Эволюция костюмов и образа Брана Старка в сериале Игра престолов

Как было показано в предыдущих разборах костюмов «Игры престолов», одежда главных персонажей рассказывает их историю, демонстрирует истинные намерения, отражает амбиции и устремления. Однако это работает не со всеми героями. История Брана представляет собой, казалось бы, классический сюжет: юный герой переходит от очередного наставника к следующему, и каждый помогает герою обрести силу и побороть ее искушения. С концептуальной точки зрения, такой сценарий располагает к тому, чтобы каждый раз образ Брана адаптировался к стилю наставника, но так ли это?

В начале истории Брану десять лет. Он средний из законных сыновей Эддарда Старка, поэтому его плащ украшает лютоволк, но тканевый дублет выглядит проще, чем у одетого в кожу старшего брата Робба. Бран чувствительный, подвижный ребенок и обожает лазать, поэтому сапожки у него не такие массивные, как у прочих северян, и еще у него чудны́е съемные рукава на ремнях: «Думается, это была идея его матери, чтобы слугам было проще стирать», — говорит Мишель Клэпон в книге о костюмах сериала.

Оказавшись случайным свидетелем любовной сцены королевы с ее братом, Бран становится калекой. Падение мальчика — один из ключевых эпизодов в дальнейшем противостоянии Старков и Ланнистеров, разорившем страну перед нашествием Белых Ходоков, и в истории самого Брана (есть даже теория, что Джейме сбрасывает ребенка под влиянием взрослого альтер-эго Брана).

После пробуждения Бран меняется. Он остро ощущает, что теперь отрезан от мира, где правит сильная рука и острая сталь. На него смотрят с сожалением, и даже сны приносят беспокойство: в грезах он здоров, но таинственная трехглазая ворона предвещает беду и неустанно зовет его в крипты Винтерфелла. Этот сон не только предчувствие смерти отца, но еще и отражение самовосприятия мальчика — летнее дитя Бран, мечтавший стать рыцарем, умер и, возродившись, должен принять свою новую реальность. И кто, как не карлик, может в этом помочь: «Я не калека», — отрицает очевидное Бран. «Ну а я тогда не карлик!» — отвечает Тирион, отдавая мальчику седло с креплением для калеки.

Способность ездить верхом ободряет, но вскоре Робб отправляется на войну и Брану приходится взвалить на себя обязанности лорда. (После коронации брата его статус становится еще выше, теперь он принц Винтерфелла и наследник короля.) Он еще слишком юн, но подобно отцу и брату принимает просителей со всего Севера, выслушивает и с помощью мудрого мейстера Лювина пробует принимать правильные решения. Новую роль подчеркивает новый костюм. Никогда больше у Брана не будет столько гербовых символов в одежде, как сейчас: плащ мальчика теперь украшен крупной вышитой головой лютоволка (для сравнения: у Робба плащ украшен нашивкой), а поверх кожаного дублета надет латный воротник с двумя лютоволками — нечто подобное в боевом исполнении мы увидим на Джоне Сноу, когда тот станет королем Севера; в честь матери же Бран, как и раньше, носит брошь с рыбкой. Сны мальчика тоже становятся сложнее: теперь он все чаще ходит в шкуре своего лютоволка и иносказательно предвидит предательство Теона Грейджоя.

После захвата Винтерфелла железянами Бран велит северянам, не воспринимающим Теона всерьез, признать того своим принцем — этим ему почти удается избежать кровопролития. Короткому правлению Брана в качестве лорда Винтерфелла пришел конец, и потому он лишается своего воротника с лютоволками; брошь с форелью матери тоже пропадает. По совету умирающего мейстера Лювина, Бран, Рикон, Ходор и Оша, спасшиеся от резни в Винтерфелле, идут к Джону Сноу в Черный замок.

По пути компания встречает Миру и Жойена Ридов. Зеленые сны привели Жойена к Брану, его миссия — сопроводить своего принца за Стену к Трехглазому Ворону, дающему «дар ви́дения будущего, прошлого и настоящего», где бы оно ни случилось. Мейстер Лювин учил Брана быть лордом, теперь Жойен учит быть кем-то другим. Разделяя с ним сны, он подталкивает Брана отделиться от семьи и следовать за вороном. (Во сне Бран лезет за птицей на дерево и падает, когда появившаяся из ниоткуда мать начинает трясти его и требовать, чтобы он прекратил лазать.) Бран начинает задумываться над тем, что стал калекой не просто так, впервые осознанно вселяется в шкуру Лето и случайно управляет Ходором — никто из живущих на такое не способен, по словам Жойена. Здесь Бран окончательно решает разделиться: младшего брата вместе с Ошей он отправляет в Последний Очаг (где их ждет смерть, о чем Бран, конечно, пока еще не может знать), а сам направляется к Трехглазому Ворону.

Выйдя за Стену через туннель под Твердыней Ночи, Бран с товарищами движутся дальше на север. Постепенно все четверо надевают поверх своей одежды странные шубки, похожие на костюмы одичалых, но грубее и неряшливее. «Их шубы выглядят очень естественно и соответствуют условиям жизни героев. Они охотились на кроликов, а освежеванные шкурки, как мне видится, подшивали к своей одежде мехом вовнутрь — так теплее и мех не намокает», — объясняет Мишель Клэптон.

Пока винтерфелльский дублет Брана изнашивается и обрастает кроличьими шкурами, сам он проводит часы в теле своего волка. Еще он научается осознанно вселяться в великана Ходора, чтобы сбежать от Локка и затем отбиться от мертвецов у пещеры Трехглазого Ворона. В чужих телах Бран сильный и быстрый, но Жойен предупреждает его о том, что поддавшись искушению, юноша забудет себя. За Стеной Бран также впервые «прикасается» к временно́му пространству через чардрево и видит будущее — взрыв септы Бейлора, парящего над Королевской Гаванью дракона и засыпанный пеплом тронный зал. Очередной этап жизни Брана завершается смертью Жойена и встречей с Трехглазым Вороном, ожидавшим преемника «тысячи лет».

Обучение Брана при новом наставнике проходит во снах. В видениях Бран не калека, в Вестеросе лето, поэтому шубка из шкур ему не нужна, достаточно поношенного винтерфелльского дублета (актер за два года между съемками сильно вытянулся, так что это, конечно, какой-то другой дублет — похожий, но с менее округлыми рукавами). Поначалу Трехглазый Ворон показывает Брану приятные картины мирной жизни его семьи, которые мотивируют юношу развивать свой дар, но не позволяет ему задерживаться в этих сладостных видениях. Постепенно Бран научается врываться в картины прошлого завыванием ветра или шумом листьев, а под конец ломает жизнь Уилису (Ходору), вселяясь в него одновременно в настоящем и прошлом. Однако первое же самостоятельное путешествие Брана в видениях приводит к ошибке: Король Ночи находит пещеру Трехглазого Ворона, и обучение заканчивается до того, как Бран овладевает своей силой в полной мере. Момент смерти Лето никак не обыгрывают, чтобы сфокусироваться на трагичной смерти Ходора, но в каком-то смысле, волк — это последняя нить, связывающая нового Трехглазого Ворона с прежним Браном Старком.

Здесь будет уместно сделать небольшое отступление о костюмах предыдущего Трехглазого Ворона. В сериале его «человеческая» история умалчивается, но, как и в книгах, на нем черное облачение брата Ночного Дозора. Во снах оба древовидца ходят, хотя юноша — калека, а старец пророс корнями на своем чардревном троне. Наставник Брана к тому же может менять облик, обращаясь трехглазой вороной, однако во снах он остается старцем в лохмотьях, едва уловимо напоминающих одежду детей леса — кажется, лишь потому, что таким его видит Бран, еще сохранивший человеческое восприятие. (Первый образ, сыгранный другим актером, появляется в четвертом сезоне, и в этом варианте старец одет в стиле «черного мага».)

После смерти наставника миссия Трехглазого Ворона переходит к Брану. По прибытии в Винтерфелл юноша пересаживается в кресло на колесиках, сделанное мейстером Уолканом. «Трехглазый Ворон — персонаж аскетичный, поэтому в кресле отсутствуют украшательства, оно выполнено из кожи и дерева и выкрашено в характерные для Винтерфелла приглушенные цвета», — рассказывает концепт-художник Джессика Синклер в закадровых видео к седьмому сезону; для сериала она разработала несколько концептов:

В родительском замке Бран облачается в новый костюм, подобранный для него Сансой Старк. Это стеганный тканевый дублет до колен и подбитый мехом длинный темно-синий плащ из грубой холщовой ткани с прорезями для рук. «Пряжки на дублете показывают, что Бран теперь в безопасности, его любят и готовы защитить, а воротник вокруг шеи не только согревает, но и, по задумке Сансы, подчеркивает принадлежность к Старкам» (как параллель с характерным горжетом). По мысли Мишель Клэптон, синий цвет плаща также объединяет Брана с семьей (синий выделяет Старков на фоне остальных «коричневых» северян). При этом юноша единственный из воссоединившихся в Винтерфелле детей Старков не заимствует ничего из облачения своего отца и сразу заявляет Сансе, что не претендует на Винтерфелл, хоть и является старшим из выживших законных сыновей Эддарда Старка. Бо́льшую часть времени он проводит возле чардрева, развивая свои навыки Трехглазого Ворона.

Новый Бран успешно противостоит интригам Мизинца, однако у его беспристрастной отстраненности есть и обратная сторона. Он принимает объятия своей кровной родни, ведь у каждого из них большая роль в дальнейших событиях, но никаких эмоций в нем не осталось. Теперь все эти люди, друзья и враги, да и он сам в прошлом, — лишь персонажи, благоприятные действия которых могут привести к желательному исходу, вне зависимости от законов, этики, правды или намерений какой-то избранной группы. «Бран умер в той пещере», — подытоживает Мира перед тем, как уйти от этого существа, переставшего быть человеком.

Вместе с Сансой Бран прибывает на Великий совет, чтобы решить судьбу обвиненных в измене Тириона Ланнистера и Джона Сноу, а следом — и судьбу всего королевства. Во избежание новой войны Тирион предлагает избрать королем компромиссную фигуру: Бран — сын благородных родителей, символический участник войны, никого не предавал, не имеет ни с кем вражды, не хочет править и, по собственным словам, пребывает в основном в грезах о прошлом. «Зачем бы иначе я проделал такой путь?» — неожиданно отвечает Бран на это предложение. И становится королем.

Новый статус обязывает его выглядеть иначе. «Облачение из тяжелого шелка и бархата с хлопковой подкладкой в традиционных сине-серых старковских цветах выглядит роскошно, но следует стилю, избранному мной для Старков, — рассказывает Мишель Клэптон в своей книге о костюмах сериала. — Теперь Бран будет жить на юге, но в замке довольно прохладно, поэтому я выбрала для него длинный дублет с мягкой юбкой и стегаными рукавами. Образ демонстрирует простоту, но еще и благородство. Бархат подчеркивает королевский статус, но Бран теперь не только король, но и Трехглазый Ворон — это самая большая часть его личности, четко выраженная в цвете и отделке мантии». По словам Клэптон, клочки меха на мантии отсылают к лютоволкам, а расходящиеся от горловины вышитые перья — к Трехглазому Ворону. «Перья расходятся от горловины, подобно солнечным лучам, как символ светлого будущего для нового короля».

Детали в королевском облачении Брана Старка

В отличие от коронационного платья Сансы, вмещающего в себя почти весь ее путь, в костюме Трехглазого Ворона нет даже малейшего намека на его историю как Брана Старка — личность второго сына Эддарда Старка давно растворилась в том, чем он стал. Королевское облачение демонстрирует статус правителя, но не более. Легко представить, что король предпочел бы вообще не украшать одежду, не имеющую для него никакого значения, однако для его окружения нужны хоть какие-то символы власти. Может быть, подобно тому, как прежний костюм был выбран Сансой, новым облачением король обязан Тириону Ланнистеру. В этом смысле мягкость бархата, который Клэптон ранее использовала в образе уязвимого и зависимого Робина Аррена, показывает покровительственное отношение Тириона к своему королю.

Неслучайно также, что Бриенна, которой король позволил самой определить новую форму королевской гвардии, украшает доспехи изображением вороны с тремя глазами по мотивам одного из постеров ранних сезонов. Этот символ, тревожно напоминающий брошь Короля Ночи, не является официальной эмблемой Брана и не используется в его собственном облачении — ни в виде броши, ни в виде короны, как было в доспехах прежних гвардейцев (возможно, он используется как печать?). У Трехглазого Ворона вообще нет короны, ведь он не король в традиционном для Вестероса понимании и по типу лидерства ближе к не имевшему никаких внешних атрибутов власти Мансу, принявшему на себя бремя власти перед ликом беды по договоренности кланов одичалых.

Стань Бран правителем в рамках прежней картины мира, его корона могла бы включать образы чардрева, ворон и волков. Примером здесь могут служить короны Трандуила и Трора из фильма «Хоббит».
Стань Бран правителем в рамках прежней картины мира, его корона могла бы включать образы чардрева, ворон и волков. Примером здесь могут служить короны Трандуила и Трора из фильма «Хоббит».

Намеренно или нет, но Бран концептуально отличается ото всех прочих важных героев «Игры престолов». На протяжении всей истории Брана одевают другие люди: мать — под стать отцу, мейстер Лювин — под стать принцу, Мира Рид — чтобы не замерз, Санса — чтобы показать заботу, и, наконец, Тирион — чтобы подчеркнуть статус короля. Одежда, как и физическое тело, для Трехглазого Ворона не имеют ровным счетом никакого значения, поэтому ни один из его костюмов после падения не является отражением его личности и в одежде не рассказывается его история.

Все статьи с разборами костюмов и реквизита «Игры престолов» читайте в рубрике «Костюмы».

Комментарии (13)

Наверх

Spelling error report

The following text will be sent to our editors: