Эволюция костюмов Серсеи Ланнистер в сериале Игра престолов (по всем 8 сезонам)

[+] Обзор костюмов обновлен завершающими образами из 8-го сезона.

Создавая туалеты персонажей, художник по костюмам Мишель Клэптон стремится отразить в них место, которое герои занимают в обществе, раскрыть их психологическое состояние и развитие по сюжету. Как правило, гардероб персонажей определяют обстоятельства — необходимость носить форму, доступ к разнообразным материалам, погодные условия, стремление подражать окружению и т. д. Гораздо интереснее изучать гардероб тех, кто практически не ограничен в выборе и использует одежду для самовыражения. В этом смысле наиболее показательны костюмы Серсеи Ланнистер — дочери десницы, невесты принца, жены короля, матери королей и, наконец, самодержавной королевы.

С точки зрения разнообразия фасонов и использованных цветов туалеты Серсеи Ланнистер в первом сезоне невероятно эклектичны по сравнению с последующими. В цветовом отношении в королевских нарядах на выход поначалу доминирует золото и охра — цвет, присутствующий в гербе как Баратеонов, так и Ланнистеров. Красные акценты в платьях используются сдержанно: точно так же и сама Серсея при муже старается не акцентировать внимания на своем происхождении, статусе и амбициях. Наряд, выбранный Серсеей для Винтерфелла, как раз такой: мягкое охровое пальто с подкладкой из золотой парчи с цветочным узором и лисьей шкурой на плечах почти полностью скрывают красное нижнее платье — возможно, такое. Любопытно, как при этом королева контрастирует со своим супругом и гармонирует с братом, одетым в позолоченные доспехи рыцаря Королевской гвардии.

Для Серсеи королевское путешествие — это обязанность и нескончаемая череда унижений. Даже на пиру в Винтерфелле Роберт продолжает публично демонстрировать пренебрежение женой и ее честью, и Серсея не в силах ничего с этим поделать. Она выглядит безупречно и сильно выделяется на фоне прочих гостей сложной прической и золотом одежд, однако красные ленты, которыми перехвачен лиф, затянуты на шее подобно удавке и отражают реальное положение вещей. В гардеробе Серсеи это единственное платье подобного фасона — плотный лиф с обнаженными плечами в будущем используется для создания образа Маргери Тирелл.

Случившееся в Дарри усиливает неприязнь Эддарда Старка, и попытки Серсеи помириться лишь укрепляют его подозрения. На турнире десницы королева появляется в платье, которое полностью скрыто охровым крылатым плащом с вышитыми на нем львами и палантином того же цвета. Похожий крылатый плащ Серсея наденет во время казни Эддарда Старка в сочетании с красно-фиолетовым платьем в римском стиле, но сравните, как она держится в том и в другом случае — при Роберте львы будто бы защищают хозяйку, тогда как при сыне — гордо вышагивают вместе с ней:

Цвета наряда Серсеи в сцене казни политически обоснованы. Она и в меньшей степени ее сын Джоффри одеваются в красное Ланнистеров и украшаются львиной вышивкой, но охровые плащи Баратеонов доминируют. Соблюдение приличий и подчеркивание своей связи с правящей династией строго обязательно, когда по стране ползут слухи о том, что юный король — бастард и плод кровосмешения. Однако триумф Серсеи и ее планы вернуть Джейме и остановить войну с Севером рушатся неуправляемым сыном. Неудивительно, что именно это платье Клэптон использует и для будущих сцен разочарования в первенце: в нем Серсея говорит Сансе, что с Джоффри будет трудно, но матери обязаны любить своих детей, а позже признаётся Тириону, что в ужасе от жестокости сына и боится, что это ее вина.

Однако Серсея не всегда помнит о приличиях: в нарушение траурных традиций на первом официальном приеме после смерти Роберта его вдова появляется в зеленом. В книгах Серсея любит зелень, поскольку она подчеркивает цвет ее глаз, поэтому зеленый можно считать проявлением индивидуальности в противоположность красному и золотому как знаку семейной принадлежности. В сериале от использования цветных линз отказались, но это произошло не сразу: еще при муже Серсея использует изумруды в короне, а как вдовствующая королева облачается в зеленое с ног до головы, ощущает себя совершенно свободной и самостоятельной.

Оба триумфальных платья объединяют открытые руки и крылья. В будущем открытые наряды в Королевской Гавани будет носить Маргери Тирелл, насмехаясь над королевой-матерью и ее уходящей молодостью, а рукава-крылья станут частью образа Освободительницы от оков Дейенерис Таргариен. Пока же Мишель Клэптон отдает крылья «своей птичке» в знак ее недолгой независимости. Сходство фасонов в данном случае ни на что не намекает — это не более чем повторное использование удачных образов и работа над ошибками:

Крылатые рукава и плащи прежде всего имеют практическое значение: бо́льшую часть съемок первого сезона Лена Хиди была беременна, что наложило отпечаток на выбор ракурса съемок, аксессуаров и, конечно, фасонов. «На черновых вариантах одеяния Серсеи видно, как мы вдохновлялись идеей оригами: ткань совмещается внахлест, образуя множество перегибов и складок. Это такое кимоно, с поправкой на средневековый фасон», — описывает свои эскизы Мишель Клэптон. В японской одежде ценится плоская форма, не акцентирующая внимание на изгибах тела, поэтому при пошиве кимоно не используются вытачки, рукава и юбка прямые. В таком наряде легко скрыть округлившийся живот, и именно в таком платье Серсея появляется в сериале впервые возле тела узнавшего ее тайну Джона Аррена. (Впрочем, даже за рукавами и слоями одежды, живот иногда очень заметен.)

Ранние концепты костюмов Серсеи Ланнистер
Ранние концепты костюмов Серсеи Ланнистер

Розовое многослойное одеяние с вышитым воротом и прямыми длинными рукавами перехвачено на талии кольчужно-металлическим поясом, похожим на доспех. Это платье мелькает постоянно, включая самую важную сцену первого сезона — разговор Серсеи с Недом Старком в саду; здесь Серсея дополнительно кутается в полупрозрачный палантин.

И все же, это не самый узнаваемый фасон ее платьев. В начале истории Серсея уязвима, зависит от мужа и чувствует себя запертой в клетке птицей. В соответствии с этим образом, она отдает предпочтение голубому платью в стиле кимоно с вышитыми на нем райскими птицами и цветами. В последующие годы это платье ляжет в основу восьми других, и даже Санса, подражая королеве, копирует именно этот фасон.

«Синяя Птица была среди первых вышитых мной платьев. Она отражала положение Серсеи в этот момент: красивая женщина, она подавляет свое стремление к власти и признанию себя как равной в мире, где правят мужчины, вынуждая ее оставаться в тени своего мужа, короля над ней и всей страной, — объясняет вышивальщица «Игры престолов» Мишель Каррагер в интервью Efinery29. — Яркая и красочная птица создает мягкий, дружелюбный и женственный образ, скрывая амбиции Серсеи. Это еще и отсылка к ее подковерным интригам, скрывающимся за безобидным щебетанием».

Впервые голубое платье появляется прямо в Винтерфелле (в сочетании с расшитым цветами палантином): Серсея навещает в нем Кейтилин Старк у постели Брана и рассказывает историю смерти своего первенца, рожденного от Роберта Баратеона. По цветовой гамме это платье близко́ серо-голубым нарядам Старков, поэтому кроме страха и слабости, в этой сцене наряд Серсеи выражает еще и сочувствие горю Кейтилин. Позже в этом платье Серсея отчитывает Джейме за покушение на Брана и умирает от страха, что мальчик что-то вспомнит; оскорбляет Роберта, и тот дает ей увесистую пощечину; узнает о пленении Джейме; смиряется с Тирионом в качестве десницы и беспомощно провожает Мирцеллу в Дорн. Все эти сцены объединяет неспособность Серсеи повлиять на происходящее, отсутствие сил для борьбы и смирение. Эта роль для нее нестерпима, она чужда ее характеру, точно так же и голубой в данном случае можно рассматривать как чужой, то есть не-красный.

Наряд состоит из верхнего платья из тонкого шелка, корсета и нижней юбки из плотной ткани чуть ниже колен (устройство костюма без верхнего платья можно рассмотреть на Сансе). Верхнее платье вдохновлено традиционным японским одеянием лишь отчасти: как и японское кимоно, оно запахивается налево и удерживается в таком виде с помощью тесемок и уже знакомого пояса, при этом крой платья приталенный, а рукава и юбка куполообразной формы куда больше похожи на европейские туалеты. Правда, в христианском Средневековье женщины не демонстрировали обнаженные руки, поэтому даже если верхнее платье имело широкие рукава (обычно сильно короче, чем в кимоно и нарядах Серсеи), руки все же закрывались рукавами сорочки или нижнего платья. Юбка украшена куполообразными вставками из контрастной ткани с монохромным цветочным узором — визуально эти вставки, как и полы полукафтана Джейме, напоминают вырезы японской юбки хакама.

Можно подумать, что Мишель Клэптон вообще использует земную средневековую Японию как источник вдохновения для визуального облика Западных земель, ведь и военное снаряжение Ланнистеров во многом повторяет работы японских оружейников, однако это не так. Посмотрите, как одевается Серсея, будучи ребенком: детское платье пошито из более плотной и яркой ткани, лишено вышивки и контрастной подкладки, а рукава присобраны, формируя складки на предплечье, однако в остальном фасон все тот же.

Это платье Серсея надевает во время турнира в Ланниспорте — здесь, как она считает, ее объявят невестой принца Рейгара Таргариена, а значит, ей нужно соответствовать и одеваться по моде королевского двора при Таргариенах. Косвенно это подтверждают два обстоятельства. Во-первых, Мишель Клэптон отмечала, что Визерис в первом сезоне одевается по моде своего детства («В облике Визериса угадывается стиль Королевской Гавани, потому что он помнит, как одевался в детстве»), а в его одежде тоже имеется косой вырез. Во-вторых, в сериале малые дома, как правило, наряжаются под стать верховным лордам своих земель, но платье Мелары Хезерспун отличается по стилю от наряда Серсеи (и, кстати, украшено вышивкой). Велико искушение думать, что, став женой короля Роберта Баратеона, Серсея намеренно сохраняет таргариеновский стиль с небольшими изменениями, чтобы насолить ему. (Старания ее, впрочем, пропадают втуне: Роберт не искушен в вопросах моды и сам носит костюмы, имеющие японские Таргариеновские элементы.)

Японские заимствования в костюмах Ланнистеров: 1 — вставки на юбках, визуально похожие на разрезы юбки хакама; 2 — подчеркивание плечей; 3 — асимметрия (несимметричный вырез и запа́х); 4 — широкий металлический пояс, похожий на японский тканевый оби; 5 — многослойность; 6 — широкие и чрезмерно длинные рукава.

Будучи законодательницей мод, Серсея не только сохраняет этот стиль, но и распространяет его: «Благодаря Ланнистерам в Королевской Гавани много красного, но бледно-зеленый и шафраново-желтый тоже присутствуют, и драгоценностей хоть отбавляй, — рассказывает Мишель Клэптон. — Я начинала с главных персонажей, ведь люди всегда подражают тем, кто занимает более высокое положение. Поэтому придворные дамы, горожанки и даже проститутки в борделе Мизинца охотно перенимают платья в стиле кимоно, которые носит Серсея».

После ареста Эддарда Старка Серсея приступает к обязанностям королевы-регента. Она правит от имени сына и полагается на военную мощь Ланнистеров, поэтому вместо зелени и золота одевается в бледно-розовое платье, украшенное на локтях львами и растительным монохромным узором. «Значение и роль Серсеи при дворе растут. Обретенную силу и преданность своей семье она выражает через львиную символику в одежде», — объясняет Мишель Каррагер в том же интервью Efinery29. Из украшений используется маленькая корона, бусы и золотой кулон со львом. Пластинчатый металлический пояс, придающий Серсее собранный вид, отсутствует, что можно воспринимать как признак самоуверенности — и действительно, королева допускает ошибки: не замечает утрату своего влияния на Джоффри и изгоняет старого, но авторитетного Барристана Селми. Во втором сезоне Серсея носит это платье уже подпоясанным и даже дополнительно украшает растительным узором бо́льшую часть рукавов и плечи. В последний раз наряд появляется в сочетании с металлическим корсетом сразу после возвращения в столицу Тайвина Ланнистера — тогда Серсея из фигуры снова станет пешкой.

Главное платье второго сезона насыщенного красного цвета с багряными восстающими львами на боковых вставках юбки подчеркивает принадлежность королевы к дому Ланнистеров. Однако личная свобода и безопасность Серсеи под угрозой — к стенам столицы движется флот Станниса Баратеона, город голодает и бунтует, в Джоффри просыпается чудовище, а вдобавок отец сомневается в ней и присылает в столицу ненавистного карлика править вместо него (и, что хуже, вместо нее). Эти изменения отражаются в вышивке: вместо львов платье снова украшено райскими птицами среди цветов.

Перед битвой на Черноводной уже знакомый кольчужно-пластинчатый пояс сменяется металлическим корсетом, украшенным гравировкой с двумя восстающими львами и таким же орнаментом, как на мужских доспехах Ланнистеров — это тоже визуальное усиление образа в отсутствие реальных опор. «Туалеты Серсеи становятся все величественнее, и в девятой серии второго сезона мы видим ее в подобии армированного корсета — им я подсознательно стремилась как-то укрепить ее. Не знаю, насколько Серсея сильна в реальности, но в одежде она культивирует образ сильной правительницы — и я с самой пилотной серии стремилась ей в этом помочь», — рассказывает Мишель Клэптон в книге о создании «Игры престолов».

В сражении Станнис Баратеон терпит поражение, Тайвин Ланнистер занимает пост десницы, и в столицу возвращается мир. Однако для Серсеи это означает потерю влияния, и не только из-за отца: вместо покорной запуганной Сансы невестой Джоффри становится Маргери Тирелл. За ней стоит могучее семейство, ее любит накормленный ею народ, при дворе ищут ее расположения, а хуже всего то, что ей удается завоевать расположение Джоффри. Вспыхнувшее между королевой-матерью и невестой короля соперничество выражается через гардероб и его влияние на окружение. «У Маргери совершенно новый, послевоенный стиль, и Серсея впервые за долгое время перестает быть законодательницей мод при дворе», — подчеркивает Клэптон в книге о создании 1-2-го сезонов Игры престолов. Глядя на соперницу, Серсея вспоминает слова колдуньи: «Ты будешь королевой. Пока не появится другая, моложе и гораздо красивее, чтобы свергнуть тебя и отобрать все, что было тебе дорого». Не о Маргери ли эти слова, думает Серсея?

Стремясь вернуть былое влияние на придворных, в третьем сезоне Серсея почти полностью отказывается от любимых платьев в стиле кимоно. Новые наряды из плотной дорогой ткани с изысканным вырезом, обнажающим плечи и грудь, туго затягиваются шнуровкой сзади. Структура выреза вдохновлена платьем Alexander McQueen для певицы Бьорк, и годом ранее Мишель Клэптон крайне неудачно адаптировала его для Маргери. Изнутри истории сходство фасонов можно объяснить модными веяниями, пришедшими, например, из Вольных городов, которые портные в Просторе и Королевских землях восприняли по-разному. В частности, в платьях Серсеи сохраняются боковые вставки на юбке и длинные широкие рукава, стилистически объединяющие новый гардероб с прежним.

В первых платьях нового типа вышивка отсутствует, однако связь с семьей подчеркивается цветом ткани, массивным колье со львом и реже корсетом. «В образе Серсеи мы активно используем украшения. Когда она чувствует себя уязвимой, как в случае с Маргери, она носит эти массивные золотые колье, чтобы подчеркнуть свой важный статус и принадлежность к Ланнистерам», — объясняет Клэптон. Маргери будто бы чувствует страх Серсеи и отвечает на это все более открытыми платьями: «Чем больше брони и царственности в облике Серсеи, тем более открытыми становятся наряды Маргери. Она делает акцент на юности и чувственности, потому что именно это уже недоступно Серсее», — говорит художник по костюмам.

С третьего сезона Мишель Клэптон стала сотрудничать с итальянским оружейником, поэтому новый корсет Серсеи со львами и оленьими рогами стал искуснее — теперь это не только символические доспехи, но и украшение. Позолоченные поверхности корсета и золотого колье Серсеи покрыты растительным узором, повторенным на золотой руке Джейме: «Серсея хочет замаскировать то, что считает ущербным и уродливым, и дарит брату нечто красивое, желая продемонстрировать нежность и заботу», — объясняет Клэптон. Похожим рисунком Серсея «метит» и свадебное платье Сансы. В отличие от придворных, этим двоим некуда деваться.

1 — колье Серсеи с орнаментом и львиной головой; 2 — корсет Серсеи с орнаментом, львиной головой и оленьими рогами; 3 — золотая рука Джейме с орнаментом и львом; 4 — турнюроподобный элемент свадебного платья Сансы с орнаментом.
1 — колье Серсеи с орнаментом и львиной головой; 2 — корсет Серсеи с орнаментом, львиной головой и оленьими рогами; 3 — золотая рука Джейме с орнаментом и львом; 4 — турнюроподобный элемент свадебного платья Сансы с орнаментом.

Для семейных дел — сцен с отцом и братьями — у Серсеи есть отдельное платье в старом стиле из шлифованного бледно-красного шелка с вышитыми львами. Более сдержанный цвет ткани подчеркивает, что отношения с родней у Серсеи развиваются не так, как ей хочется: отец отвергает попытки убедить его в том, что она гораздо больше заслуживает его доверия, чем братья, а вернувшийся Джейме сильно изменился, и совсем не в лучшую сторону по ее мнению. Несмотря на это, Серсея не надевает к платью «защитные» аксессуары, металлический пояс или корсет.

Платье примечательно тем, что вышитые львы наконец покидают юбку, плащи и нижнюю часть рукавов, поднимаясь к плечам, подобно тому, как львы украшают наплечники доспехов отца, причем с геральдической точки зрения лев изображен вооруженным, поскольку вышивальщица подчеркнула зубы и длинный язык. «Мишель Клэптон попросила вышить рукава львами, но так, чтобы они были смелее и даже напоминали доспехи, — рассказывает вышивальщица Мишель Каррагер. — Я остановилась на объемных головах льва анфас, украшенных вокруг металлическими кольцами и бисером».

В этом наряде Серсея доносит отцу о матримониальных планах Тиреллов. К ее ужасу, Тайвин Ланнистер в брачных союзах тоже хорош: не прошло и двух лет, как Серсея освободилась от ненавистного брака, и вот отец велит ей удалиться от двора и рожать наследников от мужеложца, пока Маргери будет править ее сыном и всеми Семью Королевствами. Серсея надеется, что Джейме вернется и все наладится, но ее отчаяние и неуверенность заметны по возвращению ее красного платья с птицами.

На свадьбу Тириона и Сансы Серсея заказывает наряд из богатого темно-красного бархата с подкладкой цвета темного золота. «Ткань платья украшает повторяющийся золотой узор с восстающими львами дома Ланнистеров.  Их же я повторила в вышивке, слегка увеличив в размере так, чтобы они поместились на плечах, — рассказывает Каррагер. — Слой за слоем я создавала текстуру и объем с помощью нитей, мелкого жемчуга, кристаллов Swarovski, металлических бусин, итальянской проволочной сетки, металлических колец и галуна. Когда рисунок был готов, я распустила основу из органзы и закрепила вышивку на плечах».

На свадьбу сына в четвертом сезоне королева-мать надевает куда более сдержанное платье. «Серсея сдала позиции, ее власть уже не так сильна, поэтому я хотела, чтобы она выглядела спокойнее, — объясняет Клэптон. — Красивой, но не настолько вызывающе красной». Плечи платья украшены богатой вышивкой с головой льва анфас и двумя обернувшимися восстающими львами. Образ завершается массивным ожерельем с тремя золотыми львами.

После смерти старшего сына Серсея облачается в траур. Соперничество с Маргери отходит на второй план, поэтому Серсея возвращается к стилю кимоно. Платья этого периода пошиты из темной, но не всегда черной ткани, а вот символика и украшения нарядов различаются.

Первое платье из черного бархата с тиснением и шелковой подкладкой цвета темного золота украшено вышивкой из металлических колец и черепков, костей и черного жемчуга; издалека вышивка напоминает голову чудовища. Как правило, это платье связано со смертельной опасностью для детей Серсеи: в нем она стоит у тела Джоффри, в нем же говорит о дочери сначала с Оберином Мартеллом, а потом с Джейме перед его отплытием в Дорн.

Следующее траурное платье из темно-синего шлифованного шелка на плечах украшено тремя полусгнившими львами среди костей и бусин. Наряды легко перепутать из-за одинакового фасона, цвета подкладки и расположения вышивки, однако в кадре это платье обычно ассоциировано с изменениями в душе самой Серсеи.

В третьем траурном платье опять же выбрано сочетание черного и темно-золотого цветов, но вышивка отсутствует, а украшением служит узор из сложенных кинжалов — точно такая же роспись использовалась в погребальном облачении Джоффри и в одном из его будничных костюмов. Этот костюм — один из немногих образов короля без цветочных мотивов, и его появление обыграно в сюжете: на примерке Джоффри требует ткань без цветов — по его мнению, это не королевский узор, а вот кинжалы его полностью устраивают. Мать присутствует на примерке, а после облачает в кинжалы его мертвое тело и саму себя. В платье зашифрована не только скорбь по сыну и претензия на представительство его интересов и статуса (этот наряд Серсея избирает для коронации и свадьбы Томмена). Агрессивный рисунок отлично походит для того, чтобы показать, насколько параноидально Серсея одержима местью и насколько она безразлична к голосу разума: стоит Джейме усомниться в виновности брата и предложить поиски настоящих убийц, как Серсея приходит в ярость.

Узор на ткани — не единственная отсылка к сыну. До смерти Джоффри Серсея носит два кольца. Первое из них, золотое с львиной головой, она надевает в знак своей семейной лояльности; похожее золотое кольцо есть у Джоффри и, в серебре, у Тириона. Второе кольцо из цитрина (кварц с примесью железа) — несуразно большое, хрупкое и с нарочито грубой обработкой, но Серсея практически не снимает его на протяжении всех сезонов, а операторы настойчиво фокусируют на нем внимание зрителей. Символика этого кольца неясна, но каким-то образом связана с амбициями Серсеи — во всяком случае, это единственное, что осталось с ней до конца. Наконец, третье кольцо с ониксом — одно из основных колец Джоффри; Серсея снимает его с мертвой руки первенца и, как правило, носит вместо львиного кольца.

Не успевает Серсея оправиться после смерти сына, как Тирион убивает Тайвина Ланнистера. Эта потеря — не только личное горе, но и реальная угроза для власти Ланнистеров. Теперь лишь она одна может защитить королевство и Томмена от внешних угроз, считает Серсея. На похоронах она встречает вступившего в религиозную секту Ланселя Ланнистера. Лансель напоминает кузине о ее преступлениях, участником которых он стал, однако Серсея не придает этому значения. По ее мнению, главная угроза исходит от «той, что все заберет», поэтому вместо закрытых нарядов в стиле кимоно на похороны отца Серсея наряжается в парчу с широким нескромным вырезом.

Пользуясь своим влиянием на сына, Серсея откладывает назначение десницы короля, постепенно сокращает Малый совет и становится полновластной королевой-регентом. Однако Маргери не собирается покорно мириться с ее присутствием и сразу после свадьбы с Томменом начинает действовать. «Теперь королева здесь я», — читается даже в ее новом наряде: Маргери надевает золотое платье в том же стиле, что носит Серсея.

Ослепленная соперничеством с Маргери, Серсея решает использовать против Тиреллов религиозных фанатиков, и остановить ее некому: Джейме в Дорне пытается вернуть их дочь, а дядя Киван уехал вместе с останками своего брата в Утес Кастерли. На встречу с Его Воробейшеством Серсея надевает черное платье в стиле кимоно без узоров и вышивки. Образ усиливает кольчужно-пластинчатый пояс, который Серсея не надевала со времен возвращения отца, и золотое колье с тремя львами. Мстительность и паранойю Серсеи выдает расписанная кинжалами подкладка платья.

Поначалу наряд планировалось сочетать с другим аксессуаром, подчеркивающим религиозность — вышитым воротником со львами и длинными косичками и бусами, напоминающими четки. Возможно, именно поэтому в платье отсутствует традиционная вышивка рукавов, а может быть, ее отсутствие показывает, что после брака Томмена и Маргери Серсея перестает быть главной королевой.

Королева-регент назначает Его Воробейшество верховным септоном, дает разрешение на восстановление Святого Воинства и благословляет на поиски греховных плевел среди дворян. Она сама указывает на Лораса Тирелла — и ликует, когда Его Воробейшество берет под стражу еще и Маргери. Серсея упивается победой, и в ее туалетах почти ничего не остается от траура — в парчовой ткани все еще есть черные нити, но доминирующим цветом становится золото. От массивных колье и металлического пояса королева тоже отказывается.

Как и говорил отец, Серсея оказалась не так умна, как о себе думает. Взятой под стражу королеве выдают простую суконную рубаху, как у Маргери, но, в отличие от той, Серсея не может ждать, ведь отстоять ее свободу некому, а ее сын остался совсем один. Ради него она признается в связи с Ланселем, но отрицает заговор против своего мужа-короля. Серсею моют, золотые кудри — ее корону и гриву — остригают и в знак покаяния проводят обнаженной сквозь ревущую толпу. В этой сцене мы впервые видим Серсею обнаженной, однако роль тела королевы исполнила другая актриса — выбранная из тысячи претенденток Ребекка Ван Клив; замена обусловлена желанием сосредоточиться на роли и множеством татуировок на теле Хиди.

Одежда для Серсеи имеет огромное значение: это ее доспехи, способ самовыражения и доказательство ее исключительности, но теперь неприкасаемый царственный образ уничтожен — осталась лишь нагая, испуганная и немолодая женщина. У ворот Красного замка она уже едва стоит на ногах и содрогается от рыданий, отчаянно кутаясь в красный плащ Ланнистеров, словно семейные цвета могут придать сил.

В шестом сезоне, вернувшись в Красный замок, Серсея будто бы замыкается в себе, и ее стиль перестает развиваться. От унизительных воспоминаний она прячется в старых нарядах из тех времен, когда она все еще была сильной — в бледно-красном платье в стиле кимоно со львами на плечах. Однако ее настигает новый удар: дочь возвращается к ней мертвой. Потерявшая отца, старшего сына и дочь, отвергнутая единственным выжившим ребенком, униженная и сверженная, Серсея облачается в траурное платье с полусгнившими львами из четвертого сезона. Отсутствие лоска подчеркивают и в кадре — в одной из сцен Серсея вытягивает из платья нить: со старыми туалетами погибает и старая Серсея.

Под занавес сезона Серсея резко меняет стиль. Новое платье украшено на плечах вышивкой с серебряными львами, свирепыми и живыми. Этот тревожный знак перемен заканчивается взрывом септы Бейлора и смертью как врагов, так и друзей Серсеи. Живые львы в противовес полусгнившим и костяным — знак ее обновления, однако это пугающие изменения: фатализм Серсеи достигает той крайней степени, когда моральный выбор подменяется вседозволенностью. Совестливый Джейме в ужасе, а Томмен не находит иного выхода, кроме как выброситься из окна. Показательно, что в этой сцене Томмен буквально сгибается под тяжестью украшений, тогда как его мать почти полностью от них избавлена, если не считать простой серебряной цепочки, пересекающей грудь и закрепленной на плечах, подобно аксельбанту на военной форме.

«Я восхищаюсь Серсеей, ее игрой с костюмами и их символикой, — рассказывает Мишель Клэптон в интервью Time. — В начале она была моей маленькой птичкой в клетке, поэтому ее платья украшали птицы среди львов и цветов. Теперь же она стала [самодержавной] королевой, и я сразу поняла, как она должна одеваться. Она достигла желаемого, ей больше не нужно подчеркивать свою женственность. Серсея считает, что она на равных с мужчинами, и я хотела показать это в ее туалетах».

Платья в стиле кимоно уходят в прошлое — теперь, когда последняя из Таргариенов становится соперницей Серсеи, этот стиль неуместен (Дейенерис, напротив, обращается к наследию своей семьи). Серсея избирает новый стиль: минимум украшений, короткая стрижка, закрытые практичные платья с облегающим силуэтом, подчеркнутыми плечами, узкими рукавами, воротником-стоечкой и укороченной юбкой. В новых нарядах читается воинственный отказ от женственности в пользу милитаризма, но новая Серсея и сама ведет себя по-мужски — захватывает трон и усаживается на него сама, а не стоит в тени мужа или сыновей.

Корона, главный атрибут власти, тоже небольшая и строгая (подробнее о коронах в Игре престолов читайте в нашем материале). «Я выбрала серебро с небольшими включениями золота, чтобы показать, что Серсея отстраняется от своей семьи [и ее традиционных цветов], — объясняет Мишель Клэптон. — В этой короне нет отсылок к Баратеонам, потому что больше не нужно доказывать связь [и легитимность]. В центре короны — абстрактное изображение льва с гривой, напоминающей Железный трон. Она присвоила его себе и родилась заново. Всё, что было важно раньше, уже мертво. Теперь ее желания предельно ясны: трон и власть на ее условиях». Ниже представлено несколько концептов с поисками правильной формы короны; от явных львиных мотивов художник по костюмам отказалась с пометкой: «слишком буквально».

Фамильные цвета, червлень и золото, покидают гардероб Серсеи. Теперь главными цветами королевы становятся чернь и серебро. «Черный — выбор очевидный. Это траур по детям, по отцу… но не только. Я вижу в нем отражение смерти внутри нее — всепоглощающую жажду власти любой ценой», — говорит Мишель Клэптон в интервью Vanity Fair. Черно-белым становится и мир вокруг: Белым Ходокам, идущим с севера, противостоят «черные» герои. Дейенерис одевается в черное в знак принятых семейных обязательств, для Джона Сноу это наследие Ночного Дозора, для Тириона Ланнистера — выражение лояльности своей королеве и связь с отцом, для Эурона Грейджоя — опять же семейный цвет, а для Серсеи — траур и знак обретенной власти. Серебро можно рассматривать как отсутствие цвета или как сталь — опять же отсылка к Железному трону, власти и силе.

В платье для коронации Серсея черпает вдохновение в гардеробе отца. «Прочитав сценарий и оглядываясь на сюжетную линию Серсеи и ее отношений с отцом, я быстро поняла, как она должна выглядеть сейчас, — рассказывает Мишель Клэптон. — Я стремлюсь выразить нечто в одежде, ведь у самой Серсеи в последней серии [шестого сезона] очень мало реплик. Я бы сказала, что в ее костюме отражен гардероб ее отца, заимствований действительно очень много, и мне это нравится».

Узкие рукава, высокий воротник, перфорированная в виде сполохов пламени кожа D’alessio Galliano и парча Altfield — только, в отличие от отца, у Серсеи к черным нитям вплетено серебро. «Многослойность платья за счет наложения кожи на серебряную парчу создает ощущение сложности наряда, воплощая в себе идею того, что за все в жизни приходится платить, — объясняет Клэптон в интервью VanityFair и BuzzFeed. — Серсея всегда говорила отцу, что именно она его истинная наследница, и теперь, став ею, она должна показать свою силу. Черный означает траур, но [под кожу] я добавила стали в знак внутренней силы».

Костюмы Серсеи Ланнистер

Мужественность платья подчеркивается выпрямленной наплечниками линией плеч. Эти серебряные наплечники украшены львиными головами, как доспехи Ланнистеров, и растительным узором, похожим на золотую руку Джейме: «Он последний родной для нее человек, и этот узор — связь с ним, а не украшение», — уточняет Клэптон. Сзади платье украшено небольшой головой серебряного льва — в кадре его почти не видно. На ранних концептах костюма в наряде было куда больше от Ланнистеров: крупная вышивка размещалась прямо на груди, а под верхним черным платьем просматривалась красная нижняя юбка.

С властью возвращается и доминирование Серсеи над стилем придворных. Самые близкие даже стригут волосы под стать своей королеве. Корона и костюм Серсеи на коронации легли в основу новой формы рыцарей Королевской гвардии. Фактически это мужской вариант платья Серсеи с чуть увеличенными наплечниками и кирасой, на груди которой выгравирована серебряная корона. Наплечники украшены опять же короной и цветочным орнаментом, как на наплечниках королевы, а для пошива полукафтана используются те же парча и перфорированная кожа. Такие параллели подчеркивают мужской стиль Серсеи.

Впрочем, Серсея не становится от этого солдатом и продолжает использовать одежду для самовыражения. Парадные платья быстро переходят в разряд будничных, и буквально на каждый официальный прием Серсея надевает что-то новое.

Второе парадное платье-пальто сшито из черной шерсти с напылением искусственных волокон, которые отражают свет и создают ощущение вплетенных серебряных нитей. Парадный вариант платья сочетается с символическими тканевыми горжетом и наплечниками, вышитыми львами так, чтобы отдаленно напоминать доспехи Джейме. «Серсея взошла на трон, и ее обретенная сила отражена в вышивке — богатой, даже чрезмерной, — говорит Мишель Клэптон — Это последняя оглядка назад перед чем-то новым». Вне официальных приемов Серсея отстегивает вышивку или сочетает это платье с полумеховой манишкой.

Для сцены мести за смерть дочери Серсея надевает третье парадное платье. Здесь уже нет ни львиной символики, ни других элементов, связывающих Серсею с отцом или братом-близнецом. «Для этой сцены я хотела облачить ее в черное, но в подвале темно, поэтому декор должен был отражать свет и переливаться, даже сверкать, — говорит Клэптон. — Само же платье классического кроя, и мне давно хотелось поиграться с каркасом-панье». За счет панье и более мягкой струящейся ткани наряд выглядит гораздо женственнее, чем остальные, но множество отражающих свет бусин, шипов и серебряных нитей утяжеляют образ, а сама вышивка напоминает инеевый узор.

В следующем платье используется оригинальная (и сложная для такого фасона) ткань, фактурой напоминающая змеиную чешую; такой наряд не нуждается в дополнительных украшениях. В этом платье Серсея ведет переговоры с Тихо Несторисом о ссуде в Железном банке для найма войска, а после — строго отчитывает отчаявшегося Джейме. Появление змеиных мотивов кажется странным, ведь чешуя украшает наряды дорнийцев и является главным мотивом в одежде Матери Драконов, а у Серсеи никакой связи с пресмыкающимися нет.

Последнее платье Серсея надевает для официальной встречи королей и королев в Драконьем Логове. Платье из черно-серой ткани с геометрическим узором, похожим на кольчугу, спереди украшено вышитой львиной головой — совсем маленькой по сравнению с массивными и сложными вышивками платьев в предыдущие годы: Серсея больше не нуждается в поддержке семьи и, подобно отцу, отходит от чрезмерного украшения одежды львами. Поверх платья надето черное узкое пальто из фетра, практически полностью лишенное украшений и с прямыми плечами, которые еще больше усиливают сходство наряда с доспехами. Спереди Серсея выглядит собранно, строго и аскетично — это то, что она хочет продемонстрировать своим противникам: силу и готовность дать отпор.

Костюмы Серсеи Ланнистер

Однако Мишель Клэптон в костюмах рассказывает, кем герои являются и на самом деле, поэтому в наряде есть еще одна деталь:  «Я знала, что она лжет [соглашаясь заключить мир], — объясняет Клэптон. — Декор платья сзади в виде разрезов многое говорит о ее характере и полностью противоположен оформлению платья спереди. Это почти как погремушка на хвосте змеи, и когда Серсея разворачивается, чтобы уйти, в ней есть что-то очень тревожное».

Теперь змеиные мотивы в туалетах Серсеи становятся понятнее: в западноевропейском фольклоре змея считается символом лицемерия и обмана из-за раздвоенного языка (таким образом, платье под змеиную кожу готовит зрителя к восприятию погремушки). Другая любопытная деталь — это сходство с хребтом на белой шубе Дейенерис. Общность образов и противопоставление по цвету показывают, что именно Дейенерис является той соперницей из предсказания, которой Серсея проиграет все, что было ей дорого — и умрет.

Когда притворство Серсеи становится явным, она облачается в новый наряд с предательской змеиной погремушкой, которая больше не прячется на спине, а располагается прямо на груди и повторена на позолоченных воинственных наплечниках. Платье все еще черное с закрытой шеей, но пошито из мягкого бархата, простеганного позолоченными наклепками в виде геометрических узоров. Вид у Серсеи по-прежнему собранный и воинственный, но страх и неуверенность выдает возвращение золотого кулона со львом Ланнистеров на охватывающей плечи несуразно длинной цепочке. Положение Серсеи действительно шаткое: если Король Ночи победит Дейенерис с ее драконами, Серсее придется бежать с континента и жить королевой в изгнании, зависимой и жалкой; если же победит соперница, то после обмана милости от нее едва ли дождешься.

Когда весть о смерти Короля Ночи достигает Королевской Гавани, Серсея откладывает траур, возвращаясь к красному Ланнистеров. Теперь у нее есть войско, скорпионы против драконов и даже к Эурону Грейджою, своему единственному и переменчивому союзнику, она сумела найти подход. Кроме стен и скорпионов город защищает еще и живой щит: если Дейенерис пойдет штурмом, то, по заветам Эйриса Безумного, будет править лишь пеплом. После убийства Рейгаля у Драконьего Камня Серсея чувствует себя настолько уверено, что откровенно издевается и глумится над соперницей, надеясь спровоцировать ту начать штурм до прибытия основных сил.

В день, когда Дейенерис нападает на Королевскую Гавань, уничтожает скорпионы и «живой щит», Серсея не носит ни корону, ни позолоченные наплечники. В таком виде она выглядит уже не так воинственно и царственно. Сожаление и страх овладевают ею, и Серсея умирает в катакомбах под Красным замком не королевой, а слабой и напуганной женщиной, ищущей поддержки у возлюбленного и отчаянно желающей, чтобы ее ребенок жил.

Последние мгновения Серсеи и Джейме Ланнистера

Комментарии (34)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: