогда, подобно северянам, не принимавшие Семерых: прежде всего Блэквуды из Речных земель и с дюжину домов помельче. Даже такой суровый и жёсткий лорд, как Аларик Старк, оказался беспомощным перед упрямым очарованием королевы Алисанны. Он согласился подумать над её предложением и обговорить его с сыновьями.

Чем дольше оставалась королева в Винтерфелле, тем теплее относился к ней лорд Аларик, и со временем Алисанна поняла, что далеко не все слухи о нём правдивы. Он был бережлив, но не скуп; умел пошутить, но шутки его были остры, словно кинжал; сыновья и дочь, равно как и люди Винтерфелла, на самом деле любили его. Несколько оттаяв, его светлость взял королеву на охоту на лося и дикого кабана в Волчий лес, показал ей кости великана и позволил вдоволь порыться в скромной замковой библиотеке. Он даже снизошел до того, чтобы приблизиться к Среброкрылой, пусть и с опаской. Женщины Винтерфелла все как одна были покорены обаянием Алисанны; особенно сблизилась королева с Аларрой, дочерью лорда Аларика. Когда королевская свита наконец добралась до Винтерфелла после долгих странствий среди непроторенных топей и летних снегов, мясо и мёд текли рекой, несмотря на отсутствие короля.

Тем временем, дела в Королевской Гавани шли не столь блестяще. Мирные переговоры затянулись гораздо дольше, чем ожидалось, поскольку раздоры между двумя Вольными городами оказались глубже, чем предполагал Джейхейрис. Когда его милость пытался достичь согласия, каждая сторона обвиняла короля в том, что он подыгрывает другой. Пока принц и архонт ссорились, их люди вступали в стычки по всему городу, в постоялых дворах, борделях и питейных заведениях. Одного из пентошийских гвардейцев подкараулили и убили, а тремя ночами позже кто-то поджег галею самого архонта у причала. Королевское путешествие всё откладывалось и откладывалось.

На Севере же королева Алисанна из-за долгого ожидания начала терять терпение и решила на время покинуть Винтерфелл и посетить мужей Ночного Дозора в Черном замке. Расстояние было немалым даже для перелета; по пути её милость приземлялась в Последнем Очаге и нескольких меньших замках и острогах, удивляя и восхищая их лордов, пока часть её свиты тащилась позади (остальные предпочли остаться в Винтерфелле).

Как впоследствии рассказывала её милость королю, когда Алисанна впервые увидела Стену, у нее перехватило дыхание. Придворные питали некоторые опасения по поводу того, как королеву встретят в Черном замке — все-таки многие чёрные братья в прошлом принадлежали к рядам Честных Бедняков и Сынов Воина, пока Джейхейрис не распустил эти ордены. Но лорд Старк заблаговременно отправил воронов, чтобы предупредить о прибытии королевы, и лорд-командующий Ночного Дозора Лотор Барли отрядил восемьсот самых надёжных братьев принимать высокую гостью. В ту ночь братья Ночного Дозора потчевали королеву мамонтятиной, мёдом и пивом.

На рассвете лорд Барли сопроводил королеву на вершину Стены. «Здесь кончается мир», — заявил он, указывая на бескрайние зелёные просторы Зачарованного леса. Барли извинился за невзыскательность еды и питья, предложенных королеве, и суровые условия Чёрного замка.

— Мы очень старались, ваша милость, — объяснял лорд-командующий, — но постели у нас жёсткие, чертоги холодные, а пища…

— …сытная, — закончила королева. — И это всё, что мне нужно. Мне в радость есть с вами за одним столом.

Мужи Ночного Дозора были поражены драконом королевы не меньше, чем в Белой Гавани, однако королева отметила, что Среброкрылой «не нравится эта Стена». На дворе стояло лето и Стена проливала слёзы, но каждое дуновение ветра доносило исходящий ото льда холод, и каждый порыв заставлял драконицу шипеть и клацать зубами. «Трижды я взлетала на Среброкрылой над Черным замком и трижды пыталась направить её за Стену, — писала королева Джейхейрису, — но всякий раз раз она отказывалась лететь дальше на север и поворачивала обратно. Никогда прежде она не отказывалась нести меня, куда я пожелаю. Я обратила ситуацию в шутку, так что черные братья ничего не поняли, но мне это все еще не дает покоя».

Дополнительные иллюстрации из книги:

Комментарии (43)

Наверх