1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Пародия Фанфик: Мастер над Смертью и Собачья Работа

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Кэт Шредингера, 5 окт 2017.

Ключевые слова:
  1. Название: Мастер над Смертью и Собачья Работа
    Фандом: ПЛИО, Гарри Поттер, Легенда о героях галактики (немного)
    Автор: Кэт Шрёдингера
    Категория: джен, гет, пародия, драма,
    Размер: макси
    Пейринг: пусть будут сюрпризом
    Персонажи: Гарри Поттер, Беллатрикс *Воин Зари* Блэк, Гермиона Грейнджер, Альбус Дамблдор и др.
    ПОВ: Гарри Поттер и возможно другие
    Рейтинг: R
    Жанр: Драма, юмор, местами пародия, Modern AU по отношению к Мартину, Modern AU по отношению к Роулинг
    Предупреждения: смерти персонажей, ООС
    Краткое содержание: аврор Поттер во время задания случайно убил магла, и теперь ищет новую работу... Действие происходит в альтернативной магической Британии начала XXI века, которая в некоторых аспектах похожа на Вестерос. Возрастное соотношение героев не соответствует канонному, жизненные обстоятельства так же могут быть иными.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО и Роулинг.
    Статус: в процессе

    Книга 1. Философская игра.

    Содержание:

    Глава 1. Певец, который умер.
    Глава 2. Директор, у которого много врагов.
    Интерлюдия 1. Легенда о Питере-Крысе.
    Глава 3. Магия, которая запретна.
    Глава 4. Студенты, которых ждет сдача СОВ.
    Глава 5. Пророчество, о котором не знали.
    Глава 6. Девицы, которые в беде.
    Глава 7. Мальчик, у которого тоже проблемы.
    Глава 8. Кровь, которая чиста.
    Глава 9. Смерть, которая на острие.
    Глава 10. Тени, которые пляшут.
    Глава 11. Факультет, который помнит.
    Глава 12. Вещи, которые опасны.
    Глава 13. Гости, которых не приглашали.
    Глава 14. Люди, которые боятся.
    Эпилог, в котором кто-то умрет.

    Глава 1. Певец, который умер.

    Потому что звезда рок-н-ролла
    Должна умереть.
    (с) Сплин

    Гарри Поттер тяжело переживал отстранение от работы. Это был не первый такой случай в его карьере Аврора, но сейчас он действительно чувствовал себя виноватым. Дело казалось пустяковым, изначально авроров привлекать даже не планировали - обычное нарушение Статута о секретности, ну ладно, не совсем обычное, но точно не казавшееся опасным.
    Началось все так: довольно известный магловский поп-певец, чья популярность начала падать, решил подогреть интерес к себе, выступив в эфире ток-шоу "Пусть обсуждают" с историей о том, как в юности, около пятнадцати лет назад, когда его карьера была на пике, стал жертвой приворота со стороны сумащедшей поклонницы. На взгляд Гарри, история для маглов выглядела бы просто глупо и неубедительно, да ещё и выставляла звезду эстрады в крайне неприглядном виде, поскольку тот бросил девушку беременной и никогда больше не интересовался её судьбой, вспомнив лишь тогда, когда продюссеры решили, что для оживления карьеры срочно нужен скандал.
    Магическое сообщество Великобритании вряд ли бы узнало об этих приготовлениях, если бы ушлые магловские журналисты не разыскали ту самую предполагаемую ведьму, чтобы договориться о присутствии на шоу вместе с сыном-подростком, который, на их беду, как раз приехал к ней на каникулы из закрытой школы... Известной такой закрытой школы, широко известной, хоть и в узких кругах. Ведьма действительно была таковой, хотя и весьма слабой, и готова была на всё, лишь бы увидеть бывшего любовника, а вот мальчик впал в ярость и наложил на работников телеканала несколько весьма гадких заклятий, чем привлек внимание сотрудников Министерства к этой неприятной истории, а так же чуть было не заслужил исключение из Хогвартса.
    Помимо наказания подростка, было решено стереть память всем маглам, готовившим съёмки. Однако, когда группа магов отправилась в звукозаписывающую студию "Трезубец" накладывать Обливиэйт самому певцу и его команде, случилось непредвиденное - в студии по случайности находились две ведьмы-певицы, работающие среди маглов и тайно использующие тёмный артефакт, выкачивающий из их коллег-конкуренток молодость и красоту. Они с перепугу решили, что маги пришли по их душу, и не нашли ничего лучше, как напасть на них. Не готовая к этому группа специалистов по секретности сразу же вызвала подкрепление из авроров. Гарри, аппарировавший на место преступления, сразу же обезвредил одну из нападавших, а вот вторая отбила пару его заклятий, прежде чем быть пойманной. Аврор уже было решил, что его работа успешно выполнена, но тут понял, что ставший причиной всего этого безобразия певец неподвижно лежит на полу - в него отлитело отраженное ведьмой оглушающее заклятие, а при падении он ухитрился удариться головой. Магл был мёртв.

    Против Поттера было выдвинуто обвинение в причинении смерти по неосторожности гражданскому лицу и в нарушении всё того же Статута секретности. На период расследования он был отстранён от работы с ограничением права покинуть страну. Поэтому он сидел дома, в своем коттедже в Годриковой Впадине, и люто завидовал жене, Беллатрикс Блэк, которая тоже являлась аврором и теперь, казалось, работала за них двоих. К чести Гарри, он впервые в жизни завидовал ей, хотя нельзя сказать, что раньше повода не было - Беллатрикс была непревзойденным боевым магом, единственным знакомым Гарри, кто мог сражаться двумя волшебными палочками одновременно. Она же после смерти своего отца стала хранителем непобедимой Бузинной палочки, созданной самим Мерлином, от которого происходил род Блэков.
    По легенде, палочка была получена с помощью тёмного ритуала: якобы, чтобы спасти Британию от какого-то очередного зла, Мерлин изобрел способ создания непобедимого оружия, немного похожий на создание Хорхрукса, но, в отличие от него, заключающий в предмет душу не убийцы, а убитого. Чтобы сделать созданную им палочку непобедимой, Мерлин наложил ею Аваду Кедавру на свою любимую жену, Нимуэ, и теперь душа волшебницы много веков питала могущество Бузинной палочки. Впрочем, Гарри никогда не верил в эту историю. Блэк, обладающий Бузинной палочкой, именовался Воином Зари. Унаследовать её должен был один из сыновей-близнецов Гарри и Беллы - Сириус, носящий фамилию матери, поскольку по мужской линии род Блэков прервался. Второго близнеца звали Джеймс, и он был наследником Поттеров.

    Теперь Гарри мог целые дни проводить с сыновьями, что было ещё более изматывающим, чем дежурства на работе - двухлетние близнецы были развитыми не по годам и невероятно активными. Гарри даже боялся выводить их на прогулку - в доме их удерживали охранные чары, а вот попав на улицу они сразу наровили убежать. Конечно, Годрикова Впадина была не крупным поселением, где все хорошо друг друга знали, но это не значило, что детей можно было бы упускать из виду. Внешне мальчики были разными - Сириус унаследовал внешность матери - тёмно-фиолетовые глаза и темные волосы, и, как Гарри надеялся, свойственные всем Блэкам красоту и аристократичность. Джеймс же обладал типичной внешностью Поттеров - синими глазами и чёрными волосами. Согласно родовой книге, абсолютно все дети Поттеров рождались с такими данными, единственным исключением стал сам Гарри (если не считать какого-то Ренли, жившего в Средние века, чьи глаза меняли цвет в зависимости от того, что на нем надето). Его отец женился на прекрасной девушке с ярко-зелеными, как листва или луч Авады, кому как больше нравится, глазами, и пламенно-рыжими волосами. В древности про неё сказали бы, что она "поцелованна огнём". Предки считали, что такие приносят счастье. Впрочем, она умерла совсем молодой, и отец больше никогда не женился. Волосы у Гарри были фамильными, чёрными, но цвет глаз он унаследовал от матери.

    Беллатрикс отправила через каминную сеть записку, что вернётся только ночью, и Гарри, чтобы не бездельничать, решил сводить близнецов на детскую площадку и заодно зайти за покупками - обычно он посещал магловский магазин, хотя Кричер, их домовой эльф, собственность рода Блэк, очень переживал из-за этого. Он был сторонником теории превосходства волшебников во всех сферах жизни.
    Одев близнецов и усадив их в коляску, даже ни разу не прибегнув к Империусу, гордый собой Поттер отправился на детскую площадку. Аврор вежливо поздоровался с присутствовавшими матерями (сегодня здесь оказались только маглы) других детей, но постарался расположиться подальше от них - бесконечное обсуждение ток-шоу и мыльных опер его не привлекало, особенно в последние дни. То, что за детьми следит он, а не Белла, никого не удивляло - все знали, что они с женой работают посменно, иногда в ночь. К тому же, к нему, с его простыми манерами, соседи относились лучше, чем к высокомерной красивой Белле.
    Незаметно наложив на детей следящие чары, Гарри посмотрел на развальны замка Годрика Гриффиндора, когда-то возвышавшигося на Утесе, нависающем над Годриковой Впадиной. В древности под замком были золотые прииски, но они иссякли ещё в Средние Века, если, конечно, существовали не только сказках. По легенде, Годрику было всего семнадцать лет, когда он убил безумного Тёмного Лорда Эйриса. Когда-то в детстве Гарри мечтал, что в семнадцать тоже победит какого-нибудь Тёмного Лорда. Поэтому сразу после Хогвартса он пошёл в Аврорат. Своего первого тёмного волшебника он победил в девятнадцать лет, а вот Тёмные Лорды оказались товаром штучным. До сих пор Гарри ни одного из них не видел в живую, только на картинках в учебниках истории. В основном авроры гоняли разных мелких преступников типа тех девиц с амулетом и иногда опасных существ. И вот ему уже двадцать пять лет, и он отец двоих детей. Возможно, он получил знак, что пора задуматься о смене работы?
    От экзистенциальных размышлений парня отвлекло внезапное понимание, что именно обсуждают мамаши на скамеечке. Эти клуши говорили о смерти той самой поп-звезды!
    -...а все-таки, наверное, он что-нибудь принял, - говорила одна. - Музыканты ведь все такие... Как можно так упасть, если ты не под кайфом?
    - Ой, так жалко! - не в тему отвечала другая. - Такой красивый! И лицо, и задница!
    От этих милых девических восхвалений достоинств покойного Гарри поплохело ещё больше.
    - А имя какое красивое! - подхватила третья. - Подумайте только - Рэй Таргарьян! Интересно это настоящее?
    - Дорогая, ты совсем журналов не читаешь? Конечно это псевдоним! Он из старой дворянской семьи, его родители были против...
    На этом месте Поттер забрал сопротивляющихся детей и сбежал.

    Вечером, уложив близнецов и проконтролировав приготовление ужина Кричером (впрочем, еда, предназначавшаяся Беллатрикс, всегда была самой лучшей - домовик, в отличии от соседей, любил хозяйку намного больше, чем хозяина), Гарри нашёл в интернете несколько концертных записей убиенной поп-звезды и надел наушники. Парень вообще часто пользовался магловской техникой - для аврора никакие средства связи и поиска информации не могут быть лишними.
    Гарри так засмотрелся, что заметил вернувшуюся жену только когда она сорвала с него наушники.
    - Хватит пялиться на своих Кардашьян! - притворно строго прикинула Воин Зари. Руки у неё были расцарапаны, на щеке ссадина - в целом Беллатрикс выглядела очень довольной. Она обожала сражаться.
    - Чего? - не понял парень.
    - В смысле, как там, Таргарьяна, - поправилась Белла. - Хотя он и правда очень симпатичный... - протянула она, присмотревшись к экрану. Гарри ответил на это недовольным взглядом. - Жаль, что магл. Но имя ужасно глупое, не запомнить.
    - Конечно это псевдоним, - заметил аврор. - Его настоящее имя - Том Риддл.
    - Намного проще, - кивнула Белла. - Бросай ты по нему убиваться, гад он был, алименты не платил!
    - Я и не убиваюсь, это немного другое... Пошли спать.

    Наверное, Гарри переборщил с просмотром записей, поскольку теперь концерт ему снился. Он был один в тёмном зале, единственным светом в котором был яркий луч софита, выхватывающий четырёх людей на подмостках. Вот к микрофону подошёл светловолосый мужчина в красно-золотой одежде, с такими же ярко-зелеными глазами, как у Гарри. Он улыбнулся и эта улыбка резала, как нож. В руках у него появилась электрогитара.
    Он начал играть, и мелодия была столь безысходной, что, казалось, в мире ничего нет, кроме Азкабана и его дементоров.

    ...In a coat of gold or a coat of red,
    a lion still has claws,
    And mine are long and sharp, my lord,
    as long and sharp as yours...*

    Трое других также придвинулись ближе, среди них был ещё один мужчина и две женщины. У мужчины не было головы, а к обрубку шеи кто-то пришил волчью. Одна из женщин была обнажена и закована в цепи, а за спиной другой появилось что-то вроде дверного проёма, за которым было только небо, куда тут же с диким воплем выпал какой-то человек.

    ... But now the rains weep o'er his hall,
    with no one there to hear.
    Yes now the rains weep o'er his hall,
    and not a soul to hear.**

    У солиста же правая рука, как теперь видел, заканчивалась обрубком, отдельно от которого существовала заколдованная золотая кисть, перебирающая струны.
    Наконец, безысходная мелодия закончилась, солист с выражением той же безысходности произнёс в микрофон что-то непонятное - "С Бродягой, Хвостом, Сохатым, а может быть, даже с Лунатиком, почем мне знать"... После чего развернулся и вышел в небесную дверь, куда за ним чуть погодя последовали и остальные, дверь исчезла, и свет от софита погас, так что Гарри оказался в полной темноте. Тут же он услышал справа от себя что-то вроде стука когтей по полу. Волшебной палочки Гарри нигде не было. Обернувшись, парень увидел два горящих красных глаза, которые тут же переместились левее и ближе. Существо издало что-то вроде глухого ворчания, сменившегося громким скрежетом, к которому тут же добавился вопль " Зааважу сволочь ". Тут Гарри понял, что проснулся, а кричит Белла. В окно кто-то бился, издавая тот самый скрежет.

    Машинально схватив палочку и скомандовав " Люмос" Гарри увидел, что в окно бьётся всего лишь почтовая сова, а Белла уже открывает ей, ругаясь на то, что кто-то пишет в столь неурочное время.
    С горем пополам забрав письмо и ещё раз пообещав жестоко убить отправителя, Беллатрикс кинула его Гарри, которому оно и было адресовано. И тут за окном раздался самый настоящий, достаточно близкий волчий вой.
    - Надо же, неужели в деревню забрели! - удивилась Воин Зари, впрочем, судя по вою, зверь был всего один. - Кто этот гад? - осведомилась она, кивнув на злополучное письмо.
    - Директор Хогвартса... - недоуменно ответил аврор. - Настаивает на встрече.

    Конец первой главы.
    __________________
    *Золотая ли шерсть или красная
    у льва все равно есть когти,
    и мои длинные и острые, милорд,
    такие же длинные и острые, как у тебя.

    Дж. Мартин, "Рейны из Кастомере".
    **Но теперь дожди плачут в его чертоге,
    и не слышит их никто.
    Но теперь дожди плачут в его чертоге,
    и не слышит их ни одна живая душа.

    Дж. Мартин, "Рейны из Кастомере".
     
    Последнее редактирование: 21 май 2018 в 02:29
    EMey, Rizhiknay, taelshaany и 11 другим нравится это.
  2. Джей

    Джей Лорд

    Это лучший стеб на оба фандома, который я когда-либо читал!

    Микс из двух фандомов, ляпов Мартина, приемов modern!AUи фантомных стереотипов невероятен. Постмодернизм во всей своей красе. Он может тяжело восприниматься, но его воздействие не сравнить ни с чем.

    Я так хочу продолжения…
     
    Flame Dragon и Кэт Шредингера нравится это.
  3. Спасибо! Поменяла префикс на пародию, поскольку конечно никакой это не джен.

    Продолжение близко.
     
    Flame Dragon, Sancha и Джей нравится это.
  4. Глава 2. Директор, у которого много врагов.

    Лишь однажды пытался я школу поджечь,
    Да учитель узнал, спички выбросил в печь.
    (с) Пикник, "Весна"

    У ворот Хогвартса Гарри встречал знакомый еще со времен собственной учебы Рональд Уизли, но в каком виде! Поттер был поражен - однокурсник поседел, волосы стояли дыбом, а глаз дергался.
    - Привет, Рон! - поприветствовал он бывшего рыжего. - У меня назначена встреча с директором.
    - Привет, Гарри, - обрадовался тот. - Я тебя провожу! Слышал, тебя поперли из Аврората?
    "Уизли не могут сделать Хорхрукс, потому что у них нет души. Иначе бы они захватили мир и съели нас всех" - вспомнилась Гарри слизеринская шутка. А он-то уже забыл, за что рыжего не любили.
    - Я отстранен до конца выяснения обстоятельств, - спокойно ответил аврор. - А что с твоими волосами?
    - Это все проклятые дети виноваты! - пылко вскричал Рон. - Пикси, а не дети! Малолетние дементоры!
    Всю дорогу до директорского кабинета он продолжал костерить студентов. Особенно часто он поминал каких-то "уродливую феминистку", "отвратительного мелкого гоблина" и "грязного оборванного носатого хама", судя по всему, лишенных даже зачатков уважения к педагогическому гению Рональда.

    Кабинет директора мало изменился со времен учебы Гарри - бесконечные портреты покойных руководителей школы и колдографии ныне здравствующего. Тот так же практически не изменился - все такие же ярко-голубые глаза и широкая белозубая улыбка. Рядом с директорским креслом стоял высокий молодой мужчина, одетый в длинную винно-красную мантию, скрепленную около горла огромным кровавым рубином. Гарри он с первого взгляда не понравился, хотя казался очень красивым - правильные черты лица, длинные льняные локоны, жесткие серые глаза - было в нем что-то страшное и неестественное. Этот мужчина был единственным новым элементом интерьера кабинета.
    - Гарри, мальчик мой! Как я рад тебя видеть! - директор улыбнулся еще шире, хотя, казалось бы, некуда. - Садись! Познакомься с моим заместителем, новым деканом факультета Гриффиндор, Геллертом Гриндевальдом!
    - Я счастлив увидеть вас лично, уважаемый аврор Поттер! - Гриндевальд старательно изобразил теплую улыбку. - В эти темные времена те, чьи сердца хранят в себе огонь, обязаны держаться вместе. Именно вы можете оказаться Избранным, аврор Поттер.
    - Эээ, спасибо, - неуверенно ответил Гарри, чувствующий себя как на собрании секты. - Директор Локхарт, чем обязан вашим приглашением?
    - Аврор Поттер, мы наслышаны о вашем отстранении, - снова заговорил Гриндевальд, обходя его кресло, Локхард же продолжил смотреть на Гарри со своей фирменной идиотской улыбкой. Парень даже проверил его на Империус, но все оказалось чисто. - И были огорчены им. Мы с моим уважаемым другом директором Локхартом очень хорошо понимаем, что Общее Благо иногда требует лишних жертв. Вы всего лишь выполняли свой долг аврора - разгонять мрак, ибо ночь темна и полна ужасов...
    - Так, подождите! Мое отстранение вполне законно, и я не желаю выслушивать эти инсинуации!
    - Гарри, мальчик мой! - наконец осмелился внести свою лепту в разговор Гилдерой Локхарт, - Ты просто не знаешь о постигшем Хогвартс несчастьи! Ты ведь помнишь легенду о Питере-Крысе?!
    - Еще бы я ее не помнил! - Гарри в ярости вскочил и чуть не направил на директора палочку. - На моих глазах эта тварь убила Седрика Диггори, а вы лично официально заявили, что я сумасшедший!
    - Мистер Поттер, - проговорил Гриндевальд, легким взмахом ладони затыкая директора. - Человеку свойственно ошибаться, но битва, начавшаяся в начале времен, идет не между вами и министерством, и не между министерством и директором Хогвартса, а между светом и тьмой, между жизнью и смертью...
    - Я самый красивый мужчина в Хогвартсе! - вдруг сдавленно вклинился директор. - А после того, как погиб мистер Филч...
    - Стоп! - рявкнул Поттер самым аврорским голосом, на какой был способен. - Что вы несете?! А ну рассказывать по-порядку! А вы, Гриндевальд, молчите!

    И Локхард рассказал по порядку. Как оказалось, в конце учебного года в Хогвартсе произошло убийство - кто-то зарезал бессменного завхоза замка, мистера Филча. Глава попечительского совета Драко Малфой предпочел дать взятку в официальные инстанции, чтобы директор имел возможность расследовать данное ужасающее преступление внутренними силами без скандала, тем более, убийство выглядело не магическим. Однако, пролитие крови на территории замка привело к активизации древнего злого духа, обитающего в Хогвартсе - Питера-Крысы. При жизни Питер был безумным маньяком и темным магом-некромантом, преследующим молодых и красивых парней. Будучи проклятым кем-то из жертв, он превратился в огромную злобную крысу, блуждающую в подземельях замка. Последний раз он активизировался, когда Гарри учился на четвертом курсе - тогда погиб Седрик Диггори с Хаффлпафа, капитан команды по квиддичу, отличник, староста и просто самый популярный парень в школе. По неподтвержденным данным, как и многие жертвы Питера Седрик после смерти сам стал нежитью. Говорили, что родители переправили его в гробу с землей в США, где он теперь обитает в какой-то дождливой деревне, не отмеченной даже в самых подробных картах. Гарри в это не верил - только безумец рискнул бы попасть в поле зрения Аврората Соединенных Штатов, известного своей фанатичностью и полной отмороженностью.
    Как и положено маньяку, Питер-Крыса предпочитал определенный типаж - его жертвы были популярными юношами с аристократической внешностью, чаще темноволосыми, изредка рыжими, не глупыми. На взгляд Гарри, Гилдерой Локхарт вряд ли мог его заинтересовать, но сам директор был свято уверен, что именно он является самым красивым и умным мужчиной Хогвартса, а значит, намеченной жертвой маньяка. В связи с этим, профессор Гриндевальд посоветовал ему нанять Гарри Поттера, чья карьера в Аврорате оказалась под угрозой, и чья уверенность в существовании Питера-Крысы не подлежала сомнению, в качестве охраны.
    Помимо Крысы, Локхарт посчитал личным врагом убийцу или убийц Филча.
    Официально Гарри была предложена должность профессора зельеваренья, поскольку занимавший ее ранее Рональд Уизли был по многочисленным просьбам студентов переведен на открывшую в связи со смертью Филча должность завхоза.

    Гарри покинул кабинет Локхарта с обещанием подумать - все озвученное его сильно обеспокоило, но ни директор, ни непонятно откуда взявшийся заместитель доверия не вызывали. Но ведь дети явно были в опасности... Однако, не успел он отойти и десяти шагов от двери, его догнал Гриндевальд.

    - Я провожу вас, если позволите, аврор Поттер. Мне все равно необходимо развести письма маглорожденным абитуриентам.
    Гарри потерял дар речи.
    - Да вы...вы...вы охренели?!!! Сегодня двадцать седьмое августа!!!
    - А еще у нас нет профессора зельеварения, - грустно отозвался светловолосый волшебник, - Однако, как говорил Заратустра, делая невозможное, мы приближаемся к состоянию сверхъчеловека...
    - Идите вы со своими проповедями знаете куда?!! - вызверился аврор. - Ладно, я согласен, но это только потому, что вы разваливаете школу!!!
    - Ради детей! - понимающе кивнул Гриндевальд.

    К выполнению новых обязанностей Гарри был вынужден приступить сразу же - маглорожденные абитуриенты все еще не получили свои письма. Покинув антиаппарационный барьер, уже почти бывший аврор отправился в сиротский приют, где обитал одиннадцатилетний Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор.
    По дороге Гарри, пожалевший сироту, решил купить для мальчика каких-нибудь сладостей, но в магазине оказались только лимонные дольки, пришлось брать их.
    Дамблдор оказался серьезным мальчиком с серебристо-белыми волосами.
    - Скажите честно, - угрюмо проговорил он, глядя на Поттера исподлобья. - Вы работорговец? В закрытую школу - это значит на рынок живого товара? А ну отвечайте! - прикрикнул он так, словно ожидал безоговорочного повиновения. - Ой, дольки! Дольки я люблю.
    - Нет, что ты, я волшебник, и ты тоже волшебник, но тебе нужно учиться в школе, чтобы научиться управлять своей силой.
    - Я всегда знал, что я особенный! - кивнул Дамблдор. - Я умею делать разные вещи... когда другие дети нападают на меня, я говорю, что призову дракона, и у них действительно появляются ожоги и струпья.
    - Альбус, я понимаю, что ты просто защищаешься, но использовать магию вне школы для тебя пока очень опасно - ты можешь легко потерять контроль и навредить и себе и другим.
    Дамблдор сделал вид, что принял утверждение к сведению.
    - Когда я овладею своей силой, я сделаю так, чтобы у каждого ребенка в мире было свое лимонное дерево. Скажите, а вы умеете разговаривать с драконами?
    - Нет, Альбус, с драконами никто не может разговаривать, - начал объяснять Гарри, обрадованный, что его больше не обвиняют в причастности к работорговле. - Но кровь дракона можно использовать во многих зельях и ритуалах, а жила дракона - одна из наиболее распространенных сердцевин для волшебных палочек. Тебе, кстати, необходимо купить товары для школы, для детей, не имеющих средств, выделена небольшая стипендия, тебе на все хватит, не переживай. Я могу сопроводить тебя, но если ты хочешь, я расскажу тебе, что нужно делать, и ты можешь пойти один.
    -Я всего лишь одиннадцатилетний ребенок, - Дамблдор посмотрел на Гарри, как на полного идиота, - И, конечно, будет намного лучше, если меня будет сопровождать кто-то из взрослых.

    "Вполне милый ребенок, - подумал Гарри. - И чего это директриса плела, будто он все время врет, манипулирует и интригует?"

    Конец второй главы.

    Примечания автора: Гриндевальд не обязуется приводить реально существующие цитаты Заратустры или Ницше.
     
    Последнее редактирование: 11 фев 2018
    taelshaany, Леди N, Flame Dragon и 4 другим нравится это.
  5. Джей

    Джей Лорд

    Продолжение остаётся все таким же великолепным. Если не углублятся, могу выделить Рона, превращающегося в Снейпа, Гриндельвальда - Мелисандру, который цитируя Заратустру отсылает к нему одновременно и как к основателю религии-прототипа рглорианства, и как к герою Ницше, чьим поклонникам наверняка был живший в начале прошлого века и верующий в сверхлюдей каноный Гриндельвальд; Альбуса - Дейнерис- Тома Реддла, который, при том что ведёт себя умнее Тома(или сказывается то, что сам Гарри - не Дамблдор), натуральный Реддл, натуральная Дейнерис и все равно натуральный он сам, а лимонные дольки с лимонным деревом шикарно сливаются воедино. Ну и Локонс - как всегда Локонс, что тоже радует.

    Питер - Крыса, который, черт знает, возможно немного Повар-Крыса и Питер Бейлиш (ибо симпатичные юноши с аристократической внешностью, темными, иногда рыжими волосами и неглупый - это мужской вариант Сансы/Алейны) впридачу к Питеру Петтигрю, меня интригует. Мотивы, цели, как все это связано с отстранением Поттера… Детективная линия ведь будет связующей?

    Ваш стиль с одной стороны напоминает мне как сам Мартин в приквелах обыгрывает одни и те же истории и типажи из основной саги и даже других приквелов под разными именами и временами, с другой - хотя я в этом мало разбираюсь, Пелевина, Сорокина и других русских постмодернистов. Постмодерн в смысле разрушения мира и выстраивания нового из его обломков.

    Вы не думаете выкладывать это фанфик на других сайтах?
     
    Flame Dragon и Dora Dorn нравится это.
  6. Канонный Риддл - Лорд тут тоже есть, просто из-за того, что это модерн-ау, и медицина на уровне конца 20 века, его мать не умерла от родов, так что в приют он не попал. Но должен же быть закон сохранения персонажей из приюта). И не зря же Дамблдор помимо всего прочего известен как изобретатель 4х новых способов применения драконьей крови. ;)) По-моему, он здесь ведёт себя в целом примерно так же, как Том, но Гарри реагирует иначе.
    Питер-Крыса в первую очередь собран из ГПшного Хвоста, Повара-Крысы и Рамси Сноу, плюс это немного привет слэш-фанфикам. От Бейлиша тоже немного есть.

    Детективная линия конечно есть, но в ГП меня всегда бесило, что все зло в итоге связано с Лордом, поэтому здесь преступления совершают разные персонажи по не связанным друг с другом мотивам.
    Я планируют это сделать сразу же, как закончу хотя бы половину).
     
    Flame Dragon, Dora Dorn и Джей нравится это.
  7. Интерлюдия 1. Легенда о Питере-Крысе.


    Был когда-то ты мечтой девичьей,
    Был когда-то ты прекрасным принцем -
    Безобразным нынешним обличьем
    Ты обязан серым злобным крысам.

    (с) Канцлер Ги, "Страшная сказка"


    История Питера-Крысы относится к преданиям глубокой древности, когда замок Хогвартс был еще молод. Обычным учеником был Питер, некрасивым, небогатым, не выделявшимся ни в чем кроме одной лишь запретной некромантии, да еще было у него умение превращаться в крысу. И был у него ближайший друг, наследник Блэков Герольд по прозвищу Темная Звезда, юноша с черными волосами и лиловыми глазами, известный своей необычайной красотой и великолепным владением мечом и боевой магией.

    И была дева с зелеными глазами по имени Лилия, что приходилась дочерью Годрику Гриффиндору. Питер мечтал обладать ею, потому что она была добра и прекрасна, и все любили ее, но боялся просить ее руки, ибо понимал, что нет у него ни знатности, ни богатства, ни славы, и ждет его лишь унизительный отказ. Каков же был его гнев, когда узнал он о помолвке Лилии с Герольдом из дома Блэков! Питер был так разгневан, так возненавидел своего друга за его красоту, за его знатность и силу, что решил уничтожить Блэка, запятнать его имя, лишить его красоты, сломать его гордость. И придумал Питер, как осуществить свою месть. Подобравшись к Лилии в обличье крысы, он убил девушку, а потом в присутствии большого числа людей бросил обвинения в ее смерти Герольду. Герольд хотел убить его за клевету, но Питер успел устроить взрыв с помощью заклятья, превратиться в крысу и сбежать. Но не вполне успел Питер увернуться от наказания - перед превращением Герольд сумел отсечь ему мечом ухо. Как и рассчитывал Питер, Темную Звезду обвинили в убийствах Лилии, Питера и тринадцати свидетелей, от взрыва колдовского погибших, и бросили в страшные подземелья замка Дредфорд, доблестным охотникам за темными, душу свою бессмертную дробящими да в шкуры зверей ее заселяющими, магами на опыты.

    Сбежав в обличье крысы, Питер поселился в доме одной знатной, но обедневшей семьи. У хозяев было шесть сыновей и юная дочь по имени Кейтлин. Все они были рыжеволосыми. Младшие дети скоро стали подкармливать умную крысу и играть с ней, но самый старший сын догадывался, что это необычный зверек, и не раз пытался убить его. Однако, крыса была осторожной и шустрой. Старшего из сыновей Питер возненавидел с той же силой, что ранее Блэка, потому что был он самым умным и красивым среди братьев. Но вскоре юноша прибился к искателям сокровищ и уплыл в Египет. Стало Питеру жить хорошо и вольготно - никто не преследовал его, с ним делились едой и играли. Особенно привязался он к Кейтлин. Но вскоре стал он замечать, что дева все чаще с раннего вечера запирается в своей спальне, а на утро выходит вся бледная да уставшая. Перестала она играть с крысой, да и с братьями, и с родителями перестала она разговаривать. Только худела да бледнела с каждым днем. Питер решил проследить, что она делает, когда запирается в спальне.

    И вот крыса проскользнула в спальню девы, спряталась в темный угол и стала ждать. Видит - зашла девушка в свою спальню, дверь изнутри заперла, из ларца достала волшебную палочку с пером феникса и как бросит ее об пол! И тут появился из палочки красивый юноша с темными волосами... Только был он не живыми человеком, а духом, в предмет, Хорхруксом рекомый, заключенным. Всю ночь крыса подслушивала, и узнала, что зовут его Брандоном, и догадался Питер, что это темный маг Брандон Волчья Кровь, казненный Темным Лордом Эйрисом за использование запретной Магии Души, которую даже Темный Лорд преследовал.

    Весь день затем думал Питер о юноше-Хорхруксе. А следующей ночью выкрал он палочку с пером феникса и сбежал. Решил он с помощью Хорхрукса и своих познаний в некромантии возродить Брандона, но в жутком обличье, чтобы никогда ни одна девица больше не взглянула на него. И исполнил он свой замысел, хоть и лишился при этом в добавление к уху руки - не обрадовался новому облику темный маг. Но что делать, наколдовал он себе серебряную руку, и стал ждать, пока из Египта вернется старший брат Кейтлин, которому он тоже собирался отомстить. И когда тот вернулся, заманил его в логово оборотней, но те его убить не сумели, а только изуродовали его лицо безобразными несводимыми никакой магией шрамами, что Питера вполне удовлетворило.

    Только не знал Питер, что когда-то у Брандона была любовница из рода Блэков, которую звали Эшара. И каким бы ужасным ни был облик ее возлюбленного после возрождения, она не отвернулась от него. И как-то узнала женщина, что ее родич Герольд сбежал из страшного замка. Нашла она его и узнала его историю, а потом своими руками убила, чтобы прекратились его мучения и чтобы вид калеки не позорил благородный и древнейший род Блэков. А после вернулась она к Брандону, и вместе они придумали страшное проклятие, чтобы покарать крысу за весь причиненный вред. Леди взяла из сокровищницы Блэков Бузинную палочку, а темный маг загадочное волшебное кольцо, что было реликвией его рода, и они отправились на поиски.

    Прознав, что за ним охотятся, Питер спрятался в обличье крысы в Хогвартсе, будучи уверенным, что там его никогда не найдут. Но магам пришел на помощь покусанный оборотнями юноша, который с помощью своего обострившегося обоняния сумел выследить нужную им крысу. И поймали они Питера, и после долгих пыток применили свое проклятие, использовав Бузинную палочку, волшебное кольцо и каплю крови оборотня.

    Обрекли они Питера на вечные скитания по подземельям замка в виде огромной страшной крысы с горящими глазами, обреченной питаться другими крысами и бессильной причинить зло людям. Но если в замке происходит преступное кровопролитие, Питер-Крыса обретает силу вредить людям, и выбирает юношу, выделяющегося среди других красотой и способностями, чтобы убить или искалечить его, после чего успокаивается до следующего пролития крови.


    Конец интерлюдии.
     
    Последнее редактирование: 11 фев 2018
    taelshaany, Flame Dragon, starina7 и 2 другим нравится это.
  8. Глава 3. Магия, которая запретна.

    Забери мое золото, мой амулет,
    Все, что можешь с собой унести, забери.
    Я хотела бы верить, что смерти нет,
    Но она сторожит у самой двери.

    (с) Скади (Людмила Смеркович), "Силуэт смерти"

    Беллатрикс совершенно не оценила новую работу мужа, в результате чего тому пришлось несколько напряженных минут уворачиваться от круциатусов и криков "А как же я? А как же дети? А как же Кричер?! О Кричере ты подумал, олень бессовестный?!". Впрочем, она быстро примирилась с ситуацией, сообразив, что происходящее в школе выходит далеко за пределы нормы, и там действительно необходимо присутствие человека, имеющего опыт оперативной работы и знакомых в Аврорате. О Геллерте Гриндевальде, кстати, ни магическими, ни магловскими методами узнать не удалось ничего, кроме того, что он долгое время жил в Японии, а так же посещал Украину и США. За детьми согласилась приглядывалась тетушка Гарри, Марджери, которая недавно в очередной раз овдовела, и все равно подыскивала себе какое-нибудь занятие, поскольку сидеть в опустевшем доме ей было довольно не комфортно. С Беллой Гарри планировал поддерживать связь с помощью магических парных зеркалец - одного из многочисленных блэковских артефактов. Так же для срочного вызова подкрепления или эвакуации они обменялись порт-ключами - аппарация в Хогвартсе, как известно, не работает. Бесперебойной работы магловской техники так же никто не обещал.

    На самом деле, бывший аврор очень слабо представлял себе, как будет заниматься педагогической деятельностью - все усилия он бросил на подготовку к "общению" с Геллертом мать его Гриндевальдом и Питером-Крысой. И вот осень близко, а точнее, уже наступает. Конечно, остались планы занятий от Рональда Уизли, но ознакомившись с ними, Гарри сделал вывод, что недовольство студентов его лекциями было вполне оправданно. Самого бывшего аврора, в общем-то, тоже было сложно назвать образцом компетентного зельевара, хотя курсы подготовки и повышения квалификации аврората существенно подняли его уровень владения этим предметом по сравнению со школьным. Вот с преподаванием защиты от Темных Искусств он точно справился бы великолепно, но такой вакансии не было.

    31 августа Поттер снова удостоился личной аудиенции у директора, который, кстати, старался появляться в школе как можно реже. Естественно, в кабинете обретался и таинственный Гриндевальд в своих неизменных красных одеждах. В руках он вертел томик Ницше.
    - Гарри! - выдал свою обычную жизнерадостную улыбку Локхарт. - Я хочу предупредить тебя относительно одного из студентов! Это совершенно исключительный мальчик! В этом году он сдает СОВ, и у него обязательно должен быть высший балл! Понимаешь, обязательно! Позаботься об этом! Он должен блистать ярче всех на курсе!
    - Полагаю, речь о наследнике известного рода? - предположил Гарри, еще не успевший узнать, чьи благородные отпрыски на каких курсах учатся. В любом случае, перспектива тащить ленивого мажора на высший балл ему как-то не нравилась.
    - О, мальчик мой, это сын самой Септонессы Джоанны, главы культа Семи Книг! - директор воодушевленно замахал руками. - Самой богатой женщины магического мира!
    - Я думал, ее сын наполовину гоблин, - вспомнил очередную беседу соседок по детской площадке бывший аврор.
    - Так и есть! Бедняга всего три фута ростом и выглядит... весьма специфически!
    - Как его зовут и на каком он факультете? - что же, по крайней мере, совершенно исключительный полугоблин вряд ли станет объектом преследования Питера-Крысы.
    - Его зовут Филеас Флитвик, и он учится на моем факультете, - вмешался Гриндевальд. - Учтите, юноша талантлив и обладает хитрым и острым умом, таким студентом гордились бы и Рейвенкло, и Слизерин. Однако, ваш предшественник не сумел привить ему интерес к зельварению, а мальчик отличается весьма упрямым характером, и постоянен в своих симпатиях и антипатиях. Ваша задача - привить ему интерес к своему предмету, придать уверенности в собственных силах. Этого студента определенно ждет великое будущее, даже в своих пороках он проявляет неординарные способности - по крайней мере, как ему удалось неоднократно протаскивать в Гриффиндорскую башню проституток, даже я до сих пор не понимаю.
    - То есть, у него большие проблемы с дисциплиной? - в принципе, для Гриффиндора пренебрежение правилами - явление типичное, и Гарри опасался, что помимо охоты за Крысой на него планируют повесить еще и спасение маленькой богатенькой задницы из неприятностей, куда оная будет со слизиринской хитростью и рейвенкловской продуманностью старательно вляпываться.
    - Как я уже сказал, юноша требует особого подхода. Мы с директором многого от него ожидаем, - кивнул Гриндевальд. - Рассчитываю на вашу гражданскую сознательность, профессор Поттер, никто, кроме вас не сможет помочь ему.
    - И, мальчик мой, - встрял Локхарт. - Флитвик не должен сдать СОВ хуже своих однокурсников! Ни в коем случае! На его потоке есть сильные студенты, но они все как на зло без связей!
    - Задвигать других студентов ради вашего золотого мальчика я не буду! - бывший аврор был зол. Он прекрасно узнал все эти порядки еще во время собственной учебы и ненавидел их.
    - Ваша задача вовсе не "задвинуть" кого-либо, а раскрыть потенциал конкретного студента, - уточнил формулировку Гриндевальд, - Так же, я настаиваю на повышенном внимание к мальчику, которого вы посетили с письмом - Дамблдору. Потенциально это очень способный волшебник, искренне надеюсь увидеть его на своем факультете.

    Освободившись от директора и его заместителя, Гарри решил посетить место смерти Аргуса Филча. Сопроводить его вызвался Рон Уизли. По дороге Рональд успел сильно надоесть бывшему аврору вопросами про семейную жизнь с Беллатрикс ("она же наверное если и умеет готовить, то разве что зелья из крови девственниц"...), а так же рассказами о своей младшей сестре Джиневре, которая как раз училась на на одном курсе с золотым мальчиком Флитвиком. У Гарри даже возникло неприятное подозрение, что Рон надеется на гибель Беллы на каком-нибудь задании, чтобы выдать за него эту самую Джиневру. Общение с Уизли казалось все более и более неприятным занятием, но он пока больше ни с кем кроме высшего начальства в школе не общался, а подробности о Филче нужно было добывать неофициально - в Аврорате ему ничего конкретного узнать не удалось, коррупция такая коррупция. Единственно, Гриндевальд соизволил предоставить информацию о семье покойного.

    По словам Рональда, Филча нашли утром лежащим в луже крови в коридоре недалеко от библиотеки. Кто-то ударил его ни то в шею, ни то в живот ножом - точной информацией Рон не владел. Особых социальных контактов завхоз не имел, по всей видимости, будучи сквибом, он завидовал магам и это в конец испортило его характер. Студенты его терпеть не могли, но так дела всегда и обстояли, и особых обострений в отношениях с кем-либо незадолго до смерти не было.
    - А где его кошатина? - вспомнил Гарри о единственном друге покойного. Что-то не сходилось, не только в ситуации с убийством, а вообще в личности Филча, но Поттер все никак не мог поймать эту неправильность.
    - Миссис Норрис? Не знаю, вроде, пропала куда-то, сбежала в лес, наверное, - значит, нужно поговорить с лесником, как его, кстати, зовут? Хотя, в ЭТОМ лесу обычная кошка вряд ли долго протянет. В чем же все-таки подвох? Еще нужно поговорить с Драко - зачем тому вообще понадобилось покрывать это безобразие?

    В кармане завибрировало зеркальце. Коротко извинившись перед Роном и наложив заглушающие чары, Гарри ответил. Беллактрикс, одетая в подобие викторианского платья и готично накрашенная, радостно помахала бутылкой.
    - Гарри, срочно переносись ко мне! Смотри, что у меня есть!
    - Кого это ты ограбила?
    - Сегодня взяли четырех нелегалов с Ямайки в Лютном! Это же "Вечерняя тень", настоящая, представляешь?! Давай, переносись, а то сама все выпью!
    - Шикарно! Сейчас, найду камин.
    - Жду на Гриммо 12.


    - Гарри! Я так соскучилась! - воскликнула Белла, прыгнув к нему на шею и обняв так, что чуть не сломала пару костей.
    - Тише, ты же не хочешь разбудить Вальбургу? - Поттер опасался крикливого портрета Беллиной тети, почему-то считающего себя его тещей.
    - ...хочешь разбудить Вальбургу... - ответило эхо блэковского особняка. - Разбудить Вальбургу... Вальбургу...
    - Да брось, тетя тоже наверняка соскучилась! - жизнерадостно отмахнулась Воин Зари. - Как там твое расследование? Кричер, в столовой все готово?
    - Белла, будь проще, - Гарри усмехнулся. Все-таки чопорное чистокровное воспитание не может пройти бесследно. - Зачем нам столовая? Пусть тащит все в спальню! Кстати говоря, могу я воспользоваться библиотекой Блэков? Мне нужна информация по Темным Искусствам.
    - Да неужели? - она тоже рассмеялась. - Что же именно? Я так ждала, когда же ты попросишь об этом...
    - Ну... магия души. У меня крутится в голове одна теория, но она вроде бы слишком дикая, - Гарри искал подробности легенды о Питере-Крысе, и наткнулся там аж на несколько упоминаний этой самой магии души. Он знал о ней мало, но кое-что из слышанного в Аврорате напоминало... что-то напоминало.
    - О, да ты знаешь толк в извращениях... Кричер, тащи все в спальню и принеси туда же из библиотеки "Волхование всех презлейшее", слышишь?
    - Верный Кричер уже все исполнил, хозяйка, - почти сразу же квакнул домовик. Приказы Гарри он обычно выполнял раза в два медленнее. Или в особняке Блэков ему просто было комфортнее, чем в Годриковой Впадине.
    - Все, не отсвечивай, - махнула Белла эльфу.
    - Итак, мое милое светлое дитя, - чуть позже обратилась она к мужу, взяв в руки принесенный Кричером фолиант. - Что же за теория посетила тебя? Кстати говоря, "Вечерняя тень" откроет твой разум, так что рекомендую испить, - она подмигнула и протянула ему кубок с подозрительной ярко-синей жидкостью.
    По закону, употребление этого напитка не было запрещено, а вот ввоз в Великобританию был очень сильно ограничен непомерными пошлинами и весовой нормой на человека. Поэтому, "Вечерняя тень", также называемая Вином колдунов, была огромной редкостью.
    - Ты знаешь, где можно прочитать о вселении в животных?
    - Видишь ли, это древняя друидическая магия, знания о которой передавали устно от наставника к ученику, - протянула Беллатрикс. - Тебе очень повезло, что я являюсь потомком самого Мерлина, и в моем роду кое-что из знаний о друидах сохранили, даже то, считается темным. Уверенна, даже большинство чистокровных семей давно уже ничего не помнит, да и кто сравнится в древности с Блэками? Магия души - довольно общее понятие, и она может проявиться только у потомков древних друидов, и то не у всех. Можно быть очень могущественным волшебником, но не иметь ни малейшей возможности ее использовать. Насколько мне известно, никто из Блэков не мог, хотя сам Мерлин обладал этой способностью. Некоторые люди могли видеть образы будущего и общаться на расстоянии, некоторые в добавление к вещим снам могли овладевать телами животных, перенося в них часть своего разума - таких называли "Меняющими шкуры", или оборотнями, но это не те обычные наши оборотни, которые служат луне, так что я бы их так не называла, чтобы не путаться. И это не анимагия тоже.
    - И что им давало перенесение души в животное? Как это выглядело?
    - Они могли видеть глазами своего животного, управлять им в бою, посылать на разведку...
    - То есть, шпионить? - Гарри нахмурился, все более убеждаясь в своих подозрениях. - Слушай, Белла, ты знаешь, может ли быть Меняющим шкуры сквиб?
    - Сквиб?! Как может быть доступно сквибу то, что многим сильным магам не по плечу?!! - Воин Зари явно обиделась за себя и всех потомков Мерлина разом.
    - Ну, в этом же и дело, получается, это врожденная особенность, не связанная с остальной магией, разве нет? Ох, ладно, звучит безумно, но ты никогда не задумывалась, как именно Филч ухитрялся шпионить за студентами с помощью кошки? Он же как будто видел ее глазами! Если она тебя заметила, он сразу прибегал, где бы сам ни был. И, напоминаю, он сквиб, он просто не мог использовать любую нормальную магию!
    - Гарри, ну и бред! - Беллатрикс хрипло расхохоталась. - Самое бредовое, что это единственное логичное объяснение! Получается, он много лет на глазах кучи студентов и преподавателей нарушал закон! Потрясающе! Просто... шикарно!
    - Вот я и думаю, могли ли его убить за это. Может, это чтобы избежать скандала? И поэтому Малфой дал ту взятку?
    - Возможно, хотя если бы я хотела грохнуть кого-то в школе ради паники или вызова Крысы - грохнула бы именно Филча, легкая цель, сам понимаешь.
    - Да, об этом я тоже думал, - сквиб, постоянно шатающийся в одиночестве по пустым вечерним коридорам, действительно, был самой легкой мишенью. Кому нужна паника? Гриндевальду, наверное, не мог же он просто так взяться из ниоткуда и пролезть наверх? А на волне страха того же Локхарта это вполне реально.
    - Не знаю, возможно, это не правда, но говорили, что дух мертвого Меняющего шкуры продолжает жить в его звере, - немного неуверенно протянула Белла. - Может быть, если поймаем кошку, сможем применить к ней легилименцию?
    - Это было бы прекрасно, но говорят, она исчезла. Хотя, даже если поймаем, выглядеть будем полными психами.
    - А мы всегда ими выглядим. Гарри, я не понимаю, я что, зря отжала "Вечернюю тень"? - Гарри никогда не мог понять, почему Белла выглядела истинной аристократкой, даже разговаривая как типичный аврорский "подопечный" из Лютного.

    Вино колдунов пахло мертвичиной, а на вкус напомнило одновременно полироль для метлы, оборотное зелье, кровь и золотой снитч. Сначала ему казалось, что ничего не происходит, но тут его разум словно оказался в другом месте. Вот город, который кажется пустым. Гриндевальд идет по заброшенной улице, редкие люди носят маски на лицах, видно колесо обозрения - оно давно не работает. Табличка с кириллической надписью и знаком опасности. На Гриндевальде нет маски, на груди медальон в виде треугольника, в который вписан круг с вертикальной черточкой. Квартира. Красивый парень кричит на беременную девушку. Вот он выгоняет ее, с грохотом захлопнув дверь за ее спиной. Девушка приваливается спиной к стене, держась за живот. По ее щекам стекают слезы. Она смотрит на Гарри, как будто видит его. "Должен быть еще один, - шепчет она. - У Смерти три Дара". Рональд Уизли за шахматной доской двигает красную пешку. "Пешка, дошедшая до конца, превращается в королеву", - говорит он. Маленький мальчик в гриффиндорской форме и горящий труп перед огромным зеркалом... Синяя роза на блестящей белой поверхности... Мертвец с печальной улыбкой на серых губах взмахом руки посылает в бой отряд инфери... Разрушенный атриум Министерства, везде убитые и раненные волшебники, обломки и пятна крови. Мужчина в черной мантии с капюшоном подхватывает на руки тело Беллатрикс в разорванной алой мантии аврора. "Кровавая звезда возвещает конец всему", - бросает он и аппарирует.


    Конец третьей главы.
     
    Последнее редактирование: 16 мар 2018
    Flame Dragon, starina7, ukki и 3 другим нравится это.
  9. С этой главы вводятся новые POV-персонажи!

    Глава 4. Студенты, которых ждет сдача СОВ.

    Мы вырвем столбы, мы отменим границы,
    О маленькая девочка со взглядом волчицы.
    (с) Крематорий


    Пятикурсница по имени Гермиона Джин Грейнджер больше всего хотела курить. Сказал бы ей кто чуть больше двух лет назад, она бы не поверила, что будет вот так торчать на вокзале Кинг-Кросс в ожидании Хогвартс-экспресса и мечтать о сигарете. Тогда она казалась себе образцом правильности, хоть, пожалуй, и не была им. Нет, точно не была. Да, она отлично училась, но только потому, что где-то услышала, что для девушки важнее внешность и замужество, а не внешность и карьера, а она готова была на все, лишь бы доказать обратное. Доказать что-то, спасти кого-то, изменить мир - это она считала настоящей жизнью. А прошлым летом погибла мама. И прежняя жизнь Гермионы Джин Грейнджер закончилась. Да, она продолжала отлично учиться. Но ей стало плевать на правила, плевать на безопасность. Весь четвертый курс она боролась за все, за что могла - организовала общество защиты домовых эльфов, достав всех однокурсников значками, листовками и проповедями, требовала прекратить оскорбления маглорожденных и полукровок, поднимала вопрос о сексистских высказываниях и некомпетентности некоторых преподавателей. В основном получала за это штрафные баллы, насмешки студентов, несколько раз нарывалась на драку. И старостой Гриффиндора сделали не Гермиону с ее блестящей успеваемостью, а Джиневру, которая почти не имеет оценок "Превосходно", зато всегда так вежлива и все делает мило. Правда, Рональда Уизли сместили с должности преподавателя, но как завхоз он еще отыграется на ней, можно не даже сомневаться. Пусть так. Если Гермиона будет бороться, она не будет чувствовать чертову пустоту. Ей будет казаться, что во всем этом есть смысл.

    В Хогвартсе у нее не осталось друзей - с ней все еще хотели общаться только Невилл Лонгботтом, робкий, неуверенный в себе мальчик, которого постоянно шпыняла семья, даже пообещав отправить в колонию для несовершеннолетних волшебников с криминальными наклонностями, если он не попадет на факультет храбрецов Гриффиндор, и Филеас Флитвик, полукровка, вечно комплексующий из-за происхождения и внешности, но она не чувствовала с ними достаточной близости, хотя всегда помогала и защищала. Летом она нашла совершенно неподходящих с точки зрения отца друзей - малолетнего польского мигранта Якоба Ковальски и его компанию, но они были маглами, а значит, не могли понять ее. Раньше Гермиона уже общалась и пожалуй даже дружила с одним мальчиком из Хогвартса, не по наслышке знакомым с лондонским социальным дном, он даже подарил ей нож из тех, что используют в уличных разборках, и немного научил им пользоваться, но на четвертом курсе их симпатия друг к другу пропала - он старательно зарабатывал себе популярность, а она ее стремительно теряла. В общем, не очень то хотелось садиться в поезд со всеми этими людьми. Единственно, там она наконец-то сможет воспользоваться чарами для отведения глаз и наплевав на все правила выкурить сигарету. Конечно, преподавателя, если вдруг кому-то из них вздумается проверить тамбуры, ей отвадить не удастся, но старост ее чары проведут.

    - Привет, - заметила она одинокого, судя по возрасту, первокурсника, с сомнением разглядывающего колонну. - В первый раз в Хогвартс?
    - Вы удивительно наблюдательны, мисс, - серьезно ответил ребенок, сверкнув на нее ярко-голубыми глазами.
    - Пройти очень легко, главное не боятся, - Гермиона на личном примере показала, как пройти на платформу 9 и 3/4. - Вот видишь, все получилось. Пойдем же, займем купе.

    У пятикурсницы мелькнула мысль поискать Филеаса с Невиллом, но особо соблазнительной не показалась, так что она просто нашла свободное купе для себя и первокурсника.
    - Как тебя хоть зовут, мелкий? - спросила она, когда они поставили свои вещи.
    - Мое имя - Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамбл...
    - А это - Гермиона Грейнджер, - перебил его заглянувший в купе темноволосый парень. - Пошли, я знаю, у тебя есть сигареты, - с этими словами он схватил девушку за руку и потащил в тамбур, оставив Альбуса Персиваля Вульфрика и прочее осваивать купе в одиночестве.
    - Ты изменился за лето, - заметила Гермиона, когда они вдвоем наложили кучу маскировочных чар и успели сделать по паре затяжек.
    - А ты - нет.
    - Почему тебя не сделали старостой? - спросила она, потому что действительно не понимала этого. Не то чтобы ей была так уж интересна его жизнь, но узнать хотелось.
    Парень помолчал, но, вместо ожидаемого "А тебя?" ответил относительную правду:
    - Потому что я нахожусь под угрозой исключения.
    - Ты? - Гермиона даже слегка позлорадствовала. В прошлом году он был таким идеальным, и считал, что она, с ее несколько скандальным поведением, портит его репутацию. И вот кто теперь из них успешнее? - За что? И чего это ты вдруг снизошел до моей компании?
    - У меня закончились сигареты, а у тебя, ma cheri, они еще есть.
    - Откуда ты знал? - юноша усмехнулся. При этом его серые глаза остались холодны, как снег. Гермиона подумала, что кто-то выглядит невзрачным, кто-то обладает обычной внешностью, а вот он один из тех, кто без всяких "но" красив, как какая-нибудь звезда Голливуда или модель.
    - Конечно, Гермиона, я же вообще ничего не знаю... - девушка вздрогнула от неожиданности, когда ее спутник снова схватил ее за руку и прижал к себе, прошептав в самое ухо, - Я знаю, что он сделал прошлым летом. И я окажу тебе поддержку...за ответную услугу.

    Выскочившая из тамбура в даже более растрепанном, чем обычно, состоянии, Гермиона чуть не сбила стоящего напротив двери в тамбур с необыкновенно сложносочиненным выражением на лице Флитвика с ног. Тот чуть посторонился и с еще более непередаваемым выражением посмотрел на вышедшего следом за ней парня.
    - Как старосте, мне необходимо узнать, чем вы там занимались! - властно сказал Филеас, все еще глядя на темноволосого.
    - Тем, что тебе доступно только за мамочкины деньги, - неожиданно злобно ответил тот. - Гермиона, вместо тебя старостой сделали этого... полугоблина с огневиски и куртизанками? Серьезно?
    - Что?!! Фил, не слушай его, он просто затащил меня туда поговорить, но мы уже закончили!
    - Минус десять баллов со Слизерина за неуважение к старосте, - бросил Флитвик. - Кажется, слизеринский недолорд очень зол, что не получил значек? Подхалимство с преподавателями не всегда приводит к успеху, а?

    Со стороны купе начали подтягиваться новые заинтересованные лица в лице слизеринского пятикурсника Гренна Гойла, мальчика размером с зубра.
    - Да ты попутал? - волосатая рука подхватила старосту за шкирку и подняла к самому потолку. - Я научу тебя уважению!
    - Акцио Флитвик! - крикнула Гермиона, но Гойл увернулся, не выпуская добычу.
    - Гренн, не стоит, брось это воплощение коррупции, - лениво приказал первый слизеринец, что было тот час исполнено. Флитвик пробормотал какое-то заклинание и приземлился, сделав красивое сальто в воздухе.
    - Что здесь происходит, немедленно остановитесь, вы, оба! - подбежала вторая гриффиндорская староста Джиневра Уизли. Гермиона с некоторой обидой подумала, что с раскрасневшимися щеками и напуганными глазами она даже еще красивее, чем обычно.
    - Ничего страшного, - поспешила ответить Гермиона, мечтающая, чтобы рыжеволосая ушла. - Просто небольшое недоразумение!
    - Я бы сказал, совсем маленькое, - мягко согласился слизеринец. - Прости, Джиневра, а кого именно ты призывала остановиться? Нас здесь четверо.
    - Я видела, что Гермиона схватила палочку, а Гренн Фила, и испугалась, что они они покалечат друг друга. Но ведь ничего плохого не успело случиться? - Джиневра всматривалась в красивое лицо слизеринца откровенно влюбленным взглядом. Гермионе вдруг ужасно захотелось рассказать ей, что этот парень - всего лишь бастард сквибки, живущий в районе маглов-мигрантов. Она достаточно хорошо знала рыжеволосую, чтобы быть уверенной - та сразу переключиться хоть на Логботтома, хоть на Фила.
    - Сегодня нет, пошли, Гойл, adieu, мои сладкие гриффиндорские дети!

    - Высокомерный ублюдок! - бросил ему в след Фил.
    - А знаешь, Флитвик, - бросила Гермиона, - Он прав насчет огневиски и куртизанок! Не понимаю, чего это ты староста! - с этими словами девушка ушла в купе к Альбусу как-его-там.

    - Не переживайте, мисс Грейнджер, уверен, на самом деле вы все друг друга очень любите, - попытался утешить ее этот странный ребенок. - В конце концов, как говорил основатель вашего факультета, "чего не сделаешь ради любви", я читал в "Истории Хогвартса". Кстати, я тоже хочу распределиться на Гриффиндор. Я, конечно, всего лишь маленький мальчик и ничего не знаю о вашем новом декане, профессоре Гриндевальде, но мне почему-то кажется, что это совершенно исключительный волшебник!
    - Да, он преподает Чары, но в список обязательной литературы для пятого курса он включил книгу "Так говорил Заратустра" философа Ницше! Я так ждала, когда хоть один профессор поймет необходимость всестороннего гуманитарного образования!
    - О, я совершенно согласен, и тоже уже прочитал собрание сочинений Ницше! Кстати, я случайно услышал, что вы хотите освободить домовых эльфов из рабства! Я хочу вступить в вашу организацию.

    Остаток поездки прошел неожиданно продуктивно. Альбус вежливо, но доходчиво объяснил ей, что все придуманные ею названия и концепты - полный отстой и только отпугивают электорат, поэтому им нужно что-то более эффектное и хлесткое - "Огонь и кровь" например, или "Орден Дракона". Правда, Гермиона пока не хотела чего-то слишком кровожадного и в результате на первое время сошлись на нейтральном "Рыцари огня".

    Как и хотел Альбус Дамблдор, его распределили в Гриффиндор, и он, довольный, занял место рядом с Гермионой.
    -Интересно, что это за молодой волшебник за преподавательским столом? - шепнула Джиневра сидящей рядом с ней девушке. Гермиона привычно поморщилась: какие же они ограниченные, только и могут, что обсуждать парней. - Довольно симпатичный.
    Гермиона с сомнением глянула на преподавательский стол. Новый профессор выглядел странновато - у него были растрепанные черные волосы, синие губы, а еще что-то неуловимо выдавало в нем силовика - ни то берцы, ни то камуфляжная одежда под короткой мантией аврорского кроя, ни то кабура на правом предплечье, ни то подозрительный взгляд, которым он обводил зал.
    - Это профессор Поттер, - шепнул ей Дамблдор. - Он принес мне письмо. По-моему, он добрый. И у него очень сексуальная улыбка!
    - Эм, мелкий... - Гермиона почувствовала, что все-таки никогда не найдет друзей в этой школе. - Не думала, что тебе нравятся взрослые мужики... да еще и готы.
    - Не мне, - мальчик самодовольно ухмыльнулся. - Видишь ли, я превосходный легилимент. Я подсмотрел мысли девчонок!
    - В одиннадцать?! - теперь девушка покосилась на него почти со страхом.
    - Да, это один из моих талантов! И я много читаю! Кстати, у этой Джиневры прекрасный вкус - она так любит лимонные пирожные!

    Тем временем распределение закончилось. Директор Локхарт, выглядящий немного нервно, поднялся со своего кресла, чтобы произнести речь.

    - Здравствуйте, дорогие ученики! - он улыбнулся. - Позвольте представить моего нового заместителя, декана факультета Гриффиндор и преподавателя Чар - Геллерта Гриндевальда! Профессор Гриндевальд, вам слово! - кажется, это была самая короткая речь директора в истории.

    Высокий светволосый человек в красном вышел на свободное пространство и медленно прошел вдоль факультетских столов.
    -Он очень красивый, правда? - шепнул Альбус Гермионе.
    - Надеюсь, ты опять читал мысли? - с подозрением поинтересовалась девушка, представившая, как будет бороться ещё и против неуставных отношений со студентами.
    Мальчик кивнул.
    - Дорогие студенты! - начал речь Гриндевальд, остановившись посредине и воздевая руки в обьемлющем жесте. - Я буду честен - нас ждут тяжелые времена, ибо ночь темна и полна ужасов. В этом году учеников Хогвартса будет преследовать злобный дух Питера-Крысы! Ради общего блага, мы должны сохранять единство! Я могу сказать, что являюсь специалистом по борьбе с темными сущностями, рыцарем света и жизни. Именно поэтому уважаемый директор пригласил меня занять эту должность! Обещаю вам, что приведу школу к победе над злобным духом! Ради общего блага, в этом году вас ждут следующие изменения: каждую пятницу будет проходить обязательное собрание дуэльного клуба. Коридор на третьем этаже будет закрыт, заходить туда запрещено, если вы не хотите быть сьеденными драконом. Любые мои распоряжения имеют преимущество перед распоряжениями остального персонала. Посещать запретный лес разрешается только в рамках отработок. За нарушение любого из этих правил, в случае, если нарушитель выживет, последует исключение. А теперь позвольте представить вам профессора Поттера, нового преподавателя Зельеварения! Профессор Поттер имеет большой опыт оперативной работы в Аврорате Великобритании, в связи мы все можем рассчитывать на его помощь в борьбе с Питером-Крысой. Профессору Рональду Уизли в этом году доверена ответственнейшая задача - заведовать хозяйством школы. Я отношусь к мистеру Уизли как к своему самому доверенному помощнику. Список остальных школьных правил вы всегда можете уточнить у него. А теперь да начнётся пир!

    После пира Гермиона выловила на выходе из зала нового профессора Зельеварения.
    - Профессор Поттер, здравствуйте, меня зовут Гермиона Грейнджер! - профессор бросил на девушку обеспокоенный взгляд "Хоть бы улыбнулся, зараза, интересно же, чего они там углядели".
    - Да, мисс Грейнджер?
    - Профессор, я услышала, что вы были оперативников Аврората, возможно, вы могли бы помочь мне в освоении боевой магии? Я отличница, но практика по Защите даётся мне хуже других предметов.
    Профессор некоторое время смотрел на неё, словно раздумывая, а потом все-таки улыбнулся. Улыбка у него была немного кривая и действительно очень сексуальная.
    - Я могу предложить вам программу тренировок, если вы обещаете выполнять все мои указания и при этом соблюдать разумную осторожность.
    - Я готова.
    - Ваше первое задание - поймать всех кошек в замке и принести мне. Я накладывают на вас следящие чары ради общего...тьфу, ради вашей безопасности. Можете начать выполнять сейчас, девочка.

    Конец четвёртой главы.

    Примечания автора:
    неимоверно бесит, что при чтении с экрана телефона сьезжают эпиграфы. Глава про подростков далась очень тяжело, поэтому обсуждения и отзывы горячо приветствуются.
     
    Последнее редактирование: 11 фев 2018
    Леди N, Flame Dragon, starina7 и 2 другим нравится это.
  10. Иббениец

    Иббениец Без права писать

    Прочитал название фанфика, сначала подумал, что кроссовер с Булгаковым.
     
    starina7 нравится это.
  11. Изменено название фанфика. Дополнен конец третьей главы.

    Глава 5. Пророчество, о котором не знали.

    И дело вовсе не в примете
    Только мёртвый не боится смерти...

    (с) Сплин, "Пластмассовая жизнь"
    Задачи, поставленные Поттеру Гриндельвальдом (Локхарт исполнял свои директорские обязанности как никто - в смысле, сразу после пира исчез в неизвестном направлении) были предельно странными. Помимо преподавания, в обязанности Гарри входило патрулирование около Запретного коридора, куда ученикам нельзя было заходить под страхом быть съеденными драконом, а так же незаметная слежка за пятикурсником Флитвиком и первокурсником Дамблдором. Гермиона Грейнджер наловила кучу кошек, но все они оказались вполне обычными, кроме одной полосатой, притащенной под оглушающим заклятием, которая, как только оно было снято, превратилась в черноволосую девицу в ультро-короткой клетчатой мини-юбке, истошно орущую, что она зарегистрированный анимаг.

    Обучение школьников зельям оказалось крайне опасным занятием - дети, вполне оправдывая наименование "малолетние дементоры", постоянно путали ингредиенты, забывали надевать защитные перчатки и вообще всячески пренебрегали техникой безопасности. К тому же, в Хогвартсе существовала давняя традиция на все самые опасные предметы "спаривать" скандальный Гриффиндор со столь же скандальным Слизерином, видимо, в целях улучшения генотипа магической популяции путем беспощадного естественного отбора, так что на занятиях имели место быть и осознанные диверсии. С особенной ненавистью Гарри ждал первого занятия пятого курса Гриффиндор/Слизерин, где, как он уже знал, учились золотой мальчик Флитвик, растрепанная любительница боевой магии Грейнджер - девочка в целом приятная, но немного нервная и агрессивная, младшая сестра Рональда Уизли, успевшая заочно надоесть по рассказам брата, сын и наследник бывших авроров Френка и Алисы Лонгботтомов, свято уверенных, что в их увольнении в связи с некомпетентностью пару лет назад виноват именно Поттер, и, для полного счастья, сын убиенного певца, однако, судьба и расписание долго лишали бывшего аврора столь радостной встречи.

    И вот настала она. Последняя пара первой пятницы учебного года, последний урок перед первым в году обязательным собранием дуэльного клуба Гриндевальда, конечно же, Гриффиндор/Слизерин. Как оказалось, не зря он опасался.

    - Профессор Поттер, можно задать вопрос? - поднял руку черноволосый мальчик со Слизерина, едва студенты успели рассесться.
    - Да, мистер?..
    - Снейп, Северус Снейп. Я хотел бы узнать вашу квалификацию, профессор, - студент посмотрел на Гарри взглядом аврора на допросе, словно ожидал, что тот сейчас признается в приобретении поддельного диплома в Лютном у мигрантов.
    - Моя квалификация состоит из полного образования в Хогвартсе со сдачей ТРИТОН по Зельеварению, прохождения курсов подготовки британского Аврората, прохождения курсов повышения квалификации при британском Аврорате в течении шести лет ежегодно.
    - Таким образом, степени Мастера Зелий вы не имеете? - с плохо скрываемым ехидством уточнил Снейп. И чего это он решил прикопаться? Может, его сын певца надоумил? Впрочем, темноволосый парень, как две капли воды похожий на убиенную звезду эстрады, бросил на Северуса слегка раздраженный взгляд.
    - Моей квалификации хватает для преподавания в школе, хотя я бы предпочёл вести Защиту от тёмных искусств, если у вас возникли какие-либо вопросы по компетенции преподавателей, вы всегда можете уточнить у школьной администрации.
    - Хорошо, профессор, а могу ли я уточнить у вас, - Снейп издевательски ухмыльнулся. - Где вы будете искать безоар? А чем аконит отличается от клобука монаха?
    - Очевидно, что искать его я буду в этом шкафу, а вообще его добывают в желудке козы. Аконит и клобук монаха - одно и тоже. Если вы продолжите задавать вопросы не по теме занятия, я буду вынужден снять баллы со Слизерина.
    - Лорд Поттер, - воскликнул слизеринец с кривым подбородком (били, судя по виду, причём с применением тёмной магии, раз не лечится; артефактом в морду получил, что ли?), из ворота форменной мантии которого торчало белое кружевное жабо. - От имени факультета Слизерин как староста курса я хочу извиниться за поведение Снейпа, он совсем не умеет себя вести в приличном обществе, сидел бы в своем Gadyukino...
    - Вам совсем не обязательно называть меня Лордом, достаточно "сэр" или "профессор", - на самом деле, подобное обращение считалось устаревшим даже между волшебниками из старых чистокровных семей. Может, конечно, он так сильно уважает сотрудников школы? Лорд-профессор, лорд-хранитель чулана со швабрами, лорд-командующий собакой лесничего... Звучит. - И вам не нужно вмешиваться в мои разговоры с другими студентами, мистер...
    - Антонин Долохов, лорд Поттер, - со стороны Гриффиндорцев послышались смешки и шепотом высказанные альтернативные варианты имени типа "мосье Антуан де Гадьюкино", "Аристофилия головного мозга" "Мамзель Антуанетта" и даже загадочное "Мистер Мантия-из-шелка-акромантула". Гарри заметил, что хотя Слизеринцы и зашикали на них из факультетской солидарности, некоторые не смогли скрыть ухмылки, а сидящий рядом с предполагаемым сыном певца быкоподобный парень и вовсе не сдержал смех. Из Гриффиндорцев не смеялась только фантастически красивая, словно сказочная принцесса, девушка с длинными волосами цвета меди, алебастрово-белой кожей, ярко-голубыми глазами и тонкими высокими скулами. Судя потому, что среди них она оказалась единственной рыжей, это и была Джиневра, хваленая сестра Рона Уизли. Что же, следует признать, она и правда прекрасна. Неожиданно. Долохов от такого внимания покраснел и обиженно потупился.
    - Еще одно слово, и я сниму по пять баллов с каждого Гриффиндорца, - пообещал Поттер. Прости, милая Джиневра, не будем подставлять тебя, выделяя среди сокурсников.

    Со стороны Гриффиндора на этом курсе оказалось девять человек - Филеус Флитвик, Гермиона Грейнджер, Джиневра Уизли, Невилл Лонгботтом - полноватый мальчик с запуганным видом, Аластор Моуди - высокий широкоплечий парень с темными волосами и страшноватыми шрамами ожогового типа на лице, Лаванда Браун - блондинка, Парвати Патил - брюнетка, Ремус Люпин - мутный тип подозрительного вида и кошка-анимаг Минерва МакГонагалл, которая почему-то отсутствовала. Со стороны Слизерина учеников было десять, все из которых присутствовали, - крючконосый недовольный Северус Снейп, не имеющий особых примет Августус Руквуд, Антонин Долохов, смазливый черноволосый Том Риддл (неудачное сочетание, хорошо бы ему оказаться хотя бы глупым), быкоподобный Гренн Гойл, Кингсли Шеклболт, по которому сразу было видно, что он маг крови и заклинатель теней, а специфические украшения-артефакты подтверждали это, крупная, мужеподобная и некрасивая, но невероятно чистокровная Дафна Гринграсс с растрепанными соломенными волосами и ярко-голубыми глазами, маленький щуплый Дик Крэбб, наследник древнего рода могучих рыцарей-магов, толстый краснолицый Мундунгус Флетчер и надутая, сплошь покрытая прыщами и почему-то мокрая Миртл Уоррен. Выяснив наконец-то имена присутствующих, Гарри приступил к, собственно, занятию.

    - Итак, сегодня мы будем готовить укрепляющее зелье. Кто может рассказать об его свойствах? Мистер Флитвик? - хм, наша знаменитость, посмотрим, что он знает.
    - Понятия не имею, - без раздумий отозвался полугоблин. - Понимаете, профессор, мне зелья все равно в жизни не пригодятся. Я уже решил, что буду заниматься чарами. Спросите вон Риддла, ему же надо подлизываться к препо...
    - Минус пятнадцать баллов с Гриффиндора за неуместные высказывания! - бросил Поттер, даже не подумав, что воспитательные меры в отношении богатого наследника могут кому-нибудь не понравиться. - И еще пять за отсутствие ответа.
    - Я ничего не знаю, профессор, - с виноватым видом сообщил Риддл, хотя Гарри не собирался следовать совету Флитвика. - Вообще ничего. Меня здесь даже дразнят Незнайкой. Подростковый газлайтинг!
    - Буллинг*, Том Риддл! - воскликнула Грейнджер. - Ты даже этого не знаешь! Ужасно быть таким необразованным!
    Флитвик, только что нахально ухмылявшийся снятым баллам, теперь переводил подозрительные взгляды с Гермионы на Риддла и обратно, явно не понимая, что происходит. Остальные студенты тоже недоумевали, впрочем, возможно, они просто не знали, что такое "газлайтинг". Газовый свет? Как он может быть связан со школьными издевательствами? Гарри, например, не знал.
    - Ужасная безграмотность, я даже не буду назначать вам отработку, мистер Риддл, вижу, что вы уже не изменитесь, - вообще, сообразительный мальчик, хотя, у духов свои методы, и неизвестно, подействует ли этот спектакль.
    - Спасибо, профессор, - парень грустно кивнул. Ему бы в сериалах сниматься.

    Снейп готовил зелье быстрее и лучше, чем получилось бы у самого Поттера, Гермиона Грейнджер и Том Риддл, изображавший незнание только на словах, тоже прекрасно справлялись, у Флетчера каким-то непонятным образом раствор начал медленно мутировать в самогон, из-за чего Гарри заставил его начать заново, у Флитвика худо-бедно получалось, хотя и с помощью Грейнджер, Гренн Гойл явно чувствовал себя неуверенно, но с подсказками Риддла у него выходило вполне прилично, а вот Невилл Лонгботтом творил что-то невообразимое: рассыпал ингредиенты, собрал их, перевернув при этом котел, поднял котел и начал беспорядочно кидать туда ингредиенты, забыв разжечь огонь. Гарри пришлось встать с ним рядом и полностью взять на себя руководство процессом.
    - Почему вы так переживаете, мистер Лонгоботтом? - тихо спросил он, понаблюдав за мальчиком. Тот явно очень нервничал и не мог взять себя в руки.
    - Просто у меня никогда не получаются зелья, профессор, то котел расплавиться, то взорвется, а я не могу разочаровать свою семью, - а ведь Лонгботтомы если не богаты, то обеспеченны, вот кому бы поучиться у Флитвика. - Когда у меня плохие оценки, они говорят, что я позор семьи, и мне место в колонии для несовершеннолетних волшебников!
    - Поверьте, в колонии Святого Брута вам точно не место, - нашли, чем пугать ребенка, и ведь сами были аврорами, знают, какой там контингент!
    - Там место нашим Слизеринцам, наверное, - пожаловался Невилл. - Кроме Дафны, она очень хорошая.
    - Почему? Они занимаются чем-то запрещенным? - на особый успех Гарри не надеялся, но чары помех на всякий случай навесил.
    - Ну... они же темные темные маги. Это все знают. А можно спросить, профессор, на каком факультете учились вы?
    - Эм, вы только котел не опрокиньте, на Слизерине! Не трогайте котел, я сказал!!! - Гарри выровнял опасно покосившийся зельеварческий инвентарь заклинанием. - Если вас это утешит, я хотел в Хаффлпафф, но шляпа выбирала между Гриффиндором и Слизерином.
    - Я тоже хотел на Хаффлпафф, но моя семья требовала, чтобы я был на Гриффиндоре, а шляпа хотела отправить меня в Рейвенкло, - признался Лонгботтом, слегка успокоившись.

    Прошло более половины занятия, когда в дверь раздался громкий стук и в аудиторию вбежал запыхавшийся Альбус Дамблдор.
    - Профессор Поттер, профессор Поттер, - завопил он, задыхаясь.
    - Да, что случилось? - Дамблдор пытался отдышаться. "Воспользовавшись" тем, что Гарри отвлекся на первокурсника, Невилл что-то кинул в котел, отчего класс заволокло вонючим черным дымом. Оборачиваясь, Поттер успел увидеть, как он бросает в дымящий котел какой-то белый порошок. Палочка прыгнула ему в руку из кобуры на предплечье и заклятие заморозки прозвучало как раз вовремя - заледеневшие осколки котла и брызги зелья упали на пол, не успев никому навредить. Дым развеялся, и оказалось, что несколько студентов, включая Грейнджер, Флитвика и Риддла тоже схватили палочки и нацелили их на испуганного Лонгботтома, а громила-Гойл просто угрожающе набычился и подошел к нему ближе.
    - Что это был за белый порошок, Лонгботтом? - спросил Гарри подчеркнуто миролюбиво, но не приказывая студентам опустить палочки.
    - С-соль, профессор, это была соль! - промямлил тот. - Я думал, она выступит как конденсатор и уберет дым.
    - Какой конденсатор? Откуда вы взяли эту чушь?
    - Н-не знаю, я ч-читал где-то...
    - К следующему занятию вы должны написать эссе про конденсаторы, про соль в зельеварении и про укрепляющее зелье! Да, и еще отработка! Отправитесь к Филчу... тьфу, к Уизли! Две недели после занятий! - еще не хватало лично возиться с отработками...
    - Профессор! - вякнул всеми позабытый Дамблдор, успевший отдышаться. - Вас срочно требует к себе профессор Гриндевальд!
    - Ему придется подождать, я не могу оставить все в таком состоянии!

    - Ну привет, дементоры! - раздался голос Рональда Уизли со стороны двери. Студенты от неожиданности перевели палочки на него. - Заместитель директора послал меня провести остаток занятия... Ой, интересно тут у вас! Что, Поттер, трупов пока нет? На тебя не похоже.
    - Не правда, профессор очень хорошо ведет занятие! - разозлилась Грейнджер.
    - И хотя его компетенция оставляет желать лучшего, в отличии от вас, он хотя бы проходил подготовку Аврората... - вставил свои пять кнатов Снейп.
    Последнее, что Гарри услышал, отбывая в сторону директорского кабинета, было "пятьдесят баллов с Гриффиндора, сто со Слизерина, дементоры!"

    В кабинете директора Гриндевальд отсутствовал. Видимо, он покидал его в спешке, поскольку даже не выключил музыку, доносившуюся из зачарованного магнитофона - вообще-то, электроприборы в Хогвартсе не работали, но многие волшебники знали, как обойти это, хотя получалось только с наиболее старой и примитивной техникой.

    Eins, zwei, drei, vier, funf, sechs, sieben,
    acht, neun, aus

    Песня была, кажется, на немецком, из которого Гарри знал разве что применение древних рун в магии, так что практически ничего не понял, хотя песня ему даже понравилась.

    Alle warten auf das Licht
    fürchtet euch fürchtet euch nicht
    die Sonne scheint mir aus den Augen
    sie wird heute Nacht nicht untergehen
    und die Welt zählt laut bis zehn

    Eins
    Hier kommt die Sonne
    Zwei
    Hier kommt die Sonne
    Drei
    Sie ist der hellste Stern von allen
    Vier
    Hier kommt die Sonne

    Обычно, интерьер кабинета менялся со сменой директора, однако, Гриндевальд, хотя формально был его заместителем, убрал несколько портретов Локхарта и повесил два новых портрета - на одном были изображены очень красивая и похожая на Гриндевальда белокурая девушка в длинном закрытом платье и ярко-рыжий юноша в черной форме с руной Соулу на вороте и гаммадионом на рукаве. Они тихо переговаривались друг с другом и выглядели ужасно грустными. На другом портрете был мужчина с черными как вороново крыло волосами, который спал. На нем тоже была форма, но другая - из символики Гарри смог разглядеть пентаграмму. Этого черноволосого он уже точно где-то видел.

    Die Sonne scheint mir aus den Händen
    kann verbrennen kann euch blenden
    wenn sie aus den Fäusten bricht
    legt sich heiss auf das Gesicht
    sie wird heut nacht nicht untergehen
    und die Welt zählt laut bis zehn

    Eins
    Hier kommt die Sonne
    Zwei
    Hier kommt die Sonne
    Drei
    Sie ist der hellste Stern von allen
    Vier
    Hier kommt die Sonne
    Funf
    Hier kommt die Sonne
    Sechs
    Hier kommt die Sonne
    Sieben
    Sie ist der hellste Stern von allen
    Acht, neun
    Hier kommt die Sonne

    Внезапно, ожило сквозное зеркало.
    - Гарри! - воскликнула Беллатрикс, одетая для боевой операции. - Если к тебе сейчас прибежит Кричер и начнет кричать, что меня надо спасать, шли этого маленького гада подальше! Со мной все хорошо! - и отключилась.

    Die Sonne scheint mir aus den Händen
    kann verbrennen kann dich blenden
    wenn sie aus den Fäusten bricht
    legt sich heiss auf dein Gesicht
    legt sich schmerzend auf die Brust
    das Gleichgewicht wird zum Verlust
    lässt dich hart zu Boden gehen
    und die Welt zählt laut bis zehn**

    -Давно ждете? - Гриндевальд был в необычной для себя короткой мантии, странно похожей на аврорскую. Он тащил за собой преподавателя ЗОТИ - Квирину Квиррел, полноватую, похожую на форель женщину с водянисто-голубыми глазами. - Короче: террористическая группировка "Одичалые" напали на поместье МакГонагаллов. Наша ученица Минерва узнала об этом еще утром, поймала в запретном лесу фестрала и улетела. никого не поставив в известность. Неизвестно, чем МакГонагаллы так насолили Одичалым, но они там полным составом, во главе с Артуром, самозваным Лордом-за-Статутом. Министерство стягивает авроров, но не успевает, и они терпят большие потери. Поскольку там наша ученица, мы должны придти им на помощь!
    Квирина пискнула и упала в обморок.
    - Но ведь это не законно, - возразил Гарри. - Мы частные лица.
    - Министерство направило нам запрос о помощи! Авроры могут погибнуть там!
    - Так, хорошо, но нас двое? - Квирину Квиррелл явно можно было не учитывать.
    - Я пытался поймать Локхарта, - Гриндевальд немного покраснел. - Но даже не помню, нашел или нет. Видимо, нашел.
    - Кричер! - бедный домовик был связан, но не мог не явиться на зов хозяина. В отличии от волшебников, эльфы способны преодолевать антиаппарационные щиты школы.
    - Хозяин! - завопил он, не забывая биться головой о ножку директорского стола. Видимо, Беллатрикс запретила ему просить о помощи и связала. - Хозяйка Белла в беде! Кричер помнит! Когда мисс Белла родилась, хозяева гадали о судьбе мисс Беллы, и бедный Кричер знает - было предсказано, она будет великим воином, непобедимым в бою, да, непобедимым, но должна бояться женщин и детей из семьи Прюэтт! Прюэтт, хозяин!
    - Жена Артура - урожденная Прюэтт! - воскликнул Гарри, побледнев. - Кричер, мое оружие быстро! Перенеси нас к поместью МакГонагалл!

    В нос ударил запах леса и мокрой земли, а в уши - шум боя.

    _________________________________
    * Газлайтинг - вид психологического насилия, при котором жертве внушаются сомнения в ее адекватности. Назван в честь фильма "Газовый свет" (англ. Gaslight), где персонаж заставляет свою жену думать, что она сошла с ума. Буллинг - травля, запугивание.
    Дразнилки "Незнайка" в Англии, конечно, нет, но анологи есть, будем считать, что это адаптация при переводе.
    ** Использована песня Rammstein, Sonne, полный текст и перевод: http://rammstein.ru/sonne.html
     
    Последнее редактирование: 24 фев 2018
    Леди N, Flame Dragon, ukki и 3 другим нравится это.
  12. Снова дополнен конец третьей главы.

    Глава 6. Девицы, которые в беде.


    Мерцал закат, как сталь клинка.
    Свою добычу смерть считала.

    (с) В. Высоцкий, "Военная песня"

    Дом МакГонагаллов был большим, серым и каменным, больше про него, по сути, ничего и не скажешь. Не замок, конечно, но и далеко не лачуга. Часть магических щитов и стен уже была пробита. Вокруг поместья произрастал лес. Одичалые притащили с собой великана, летающий магловский танк, стреляющий взрывающимися снарядами, вероятно заколдованными, а может быть, и еще что-то столь же впечатляющее - Гарри пока знать было неоткуда. Нападающих оказалось много, больше чем он надеялся. На сколько бывший аврор знал, их организация состояла из двух довольно условных формаций - одной, техномагической, руководил Артур Уизли, безумный мечтатель, яростно желающий объединить магию с магловским научно-техническим прогрессом, другой, друидской, Ксенофилиус Лавгуд с дочерью Луной, считающий себя наследником древнего жречества, духовным пастырем как для магов так и для маглов, и просто эко-маньяк. Также к ним примыкали разные группы униженных и оскорбленных официальной политикой Министерства - оборотни, великаны, маги крови, маги души и вообще разная мелко уголовная шушера, которой некуда было идти. Каким именно образом два лидера все-таки спелись, Гарри понятия не имел.
    Танк ни то очень бодро нарезал круги вокруг поместья, разрушая стены и магические щиты, ни то их было два. Гриндевальд присвистнул.
    - Прикройте меня, - бросил он и так выставившему щиты Поттеру. - Финдфайер!

    Гарри в жизни не видел, чтобы кто-нибудь так справлялся с заклятьем Адского пламени, как этот блондинчик. Обычно его использовали загнанные в угол преступники, и кончалось это тем, что сами калечились. Однако прицельно направленное Адское пламя Гриндевальда слушалось его просто идеально - оно ударило в танк, пробивая его явно усиленную магией броню и охватывая целиком так быстро, что управлявшие боевой машиной маги не успели ничего сделать, кроме как попытаться направить горящую махину в сторону своего убийцы в попытке забрать его с собой. Взмахом палочки Гриндевальд отбросил ее прямо в великана.

    Гибель танка привлекла внимание сражающихся к новым врагам, и Гарри оказался против сразу трех магов. Они были в одежде из шкур и первобытной стилистики масках и сильно смахивали на магловских реконструкторов. Бывший аврор сразу начал начал с довольно агрессивной атаки, бросив в них усиленной Бомбардой, поскольку не мог тратить на них много времени - ему нужно было найти Беллатрикс. Одного он сразу же оглушил, но двое других подняли более мощные щиты, и тут же Гарри оступился, отвлеченный сработавшим сигнальным заклинанием, которое он еще после пира навесил на Грейнджер, и пропустил режущие в плечо по касательной, в самый последний момент отпрянув и выставив щит. Значит, Гермиона в опасности - что за день девиц в беде такой?! А ведь еще и занятие кончиться не должно было - они всего ничего сражаются, это только кажется, что целую вечность. В ответ он снова бросил Бомбарду, и сразу же вскинул левую руку с пистолетом - что, думали, одни вы умеете в техномагию? Вот Беллатрикс ничего сложнее кинжала и правда не признавала.
    - Сдавайтесь! - крикнул он. Один из противников удержался на ногах, другой попытался подняться и тут же припал на одно колено, видимо, был ранен. - Руки за голову!
    Сдаваться одичалые не пожелали и ответили сдвоенной Авадой, точнее попытались, но не успели завершить заклинание. Гарри выпустил по ним, кажется, всю обойму, тот, что уже был ранен, повалился замертво, зато второй ухитрился в дюйме от себя превратить пули в пух. Поттер кинул очередную Бомбарду, наконец свалив противника, при падении потерявшего маску и оказавшегося девчонкой, да еще и блондинкой, даже светлее, чем Гриндевальд.
    - Грамкины и снарки пришли за тобой! - закричала она, показывая Гарри за плечо и аппарировала, на долю секунды опередив красный луч Экспеллиармуса. Какая быстрая! Вот стерва.

    Бывший аврор на всякий случай бросился на землю, прикрывшись щитовыми чарами, но девица действительно ушла, а не сменила позицию для новой атаки. Грамкины со снарками тоже не явили себя миру. Гриндевальд куда-то делся, впрочем, сполох пламени в лесу намекал, куда. Решив, что пафосный блондинчик сам способен за себя постоять, а если и нет, его, в отличии от жены, не жалко, Гарри перезарядил пистолет и кинулся искать Беллу. Заклятие обнаружения нормально работало только в помещениях, но большое скопление людей оно все-таки смогло выявить. Трое авроров, спрыгнувшие со стен поместья, прикрывали от группы примерно из семи магов, видимо, предводителя и его охраны, пробитую в стене поместья крупную брешь. Тяжелой техники у нападавших больше не было, рядом догорали обломки еще одного танка, но имелись пистолеты и один автомат. Лиц авроров за защитным снаряжением не получалось разглядеть, но тот, что был впереди, сражался сразу двумя палочками.

    Гарри прикрылся дезиллюминационными чарами и начал заходить в тыл противнику.

    - Сдавайтесь! - крикнул один из авроров, не Белла, голос был мужским. - Оружие бросить, руки за голову!
    Противники огрызнулись выстрелами и заклятьями. Беллатрикс резко бросилась вперед, отбивая их своими щитовыми чарами.
    -Протего максима! - крикнула она. - А теперь начнем!
    - Неееет, - протянул предводитель. Кажется, это и был самозваный Лорд - Артур Уизли. Странно, кто-то из Блэков упоминал, что родители Беллы перед ее рождением надеялись на мальчика и выбрали для "него" имя Артур. Что за мысли лезут в голову? Кто же из этих Прюэтт? - Теперь закончим!

    Конец шестой главы.

    Примечание автора: автор благодарит своего мужа за предоставление армейских воспоминаний об эксплуатации танков, а так же помощь в поиске информации о танковом оснащении британской армии. Поскольку, как утверждает Роулинг, магия плохо влияет на электроприборы, маги не могут использовать в бою современные британские танки Челенджер 2, которые фактически полностью управляются бортовым компьютером, да и механизм поворачивающий башню у них работает на электричестве. Поэтому Одичалым приходится использовать танки более старых моделей. Впрочем, на вооружении, по крайней мере, российской армии есть современные танки, которые теоретически могли бы использовать маги, поскольку ими можно управлять независимо от бортового компьютера. Экипаж танка действительно можно выжечь точным попаданием снаряда, что сделал Гриндевальд, используя вместо снаряда Адское пламя. Но для этого нужно точное попадание, то есть, Гриндевальд хорошо представляет, как бороться с магловской техникой. Скорее всего, сотрудники Аврората на его месте танк максимум подбили бы, а его экипаж успел бы выбраться.
     
    Последнее редактирование: 6 дек 2017
    Flame Dragon, ukki, starina7 и ещё 1-му нравится это.
  13. Глава 7. Мальчик, у которого тоже проблемы.

    Как только на карту поставлены цели,
    То ты механизм, а не банка с соплями,
    Иди, не жалея ни душу ни тело,
    Дойди не жалея и не вспоминая.

    (с) Хелависа, "Белый волк"

    Занятие по зельям подходило к концу совсем не мирно - Уизли как будто сам превратился в одного из так часто поминаемых им дементоров.

    - Риддл, вы опять ошиблись с ингредиентами! - "чего прицепился, паскуда рыжая, в моем районе за такую клевету положено перо под ребра". - Грейнджер! Вы все испортили! Начинайте сначала! Флитвик! Вы повторяли за Грейнджер и тоже все перепутали! - "да что ты, придурок, несешь, еще к Севу прикопайся, бездарность!" - Снейп, вы что творите вообще? - "серьезно?"

    - Но профессор! - возмутился Северус, - Вид моего зелья полностью соответствует описанию в учебнике! - конечно, именно это рыжей падле и важно, после того, как ты ляпнул про подготовку при Аврорате.

    Том знаком велел Снейпу заткнуться. Ещё не хватало опять лишиться баллов в угоду этой рыжей дряни.

    - Профессор, согласно описанию в учебнике... - подхватила эстафету Гермиона. Риддл и ей сделал знак помолчать, но девчонка только отмахнулась. Глупо. Ладно, Гриффиндор не Слизерин, им потом кто-нибудь обязательно подкинет незаслуженных баллов. С'est la vie*, у них же Флитвик!


    Уизли обходил котлы студентов, каждому норовя что-то подсыпать. Ну все, конец их зельям. Том был почти уверен, что преподаватель гадит намеренно, иначе как объяснить, что над каждым удостоенным его внимания котлом поднимается никак не соответствующий описанию в учебнике дым? Теперь сорвался и начал хамить Моуди. Аластор в целом был парень дельный - именно он в прошлом году помог Тому провернуть подставу Хаффлпаффцев, лишившую их Кубка школы. Правда, ввязался он во все это, придя бить Риддлу морду за разыгрывание "в темную" Джиневры, нашел за кого заступаться, все равно такому как он ничего с ней не светит. Том абсолютно не понимал, как, имея хоть каплю мозга, можно влюбиться в эту гламурную куколку. Дура же набитая, да еще и Гермиону постоянно третирует! Завидует, что та не зависит от общественного мнения, и как волшебница намного талантливее! Впрочем, у Риддла давно уже была теория, согласно которой Рональд только притворяется посредственным зельеваром, а сам активно использует приворотное зелье, чтобы создать видимость популярности своей безмозглой сестренки и со временем найти для неё богатого мужа (вот бы Флитвика, а то если это существо продолжит клеиться к Грейнджер, Том не выдержит и убьет его, а ведь Гермиона этого не одобрит), а себе, наверное, богатую жену, а то другого способа обеспечить себе достойное положение у брата с сестрой просто нет. И оба они предали собственного отца, Лорда-за-Статутом, - это все знают. Что же Уизли в котлы-то подкинул? Не приворотное же действительно - на всю-то группу?! Тому живо представилась физиономия Поттера, который вернулся и увидел вместо студентов стадо скандирующих "Рональд Уизли - наш король" зомби.


    Зелье Моуди, над которым продолжал колдовать преподаватель, полыхнуло. Страдающий пирофобией, не понять, как с ней на Гриффиндор поступил, Аластор испуганно отскочил от котла и высказал Уизли то, что вся группа о нем думала. И тут Тома повело, как в одном из тех повторяющихся кошмарных снов, где он бежал по какому-то подземелью, а голоса в стенах шипели "Ты не настоящий наследник, твое место не здесь". Он наконец понял, что сделал Рональд - он кинул им в зелья состав для предсказаний, который активировал способности у тех, у кого они есть, причем лошадиную дозу. Кажется, Моуди и Флитвика повело тоже - оба зачарованно уставились в огонь, и еще Миртл забормотала какую-то чушь: "На дне морском вороны белы, как снег, я знаю, уж я-то знаю".

    - Это "каноника", предсказательская смесь! - крикнул Кингсли.

    - Надо открыть дверь! - ответила Гермиона, схватила палочку и повернулась к означенной двери. Уизли мерзко усмехнулся и что-то шепнул Лонгботтому - Риддл смотрел на это будто бы через стекло, наркотическая (или какая она, была бы наркотическая, должна была бы на всех действовать, разве нет?) дрянь полностью завладела его магией и телом. Убейте Уизли, кто-нибудь... Невилл бросил горсть... соли в котел Гермионы. Что, Гермионы?!! "Я убью вас". Заклятье заморозки...



    Здесь было невероятно холодно. Звезды ярко сверкали, освещая раздолбанного вида двор, запорошенный снегом. Даже луна, казалось, мерзла. Но хуже всего был собеседник Тома - одетый в красное женское платье лорд Гриндевальд! На морозе. Лорд Гриндевальд. В платье.
    — Важно только сердце. Не впадай в отчаяние. Отчаяние — оружие врага, чье имя не следует произносить. Твоя сестра не потеряна для тебя.
    — У меня нет сестры, — слова ранили, как нож. Что ты знаешь о моем сердце, жрица? Что ты знаешь о моей сестре?



    Том помотал головой, отгоняя нелепое видение. На ногах он устоял, даже палочку не уронил, но вот зачем схватился за нее никак не мог понять. Уизли с довольной ухмылкой распылял какую-то смесь из пульверизатора, похожего на магловский перцовый баллончик. Так, стоп... Гермиона! А что, собственно, случилось? С чего Том взял, что с ней какие-то проблемы?

    Случилось. Оказывается, на бедную девочку опрокинулся котел с зельем. Ярость Тома на преподавательскую некомпетентность Уизли просто невозможно было описать словами. Риддл поклялся себе убить рыжую падлу, как только появится возможность сделать это, не привлекая внимание Аврората. На Грейнджер уже наложил чары стазиса Флитвик.

    - Профессор, что произошло с Гермионой? - обвиняющий, звенящий от ненависти голос принадлежал самому Тому. Плохо, нужно лучше себя контролировать. В последние месяцы он только и делает, что срывается.
    - Мисс Грейнджер нарушила правила безопасности и опрокинула на себя котел с зельем, очень прискорбно! - расстроенным Рональд не выглядел. - Флитвик, Джиневра, как старосты, доставьте девочку в больничное крыло! Используйте заклинание Мобиликорпус.

    Конечно, зачем же профессору самому сопровождать пострадавшую на его уроке девочку в медпункт?

    В коридоре недалеко от выхода из аудитории Тома отловил малолетний приятель Грейнджер с кучей имен.
    - Ты - Том Риддл, парень Гермионы?
    - Да, - приврал Том, формально они не встречались. - Что ты хотел?
    - Собрание Дуэльного клуба отменили, лорд Гриндевальд покинул школу. Что случилось с Гермионой? Джинни сказала, с ней несчастный случай? Ты покажешь мне, как попасть в медпункт?
    - Сдрисни, сопля, - посоветовал ему подошедший Моуди. - Как же он меня бесит, такой мелкий, а понтов больше чем у тебя, Томми с погонялом Лорд.
    - Никогда не называй меня Томми, Аластор с погонялом Пес, - откуда у Моуди это прозвище, Риддл не знал, но подходило оно хорошо. Том же получил "погоняло Лорд" еще на первом курсе за наглость. Учитывая его мутное происхождение и нищету, это казалось смешным. Теперь не кажется. - Если жизнь дорога. Ты же не о понтах хочешь поговорить?
    - Ага, пусть сначала это мелкое недоразумение свалит.
    - Не вижу здесь Флитвика, - скривился Том. - А этот пусть пока остается. Грейнджер говорит, он вундеркинд.
    - Я всего лишь одиннадцатилетний ребенок, - сразу же принялось демонстрировать свою полезность "мелкое недоразумение", - Но я могу видеть то, что другие видят! Я чувствую, что вам всем троим недавно стирали память!
    - Он что, залезает в голову? - удивился Гренн.
    - У меня природные способности к легилименции, - тихо ответил первокурсник. - Я даже не специально.
    - Альбус, - как можно мягче произнес Том. Ну вот, как что-то понадобилось, сразу вспомнил имя. - Ты можешь восстановить наши воспоминания? Это очень важно! Ради Гермионы.

    У самого Риддла тоже имелась специфическая способность из области менталистики - он мог проникать в чужое сознание, глядя чужими глазами, слушая чужими ушами, перехватывая контроль над телом. Правда, проделывать это Том пока решался только с животными. О своих возможностях он узнал лишь около года назад, когда нашел волчонка в Запретном лесу недалеко от замка. Маленький зверь был альбиносом, с белой шерстью и красными глазенками, и Том подумал, что родители выбросили его из-за необычной масти. Волчонка, которому он дал имя Акела, удалось выходить, к тому же, с помощью костероста Риддл сделал его почти вдвое больше и сильнее обычного волка. Довольно скоро Том начал видеть сны, в которых он бегал в теле волка, а немного позже научился контролировать его наяву. Риддл пытался повторить успех со змеей, символом своего факультета, но эти эксперименты чуть было не стоили ему рассудка - змеиное тело оказалось совсем не приспособлено для людского разума, мозг ничтожно мал, а органы чувств отражали мир вовсе не так, как человеческие, передавая совершенно непонятные картинки и ощущения. Впрочем, в случае крайней необходимости, она вполне успешно смогла бы заменить магловский прибор тепловизор.

    - Мне не хватает умений, чтобы восстановить, я просто вижу неправильности, - ответил Дамблдор, подумав. - И еще у тебя и Аластора в голове необычные обрывки чего-то вроде снов, но вы их почему-то не замечаете. А у твоего друга, - он кивнул на Гойла, - Этой аномалии нет. Только след удаленных воспоминаний.
    - Мелкий поганец прав, - заметил Моуди. - Сейчас возникли какие-то странные воспоминания, будто меня заперли в сундуке. Но я уверен, что ничего подобного никогда не было, и даже в голову мне не приходило. Бред.
    - Наведенные воспоминания? - предположил Том. - Ничего не знаю, у меня никаких наведенных обрывков.
    - У тебя какая-то ледяная стенка, - уточнил первокурсник, сосредоточившись. - Ночь, звезды... ой, дайте мне развидеть!
    - Я может быть и сам хотел это развидеть! - разозлился Риддл, перед внутренним взором которого возник переодетый в платье Гриндевальд. - Вот нахрена нужно было делать, чтобы я это вспомнил?! Моуди, что ты там хотел мне рассказать?
    - Обещайте не делать такую глупость, как обращение в Аврорат, - презрительно скривив свое обожженное лицо ответил тот. - Вы ведь понимаете, насколько авроры бесполезны?
    - Догадываюсь, - Том кивнул. - Но никакую возможность не следует отвергать заранее. Говори.
    - Я отследил, как упала Грейнджер. Она стояла лицом к двери, спиной к котлу, и упала в том же направлении, - Моуди наглядно продемонстрировал, о чем говорит, поставив Дамблдора как Грейнджер, а Гойла как котел. - Она никаким образом не могла опрокинуть на себя котел и так упасть, его на нее опрокинули, понимаешь?
    - И кто толкнул котел? Рядом были Флитвик и Лонгботтом.
    - Заклинанием - любой, - снова скривился Моуди.
    - Да, но меня почему-то бесит Лонгботтом, - Том задумался. Вроде бы, он еще до исчезновения Поттера что-то чуть не взорвал. Или нет? Хотя, это же Невилл, он мог просто ошибиться. Поттер этот тоже... Реально хотел помешать или отводил подозрения от себя? А, без разницы, все равно по ненадежным воспоминаниям пока не разобраться, зайдем с другой стороны. На самом деле, Том все это время очень ждал возможности лично пообщаться с человеком, ставшим кармой для его мерзкого отца (прав Пес, авроры странные), но что поделаешь, если происходит какая-то чертовщина? - Он еще при Поттере пытался испортить свое зелье; - Риддл снова задумался. Гойл точно все сделает так, как скажет Том, а вот лояльность Гриффиндорцев под большим вопросом. - Моуди, ты готов действовать? Сегодня было покушение на Грейнджер, завтра напасть могут на любого из нас.
    - Это странный вопрос, Томми. На хрена ты мне еще нужен?
    - Я и задаюсь этим вопросом. Разве у тебя есть повод доверять мне более, чем Гриффиндорцам?
    - Есть причины не доверять Гриффиндорцам, - Аластор говорил так, что, казалось, обрубал фразы топором. - Есть причины рассчитывать на твою разумность. Как я сказал, ты всегда прикрывал Грейнджер, и у тебя присутствует мозг в голове. Гриффиндорцы всегда платят свои долги, не забывай.
    - Я помню.



    - Что ты делаешь здесь? — спросил Флитвик голосом странно бесстрастным и ровным.
    - Я пришел повидать Гермиону, — раздраженно ответил Том. — Она моя девушка.
    Лицо полугоблина не переменилось.
    - Ты просто лжешь. Впрочем, как и обычно. А теперь уходи.
    Вот еще! Только не хватало, чтобы всякие Флитвики им командовали!
    Что-то холодное шевельнулось в по-гоблински умных недобрых глазах. Нет, Гриффиндор когда-нибудь доиграется со своей левой идеологией, зачем учить магии опасного полукровку?
    - Я велел тебе уходить. Ты здесь не нужен.
    - Она моя девушка, — повторил Том. Как будто бы, ложь, произнесенная несколько раз, станет правдой. - Это тебе не место с ней.
    - Я староста Гриффиндора. Или мне снять баллы?
    - Снимай, — ответил Том с возмущением. — Но ты не можешь заставить меня покинуть больничное крыло."Пусть попробует. Проклясть его будет приятно". Он подошел, держась по другую сторону постели от гриффиндорского старосты, и поглядел на Грейнджер.

    Девушка была без сознания. Что за странная гадость на нее вылилась, Тому было сложно понять, но это не было последствием ожога. Ее лицо и руки были покрыты густой рыжей шерстью, которую кое-где пересекали розовые рубцы. Почему ее не переправят в Мунго? Станет ли лицо Гермионы когда-нибудь снова красивым и что она будет делать, если нет? Это ведь наверное важно для девушек? Грейнджер, конечно, не Джиневра, но все же девчонка. Лично Тома не смущало ничего - его вкусы и представления о прекрасном были несколько специфическими.

    Как-то позабыв о присутствии Флитвика, Риддл нагнулся и легонько поцеловал девушку в губы.

    - Том, — внезапно позвал полугоблин. Раньше Филиус Флитвик никогда не обращался к нему по имени. Он обернулся и увидел, что он смотрел на него, словно бы впервые заметив.
    - Да? — проговорил он, на всякий случай сжав палочку.
    - На ее месте должен был быть ты, - сказал полугоблин и стремительно вышел. В дверях он чуть не столкнулся с незнакомым Тому мужчиной в белой мантии колдомедика. Тот проводил его заинтересованным взглядом.
    - Полугоблины так редки, вот бы провести исследование... - пробормотал он себе под нос. - Вы наверное пришли навестить девочку? - обратился он к Тому. - Я доктор Квиберн, новый школьный колдомедик.

    Интересные новости, а куда делся месье Крессен? Нормальный же был дедок, если не считать эмбрионы в колбах по всем полкам... Студентам сообщали только о заменах в преподавательском составе. Доктор Квиберн выглядел не старым, но пожилым, у него были темные с проседью волосы и добрейшие карие глаза.
    - Да, я Том Риддл с пятого курса Слизерина. Скажите пожалуйста, что с Гермионой? Насколько я понимаю, ожог укрепляющим отваром никак не должен был вызвать подобной реакции.
    - Да-да, совершенно уникальная реакция, - кивнул колдомедик. - Очень интересная! Вероятно, у вашей подруги открылась аллергия на какой-либо из компонентов. Я уже забрал образцы пораженных тканей для анализа, славные образцы, остается дождаться результата.

    Может быть спросить его насчет стертой памяти? Нет, пожалуй, опасно.

    - Доктор, все-таки, что с Гермионой? Вы думаете, она скоро выздоровеет?
    - Понимаете, мой мальчик, у мисс Грейнджер серьезно пострадали кожные покровы, а это вызывает серьезный болевой шок. Так что скорость ее выздоровления во многом зависит от ее психологической выносливости, но вы не переживайте, все мои исследования говорят, что человеческие тело и психика способны перенести намного больше, чем нам кажется! Как, например, испытания разъедающего зелья в Польше... Впрочем, мой мальчик, не отвлекаю ли я вас своей болтовней от занятий?
    - У нас должно было быть собрание Дуэльного клуба профессора Гриндевальда, но его отменили, - на самом деле, Риддлу бы не мешало присоединиться к своим союзникам, которых он отправил ловить Лонгботтома, куда-то исчезнувшего, но и больше узнать от колдомедика тоже хотелось. - Доктор, вы смогли определить, каким составом облили Гермиону? Это же не укрепляющий эликсир, в него что-то добавили!
    - По моему предварительному заключению, туда могли примешать порошок шкуры бумсланга, - серьезно? Он же дорогой! - Вы даже не представляете, как вам повезло, что у вас преподает такой потрясающий волшебник, как Геллерт Гриндевальд! Это великий человек, великий! Нет такого темного волшебника, что не боялся бы его!
    - Простите, мне действительно пора! - Том бросился к двери. - До свиданья!

    Он только что заметил Лонгботтома в Запретном лесу. Глазами волка. Мальчик, воровато оглядываясь, шел к большому белому дереву с красными листьями.

    _____________________

    * Такова жизнь (франц).

    Примечания автора: "каноника" - выдуманное автором фанфика зелье, способное показать людям живущим в фанфике их жизнь в каноне, откуда они взяты. Действует только на особо чувствительных к видениям.
     
    Последнее редактирование: 26 янв 2018
    Леди N, Flame Dragon, starina7 и 2 другим нравится это.
  14. Эпиграф к главе 7 изменен, изначальный "переехал" в эту.

    Глава 8. Кровь, которая чиста.

    Are you, are you
    Coming to the tree
    Where I told you to run,
    So we'd both be free.*

    (с) Песня висельника из "Голодных игр"


    Заплаканная Джиневра бежала в сторону Гриффиндорской башни. Призрак факультета Слизерин, Безголовый Янос - удивительно подлое и беспринципное существо, обожающее давать живым Слизеринцам свои бесценные советы, как всегда, заметив девушку, начал над ней издеваться, летая вокруг, хохоча и подкидывая свою отрубленную голову, но ей было совершенно не до него. От Риддла призрак почему-то сбежал, втянувшись в стену. Он терпеть не мог Тома. Парень отвечал ему тем же. У всех факультетов нормальные призраки: гриффиндорский Кровавый Лорд со своими длинными когтями, нестрижеными волосами и бородой и пятнами серебряной крови на старинной одежде - совершенно жуткий старик, рейвенкловский Сладкий Робин вообще похож на девочку из "Звонка", хаффлпаффский Лорд-с-персиком выглядит как идеальный средневековый рыцарь из куртуазного романа. А у них, Слизеринцев, ревностнее всех хранящих дух древней магии, - Янос без головы, зато с коррупционными схемами, какая проза! Фу, позорище.

    Поскольку занятия у большей части курсов уже закончились, а лорда Гриндевальда в замке все еще не было, многие ученики теперь бродили по территоррии вокруг Хогвартса, затрудняя этим Тому задачу незаметно пробраться в Запретный лес. Дезиллюминационные чары он ещё не успел освоить. Чертовы придурки, интересно, где шляется Гойл? Моуди должен был проверять Гриффиндорскую башню, а Гренна Том отправил как раз стеречь выходы. Как же плохо, что в Хогвартсе и рядом с ним не ловят ни сотовые, ни интернет! Хорошо хоть менталистика не блокируется - связь с волком Том все ещё поддерживал.

    Кстати о волке - Акела продолжал наблюдать за Лонгботтомом. Пока Риддл искал путь (незаметно пробраться в лес ему все-таки удалось, теперь оставалось найти это клятое место, заклятие обнаружения вне помещения работало очень плохо), Невилл успел помяться около облюбованного дерева, сунуть в дупло какой-то сверток, развернуться и побрести в сторону замка. Это был шанс перехватить его, но тут волчье обоняние сообщило, к дереву идёт человек под дезиллюминационными чарами.

    Немного покружив вокруг, он нашёл дерево и вытащил свёрток из дупла. Риддл за это время успел подойти достаточно близко. Было очевидно, что свёрток представляет большую ценность - и Невилл, и человек под чарами обращались с ним очень аккуратно. Дезиллюминационные чары вроде хамелеона - подстраиваются под окружающую среду, но, если знать куда смотреть, при движении можно заметить что-то вроде колебаний. Когда-то на первых курсах Том читал легенду о Призраке замка Харенхолл - убийце, пользовавшимся древним могущественным волшебным предметом, плащом бога Смерти, дающим истинную невидимость, и она показалась ему страшнее всех ужастиков. Даже видел потом кошмары о невидимом убийце, который пришёл за ним. А дезиллюминационные чары менее совершенны, а значит, не страшны.

    Тома посетила гениальная идея, как завладеть свертком. Конечно, это было рискованно, но интуиция, а если честно, жадность, требовала заполучить таящийся там предмет. Рourquoi pas?**

    Оторвав от мантии полосу чёрной материи (ничего, заклятьем "Репаро" он владеет в совершенстве) парень повязал ею нижнюю часть лица на манер маски и схватил с земли корягу потяжелее.
    Полностью соединившись с сознанием зверя, Том остро почувствовал все лесные звуки и запахи. Контролировать своё и волчье тело одновременно, координировать действия обоих, причём в экстремальной ситуации было очень непросто. На секунду мальчику показалось, что он не сможет вернуться и навечно останется с раздвоением личности. Ориентируясь на обоняние волка и видимое мельтешение по краям силуэта невидимки, идущего к антиаппарационному барьеру, Риддл стал подкрадываться к нему сзади. Волк, волей Тома стараясь прятаться за кустами, заходил с другой стороны.
    Подобравшись поближе и выбрав удобный момент, Том-в-волчьем-теле бесшумным белым призраком выскочил прямо перед противником. Тот попытался вскинуть палочку, но волк сомкнул зубы на его предплечье, заставив ее выронить. Том же со всей силу ударил бывшего невидимку - чары стали сбоить, когда он выронил палочку, - корягой по голове. Парень облизал губы - вкус живой человеческой крови во рту даже в своем теле был слишком ярким. Ему повезло, подельник Лонгботтома вырубился с одного удара. Это оказался тощий молодой человек лет двадцати на вид, с серебряно-золотыми волосами, в пижонской шелковой мантии в духе поборников чистоты крови, - из тех, на которые у Тома никогда бы не хватило денег, а у Грейнджер хватило бы, если перевести фунты в галлеоны, но она относилась к таким внешним атрибутам статуса с презрением, - черной с вышитым красной нитью драконом.
    Надо было хватать сверток и сваливать, но Риддла будто что-то держало. Глянув на Акелу, мальчик понял, что волк завороженно смотрит на то самое белое дерево с красными листьями. Все-таки взяв сверток, Том тоже взглянул на дерево, уже собираясь уходить, и увидел, что на стволе вырезано лицо, а дупло на самом деле представляет собой открытый перекошенный рот. Ствол был таким же белым, как шерсть волка, а листья столь же красными. Кажется, дерево тоже смотрело на них. Тому вдруг стало очень страшно. В шелесте листьев ему послышалось что-то типа "отдай...чистая кровь...отдай его кровь..."

    Наверное, это было лишь плодом разыгравшегося воображения, но Том стремглав бросился в сторону замка, заставив волка бежать в противоположную сторону, в глубь чащи. Кажется, никогда еще ему не было так страшно.
    Уже недалеко от Хогвартса Риддл понял, что все еще тащит не только сверток, но и корягу. Это было очень глупо, поэтому парень как можно скорее разломал ее на несколько частей и уничтожил их заклятием Эванеско. Том посчитал, что даже если кто-нибудь решит проверить его палочку, применение этого бытового заклинания не будет выглядеть подозрительно. Так же он поспешил вернуть нормальный вид мантии. Чертово дерево, он никогда даже не слышал ни о чем подобном!

    Пробравшись в замок, Том нигде так и не встретил Гойла, и это начало его бесить. Решив сначала хотя бы относительно спрятать сверток, а заодно, возможно, обнаружить наконец своего безответственного союзника, мальчик направился к подземелью Слизерина. В гостиной его встретила Миртл, с радостно-безумным видом пропевшая:
    - Тени собрались и пляшут, да, милорд; да, милорд. Не уйдут они отсюда, нет, милорд, нет, милорд.
    Почему она еще в Хогвартсе, а не в Мунго? Больная стерва...

    Ни в гостиной, ни в спальне пятого курса Гойла не было. В спальне, к счастью, не обнаружилось и прочих однокурсников. Риддл не смог справиться с желанием развернуть сверток, пока никто не видит. Там оказалась книга. Довольно большая, красивая книга в зеленой с позолотой кожаной обложке. Это же... Не может быть! Профессор Истории магии, декан их факультета Батильда Бэгшот, которую все называли Старая Бэт, говорила им об этой книге. Как же она сокрушалась, рассказывая, что все экземпляры в мире были изъяты и уничтожены Авроратами согласно международному договору! Но золотые буквы были вполне реальны: Ньют Б. Скамандер, «Драконы, змии, виверны: их неестественная история». Том поверить не мог, что в его руках оказалась уникальная запрещенная книга. И куда же ее теперь прятать?!

    - Значит, ты нашел книгу запретных знаний, ничтожный мальчишшшка? - прошипел у него над ухом полный потусторонней злобы голос. Но дверь точно не открывалась... Резко повернувшись, Риддл столкнулся взглядом с маниакально пялящимся на книгу Кровавым Лордом. Гриффиндорский призрак простер над ней свою длань с нестрижеными, загнутыми когтями, но бесплотная рука могла лишь пройти насквозь. - Может быть, мне следует рассказать о ней этому красному выскочке, декану моего факультета? Он хотя бы знает, что такое огонь, в отличии от тебя, грязнокровка...

    Так, Том, выдохни... мертвая дрянь не имеет никакой власти, кроме как настучать директору, с поправкой на то, что директор на школу плевать хотел, его заместителю. А раз распинается тут, значит не так уж хочет стучать. С'est la vie***.

    - Я не грязнокровка, Лорд. Вам интересна эта книга?
    - Не грязнокровка? - Кровавый Лорд усмехнулся. - Что есть твоя волчья кровь, если не грязь? Волки, львы, олени - всего лишь подданные. Только огонь имеет значение. Может быть, в настоящем мире, а не в этом жалком отражении, в тебе текла бы моя кровь, кровь богов и драконов. А возможно и нет.

    Так, ясно, еще один потерянный клиент психиатра. Львы, олени - ну и бред.

    - Да в ком угодно может быть ваша кровь. Чистокровные все время рожают сквибов, а потом стирают им память и выбрасывают в мир маглов. Это все знают.
    - Глупый обычай! - воскликнул призрак, и его бледные глаза полыхнули, став на секунду лиловыми. - Ни капли чистой крови не должно уходить на сторону!
    - Постойте, вы сказали, кровь богов и драконов? - да, ведь и у того белобрысого типа на мантии был дракон. Может, не такой уж бред? - Это ваша книга?
    - Нет, глупый ты грязнокровка, будь у меня эта книга, я бы сжег их всех! - расхохотался Кровавый Лорд. - Никто не смог бы остановить меня, даже тот... зеленоглазый мальчишка. Ничтожные людишки называли меня Темным Лордом, но я был рыцарем света и жизни, просто им было не понять этого! - что-то такое Риддл уже слышал, только вот от кого? Том не помнил.
    - Знаешь что, грязнокровка, - проговорил призрак, слегка успокоившись. Молчи же, Том, с имеющими на тебя компромат психами лучше не спорить! - Я покажу тебе место, где можно скрыть книгу, но взамен ты должен будешь исполнить мое желание, а если не справишься, красный выскочка в тот же миг все узнает!
    - Кажется, вы не предоставляете мне выбора, - плохо быть призраком, такой дешевый шантаж при столь пафосном имидже - это провал. - Я хотел бы сначала узнать, что это за желание.
    - В Хэллуин, что когда-то звался Самайн, ты приведешь моего наследника в чертоги былых королей, туда, где танцуют призраки.
    - Ни хрена себе у вас квесты! - искренне возмутился Риддл. - То есть, из-за маленькой книжечки, которая вам самому интересна, да, интересна, я же вижу, не надо так на меня смотреть, я должен искать того-не-знаю-кого, а потом еще и тащить его к призракам на куличики?!!
    - Именно, мальчишка, и не смей хамить Темному Лорду! - не, настучать он может хоть сейчас, и заклинанием его не приложишь, мертвый же, гад.
    - Где эти чертоги и как узнать вашего наследника? Я, если вы не забыли, всего лишь школьник, - кажется, Том переобщался с этим, у которого куча имен. - И мне запрещено покидать школу.
    - Он великий чистокровный маг! - чуть нервно ответил призрак. - Иначе просто быть не может! Я расскажу тебе верные приметы, по которым ты его узнаешь...

    Секретное место, где, по словам Кровавого Лорда, можно было спрятать книгу, располагалось в коридоре на восьмом этаже. Призрак заставил его три раза пройти туда-сюда, старательно думая о месте, где можно спрятать опасный предмет. Как ни странно, данные манипуляции сработали - в стене появилась дверь, ведущая, как объяснил Кровавый Лорд, в Выручай-комнату, по его словам выходило, крайне полезное место. Выглядело "полезное место" как гигантский хламовник. Рискуя быть погребенным под горой мусора, Том засунул книгу в шкафчик, на который, для приметности, установил мраморный бюст какого-то волшебника. При этом на парня откуда-то свалился старый потертый рог вроде охотничьего, и Том повесил его на тот мраморный бюст для еще большей заметности.

    Честно говоря, Риддл успел в усмерть задолбаться за этот день, и мечтал только об ужине и кровати, уже даже разбирательство с Гренном и Лонгботтомом хотелось отложить до утра, но этим планам не суждено было сбыться. На пути к Большому Залу его отловил Моуди. Под глазом Гриффиндорца красовался здоровенный фингал, да и вообще он выглядел потрепанным.
    - Кто тебя так? - вполне искренне удивился Том.
    - Гойл твой. Лонгботтом наплел ему, как тяжела и неказиста жизнь богатенького чистокровного наследника, тот сопли развесил и полез его защищать! Слизеринец называется! Развели как лоха!
    - Где они?
    - На кухне прячутся, Лонгботтому надо заесть стресс, - Аластор издевательски скривился.
    - От кого прячутся?
    - От меня.
    - Пошли быстрее, пока не смылись, - и "заесть стресс" тоже не помешало бы, да.

    Рядом с проходом на кухню стоял, облокотившись на стену, малолетний телепат с кучей имен и меланхолично поглощал лимонные дольки.
    - Расслабтесь, - махнул он им. - Все, что Невилл может рассказать, я уже считал.
    - В смысле, считал? - недобро прищурился Риддл.
    - Да очень просто. Это я намекнул Гойлу, что Лонгботтома могли просто запугать, Невилл постоянно ходит с напуганным видом, это похоже на правду. А потом, когда они трепались, считал мысли Лонгботтома, - Том с Аластором переглянулись. Им такой простой план в голову не пришел. Дамблдор понимающе усмехнулся. - А вы не очень-то сообразительны, верно?
    - Не самое умное замечание, - усмехнулся Том, пока Моуди отбирал у мелкого Гриффиндорца пакетик с дольками, и сразу запустил туда руку. - Так чего ты у него в мозгах вычитал?
    Мармелад оказался вкусным.
    - Не смейте. Жрать. Мои. Дольки!!! - обжигающая волна стихийной магии с ног не сбила, но была близка к тому.
    - Твою мать! - рыкнул Моуди. Он же ненавидел огонь.
    - Хватит, - махнул рукой Том. - Никаких идиотских конфликтов из-за еды, стоя под дверью кухни. Говори, что узнал.
    - Ну, не уверен, что об этом следует говорить здесь, но если коротко, он хотел превратить одного из нас в Избранного, рожденного среди соли и дыма. О нем было какое-то пророчество, полного текста, он, кстати, не знает.
    - Серьезно? - сейчас Риддл действительно подвис. Он о подобном точно ничего не знал. - Зачем ему?
    - Только Избранный может победить Темного Лорда! Нет, честно, он правда об этом думал.
    Том слегка поежился, вспомнив о призраке. Но ведь он мертвый и не считается?
    - И кого он сделал этим...Избранным? - поморщился Моуди. - Звучит бредовей некуда.
    - Вообще хотел сначала себя, потом Гермиону, но им может оказаться любой, - мальчик замолчал, глядя в пол. - На самом деле, ритуал соли и дыма - это только начало, там есть еще условия, я пока не очень понял, но они - страшные.
    - Короче, Лонгботтом - опасный псих, - резюмировал Аластор.
    - Пойдем, пора с ним побеседовать, - скомандовал Риддл, ударив кулаком о ладонь.

    - Мой Лорд! Невилл ни в чем не виноват! - "поприветствовал" Тома Гренн. Ага, вообще ни в чем...
    - Уж не хочешь ли ты решить это за меня? - угрожающе произнес Риддл, обводя их зловещим взглядом. Кажется, особенно кровожадно получилось, когда он заметил блюдо с жаренным мясом, стоящее прямо за спиной Лонгботтома, но тот принял на свой счет. - Из-за его умышленных действий девочка оказалась в больничном крыле с шерстью на лице, а пострадать могли мы все... - Том выдержал зловещую паузу. Невилл внезапно гордо выпрямился.
    - Да, вы все имеете право думать обо мне плохо. Но я сделал то, что сделал ради общего блага! Дело в том, что определенный круг лиц в нашей школе практикует темную магию... - насколько знал Риддл, в "определенный круг" входила вся школа, за исключением, возможно, первых курсов Хаффпаффа и Рейвенкло. - Вспомните хотя бы убийство Филча.
    - Ты решил, что это оправдание твоей темной магии?
    - Нет, нет! Этот ритуал совсем не темномагический, честное слово! Я должен был его провести, иначе меня бы выгнали из дома и лишили наследства! Вы просто не знаете мою семью! Когда я был маленьким, они думали, что я сквиб, и пытались меня утопить, чтобы я использовал стихийную магию, а в другой раз выбросили из окна! - да, проблемы у этих чистокровных мажоров... Риддла наоборот в детстве все ненавидели из-за постоянных всплесков стихийной магии, особенно за то, что рядом с ним постоянно коротило электроприборы. - А когда появился мой младший брат, Ричард, мне вообще житья не стало. У него-то первый стихийный выброс случился в два года! Я был уверен, что мне сотрут память и выкинут в магловский приют!

    Вот, Том же говорил, чистокровные постоянно так делают!

    - Лонгботтом! Хватит зубы заговаривать! Очень любопытно, как твое якобы тяжелое детство связано с сегодняшним инцидентом? - сказал он в слух.
    - Моя семья приказала мне провести этот ритуал, - тихо ответил Невилл. - Мне, правда, очень жаль Гермиону, я никогда не желал ей зла! Она станет еще более сильной волшебницей, чем была раньше! - он как-то странно посмотрел на Тома и смущенно отвел глаза.
    - Зачем это твоей семье? - резко спросил Риддл.
    - Я не знаю, но они договорились с профессором Уизли, что он мне поможет!
    Том скосил глаза на Дамблдора, давно уже жравшего попкорн. Тот едва заметно кивнул. Лонгботтом говорил правду. Но на врожденную легилименцию нельзя полностью полагаться - мало ли какие есть хитрые способы ее обойти? Особенно у отпрыска обеспеченной чистокровной семьи. Том нередко испытывал что-то вроде отчаяния, когда какая-нибудь бездарность из старинного рода запросто вытаскивала из семейных закромов древний артефакт, о самой возможности существования которого такие как он даже не догадывались.
    - Однако, ты причин вред Гермионе и мог причинить вред любому из нас, - медленно произнес Том, поигрывая палочкой. - Будет справедливо наказать тебя. Что скажешь, Аластор?

    Вероятно, следовало продолжить стоять со злобным видом, но Риддлу уже надоело голодать, и он наконец-то утащил у домовиков куриную ногу.

    - Хм... - Моуди многозначительно потер подбородок и тоже ухватил кусок курицы. Том мало знал о семье Аластора, да и никто в школе не знал, тот был очень скрытен, однако ему было известно, что хотя в начале ХХ века Моуди были включены в реестр чистокровных Британии "Священные двадцать восемь", его мать была маглой, а денег у него вечно не было. - Во-первых, нам бы не помешали средства на лечение. Во-вторых, во всех ситуациях, когда кому-нибудь из нас потребуется поддержка отпрыска чистокровной семьи, у нас должна быть возможность на тебя рассчитывать. В-третьих, если твоей семье или Уизли придет в голову еще что-то столь же... миленькое, ты сразу же сообщаешь нам. В-четвертых, никто не узнает о нашем уговоре. Том?
    - Какое еще лечение? - изумился Невилл. - Никто, кроме Гермионы, не пострадал.
    - Как это? У Моуди, вон, пол-лица сожжено, мелкий тощий какой-то, Гренн явно головой ударился, а у меня моральная травма. Впрочем, если проявишь благоразумие, у меня для тебя будет бонус.
    - Мордрет с тобой, Риддл, сколько надо, чтобы вы от меня отстали? - Том рассмеялся и назвал сумму.
    - А вот мой бонус, Лонгботтом: пока ты выполняешь наши условия, я в любой ситуации буду защищать тебя от других учеников школы.
    - И я! - с явным облегчением добавил Гойл. По нему было видно, что это он бы предложил в любом случае. Прав был Моуди на его счет!
    - А я подумаю, - усмехнулся Аластор.
    - Не нужна мне ваша защита, - тихо сказал Невилл, не глядя на Тома. - Знаешь, Риддл, я искренне желаю, чтобы Грейнджер по-настоящему любила тебя.

    И тут раздался самодовольный голос, который Том хотел услышать меньше всего в мире.
    - Разве вам не говорили, что ночь темна и полна ужасов? - неужели никто ни разу не сказал тебе "Авада Кедавра", рыжая ты паскуда?! - Особенно, Риддл, для таких молодых людей, как вы?

    А это еще о чем?!! Черт, точно, Крыса.

    - Я уверяю, что мы не нарушали никаких правил, профессор, - да какой на фиг он профессор? Завхоз. - Дело в том, что мы испугались за Лонгботтома, его видели выходящим из замка, но никто не видел, как он вернулся! Мы боялись, что на него может напасть Питер-Крыса...
    - Это все очень интересно, Риддл, но каким образом вы в таком количестве оказались на кухне? - Уизли усмехнулся.
    - Глупые грязнокровки оказались здесь благодаря мне, - внезапного защитника Том не ожидал, и, честно говоря, он был кстати. - Жрональд, толстый мальчик действительно заблудился, я показал им, куда он пошел, но пока они его искали, лестница повернулась, и единственный доступный им ход в основные коридоры оказался как раз через кухню. А сам ты сюда для чего явился?
    - Как завхоз замка, я могу посещать любые помещения, Кровавый Лорд, - напомнил Рыжая паскуда.
    - О, прости, запамятовал, что ты у нас теперь Мастер над швабрами.
    - Значит, ты готов свидетельствовать, что эти студенты не нарушали правила, Кровавый Лорд? - задумчиво проговорил Уизли.
    - Они не нарушали, - кивнул призрак. - Кстати говоря, Жрональд, тебя ищут, и я бы, на твоем месте, затаился в какой-нибудь тайной части замка.
    С этими словами Кровавый Лорд поспешил втянуться в стену.

    Рональд Уизли, прищурившись, проводил его взглядом. Потом медленно перевел глаза на Риддла.

    - Знаете, ребята, возможно, у меня будут неприятности из-за этих слов, - немного неуверенно проговорил он. - Но, я думаю, опасность Питера-Крысы сильно преувеличена.
    - Почему, сэр? - это уже интересно. - Почему вы так считаете?
    - Я учился в Хогвартсе на одном курсе с Гарри Поттером, когда погиб Седрик Диггори с Хаффлпаффа, - Уизли замялся. - Понимаете, Поттеры - очень древний род, древнее, скажем, Розье и Малфоев, хоть и не столь чистокровны. Вы же знаете, что это значит, Риддл? И, на самом деле, Гарри Поттер был единственным, кто видел Питера-Крысу. А на следующий год он начал встречаться с девушкой Седрика. И это не единственное, что странно...

    Что еще было странным, Уизли рассказать не успел. Как и предупреждал Кровавый Лорд, его искали. В стене образовалась дыра от Бомбарды, в которую, слегка пошатываясь, ввалился явно очень пьяный белобрысый парень, одетый как байкер - в кожаные штаны и мотоциклетную куртку с языками пламени. Воздух вокруг него буквально искрил от стихийной магии, казалось, то тут, то там мелькали сполохи огня и черные, извивающиеся тени.

    - Уизли, тварь британская, вы меня дез...дез...дезинформировали!!! - парень обвиняюще наставил на него бутылку виски вместо палочки, заметил это, и, выматерившись, впечатал Рональда в стену просто взмахом руки.
    - Профессор Гриндевальд****, держите себя в руках, здесь дети! - воскликнул тот. Гриндевальд? Серьезно? Тот, наконец заметив мальчишек, наградил их гневным взглядом почему-то красных, прямо как у волка, глаз.
    - Britische Schweine***** - прошипел он какое-то неизвестное Риддлу заклинание и снова взмахнул рукой. Тома как будто рвануло порт-ключем, и в следующую минуту он обнаружил себя в студенческой спальне, только вот стены были не зелеными, а кроваво-красными, с золотистой отделкой, как и белье, и даже занавески.
    - Фига себе, Томми, тебя, кажется, перевели! - пораженно воскликнул Моуди.
    - Чтоооо? - заверещал обнаружившийся в этой же комнате Флитвик.
    - Что? - невольно повторил за ним Том. - Да он просто перепутал спальни...
    Моуди покачал головой и молча ткнул пальцем в галстук Риддла. Действительно, тот изменил свой цвет на красно-золотой. Оторочка мантии тоже покраснела, словно ей стало стыдно.
    - ... - прокомментировал Том. Недовольный домовик кинул около свободной кровати его вещи и забрал лонгботтомовские.
    - Так нечестно! - возмутился Моуди. - Почему меня не перевели из этой огненной дурки? Кингсли был готов со мной поменяться, так нет, "это распределение, его не отменить!"
    Аластор сплюнул.
    - Расслабься, - посоветовал Риддл. - Если он каждую пятницу так надирается, у тебя будет шанс.
    - Пошли, узнаем, жив ли Дамблдор, и я заодно покажу тебе нашу отвратительную гостиную, - предложил Моуди чуть погодя.

    С Дамблдором все было более-менее в порядке - от столь радикального перемещения его немного тошнило. Гриффиндорская гостиная была, в целом не столь уж отвратительной, просто слишком яркой. Камин был раза в три больше, чем у Слизерина, и несколько человек сидели перед ним, напряженно пялясь в огонь.
    - Что они делают? - удивился Том. Моуди неопределенно пожал плечами.
    - Попробуй. Может, понравится.

    Между лестницами в мужские и женские спальни висел здоровенный портрет Годрика Гриффиндора, побеждающего Темного Лорда. Основатель на нем, с поправкой на меч и старинный золотой доспех, чем-то напоминал Гриндевальда - красный плащ и золотые волосы, но глаза у него были ярко-зеленые******.

    Риддлу показалось, что он начинает что-то понимать. Наверное, ему показалось.

    _____________________
    * Придешь ли, Придешь ли
    Ты к тому дереву,
    Где я велел тебе бежать
    Чтобы мы оба были свободны

    ** Почему бы нет? (франц.)
    *** Такова жизнь (франц.)
    **** На Гриндевальде примерно такая куртка: ***** Британские свиньи (нем.)
    ****** Примерно так выглядит портрет, с поправкой на цвет одежды и то, что он живой (взято с нашей вики):
    [​IMG]

    Примечание автора: прошу прощения за то, что, будучи всего лишь юной девушкой, пишу со скоростью Деда-в-кепке. Зато всяких намеков, аллюзий и отсылок в тексте действительно очень много! А еще в ближайших главах наконец-то появится лично Тетушка Мардж. Автор так рад, что даже поменял аватарку.
     
    Последнее редактирование: 18 янв 2018
    Flame Dragon, Dora Dorn, Джей и ещё 1-му нравится это.
  15. Немного подправлен конец главы 8, плюс добавлена примерная визуализация портрета. Снова поменяла эпиграф к главе 7, тот не совсем подходил главе про подростоков. Подумываю об объединении главы 5 с главой 6, а главы 7 с главой 8, но это пока не точно. А еще в процессе написания внезапно!!! выяснилось, что Гриндевальд на самом деле Гриндельвальд, и в реале так называется горноложный курорт в Швейцарии.


    Предупреждение! Ближайшие две главы повышено мрачные.

    Еще предупреждение! Есть небольшой кроссовер с "Легендой о героях галактики" (просто давно хотела написать что-нибудь с "Героями..." в условиях реальной ВМВ где им надают по ушам, а никаких фанфиков, кроме этого, я больше в жизни писать не буду). Спойлер: Ну и то, что один из главных героев внешне очень похож на Гриндельвальда, а другой был Командующим Тринадцатого флота Союза, да еще и использовал в одной из серий ледяные астероиды в качестве вундервафли, тоже в тему. Отсылка к ним уже и раньше была, кто в теме поймет, в шапку добавила.


    Глава 9. Смерть, которая на острие.

    И пройдут любые тени
    При огне,
    Странных очерки видений
    На стене.
    И любой колени склонит
    Пред тобой...
    И любой цветок уронит
    Голубой...

    (с) А. Блок, «В углу дивана»


    - А теперь начнем! - крикнула женщина со звездным именем, взмахнув сразу двумя волшебными палочками, одна из которых была ему нужна, но это подождет. Смелая девчонка, но не стоит ее жалеть.

    - Неееет, - протянул ее противник. Его тоже жалеть не стоит. - Теперь закончим!

    Волшебник крепко сжал в правой руке палочку, а в левой тонкий узкий клинок из белого дерева - твердого и холодного, словно камень, нет, еще тверже и холоднее, - слишком короткий для меча и слишком длинный для кинжала. Ему слышался стук сердца - наверное, собственного, но казалось, будто он исходит от клинка.

    - Сегодня я напою тебя кровью, тень, - шепнул он на уже полузабытом языке, мимолетно удивившись, как легко легли на его губы чужие слова. Словно не было долгих, долгих лет мира после тех бесконечных боев в ледяном аду. - Древней кровью.

    Кажется, стук сердца стал громче. Каркнул ворон. Зашелестела листва.

    Клинок носил имя Игла, что по-английски значит Needle.

    Схватка проходила не так, как он ожидал. Сначала один из авроров упал, кажется, от пули. Двое других сумели защититься трансфигурацией. Убийца и еще один Одичалый сразу же рухнули, как подкошенные, получив режущие заклятия от девчонки с двумя палочками. У одного из них отвалилась голова, другой просто свалился в луже крови. Остальные бросились на девчонку, надеясь завались ее кучностью, но ничего не вышло - она слишком хорошо сражалась. Один, правда, чуть не достал ее Круциатусом, но заклятие отлетело - Поттер, который, конечно, уже бегает где-то поблизости, прикрыл, надо полагать. Надо его удалить. Свалились еще один аврор и трое нападавших. Еще одному Одичалому вышибло мозги пулей. Девчонка сошлась один на один с предводителем, обезоружила его Экспеллиармусом и связала Инкарцеро, для надежности приложив головой о землю. И как это понимать?!


    - Рональд Уизли обманул нас, - гневно шепнул он Игле. - Здесь нет Прюэттов.

    Молчание, конечно.

    - Не желаешь говорить со мной, тень? - никогда еще ответа не было, да и быть не могло. - А жаль.

    Ему не было дела до конфликтов между глупыми британцами, которые хотели использовать его силу и боевые навыки в своих целях. Он даст им то, что они хотят, но возьмет гораздо больше, их жизни, если ему захочется. Значит, Уизли решил, что может безнаказанно соврать ему? Это ошибка.


    Гневно сощурившись, волшебник коснулся кончиками пальцев красного камня, что всегда был при нем, прошептал заклинание, смешивая тени со светом. Работай же, Красная Тинктура, давай...

    Камень превращений, хоть и через небольшое сопротивление, отозвался мгновенно, сплетая свет и тень вокруг мага в чуждое, фальшивое обличье. Высокий светловолосый мужчина теперь казался женщиной средних лет, с длинными рыжими волосами и эффектными формами. За точность соответствия он бы, честно говоря не поручился - волшебник видел ее только на фотографиях, и не имел при себе ничего принадлежавшего ей ранее. Но все же, возможность есть. К предсказаниям он относился очень серьезно.

    Что же, теперь можно показаться - волшебник выступил из-под тени деревьев и собственных чар на свет. В голове издевательским перезвоном заиграла та жутенькая старая песня, "Рааасцветали яблони и груши, Поплыли туманы над рекой..."*, словно намекая, что ПТСР** все-таки пора лечить.

    - Не трогай моего мужа, ты, тварь! - крикнул он, надеясь, что маскировка голоса хоть немного похожа на настоящий голос Кэйтлин Прюэтт-Уизли. - Авада Кедавра.

    Девчонка ловко увернулась от смертельного зеленого луча и ударила в ответ странной модификацией атакующего заклинания, запустившего в него подобия сюрекенов в форме звезд. Он увернулся быстрее, чем, по его мнению, смогла бы домохозяйка, но недостаточно быстро - одна из звезд пробила его щит и задела бедро, другая срубила несколько иллюзорных рыжих прядей. А ты опасная! Как же хотелось вызвать Адское пламя, почувствовать его голод и жар, дикую разрушительную мощь и тепло, музыкой выходящие из-под кожи, но он использовал его только в своем обличье. Вместо этого он вызвал обычный колдовской огонь, слабый, как ласка приневоленной женщины, не достойный такой противницы, какой была Беллатрикс.

    Земля загорелась под ногами девчонки, и под его ногами тоже, поскольку она частично отразила заклятье. Волшебник переместился за ее спину и веером разбросал оглушающие, надеясь убрать заодно Гарри Поттера - тот был пока нужен живым. Нет, другого волшебника с древней кровью в Британии найти, если что можно, а вот минимально адекватного преподавателя в эту проклятую школу - задача для Сверхчеловека. Получилась – он услышал звук падающего тела. Отлично. Беллатрикс закрылась круговым щитом и снова бросила свое звездное проклятье, но он влил в собственный щит столько силы, что тот выдержал, хотя и с трудом. В ответ волшебник бросил режущее, но смог пробить ее защиту, лишь влив в заклятье предельное количество силы. Девчонка увернулась и хрипло расхохоталась, бросив сдвоенный Ступефай. Он взял его на щит, инстинктом понимая, что сейчас она подставится, и прошептал: «Авада Кедавра».

    Ничего личного. Жертвоприношение должно совершиться.

    Конечно, все пошло не так.

    В последний момент прямо перед девчонкой появился Поттер (а кто тогда вырубленным валяется?!) и закрыл ее собой. Дезюллюминационные чары рассеялись, и он сломанной куклой упал на траву.

    Гаденыш! Весь ритуал испортил! Смерть сильного волшебника, закрывшего собой другого, вызывает защиту крови, так что теперь трогать Беллатрикс нельзя, не говоря о поиске преподавателя! Девчонка, явно в шоке, взвизгнула: «Круцио»! Волшебник увернулся и аппарировал – недалеко, просто, чтобы без свидетелей снять иллюзорное обличье. Нет, дорогая, я не стану нарываться на кровную защиту. Кем нужно быть, чтобы про нее не знать?

    Нельзя гоняться за исполнением пророчества. Но для него оно было слишком важно, туманя разум, став наваждением.

    «…сама смерть склонит перед ним колено, и все, кто сражался на его стороне и погиб, возродятся».

    «…сама смерть склонит перед ним колено».

    «…смерть склонит колено».



    Единственный человек, которого волшебник любил по-настоящему, погиб еще в 1945 году. Он бы сделал все, чтобы спасти его, но он был далеко, в плену, и сам был при смерти. В лагере для военнопленных было холодно, как в царстве Хель, но в бреду ему виделось, как что гибнет в огне магловских бомб – нет, не так, британских бомб, вместе с Розе***. Как их одинаково серые глаза лопаются, плоть сползает с костей, а смерть с небес все забирает и забирает жизни. Если бы он был рядом наяву, у них был бы шанс спастись, но Розе родилась сквибом.

    После этого кошмара он вдруг начал выздоравливать, а его магия изменилась, став огнем под кожей, согревая в лютый мороз, давая власть над пламенем. Конечно, заключенным никто не давал газет, но охранники слушали радио и обсуждали новости, а он хорошо знал их язык. Так он узнал, что город, где жила Розе, действительно разбомбили. Лагерь стерегли авроры, фантастические твари и даже белые деревья с ликами (хорошо, что от западных отрогов Уральских гор до восточного побережья Атлантики эту древнюю мерзость давно искоренили), а что еще страшнее, километры тайги, но тогда ему удалось сбежать. Только одна мысль двигала им – убедиться, что он ошибся, и Розе жива.


    Где там! Он бы с радостью умер вместо нее, он легко бы отдал правую руку, чтобы ее вернуть, но не смог создать гомукункула с ее душой для ритуала Плоти, крови и кости.

    «…сама смерть склонит перед ним колено».


    - А ты бы смог оживить мертвого сквиба, тень? – в который раз спросил он. – Ведь это нечестно, правда? Тебе я в любой момент могу вернуть человеческое тело, а у нее нет даже шанса. Разве не ты считал всех людей равными?


    Странно, белый нож показался ему пустым и обычным. Даже привычный холод куда-то ушел из него.


    В кармане завибрировал телефон. Удобное все-таки это магловское изобретение, но в Хогвартсе не работает категорически. Nokia 3310, конечно, она меньше всего страдает при магических выбросах. Смартфоны от его присутствия умирали прямо в витрине. Звонил Квиберн. Чего это он не в школе?


    - Господин Геллерт, - волшебник поморщился, он так и не смог привыкнуть ни к имени, ни к фамилии, взятой по названию случайного горнолыжного курорта****, - Девочка, пострадавшая при разлитии раствора, пребывает без сознания, - значит, в коме с перспективой смерти, так бы он не решился звонить. Убить мало этого Уизли! – В целом же примененная рецептура мне не вполне ясна, шкура бумсланга вызвала неконтролируемые реакции!

    - Моя помощь необходима? Я пока занят.

    - Милорд, я контролирую ситуацию, но обязан был поставить вас в известность.

    - Хорошо, спасибо.


    Он нажал кнопку отбоя, от злости чуть не сломав телефон – на этот раз не выбросом, а просто слишком сильно стиснув пальцы. Магия того порядка, который он пытался сотворить, подобна мечу без рукояти – плохо прогнозируема, легко выходит из-под контроля и всегда, всегда готова пожрать тебя. Пока же было понятно, что Рональд Уизли попытался развернуть ритуал в соответствии с собственным видением.


    Что же, он ведь пообещал Игле древнюю кровь…


    В некотором отдалении прозвучал шум схватки. Какая удача! Снова накинув иллюзию – изменив свою одежду (на самом деле его гардероб в принципе состоял из ровно двух футболок, черной и белой, с принтом в виде знака Трех Реликвий на груди, одних штанов, одной куртки и одной пары ботинок; все остальное при необходимости создавалось Камнем Превращений, а чаще просто набрасывалась иллюзия с его же помощью) на красную мантию, он бросился к сражающимся. Отлично, террорист против аврора… Усыпив невербальным «Сомниумом» последнего, он оглушил «Одичалого» - какие, все-таки, у этих британцев глупые названия, - и утащил его в лес.


    Террорист оказался девушкой, тощей, курносой и рыжей. Бастард Уизли что ли? У этих британцев не только названия дурацкие, но и женщины откровенно страшные. «Она совсем не похожа на мою сестру».


    Приводить девушку в чувство он не стал – жалко, все-таки, просто ударил клинком по горлу. Тот покрылся красными прожилками, впитывая кровь, становясь привычно холодным, и словно запульсировал в руках.


    - Финдфэйр! – шепнул он волшебной палочке, указав на труп. Капли крови все еще стекали по его рукам. – Пламя, покажи мне Розе. Пожалуйста.


    В пламени возникло лицо девчонки Уизли, Джиневра, так ее, кажется, зовут.


    - Покажи мне Розе, как мне вернуть мне мою сестру? – повторил он с отчаянием.

    Лицо Джиневры, синий цветок, снова лицо Джиневры. Синие розы, много синих роз рассыпалось по какому-то подземелью.

    - Как оживить мертвого сквиба?

    Тюрьма, охранник в знакомой форме – «Сердце зимы»? Узник со спутанными светлыми волосами мечется по полу камеры. Это – прошлое? «Оно в Хогвартсе, оно в Хогвартсе», - шепчет он. И – снова синяя роза на чем-то белом.


    - Я знаю, кто вы, огненный колдун!

    - Да? – девчонка Беллатрикс стоит перед ним с белой совой на плече, рядом с ней связанное существо, маленькое, но широкоплечее, заросшее бородой по самые глаза. Фиолетовые глаза женщины горят – нет, не яростью, фанатичной решимостью. Она поднимает палочку. – Что же вы знаете, леди Блэк-Поттер?

    - Паршивые грязнокровки! – шипит существо.

    - На кого пасть разинул, я потомок Мерлина! – огрызнулась Беллатрикс. – Вы огненный колдун, владеете ритуальной магией. Мне нужно, чтобы вы провели ритуал!

    - Какой ритуал?

    - Огненный поцелуй.

    - Все, кто посвящен, на него рассчитывают, но вряд ли ваши ожидания оправдаются, - бросил он устало.

    - Это у вас ничего не получается, у меня получится, - огрызнулась снова девица, не снимая его с прицела. – Это вам подарок, как там, говоришь, тебя зовут? - Существо прошипело что-то нечленораздельное, но она добавила: - Империо!

    - Лорд Хоуленд Гонт, меня зовут Хоуленд Гонт!


    Это должно быть враньем, Гонты вымерли еще в тридцатых годах прошлого века! Доканали себя инбридингом. Потомки Джона Гонта*****, королевская кровь.


    - Отлично, приступим! Аuf wiedersehen, лорд Хоуленд Гонт!

    __________________

    *Нет, ну все же и так знать, что за песня!

    ** Пост-травматическое стрессовое расстройство, - психическое состояние, возникающее после попадания в психотравмирующую ситуацию. Особенно характерно для бывших участников военных действий.


    *** Имеется в виду бомбардировка Дрездена авиацией Союзников 13-15 февраля 1945 года.

    **** Спасибо пользователю нашего форума леди jkjkjk за обнаружение этого факта.

    ***** Историческое лицо, основатель династии Ланкастеров. https://ru.wikipedia.org/wiki/Джон_Гонт (на самом деле, конечно, Роулинг вряд ли имела ввиду это родство).
     
    Последнее редактирование: 29 мар 2018
    Flame Dragon, starina7 и Джей нравится это.
  16. Глава 10. Тени, которые пляшут.

    Я видел их, валяясь трупом под луной.
    Луна горела окровавленной звездой.

    (с) Агата Кристи, "Четыре слова"


    Он осознал, что ему холодно. Если он мог чувствовать холод, значит, он еще существовал. Не только как дух. Рядом послышался какой-то звук – будто всхлипнула женщина или ребенок. Раз он слышит, возможно, у него осталось и зрение? Гарри открыл глаза. Он был в странном белом мареве. Порыв ветра бросил ему в лицо снежное крошево. Оглядевшись, Гарри понял, что находится на вокзале Кинг-Кросс, но стеклянный купол разрушен, и по всему огромному залу ледяной ветер гоняет снег и острые холодные осколки.

    Снова раздался ни то стон, ни то всхлип. Прикрыв глаза от ледяного крошева ладонью, Гарри пошел на звук. Из белого марева перед ним нарисовался каменный алтарь, на котором лежала девушка. Ее глаза были закрыты, как во сне, и она металась, словно ее мучили кошмары. Каштановые волосы разметались по серой поверхности камня, а тонкие пальцы терзали крепко зажатый в них цветок – розу неестественного ярко-синего цвета. Гарри потянулся к ней, чтобы снять с алтаря, но тут из тени появилась фигура человека в магловской военной форме, резким движением преграждая ему путь.

    - Мне жаль, но вы ничем не можете помочь ей, - тихо, но твердо произнес он с заметным польским акцентом, печально улыбнувшись. Волосы у него были черными, будто вороново крыло, губы мертвенно-серыми, а ордена в виде звезд на груди горели, словно злые красные глаза. – По крайней мере, здесь.

    - Она моя студентка, - возразил Гарри, наконец-то узнавший девушку. – И вас я, кстати, тоже видел. На портрете в кабинете директора вы все время спите, но, выпив Вечернюю тень, я смотрел, как вы поднимали мертвых. Инфери.

    - Зеленое зрение, - мягко ответил его собеседник, словно это все объясняло. Но Гарри сначала не понял о чем речь. Цвет глаз, возможно? У самого человека в магловской форме они были ярко-голубыми. Но тут он вспомнил, что читал об этом в «Волховании всех презлейшем». – Я тоже не раз использовал Вино колдунов, пока был живым. Правда, в наших с вами широтах принято обращаться к белым Чардеревьям.

    - Никогда о них не слышал, не понимаю, о чем вы говорите, - Гарри опять выдал желаемое за действительное. О Чардеревьях он читал там же, но полагал выдумкой. - Стойте, мы оба мертвы? А как же девочка? Если она здесь не проснулась, значит, она еще жива?

    - Мы с вами не вполне мертвы, поскольку целы существа или предметы, вмещающие часть наших душ, неужели вы правда не чувствуете? – собеседник Гарри удивленно поднял тонкие темные брови. – Почему сейчас мы здесь, и где это здесь находится – более сложный вопрос. Полагаю, вы правы насчет девочки.

    - О нет, - Гарри приложил руку к лицу. Шикарно! Ну и в теле какой зверушки ему предстоит доживать? «Только не в Кричера!» Ладно, и так ясно. – Магия души. Я-то тут причем?! А девочка?!

    - Старые боги неспокойны, - печально проговорил человек в магловской форме, проигнорировав слова Гарри. Он вообще был слишком расслабленно-меланхоличен и для военного, и для темного волшебника, его мягкая манера даже располагала к себе, но все это не отменяло его связи с запрещенной магией, в причастности к которой он еще и обвинил самого Поттера. – Они жаждут крови. Прислушайтесь, вы тоже сможете услышать.

    Гарри действительно почудилось что-то вроде «Отдай...чистая кровь...отдай его кровь...». Добрые какие эти Старые боги!

    - Так ваши Старые боги – фанатики чистокровных?

    Человек в магловской форме рассмеялся.

    - Что вы, они не мои, я атеист. Ими становятся, при некоторых обстоятельствах, - он бросил на Гарри заинтересованный взгляд. – Вы действительно ничего не знаете об истинном преимуществе чистой крови?

    - Нет у чистой крови никаких преимуществ, - хмуро ответил Гарри, которому эта риторика смертельно надоела еще во времена учебы на Слизерине. – Это просто мифология, призванная обосновать, что одни люди лучше других. Как фашизм.

    - Ложь, - его собеседник покачал головой. – Как чистокровный добавлю – сладкая ложь. Ни ваша версия, ни версия поклонников чистоты крови в корне не верны. Чистота крови и древность рода безусловно ценны в одном – они обеспечивают хороший результат при ритуале жертвоприношения. Правильно убив волшебника из древнего рода даже магл способен сотворить мощную магию.

    Гарри живо представил, как человек в магловской форме с мягкой извиняющейся улыбкой перерезает глотку истошно вопящему о своей чистокровности Паркинсону или Малфою. Картинка получилась до тошноты отчетливой.

    - Что, пробовали приносить людей в жертву?

    - А вы? – перевел стрелки тот, загадочно усмехнувшись.

    - Пробовал. Себя.

    - Тогда вам повезло больше, чем мне, - неожиданно серьезно ответил человек в магловской форме. – Никогда не хотел связывать свою судьбу с вооруженными силами, но… Мне все равно повезло больше, чем другим. У меня была возможность продвигаться по службе, делать что-то полезное, но все чаще и чаще мне было необходимо жертвовать жизнями людей, без всякой магической подоплеки, так, как любой командующий на любой войне делает это.

    - Вы заговариваете зубы. Я говорил не о том, - перед глазами встал кабинет Старой Бэт времен шестого курса. – Сэр, что вам известно о Хоркруксах?

    Человек в магловской форме наградил Гарри долгим оценивающим взглядом.

    - Это сложная магия, которую сами друиды и прочие древние жрецы относили к запрещенной. Нельзя занимать чужую «шкуру». Нельзя вселяться в человека. Будучи в шкуре зверя, нельзя спариваться с животными и есть человечину. Нельзя создавать Хоркруксы, - вот это все Гарри действительно слышал впервые. Значит, они не миф, чтобы ни говорила Батильда Бэгшот. - Зачем вам это знание?

    - Питер-крыса, злобный дух Хогвартса, - стоит ли рассказывать темному магу? Да какая уже разница, зато этот тип разбирается в подобном точно получше Локхарта. Было бы что терять. - Я наткнулся на упоминание Хоркрукса в легенде о нем. Нет, я знаю, что это предмет, в который можно заключить душу, но механизм работы не понимаю. Возможно, если я раскрою секрет Хоркрукса, я смогу изгнать Крысу, - Гарри смутился. Он упустил свой шанс и понимал это. – Смог бы, если бы узнал раньше, я хотел сказать.

    - Изгнать? – кажется, ему наконец удалось чем-то заинтересовать собеседника. – Я, правда, не изучал историю Британии после свержения безумного Лорда Эйриса детально, но мне казалось, это неподтвержденная фактами легенда.

    - Нет, я видел его своими глазами. Он убил мальчика, Седрика Диггори с Хаффлпаффа. Я ничего не смог сделать.

    - Вы уверенны? - видимо лицо Гарри сильно перекосило, поскольку его собеседник тут же уточнил: – Я имею в виду, что это могла быть иллюзия, или боггарт, чтобы отвлечь от настоящего, вполне живого убийцы. Вы можете рассказать, как все произошло, подробно?

    Когда Гарри начал работать в Аврорате, он много раз пытался наконец понять, что же тогда произошло. Но даже сейчас, когда от него ничего больше не зависело, а его собеседник был такой же тенью, он все еще не мог составить непротиворечивую версию, исключающую существование злого духа. При этом Гарри чувствовал, что чем дальше он рассказывает свою историю, тем больше человек в магловской форме (который тоже был аврором, теперь в этом не было сомнений) склоняется к версии, что он убийца, выдумавший историю про Крысу. Именно так подумал бы сам Гарри на его месте, услышав подобное, и именно те вопросы, которые ему задавали, задавал бы он. И пусть перед ним не «правильный» аврор, а самый настоящий темный волшебник, если не Темный Лорд вообще, все равно обидно же! Просто потому, что вспоминаешь свое состояние в четырнадцать лет так, словно все было только что.

    - Я хотел бы уточнить несколько деталей по внешности существа, - мягко произнес «Темный Лорд». – Вы сказали, что глаза светились?

    - Да, очень ярко…

    - Вы могли опознать это свечение, если бы увидели такое же?

    - Думаю, что смогу…

    - Черные тени пляшут, - с досадой воскликнул человек в магловской форме, перебивая Гарри. Его глаза расширись – удивленно и даже чуть испуганно, а потом из них полилась кровь, как слезы заливая лицо, а после и плечи, грудь, орденские звезды. Он словно сам начал растворяться в ней. Вскинув руку, он попытался ухватиться за Гарри, но она лишь растеклась потоком крови, забрызгав рукав Поттера. – Запомните: чтобы продвинуться вперед, нужно вернуться назад, чтобы научиться летать, нужно упасть на дно, люди забыли, деревья помнят…

    - Как вас зовут? – крикнул вслед Гарри выцветающей кровавой тени.

    - …нельзя называть…

    Тень пропала. И все это место начало пропадать, закрутившись ледяным вихрем, выцветая вместе с ним самим.

    - Хедвиг, - прошептал Гарри. Больше он ничего уже не почувствовал. Только холод...
     
    Последнее редактирование: 29 мар 2018
    Леди N, ukki, Flame Dragon и 4 другим нравится это.
  17. Flame Dragon

    Flame Dragon Межевой рыцарь

    Спасибо :hug: Получаю массу удовольствия от чтения :bravo:
    Особенно радует леди Дейн Блэк :in love:, хотелось бы Беллатрикс больше, но тут мое мнение субъективно.
    Пью медленными глотками, как хорошее вино :happy:
    Надеюсь Вы не остановитесь в самом интересном месте :волнуюсь:, а то с Мартиным я так уже попала :(
     
    Джей, Мышь и Кэт Шредингера нравится это.
  18. Спасибо!
    Белла - один из моих любимых персонажей. Хотя, раскрываться она будет не всегда с однозначной стороны.
    Пока наоборот очень много идей. Правда, пишу я не быстро, поскольку стараюсь обдумывать происходящие, ну и плюс запихивать в текст побольше цитат и аллюзий.
     
    Flame Dragon, Джей, Dora Dorn и ещё 1-му нравится это.
  19. Flame Dragon

    Flame Dragon Межевой рыцарь

    Ну, именно неоднозначность делает персонажей по-настоящему живыми. Святош среди Дейнов Блэков я лично не вижу.
    :bravo: У вас отлично получается.
     
    Мышь и Кэт Шредингера нравится это.
  20. Благодарю! Мне вот что ужасно интересно: все поняли, что за камушек у Гриндельвальда, но промолчали, или не обратили внимания?

    Глава 11. Факультет, который помнит.


    Я дарил тебе розы, розы были из кошмарных снов,
    Сны пропитаны дымом, а цветы мышьяком.
    Даже злые собаки ночью не решались гавкать вслух,
    Когда читал тебе книжки про косматых старух.

    (с) Наутилус Помпилиус, "К Элоизе"


    Странно - Батильда Бэгшот в этом учебном году стала выглядеть значительно моложе и бодрее. В смысле, на вид ей вряд ли можно было бы дать более ста тридцати лет. Хорошо отдохнула за лето? Все предыдущие годы их декан все более уменьшалась и сморщивалась. А многим чистокровным и вовсе казалось, что она временами путает их с родителями, если не с бабушками и дедушками, которые тоже когда-то были ее студентами. Впрочем, это скорее вызывало беспокойство за нее, чем раздражение. На своем распределении Дафна Гринграсс, как и большинство поступающих, хотела попасть на Хаффлпафф, но теперь радовалась, что оказалась на Слизерине - все благодаря Старой Бэт. Несмотря на редкий даже для волшебников возраст - около двухсот лет, она была действительно хорошим деканом.


    Однако сейчас даже ее вмешательство не могло успокоить слизеринскую гостиную. Еще бы - в Хогвартсе никогда не было переводов студентов с одного факультета на другой, а теперь вдруг случился.

    - Это против традиций! - кричали одни.

    - Попрание священных обычаев! - вторили им другие.

    - Мы этого так не оставим! - подключались третьи. Факультетская гостиная все больше становилась похожа на магловскую улицу во время митинга.

    - Мы помним традиции!

    - Да, Слизерин помнит! - "лозунг" тут же был подхвачен множеством голосов.

    - Слизерин помнит! Слизерин помнит!! Слизерин помнит!!! - Дафна поморщилась. Она была старостой курса и не могла присоединиться к этому безумию, даже если бы захотела, - хотя, Долохов-то вон, стоит, скандирует, потрясая чем-то похожим на огромную дохлую моль. Но и остановить его у нее не выходило. Честно говоря, она просто была очень стеснительной и взаимодействие с аудиторией давалось ей тяжело.


    - Они меня ненавидят, - грустно проговорил подкравшийся к ней сзади Лонгботтом.

    - М, нет, конечно же нет, - проговорила Дафна, которую это внезапное замечание из-за спины заставило поперхнуться. Хорошо, что не ударила – в квиддичной команде Слизерина она, единственная девушка, играла на позиции загонщика, а по росту и физической силе превосходила большинство парней. - Просто мы, слизеринцы, очень консервативны и не приемлем попрания традиций.

    - Да ладно, просто вы очень любите Риддла, - скептически покачал головой Невилл.

    Это не было правдой. Например, лично Дафна Тома не слишком любила - он вечно оказывался в центре всеобщего внимания из-за своего поведения, а к тем, кто был с ним не согласен или казался ему слабым, относился как к мусору. Ни один воспитанный чистокровный не стал бы так выпендриваться. Истинный рыцарь всегда помогает тем, кто слабее, доказывает свое превосходство делом, а не словом, и не претендует ни на что, кроме того, что принадлежит ему по праву. Вот и с чистокровным волшебником должно быть так же. Отец говорил ей всегда помнить, что их род входит в "Священные двадцать восемь" и ничуть не разбавил кровь со времен составления сборника, но никогда не заговаривать об этом, а если упомянут другие, переводить тему разговора.

    - Невилл, не накручивай себя, - посоветовала она. – Маглокровка может добиться популярности, но он не один из нас. Это все знают.

    - Риддл не маглорожденный, его отец – Альфард Блэк. Это тоже все знают.

    - Не хочу обсуждать сплетни, - пожала плечами Дафна.


    Страшилки о чистокровных, погубивших себя неподобающим поведением в их среде буквально вдалбливались в головы подрастающему поколению. История Альфарда Блэка произошла как раз незадолго до рождения Дафны. Волшебник влюбился в магловскую женщину и хотел тайно жениться на ней против воли родных, когда она забеременела. Оскорбленные чистокровные родичи разыскали его возлюбленную, и она погибла, перед смертью родив мертвую девочку. Когда несчастный Альфард узнал об этом, он в припадке горя бросился в Черное озеро, перед этим завещав все свое состояние Обществу поддержки сквибов, чтобы оно не досталось никому из тех, кто мог быть причастен к смерти его любимой. Как в общественном сознании мертвой девочкой стал Том Риддл, Дафна так и не поняла. Заниматься опровержением ей никогда не приходило в голову – из нелюбви к сплетням, естественно, а вовсе не потому, что она стеснялась признаться в своих познаньях в области магловской попсы!


    - Ты слишком много думаешь о Риддле, - сказала она вслух, немного поразмыслив. – Тебе следует помнить, что ты принадлежишь к старинному и доблестному роду.


    Лучше бы она этого не говорила. «Какая же я глупая, а еще Слизеринка».


    - Завтра же моя семья прибудет сюда изгонять меня из рода, - печально пробормотал Невилл. Чем им так Слизерин плох? Впрочем, у всех чистокровных семей свои заморочки, ей, например, уже с двенадцати лет подыскивают жениха, только никак не подыщут. Последний вообще подарил ей красную розу и сказал, что больше она ни на что с его стороны рассчитывать не может. Знали бы сладкие маглокровные дети, чему они завидуют…

    - Прямо так и из рода… Скорее будут скандалить с профессором Гриндельвальдом.

    - Будут, - кивнул Лонгботтом.


    Наутро выяснилось, что глубоко правы были оба. Несмотря на субботу, профессор Бэгшот велела Невиллу немедленно отправиться в кабинет директора, и сердобольная Дафна, на правах старосты, увязалась с ними. Еще к их компании зачем-то присоединился Гренн Гойл.


    Со стороны Гриффиндора тоже явилась целая делегация – Моуди по кличке Пес, в дополнение к ожогам разжившийся подбитым глазом, Флитвик, злой и с разбитым носом, и, конечно, Том, пытающийся сохранить аристократичный, как он это себе представлял, вид несмотря на разбитую губу, кровоподтек на скуле, растрепанные волосы и сбитые костяшки пальцев.


    Профессор Гриндельвальд выглядел вполне достойно своих студентов – он был какой-то позеленевший, с опухшими глазами. Его лицо выражало полнейшее равнодушие к трем разгневанным представителям семейства Лонгботтомов, возглавляемым сурового вида пожилой дамой в причудливой шляпе с чучелом птицы на тулье.

    Портреты на стенах замерли в ожидании зрелища, кроме черноволосого военного, который спал.

    - Что вы вообще можете понимать в управлении школой, молодой человек? Как вы получили эту должность? Почем мне знать, может быть, вы с этим идиотом Локхардом… – выговаривала дама. Заметив внука, она сразу же переключилась на него. – Что, допрыгался? – дама одобрительно оглядела побитые физиономии гриффиндорцев. - Вот, брал бы пример с этих ребят! Сразу видно, достойные молодые люди!


    «Они чистокровные, но не аристократы, - подумала вдруг Дафна. – Настоящие аристократы не стали бы выносить разборки на публику, Гриндельвальд, наверное, специально пустил в кабинет нас всех».


    В непонятного назначения магическом приборе качнулся маятник. Плотоядно облизнулся портрет покойного директора Финеаса Найджелуса Блека. Заместитель директора равнодушно-вежливо улыбнулся.


    - Как вы понимаете, перевод с факультет на факультет возможен только с соизволения древней магии Четырех Основателей, - сообщил он. – Магия замка сказала свое слово. Обратный перевод невозможен.


    Невилл обреченно пискнул. Дафна перевела взгляд с портрета Годрика Гриффиндора (просто, он там был очень симпатичный, в отличии от Салазара Слизерина) на его же шляпу, ответственную за распределение. Артефакт безмолвствовал.


    - Факультет Слизерин выпустил множество знаменитых магов, - вмешалась Батильда Бэгшот. – К тому же, у нас очень дружный коллектив и по-настоящему семейная атмосфера!

    Она бросила многозначительный взгляд на синяки гриффиндорцев.


    - Мой внук не должен учиться в этом гадюшнике! – отрезала дама. – Уж лучше я переведу его в Дурмстранг, если этот бездарь, конечно, не провалит тесты!


    Дафна вдруг заметила, что портрет Годрика подмигнул ей. Снова придушенно пискнул Невилл. Семья просто издевается над ним! Но ведь шляпа отправила же его на Гриффиндор при распределении!


    - Подождите! – воскликнула девушка, поразившись собственной смелости. – Ведь Распределяющая шляпа… артефакт… только настоящий Гриффиндорец сможет достать меч… - Дафна почувствовала, что абсолютно все взоры устремлены на нее, даже спящий портрет военного - и тот - бросил заинтересованный взгляд из-под опущенных ресниц, и мучительно покраснела. Моуди издевательски усмехнулся. Госпожа Лонгботтом набрала воздуха в грудь, но ее опередила профессор Бэгшот.

    - Дафна, моя дорогая девочка, это замечательная идея! Пять баллов Слизерину!

    - Ну конечно, спятившая старуха награждает своих змеенышей за любую высказанную глупость! – рявкнула госпожа Лонгботтом.

    - Принесите свои извинения уважаемой госпоже декану или вы все будете вынуждены покинуть кабинет! – Гриндельвальд встал из-за стола, причем в кабинете стало ощутимо жарче, Невилл, Гойл и Риддл отшатнулись, а Моуди и вовсе отпрыгнул к двери поближе. – Если профессор Бэгшот считает идею замечательной, значит, так мы и поступим!

    - Профессор, в «Истории Хогвартса» написано, что для этого истинный Гриффиндорец должен подвергнуться смертельной опасности! – заспорил Невилл.

    - Ваши законные представители будут возражать? – удивился Гриндельвальд. Мать Невилла, очень похожая на него круглолицая женщина, испуганно пискнула.

    - Нисколько; - уничижительным тоном бросила пожилая дама.

    - А я думал, у меня семейка хреновая, - встрял Моуди. – Профессор, а можно я не смогу достать меч? Я просто хочу на Слизерин.

    - Молчи, щенок! – рявкнула на него дама. – Ты говоришь о Красном Мече Героев!

    - Я Пес! – так же рявнул в ответ тот и тихо, но так, что услышали все, осведомился у стоящего рядом Риддла, - Эй, заучка, каких еще героев?

    - Галактики, – скептически отозвался Том. - «Звездные войны», что ли, не смотрел?

    - Не отвлекайте! – прикрикнул на них профессор Гриндельвальд, успевший нахлабучить на Невилла Распределяющую шляпу и теперь разглядывающий его с вивесекторским энтузиазмом. – Какую же смертельную опасность нам воспроизвести?

    Задумчиво нахмурившийся колдун обошел вокруг студента.

    - Геллерт, мы ведь не станем подвергать мальчика настоящей опасности? – забеспокоилась Бэгшот.

    - Нет, не будем, - отозвался тот, как на миг почудилось Дафне, с некоторым сожалением. Девушка уже успела десять раз пожалеть о своей идее. – Придумал! Серпенсортиа!


    Раздался звук, похожий на выстрел. На глазах ошеломленной Дафны из палочки Гриндельвальда вылетела длинная черная змея и шлепнулась на пол. Кто-то истошно закричал.

    - Ах ты дрянь! Она сама! Да как так?!! - что-то горящее полетело прямо под ноги Дафне.

    - Да прекрати ты орать! – стоящий рядом Риддл отвесил Моуди, который и был источником воплей, подзатыльник.

    - А кто всех перебудил?! – возмутился Аластор и ткнул его локтем под ребра.

    - Тихо, - махнул рукой в их сторону Гриндельвальд, поднявший с дымящегося паркета горящий предмет, который оказался волшебной палочкой Моуди, и разглядывающий его с выражением мрачной задумчивости.

    - Переведите этих двух психов на Слизерин, пожалуйста! – устало попросил необычайно молчаливый сегодня Флитвик. Черная змея, о которой все забыли в связи с выходкой песьей палочки, подползла к Невиллу, и нависла над ним, открыв клыкастую пасть. – Мало того, что этот чокнутый Риддл кричит во сне…

    - Риддл виноват, что ему приснился кошмар?!! – вызверился Пес. – Он же не привык ночевать в одной комнате с тобой! Да любому бы на его месте…

    - Силенцио! – заткнул обоих Гриндельвальд. – Будьте уверены, я разберу все ваши вопросы, но позже.

    - Знаете что? – Дафну понесло. Она понимала, что нужно молчать и ничего не делать, но это было выше ее сил. Девушка сорвала с Невилла шляпу, поскольку его неспособность извлечь меч уже стала для нее очевидной. – Вам вообще не стыдно? Еще Гриффиндорцы называется! Благородные! Кошмары снятся – повод для драки? Так что ли? Невилл, тебе повезло, что тебя к нам перевели! И вам, миледи, тоже должно быть стыдно! – она развернулась к семье Лонгботтомов, которые, кажется, потеряли дар речи от такой наглости, но тут черная змея набросилась на нее со спины и вцепилась клыками в плечо. От неожиданности Дафна чисто на квиддичных рефлексах ударила ее тем тяжелым предметом, что оказался у нее в правой руке, второй отбросив шляпу и перехватив его как биту. Змея упала, разрубленная пополам, и тут же исчезла, истаев туманом. Укус в плечо оказался лишь иллюзией, а вот левую ладонь она, оказывается, сильно порезала, схватившись за лезвие сжимаемого ею в руках меча.


    Кровь капнула на дымящийся паркет, подпаленный палочкой Моуди. Все взгляды были обращены на Дафну. Девушку охватила паника. В полной тишине раздался звук аплодисментов. Она с удивлением посмотрела на профессора Гриндельвальда, который улыбнулся ей одобрительно, хоть и кривовато.


    - Красный Меч Героев выбрал вас, мисс, - тихо произнес он. – Давайте я посмотрю вашу руку.

    - Меня что, теперь, на Гриффиндор?.. – с трудом выговорила Дафна, заикаясь от волнения.

    - Магия школы не считает это необходимым, - усмехнулся Геллерт Гриндельвальд. – Профессор Бэгшот, что скажете вы?

    - Что скажу, что скажу… в больничное крыло девочку, срочно! Вон как порезалась, и испугалась, наверное! И мальчику тоже надо, смотрите, ему дурно!


    Действительно, Риддл, про которого все забыли, покачнулся, и, если бы не Моуди, сполз бы на пол. На его лице была кровь.


    - Вы правы, Батильда, - профессор Гриндевальд выглядел слегка обеспокоенным. – Стойте на месте, вы оба, сейчас я отправлю вас в больничное крыло; - он вскинул руку. Риддл с Моуди наградили своего декана такими взглядами, что он предпочел уточнить, - Не нервничайте, я просто призываю эльфа. А вы, мисс, раз меч вас выбрал, берите его с собой, ибо ночь темна и полна ужасов.

    - Что? – не поняла Дафна. Батильда Бэгшот извлекла откуда-то ножны и сунула их девушке.


    Больничное крыло казалось пустым, видимо, колдомедик был чем-то занят. Риддл, которого все еще пошатывало, решил полюбоваться на свою бессознательную подружку, и Дафна пошла за ним, на случай, если снова свалится.


    - И как вообще этой штукой пользоваться? – жалобно пробормотала она, глядя на меч.

    - Ну, колоть следует острым концом, а рубить острой стороной, - поделился своими знаниями об основах рукопашного боя Том.

    - Спасибо, кэп, - по-магловски отозвалась Дафна. – Он обоюдоострый.

    - Круто, - устало бросил Риддл. Его подружка выглядела просто ужасно, заставив Гринграсс поперхнуться. Бедная девочка!

    - А что у нее в руке? – удивилась она вслух. Просто молчать казалось совсем бестактным, а больше никакие слова не лезли.

    - В руке? Странно… - Риддл с видимым удивлением вытащил из окаменевших пальцев смятый кусок пергамента. – Это вырвано из какой-то книги, пергамент и краска явно дорогие и очень старые, - оценил он, развернув его.

    - Может быть, Грейнджер вырвала его из библиотечной книги? – предположила Дафна.

    - Нет, она никогда бы не стала портить книгу. И как она могла его держать, когда на нее свалился котел? – Дафна уже и сама поняла, что сказала глупость. И текст, и миниатюра ничуть не пострадали от зелья. – Его кто-то вложил. Написано на староанглийском, не совсем понимаю…

    - Это же Легенда о Зимней Розе, - воскликнула Дафна, узнав страницу. У них дома был старинный сборник всяких сказаний с почти такой же, миниатюра в виде тонко выписанного венка из синих роз была и вовсе неотличимой. – Ее же все знают. Ой, в смысле, все чистокровные…

    Риддл наградил ее тяжелым взглядом.

    - Извини. Это баллада про хитрого грязнокровку, укравшего девушку из рода Салазара Слизерина, о Мерлин, я не то хотела сказать…

    - Значит, ее могли оставить, как сообщение… - прошептал Риддл, жадно вглядываясь в пергамент. Поверх старинного текста, наискось, печатными буквами, было написано одно слово.

    «Крипта».
     
    Последнее редактирование: 9 мар 2018
    Flame Dragon, ukki, starina7 и ещё 1-му нравится это.