1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Пародия Фанфик: ТО, ЧТО МЕРТВО... Или - правда о происхождении Иных.

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Лунный Певчий, 16 окт 2017.

  1. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Название: ТО, ЧТО МЕРТВО... Или - правда о происхождении Иных.
    Фандом: Сага. Используется "Путеводитель".
    Автор: Лунный Певчий
    Ссылка на оригинал: https://tedronai-e-m.livejournal.com/83208.html (это - тоже я), и - https://ficbook.net/readfic/6062970
    Бета: нет
    Категория: Пародия
    Размер: большой
    Пейринг/Персонажи: Неферион, Азор Ахай, Гиркун - герой, Инь Тар, Элдрик Гонитель Тени, Брандон - строитель.
    Рейтинг: R
    Жанр: Альтернативная история, пародия, трагикомедия, гиперреализм, кошмар.
    Предупреждения: в изобилии содержаться сцены изуверского, ах, простите - медицинского насилия "народных целителей" над ни в чём не повинным больным!

    Краткое содержание: Дело происходит за пять лет до наступления Долгой Ночи (то ли 6, то ли 8 тысячелетий ДО событий ПЛиО). В Винтерфелле - беда: старший сын короля... слегка болен, что, тем не менее, способно сломать все политические расчёты родных. Для исцеления оного созываются лекари, маги, а более всего - шарлатаны со всех концов земли. Итогом их усилий становится рождение... Великого Иного!

    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: закончен
     
    Последнее редактирование: 1 июл 2018
  2. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Предисловие:
    Сперва - о том, что сподвигло меня на этот опус. Полагаю, причины сего многим из вас стали ясны по прочтении заголовка, а для тех, кто не понял - поясняю не по-вестеросски:
    Наш мир, во второй раз после достопамятного Средневековья, захватили... нет, не фанатики (хотя и их хватает), а шарлатаны от целительства. Разумеется, их когорта - лишь часть огромной лженаучного легиона, в последнее время взявшего в осаду наш разум. Но если писания господина Фоменко и "рыцарей ядерной войны 19-го века" можно читать, как ироническое фэнтези, то с лекарями вопрос стоИт иначе.
    Пользуясь несовершенством медицины человеческой и нагло обещая намаявшемуся больному исцеление "сразу от всего", они атакуют не только наши умы (и - кошельки), но и наши тела. И последствия их вторжения воистину смерти подобны! Как минимум - от того, что человек вместо антибиотиков вкушает настой уха жёлтого быка - на радость оселившимся в его брюхе бациллам. Как максимум - сами "лекарства" альтернативной медицины таковы, что землянин по принятии оных будет скорее мёртв, чем жив - что сплошь и рядом и происходит.
    Посему - настало время дать бой гидре мирового шарлатанства!
    Ибо ночь "нетрадиционрой медицины" темна и полна ужасов, и от того - зима может оказаться куда ближе, чем кажется!
    Итак - я начинаю:
     
    WinterHere нравится это.
  3. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    К рассету четвертого дня пути от последнего постоялого двора мейстер Неферион понял, что заблудился окончательно. И что словоохотливый трактирщик, несомненно, врал, утверждая: мол, если держать все время на Север - дорога сама приведёт в Винтерфелл.
    Какие бы то ни было дороги исчезли ещё позавчера днём, вчера - начались холмы да овраги, среди которых трудно держать любое направление, а сегодня они выехали к вересковой пустоши, простиравшейся до самого окоёма - и никаких следов жилья на ней не наблюдалось.
    Зато наблюдался дождь - холодный и мелкий, от которого пышные меха, прикупленные по случаю на ярмарке у рва Кейлин, свалялись в некое подобие гнилой дерюги, хвалёные дорнийские жеребцы вели себя на холоде самым неподобающим образом, у двуколки разболталось колесо, оглашая округу визгом столь громким, что его, наверно, было и в Асшае слышно, а у единственного на тысячу лиг кругом асшайца - горе-ученика Азора, кончилось вино, от чего он пребывал в самом дурном расположении духа.
    И в довершении всех бед у самого Нефериона от сырости разболелась поясница.

    От того мейстер Неферион был вынужден прилечь на дорожный скарб, и теперь всё, что он видел, была спина Азора, облачённая в бронзовые чешуи.
    И в который раз Неферион пожалел, что согласился взять в ученики эту орясину. Асшаец Азор и асшайцем-то был лишь по крови - бастард заезжего морехода, прижитый лоратийской купчихой. В пику мейстерским надеждам, по-асшайски он не разумел ни слова, и вообще - ни малейших склонностей к наукам не питал, чего не скажешь о способностях иного рода. В свои неполные двадцать лет Азор успел подраться со всеми студиозиусами Цитадели, поиметь всех шлюх Староместа и вместе с ещё одним таким же оболтусом с Железных островов учинил пиратский набег на винные погреба Арбора, впоследствии упоив в дрова множество достойных мейстеров.

    Вот и сейчас - Азор выглядел так, словно они идут покорять Скагос: бронзовая бронь, бронзовый шлем на бронзовой башке, здоровенный бронзовый кинжал и меч из диковинного "небесного железа" - единственный подарок беглого асшайского папеньки, а также выигранный в кости лук из златосердечника - не хватало разве что требушета... Но несмотря на воинственный вид, Азор нагло дремал на козлах, предоставив коням идти туда, куда их самих ноги несут - что, по полнейшему однообразию местности, было в общем-то безразлично.

    От промозглово дождя и тряской дороги задремал и Неферион, а очнулся от звука, который уже, наверно, и не надеялся услышать при этой жизни: коровьего мычания и беседы орясины - Азора с каким-то молодцом.
    Во мановение ока Неферион восстал со своего мокрого ложа и увидел, что их двуколка со всех сторон окружена стадом, а рядом на добром коне восседает некий юнец с кнутом в руке и почему-то - с мечом на поясе.
    - Винтерфелл? - да недалече, к вечеру будете, я сам - туда. Держать надо вон на тот холмик у горизонта, далее - на лес, а потом уж и башню видать. А что вы там нынче забыли, если не секрет?
    - С кем имею честь? - спросил мейстер Неферион.
    - Джон Вулл-младший, сын лорда Вулла. Удивлены? Если нет - то зря. Сейчас в Винтерфелле такое сборище, что отец стадо простому пастуху решил не доверять: гости, небось, расписками расплачиваться будут, тут грамота нужна, а то как есть обманут!
    - А что за сборище такое?
    - Ой, и не спрашивайте! У короля нашего старший сын занемог, наследник, значит, а чем - занемог - то не скажу! - и Джон Вулл-младший почему-то хихикнул. - В общем - созвал король лекарей-целителей со всего свету - и награду пообещал преотменную: тому, кто у наследника... - не договорив фразы, Джон-младший заржал, что конь. - А вы туда - по какому делу?
    - Да по этому самому! - ответил за мейстера наглый Азор. - Из самой Цитадели едем - наследника лечить.
    - А, вона чего? Тогда - поспешайте, туда уже прорва народу понаехало, небось - все трактиры забиты...
    - А с наследником-то - что? - спросил Неферион.
    - Ой, там объяснят! - при этих словах Джон почему-то расхохотаося снова. - Ну, доброй дороги!
    Азор хлеснул коней и принялся горланить известную каждому разбойнику непристойную дорнийскую песню:

    Но, но, но,
    Но-но, но-но, но-но!
    Будут нам и девки и вино!

    И кони, услыхав родные звуки, резво прянули вперёд.
    Мейстер Неферион поморщился, словно от больного зуба. По его мнению, визг колеса теперь был слышен не только в Асшае, но и на самой Луне...
     
    WinterHere и Лилия нравится это.
  4. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Далеко обогнав стадо, двуколка действительно поспела к Винтерфеллу вскоре после заката, но то, что открылось мейстерскому взору, превзошло его самые мрачные догадки.
    Не то, что въехать, но и войти в замковые ворота не было ни малейгей возможности: всё запружено повозками, повозищами, повозочками и тучей пеших с верховыми. Мейстер Неферион ни разу в жизни не видал такого столпотворения, и лишь в книгах читал о чём-то подобном у заморского дотракийского народа в диковинном месте Вейс-Дотрак. А меж тем следовало, как его наставляли в Цитадели - первым делом доложится королю...

    К счастью, в сложившейся обстановке ученик Азор явил лучшие черты своей натуры. Мастерски правя лошадьми и в три горла крича на зевак, он пробился почти к самой стене, но тут и случилась конфузия: рядом правил тарантасом такой же лихой наездник: малорослый косоглазый и с длиннющим чубом на остроконечной голове, везя в повозке высоченную даму с громадной, утыканной шпильками да гребешками, шевклюрой. С пол-минуту возчики выясняли, кто из них проворнее, а потом, как и следовало ожидать, колёса сцепились.

    И тут Азор, явив худшее, что таила его асшайская душа, вместо того, что бы слезть да разнять повозки - хлеснул лошадей так, что кони вздыбились, и мейстер Неферион понял, что летит - прямо в стену расписного шатра, стоявшего рядом.
    Спустя несколько минут, встав на ноги, он обнаружио себя в обширном и, слава богам, жарко натополенном помещении. Под его ногами грудой бронзы лежал Азор, справа - косоглащый возчик, меж ними - высокая дама, а поодаль, возле очага, стоял хозяин шатра: богатырского сложения детина с забавным гребнем, выстриженным на голове и здоровенным бронзовым топором в руках.
    - Ага, гости! - криво усмехнулся он.
    - Мы... возместим! - подал голос Азор.
    - Ни-че-го не знаю! Гости в дом - боги в дом! Уж так у нас на Севере заведено. И только попробуйте сбежать!

    - Элдрик я, просто - Элдрик из Теннии, что далеко на севере отсюда, купец, прибыл торговать мамонтовой шерстью, а тут - такое... - вещал владелец топора, когда "гости поневоле", прибрав с пути опрокинутые повозки, расположились у очага.
    - Неферион, мейстер Циталели, прибыл для исцеления болезного принца.
    - И ты - тоже? - взвился косоглазый возчик.
    - Да, ворон принёс весть и архимейстер благословил меня.
    - Понятно...
    - Азор Ахай, ученик мейстера, сопровождаю Нефериона.
    - Ну а я - Гиркун из Джогос-Нхая, что за Костяными горами, сопровождаю лунную певчую Инь Тар - также ради лечения наследника Винтерфелла.
    - Ну, раз уже меня представили, - улыбнулась дама. - то больше и добавить нечего. Спрошу лишь: хоть кто-нибудь знает, чем болен принц?
    - А, вам тоже не рассказали? - рассмеялся Элдрик. - О, это великая и тщательно скрываемая тайна! От того она известна всем - но вслух о ней не говорят.
    - И что за тайна? - спросил Неферион. - Хоть - в двух словах?
    - В двух - не получится, у нас на Севере принято говорить пространно, - улыбнулся тенн.
    - Ладно, слушаем.
     
    WinterHere нравится это.
  5. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    - Итак - как и все паскудные дела, это началось многие годы назад, когда король Торрхен Старк взял в жёны Ариссу с Секиры. Оно, конечно, сердцу не прикажешь, однако я, когда в юности на Иббе бывал, поговорку такую слышал: "Где анлал - там скандал!". И - точно: у них, у андалов-то, на Секире богов всего семеро, а порядку - ни на гран! Вечно дерутся-собачатся меж собою да со всем миром, ну и она, к тому привыкнув, к нам на Север тот обычай завезла.
    Детей у них с Торрхеном было много, да только гордыня её едва ль не всех извела. Двое старших на войне полегли: с Курганным королём да Дредфортом. Оно, вроде, честь, да только... обе войны из-за неё приключились. Запилила она мужа, что пила двуручная: доколе, мол, ты будешь супротивников терпеть, королевой всего Севера быть желаю! Да только Север - не Секира: народу мало, зима - близко, трижды подумаешь, прежде чем большую войну учинять.
    В итоге и Курганы и Дредфорт как стояли - так и стоят, а двух сыновей - нету.
    Ну а потом и вовсе не заладилась у них семейна-жизнь: одна дочь на Железные острова сбёгла, с пиратом каким-то, и сама пираткою стала. Вторая - и вовсе в Валирию утекла, хотя там из хозяйства - лишь вулканы да драконы дикие, а младший сын - к Детям Леса в холм залез и наружу носа не кажет.
    Остался у Торрхена лишь один сын: надежда, значит, и опора. Да только Арисса, жена королевская, с годами лучше не становилась - новая блажь ей в голову стрельнула: хочу, мол, алмазов! У Ланнистеров золото есть, у Гарденеров - серебро, у Дюрранов - изумруды а у меня - алмазы будут! Алмаз, конечно, штука полезная, вон, на топоре моём - гравировка алмазом наведена: чисто да глалко, да только ей не для гравёрных работ алмазы те сдались. А чего её торкнуло? Да прочла она: на Затомиосе - земле южной, далёкой, местные дикари в алмазах с ног до головы. Ну и сынок её любящий - кровинушка единственная, возьми да и брякни: голову сложу, а алмазы - добуду!
    - И как, добыл?
    - Ага! И - сладкогниль - впридачу!
    - Так нам его от этой... южной заразы лечить?
    - Не-а! От неё он по пути додому сам исцелился. А вот то место, которым детей делают - в полную негодность пришло! И это, про-между-прочим, помимо вопросов наследования, грозит немалыми неприятностями. Помолвлен он, с дочерью Болтонов, в ознаменовании мира после войны той дурвцкой. Да как теперь брак сочетать, если у него...
    - Не стоИт? - как всегда вульгарно спросил Азор.
    - Именно! И - ни-на-что!

    - М-да, задачка... - сказала дама. - После сладкогнили - это сурово. Слава Древним, что жив остался.
    - Вы только это королю не ляпните! Совсем ошалел, бедолага... И раньше крут на руку был, а теперь, от такой-то жизни, и вовсе с головою не дружит. Вы, того, свои головы поберегите!
    - Да уж побережём... - вздохнул Неферион.
    - А если так - план таков: - Завтра я постараюсь встретить короля: я ему человек не чужой, который год в Винтерфелл езжу. Попытаюсь сбыть шерсть, а заодно - и словечко за вас замолвлю, если что - четверть приза мне.
    - А не много ли будет? - встрял в беседу Азор.
    - Нет, не много! Потому, что все эти съехавшиеся господа - лекари да целители из самых разных мест. И если милорд вас к принцу первыми допустит - ваш шанс будет в разы больше, а если последними - то вполне возможно, и вовсе к принцу не попадёте, так как либо исцелится он, либо помрёт от лечения.
    - Разумная идея! - сказала лунная певчая.
    - А приз-то каков? - гнул своё Азор.
    - Ведро алмазов! - выпалил тенн. - Этой четверти мне хватит, что б на все века гравёров обеспечить - и станет оружие наше - и без того доброе, самым распрекрасным на белом свете! А сейчас, гости дорогие - пора к столу. Печёный мамонт с перцем - еда настоящих героев! Приступим, а?
     
    WinterHere нравится это.
  6. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    ...Утро не заладилось. Жгучая, как огонь, мамонтятина в перце, учинила в желудке у мейстера Нефериона не иначе как вооружённый мятеж, а после попытки изгнать её обратно силой - закрепилась в кишках, вынуждая каждые четверть часа бегать до ветру. Вскорости обнаружилось, что и все гости, коих на съедение мамонтовой ноги тенн созвал из окрестных шатров, разделили его судьбину, от чего возле отхожего места образовалась немалая очередь.
    Попытка охладить горящее нутро водою и вовсе привела к печальному казусу: хлебнув из тенновского кувшина, мейстер запоздало обнаружил, что в нём - не вода, а страшное теннское пойло, о котором он доселе лишь читал в книгах, и которое, если книги не врут - горит синим пламенем.

    Ушлый тенн с утра пораньше отправился искать короля, для чего перелез крепостную стену, сказав при этом, что в его горной Теннии такие высоты - плёвое дело. И лишь Азор Ахай с утра был бодр и весел: похоже, толика крови асшайских героев в нём всё ж имелась.
    Вернулся тенн, мрачный, будто осенняя туча, и возгласил, что ввиду множества лекарей - меж ними решено метнуть жребий. Жеребьёвку назначили на вечер, а до того Гиркун пригласил всех прокатится на его конях. Он-де в воинском походе отбил целый табун превосходных дотракийских лошадей, и часть табуна взял с собою, дабы за большие деньги продать их здесь на племя.

    Кони действительно были отменные: уж на что Неферион не разбирался в лошадях - да и то был вынужден это признать. Гнедая кобыла несла его по камням да ухабам северной равнины легко и нежно, словно дитя в колыбели. Тенн тоже, сразу видно - аж глаза закатил от удовольствия. А Гиркун, Азор и Инь Тар и вовсе - учинили скачку на скорость.
    На этот раз Азору не повезло и он, обиженно сопя, вернулся к Нефериону.
    - Не куксись! - ободрил его подъехавший вослед Гиркун. - Научишься ещё. И не думай: джогос-нхайцы, мол, в седле рождаются. Оно, может, и так, да Инь Тар - вовсе не джогос-нхайского роду, а - научилась.
    - Да, я - урождённая лэнгитка и когда-то - вовсе не видела лошадей, - сказала лунная певчая. - С родного острова в детстве захвачена И-Тийцами, продана в рабство, бежала, стала лунной певчей, а так... вот! Инь Тар кокетливо повертела длинным хвостом, пристёгнутым к поясу. - Клан Обезьяны, как была - так и есть!
    Азор расплылся в улыбке и одарил Инь Тар тем взглядом, в коем Неферион безошибочно определил приглашение на сеновал.
    - А вот это - не надо! - усмехнулась певчая. - Тебе вряд ли понравится то, что ты обнаружишь, если мы останемся наедине.
    - Что, зубы там? - охнул Азор.
    - Нет, что ты, я ж не снарк какой... - Всё проще: парень я, как и ты!
    - Фуф, слава богам, а то уж думал - щас откусит! - выдохнул Азор.
    - И у вас - тоже! - воскликнул тенн.
    - Что - тоже?
    - Ну, шаман, то есть - жрец наш, наоборот обряжается, парень - девкой, а девка - парнем.
    - Как бы да. Однако у нас большинство лунных певчих - девушки, парень наряжается дамой, если хочет стать певчим, а женщина считается мужчиной, если она - джат: военный вождь, вот как моя жена. Потому-то её здесь и нет: нельзя джату кочевье покидать... - Инь Тар сокрушённо вздохнула.

    - Моя мать тоже джатом была... - вздохнул Гиркун. - Пока её шрайки окаянные не убили.
    - А шрайки это - люди-ящерицы? - спросил Неферион.
    - Люди на ящерицах. А если точно - и не на ящерицах: твари те - вроде птиц с передними когтистыми лапами. И - не люди...
    - А кто?
    - Злодеи без чести и совести, вот кто! Никакого обычая у них нет, кроме "грабь-убивай", и пленных они не берут никогда. Так и матушку мою - сшибли с зорса и её же мечом - в сердце. Я того шрайка достал, да только она от того не ожила... Лишь меч один и остался, с теплом жизни её... - Гиркун вынул из ножен и ласково погладил клинок. - Её Ниссой звали, слышите - Ниссой!
    - А у меня тоже меч непростой! - как всегда не к месту, встрял Азор. - Из небесного железа. Отец из Асшая подарил, а сам куда пропал - неведомо. Мне уж в Цитадели рассказали, что мечей таких - всего-ничего, большие деньги сулили - но я не взял. Уж не знаю, чего хотел отец тем сказать - да не отдам я его подарок ни в жисть!
    - Любопытно... - проворчал тенн. - Мой топор тоже достался мне удивительным способом. Однажды по весне вешние воды древнюю могилу размыли: иду и вижу - топор из земли торчит, а на нём - рука костяная. Ну, я взял конечно: у нас считают - если такие дела, значит, сам мертвец, герой древний, тебе оружие передаёт.
    - Ну тогда и я расскажу, - продолжила Инь Тар. - Свой меч я нашла, вернее - тогда ещё нашёл, в подземельях Лэнга, где, если верить легендам, по сей день обретаются Древние. Лишь они умеют вот так: - лунная певчая вынула из ножен очень тонкий аспидно-чёрный клинок.
    - Это - не металл и не камень, он - вечен и рубит даже гранит. Потом меня захватили работорговцы, а клинок остался дома. Но год спустя, возделывая сады И-Тийского императора, я нашёл его вновь - прямо под корнями сливы. И тогда я поверил: в чудо и в себя. И - бежал. И - доказал джогос-нхаям, что меня не надо бросать в степи. И стал лунной певчей.

    - М-да, история... - только и вымолвил Неферион. - А знаете, ведь и у меня кое-что есть. Прадед мой встал на сторону Детей Леса в битве у Алого озера, когда Брандон Кровавый клинок подло нарушил с ними договор. И был за доблесть награждён обсидиановым кинжалом. Он и сейчас со мной: не тупится, не бьётся, хоть и стекло...
    - Ох, не к добру это! - заключил Гиркун.
    - Что - не к добру? - не понял тенн.
    - То, что вдруг сошлись пятеро - и все с удивительным оружием. Боги ничто не делают зря...
    ...Пол-дня в седле и скачь по вересковым пустошам подействовали на Нефериона на удивление благотворно, и он уже подумывал по возвращении в Цитадель написать трактат о пользе верховой езды при желудочных хворях, а заодно - об удивительных совпалениях в обычаях разных народов - но надо было возвращаться ко жребию в Винтерфелл.
     
    WinterHere и Лилия нравится это.
  7. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Великий чертог Винтерфелла оказался до обидного мал в сравнении с полчищами докторов, целителей, лекарей, аптекарей, колдунов, заклинателей и прочих, имеющих хотя бы отдалённое отношение к исправленью порушенного людского тела, а также - мечтающих о ведре алмазов.
    К своему стыду, мейстер Нефарион не смог опознать доброй половины народов и традиций, собравшихся здесь.
    Шум стоял - как на ярмарке, и слов даже рядом стоящего человека было не разобрать, лишь иногда сквозь гомон долетали обрывки фраз: "А какое ведро? Как у колодца? Нет, как у требушета! Так то не ведро, а ядро! Ну да, ядро: цельный алмаз, на Затомиосе таких - полно! Эх, сплавать бы... Ага, один уже сплавал: алмазы нашёл, да хрен потерял!"
    Но тут гомон враз сник: на возвышение взошёл Торрхен Старк: король зимы и хранитель Севера.

    Привычным глазом лекаря Неферион отметил, что король, хоть и отличался в молодости медвежьей силой, ныне сильно сдал и стал похож на древнего, поседевшего зверюгу из Старомесстского зоосада. Огромный, бородатый, с седой, всклокоченной шевелюрой, Торрхен передвигался тяжело и грузно, громко топая ногами по половице и глядя не перед собой, но под ноги. Неферион поймал себя на мысли, что короля, скорее всего, согнули не года, а труда, и вряд ли эти труда были радостны.
    Король взошёл, оглядел толпу и громовым голосом произнёс:
    - Други моя, искусстные в целительстве! Я созвал вас со всех концов света - и благодарю за то, что вы - здесь. Ныне злокозненная хворь точит единственного сына моего, и тому, кто одолеет её - во все года будут рады в Винтерфелле и сверх того - он получит ведро алмазов!

    "А с чего это вдруг его сын - единственный? - мысленно удивился Неферион. - Тенн, кажется, говорил об ещё одном, который у Детей Леса... Некрасиво как-то..."
    Однако мысли его были прерваны самым решительным образом. Вслед за королём на возвышение вскарабкалась дама: долговязая, словно арборская пальма и такая же прямая. И не успел Неферион удивится: как это она, при этакой комплекции, умудрилась стать матерью стольким детям, как дама заговорила - и пальма вспомнилась вновь. В юности Неферион свалил их немало, а потом - распиливал на доски при помощи водяной пилорамы. Так вот: голос королевы был в точности похож на ту пилу.
    - Братья! - возгласила она. - Да благословят вас Семеро! Вы собрались для того, что бы вернуть радость жизни моему сыну, сражённому тяжким недугом! Я верю, нет - верую, что ваше совокупное стремление победит злую хворь во славу Семерых!
    - А Семеро - это кто? - спросил стоявший справа от мейстера дорниец.
    - Боги андальские.
    - А чего их так мало? Или прочие - не благословят?

    Но ответить Неферион не успел, так как кто-то настойчиво потянул его за рукав. Обернувшись, он увидал меховой шар, из которого торчала человеческая голова с лысым черепом и преогромными кустистыми бровями.
    - Мейстер Неферион? - осведомился шар.
    - Он самый.
    - Я - мейстер Нойнэ, тот, кто отправил в Цитадель ворона. Я убедил короля в том, что прежде, чем к наследнику допустят всех этих... потченных господ, вы - светоч медицины, осмотрите принца первым.
    - Весьма польщён, - ответил Неферион. - Куда идти?
    - Вверх по лестнице справа. Но - вот что важно: что вы не решите - сперва доложите его отцу.
    - А это - почему?
    - Довертесь мне!

    Зайдя вслед за меховым шаром в верхний покой с преогромным камином и красивыми цветными витражами, мейстер Неферион мигом пожалел, что несправедливо называл своего ученика Азора "орясиной". Настоящий орясина развалился в кресле, держа в руке чару вина.
    С первого взгляда было ясно: молодой человек относится к тому людскому типу, что приходит в мир исключительно по недосмотру богов, забывших отвесить им должное количество мозга, и про кого в народе говорят: "сила есть - ума не надо!". Явись этакое диво на порог Цитадели - мейстер Неферион не пустил бы его дальше двора, где телеги разгружают, так как для стражника аль конюха детина слишком глуп. Мейстеру стало отчаянно жаль его отца, похожего на старого медведя: нешто можно такому королевство доверять? И зачем он двух старших сыновей на войне загубил?

    - Джонос, принц Винтерфелла! - представил детину "мейстер Меховой шар".
    - Неферион, мейстер Цитадели.
    - Из самого Староместа? - удивился детина.
    - Да, прибыл по зову вашего отца.
    - А правда, что ваш маяк - самый высокий на свете?
    - Увы, нет. Пирамида Гиса - выше. Однако я слышал, что король Хайтауер желает достроить башню.
    - Приеду глянуть! - расплылся в улыбке детина. - А то мы врсточным путём плыли, через Штормовой предел.
    - Разумеется, глянете, - поклонился мейстер. - А пока - дозвольте мне глянуть то, ради чего я прибыл.
     
    WinterHere и Лилия нравится это.
  8. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    ...Так, так... - а теперь, расскажите-ка об истории вашей болезни.
    - Да чего рассказывать-то? Послал меня папенька в Соториос за алмазами, которые маменька шибко хотела, ну я и поплыл. И вправду: алмазов этих там - немеряно, особенно если от берега чуток отдалится. Местный пегий народ ими так себя и увешивает! Ну, пообменивали мы их: на стекло там, на зеркальца, и - додому!
    - А заболел-то ты как?
    - Да сам не знаю. Зашёл однажды в кабак ихний: пегие-то, хоть и дикари - но кабак у них имеется. Ну, зашёл, пару бус стеклянных на стол бросил, налили мне - у них, слыш, вино из кактусов гонят. И так хорошо мне стало, а тут ещё девки ихние пляшут: пегие все как одна, забавно... Ну, погулял я с ними, сами понимаете, как - а наутро гляжу... ну, там, где вы смотрели, потемнело всё и сладким пахнет.
    "Эх, жаль, Азор тот рассказ не слышит! - мысленно посетовал Неферион. - Знал бы, чего бывает, когда свой отросток куда попало суёшь. А то ведь и сейчас он, не иначе как по девкам пошёл..."
    - А мейстер ваш - что?
    - Да не было его вовсе! Мы его тоже... по кабакам провели, так он однажды упился - и пропал. Говорят, скушали его: у этих, пегих, дескать, обычай такой - сперва упоить досмерти, а потом - под нож да на вертелО: будто, мясо с того вкуснее.
    - Так чего ж ты сам зелье это кактусное пил?
    - А мне чего - я крепкий...
    - Ну а дальше - что было? Лечил тебя кто? Хлебную плесень прикладывали?
    - Вроде, лечил. Пират с острова Василиска. Перцем присыпал и говорит: "терпи". Ну я и терпел... Сперва вовсе худо было: распух, что бревно, ну а как из плавания воротились, вроде, всё как прежде стало. Однако - захожу я в кабак, что на Штормовом пределе, ко мне - девка, а у меня - ни-ни! Хотенье есть, а возможности-то - и нету! И с тех пор всегда так... Раньше девки на меня сами прыгали, а теперь - платить приходится, за ласку, значит. Непорядок!
    - Понятно. Я могу поговорить с твоим отцом?
    - Чего, всё плохо?
    - Ну, не совсем. Но поговорить - надо.

    Вблизи король Торрхен Старк оказался схож со старым медведем ещё больше: огромный и сильный, но потерявший ловкость от множества прожитых лет.
    - Так, ты знаешь, кто я, а я - кто ты, а потому - говори без реверансов: что с моим сыном?
    - Травматический паралич - болезнь повредила нерв.
    - Я это уже слышал от Нойнэ! Что можно сделать?
    - Оперировать. Само не срастётся - рубцы мешают.
    - Ах ты ж каналья! - замахнулся на мейстера Нойнэ король. - Рубцы, слыхал? После ножа твоего!
    Испустив всхлип, "меховой шар" проворно откатился.
    - Так его уже оперировали? - спросил Неферион.
    - А как же! Вот этот!
    - Тогда я обязан сообшить: мой коллега по ордену невиновен, речь идёт о внутренних рубцах, оставленных болезнью и... варварским лечением при помощи перца. Если бы с самого начала ему приложили хлебную плесень...
    - Слышал уже! - заорал король. - Что делать теперь?
    - Повторная операция, надеюсь - успешная: часть рубцов Нойнэ убрал. А после, год спусия, когда нерв скрепится - жизнь.
    - Снова - год?! У меня нет года!! Болтоны из-за отложенной свадьбы уже уличают нас в обмане и грозят войной! И если парень не поправится месяца за три - они объединятся с Курганными королями, и тогда... Да вы там, на Юге, не представляете, что за народ эти кровопийцы! У них гонору - на десять Ланнистеров хватит, ещё и Гарденерам останется!
    - Так зачем вообще было с ними дело иметь?
    - А затем, что война! Была... Сын мой там со стрелою в груди остался, слышишь - сын! А теперь нужно мир подтвердить - династическим браком.
    - Сочувствую...
    - Чему? Чему сочувствуешь?! Тому, что девка от кровопийц королевою будет? Или - войне этой дурацкой?
    - Полагаю, война с такими соседями - благородное дело...
    В следующее мгновение король поднял Нефериона за загривок, оторвав ноги от земли.
    - Это ты брось! - проорал он. - Мне в лицо я врать не разрешаю! Наслушался, небось, о том, как дело было, а теперь - врать?
    - Простите, милорд, но в северной политике я не разбираюсь.
    - Зато отлично разбираешся в причинах всего и вся - все вы в Цитадели такие! А потому - уже сложил мнение обо всём, что мы здесь наворотили!
    - Ну, некоторые слухи до меня дошли...
    - О том, что моя жена, распилив меня вдоль и впоперег, решила стать королевой всего Севера, правда? О том, что её первый сын, не посоветовавшись даже со мной, первым напал на Курганы? Как второй сын попытался нахрапом, без осады, взять Дредфорт ко дню рождения матери! Верно?
    - Кое-что я слышу впервые...
    - Кое-что... - проворчал король, ставя Нефериона на землю. - Вот теперь похоже на правду. Так что скажешь?
    - Что менее чем за год нервы не срастаются! Вы можете придушить меня - но законы природы - не придушишь!
    - Так, а ещё?
    - Ещё - ваши погибшие сыновья, увы и ах, виноваты сами. Какими бы ни были ваши соседи - учинять разбой плохо!
    - Представляешь, а я и не знал! - бросил в лицо король. - Ну, давай ещё правду!
    - Вы зря уступали вашей жене! - твёрдо произнёс Неферион.
    - Сам знаю... - насупился Торрхен Старк.
    - Но - почему?
    - Потому, что любовь - зла...

    На пол-дороги к выходу из замка до Нефериона донёсся дробный стук каблуков, и по тому, с каким проворством "мейстер Меховой шар" нырнул в первую попавшуюся дверь, Неферион заключил, что его преследует королева. Неферион остановился.
    - Ну вот я вас и нагнала! - выпалила леди Арисса.
    - Всегда к вашим услугам!
    - А вот и врёшь! - крикнула мейстеру в лицо королева. - Все вы в Цитадели заврались! На свете под сенью Семерых есть множество потаённой премудрости, кою вы скрываете, если вообще - озаботились её узнать, но вместо того - вы только и норовите кромсать человека ножом да поить настоем плесени!
    - Простите, мадам, но именно этого вашему сыну и не достало в его морском походе. Примочка плесени, плесень внутрь да острый нож для вскрытия нарывов - и он бы уже и думать забыл о своём приключении!
    - Наука так говорит? - ощерилась Арисса.
    - Так говорит опыт, а наука - лишь обобщение опыта.
    - А я говорю, что весь ваш орден - злодеи и невежды, а буде иначе - у моего сына всё бы стало в порядке за три дня!
    - Встало бы? - само собою вырвалось у Нефериона, как то бывает от плотного общения с людьми несдержанными, вроде Азора.
    - Да, встало! - торжественно изрекла Арисса. - А он, под сенью Семерых, восстал бы, как первый король всего Севера, нет - как король всех Западных земель! И это будет, я знаю!

    Уже во дворе, спасаясь от королевы, Неферион едва не сбил с ног ещё одну даму: в броне и при двух мечах, однако сам неведомым образом растянулся на земле.
    - Лианна Амбер, леди Последнего Очага, - представилась дама, подымая его на ноги.
    - Неферион, мейстер, - ответил он.
    - Тот самый, из Цитадели? От кого спасались?
    - Мне... неудобно о том говорить.
    - А, значит - от королевы! - довольно заключила леди Последнего Очага. - Она - такая...
    - Всегда?
    - Она - всегда, а король - лишь в последнее время.
    - Да, я заметил.
    - Вы виделись и с ним?
    - Только что.
    - И - целы?
    - Почти... Скажите, а здесь, на Севере, все такие бешеные?
    - Да нет, вроде... Однако после известной болезни - всё больше. Доктора бы ему...
    - Кому? - не понял Неферион.
    В ответ леди Лианна расхохоталась.
    - Сразу и всем! И особливо - по части душевных расстройств. У вас в Цитадели есть такой?
    - Есть. Архимейстер.
    - Вызвать бы...
    - Ехать долго...
    - Жаль. А то королева, неровен час, ешё укусит кого. А то и хуже - вон сколько колдунов попризыаала. Как бы не было второго Перебития дорнийской руки...
    - Надеюсь, известное место наследника всё ж поменьше перешейка! - расхохотался Неферион.
     
    WinterHere и Лилия нравится это.
  9. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    - Ну ты и проныра! - восхищался Гиркун, когда Неферион далеко за полночь явился в шатёр Элдрика. - Нам аж на послезавтра жребий пал, а ты уже, значит, всё осмотрел да разнюхал!
    - Разнюхал, да зря! - отрезал мейстер.
    - Что, не встанет? - с солдатской прямотою спросил его Элдрик.
    - Нечему вставать.
    - Чего, напрочь откусили девки южные?
    - Нет, слегка сложнее. Понимаешь, мы чувствуем и шевелимся потому, что всё тело наше пронизывают нервы, а сходятся они в голове. И если какой нерв перерезан - конечность либо онемеет, либо - повиснет.
    - За голову - это точно! Вон, Стир, приятель мой, как ему в лесу по голове деревом треснуло - год потом ногу приволакивал!
    - А здесь зараза напрочь переела... тот нерв, от которого встаёт.
    - И что теперь делать?
    - Я предложил зашивать. Но, как оказалось, это уже пробовали: здешний мейстер Нойнэ - опытный хирург. Но такие операции далеко не всегда успешны, и...
    - Что, струсил парень?
    - И это - тоже: детины вроде него порой на удивление боятся докторов. Но дело не в нём, а в родителях. Король уже сговорился с Болтонами относительно свадьбы, а как парень брак подтвердит? А никак - даже если операция поможет - нерв будет зарастать год, и быстрее это не сделать никоим образом!
    Но, хуже того: королева вбила всем в головы, что парню способна помочь лишь магия - и никак иначе. Короче, отказали мне.
    - Да, грустно, - промолвила доселе молчавшая Инь Тар. - Если это так - пора и нам вещи паковать. Порой магия делает чудеса - но даже чудесам есть пределы. Вы, наверно слышали о том, что есть волшебники, способные воскрешать убитых?
    - Цитадель скептически относится к таким сведениям.
    - Поверь, они есть! Но - на месте ран у воскресшего возникают рубцы, а вовсе не "как было". Их можно свести - но это долго. Долго! А раз вопрос стоит о том, что бы "всё, сразу и немедленно" - нам тут делать нечего!
    - Парня жаль. Как есть - орясина...
    - Может, ему как раз повезло! - ощерился тенн. - Болтоны, они, всяк знает, шкуру с людей дерут да кровь пьют - от такой невесты даже я бы сбежал... А там, как кровопийцы в постели уже не грозят - можно и лечится сколько надо, и толковую жену искать.
    - Увы, король с королевой мыслят иначе...
    - Сгубить они нас мыслят - вот что я вам скажу! - заорал ворвавшийся в шатёр Азор. - Я - только что из борделя!
    - Кто б сомневался... - буркнул Неферион.
    - И там я подслушал беседу двух стражников. В общем, с сегодняшнего вечера - это который уже прошёл, приказано не выпускать никого из приезжих лекарЕй до исцеления наследника! В общем - влипли мы, что крыс - в кадушку!
    - Вот-так так! - проронил Гиркун.
    - А про купцов - что? - спросил Азора Элдрик.
    - Вроде, ничего... Ах, нет - обыскивать будут.
    - Плохо... Я уж думал вас тайком вывезти. Ну, а если так - и сам не поеду. Теперь нам надо держаться вместе.

    На следующее утро "мейстер Меховой шар" разбудил их "не свет, не заря".
    - Неферион, вставайте, за ночь в Винтерфелле едва не дошло до драки! Королева в ярости чуть бороду мужу целиком не вырвала, а всё от того, что он наотрез отказался кому попало из этих... народных целителей, судьбу сына доверять. Пусть, мол, мейстер присмотрит, как бы не было чего. А я, уж простите, один боюсь: король, ежели что, мне голову открутит.
    - Думаешь, моя шея твёрже? - спросил его Неферион.
    - Нет, но вдвоём - всё ж лучше, к тому же у вас дюжий ученик есть, и вообще - служителям Цитадели свойственна солидарность.
    - Ты полагаешь, это поможет? Да этой вашей королеве андальской мы трое - на один зуб!
    - Смилуйтесь, не погубите!
    - Слушай, а если ты нас с собой возьмёшь? - спросила проснувшаяся от криков Инь Тар. - Может, при чужеземцах они не станут руки распускать?
    - Да там чужеземцев - пол-Винтерфелла! - воскликнул "меховой шар".
    - А мы особенными представимся! Мол, дружественная Цитадели делегация жрецов И-Ти. И пусть И-Тийскому императору икнётся!
    - Точно! - поддержал её Гиркун. - Сыграем балаган!
    - Ага, а я великанским королём представлюсь! - хохотнул Элдрик. - Жаль, не поверят: рожа примелькалась, придётся шатёр стеречь.
    - А, чего, война?! - подскочил на кровати проснувшийся Азор.
    - Да! - язвительно ответил ему Неферион. - Таки-дождался!
     
    WinterHere и Лилия нравится это.
  10. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    В крепость их пропустили без лишних расспросов, даже врать особо не пришлось, что Гиркуна явно расстроило. Утренний Винтерфелл более всего напоминал разворошенный муравейник: повсюду сновали разномастные народные целители и у всех на языке было одно: первый претедент на ведро алмазов, несомненно, обманул жребий при помощи взятки, так как родом он с Бобрового утёса, а там, всякому ведомо, золото лопатой гребут.
    И правда: целитель с Бобрового утёса выглядел так, словно только что ограбил лавку золотаря: разве что на спине у него не висело какой-нибудь цепочки. Торжественно и важно, словно тот самый, известный Нефериону лишь по книгам И-Тийский император, он проследовал в залу, где его уже дожилались король, королева, болезный принц Джонос, а также пятеро приглашённых: сам Неферион, Азор, Инь Тар с Гиркуном и меховой шар Нойнэ у них за спинами.
    - Мне раздеваться? - дрожащим голосом спросил принц.
    - Не надо! - успокоил его целитель с Утёса. - Моё искусство таково, что не требует прикосновений к повреждённым местам. Сначала вы выпьете вот это: изящным жестом он преподнёс пред принцевы очи шкатулку с чем-то на манер блестящего песка.
    - А это - что?
    - Толчёные сапфиры, рубины и изумруды! Человеческое тело в своём совершенстве подобно драгоценному камню, а всякая болезнь есть этого совершенства утрата. А посему - вводя внутрь вещи совершенные, мы помогаем телу вспомнить о том, к какому образу оно должно стремиться. Пейте, принц, это придаст вам силы!
    Джонос опрокинул содержимое шкатулки в рот и запил вином.
    - Пакость-то какая, словно песка речного наглотался.
    - Не говорите так! Наши слова также должны быть совершенны!
    - А дальше чего делать?
    - Дальше - вопрос о цене. Всё на свете имеет цену, а самый ценный из первоэлементов - золото. Таковым, помимо красоты, его делают незримые флюиды, коих недостаёт в потерявшем совершенство болезненном теле. Поэтому - вам следует съесть содержимое второй шкатулки, в коей содержится золотой песок.
    - Запивать можно?
    - Если дорогим вином - то да.
    Давясь и в пол-голоса ругаясь, парень таки-сумел впихнуть в себя фунта два золота.
    - А теперь-то - всё?
    - Ещё нет. Теперь нам нужно дать незримым флюидам верную команду, все равно как строитель сообщает рабочим план. Для этого есть магический кристалл.
    Целитель извлёк из кармана хрустальную сферу.
    - Вы смотрите в него и сообщаете своему телу то, что вы хотите получить.
    - Девок - и побольше! - выпалил в стеклянный шарик Джонос.
    - А что для этого надо?
    - Стояк, а то вы сами не знаете?
    - Знаю. Но важно, что бы это всей плотью ощутили вы. Итак - вы внимательно смотрите в шар, и чувствуете. Чувствуете. Чувствуете! Что вы чувствуете?
    - Кажется, чувствую. Чувствую! Ой, чувствую! - и принц, вскочив с кресла, бросился в двери с криком: пропустите до ветру!
    - Что это было? - возмутился король.
    - Увы и ах, ваш сын не смог удержать в себе совершенной материи. Придётся повторить: надеюсь, золото и камни у вас есть?
    ...Когда под вечер друзья зашли в шатёр тенна, Элдрик, улыбаясь во весь рот, встретил известием:
    - Представляете: "скагги" сортир разорили! Начисто! В подробности перед ужином вдаваться не буду, однако теперь там и навозная муха не попирует - нечего! А всё потому, что стрельнуло им в голову: мол, в яме выгребной золото есть. И с чего бы это?

    Следующим днём к принцу приступил целитель из Хайгардена. Судя по осунувшейся физиономии Джоноса - вчерашнее златоядение толку ему не принесло.
    А новый целитель, в точности, как и вчерашний, больше всего напоминал праздничное дерево, но - иного рода. Сверху донизу одежда его была расшита розами да лозами, да и сам он: с завитой шевелюрой да напомажеными усиками напоминал экзотический южный цветок.
    - Как вы знаете, - начал он. - Род Гарденеров, и не только он, берёт начало от Гарта Зелёной Руки - подателя всяческого плодородия и процветания. А я, без ложной скромности, являюсь учеником этого великого человека и его великого искусства.
    Что мы знаем о плодородии и о земле? То, что она щедро плодоносит лишь тогда, когда её коснутся человеческие руки. Основа передачи земной силы людскому телу есть массаж: массаж всегда, всего и - от всего! Сам Гарт, касаясь рукою, возвращал пустыне - плодоносность, а старухам - детородность. И сила его, смею вас уверить - доселе пребывает в мире и не иссякнет вовек!
    Раздентесь, принц! Природа не ведает стесненья!
    Целитель потёр в руках какой-то травы и принялся мять принца.
    - Ой, щекотно! - заверещал тот.
    - Терпите, сейчас иначе станет, отвечал целитель - и с нежиданным проворством закинул обе ноги Джоноса ему за голову.
    - Ай, больно!
    - Ничего! Се необходимо для перераспределения телесных энергий, ибо человек подобен дереву, - после чего завязал в подобие узла принцу руки.
    - А теперь, - сладострастно промолвил целитель, - мы приступаем к цели нашего действа!
    - Да он же его сейчас трахнет! - зашептал Азор.
    - Тихо ты! - шикнул на него Неферион.
    - А я говорю - трахнет! Вон глаза-то какие...
    - Молчи, орясина!
    - А давай пари заключим! Инь Тар, даёшь пари: трахнет он его аль нет?
    - Не трахнет, кишка тонка! - хохотнул Гиркун. - Но - попытается.
    Меж тем целитель принялся деловито возиться у принца промеж ног, а на лице парня отразилась отчаянная борьба: было видно, что будучи завязан в узел, бедняга вне себя от ужаса, и, не видя, что делает горе-лекарь, уже навоображал зубатых вагин, кои, если верить моряцким байкам, вовсю встречаются у зеленоруких русалок.
    - А теперь - развязываем! - возгласил целитель. - Ну как, что вы чувствуете?
    - Да он... зелёный стал! - охнул принц, уставившись себе межи ноги. - Как есть зелёный! Это теперь что, я весь позеленею?
    - Вообще-то зелень - цвет жизни, - начал целитель, но принц уже не слышал его.
    - Спасите, помогите, зеленею! - заорал он и бросился в двери.
    - ...Ну как, скагги сортир не разоряют? - весело спросил Азор Элдрика, войдя в шатёр.
    - Где там, теперь у них новая забота. Они сегодня прямо во дворе живого снарка видели! А знаешь, как распознали его? По зелёному члену!
     
    WinterHere и Лилия нравится это.
  11. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    На следующее утро пришёл черёд Инь Тар. Та смоталась в найденный Азором бордель, привела оттуда четырёх девах посмазливие и наказала плясать под музыку, пока она будет петь.
    - Вреда с того точно не будет, а станется ли польза - на то воля Древних. В конце концов, чудесные исцеления тоже, хоть редко - но бывают, - пояснила она своё решение.
    Лечение песней и пляской прошло куда спокойнее, нежели сеансы двух прежних дней: принц даже узнал троих барышень и назвал по именам, чем вызвал немалое возмущение королевы-матери. Не заладилось лишь в конце, когда Джонос, как был в неглиже - ринулся плясать вместе с девахами, по ходу ощупывая и их, и музицирующую Инь Тар. После чего с ним случилась натуральная истерика с рыданиями и проклятьями к жестоким богам, из-за которых он лишился мужеской силы.
    А получасом позже "пару поддала" королева, громогласно заявив, что её сына пытались заколдовать, дабы в дальнейшем он жаждал лишь мужей, так как сын доподлинно обнаружил, что Инь Тар - не женщина, на что принц ответил, что ему-де завсегда безразлично: кого и куда, пока было - чем. От слов этих королева грохнулась в обморок, и друзья, воспользовавшись заминкой, поспешили ретироваться.

    Неферион, прихватив с собой Азора, дабы тот вновь не отправился в кабак, решил пройтись - и во дворе их поджидало невиданное зрелище: шестёрка коней волокла через ворота телегу со здоровенноым деревом, а рядом надрывался кастелян замка.
    - Не сюда, дрова - не сюда! Через чёрный ход, там и ворота пошире!
    - Я не дрова, а древовидец! - ответило дерево. - Ой, осторожно, это не ветка, а мой нос!
    - Спасите! Оборотень! - заорал кастелян и кинулся за стражей.
    - Немедленно прекратить!! - во всю мощь лёгких заорал Неферион, хотя увиденное также повергло его в изумление. Однако книжная премудрость - великая сила, и хватило одного лишь воспрминания о прочитанном некогда свитке, дабы догадаться: кто или что перед ним.
    - Это - лорд Детей Леса!!! - ещё громче крикнул мейстер. - Так-то вы гостей встречаете, грамкин вас подери!
    Кастелян и стражники плотной толпой окружили неожиданного гостя.
    - Почему без доклада? - выпалил кастелян, наверно, потому, что хоть что-нибудь произнесть входило в его обязанности.
    - Извините, Джейсон, но уже неделю как прислал ворона с сообщением! - ответил ему совсем юный парень в зелёном.
    - И до полусмерти напугал нашего мейстера, - закончил кастелян. - Где ж это видано, что бы вороны - говорили!
    - Простите, бумаги не нешлось.
    - Ох, доиграешся ты, Брандон, со своими колдовскими штучками! Мало тебе, что отец родной от дома отказал?
    - А это - как? - невежливо встрял в разговор Азор.
    - А так! Либо - Винтерфелл, либо - эти! И он прав! Вон, посмотри, до чего любовь к деревьям доводит!
     
    WinterHere и Лилия нравится это.
  12. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Воспользовавшись паузой, Неферион рассмотрел древовидца как следует. Да, этакое, если не знать, с кем дело имеешь - и приснится может... Теперь и не разобрать: был ли то Дитя Леса иль человек: сплошные ветки да листва, и даже чем говорит - непонятно. Однако дальнейшее рассматривание Неферион почёл невежливым, да и спор разгорелся с новой силой.
    - Сколько раз повторять: я не собираюсь, да и не могу быть древовидцем! Моя цель - иная: пользуясь чудесными дарами Детей Леса, я хочу оглядеть весь мир!
    - И зачем? - наседал кастелян.
    - Ты знаешь. Что бы строить!
    - Что строить, дубина стое... - кастелян осёкся, уразумев, что в сложившемся положении его речь может выглядеть, как оскорбление гостя, а то и - как проклятие в адрес принца.
    - Дома. Замки. Храмы. - просто ответил парень. - Всё, что способен построить человек.
    - Здесь уже всё, что надо - построено!
    - Значит, я буду строить в других местах.
    - Вот и проваливай в эти "другие места" - или мне короля позвать?
    - Пожалуй, да! - сказал древрвидец. - Я здесь для того, что бы сообщить милорду нечто очень важное.
    - Милорд занят со своим сыном!
    - Тогда, быть может, вы впустите нас?
    - И - куда? Вы не в один чертог не поместитесь.
    - И не надо. Мне плохо под крышей - богороща куда лучше.
    - Ладно... Эй, вы - занесите гостя в богорощу. Сажать в землю надобно?
    - Не извольте беспокоится, я врасту сам.
    - Цветы не помни: королева мне голову снимет!
    - Не тебе одному... - проронил древовидец загадочную фразу.
    Телега въехала в ворота.
    - Приветствую достойного потомка славного отца! - раздался голос иэ сплетения листвы, и Неферион почему-то сразу понял: это - о нём.
    - Я вряд ли заслужил столь изысканные речи, - усмехнулся он. - Это мой прадед сражался за ваших.
    - Не только сражался. Он обучался у древовидцев Ифекевронских лесов и прибыл в Западные земли из древнего города Нефера вслед за пророчеством: и, возможно - оно относится к тебе.
    - Мать говорила что-то такое, даже назвала меня в честь родины прадеда. - Но о пророчестве, увы, память стёрлась.
    - Неудивительно! Оно очень смутное. А гласит вот что: если ваш прапрадет отправится на Запад - из рода его выйдет некто, что то ли победит, то ли предотвратит некое великое лихо. И - никаких подробностей.
    - Тогда оно, возможно, сбылось: мой дед упредил нападение железнорождённых на Старомест.
    - Возможно... - прошептало дерево, вновь погрузившись в свои думы.

    - ...Вот это - да! - восхищался Гиркун вечером того же дня. - Прям-таки в дерево врос? Покажешь, где его... прикопали?
    - Да, любопытно будет побеседовать, - поддержала его Инь Тар.
    И лишь тенн почему-то был мрачен.
    - Древовидца-то я видал, - проворчал он. - Отец к ним частенько захаживал. А вот что б они выкапывались - только слышал. И бывает такое лишь перед большой бедой.
    - Эх, узнать бы! - мечтательно протянул Азор.
    - Можно попытаться... - хитро улыбнулась Инь Тар. - Неферион, ты же наверняка цеплялся волосами за его ветки, когда говорил?
    - Да чуть клок не вырвал!
    - Вот и прекрасно! Подойди-ка сюда!
    Во мгновение ока она выдернула из шевелюры Нефериона прядь волос, сняла парик, под коим её голова оказалась гладкой, что яйцо, вынула из него костяной гребешок, натянула прядь и сказала:
    - А теперь - садимся поближе. Магия - она всё ж кое-что может! - и принялась в пол-голоса напевать нечто гортанное.

    - ...Ничего не желаю знать! - тихо донёсся из гребня королевский бас: - ...И что с того? Парень должен исполнить свой долг, и - немедленно, иначе война с Дредфортом неизбежна! -...Что - потом? -...Если надо - я провозглашу наследницей дочь, пусть из своей Валирии хоть дракона тащит, может, то даже полезно: для тепла зимой. -...Какая-такая беда? От лечения бед не бывает: человек либо встал, либо - нет! -...Опять эти ваши предвидения! Кабы вы всё наперёд знали - грамкина с два от людей бы прятались! -...Да меня засмеют: дереву поверил, дубовая голова!
    - Проклятье, древовидца-то мы и не слышим! - прошептал Гиркун.
    - Ага, надо было у короля волос добыть, - предположил Азор.
    - Вот ты и добудешь, умник!
    - Тише вы! - рассердился тенн.
    Будто услыхав его, тон гребня изменился: теперь из него лились пронзительные ноты голоса королевы:
    - ...Семеро не оставят нас! - ...Какое-такое зло, я - мать, и желаю сыну лишь добра! ...Нет, он станет великим королём назло всем брёвнам! ...Что? Мой муж не мог сказать такого! ...Как - сказал? ...Ты сказал, что можешь сделать наследницей эту валирийскую оборванку? ...Так да - или нет!
    Далее раздался шелест листьев, визг, рык и оплеухи.
    - Всё, подрались! - подытожил Элдрик. - Где андал - там скандал. Можно сворачивать волшбу - все люди бранятся одинаково...

    Среди ночи Неферион неожиданро проснулся и обнаружил Инь Тар, которая, сидя у очага, что-то тихо напевала.
    - Тоже не спится? - спросил он.
    - Неспокойно мне. Понимаешь, лунные песни, для чего бы их не пели, всегда зовут за собою прозрение. Чаще всего - зряшное: видение какого-нибудь обычного послезавтрашнего дня, например. Но в тот раз, у принца, было иное. Я словно зрила Джогос-Нхайские равнины в снегу по пояс. Я видела города И-Ти, засыпанные снегом до крыш. Я видела родной Лэнг, где от холода с деревьев осыпается листва... И сейчас, когда я пела над гребнем - эти картины повторились.
    - А раньше такое было?
    - Нет. Никогда. Я даже и не слышала о таком.
    - Так что это может быть?
    - Та самая беда, о коей предупреждал древовидец.
    - Да, но... Лэнг и И-Ти - на другой стороне Земли!
    - А что, всеобщее горе - невозможно?
    - Но - почему? Разве могут потуги этих горе-целителей вызвать нечто серьёзное?
    - Вроде, нет. Но мне всё равно очень тревожно.
     
    WinterHere нравится это.
  13. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    ...Следующий сеанс также прошёл более-менее спокойно, по крайней мере - до половины.
    Целитель родом из Лората чего-то вещал о скрытых силах тела и разума, о могуществе искусства под названием "гипноз" и его способности эти скрытые силы проявить. При этом он попросил смотреть принца на здоровенный медальон с дымчатым камнем, делая руками какие-то пассы.
    Сначала Джонос честно пытался сверлить взглядом камень, но потом - принялся строить глазки Инь Тар, Гиркуну и даже Азору. Лунная певчая сделала вид, что не видит, Гиркун тайком сплюнул, а Азор, дождавшись, когда король с королевою отвернуться, погрозил принцу кулаком. Что, вполне возможно, вскорости и привело к самому неожиданному результату.
    Внезапно принц охватил щуплого лоратийского целителя своими ручищами, повернул спиною и принялся исполнять движения, что обычно производит жеребец над кобылицей. Целитель тоненько заверещал, силясь выбраться из медвежьих объятий - да не тут-то было! Наверно, с пол-часа принц мял и плющил его, в точности, как снопы - молотилка с водяным приводом, после чего, отбросив в сторону, провозгласил:
    - Не встало!
    А мгновение спустя, обведя собравшихся туманным взором, спросил:
    - Ой, а что это со мной!
    - ...Во мошенник! - возмущался Азор получасом спустя. - Знаете, чего это я ему кулака показал?
    - Наверно, за глаза его бесстыжие! - хохотнул Гиркун.
    - А вот и нет! И вообще - то я не принцу: чего с помрачённого возьмёшь? Я - "гибнотизёру" этому. Знаете, чем они у нас в Лорате занимаются? Кошельки тягают да дома грабят! Заговорит человека вот так - а тот в помрачении последнее нести готов!
    - Во сволочи! А ещё - целители...
    - Ага, от наличия денег исцеляют враз! Так что правильно его принц поимел, жаль - мало...
    - Пора бы мне лошадок своих пристроить, почесал в затылке позади пышного чуба Гиркун. - Надеюсь, вы Инь Тар не дадите в обиду?

    ...Бродя по замковому двору, Неферион столкнулся с Джоном Вуллом-младшим.
    - Ба, вот так встреча! - расплылся в улыбке тот. - Как продвигается лечение принцевского хре... детородия?
    - Счастливец, что ты это не видишь! - отрезал Неферион.
    - Что, скоро в крипту?
    - Надеюсь, что нет, однако...
    - Замаяли бедолагу, правда? Я тут уже наслушался - сперва смешно было, а после - как-то не до смеха. Того, поберегите неследника, а? Вы же мейстер, вам положено.
    - Да уж постараюсь. Кстати, как твоё стадо?
    - Всех распродал! Оно и немудрено: вона сколько гостей! И кутят они, между прочим, за королевский счёт. Вернее - их королева из казны кормит.
    - Заметил...
    - Кстати, ты поосторожней, если что. Мошенников здесь - море! И другим передай.
    - Хорошо. Спасибо.
    - Желаю вам ведра алмазов!
    - Знаешь, пожелай-ка лучше отсюда целым выбраться, - неожиданно для себя сказал Неферион.

    Вместе с Инь Тар и Азором зайдя в шатёр, он обнаружил там одинокого Гиркуна, крутящего в руке так и этак некую бумагу.
    - Слушай, мейстер, - отбросив за спину чуб, обратился он к Нефериону. - Тут мне покупатель один за дюжину конец заместо золота расписку выписал: мол, отдай любому, что с Запада - и он отсыплет, так как Ланнистеры всегда платят свои долги. Да только написана она неведомым мне руническим письмом, а надпись - уж больно короткая, сомнение берёт. Вы в Цитадели все наречия знаете: прочтите, а?
    Неферион взял бумагу в руки - и враз изменился в лице.
    - Что там написано? - встрепенулся Гиркун.
    - Э... как бы это сказать... - замялся мейстер.
    - Здесь написано: "Привет, лошара!" - радостно выпалил одолевший нелёгкое староруническое письмо Азор.
    - Меня благословили именем Великого Жеребца? - с надеждой спросил Гиркун.
    - Увы, нет! - вздохнул мейстер. - Тамошний народ использует это слово в качестве оскорбления. Тебя обманули, дружище!
    - Что?! Оскорбив Великого Жеребца!! Да я их сейчас! Инь Тар, где они?
    Лунная певчая вынула из шевелюры какую-то стрелку и подержала на пальце.
    - Восток, пятнадцать лиг, большой отряд, держат путь на Дредфорт.
    - Большой отряд? Проклятье!! Ну, ничего - встретимся ещё! Не мы - так внуки наши! Дракона им на голову!!!
     
    WinterHere нравится это.
  14. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    - ...Торжественно сообщаю: - произнёс синегубый квартийский колдун, - что подобное следует лечить подобным. Или проще: то, что в больших количествах вызывает болезнь, в малых - её лечит. А посему: прямо при вас я изготовлю средство, способное в считанные минуты вернуть детородие даже древней мумии!
    Берём винную эссенцию, добавляем в неё зёрнышки белены, малую толику мухомора, топим в ней жучка, известного как "шпанская мушка", поверх насыпаем кленовый сахар и растираем эликсир пестом. А после - залпом выпить!
    Зажмурив очи, принц в два глотка осушил чашу до дна, охнул и часто задышал.
    - А теперь - ложитесь и ждём-с! Очень скоро древние чары подействуют.
    Прошло около часа.
    - Что ощущаете? - спросил колдун.
    - Н-н-и-чего ос-собен-ного.
    - Чего это у него с говором? - встрепенулся король.
    - Не извольте беспокоится. Лёгкое недомогание всегда сопутствует действию лекарства.
    На этот раз Неферион решил вмешаться - уж шибо не понравилась ему речь принца.
    - Эй, Азор, погляди! - крикнул он минутою позже, заглянув Джоносу в очи. - Зрачки видишь? Широкие, да? Неси пилокарпус, быстро!
    - Что вы собираетесь делать? - взвилась королева.
    - Спасать вашего сына! Он отравился беленой!
    - Некоторое действие яда необходимо для последующего исцеления! - заявил синегубый маг.
    - Да у него сейчас дыхание парализует!
    Маг хотел что-то ответить, но болезный принц прервал его самым неожиданным образом.
    - Снарк!! - заорал он, уставившись в синюшное лицо колдуна. - СНА-А-АРК!!! - и, опрокинув кресло, кинулся бежать.
    - Сынок, ты куда, а как же лечение? - вопрошала королева.
    - Держите его, он не в себе! - крикнул Неферион.
    - Стража! Хватайте принца! - король, наконец уразумев, что дело нечисто, также устремился в погоню.

    Однако поймать болезного оказалось не так-то просто. Окружённый лишь одному ему видимыми грамкинами со снарками, принц яростно дрался за свою жизнь, уложив без чувств десятка два стражников, выбив с дюжину дверей, а заодно - ломая и круша всё, что на пути попадалось. Лишь в Великом чертоге его настигла сеть, метко брошенная "мейстером Меховым шаром" с верхней галереи.
    - Да ты герой! - воскликнул Гиркун, до того не раз пытавшийся достать принца в тесных коридорах арканом.
    - Стараюсь, в меру сил. - просто ответил Нойнэ.
    - Так, больного связать и промыть желудок! - принял командование Неферион. - И - осторожно, он кусается! - Далее: внутрь - уголь, много, затем - листья пилокарпуса: это противоядие, далее: маковое молочко для успокоения и крепкий чай, дабы поддержать давление крови.
    - У меня есть кофей с Лэнга, он - лучше, - сказала Инь Тар.
    - Прекрасно! Неси!
    Общими усилиями брыкающего детину отнесли в покой, но минуло часа три, не меньше, прежде чем бедняга забылся сном. Неферион не отходил от его постели ни на миг, а когда принц сладко захрапел - оборотился к королю.
    - Милорд, я обязан заявить, что если дело так пойдёт дальше - вы рискуете слелать вашего сына из больного - мёртвым! Я требую прекращения издевательств, что эти шарлатаны именуют лечением!
    - Поздно... - проворчал "старый медведь".
    - Что вы имеете в виду?
    - Прилетел ворон. Сюда едет невеста. Понимаешь, невеста! И если до мига, когда она припрётся сюда, мы не успеем...
    - И что будет? Война? Пожар? Мор?
    - Утрата возможности покорить Север... - словно сквозь сон, промолвил король. - Вместе с Болтонами мы бы заставили Курганных королей преклонить колено, а так...
    - Вы часом сами не пробовали то квартийское зелье? - ужаснулся Неферион.
    - Нет, а что?
    - Да вы бредите!
    - Отнюдь... Ты когда-нибудь бывал на берегах Студёного моря?
    - Не имел удовольствия.
    - Удовольствие в том невелико, да дело не в нём... В водах тех водится здоровенная рыба с костяным наростом на носу - вроде меча с зубцами. Наростом тем она запросто пробивает дно лодок и жрёт рыбаков. По-нашему она зовётся "рыба-пила", а по-иббенийски знаешь, как? Арисса! Ты всё понял, правда?
     
    WinterHere нравится это.
  15. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    - О, ты уже здесь! - обернулся король на стук каблуков, как показалось Нефериону, с изрядным испугом.
    - Да, разумеется! Мне, представляешь, не всё равно: каковО здоровье моего сына!
    - Про ворона слышала?
    - Да, и что?
    - Может, хватит изгалятся над парнем? Пусть его мейстер лечит, а Болтоны - подождут. Им же этот брак не меньше нашего нужен!
    - Ну уж нет! Теперь...
    - Теперь, когда ваш сын едва не помер - пора прекращать непотребство! - храбро перебил её Неферион.
    - Вы совершенно правы! - елейным голосом ответила королева Арисса. - Довольно неумех - пора задействовать настоящее волшебство!

    На этот раз, по настоянию ройнарского мага, действо было перенесено во двор, поближе к колодцу.
    - Основа всего на свете есть вода! - важно возвестил он. - Вода не только поит, но и очищает мир от всяческой грязи и скверны. А болезнь, да будет вам известно, есть результат загрязнения тела: внутри и снаружи. И посему - лишь очищение плоти способно вернуть здоровье.
    И, оборотясь к принцу, скомандовал:
    - Полезай в колодец!
    - Да я ж утопну! - испугался Джонос.
    - Не утопнешь, я вытяну.
    - Может, наоборот: водичку - сюда?
    - Это - потом: сначала то должен омыться нетронутой водою.
    Пыхтя и озираясь, принц перелез сруб и вцепился в колодезное ведро. Маг взялся за ворот - и принц быстро ушёл вниз. Минутою спустя из земных недр донёсся всплеск и забористая ругань.
    - Ой, голова! Проклятое ведро - чуть мозги не вышибло!
    - Ты с головой окунись! - облокотясь о сруб, прокричал маг в колодезные недра.
    - Ой, жаба!!! - заорали глубины. - Подыма-ай!
    Спустя четверть часа принц был извлечён на поверхность. Он посинел, словно лежалая в лЕднике дичь, и мелко стучал зубами.
    - А теперь - иной род воды! - сказал маг и опрокинул на принца котёл с едва остывшим кипятком.
    - А-а-а! - заорал бедняга.
    - Ну как, чист?
    - А - а - а....
    - Вижу, что нет. Воду из лЕдника - быстро!
    После нескольких обливаний тем и этим принц пал у колодца в грязь, не подавая признаков жизни.
    - Вот теперь - чист! - удовлетворённо сказал маг. - Но: лишь снаружи! Приведите принца в чувство, а я сейчас прилажу к обеим его отверстиям специальные воронки, после коих он станет чист и внутри...
    ...Жуть-то какая! - сокрушался Элдрик, когда Азор в красках поведал ему сегодняшнюю историю. - Это ж надо так над человеком измываться! Да даже людоедские кланы - и те такого не творят: камнем по голове и весь разговор! М-да... если принц после такого жив останется - точно триста лет проживёт.
    - Ой, вряд ли... - усомнился Гиркун. - Потому, как магов всяких по его душу - ещё немеряно.
     
    WinterHere нравится это.
  16. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Ещё через день, когда ошпаренный и промытый изнутри принц слегка очухался - к нему подступил дорнийский лекарь, заявивший, что всякую хворь лечат укусы пчёл, особливо - в поражённый орган. После процедуры бедняга не мог натянуть порты и расхаживал в халате - но от жаждущих ведра алмазов народных целителей его то не спасло.
    Потом явился сарнорский маг, сказавший, что болезнь есть потеря жизненных соков, кои у больного зря вытекают вОвне, а потому исцеление наступит, если по-новой пить и есть то, что обыкновенно человек за кустом оставляет. Несмотря на протесты Нойнэ и Нефериона (Инь Тар сотоварищи при первом же несогласии выставили за дверь), в парня насильно затолкали дерьма с мочою в количествах преогромных, после чего он три дня блевал и здОрово "спал с тела".
    Следующим был кудесник из Валирии, заявивший, что всё на свете регулируют тайные вибрации, а задача врача - их восстановить. В подтверждение своих слов он приволок здоровенную дудУ из драконьей кости, подул в неё - и половиною Винтерфелла овладела паника, да такая, что кое-кто с перепугу повыпрыгивал из окон. Как потом объяснил волосатый иббениец: это называется "голосом моря" и порой приводит к тому, что мореходы с переляку сигают за борт.

    Сам иббенийский целитель, впрочем, оказался не лучше: он привык лечить все болезни смолой и дёгтем. Пока он обмазывал принца колёсною смазкой - бедняга мужественно терпел своё преврашение в огородное пугало. Но когда дело дошло до горячей смолы - принц, опять же, сиганул в окно. К счастью, угодил в телегу с сеном...
    Потом был безобидный зеленомордый лекарь с Тысячи островов. Тот рассказал про священную рыбу, что пять лет назад проплывала в виду острова. С тех пор рыбу не видели - но вода, несомненно, запомнила её присутствие и от того - стала целебной. Её-то он и повелел выпить...
    Чуть менее безобиден был септон-чудотворец с Секиры. Он заставил принца выпить семь елеев, окрашенных разными солями в семь разных цветов, отчего беднягу стошнило.

    Зато следующим был буйный асшайский жрец красного бога с непроизносимым именем. Этот явно страдал пироманией, как то по науке называют неодолимое стремление всё поджигать.
    - Ночь темна и полна ужасов!!! - размахивая факелом, дурным голосом завопил он.
    - Это точно! - прошептал Азор. - Уж такого навидались, что заснуть страшно!
    - И лишь огонь способен прогнать тьму!! - заорал жрец ещё истошнее. - Владыка Света!!! Мы молим тебя - озари наши пути!!
    - Хорошо, что я в Асшай не поехал, - хмыкнул Азор.
    - Ага! - поддержал его Элдрик.
    Как следует прооравшись и переполошив весь Винтерфелл, жрец деловито зажёг бочку "дикого огня", а потом - спалил полугодовой запас дров.
    Затем, заявив, что жертва должна быть ценна для жертвующих, он спалил одну из винтерфеллских башен. Наверно, "красный ужас" поджёг бы и что-то ещё - но ройнарский маг, явив-таки какую ни на есть магию, обрушил на пламя воду из озера в богороще - за что, несмотря на протесты королевы, получил из рук короля пригоршню алмазов "за отвагу на пожаре".
    А вечером того безумного дня Нефериона ожидала мамонтячия нога в перцу и ухмыляющийся Элдрик.
    - Ешь! - коротко сказал он.
    - Зачем? Мне ж от неё плохо будет!
    - Вот затем и ешь! Чай, из сортира тебя даже король не достанет! Эти, - он махнул рукою в сторону Азора, Гиркуна и Инь Тар, - уже своё слопали. Твоя очередь!
    - Да, но...
    - Завтра принца будут лечит "скагги", - вздохнул тенн.
    - "Каменнорождённые", что ли?
    - Они самые! Знаешь, что у них средством от всех болезней почитается? Рог единорога ихнего! Они им во исцеление и мнут друг друга, и лупят, и... тебе ещё объяснить, или так понятно?
    - Бедный принц...
    - Таки-да! Однако вам смотреть на то неохота, правда? Вот потому - и ешь!
     
    WinterHere нравится это.
  17. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    На этот раз "еда героев" не вызвала ожога брюха драконьим огнём, зато остальные последствия "наличествовали в количествах". По этой причине, сославшись на недомогание, Неферион наблюдал действо лишь снаружи, и был несказанно рад, провожая взглядом летящих из окон "скагг".
    Взбунтовавшееся пузо не позволило ему явится к принцу и на следующий день, хотя из окна доносились вопли и стенания. А к вечеру на порог шатра явились принц Брандон, Лианна Амбер, мейстер Нойнэ и Джон Вулл-младший.
    - Пора спасать брата! - с порога заявил принц. - Я наблюдал за вами - вы приличные люди, в отличие от "этих", а потому - я надеюсь на вашу помощь
    - Давно пора, да как? Я слышал - его теперь стерегут...
    - Да, после вчерашнего Джонос пытался бежать сам. Увы, люди королевы его поймали. Но мы справимся! Идея такова: лунная певчая заморочит стражу: я читал, они умеют это. Элдрик влезет в окно: мне рассказали, как он перемахнул стену.
    - Я могу помочь, - добавил Гиркун. - Закинуть аркан - легче лёгкого.
    - Вообще-то в молодости, ещё студиозиусом, я на спор влез на маяк Староместа, - улыбнулся Неферион.
    - Превосходно! Чем больше народу сумеет туда забраться - тем лучше. Джоноса придётся выносить на руках.
    - Чего это с ним? - всполошился Азор. - Вроде - бык-быком..
    - Был... - скорбно ответил Брандон. - Вчера гискарский колдун произвёл над ним "второе рождение": это когда человека, едва не удушая да в отбивную не кроша, через трубу протаскивают. Джонос очень, ОЧЕНЬ сильно помят, похоже, треснули рёбра..
    А завтра: либо приедет леди Болтон, либо его ждёт жрец Утонувшего бога - и встречи с ним он может не пережить. Сегодня - или будет поздно!
    - Оно хорошо, но потом что делать? - спросил Азор.
    - Увозить! В Последний очаг либо - за море.
    - Можно на Север, в Теннию: там хоть стадо мамонта прячь! - вставил Элдрик.
    - У Амберов - решим.
    - Что делаем сейчас?
    - Дотракийские скакуны у тебя остались?
    - Да пол-табуна!
    - Прекрасно! Скрытно седлай - и жди.
    - А как же аркан?
    - Я подожду! - сказал Вулл-младший. - К лошадям привычен, да и не из целительского сословия - не заподозрят меня.
    - Идёт! Ты, - Брандон указал на Нойнэ, - останешься с Инь Тар и поможешь принять брата на земле.
    - Ещё и постеречь могу, если что.
    - Это не надо. Стережёт Весенний Мох.
    - Древовидец, что ли? - удивился Азор. - Да чего он может?
    - Если что пойдёт не так - увидишь.
    - А как со стражниками на воротах замка?
    - Я убедила кастеляна не препятствовать нам, - ответила Лианна. - Он очень боится королеву - потому помогает тайно. Стражники пропустят нас, а потом - выпьют дурманное пойло, что свалит их с ног, а как проспятся - скажут, что я их угостила.
    - Крепко рискуешь...
    - Мне сбежать проще, чем Весеннему Мху: от него да от Брандона следует отвести подозрение в первую очередь.
    - Ну уж нет! - взвился юноша. - Так я брата и оставлю!
    - Ну и дурак! Не подводи наставника: он говорил - ты можешь стать великим строителем.
    - Ладно... Тогда я - с Нойнэ и певчей, если что - прикинемся, мол - борского винища раздобыли...
    - Собираемся! - бросил тенн. - Ночь коротка.
     
    WinterHere нравится это.
  18. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Забраться в нужное окно оказалось куда легче, нежели думалось Нефериону. Инь Тар спела в ночи нечто, похожее на птичьи трели - и караул прошёл мимо них, не заметив.
    - Те, что вверху - такие же, сказала она.
    Гиркун запросто поймал арканом одну из горгулий, Элдрик с беличьим проворством забрался по стене, проник в окно и сбросил верёвочную лестницу. Лианна полезла первой, затем - Гиркун и Неферион с Азором.
    ...Покои принца были темны и источали тот неповторимый и тревожный запах, что всегда сопутствует болезни: запах тяжёлого дыхания, повязок и притираний. Едва ли не наущупь они нашли обширное ложе, на котором раскинулся несчастный. Он тихо стонал и, похоже, был в забытьи.
    - Джонос! Джонос, очнись! - зашептала Лианна. - Это - друзья, мы пришли за тобой: увезти от треклятых магов! Очнись, дай руку, мы тебя вытащим!
    - Ненавижу! - сквозь забытье заскрипел зубами принц. - Всех! Мучители!
    - Джонос, это я, Лианна! Я, слышишь! Очнись, сейчас ты будешь свободен!
    - Поздно... - выдохнул принц. - Ненавижу!
    - ...А кто это здесь? - раздалось из-за двери.
    В следующий миг дверь с грохотом распахнулась и комнату залил свет. На пороге и в коридоре стояло с дюжины воинов с изображением окровавленного человека на груди, а во главе их - девица со здоровенным кинжалом.
    - Так я и знала! - воскликнула она. - Добрые родители спасают дитятко от жены? Ещё и стражу одурманили... Ну да на тех, кто свежей крови вкусил - магия не действует!

    Миг спустя Лианна бросилась на девицу с двумя мечами наголо, Элдрик взмахнул топором, Гиркун выхватил кнут и кинжал, Азор - свой диковинный меч.
    Непривычный к зрелищу битв Неферион не успел ничего разобрать толком, когда зарубивший троих Азор с кинжалом в груди упал навзнич. Ещё через миг великое множество пчёл ворвалось в покои, нещадно жаля воинов с окровавленным человеком. Воины в панике закрывали лица и падали на пол, но из коридора им на смену высыпали лучники.
    Неферион с трудом понимал, что творится, когда ткнул одного из нападавших обсидиановым кинжалом - и тот сложился пополам, когда Гиркун, изрыгая самые чёрные джогос-нхайские проклятья, тащил к окну окровавленного Азора, его прикрывала Лианна, а Элдрик, рыча, что медведь, обрушил на лучников дубовый стол.

    Неферион опомнился уже в шатре, узнав, что магия древовидца сработала куда обширнее, чем призыв пчёл с местной пасеки, и потому их вряд ли опознают нападавшие.
    Все были более-менее целы: если не считать царапин, ссадин, срезанной стрелой половины чуба Гиркуна и здоровенной шишки у Элдрика на темени. Все... кроме Азора.
    - Что с ним? - растерянно спрашивал тенн, как то делают люди, всегда привыкшие быть сильными - а вот теперь-то от них ничего и не зависит.
    - Пробито лёгкое, к тому же он потерял много крови. Я наложил повязку и экстракт плесени, но остальное - вне моей власти.
    - Где... я? - прошептал Азор.
    - В шатре, у друзей. Молчи - тебе сейчас нельзя говорить.
    - Кто... меня вытащил?
    - Гиркун.
    - Скажи ему... он герой. Как хорошо, что я - с ва...
    На губах Азора запузырилась кровавая пена. Запузырилась - и опала...
     
    WinterHere нравится это.
  19. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    - ...Ты говорила, волшебники древности умели воскрешать мёртвых?
    - Цитадель в то не верит...
    - Сейчас мне всё равно, во что верит Цитадель! Это - возможно?
    - Не знаю. Какой-то особой методы воскрешения нет: похоже, иногда это происходит само собой.
    - От чего сие зависит?
    - Ни от чего. Воля богов, снизошедших к людским просьбам, или - по каким-то их неведомым причинам.
    - Ты можешь попробовать?
    - Петь?
    - Почему бы и нет? Если всё равно, что делать - делай!
    Инь Тар достала маленькую арфу и запела нечто пронзительное: такое, от чего, наверно, и камни плачут. Минутою позже к ней присоединилась Лианна, потом - Элдрик, достав для того хитрый теннский инструмент, заправляемый за щёку, Гиркун, Брандон, Нойнэ, Вулл-младший и даже птица, о коей Неферион догадался, что та - посланец Весеннего Мха.
    Да и сам Неферион внезапно затянул, казалось бы, совсем неуместный к случаю, мотив: "Но, но, но, но-но, но-но, но-но, будут нам и девки и вино!"...
    - Чего это вы? Я ж ещё не помер! - удивлённо спросил Азор.
    - Живой! Живой!!! Как есть - живой! - Инь Тар выронила арфу.
    - Да живой я, живой, чего прицепились? Грудь только чешется - страсть! Блохи здесь, что ли?
    И, опередив предостерегающий возглас Нефериона, Азор сорвал повязку.
    Раны не было. Лишь свежий алый рубец пересекал грудь.
     
    WinterHere нравится это.
  20. Лунный Певчий

    Лунный Певчий Наёмник

    Вскоре Нойнэ ушёл в замок, а наутро - прибежал кастелян: небрежно одетый и взмокший.
    - Там... такое! Там - такое! Окончательно рехнулись - чардревом клянусь!
    - ...Немедленно отправить ворона к моему отцу! - командовала достопамятная девица, вчера размахивавшая кинжалом. - Мейстер, пиши: "Вчера, тайно прибыв в Винтерфелл, я обнаружила заговор: Торрхен Старк, желая сорвать мой брак, под покровом ночи руками разбойников попытался выкрасть из Винтерфелла собственного сына для последующего сокрытия, и, сверх того - использовав вредоносную магию, нанёс моей гвардии урон в числе семи человек!"
    - Я это писать не стану! - насупился Нойнэ. - Мейстеры заведомую ложь не множат.
    - Ты обязан!
    - Что? Подчинятся королю? Верно! Только милорд понятия не имеет: кто вчера напал на спальню.
    В ответ девица выхватила кинжал.
    - Помни - девиз моего дома: "Наши ножи остры!"
    - Да сколько угодно! Давай, коли! Проверим, крепки ли брони винтерфелльские? Нойнэ распахнул полушубок - и под ним блеснула бронза.
    - Кто впустил кровопивцу? - в залу, пинком сшибая стул, ворвался король. В руке он за шиворот держал хилого человека в тёмно-алом плаще.
    - Отпусти Генри! - взвилась девица.
    - Так у него ещё и имя есть? А что он делал в покоях моего сына?
    - Лечил моего жениха от мужского бессилия! Уж если все твои олухи ничего не могут - за дело берусь я!
    - Здесь не Дредфорт!
    - Поздно, папенька! Генри уже влил в его горло две пинты свежей крови, и, уверяю тебя, это - поможет! А если нет - наши ножи остры!
    - К-какой крови? - пробормотал Нойнэ.
    - Крови вашего конюха! - лучезарно улыбнулась девица. - А если будет мало - потребуется кровь благородного человека: воина или, скажем - мейстера.
    Нойнэ побледнел.
    - Милорд, не погубите!
    - Уж не погубим! - в покой за королём ворвалась королева. - Чёрную магию здесь развели? Людские жертвоприношения? Ну нет! Завтра здесь будет настоящий маг - адепт Церкви Звёздной Премудрости - тогда и посмотрим: кто кого!
     
    WinterHere нравится это.