Джен Фанфик: Неизвестная история

Алора

Кастелян
Название: Неизвестная история
Фандом: сага
Автор: Алора
Категория: Джен
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Рейегар Таргариен/Лианна Старк, Джон Сноу/ Дейенерис Таргариен
Рейтинг: PG-13
Жанр: Фентези, Мистика, POV
POV: Джон Сноу
Краткое содержание: Все Семь Королевств знают историю о похищении леди Лианны, из-за которой разразилась война, единицы знают о том, что принц дракон любил волчицу, но никто кроме самих участников событий не знает, как всё произошло и что именно случилось.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: закончен
Примечание: Часть фанфика "Корона из крыльев драконов (зима близко)" https://7kingdoms.ru/talk/threads/9888/



Мир вокруг был очень странным. Ещё более странным он становился от того, что Джон отлично помнил, что некоторое время назад он лёг спать в Винтерфелле и никак не должен был находиться в этом месте, сотканном, казалось, из разноцветного полупрозрачного тумана. Протянув руку, он осторожно коснулся нависающей над ним ветви невидимого дерева, и та растаяла от прикосновения, только подтвердив его мысли о тумане. Опустив глаза, он увидел тропинку, убегающую куда-то дальше, где дымка сгущалась и становилась непроглядной. Ещё раз оглядевшись и убедившись, что других путей не наблюдается, он решил всё же довериться тропинке.
Он ожидал войти в туман уже через несколько шагов, но тот расступился перед ним, смыкаясь за спиной. Сколько он так шёл Джон не знал, в тумане чувство времени полностью пропало. Тропинка и туман кончились одновременно, оставшись за спиной, стоило ему шагнуть на лесную поляну, которая казалась куда более реальной, чем всё, что он видел до этого. На одном из камней, в обилие видневшихся на поляне, сидела девушка в тёмно-синем платье и в венке из голубых зимних роз на тёмных волосах.
— Миледи. — Джон шагнул к ней. — Что это за место?
— Это. — Она подняла голову и взглянула на него серыми глазами его дяди. — Это смерть, я полагаю, ну или то, что у нас остаётся после неё.
— Смерть? — Её слова вызвали, казалось давно забытое чувство страха. Он не мог умереть, не отчего было, но если он всё же умер, то, что с остальными жителями Винтерфелла и что с Дени. — Но я не умирал.
— Тогда, возможно, это сон. — Она пожала плечами. — Однажды мне доводилось видеть здесь заблудившегося во снах, он ушел в свой мир потом. — Девушка потрясла головой и улыбнулась. — Но я, кажется, слишком много стала размышлять о философских вопросах, не иначе как мой муж на меня так влияет. Ты мог бы рассказать мне о том, что происходит в реальном мире, пока не ушёл?
— Признаться, я совсем не представляю, как уйти отсюда, миледи. — Её слова его успокоили, если это просто сон, то значит с замком всё в порядке и с Дени тоже.
— Тут я тебе не помощница. Но я уверена, что ты всё равно уйдёшь. — Она вздохнула. — Ты напоминаешь мне моего брата. Мы не встречались раньше?
— Не думаю, что мы были знакомы, миледи. — Уклончиво отозвался он, хотя некоторые догадки по поводу её личности у него имелись.
— Что ж, хорошо. — Она неожиданно улыбнулась. — Представить нас друг другу некому, так что я представлюсь сама, после чего ты вынужден будешь ответить мне взаимной любезностью. Я леди Лианна Старк.
Подозрения стали реальностью, заставив Джона растеряться. Он совершенно не представлял, что можно сказать матери, встреченной за гранью не то сна, не то смерти и сказал, наверное, самую глупую вещь, которую только мог сказать. — Вы были женой принца Рейегара и родили наследника Железного Трона.
— Ну почему же была, я и сейчас есть в некотором роде. — Глядя, как она хмурится, Джон злился на себя и свои неуместные слова. Всего одно имя, и он стал вести себя хуже Тириона, высказывания которого порой поражали своей неуместностью. — Но откуда ты узнал про моего сына? Нед клялся, что в мире лишь два человека знают эту тайну. Кто ты?
— Я Джон. — Он глубоко вздохнул, страшась произнести решающие слова, увидеть её реакцию. — Но вы назвали меня Джейехейрисом, мама.
Теперь замерла уже она, на красивом лице застыло выражение изумления. Несколько секунд она сидела, не шевелясь, а потом вскочила, всколыхнув туман на поляне своими юбками, и бросилась к нему. — Мой мальчик. — Прошептала она и, протянув руку, попыталась коснуться его, но её ладонь растаяла как туман. — Теперь я вижу, что ты и вправду живой. К мёртвому я смогла бы прикоснуться. Мой мальчик, какой ты уже большой.
— Мама. — Больше Джон ничего выговорить не смог. Столько лет он мечтал её увидеть, да хотя бы узнать кто она такая, и вот она стоит перед ним, а он даже не знает, что сказать.
— Мой мальчик. — Она улыбнулась, а затем повернула голову куда-то в сторону. Проследив за её взглядом, Джон увидел, как из тумана на той стороне поляны выходит мужчина с серебристыми волосами чем-то похожий на Дени. — Рей, посмотри к нам пришёл наш мальчик, смотри какой взрослый.
— Как пришёл? — Мужчина нахмурил брови, и Джон неожиданно узнал свой собственный жест. — Сюда приходят только мертвые, Лия.
— И иногда те, кто заблудился во снах. — Возразила его мать. — Я не могу дотронуться до него, до мёртвого смогла бы.
— Вот как. Значит, нам, наверное, повезло. — Рейегар Таргариен повернулся к Джону и улыбнулся какой-то немного грустной улыбкой. — Я и не надеялся, что мне удастся поговорить с моим сыном.
— Я тоже. — Только и смог ответить он, разглядывая своих родителей, выглядевших ненамного старше его самого.
— Расскажи нам о себе. Я видела тут Неда некоторое время назад, так он что-то бормотал про Стену. — На лице его матери странным образом смешались возмущение и нежность.
— Была Стена, но я её покинул, мама. — В подробности Джон решил не вдаваться, посчитав, что мать может не обрадоваться тому, что он, по сути, нарушил клятву дозорного.
— Но как ты там вообще оказался? Что могло заставить принца пойти на Стену? — Отец вновь нахмурился и Джон понял, что он уже обо всём догадался. Сам он говорил точно так же, когда не хотел верить своим догадкам.
— О том, что я принц я узнал несколько лун назад. — Тем не менее, ответил Джон, начиная понимать, как чувствует себя Тирион, разговаривая с ним. — Дядя Эддард вырастил меня как своего бастарда.
— Да как он посмел. — Мгновенно вскинулась его мать. — Он же пообещал мне.
— Возможно, он посчитал, что так будет безопаснее. — Если реакция матери в точности отразила обычную реакцию Дени, то отец остался спокоен, как остался бы сам Джон. — Интересно только для кого, для нашего сына или для Баратеона?
— Для обоих, я думаю. — Джон уже ни секунды не сомневался, что родители, как и они с Дени, не способны поругаться, но обсуждать дядю и спорить они могли бы долго, а у него ещё оставались вопросы. — Мама, в письме ты писала, что я не должен верить тому, что услышу про вас с отцом. Вы можете рассказать, как всё было на самом деле?
— Почему бы и нет. — Хотя он и обращался к Лианне, ответил ему Рейегар. — Не хотелось бы, чтобы наш сын до конца жизни сомневался в нас.
— Мы с твоим отцом познакомились на турнире в Харренхолле. — Мягко продолжила мама. — Защищая своего друга, я переоделась в доспехи и под видом таинственного рыцаря выступила на турнире.
— Мой отец испугался рыцаря и поверив мастеру над шептунами, уверявшему, что он враг короля, послал меня на поиски незнакомца. Твою мать я встретил на этой самой поляне, когда она пыталась спрятать доспехи. Удивлённый тем, что рыцарем оказалась девушка, я стал расспрашивать её о причинах её поступка и был поражён храбростью и благородством девушки, ради друга вышедшей на ристалище. Отцу я о ней не рассказал, сказал, что нашёл лишь висящий на дереве щит.
— После того дня мы с твоим отцом встречались ещё не раз. Но один раз, придя сюда, я обнаружила тут принцессу Элию. Она была очень умна, и ей не понадобилось много времени, чтобы догадаться обо мне. Сперва я испугалась, думала, она будет злиться, требовать оставить ее семью в покое, угрожать. Но она ничего из этого не сделала, наоборот, сказала, что Рейегар увлёкся мной, спросила, что мне нужно от её мужа, хочу ли я быть королевой. Я ответила ей, что никогда не думала об этом, что корона ничего не значит для меня. И она поверила, улыбнулась и сказала, что рада за нас и не будет против того, что между нами происходит. Она любила своего мужа когда-то или убедила себя, что любила, но со временем любовь ушла, осталась только дружба, а она, как правило, не ревнива.
— Со мной Элия поговорила после того, как встретилась с Лианной. — Его отец покачал головой и опустил глаза, кажется, он чувствовал вину перед своей погибшей принцессой. — Сказала, что леди Старк хорошая девушка, и она не против моих с ней отношений, если Рейнис и тот ребёнок, которого Элия носила под сердцем, не потеряют своих прав. Венок из голубых роз я подарил твоей матери, уже зная, что она обязательно станет моей женой.
— Мы расстались после турнира, договорившись встретиться после того, как Рей убедится, что ребёнок Элиии родится здоровым и что с ней всё будет в порядке, и когда принцесса родила сына, мы встретились и уехали в Дорн. — Лианна устало опустила голову, и Джону захотелось обнять её, утешить и невозможность сделать это будто ножом резанула по сердцу. — Мы, наверное, были неправы, не должны были этого делать, но мы были так счастливы, наконец. Мне казалось, что я, наконец, нашла часть себя, которую у меня отобрали при рождении. Огонь и лёд, которых перепутали боги. Прости нас.
— Я не могу вас обвинять. — Он покачал головой вспомнив, свой огонь, свою Дени, которая подарила ему смысл жизни. — И мне не за что вас прощать, мама.
— Спасибо тебе. — В светлых глазах Лианны Старк поблескивали слезинки. — Я хотела рассказать своей семье о своём решении, написать им, но в ближайшем замке не было воронов, обученных летать в Винтерфелл, и мы отправили письма в Королевскую Гавань с просьбой переслать моё на Север.
— Но совсем недавно здесь проходил лорд Эддард Старк, он рассказал сестре, что ни одно из наших писем не дошло ни до Винтерфелла, ни до моего отца. — Рейегар по-прежнему оставался удивительно спокоен. — И я уверен, что это, и то, что мы узнали о войне только когда нас нашёл сир Герольд, убедило меня, что кто-то воспользовался нашей с Лианной встречей, чтобы уничтожить Таргариенов. Это могло быть выгодно многим людям, но из них, остался только один, кто ещё не проходил здесь — Варис, мастер над шептунами.
— Я слышал о нём. Когда мы встретимся, я постараюсь быть осторожным и узнать правду. — По поляне неожиданно пробежался ветер, шепча его имя знакомым голосом. — Дени? — Он оглянулся, но его королевы нигде не было.
— Дени? Кто это? — Лианна тоже огляделась.
— Моя жена, Дейенерис Таргариен. — Джон невольно улыбнулся, говоря о ней. — Она ваша сестра, папа, но родилась уже после вашей смерти.
— У меня есть сестра? Вот значит как. — Впервые улыбка Рейегара не была печальной. — И она стала твоей женой?
— Ты ведь любишь её? — Маму, кажется, что-то встревожило.
— Как можно не любить самую прекрасную девушку в мире, которая к тому же вернула в мир чудо, возродив драконов.
— Драконов? — Джону всё же удалось увидеть искреннее, сильное изумление на лице отца, а заодно в очередной раз почувствовать себя на месте Тириона.
— Да. Трёх драконов, у каждого из которых теперь есть всадники.
— Так значит не принц, а принцесса. — Прошептал отец не совсем понятную Джону фразу. — Принцесса вернула драконов и дала людям оружие против ледяной смерти. Как же мы все ошибались, как ошибались.
— Ледяной смерти? Иных?
— Да, против них. Ты знаешь о них.
— Приходилось видеть мертвецов, что они поднимают.
— Тогда ты знаешь, как важно их уничтожить. — Вместе со словами отца по поляне вновь пролетел ветер, шепчущий его имя, появилось ощущение, будто его тянут за руку, туманный мир и его родители стали таять перед глазами.
— Ты уходишь, мой мальчик? — Грустно произнесла не то почувствовавшая, не то увидевшая что-то Лианна.
— Мама, я… — Джон не хотел оставлять их, вновь потерять только обретённых родителей, но хотел вернуться к Дени.
— Всё правильно. Возвращайся домой, тебя там ждут. А мы подождём тебя здесь.
— Я вернусь. — Твёрдо ответил он, уже почти не видя родителей. — И мы с Дени вернём то, что принадлежит нашей семье, и уничтожим ледяную смерть. — А в следующий момент туманный мир исчез, и он почувствовал под головой мягкую подушку.
— Джон. Джон, ты спишь? — Он открыл глаза и увидел склонившуюся над ним Дени. — Ты бормотал что-то во сне. С тобой всё в порядке?
— Да, любимая. — Он слегка приподнялся, вглядываясь в любимые фиолетовые глаза. — Я был в туманном сне.
— Вот как. — Алые блики рассвета скользили по её волосам, перемешивая в них серебро и медь. — И это был хороший сон?
— Прекрасный. — Он улыбнулся. — Но точно не прекраснее тебя.
Серебряный и такой любимый смех наполнил комнату. И даже когда он уже целовал Дени, ему показалось, что смех по прежнему звучит, только теперь этот смех был смехом его матери.
 
Сверху