Джен Фанфик: Холодная гавань

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
Название: Холодная гавань
Фандом: сага (некоторые элементы повествования, например, сожженная септа Бейелора и сцена в тронном зале, вдохновлены сериалом)
Автор: Хильда Белая Шапка
Категория: джен
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Джон Сноу/Дейнерис Таргариен, Тирион Ланнистер, Бронн Черноводный
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Джон Сноу и Дейнерис Таргариен победили и готовятся короноваться. Но не всё так просто... ВЧКверс.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.


- И всё же, ваша милость, я настоятельно советую или обождать с коронацией, или провести ее как можно более камерно - настаивал Тирион, когда он и Дейнерис сидели в малом зале замка Стокворт у огня.
- Почему? Да, я слышала, что в Королевской Гавани беспорядки. И для меня это не в новинку - возражала ему Дейнерис. - Я правила Миэрином, в котором Гарпии и Бронзовые бестии убивали друг друга на улицах. Я не боюсь войти в Королевскую Гавань, показать себя перед подданными, как не боялась в Миэрине.
- Возможно, это так - покачал головой Тирион. - Но ответьте мне: были ли у этих Гарпий сосуды с диким огнём?

Это был серьёзный аргумент. Когда они прибыли в Стокворт - последнюю остановку на пути к Королевской Гавани - сир Бронн Черноводный обрисовал им обстановку в столице. А в столице последние месяцы царила полная анархия. До прихода из Речных Земель победоносной армии северян, эссосцев и остатков Ночного Дозора, победившей Великого Иного и Долгую Ночь, в Королевской Гавани шли бои на улицах между сторонниками Серсеи, Эйгона, прозванного "Староворотским вором" за то, что он не смог захватить Красного замка и обосновал свою ставку на окраине города у Старых ворот, и повстанцами, захватившими Блошиный конец и провозгласившими "Смерть всем королям". Безумная Серсея планировала остановить бои на улицах, приведя в действие залежи дикого огня Эйриса и спалив дотла весь город, но Джейме предотвратил это массовое убийство.

К несчастью, один из складов дикого огня оказался разворован повстанцами, и перезрелые фрукты Безумного Короля пошли по рукам. Вооружившись этим грозным оружием, чернь убила Староворотского вора и его Десницу Джона Коннингтона, и чуть не лишила жизни половину офицеров Золотых мечей; остатки наемников задали из Королевской гавани такого драпака в сторону Штормового предела, что только пятки сверкали.

Когда к городу подступила армия Джона и Дейнерис, Джон лично поехал на переговоры с восставшими горожанами. Он ехал туда, чтобы рассказать, что Долгая Ночь предотвращена и долгих зим больше не будет, что они приехали не устраивать войну и тиранию, а положить ей конец, что государство ожидает новое начало и справедливое правление. Переговоры оказались успешными, и вожаки повстанцев сложили оружие. К несчастью, не все их послушали; город согласился принять их, но не клялся им в любви и верности. По переулкам и глухим дворам еще прятались непримиримые, еще бросали дикий огонь в кареты и паланкины дворян, ещё кричали "Смерть королям!" - хотя их, конечно же, стало намного меньше, и Золотые плащи вновь худо-бедно контролировали город.

А пока по улицам горели зеленые огни, над городом нависал призрак надвигающегося голода. Посевы к северу от Божьего Ока побила короткая, но лютая зима, к югу же поля разорила и истощила война. Немудрено, что Королевская Гавань встречала их холодным молчанием и с трудом скрываемой злобой.

- Устраивать коронацию как всенародный праздник крайне опасно - продолжал Тирион. - Всего один затесавшийся в толпу непримиримый мятежник, решивший проверить вашу знаменитую неопалимость на деле, может представлять огромную угрозу.

Двери малого зала открылись, и вошёл Джон. От него пахло конским потом и сырой кожей, вид у него был усталый. Он вернулся в Стокворт всего лишь на три часа позже, чем прилетевший с вестью об исходе переговоров ворон.

- Джон! Что там? - спросила его Дейнерис.
- Они признают нас королём и королевой - ответил Джон. - Большего они не обещали. И разоружились не все: половина Блошиного Конца еще заставлена баррикадами, и Золотые Плащи обходят ее стороной. Я тоже старался не приближаться. Продовольствия в городе мало, цены взвинчены, по ночам шалят воры и налетчики.
- Ну вот, я же говорил! - мрачно усмехнулся Тирион.
- Я назначил сира Бронна новым командиром Золотых Плащей, и поручил восстановить порядок в городе как можно скорее.
- А мы решаем, как быть с коронацией - рассказала ему Дейнерис. - Я хочу устроить открытое празднество, а Тирион убеждает, что мы должны прятаться от своего же народа.

Джон сел в свободное кресло у камина, помолчал и наконец сказал:
- В какой-то степени и ты права, и Тирион прав. С одной стороны, всенародный праздник поможет преодолеть этот гнев и отчуждение у горожан. С другой стороны, я их видел, этих горожан, и я согласен с Тирионом, что от любого из них может прилететь "фрукт" тогда, когда мы меньше всего будем этого ждать. Я думаю, что мероприятия нужно разделить на две части. Народу мы предоставим праздник, угощение, зрелища, бардов, поющих песни о конце Долгой Ночи, итийскую огненную потеху - но сами выходить к ним не будем. Коронация как таковая будет за закрытыми воротами Красного замка, и приглашены будут только лорды и рыцари. Благо, что септа Бейелора сгорела, и нет нужды ехать короноваться туда.

* * *

Так и порешили. Они беспрепятственно въехали в Королевскую Гавань, верхом и с конным эскортом из бывших дозорных - дотракийцев и Безупречных решили лишний раз не демонстрировать, дабы не злить народ видом вооруженных чужаков. Драконы пролетели над городом и угнездились на руинах Драконьего логова, а сами Таргариены вошли в ворота Красного замка и заперли их за собой накрепко. Там их встретили Бронн и Джейме Ланнистер.
- Порядок в городе еще не восстановлен - доложил Бронн. - Остатки повстанцев в Блошином Конце не сдаются, и разоружить их не удалось. Остальной город обыскивают Золотые Плащи, отбирают сосуды с диким огнём, арестовывают перекупщиков продовольствия и вздувателей цен, вешают пекарей, продающих хлеб из опилок.
- Отставить вешать пекарей - скомандовал Джон. - Это лишнее. Закупите у них этот их опилковый хлеб для Красного замка - пусть знают, что мы тут не павлинами пируем, пока город голодает.
- Есть - отозвался Бронн, вскочил на коня и умчался передавать новые распоряжения. Таргариены же последовали за Джейме Ланнистером; лорд-командующий Королевской Гвардии провел их в тронный зал, на ходу докладывая обстановку.

- Во время боев со Староворотским вором Золотые Мечи обстреливали замок из требюше, и сломали несколько крыш - рассказал он. - Боюсь, что тронный зал поврежден и для церемонии коронации непригоден.

Картина, открывшаяся перед ними, подтверждала его слова. Своды тронного зала были обрушены, большая его часть была открыта небу, и мокрые ранневесенние снежинки тихо падали на мечи Железного трона. Половина пола была в лужах ледяной воды, и легкий ветерок рябил её зеркальную гладь.

- Мы проведем большую часть церемонии не здесь - ответил Джон. - Дени коронуется в замковой септе, я в богороще. Здесь ведь есть богороща?
- Есть, ваша милость, только чардрева нет. Есть дуб.
- Ничего, сойдет и дуб. После этого мы в сопровождении лордов встретимся в тронном зале. Выметите снег, уберите тряпками воду, натяните вместо потолка какую-нибудь тканину и установите на одной из нижних, широких ступеней трона скамью для двоих - я вижу, что на самом троне только одно место, а мы будем сидеть вдвоём. Это принципиально.
- Будет выполнено, ваша милость. И еще - разрешите обратиться?
- Обращайтесь, сир Джейме.
- После коронации я хочу подать в отставку с должности Лорда-командующего Королевской Гвардией. Вы разрешите мне покинуть гвардию?
- Разрешу. В конце концов, я покинул Ночной Дозор, кто я такой, чтобы запрещать вам покинуть Королевскую Гвардию, сир? Вы - герой, вы спасли город - второй раз, если верны дошедшие до меня слухи о вас, и заслужили почетную отставку. К тому же я собирался вернуть сира Барристана Селми в качестве Лорда-командующего.
- Благодарю, ваша милость. Вы уже решили, какими коронами будете короноваться?
- У Дени есть это её страшилище в виде драконов. Мне... не знаю, подберите какую-нибудь из сокровищницы Таргариенов, только чтобы она принадлежала приличному королю. Чтобы это не была корона Эйриса Безумного или какого-нибудь Мейегора Жестокого. Потом положите на место. Я не собираюсь носить ее каждый день, мне это ни к чему. Меня и так все знают и никто ни с кем не перепутает.

Дени на протяжении всего разговора со странным видом пялилась на разверстую дыру вместо крыши, на присыпанный мокрым снегом трон, на весь разор в тронном зале. Джон, закончив разговор с сиром Джейме, обратил на это внимание и повернулся к ней:
- Дени, что с тобой? Всё в порядке?
- Всё в порядке - ответила она. - Просто... я это видела.
- Что видела?
- Всё это. Трон, присыпанный снегом. Разбитые своды. В Доме Бессмертных. Только там была не весна. Я видела всё это, когда была зима. Снег был не мокрый, он был сухой и холодный. И всё это время я боялась. Боялась, что это видение не к добру. Что когда мы сюда придём, здесь не будет никого живого - только белое безмолвие.
- Как видишь, все не так уж плохо. Белое безмолвие было здесь, но оно ушло. Мы прогнали его. Оно ушло навсегда и никогда не вернётся. Дени! Ты что, плачешь?

Он никогда не видел её плачущей. Да и она сама уже не могла вспомнить, когда плакала в последний раз. Но это не были слёзы горя.
- Я плачу от счастья - улыбнувшись и утирая слёзы, сказала она. - Я всё это время стремилась сюда, и вот, я здесь. Мы здесь. Я скакала с дотракийцами, брела по пустыне, жгла колдунов и освобождала рабов, завоевывала города - всё ради этого дня. И он настал. И всё оказалось совсем не так страшно, как я думала... Я встретила тебя, и мы вместе победили холод и смерть. И теперь мы пришли в этот замок... вдвоём...

* * *

В септе царил смрад и полумрак, рассекаемый дрожащим пламенем свечей. Дени стояла перед верховным септоном - этот септон, прозванный "Вторым Воробейшеством", был одним из сложивших оружие вождей повстанцев, и за месяц до их прихода короновал на руинах септы Бейелора какого-то оборванца, которого объявил бастардом Роберта Баратеона. Это был изменнический акт, но Джон настоял, чтобы и верховного септона, и мальчишку (кстати, совсем не похожего на Баратеона) простили: таково было одно из условий сдачи повстанцев. Септон с виноватым видом, дрожащими руками поднес ей ее квартийскую корону; другие септоны кадили благовонным дымом, служки поднимали в руках кристаллы, которые в пасмурном полумраке не давали ни единого радужного отблеска. Позади стояли лорды Простора, Дорна, Штормовых земель; их было мало. Едва половина страны отозвалась на приглашения на коронацию, все же прочие не подчинялись Королевской Гавани. Кто-то всё ещё стоял под знаменами мёртвого самозванца, кто-то воевал с налётчиками Грейджоями и не мог оставить своих земель. Стоял, однако, среди них Бездомный Гарри Стрикленд; он один из сбежавших из столицы Золотых Мечей вернулся и попросил о прощении. Стрикленд был по натуре своей не воином и не фанатиком, ему хотелось тихой жизни хотя бы в крошечном замке-башне, и Дени пообещала ему наделить его домом.

Она взяла корону из рук верховного септона, набрала в грудь побольше воздуха и произнесла:
- Я, Дейнерис Бурерожденная из дома Таргариен, прозванная Истребительницей Лжи, принимаю корону Семи Королевств и клянусь править ими справедливо, вознаграждать достойных, наказывать виновных, привечать правду и дело и пресекать ложь и недостойные дела. Да будут лорды Семи Королевств свидетелями этой клятвы.

Этого не было в традиционной церемонии, но они с Джоном уговорились принести такую клятву и сделать её обязательной для всех последующих королей. Она обернулась к лордам; те преклонили колено и нестройным хором начали приносить вассальную клятву:
- Клянемся... защищать вас, давать вам советы, и отдать жизнь за вас, если в том будет нужда. Клянемся старыми богами и новыми...
- А вам я обещаю, что для вас всегда найдется место у моего очага, мясо и мед за моим столом, обещаю вам защиту и справедливый суд, и клянусь что я никогда не потребую от вас осквернить свою честь. Клянусь в этом старыми богами и новыми.

И в этот момент откуда-то сверху, из-под купола септы, раздался воющий порыв ветра. Серая хмарь расступилась, и между туч проглянуло солнце. Его лучи ворвались в душный полумрак септы, осветили грозди кристаллов на подвешенном под потолком паникадиле, и радужные зайчики стремительно понеслись по семи стенам, по статуям Семерых, по облачениям септонов и доспехам лордов. Дени подняла корону над головой и надела её.

А в это время в богороще собралась вторая половина лордов Семи королевств. Джон стоял под кряжистым дубом, вместо септона перед ним стоял Скорбный Эдд, крутивший в руках и старательно разглядывавший корону Эйгона Невероятного. Корона имела вид простенького золотого обруча, прямого и без единого драгоценного камня, поэтому что там мог разглядывать Скорбный Эдд - непонятно.
- Он ведь был братом нашего мейстера Эймона, верно? - спросил Эдд. - У него был хороший вкус, и, готов ручаться, очень здоровые шейные позвонки. А я как посмотрю, что у нашей королевы, и мне становится страшно: не ровен час, голова у ней отвалится сама по себе от этакого веса. Вы же расстроитесь, ваша милость.

Услышав эти слова, кто-то из лордов напрягся, а кто-то расхохотался. Не все ещё знали, кто таков Скорбный Эдд, и не всем была знакома его манера говорить не то в шутку, не то всерьёз. Здесь стояли выжившие в войне лорды Севера, в первую очередь - Хранительница Севера Санса Старк и тройка из Сероводья: Хоуленд Рид, Мейдж Мормонт и Галбарт Гловер, а с ними и Большой Джон Амбер, освобожденный из плена в Близнецах. У них всех сейчас не было ни земли, ни доходов, Север был отселён перед падением Стены и сейчас принадлежал лишь мародёрам, остаткам армии Болтонов, беглым преступникам да немногочисленным крестьянам-самосёлам, воспротивившимся отселению или тайком вернувшимся домой. За ними стояли речные лорды и несколько лордов Хартии из Долины во главе с Джоном Ройсом. Эти тоже были лишенными очага; кто сейчас держал власть в Долине, было неизвестно, но выдавать "вора Петирку" там отказывались, как и открыть Кровавые ворота. Среди речников, из-за тонкого деревца, с Джона не спускала глаз Арья, "особая королевская уполномоченная по делам Речных Земель и Харренхолла" и фактически исполнявшая обязанности мастера над шептунами. Брана с ними не было, Бран оставался там, где они его оставили - в Древороне, под его знаменитым чардревом, которое ожило и расцвело, как только древовидец прикоснулся к нему - но Джон не сомневался, что Бран незримо присутствует здесь. Окружала собрание личная гвардия Джона из бывших дозорных - одичалых решили в столицу не брать по той же причине, почему не взяли дотракийцев. Гренн и Пип стояли по обе стороны тропинки, ведущей к сердцедереву, с руками на эфесах мечей, Кожаный смотрел на холодные воды Черноводного залива, Атлас, умаявшись за день, присел на камень.

- Ну, начнём помалу - сказал Джон. - Эдд, хватит вертеть корону, давай сюда ее, проклятую - он поглядел на стюарда с тем же выражением лица, как когда-то в Черном замке, когда Эдд подносил ему утренний чернослив. - Как там было? Я, ну вы все меня знаете, я Джон... Таргариен. Хоть режьте меня, а Эйгоном называться не буду.
- Вас уже резали, ваша милость - ответил Эдд. - Не помогло.
- И то верно. Я, Джон Таргариен, принимаю корону Семи Королевств и клянусь править ими справедливо, вознаграждать достойных, наказывать виновных, привечать правду и дело и пресекать ложь и недостойные дела. Да будут лорды Семи Королевств свидетелями этой клятвы.

Крона дуба зашумела на ветру, с него посыпались редкие желтые листья, не успевшие опасть за короткую зиму. Один листик, выцветший, совсем белый, приземлился Эдду на плечо. А лорды отозвались будто бы хорошо отрепетированным, стройным хором:
- Клянемся! - звонко произнесла Санса.
- Защищать вас - подхватила невидимая Арья.
- Давать вам советы - негромко продолжил Хоуленд Рид.
- И отдать жизнь за вас, если в том будет нужда - прогудели Большой Джон Амбер и Бронзовый Джон Ройс.
- Клянемся старыми богами и новыми...
- Клянемся - прокаркал ворон с ветки дуба. Джон посмотрел наверх, увидел птицу лорда Мормонта и понял, что Бран действительно здесь, с ними.

Еще один порыв ветра, более сильный, разметал оставшиеся листья с дуба, а наверху, между облаками, открылся клок чистого неба, в который проглянуло солнце. Перед тем, как принять корону от Скорбного Эдда, Джон бросил взгляд на Черноводный залив: теперь он, освещенный весенним солнцем, уже не казался таким холодным и враждебным. Кто знает, может, и Королевская Гавань потеплеет под этими лучами...
 
Последнее редактирование:

Марк Тремонти

Мастер игры
Дикий огонь, да ещё и оставшийся от Безумного Эйриса, слишком нестабилен, чтобы всякие оборванцы могли подолгу его хранить. Удачливые воры очень быстро сгорели бы.
Но за вычетом этого момента хорошая работа. Скорбный Эдд красавчик, не мог не выдать чего-то подобного. Арья как начальник тайной СБ - очень удачная находка. Эвакуированный Север - разумно и достоверно.
Ну и ещё одно. Всё же было бы уместнее сделать на коронации какую-нибудь выходку. Нападение группы голодных горожан или привет из Долины от Петира. Обстановка в городе к таким фокусам располагает.
Раз по задумке, в нужный момент выходят потенциальные смертники, значит, удачный ход.
 
Последнее редактирование:

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
Марк Тремонти , по моей версии, в бочонке с песком он хранится нормально, а при "выходе на дело" вполне может преждевременно воспламениться. Все юзеры фруктов Эйриса это знают, и идут на такой риск.

А выходка, пожалуй, была: группа террористов вооружилась фустибалами (длинными палками с пращой, как у требюше, на конце - оружием, чтобы далеко метать тяжелые снаряды) и отбомбилась через стены Красного Замка диким огнём. Никого не убили, но момент испортили.
 

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
Кроме того (и в "Ни минуты покоя" это упоминается) на черном рынке имеют хождение фальшивые плоды, в которых залита смесь дикого огня с ламповым маслом, в пропорции "один соловей - одна лошадь". Эти вполне безопасны.
 

Ренфри

Ленный рыцарь
Интересно, почему Джейме отказывается от поста лорда-командующего гвардии? По морально-этическим соображениям, или у него какие-то собственные планы на будущее?
 

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
Пожалуй, можно дописать и фрагмент о террористической атаке, запрошенный сиром Марком.


* * *

Когда всё закончилось, они стояли в дверях наскоро починенного тронного зала. Тканина, заказанная Джоном, была натянута вместо разрушенного потолка тронного зала, на полу было сухо, и лорды Севера и Юга воссоединились под на скорую руку возведенными сводами. Ткань была уже мокрой, и на головы собравшихся капали холодные капли, но дело было сделано - они короновались, лорды присягнули им, а где-то за стенами Красного Замка уже начинался праздник для простонародья.

Джон оглянулся, окинув взглядом собравшихся в зале. Арьи не было.
- Дени - сказал он озабоченным голосом. - Ты не знаешь, где Арья?
- Исчезла куда-то. Насколько я успела ее узнать, исчезать она умеет.
- Арья так просто не исчезает. Возможно, что-то случилось - тихо произнес Джон.

Арья, легкая на помине, возникла спустя мгновение. Она бежала по коридору замка, словно бы за ней гнался сам Великий Иной.
- Нападение! - выдохнула она, остановившись.

Джон и Дени переглянулись. После этого Джон взглянул на Тириона, поймав его торжествующий взгляд. На лице карлика было написано: "Ну вот, я же говорил!".
- Где? На кого?
- Дикий огонь. Его перебросили через стену, по-видимому, из фустибала. Пострадал один стражник, за ним сейчас присматривает мейстер Сэмвелл, но его суждения неутешительны. Другой, на стене, видел улепетывающих нападавших и слышал крик: "За Воробейшество!".
- Арья, отправляйся в город - скомандовал Джон. - Смени внешность, найди и излови метателя.

После выходки непримиримых повстанцев было трудно продолжать празднество. Вскоре вернулся Бронн и доложил, что раздачу обедов народу пришлось прекратить - уж больно много людей собралось, и если бы она продолжилась, то люди подавили бы друг друга в давке.
- Верное решение, сир Бронн - отозвался Джон. - Нельзя начинать царствование со смертей, а то как бы оно ими же не кончилось.

Настроение у него сразу стало гадким. О чем-то подобном он подозревал с самого начала. Попробовавший жизнь лорда-командующего, Джон подозревал, что быть королём - то же, только в разы хуже. Больше неприятных сюрпризов, больше ответственности, больше приходится, скрепя сердце, сквозь зубы отдавать жесткие приказы. Есть способ этого избежать - свалить всё на Десницу. Но это был способ Роберта Баратеона, с которым Джон не желал иметь чего-либо общего.
- Дени, скажи мне, только честно. В Миэрине было так же?
- Да, в Миэрине было так же - столь же упавшим голосом ответила королева. - Только там у Гарпий не было дикого огня.

Вечерело. Солнце закатывалось над Королевской Гаванью, и наступала ночь. Арья вернулась, со связанным мятежником на верёвке. Охотник за головами из неё был похуже, чем убийца, и если бы не подозванные вовремя двое Золотых Плащей - не доставить бы ей было метателя дикого огня живым.
- Допросим его завтра - распорядился Джон. - Сейчас надо завершить праздник. У нас есть ещё одна вещь, которую не видали в Королевской Гавани прежде. Настало время пустить её в ход.

Итийскую огненную потеху предложила Дени. Ещё когда-то очень давно, будучи кхалиси Дотракийского моря, она видела эти огненные стрелы, взрывающиеся яркими цветами в ночном небе, на базаре в Вейес Дотрак; их предлагали купить купцы из далёкого И Ти с обезьяньими хвостами на шапках. Их охотно покупали торговые посланники архонтов из Вольных Городов, но в Вестерос огненную потеху до сих пор не завозили. Незадолго до отъезда из Эссоса Дени купила несколько ящиков огненной потехи, дабы отпраздновать своё будущее восшествие на престол; этот момент настал сейчас.

Ящики с огненной потехой были сложены во внешнем дворе Красного замка. Один ящик уже был вскрыт; несколько стрел забрал на исследование мейстер Сэмвелл по просьбе Арьи. Его знакомец по Цитадели, некий мейстер Бартольд, бредил "секретными итийскими порошками" уже много лет и охаживал пороги архимейстеров со своими прожектами применения этих порошков, но состава он не знал. Сэмвелл намеревался раскрыть этот секрет. Оставшиеся в ящиках огненные стрелы были готовы к запуску.

Арья задумчиво рассматривала содержимое ящика. В одной её руке была огненная стрела в виде оранжевой головы дракона на длинной тонкой деревянной палочке, а в другой пучок каких-то тонких палочек с желтыми головками.
- Эти палочки прилагались к ящику - сказала она. - Там же и пергамент на итийском, я не могу прочесть. Иероглифы.
- Это не пергамент - сказал Джон, взявши в руки незнакомый материал. - Это какой-то тонкий материал растительного происхождения, хлопок, не хлопок... Одно могу сказать, это не кожа. Давай-ка посмотрим, нет ли там чего-нибудь ещё. Ага!

Он извлёк из ящика другой лист пергамента-непергамента. На нем были вестеросские буквы, правда, выполненные странным шрифтом. Во-первых, все буквы одного вида были совершенно одинаковыми, словно бы писец старался выписывать все "а", все "б" строго по одному образцу. Во-вторых, Джон не мог понять, каким пером были написаны письмена: то ножки буков были толстые, то тоненькие, и все какие-то слегка расплывчатые.
- Потеха огонь для новый год - прочитал он. - Селитра - соль веселья. Вонзите хвост стрела в землю. Поднесите серник к фитиль и воспламените огонь. Отойти на два чжан очень важно, чтобы не быть раненый. Серник воспламените от гриб трута. Сделано в И Ти.
- Что это было? - спросила Арья.
- Немногие итийцы хорошо знают общий язык Вестероса - пожала плечами Дени.
- Эти палочки, судя по всему, и есть серники - рассудил Джон. - Не знаю, при чём тут гриб - но их нужно зажигать от трута. Эй! - окликнул он солдат Золотых плащей. - У кого-нибудь есть огниво?
- Сейчас-сейчас, ваша милость! - отозвался командир солдат и подбежал, протянув огниво и трут. Джон высек искру, трут затлел, и Арья с детским любопытством прислонила к тусклому рыжему огоньку палочку с жёлтой головкой. Головка оплавилась и вспыхнула, заплясав голубым огоньком, запахло словно бы седьмым пеклом, и через несколько мгновений огонь стал желтым - это занялось дерево палочки.
- Удобно! - усмехнулся Джон. - Без этих палочек огонь из трута Иного с два раздуешь. Арья, воткни дракона в снег. Всем отойти на два чжан, иначе быть раненый!

Фитилёк вспыхнул крошечным огоньком, разбрасывавшим искры. Огонёк быстро побежал к месту, откуда выходил фитилёк - прямо под хвостом дракона. Когда он уже совсем сгорел, раздался оглушительный свист, у Джона зазвенело в ушах, и дракон на палочке взмыл в небо.

- Смотрите! - ахнула Дени.

Над их головами с громким хлопком расцветал ярко-рыжий огненный цветок.
 
Последнее редактирование:

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
инструкция великолепна))))
Лживый кусь же, лживый кусь! Бьюсь об заклад, что в голове 90% читателей возникла бумажка, напечатанная шрифтом от китайских носков.

А так-то вестеросцам досталось четыре (!) незнакомые технологии в одной развлекательной покупке. Порох, печатный пресс, бумага и спички. Все четыре IRL изобретены в Китае в Средние века, поэтому я решила, что в И Ти эти технологии существуют. Не хватает только фарфора. Ну , и мейстер Бартольд - конечно же, аналог монаха Бертольда Шварца (имени которого общежитие в "Двенадцати стульях").
 
Последнее редактирование:
Сверху