[итоги] Творческий конкурс «Конец истории»

В этом году наша конкурсная тема, пожалуй, получилась не совсем удачной. Описание жизненного пути персонажа, особенно главных героев, требует эпического размаха, что сложно совместить с маленьким размером стихотворения (на котором мы настаивали). Само по себе нас это совершенно не смутило, мы с огромным удовольствием читали присланные работы — в конце концов, не стихи ради конкурса, а конкурс ради стихов. Вопрос оставался только с тем, какие из конкурсных работ считать соответствующими правилам, а какие — нет (такие, соответственно, идут вне конкурса), и как определять в таких условиях победителя. И все же, кажется, получилось раздать всем сестрам по серьгам и наградить всех причастных.

Вполне ожидаемо, много посвящений досталось Брану. Оценивают его по-разному, но повод уж точно есть.

колеса она мне собралась ломать

Трехглазый ворон
Вот паралитик на кресле-каталке
Будто бы хочет что-то сказать.
Ни Мелисандра, ни ведьмы-гадалки
Тайну не могут его разгадать.

Пырит глазюки с загадочной рожей,
Делает вид, будто трон — ни к чему.
Может быть, он лютоволка скукожил?
Это известно ему одному…

Ходор таскал малыша на закорках,
Мальчик подрос и увлекся травой
И в Винтерфельском лесу на задворках
Глюки ловил и питался халвой.

Где-то летит белобрысая баба,
Пышет огнем ее чорный дракон…
Наш паралитик в корнях баобаба
С ходу придумал новый закон:

Бабу — на мыло, дракона — на мясо,
Сансу — на трон, Кучеряшку — в Сибирь,
Я д’Артаньян, все вокруг ватерпасы,
Будет десницей мне карлик-колдырь.

Мне не поставят палки в колеса,
Всех перееду, всех раздавлю!
От Хацапетовки до Вестероса
Все подчинятся мне — королю!
Дядя Юра-из-Пайка

Эта красивая колыбельная была написана до 8-го сезона. Сами решайте, утратила она актуальность или нет.

Колыбельная старой Нэн
Засыпай, мой лорд… Эта ночь, будто смоль, черна
до тех пор, пока не выпадет свежий снег…
Только ты не бойся — покуда стоит Стена,
лютоволки воют и раздается смех
твоего отца — Винтерфелл нас убережёт!
И враги, не смея сунуться на порог,
будут локти грызть… Ну, а ты засыпай, дружок —
погружайся в сон, что сладостен и глубок…

Пусть тебе пригрезится славный наш Вестерос…
Семь земель, что так богаты и так дружны —
королевства, где мне ни разу не довелось
побывать, поскольку не было в том нужды.
Только ты, мой лорд, непременно увидишь всё:
Дорн, Простор, Речные земли и Острова —
чёрный ворон тебя на крыльях туда снесёт…
Засыпай — и сам узнаешь, как я права.

Засыпай — пусть старые боги тебя хранят!
Ведь пока чардрево в роще шумит листвой,
а дозорные защищают нас, как броня, —
Ходоков страшиться нечего, мальчик мой.
И неважно, кто занимает железный трон
из мечей, что были спаяны на века.
Пусть тебе привидятся девочка и дракон
в синеве небес, летящие в облака…

Пусть ничто не тревожит сон безмятежный твой:
даже если бьются где-то олень и лев —
не тебе решать, кто поплатится головой.
Так закрой глаза — и вслушайся в мой напев.
Он не то чтобы благозвучен, но суть ясна,
ведь всему свой срок, как правило, в свой черёд:
ты проснёшься — и к нам на Север придёт весна.
Непременно снова придёт весна, мой лорд.
Краснопирка Валентина

Сравнимую с Браном популярность обрел лишь Джон.

На юге солнечном рожденный,
На жизнь бастарда обреченный,
Мог стать великим королем,
Когда б незнайкой не был он.

Не зная, верно ль поступил,
Любовь свою он сам убил —
Пронзил кинжалом грудь её,
Чтоб остановилось колесо.

Бран-древовидец всё предвидел
И верно брата ненавидел.
Иначе из каких стремлений
Такое выдал представление:

Назвался памятью народной
Из цели как бы благородной,
Чтоб самому над царством править,
Решил он Джона в раз подставить.

Джон за убийство награжден:
В Ночной Дозор был сослан он.
Последний рода представитель —
Лишь одичалых предводитель.
Анна Венедиктова

Ирония судьбы бастарда:
Он оказался королём.
И даже дважды оказался.
И «Лорд Дозорных» — всё о нём.

Ирония любви бастарда:
Увидеть смерть любимых им.
Одна его убить хотела,
Вторую сам он и убил.

Ирония семьи бастарда:
Почти все стали короли.
Его же, как угрозу тронам,
Опять на Стену упекли.

Ирония игры престолов:
Неважно кто и как играл,
Как шёл по головам до трона…
Он победил. Ты проиграл.

Ирония конца историй:
То не конец, а новый путь.
За море, за Стену, на волю.
Опять судьбе в глаза взглянуть.
Ксана

Увы, в концовке сериала Тирион превратился в невнятную пародию на своего книжного однофамильца. И все же нашлось кому сказать слово в его защиту.

The god of tits and wine (Тирион)
Ему не укрыться в борделях Мизинца,
А чёрные птицы кружат и кружат.
Брат цареубийцы и бывший десница
Томится в темнице, но не виноват.
Нагие девицы ему будут сниться.
Вина бы напиться! Будь проклят отец!
Пустые глазницы заморского принца,
Злорадные лица, и близок конец!
С любовью проститься. С отцом расплатиться.
Сбежать из столицы. Бог Беса хранит!
Жизнь с новой страницы. Блондинки-царицы.
Домой возвратиться! Враг не устоит!
Война долго длится. Всем стоит сплотиться
И с мёртвыми биться за царство живых.
Скрываться в гробнице. Бояться. Молиться.
Но всё разрешится. Нет больше Иных.
Вновь стены столицы. За ними — сестрица.
Не договориться. И головы — с плеч!
И штурму случиться. В резню превратиться.
Огню с неба литься. Приказ дан: «Всех сжечь!»
Дракон против львицы. Орда дотракийцев.
Лишь пепел кружится. А город пропал.
Безумству не сбыться. Игра прекратится.
Бастард на границе. И песни финал…
Павел Щеликов

Главный злодей сериала, стараниями сценаристов, собрал самую большую группу поддержки, и ни единого плохого слова в его адрес мы не услышали.

Королю Ночи
Ты долго шел к нам семь сезонов —
Глаза, горящие зимой.
Людей, коней, гигантов сонных —
Всех ты поднял в последний бой.

Стену сразил ты на драконе,
И к Винтерфеллу подходя,
Ветра завыли в унисоне,
Что звали Ягодкой тебя.

Перст повелительный вздымая,
Ты хлад и бури насылал.
С высот небесных пав, не та́я,
Улыбкою огонь встречал.

Увы, по воле мирозданья,
Когда триумф твой был готов,
Разбились наши ожиданья:
Сражен роялем из кустов.
Щукин Георгий

Один из самых популярных лирических героев книжной саги мало напоминает свое сериальное отражение, но и для того нашлись добрые слова.

Какая гадость эта ваша доблесть,
И благородство с честью тоже в пекло.
Пусть между рыцарем и мною про́пасть,
Я славы не искал, уж это верно.

Сидеть, лежать, убить, не знать пощады —
Обрыдли мне приказы, хватит! Точка.
Куда идти, коль мне нигде не рады.
Родней у пса лишь блохи, одиночка.

Была бы курочка, да эль через края.
Бродячей псине многого ли надо.
Да вот щенок прибился, чтоб тебя!
Породистый, за них всегда награда.

Пытался я удачу ухватить за хвост,
Но снова ускользнула эта леди.
С обузой этой только на погост,
Волчонок глупый местью бредит.

Ты на меня взгляни! Ну как, по нраву?
Ты не кусайся, слушай и запомни:
Месть все равно что горькая отрава,
Зальется в горло, сердце переполнит.

Я так не жил, а ты живи достойно, гордо.
И лишний раз не ввязывайся в драки.
Щенок волчицей стал, усвоив твердо:
Порой пригоже рыцарей бездомные собаки.
Настя

Что брата ненависть творит:
То пол-лица в огне спалит,
Определит в отряд собачьих,
В любви приносит неудачи,
Не даст стать мужем и отцом —
Ну кто ж рискнёт с таким лицом
Связать себя уза́ми брака?
Ну, разве только что собака?
Но человечьего немало
В сём великане обретало:
Помог девчонке дома Старков,
Хотя в ней много недостатков.
И, наконец, сошедшись в драке,
Он победил! Хвала собаке!
Ю. Лоренц

По скорости карьерного роста с этим парнем мало кто может поспорить.

Из подмастерья кузнеца
Воззнёсся к трону инвалида —
Рубаха-парень, весь в отца,
Хотя и неказистый с вида.
Ю. Лоренц

И еще один довольно неожиданный персонаж, про которого, казалось, все давно забыли, заслужил своим представлением в последней серии очень красивое посвящение.

Владыка Речных Земель

Владыка Речных Земель Эдмар Талли,
Похудевший в щеках и в талии,
Торчит у окна в печали.
Север и Юг одичали,
Везде сплошные баталии!

Жена недовольна, дети хнычут, о боги!
Крестьяне обивают пороги:
Зима, Ходоки, дракон
(Не бывало веков испокон).
Какой урожай? Убогий…

Вздыхает Эдмар. Виски уже поседели.
Пора показать себя в деле,
Но душа в пятки
Ушла играть в прятки,
И нервы все на пределе.

Жена говорит: «Шевелись, гляди в оба!
Не то просидишь тут до гроба,
Считая в небе ворон.
Короче, ступай-ка вон,
Дядюшка короля Робба!»

Ворча и ноя, Эдмар лезет в седло,
Едет без остановки, пока светло,
А ночью в трактире
Сны о войне и мире,
Сколько воды утекло…

Путь долгий; вот, наконец, столица.
Знакомые, но чужие лица.
Грустит лорд Речной.
Санса думает: «Он ручной»,
Арья: «Может, ему застрелиться?»

Жена говорила: надобно быть смелей,
Из-под носа трон уведут, дуралей!
И Эдмар берет слово.
Лорды смотрят сурово,
Леди хихикают всё наглей.

«Эх, опять плохо забросил сети…
Жена разозлится. Что я скажу детям?
Даже дракона не видел!
Боги, кого я обидел?
Нет мне удачи на этом свете!»

Выбран король. На Севере — королева.
Эдмар тихонько сходил налево,
И вот к Риверрану
Он подъезжает рано,
Смущенно-испуганный, словно дева.

А можно было бы за морем побывать,
Пушку выдумать или мушкет собрать,
Аграрный тлен
Приподнять с колен,
В Игру Престолов начать играть…

Что было дальше, то ведают лишь страницы
(Те, от которых воротит свой нос Десница).
Мелкие Талли
Ждать не устали.
Пускай им дракон приснится!
Redhat

Этим понравившиеся нам серьезные истории почти исчерпываются, далее — ржаки и игры с формой. Да, самого Мартина тоже поминали часто.

Вот дом,
Который построил Джордж.

А это десница,
Которому вечно надо напиться
В доме,
Который построил Джордж.

А это волчица,
Которая всё рассказала деснице,
Который вечно хочет напиться
В доме,
Который построил Джордж.

А это безумная драконья девица,
Которая очень не любит волчицу,
Которая все рассказала деснице,
Который вечно хочет напиться
В доме,
Который построил Джордж.

А вот и незнайка,
Который зарезал драконью девицу,
Которая очень не любила волчицу,
Которая все рассказала деснице,
Который вечно хочет напиться
В доме,
Который построил Джордж.

А это вот ворон, что в ответе за байки,
Который является братом незнайки,
Который зарезал драконью девицу,
Которая очень не любила волчицу,
Которая все рассказала деснице,
Который вечно хочет напиться
В доме,
Который построил Джордж.

А это король от зимы-негодяйки,
Которого слили, без смысла и байки,
Которую знает сам брат у незнайки,
Который зарезал драконью девицу,
Которая очень не любила волчицу,
Которая все рассказала деснице,
Который вечно хочет напиться
В доме,
Который ну уж точно не так построит Джордж.
Антон А.

Не по теме, но забавно.

А в параллельном Вестеросе
жива Лианна, целый день
теперь твердит: «Сыночек, шапку
надень».

А в параллельном Вестеросе
есть у Серсеи три слона.
Вот подрастут, и Дейенерис —
хана.

А в параллельном Вестеросе,
забыв про меч и про копьё,
хор Безупречных в Ватикане
поёт.
Dashka

А это, наоборот, абсолютно по теме и совершенно исчерпывающе.

у него была дейнерис
джон ее любил
дени гавань в прах спалила
джон ее убил
A. Chernysheva

Наш победитель конкурса по мотивам 6-го сезона снова написал пьеску, но она понравилась нам меньше, чем «обычный фанфик, жгите всех». Возможно, всем уже немножко надоело глумиться над сценарием, нет прежней свежести и легкости. Мы публикуем здесь его короткую реплику о герое, занимающем очень высокое положение в иерархии Вестероса, но не заработавшего даже собственного имени. Тем легче отразить его фабулу!

Песенка принца Дорна
Я новый принц Дорна,
короне покорный.
Я вроде Мартелл
(хотя это спорно).
Со всеми сидел,
выбирал короля.
Спросить не успел:
«А кто это, ***?»
ДП

Честно говоря, до прочтения следующего произведения мы даже не подозревали о существовании этого героя в сериале. Но теперь-то нам многое становится понятно!

Ослиные уши
Когда ещё не веяло дракарисом свободы,
Привёл затейник Тирион в бордель осла и соты…
Но Беса отвлекли, был занят в важном деле,
А мёд и ослика оставил он в борделе.

Закончить шутку Полумужу всё было не с руки.
К тому же сбились в стаю Ходоки,
Поковыляли страшною ордой вперёд.
Манил ли их бордель, а может мёд?

Смогли их в битве одолеть живые,
Направились в столицу люди, не Иные.
Сдаётся город вмиг, звоня в колокола,
И с мёдом встреча так близка была.

Но колокольный звон вдруг напугал дракона
И пронесло его огнём на побеждённых.
Лишь Дрогон заложил крутой вираж,
Погиб осёл, сей саги главный персонаж.

Разрушился бордель, сюжетная обитель.
Сидит с ослиными ушами зритель,
Решает, верить ли глазам…
А с мёдом воз и ныне там.
А. Городецкий

Еще один безымянный герой, но этого мы вроде помним по фотографии!

Ариозо Ходока Крастеровича, третьего чувака слева от Короля Ночи
Зима близко. Ночь темна.
Преграждает путь Стена.
Впереди Ночной Дозор
Наш снижает кругозор.
Беды прут со всех сторон
От драконов и ворон,
И совсем не по нутру
Запах зомби по утру.
Так скажи, какой резон
Нам идти восьмой сезон?
Состоит в чем наша роль?
А, Король?

Приближается зловеще
Принц, который был обещан:
То ли баба на драконе,
То ли черный в балахоне,
То ли девочка с кинжалом —
Та, что мимо пробежала.
Может, черт с ним, с этим Браном?
Помирать, поди, нам рано!
Подожди, что значит «Дружно,
Переплюнуть битву нужно»?
Не расслышал: что за Падь?
*****
Sen

Следующая фантасмагория не вполне отвечает теме конкурса, но, с другой стороны, отлично характеризует сериал в целом. Так что публикация абсолютно заслужена!

В обычной психбольнице главврач планшет оставил
На столике в столовой, в свой отпуск уходя.
Вернулся через месяц в короне Бургер Кинга
И с синими очками. Вот это было зря.
Планшет гулял ночами в больнице по палатам,
Игру престолов каждый болезный увидал.
Потом всё обсудили, финал покрыли матом,
И каждый Дейенерис как за свою признал.
Когда главврач вернулся, взыграл стихийный митинг,
Совет военный общий к атаке всех призвал:
«Сегодня бой последний, мы утра не увидим!» —
И Васю на коляске под пальмой привязал.
Всю ночь шла подготовка, матрасов навалили,
Весь ковролин содрали, для шкур на всех не жаль.
«Драконов» притащили, плеваться научили…
Особенно плевался сантехник Рейегаль.
О предрассветной битве легенды сочиняли,
О лицах персонала, когда вошли в покой.
Атака кхаласара верхом на табуретках
Начало положила той сече роковой.
Когда главврач прорвался к забытому планшету,
Великого Джавади там грубый Шнур сменил.
Под музыку из мата надели всем браслеты,
Вкололи всем по полной, весь персонал курил.
Все позабыли Арью, Марусю из десятой,
Главврач ершом сортирным в печенку получил.
Как после оказалось, про ерш обсидианный
Уборщик дядя Юра удачно пошутил.
Когда всё подсчитали, главврач лишился речи:
Ведь в личном кабинете форпост последний был.
Там Ванька-кататоник надел ковер на плечи,
Назвал себя Джон Сноу и кресло подпалил.
Когда главу сменили, его преемник понял
Опасность игр престолов в кругу больных людей.
Поэтому для психов он стал Трехглазый Ворон.
Да правит он достойно больницею своей!
giroffle

Перед выходом на финальную прямую — музыкальная пауза. Кружатся диски… Их в этот раз кружится особенно много.

БГ:

Десять стрел на десяти станках
За спиной в броню одетый прах
Он придёт издалека
В золоте его рука

Белый волк пришел ко мне сквозь лес
На драконе месть летит с небес
Для меня готов финал
Поцелуй подвал обвал

Где ж ты Брони, где твой арбалет?
Нешто мало я дала монет?
Иль под шлюхой ты застрял?
Что б дракон тебя сожрал!

Не пришли меня спасти слоны
Из далёкой южной стороны
Даже Кракен не помог
Смерть пришла на мой порог

До свиданья мой Железный Трон
Не сработал колокольный звон
Мой окончен карнавал
Джейме, чемодан, подвал.
Хельмер Хансен

Высоцкий:

Как ныне сбирается Ночи Король
Щита прибивать на ворота,
И армию мёртвых повёл за собой —
Идти одному неохота.

И вот впереди у него Винтерфелл,
Утыканный обсидианом,
А в небе дежурный дракон пролетел —
Все к битве готовятся рьяно.

Ему бы вообще и не лезть в Винтерфелл —
Полно мест других в Вестеросе,
Но Брана КН повидать захотел —
Наверное, были вопросы…

И не было рядом волхва подсказать:
Не стоит ходить в богорощу!
Вопросы свои оставляй при себе,
Лицо тоже сделай попроще.

Вот Бран под чардревом в каталке сидит
Не рад совершенно он встрече…
Вдруг Арья к КаэНу прям с дерева прыг —
И ножичком тыкнула в печень!

И вот уж КН навека опочил,
Одни лишь осколки остались.
А сколько теорий с собой прихватил!
Над нами ДиДы посмеялись…
Lady from Lannisport

«Ундервуд»:

Ко мне вошёл он простой такой
Так хорошо мне уже знакомый
Я любовалась на результат
Переработки металлолома
Я предложила ему со мной
Стать миру новой блестящей крышей
А он внезапно свой волчий клык
Всадил мне в грудь, бастард бесстыжий

Жизнь била, била, да
Жизнь трон мой спалила
Таргариен, я Вас любила

Не знал он после как долго я
Плыла в когтях моего дракона
Он помнил только струю огня
В которой таяла спинка трона
Долго долго потом сидел
Ждал суда думал резать вены
Ну а король Шести Королевств
Решил отправить его на Стену

Жизнь била, била, да
Новый срок вам влепила
Таргариен, я Вас любила

И как и прежде в Ночной Дозор
Сдают предателей да бастардов
Ты будешь снова щитом людей
Да с рыжим Тормундом шпилить в нарды
Let it Snow, мой милый Джон,
По делам всем нам воздается
Меня уносит в закат дракон
Тебе легко в снегу бредется

Жизнь била, била, да
Жизнь лыж не дарила
Таргариен, я Вас любила
Хельмер Хансен

Эта переделка так впечатлила Бет, что она записала свою аудиоверсию. Получилось отлично!

«Ария»:

Дени — из тех королев,
Что любят пламя и кровь,
Только царить на земле
Ей долго не суждено.

Ну а пока, как богиню, на руках
Носят Мису, Мису…

Всё началось не со зла,
Всё началось, как игра,
Тело супруга сожгла
Плата за стыд твой и страх.

Ты и они в этой жертве рождены,
Слышишь, Миса, Миса…

Сводят с ума колокола,
Веру в себя ты предала,
Я люблю и ненавижу тебя.

Трон или жизни бродяг?
Что есть добро, а что — зло?
Город дает тебе знак
Бросить своё ремесло.

Брось, улети, пусть растает,
Словно дым, бремя Мисы, Мисы…

Сводят с ума колокола,
Веру в себя ты предала,
Я люблю и ненавижу тебя.

У королевы нет сил,
Трудно уйти от судьбы.
Город огонь поглотил,
Страх не сильнее любви.

Страх, а пока,
Как богиню, на руках
Носят Мису, Мису…

Сводят с ума колокола,
Веру в себя ты предала,
Я люблю и ненавижу тебя.
Сергей П.

Еще БГ:

Полковник Сноу приплелся на фронт
За свой сумасшедшей женой
Собрал остатки полка своего
И сказал им: трубим отбой

Мы ведём войну уж который сезон
То во льдах то под пламени вой
И нам не надо данных разведки
Пока целы — валим домой

Я знаю это драконово племя
Они пьют и едят нашу смерть
Хозяйка змея двинулась крышей
И под ней огнедышащий червь

Красный замок — развалина
Город смешали с золой
Если мы хотим чтобы было кому вернуться
Время топать на Север домой

Этот город в огне
И хорошего нечего ждать
Этот город в огне
И им некуда больше бежать
Эта земля не наша
Вся в огне и горящем дерьме
Она умрет под пятою дракона
Пора вернуться к родимой Стене

А кругом горят факелы
Это трупы погибших частей
И баба сжегшая строй мертвецов
Может взяться за наших детей

Нас рожали под песню вьюги
Нас растили зимой
И ну их к Рглору с их долбаным югом
Ноги в горсть и за Стену — домой!

Этот город в огне
И хорошего нечего ждать
Этот город в огне
И им некуда больше бежать
Эта земля не наша
Вся в огне и горящем дерьме
Она умрет под пятою драконьей
Пора вернуться к родимой Стене
Хельмер Хансен

Ну а теперь — два стихотворения, которые понравились больше всего. У Алисы получилось произведение одновременно милое, не такое очевидное, как кажется поначалу, и про любовь. Должно же быть и что-то хорошее в сериале, который мы смотрели (кто просто смотрел, а кто еще и переводил) целых 9 лет!

Моя история проста. Всегда я был чужим.
Но верно людям я служил и принципам своим.

Я был врагами окружён, терял друзей, родных.
Я с мертвецами воевал и охранял живых.

И вот я снова на Стене, и снег со всех сторон.
И братья с сёстрами мои ушли своим путём.

А рядом только рыжий друг, и слушать нету сил
Про то, как он нашёл любовь и тут же упустил.

И про красавца без руки, и от тоски хоть вой.
Но не везёт мне даже тут, я лютоволк немой.

Но всё меняется, когда в ворота входит Он!
Угрюмый вид, копна волос — родной, любимый Джон.

А за стеною новый мир без королей, законов.
Там только Волк и Человек. И никаких драконов!
Редкозубова Алиса

Наконец, наш победитель. Он считает своего героя самым милым (после Призрака и сира Царапки), и, в общем, основания есть.

Снеженика
Я был рождён от камня в сердце,
в доспехах изо льда тусил,
касался пальчиком младенцев
(хотя отнюдь не педофил).

Я ласково будил усопших —
людей, медведей, лошадей, —
в снегах, в пещерах, в богорощах.
Не некромант, но чародей!

Пугали мной детей невежды
(страшат дебилов чудеса),
а я дарил пост-жизнь, надежду
и ярко-синие глаза.

Итак, я шёл к великой цели
(о ней — немного погодя)
и как-то в стрёмной цитадели
приметил юного вождя.

Хотел обнять его как сына, сказать:
«Ты друг мне, а не враг!»
Но он уплыл в закат, скотина,
из лодки кинув дабл-фак.

Другой юнец, трёхглазый ворон,
прокрался в тыл, как подлый вор,
наделал дел — и задал дёру,
велев гиганту: «Hold the door!»

А я искал их. Долго, тщетно.
Страдал как брошенный жених.
И вдруг в метели предрассветной
увидел старшего из них.

Но тут сюрприз! Три злобных твари
свалились с северных небес.
Покамест я гасил дракарис,
кудрявый вождь в снегах исчез.

Известно, старый бог — не фраер;
один дракон, судьбе назло,
во имя дружбы Ice and Fire
мне протянул своё крыло.

И мы — рука в когтистой лапе, —
Пришли сюда творить добро…
Дитя, кончай клинком царапать
Моё промёрзшее бедро!

Достаточно вражды и злобы.
Расслабься, улыбнись, остынь.
Я под чардревом этим, чтобы…
Ах, как же больно!
Дзынь
дзынь
дзынь…
Александр Сивинских

С сожалением отмечаем, что это не лучшее стихотворение Александра. С радостью направляем вас на форум, в тему, посвященную его творчеству (увы, слишком короткую). Для затравки же публикуем его вполне знаменитое в узких кругах:

Мать драконов
Раскудахтались крысы, разбрехались вороны.
Все вы вши пред кхалиси. У меня есть драконы!
У меня есть дотраки, Безупречных когорта.
На колени, собаки, я опаснее чёрта!
Есть любовник отличный, есть Мормонт из френдзоны.
И напомню вторично: у меня есть драконы!

Я драконья принцесса, я в огне не сгорела.
Разорила весь Эссос ради доброго дела.
Я рабов отпускала, города осаждала,
Я господ Миэрина на кресты прибивала!
Я устои ломала! Разве этого мало?

Сожрала я сырыми член и сердце коня.
В том клянусь Семерыми. Бойтесь, твари, меня!
Я рождённая бурей, я родившая монстра!
Я вас всех белокурей, я огромного роста!
Вашим детям и внукам я дарую законы.
И напомню вам, сукам:
У МЕНЯ
ЕСТЬ
ДРАКОНЫ!!!
Александр Сивинских

У меня есть драконы

Нам очень приятно, что в последнем конкурсе по сериалу победил человек, творящий по миру Мартина регулярно и пишущий прекрасно. И тем не менее, мы очень благодарны всем без исключения откликнувшимся на конкурс в этот раз и всем, кто что-нибудь писал раньше — для нас, для фанклуба или для себя. Именно творчество скрепляет фанатские сообщества — так давайте подадим всем пример, достойный автора, из-за которого мы и собрались на сайте со столь характерным названием.

Комментарии (28)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: