Гет Фанфик: Долгий путь домой

aurelle

Лорд
Название: Долгий путь домой
Фандом: сериал/сага
Автор: aurelle
Ссылка на оригинал: не перевод
Бета: нет
Категория: гет
Размер: макси
Пейринг/Персонажи: Джон Сноу/Дейенерис Таргариен, Тирион Ланнистер, Давос Сиворт, Арья Старк, Санса Старк, Миссандея, Джорах Мормонт, Сэмвел Тарли, Варис, Джейме Ланнистер, и прочие.
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, драма
Предупреждения: смерть персонажей,инцест
Краткое содержание: Об отношениях Джона и Дейенерис, начиная с первой ночи на корабле; об их любви и прочих волнениях на фоне мира и войны.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: завершён
Примечания:
#1. Первые три главы были изначально написаны как отдельные мини, и, поскольку действия происходят на корабле, градус эротики существенно повышен. Земля - с четвертой части и далее...
#2. Я прекрасно понимаю, что уровень откровенности некоторых частей очень высок и, возможно, неуместен. Ничего не могу с этим поделать - эндорфины они такие)

Содержание:
1. Под парусами с драконами (boatsex)
2. Пленник (последствия событий предыдущей главы)
3. Дети драконов (корабль любви плывёт, а время и природа делают своё дело)
4. По белой земле (начало пути по белой земле)
5. На запах огня (у драконов отличное обоняние)
6. В стане волков (прибытие в сердце Севера и долгожданные встречи)
7. Отблески пламени (продолжение предыдущей главы)
8. Тёмная вода (горячее продолжение предыдущей главы)
9. Останавливая время (горячее утро одного очень важного дня)
10. Под древними сводами (очень важный день и много открытий)
11. Скрытое в камне (открытия, что были сделаны в тот самый очень важный день)
12. Пламенный лёд (любовь/ненависть, POV Джон)
13. Ледяное пламя (любовь/ненависть, POV Дени)
14. У белого древа (любовь/ненависть у белого древа)
15. Возвращение (return to innocence)
16. В первый раз (драконы решили полетать)
17. Волки, львы и драконы (болтология волков, львов и драконов)
18. Под сень старых богов (болтология и любовь у белого древа)
19. Танец драконов (первый брачный, который, на самом деле, вовсе не танец)
20. Размышляя о власти (размышления, для которых одежда не нужна)
21. Под чёрным небом (тучи сгущаются, и грядёт долгая ночь)
22. Сила и слабость (долгая ночь ещё ближе)
23. В путь к неизвестности (мини POV Брана и горькая правда)
24. Цепляясь за жизнь (неожиданные встречи и глоток жизни накануне битвы)
25. Незабываемое (танец драконов в сердце Севера)
26. После крови и пламени (первые последствия событий предыдущей главы)
27. Матери и драконы (продолжение войны с Иными)
28. По пути холода (новые пути и много льда)
29. Воин, Мать, Старица (разлуки и встречи)
30. Под чужим кровом (любовь в чужом замке)
31. Сбегая во тьму (глоток жизни перед важной миссией)
32. Сердце королевы-дракона (появление старых друзей и новых врагов)
33. Танцуя со Смертью (Глава с 5 POV, в которой адепт Старых Богов, красная жрица, прислужница Многоликого и парочка влюблённых сражаются с самой Смертью.)
34. Не время
35. Не место

36. У заветной двери
37. Долгий путь
38. Домой
39. В сиянии золота
40.Чёрное, красное, белое
Эпилог
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава 1*. Под парусами с драконами

Свист вихря, хлёсткие солёные брызги. Волны качали корабль, ветер раздувал чёрные паруса с красными трехглавыми драконами, неся судно в ледяную даль...
Где-то далеко впереди, в бескрайних просторах зимы наступает грозный враг. С каждым мгновением неумолимо становится сильнее, ближе, смертоноснее.
Однако были и те, которые не побоялись бросить ему вызов.. люди, которые сочли своим долгом стать защитниками царства живых, люди плывшие в заснеженную бездну на этом корабле, ведомые зовом сердец и высших сил..

***
Джон лежал без сна. Он даже не переодевался к ночи, зная, что ещё не раз будет вскакивать и беспокойно бродить по своей каюте. Драконий камень позади. Маленькая победа за ним: он убедил свою королеву отправиться в этот путь вместе. Она совсем рядом, где-то на этом корабле. наверно, сейчас в окружении своих служанок, которые готовят её покои ко сну, облачают её в лёгкие одежды, распускают серебряные волосы... Стоило только позволить мыслям пойти ещё дальше, как в шее и висках начинал биться удушающий пульс, в глазах темнело, а каюта становилась невыносимо тесной, её низкий потолок начинал давить со страшной силой.
Мысли о Дейенерис, неизменно заставляли его волноваться. Джон не разрешал себе прежде мечтать о женщинах, старался думать о том, что важно для его миссии, его службы или долга. Но теперь, он все чаще мысленно прикасался к ней, целовал, раздевал. И ему это нравилось. Ему нравилось позволять себе эти мысли. Его тело всегда отзывалось в такие моменты, и он уже перестал сопротивляться этому, и даже напротив, давал волю своей руке трогать себя, помогая таким образом избавиться от напряжения..
Джон закрыл глаза руками, сжав на несколько мгновений свой лоб.. Боги!! Очнувшись через мгновение, он посмотрел на стул рядом с кроватью. Его внушительный меховой плащ покоился на нем, и Длинный Коготь здесь же. Нет, они ему сейчас не нужны. Скоро ему придётся носить их постоянно, там, на севере, где дуют злобные ветра зимы и веет смертью. А пока эта лёгкая морская прохлада способна остудить его агонию, не обжигая лютым морозом.. Да, глоток воздуха сейчас это то, что нужно.. Чтобы привести в порядок мысли.
Ему очень хотелось придумать причину, чтобы придти к ней и заговорить. Заговорить не о врагах и войнах, а о чем-то более приятном, вызывающем улыбку, может быть..

На палубе он застал Давоса, смотрящего в непроглядную даль тёмного, беспокойного моря. Он глубоко и размеренно вдыхал соленый воздух с таким прищуром, по которому сразу становилось понятно: старый контрабандист оказался снова в своей стихии. Давос выглядел умиротворенным, спокойным, словно плыл домой к своей семье, к теплому очагу, где остановится время и никуда дальше не позовет дорога..
- Не спится, Ваша Милость?
Джон усмехнулся. Давос никогда не называл его так с глазу на глаз. Едва заметное ехидство читалось на лице его десницы.
- Мы едем не на отдых. С каждым мгновеньем все ближе встреча с армией Короля Ночи, с холодом и ужасом. А я до сих пор не уверен, что смогу их остановить. Мы ведь ничего не знаем об оружии, которое способно его одолеть. Его, нашего самого главного врага.
Давос снова посмотрел вдаль и вздохнул. Несколько мгновений он стоял неподвижно, потом задумчиво произнёс:
- Что нужно, чтобы победить саму смерть..?
- Нужно преодолеть перед ней свой страх. Только тот, в чьем сердце отвага, не знающая преград, способен свергнуть любого врага... Джон выпалил то, что первое пришло ему на ум.
- Преодолеть страх перед смертью, ты сказал? А что он такое, этот страх? Этот страх, как ты говоришь, был нам дан самими богами. Тебе ведь дорога твоя жизнь, не так ли? Победить врага, чье имя Смерть, можно лишь, став самим воплощением жизни. Мы люди, мы дышим, в нас течёт горячая кровь, в нас бьются сердца. Оружие? .. Хм, драконий огонь, обсидиан, валирийская сталь?. Я не могу дать тебе ответа, но я знаю одно, для победы над смертью нужно самому быть живее всех живых..
Джон понял, что он имеет ввиду. Старый хитрец давно намекал, что видит насквозь своего молодого короля. Как и видел он сейчас вовсе не озадаченного государственными заботами владыку, а юношу, мечущегося в своём желании, словно зверь в клетке..
Да, Джон признавал, что позволил себе часто думать об этой прекрасной женщине, да ещё и выдавать себя при этом. Он позволил страсти поработить своё сознание.. Чувства, захлестнули его, и годами отточенное мастерство прятаться за ледяной сдержанностью уступило свои позиции.
А ведь когда-то, ещё будучи мальчишкой, учился скрывать он своё возбуждение, тогда, как Теон и Робб тискали бесстыжих девиц, смеясь и не стесняясь громких вздохов и похотливых стонов.. Джон твёрдо запретил себе поддаваться этому инстинкту. "Ты Сноу, снег, ты холод, бастард без будущего.. Все, что ты можешь - сковать свою душу льдом.. так будет правильно, верно...так ты принесёшь больше пользы".. Это стало его бронёй. Его недолгий опыт с Игритт, дикой, поцелованной огнём бестией, был больше долгом, пускай и очень сладким долгом, и теперь уже таким далёким. Эти воспоминания о тепле и ласках женщины, спрятались за безжизненными взглядами Иных, за стоном холодных вьюг, за лезвиями, режущими его сердце. Все ушло в чертоги смерти, когда он оказался заключенным в неведомом пространстве, словно младенец в утробе, вместо вод окутанный густыми чернилами. Когда он пытался пошевелить рукой и понимал, что её нет. Нет плоти, нет мыслей, только давящая пустота в непроглядной темноте. Это длилось, казалось, бесконечно, пока он с резкой болью вновь не ощутил жизнь.

Жизнь!
Дейенерис вновь на миг предстала в мыслях Джона. На этот раз это была нежная улыбка, подаренная ему там, в Драконьем Логове. Она стала его светочем.
"Я чувствую!" - чуть было не вырвалось из его уст. Уголки его губ чуть тронула улыбка, и он слегка кивнул Давосу, который в то же мгновение снова устремил в темно-синюю даль свой взор, спокойный и по-отечески одобряющий...

Джон покинул палубу стремительно. Гулкий звук быстрых и уверенных шагов был тих по сравнению с ударами его сердца. Он не мог ошибаться: слишком многое говорили её глаза, нежная рука в его руке, легко поглаживающая пальцем его грубую ладонь, даже дыхание её становилось тяжёлым, когда они оставались один на один и он приближался ближе, чем следовало бы.
Дени..
Как бешено стучало его сердце.. Шаг, ещё шаг. Вот её дверь с драконами. Вот она ещё ближе. Три удара костяшками по дереву..
И кажушееся бесконечным ожидание ответа под шумное, как прибой, дыхание ..

***
Аудиенция с Тирионом почти никогда не обходилась без вина. Оно давало лёгкий хмель, чуть расслабляло и кружило голову. Но сегодня, не раз обсудив с десницей все последние события, Дейенерис оставалась неспокойной. И причиной тому вовсе не миссия, на которую они отправились, а присутствие мужчины, чье имя произносить становилось все труднее. Оно вызывало у неё невольную улыбку, стало её слабостью. Его образ стал усладой, а голос самым приятным звуком.. И скрывать это становилось всё сложнее..
Джон Сноу. Король Севера, избранный народом. Угрюмый гордец, облачённый в меха и неприступность.. Да, в тот день, когда он прибыл на Драконий Камень, она действительно видела его таким. Но это длилось очень недолго. За гордостью, в итоге, она увидела твердость убеждений, стойкость и мужество. Угрюмым его делало чувство долга и тяжёлая ноша правителя поневоле. По мере того, как они сближались, она разглядела в нем доброту и заботу. У него есть сердце. Есть и внутренний огонь. Дени не раз замечала, как Джон смотрит на неё. Она знала это, как каждая женщина.. Чуяла это нутром.
Она была почти готова сделать шаг навстречу, проявив немного игривости и человечности лично к нему. Так хотелось ей вызвать у него улыбку, почувствовать притяжение.. Почувствовать, как он тает все больше и больше..

Дени бросилась на кровать, уткнувшись лицом в мягкий мех и закрыла глаза. Как пусто было ей сейчас. Тоска отзывалась ломотой в теле.
В памяти мелькнул Джон, лежащий без сознания после своего чудесного спасения.. Бледный, пылающий в ознобе. Эти страшные шрамы на крепком теле, кожа, не знавшая солнца.. Как хотелось ей тогда, сидя у его кровати, приоткрыть меховой покров, разглядеть его поближе. Дотронуться руками, хоть чуть согреть его своим пылающим огнём..
Она уже давно готова простить ему все ошибки, все горькие потери, которые она понесла, вступив в его войну.. лишь бы его руки заключили её в свои объятия.
Он настоял на совместном морском путешествии. К чему бы? И дело здесь уж точно не в политике. Джон должен придти, она знала..
Возможно прямо сейчас..

Стук в дверь.
Дени на миг показалось, что желание услышать этот звук заставило её разум его придумать.
Она взволнованно поднялась и мигом очутилась у двери..
Любому кроме Джона, потревожившему её в это мгновенье, будет отказано в аудиенции. Слишком много политики, слишком много планов. Прочь! Только ласка успокоит её сейчас. Ласка от него...

***
Те пронзительно тёмные глаза, с отблеском огня, завороженно смотрели будто бы прямо в её душу. Она не забудет их никогда. Дени стояла, не в силах вымолвить ни слова. Лишь рука сама отворила дверь шире приглашая ночного гостя пройти в её покои. Сердце бешено билось, внизу живота до боли прихватило сладостное вожделение. Это было самым настоящим исполнением желания. Такого долгожданного желания...

Джон нарушил молчание. "Я.." Начал было он, но Дени в мгновенье оказавшись очень близко, нежно, едва касаясь, приложила палец к его губам... "Я знаю, для чего ты здесь," прошептала она, тут же поймав себя на мысли, что ближе, чем сейчас, она ещё не подходила к Джону. "Ты не можешь заснуть", - добавила, улыбнувшись..
"И я не могу.. Но я знаю, что нам поможет.." - еле слышно промолвила она ему на ухо.
Её глаза сверкнули. Она опустила взгляд, мягким прикосновением взяла его руку, провела кончиками пальцев по ладони. Джон стоял молча, и лишь вздымающаяся от беспокойного дыхания грудь выдавала его волнение. Один глубокий вдох, и он подхватил её за талию, прижав к себе, их губы слились в поцелуе. Первое мгновение это казалось вполне безобидным, но его язык тут же с силой и даже наглостью проник в её рот. Дейнерис застонала, тяжёлые веки закрыли глаза, не в силах подняться от опьянения. Джон навис над ней, заставляя чуть прогнуться назад. От него пахло шерстью, сталью, варёной кожей, и чем-то не объяснимым, пленящим, дурманящим, как маковое молоко.. Его губы сочные, сладкие, властные, а руки крепкие и очень надёжные.
Джон шумно дышал, все сильнее прижимая её к себе, отвечал тихими стонами на её лёгкие покусывания.
Её рука скользнула к его затылку, пальцы проникли в волосы, спустились на шею, поглаживая и слегка прихватывая ногтями. Слишком мало обнаженной кожи, она жаждала больше... Прямо сейчас же сорвать с него все одежды до одной! Она оттянула ворот его кожаного дублета. Долгий поцелуй был прерван шепчущим "долой! " и настойчивыми движениями маленьких, дрожащих от волнения, рук. С застежками было покончено быстро, его" броня" с шумом пала на пол. В лицо ударило волной жара, исходящего от его горячего торса. Дейенерис провела рукой по его груди и, нащупав глубокий шрам у сердца, замерла, чтобы рассмотреть его поближе. Она тихонько провела кончиками пальцев по рубцам, и подняв на Джона взгляд, произнесла: "Тебе не...". "Нет," - прочитав её мысли, ответил он, и наклонился, приникнув своим лбом к её. "Мне слишком сладко, чтобы я чувствовал боль сейчас," - ласковым шёпотом закончил он, тотчас же погружая Дени в плен своего страстного поцелуя. Нежные, но в то же время настойчивые губы Джона ясно давали понять, кто властвует над королевой сейчас... Ей нравилось ощущать эту его власть, и свое подчинение в этот момент. Сладкий, невероятный, пьянящий плен, особенно, когда его руки дали себе свободу, заскользили по её телу, настойчиво гладили грудь, опускаясь на бедра. Даже сквозь толстую шерстяную ткань платья, ставшего в тот момент удушающими оковами, можно было ощутить его желание обладать её телом всецело.

Джон забывал себя от возбуждения, ему не терпелось немедленно обнажить Дени. Руки быстро нащупали крючки, на которое застегивалось платье, и к удивлению, ловко, один за другим, справились с ними. Её плечи обнажились, и он смог, наконец прикоснуться к ним. Такая нежная, тёплая, гладкая, её кожа ещё помнила жаркое солнце Эссоса, отливая едва уловимым золотым блеском. Платье рвануло на пол, легко соскользнув с её груди, огибая округлые бедра. Джон чуть отступил, чтобы разглядеть её, он стоял словно заворожённый, его рот был слегка приоткрыт, а глаза распахнуты. Он понял, что то, за чем он пришёл, сейчас перед ним, реальное, как никогда.. Где-то в его душе промелькнул и тут же погас страх, что в одночасье этот сладостный момент обернется пробуждением в ледяной реальности, тоскливой и холодной. Нет, это правда. Он посмотрел на её лицо, приподнял подбородок, легко провел большим пальцем по щеке, коснулся мочки уха, затем, спускаясь по шее, едва коснулся её соска. Вторая рука откинула назад прядь серебряных волос. Её груди, такие мягкие, такие дурманящие.... Джон сжал их, достаточно сильно и жадно, они манили его, нежные бело-розовые полусферы, так идеально поместившиеся в его руках. Наслаждаясь их видом, их тактильным совершенством, он приник губами к её шее, затем опустился туда, где трудились его руки, начал целовать её соски, прижался к ним лицом, вздыхая пьянящий аромат её нежного тела.
Руки Джона больше походили на руки воина, чем на руки государя.. Они были грубыми, натруженными, но Дени это безумно нравилось. Ей нравилось, как он давал им волю, трогал, гладил, сжимал её плоть, без навеянной скромной сдержанности, отчаянно, жадно и горячо. Вот его пальцы скользнули по её талии, опустились на бедра, провели сверху вниз по гладким, как шёлк задним округлостям. Одну руку он положил на крестец, слегка погрузив палец в ложбинку между ягодицам, а второй скользнул по животу, затем ниже, легко касаясь её влажной щели. Как сладко! Дейенерис запрокинула голову назад, застонала с силой закусив губу. "Моя королева.. " голос Джона звучал так чувственно, так интимно, она даже и близко не представляла в своих самых смелых мечтах столь чарующего звука. Прикосновения его влажного языка к её соскам били молниями в её пульсирующее лоно. Она изнемогала от желания, чтобы он овладел ею немедленно.
Джон все ещё стоял пред нею одетым ниже пояса. Дени очнулась на миг, и ловко принялась исправлять эту чудовищную несправедливость. Её руки быстро расстегнули его штаны, обнажая его разгоряченную плоть. Резкое движение вниз, и вот он уже предстал перед нею нагой, её рука скользнула между его ног, прошлась лёгким прикосновением по его яичкам, по члену, сжимая его на конце. Красиво. Джон застонал. "Дени".. Затем, сделав шаг, она прижалась к нему животом, ощущая кожей жар и твердость его мужества. "Называй меня так всегда", шепнула она ему на ухо.. Руки скользнули по широкой спине к гладким и упругим ягодицам, пальцы крепко сжали их. Дени посмотрела ему в глаза, её взгляд был настойчивым, пламенным.
Она легко толкнула его в грудь, давая понять, что стоит переместится в постель, которая находилась за его спиной.
Джон вытянулся на мехах, Дени села перед ним, согнув его ногу в колене, скользнула рукой по внутренней стороне его бедра, наклонилась вперёд и двинулась ему навстречу, прогнувшись так, чтобы её груди слегка задели его член. Её волосы, спадавшие серебристым водопадом, легко касались его кожи. Джон не мог оторваться от чарующего вида её соблазнительного и пьянящего тела. Её губы приблизились к его и слились.. Дейнерис легла на его бедро. Её руки в исступлении гладили его покрытую шрамам грудь, опускаясь ниже, лаская живот, все ближе подходя к заветному месту, её губы ловили его губы, которые то и дело отрывались от поцелуя, глотая воздух..
Джон начал терять контроль, он задыхался, а сердце бешено колотилось... Он подхватил Дени, перевернул её, прижимая собой сверху. Такая маленькая, жаркая, трепешущая, она, казалось, находилась полностью в его власти. Он был очень близок к тому, чтобы проникнуть в неё, но понял что может взорваться слишком быстро. Жар и дрожь сотрясали его тело, разум затуманился. Он посмотрел в её глаза, на мгновенье замерев и пытаясь отдышаться. Такие бездонные, как океан его желания, такие светлые, как чувства, захватившие его с того самого мгновения, как он впервые её увидел. Она была, как никогда, близка ему сейчас, и его угнетенной душе больше не было одиноко и холодно.. "Это правда, любимая.." сказал он одними глазами. Мысли исчезали... Дени отвечала ему нежным взглядом, её настолько переполняли чувства, что не нашлось бы ни единого слова, чтобы можно было это выразить. Он здесь, так близко, так невероятно, и сегодня они пойдут до конца.. Сильный толчок, и он вошёл в неё, а язык ворвался в её рот. Дени издала громкий стон, её пылающая и изнемогающая плоть была наконец наполнена его плотью... Стенки её чрева сжались с некоторой лёгкой, сладостной болью.. Она чувствовала знойную пульсацию во всем теле. Этот волшебный момент их слияния, когда тела пронзило мощнейшим зарядом. Ещё толчок, ещё.. Дени извивалась и дрожала. Он двигался сильно, мощно, входя глубоко и неспешно. Настолько, насколько это было ей сейчас нужно. Он будто знал, чего она желает, читал её, слушал её сердце. Дени выгнула спину, заходясь от удовольствия. В своих самых дерзких фантазиях она не могла представить, насколько явь может быть прекраснее. Джон стонал, его глаза опьянели от страсти. С каждым движением он желал её все больше. Вкусить эту сладость сполна... Дени обхватила своими ногами его бедра, прижав его к себе ещё ближе, двигаясь в ним в одном ритме, стремясь ему навстречу. Ещё сильнее, ещё глубже. Её пальцы блуждали по могучим плечам и крепким рукам, вцепились ему в шею, растрепали его волосы, разворошив собранный пучок. Чёрные шелковистые локоны разметались в стороны, вырвались на свободу. Его широкая спина уже успела покрыться потом, делающим его ещё желаннее. Такая горячая кожа, такие сильные мышцы, что напрягались под ней. Джон оперся на руки и откинул волосы назад, жадно вздыхая воздух. Мокрая прядь чёрных волос упала на его залитое потом лицо. Глаза были полуприкрыты, а влажный рот распахнут. Дени ослабила хватку, её ноги скользнули вперед и забрались на его плечи.
Джону немедленно открылся чарующий вид их слияния. Увидев то, как он вонзается в её лоно, он словно обезумел. Он уже упорно смотрел только туда, закусывая свои губы, шипя и рыча. Завораживающее зрелище заставило его двигаться быстрее, он все яростнее толкал свой член между её бёдер. Все больше терял контроль. Дени прижала свои ноги к себе, так она ощущала его более глубоко, и это ей безумно нравилось. Её сводил с ума его вид, его стоны, шумное дыхание. Его становящиеся более жёсткими толчки..
Словно зверь, вырвавшийся на свободу.
Её груди, два мокрых от пота холмика стиснулись и колыхались в такт его движениям. Джон протянул к ним руку, проведя пальцем по ложбинке между ними..
Но нет.. Тут же он осознал, что увлёкся, потеряв возможность впиться в её губы прямо сейчас. "так не пойдёт" ... Он сделал ещё один сильный толчок, и дойдя до предела остановился и вышел. Дени сначала удивилась, но быстро поняла, чего он хочет, когда он сел на колени, и протянул ей руку. "Иди ко мне" . Она резко встала, но тут же поняла, что ноги не в состоянии удержать её, едва не упала, легко шлепнувшись животом прямо ему в лицо. Её лоно пульсировало и стонало.. Джон подхватил её стальной хваткой, обхватил за бедра правой рукой, и ловя её скользкую от пота грудь левой. Его язык инстинктивно лизнул ее живот, ощущая едко-сладкий вкус её пота. Дени посмотрела вниз, его разбухший и мокрый от её соков член находился в полной готовности, и она опустилась на него, громко вскрикнув. Прижимая рукой и давя на ягодицы, Джон все решительнее насаживал её на себя. Дени прогнулась назад, невольно показывая свое тело во всей красе. Джон подхватил её за спину, любуясь прыгающими грудями, двигаясь все быстрее и быстрее. Воздух наполнился криками и сладостными стонами, настойчивыми влажными шлепками их пылающих тел. Несколько мгновений, и жгучие искры мощно выстрелили, как из жерла вулкана!..Дени выкрикнула его имя, и тут же мощные вибрации её лона пронзили все тело насквозь, в такт бьющего внутри горячего семени...

Она не знала, как долго она просидела на нем, обвив его руками и ногами, слушая их шумное дыхание, ставшее будто бы одним на двоих.. Джон мягко провел по её мокрой спине, вызывая мурашки. Они встретились взглядом, за которым последовал нежный поцелуй. Дени увела его рукой, и вот они уже растянулись на ложе, красивые, горячие, потные, пропитанные запахами и соками друг друга..не помня себя от счастья и любви. Сладостная нега разливалась по их телам, приятная усталость проникла в их мышцы. Дени и Джон, только что безоглядочно предававшиеся страсти, теперь смотрели друг на друга самыми нежными и проникновенными взглядами. В комнате ненадолго наступила тишина..
"Я пришёл, чтобы сказать, что люблю тебя, Дени.. "
Она провела пальцем по его губам, которые ту же преобразились в самой счастливой и блаженный улыбке. Джон легко коснулся до кончика её носа, будто она была маленькой девочкой, и добавил со спокойной уверенностью : "И ты меня тоже любишь.." Она готова была расплакаться от счастья. "Да Джон. Это правда.."

***
Ветра зимы наступали, раздувая драконьи паруса, уносили корабль в беспощадные лапы самой смерти...
А двое пили жизнь из полной чаши, большими глотками. Двое говорили слова любви. Говорили долгие часы напролёт... Улыбками, прикосновениями, знойными стонами, чарующим шёпотом, криками, вздохами, взглядами, поцелуями, движениями тел..
Корабль плыл по воде, а Джон и Дейенерис тонули друг в друге, говоря обо всем на свете, смеясь и плача, лаская и целуя, вновь и вновь сливаясь телами и душами.
И это, кажется, им никогда не надоест..
 

aurelle

Лорд
Глава 2*. Пленник

- Ты уходишь, - чуть осипшим голосом прошептала Дейенерис. Её щеки пылали румянцем, сонные глаза всё ещё были хмельными от прошлой ночи.
Джон сидел на краю кровати спиной к ней, и услышав голос, повернулся. Лёгкий, наполненный нежностью поцелуй не был похож на те обжигающие действа ночью, когда губы и язык блуждали по телу, делая всё, что им вздумается. Он лёг на её плечо словно бархатистый лепесток розы. Пронзительный взгляд тёмных глаз, лёгкая улыбка. Ей так не хотелось отпускать его от себя, хотелось и дальше греться рядом, под шум стихии за бортом, легко покачиваться на волнах...
Но королевские особы должны выглядеть по-королевски. А это требует хлопот и времени. Нужно было расстаться хотя бы до вечера..
- Поверь, это последнее что мне сейчас хочется сделать, любовь моя. Но чуть позже мне будет сложно покинуть тебя незамеченным, - ласково произнёс он, вставая..
- Подожди, не одевайся, дай взглянуть на тебя.
Он стоял обнаженный, в свете утра ещё более прекрасный. Дени скользнула по мехам и встала, прижавшись мягкой грудью к его спине. Очень тёплая. Нежный поцелуй лёг между лопаток. Её маленькие руки скользнули по груди. Дени могла бы дать им волю сейчас, поступив более дерзко, но прекрасно понимала, что это отнимет у него силы, которые он не успел восполнить ночью, нещадно повергнет в сон, а утро только начиналось. Она легко гладила его грудь, живот, скользила по бёдрам, всячески избегая его самую чувствительную часть, потом крепко обняла за пояс, и замерла ненадолго, заключив в своих объятиях. Дени прижала ухо к его спине, слушая биение сердца и закрыв глаза, наслаждалась спокойной близостью его тепла. В этот момент ей не были страшны никакие враги, никакие угрозы и даже сама смерть. Дейенерис знала, что она в безопасности, пока он рядом..
Почувствовав эти трепетные объятия, обволакивающие его мягким шёлком, Джон вдруг понял, что, пожалуй, в этом было что-то материнское, истинно нежное, то, чего он никогда не знал... То древнее, данное женщине самой природой.
- Тебе хорошо со мной, я знаю.. - тихо проговорила она, расплываясь в сонной улыбке. Джон повернулся и осторожно взял в руки её лицо.
- Я никогда не был счастлив, слышишь, никогда. До тебя.
Он погладил её по волосам, уткнувшись в них носом и вдыхая невероятный запах, ставший уже таким родным.
Он думал о том, куда может привести их так внезапно вспыхнувшая любовь. Она королева, а он? Просто любовник? Впереди судьбоносная битва, и сами звёзды свели их друг с другом. Свели гораздо ближе, чем они оба могли предполагать. И ни одна сила в целом мире уже не могла заставить его, покинув эту комнату, отказаться зайти в неё вновь. Только не с ней, и только не теперь. Те слова любви, сказанные ею этой ночью, в безудержном экстазе и тихих прикосновениях, показали её настоящую. Выпивая этот сладкий напиток по имени Дейенерис, он пьянел все больше и больше, но никак не мог насытиться сполна. Его влекло к ней безоглядно с каждым вздохом. Они сплелись в своём танце воедино и оба хотели, чтобы он никогда не заканчивался...


***

- Как ты думаешь, я заслуживаю любви? - спросила королева задумчиво. Она сидела перед зеркалом, закутанная в серую шерстяную накидку, и распускала запутанные косы.
Миссандея знала, почему Дейенерис задала этот вопрос. Она только что видела Короля Севера, выходящего из её каюты. Едва он закрыл дверь за собой, задумчиво улыбнувшись, как столкнулся с нею взглядами. Оторопев на мгновение, Джон Сноу чуть кивнул и уверенно двинулся дальше без капли смущения.. Миссандея опустила взгляд, уголки её губ устремились вверх, и никакие попытки это скрыть успехом не увенчались.
- Вы заслуживаете этого более всех на белом свете. Вы наша королева.. Были ли когда-нибудь правители столь же справедливые и милостивые к жизням простых людей? Правители, у которых есть сердце.
- Сердце... Куда оно приведёт меня? - задала сама себе вопрос королева, погружаясь в раздумья.
Миссандея быстро подобрала лежащее на полу платье, обнаружив, что некоторые застежки повредились.
- Я немедленно распоряжусь подготовить Вам новый наряд. Блюда для вас уже готовят.
- Благодарю, - улыбнулась Дейенерис. - Воды, Миссандея. Вели нагреть мне побольше воды..
Девушка поклонилась, приняв указ.
- Не мучайте себя вопросами, моя королева. Очень много людей верно служат вам, но Вы одна служите каждому из них в большей мере. Такая ноша требует услады, - сказала она перед тем, как скрыться.

***


Море было спокойным и монотонно серым, когда Джон вышел на палубу. Слабый бриз приятно обдавал прохладой. Небо цвета зимы, заволоченное сплошным полотном, сливалось на горизонте с водной гладью. Пейзаж являл собой спокойствие и безмятежность.
Давос уже был на своём месте. Завидев Джона, он слегка поклонился и посмотрел на него пристально.
- Оно сегодня прекрасно... Море... После ночных волнений и нескончаемой качки я никак не ожидал увидеть его такимнаутро.
Джон едва сдержал смешок. Он совершенно не заметил никакого шторма прошедшей ночью... И он понимал, что Давос это знал.
- Верно, - чуть улыбнувшись и опустив взгляд, ответил он.
- Боги милостивы к нам сегодня. Прекрасное море. Такое пленительное и ласковое, как сон у материнской груди... Ты, видно, спал сегодня как младенец, не иначе...
Давос ухмыльнулся в усы и чуть покачал головой, уставившись вдаль..
Джон последовал его примеру, вглядываясь в безмятежность. Тело чувствовало расслабленность и лёгкую истому, которую не способны были унять ни короткий сон, ни свежая вода. Его сопровождала лёгкая улыбка, не давая угрюмости ни единого шанса завладеть его лицом.
Сегодня он был без своего грузного плаща, его волосы были распущены. Пока он был в море, ему не хотелось ничего менять.
Мгновения волшебной ночи снова и снова проплывали перед ним. Тело помнило каждое прикосновение горячих рук, поцелуи сладких губ, сплетения пальцев, движения тел.
Тонув в своих мыслях, Джон уже сиял, сам того не замечая.
- Будь осторожен, мой мальчик, - неожиданно проговорил Давос, дотронувшись до его плеча. Его голос был спокойным и тихим. - Никто не любит счастья других, особенно, если этот другой правитель. Тебя будут пытать взглядами, словами, они будут клевать тебя и рвать на куски, как стервятники. Спрячь подальше. Живи этим, храни это в душе, но не показывай никому, молю тебя. Ледяной разум, горячее сердце...
Джон внимательно смотрел на него.
- Я очень благодарен вам, - ровно ответил он.

Позади послышались неспешные шаги.
Она, он знал это.
Дейенерис шла размеренно, внимательно слушая Тириона, неумолимо приближалась к нему.
Джон повернулся, и, стараясь не смотреть на неё, кивнул, приветствуя свою королеву. Сердце атаковало грудь частыми ударами.
И вот его глаза уже застыли на её губах, скользнув вниз по её телу, поднялись, столкнувшись с её сияющим взглядом.. Джон тут же увёл их, чувствуя, как ещё сильнее заколыхался внутри его пульс..
Ни один враг, ни одна опасность никогда не вызывали в нём столько волнения!
Дени просто бесстыдно сияла от счастья, оно ослепляло всех до единого. Она даже не пыталась себя контролировать. Это просто было, как неотъемлемая часть её самой. На ней было платье светло-серого цвета, украшенное красными огненными узорами. На груди, как обычно, красовалась драконья цепь и тёплая тёмно-серая накидка, отороченная тонким белым мехом. Сияющие серебристые волосы свободно спадали по плечам, лишь две косы обвивали её голову, подобно венцу.
- Ваша милость, - любезно поприветствовал её Давос. - Вы сегодня особенно прекрасны.
- Благодарю, милорд, - улыбнулась Дени, слегка смутившись.
- Я убеждаю Её Милость больше времени проводить на открытом воздухе, - произнёс Тирион, поднимая на Джона свой взгляд. - Морской воздух полезен для здоровья... Если погода позволит, разумеется. Скоро станет совсем холодно, а пока мы ещё можем наслаждаться остатками уходящего лета.
- До Белой Гавани путь не близкий. Надеюсь, Боги будут милостивы к нам. чуть улыбнувшись, подхватил Луковый рыцарь.
- Сир Давос, можно Вас на пару слов, обратился к нему Тирион.
- Я весь в Вашем распоряжении. - Он поклонился, уводя карлика с собой.

Джон и Дени остались вдвоём. Не дожидаясь, когда их советники отойдут подальше, их взгляды встретились. Они уже смотрели друг на друга, безмолвно и не отрываясь. Они стояли, как вкопанные, не двигаясь, млели, погруженные в омут друг друга, немо, неумолимо притягивались. Их незримая связь словно проложила дорожку от сердца до сердца, ещё немного, и она бы вспыхнула ярким светом.
Они чуяли друг друга, как звери....
В небе зелёной тенью мелькнул дракон, обращая на себя пристальное внимание. Он пролетел настолько близко, что можно было разглядеть его чарующую, воинственную красоту. Чёрный пролетел следом чуть выше, он издал громкий крик, призывая брата на охоту... Отлетев подальше, от корабля, они закружили, словно в танце, рассекая туманный воздух огромными кожистыми крыльями, сталкивались, словно спорили о чём-то. Один за другим взмывали в воздух, падали за добычей на воду, и снова устремлялись ввысь, закручивая свой драконий вихрь. Джон задумчиво наблюдал за ними. Ещё недавно они казались ему не более, чем далёкой легендой из прошлого. Совсем недавно он не мог поверить, что увидит их своими глазами, но вот они уже стали частью его жизни. Её драконы, её дети...
- Ты больше не боишься их, не так ли? Промолвила, наконец, Дени. - Я никогда не верила, что кто-нибудь сможет набраться смелости и прикоснуться к Дрогону. Случайность ли, что этим единственным человеком оказался ты?
- Должен признать, что это произошло само собой, - сказал Джон с улыбкой. - Я даже не помню, о чём думал тогда. Будто моя рука сама притянулась к нему.. И нет, мне было не страшно. Разве что совсем немного в самом начале...
- И что же ты почувствовал в тот момент? - Дени слегка склонила голову на бок.
- Мне сложно описать это словами. Это был не страх, нет, больше трепет, волнение, сила. К тому же ты была рядом, а к тебе я не мог испытывать ничего кроме любви.
- Говорят, что прикосновение к дракону незабываемо. Тот, кто хоть раз испытал его, будет помнить это всегда, даже если растеряет свой разум без остатка..
- Мне никогда этого не забыть...
Джон смотрел в её глаза, не отрываясь. "Никогда, любимая, никогда. Я буду помнить тебя, даже если снова потеряю жизнь.. "
Дени улыбнулась, приняв этот его безмолвный ответ.
- Они потрясающие, - продолжал он. - В их глазах больше мудрости, чем мы можем себе представить. Пожалуй, если на свете и есть боги, то они выглядят именно так.
Джон смотрел на неё с упоением, тонул в бездонных глазах. Они пленяли его без остатка все больше и больше с каждым ударом сердца...
Дени чуть насторожилась, заметив приближающегося Тириона. Он медленно подошёл, по обыкновению крутя кубок в руке..
- Вы не находите, что они сегодня необыкновенно активны, - заговорил он, указав взглядом на драконов. - Я ещё не припомню, чтобы они так резвились. Точно дети...
- Так и есть, милорд, они ещё очень молоды. Видимо уже оправились от потери.. -ответила Дени, погасив улыбку. Её взгляд устремился в даль...
Чуть пригубив, Тирион посмотрел на Джона очень пристально. Зелёные глаза слегка сощурились, когда он отнял свои губы от вина, и провел по ним рукой.
- Вот и завершается Ваше путешествие на юг, - промолвил Тирион после короткой паузы. - Должно быть, оно принесло вам немало новых открытий.. Не так ли?
- Воистину, это так. - Джону удавалось сохранять самообладание..
- Мне интересно, каково это, - неспешно и задумчиво продолжал карлик, - побывать в новых местах нашей необъятной страны, увидеть невиданные доселе красоты, и осознавать, что снова вернёшься в свой холодный и суровый край и, возможно, никогда его больше не покинешь..
- Север мой дом, он дорог мне, как ничто другое, и я плыву его защищать. Не думаю, что мне будет скучно, - глаза Джона сузились в тёмную полосу. - Вряд ли вообще кому-то будет скучно. Грядёт война за жизнь, стоит ли думать о чём-то менее значимом сейчас? А если я выживу, то снова последую на юг за королевой Дейенерис. Если... - он стих, на миг задумавшись.
- О, ну что вы, милорд. поверьте, я даже не рассматриваю вариант, что вы погибнете или проиграете битву с Королём Ночи... Тирион бросил на него зелёный, острый, как у кошки, взгляд, слегка дотронувшись до предплечья..
Милорд. Это слово хлестнуло бичом больше прочих. Тирион никогда и ничего не бросал просто так. У Джона совершенно не было времени подумать о его нынешнем положении в мире. Теперь он Хранитель Севера, его защитник. Да, черт побери, защитник, безнадёжно влюбленный в драконью королеву...
- Напротив, - продолжил Тирион, - уверен, вы вернётесь героем, о котором будут слагать баллады, обретёте в конечном итоге покой, заведёте там... семью, детей.. Вы когда-нибудь об этом думали, наверно.
- Лорд Тирион, - резко прервала своё молчание Дени, сверкнув глазами.. - Вы хорошо себя чувствуете? Должно быть морской воздух затуманил вам голову.. - её колкий взгляд указал на бокал..
- Прошу прощения, Ваша Милость. Я вовсе не хотел.. Должно быть, это путешествие действительно немного дурманит...
- Вы говорили, что хотите собрать советников. Так вот, не стоит терять времени, найдите Вариса и подготовьтесь.
Джон молчал, уставившись на летящих поодаль драконов, когда карлик снова исчез из поля зрения.
- Тирион, однако, умеет приземлить...
- Да, умеет, и за это я его ценю...
Повисло молчание. Джону очень хотелось посмотреть на неё, но он не смел. Чудовищная неловкость, смятение и злость на себя - вот что он испытывал в тот момент.
- Это его работа - приземлять. Вот только мы сейчас не на суше, - её лицо мгновенно вспыхнуло тем будоражущим разум огнём. Дейенерис приблизилась к нему, её пальцы, мягкие, словно перья, быстро и легко прошлись по его руке. - Мы в море, Джон, и на берег сойдём ещё не скоро...
Дени произнесла это тихо, шёпотом. Она подняла подбородок, искры сверкнули из-под полуприкрытых век, она замерла, разомкнув губы и уставившись на его рот. Её голос, взгляд и мимолетное прикосновение вернули его к жизни.
О, как это сводило его с ума! Вот она совсем близко. Джону хотелось схватить её, немедленно поцеловать на глазах у всех, поднять вверх, громко крикнув: " Ты моя, только моя! "
Он смотрел на неё, едва не задыхаясь. Сердце бешено стучало.
Откуда в нем столько огня? Маленькая попытка вновь воздвигнуть ледяную броню моментально растаяла от одного взгляда. Хранитель Севера, правитель, брат Ночного Дозора или просто раб? Он знал лишь, что был полностью сражён ею.


***

Солнце чуть склонилось к закату, когда Миссандея пригласила Джона на переговоры. Снова туда, в ту самую каюту, где ещё ночью кипела кровь и любовь лилась потоком, пьянящим покрепче любого вина... Вот он снова у драконьей двери, как вчера.
Он замер на миг, в попытке убедить своё сердце стучать потише. Давос был рядом, он посмотрел на Джона, слегка кивнув. Один вдох, и рука обрела уверенность, толкнув дверь.
Дейенерис сидела за столом, на котором он заметил карту Севера и свитки с гербами его лордов. Десница и мастер над шептунами стояли за королевой, по обе стороны от неё.
Джон поклонился. Тирион вышел вперёд, оставив кубок вина на краю стола.
- Полагаю вы знаете, о чём мы хотим вас спросить.
- Я вас внимательно слушаю. - лицо Джона выражало невозмутимость.
- Есть кое-что, что беспокоит нас милорд, - запел Варис. - Как бы вам это объяснить.. С вашей присягой королеве Дейенерис статус короля Севера более не действует. Как мы знаем, в Винтерфелле объявился законный наследник Нэда Старка... Ваша сестра, которая сейчас правит вместо вас, находится под влиянием Петира Бейлиша..
Дени смотрела на Джона внимательно, но он в тот момент не смел ответить ей тем же..
- Мы знаем этого человека, как никто другой, - продолжал Тирион. Вряд ли вы осознаете всю опасность. Я верю в Сансу, но она там одна.. Ваша младшая сестра ещё ребёнок, а Ваш брат, как мы знаем, калека. Хорошо ли Вы подумали о том, как заставить Север принять ваш выбор. Чем быстрее это пройдёт, чем меньше конфликтов это вызовет, тем будет лучше для всех нас..
- Лорды Севера строптивы, - снова подхватил Варис, - а лорды Долины, последовав за вами на Винтерфелл, в некотором роде, пошли против Серсеи, что тоже можно расценить как измену. А тот, кто предал однажды, предаст и ещё. Нам нужно убедиться, что королева по прибытию будет полностью в безопасности и наша миссия не обернется катастрофой так и не начавшись... Мы все помним, что случилось с Вашим братом Роббом. Он славно сражался, но пал жертвой интриг. Вы тоже были избраны, но сами и достаточно скоро низложили корону Севера, ни с кем не посоветовавшись. В Винтерфелле сейчас Старки, но Вы, как мы знаем не совсем Старк..
Не Старк. Джон почувствовал, как земля уплывает из под ног. Одна мысль о его ничтожности удушающим комом подступила к горлу. О ничтожности перед нею в эту минуту. И вот он, никчемный бастард, стоящий перед своей возлюбленной королевой. За ней армии, у неё драконы, в ней королевская кровь. А кто за ним?
За ним она. Он избран ею. Дейенерис смотрит на него сейчас. На того, кого подпустила к себе ближе всех прочих. Смотрит с надеждой. Он должен бороться, иначе погибнет...
Джон на миг закрыл глаза, слегка склонив голову к плечу. Его кулаки сжались.
" Убей в себе мальчишку" пронеслось словно молния.. Он вдруг почувствовал, как его кровь заструилась по венам, обдавая жаром всё тело. Его лицо полыхнуло, а за спиной будто развернулись могучие крылья. Подхваченный ими, он шагнул вперёд и замер.
- Это вы не понимаете. - твёрдым голосом произнёс он, глядя на советников. - Старки вернулись домой. Это значит лишь то, что сама судьба благоволит нам. Да, я не Старк, но я волк, как и они. А когда волки собираются в стаю, никто на Севере не станет этому препятствовать. Особенно с наступлением зимы, особенно на пороге Долгой ночи и смертельной угрозы. Это сила, которая тысячелетиями хранила наш народ... Они разорвут пересмешника в клочья, загрызут и зверя побольше, если потребуется, но никогда не предадут одного из своих. - Слова, вырывающиеся из его уст, резали воздух, словно взмахи меча. Им овладела злость. - Пусть они ещё молоды, ослаблены или ранены, но наша кровь всегда сильна. Я никогда не предавал свой дом, они знают это. И мне бояться нечего.
Джону казалось, что тело чуть дёргалось под бешеные удары сердца. Хищный оскал проступил на его лице.
- Вы знаете людей, я знаю природу и нравы Севера, - с небывалый уверенностью продолжал он. - Что до статусов, то меня это пока мало заботит, вы правы. Я больше не король, но я добыл драконье стекло, обрёл союзника с армией и драконами. Убьют ли меня за это? Ни за что! Свергнут или сошлют снова на стену? Вряд ли. И если даже да, то, в любом случае, я ни за что не отступлю от данного мною слова. Я буду защищать свой народ до конца. И мою королеву. И ей решать мою судьбу отныне.
Он посмотрел на Дейенерис.
- Я верен своей клятве. Я верен королеве, и мой народ будет. У них нет выбора. Ни у кого из нас его сейчас нет. Король ночи никого не пощадит..
- Мы бы хотели убедиться, что это так, - предпринял снова попытку Тирион, - Чтобы доказать королеве свою преданность, Вы могли бы, как и положено, преклонить колено...
Нет, карлик, последнее слово сегодня будет не за тобой.
- Я уже сделал это и больше не намерен демонстрировать, чтобы доказать что-то вам. Королева знает, и это главное. Она будет в безопасности. Под защитой, моей и моего Дома. И сказать мне вам больше нечего..
Тирион и Варис молча переглянулись.
В воздухе повисла пауза.
Дейенерис смотрела на Джона не отрываясь. Её зрачки расширились.
Она встала и, обходя стол, взглянула на своих советников.
- Думаю, на сегодня достаточно. Вы свободны.
День близился к концу. Тусклый свет дня угасал, оставляя каюту королевы на волю танцующего пламени свечей. Джон стоял на месте, пока свита покидала королеву, и сделав шаг в сторону двери, был пойман её взглядом. Она улыбнулась, покачав головой. Нет, я тебя не отпускала. Миссандея быстро скрылась за пределами их мира, закрыв за собой дверь.
- А ведь ты действительно так и не преклонял предо мной колено, - улыбнувшись, заметила Дени.
- Я сделаю это прямо сейчас, если хочешь.
- Не хочу. Пожалуйста, не делай этого. Я верю тебе, я верю в нас, и мне этого достаточно.

Она приблизилась к нему, заключив в свои объятия.
- Я уверен, что любовь не требует демонстрации верности. Ты и так знаешь, что я сделаю всё для тебя, моя королева.
Она не ошиблась.
Губы столкнулись в поцелуе, вступили в свой жаркий танец, о котором мечтали весь день, расставшись утром.. Огонь разжигался в их телах, но руки Джона уже не бросались безоглядно.. В его сдержанности было нечто более сильное. Он деликатно обнимал Дени за талию, понимая, что не покинет её снова сегодня и спешить ему не хотелось. Он наслаждался поцелуем, близостью любимой женщины.
Но её руки уже вовсю его раздевали. Они настолько ловко справились с этой задачей, что Джон заметил, только когда его грудь полностью обнажилась.
- Ты не дала мне уйти. - прошептал он, отрываясь от её губ. - Не боишься, что все поймут, чем мы тут занимаемся?
- Нет, Джон..
Её руки рывком расстегнули его ремень, губы коснулись мочки уха, шепча "не боюсь", приникли к шее и двинулись вниз.
Он понял, что она собирается сделать.
Джон знал об этих ласках раньше, хоть и не испытывал их сам, ему это всегда казалось неприятным. Он видел женщину в унизительном положении, это было ему противно. Он прежний непременно остановил бы королеву, не дав пасть перед ним..
Но новый Джон стоял, как статуя. Это было её желанием, её волей, он видел это в её глазах. Они высекали искры, дразнили, пьянели, пока она, опускалась все ниже, закусывая нижнюю губу, и изгибаясь, словно кошка. Пальцы увивались следом, скользя по груди, животу, бедрам, пока не устроились на его ягодицах. Её влажные губы легко и медленно накрыли его твердую мужественную плоть, плавно двинулись вперёд, потом обратно. Тысячи молний пробили его тело, бедра инстинктивно качнулись ей навстречу. Разум затуманился, вырывая из груди стон удовольствия. Дени двигалась не спеша, легко, смакуя его член, как сладость, дразня языком и дерзким взглядом.
Вскоре она уже была не в состоянии поднять тяжёлые веки. Её руки ловко освободили грудь, расстегнув платье. Она застонала, запустив руку себе под юбку.
То, что она делала, распаляло его до безумия. Он словно ходил по лезвию, с каждым мгновением приближаясь к пику наслаждения.
Джон не мог оторвать своих глаз, любуясь этим знойным действом... Теперь он видел все иначе.
О, как он заблуждался раньше!
Эти сумасшедшие ласки, были самой сильной властью женщины. И стоя там, в её каюте снова, вкушая её поцелуи, подаренные на коленях, он чувствовал, что принадлежит только ей. Он возвышался над ней, но был управляем ею всецело. Кто он теперь? Воин, защитник и пленник. Её пленник навек.
Дени разжигала его пожаром, испарив весь лёд до капли. Мысли уносились прочь, оставляя их во власти одной лишь любви. Как сладко!
Она стонала, ёрзала, всё чаще прерываясь, чтобы вздохнуть, поглаживая себя одной рукой и терзая его другой. Она наслаждалась и томилась в своём желании..
Джон решил прекратить её мучения, когда она в очередной раз откинулась от него, издав шипение, прогнувшись и с силой сжимая обе руки. Он неожиданно подхватил её, прижав к груди.. Два стремительных шага вперёд, и она резко упёрлась в стол, что был позади неё. Свитки снесло прочь, словно осенние листья от ветра. Подол платья взлетел вверх, и вот она уже почувствовала его горячие руки быстро раздвигающие бедра. Наглые, уверенные, они сжимали её нежную кожу. Это было грубо, но безумно приятно, именно то, что нужно было сейчас. Они резко притянули её к себе. Джон стремительно проник в её сочную, горячую щель, дойдя до предела, на миг остановился, с шумом втягивая носом воздух. В глазах Дени помутнело, пальцы невольно впились в его шею. Безумное блаженство их слияния, до дрожи, до звона в ушах.. Оно захватило её настолько, что нескольких движений хватило ей, чтобы чтобы достигнуть экстаза. Она вскрикнула, тут же с силой прикусив плечо Джона, не замечая как опрокинулся вниз бокал с вином...
Рубиновые капли усыпали пол. Твёрдое дерево стола не смолкало от скрипа. Он двигался резко, мощно, постепенно ускоряясь, усиливая пульсацию её лона, с каждым толчком вознося её выше на гребне новой волны.. И она вскоре с силой ударила, расплёскивая внутри неистовое удовольствие за несколько мгновений до того, как он остановился, выдохнув её имя и изливаясь.
Джон оставался в ней какое то время, крепко обхватив руками, вдыхая запах её волос, тяжело дыша. Он не хотел торопиться, но у него ничего не вышло.. Слишком много огня на двоих.
Пламя свечей танцевало свой танец, скользя золотыми бликами по их горячим телам и лицам. Им казалось, что время остановилось...
Они уносились далеко за пределы этого мира. Куда-то, где было место счастью и любви...
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава 3*. Дети драконов


Но в мире двоих влюблённых светило солнце, шумел прибой южного моря, дул ласковый бриз. Они не чувствовали холода. Им было жарко.
И тонкая душевная, и дикая животная. Любовь мужчины и женщины, во всех её лицах, охватила этих двоих.
Маски пали окончательно. Между ними не осталось ни следа ни робости, ни смущения, ни тайн.. Они были очень откровенны друг с другом. Говорили обо всем, без конца признавались в любви, шептали непристойности, когда не помнили себя от вожделения...
Они отпустили себя на свободу. Свободу их страсти, их желаний. Очень скоро этот чарующий и безмятежный сон должен был закончиться. И они брали всё, что им позволяло это время в пути.


***


Когда Джон пробуждался ото сна, Дейенерис завладевала его мыслями полностью. Она была рядом всегда в эти моменты. С их первого совместного утра...
Он обожал её звонкий искренний смех, её дивный голос, даже когда она сердилась. Даже когда надевала на себя корону высокомерия.. Это получалось у неё всё хуже. Он смаковал её тихий шепот и стоны. Все сказанные глупости....
Он обожал смотреть и любоваться ею. Гладить и сжимать её нежную кожу, вдыхать её запах. Целовать её везде, где ему хочется. Ласкать языком, проникая в ее горячее лоно, слышать как она стонет, впивается пальцами, говорит непристойности... Она кончала от этого раз за разом, и все равно непременно требовала его в себя, распутно говоря сквозь зубы о своих желаниях..
Он обожал трахать её...
Он любил проникать в её горячую плоть неспешно, входя сначала не глубоко, чувствовать её внутреннее сжатие, обволакивающее его так сладко, до дрожи. Смотреть в её молящие глаза. Любил и вонзаться, быстро и нагло, обуреваемый желанием, забывая себя, бесцеремонно вторгаться в её владения. Доходить глубоко до предела. И она в таких случаях всегда хотела, чтобы её взяли приступом. Она, как правило, уже молила его об этом. Он обожал заключать её в крепкие объятия, зажимать полностью, овладевать ею, заставлять её кричать от удовольствия и трепыхаться под ним.
И наполнять её. Каждый раз.
В этом было что-то необъяснимое, бесконечно чарующее и истинно хищное...
Раз за разом, ночи напролет, она зажигалась и трепетала в экстазе. И требовала снова, шептала об этом, забывая себя. Ненасытная.
Такая невинная и такая порочная, нежная и одновременно сильная. Очень сильная. Огонь в чистом виде, заточенный в хрупком женском теле. Она не похожа ни на кого. Она прочная часть его жизни. Она и есть его жизнь...
И он обожал её всю.


Дени стояла, завёрнутая в его плащ.
- Мне идут меха, - спросила она чуть игриво, и слегка распахнула тяжёлую ткань. В этом грузном одеянии она казалась ещё более хрупкой и юной. Джон окончательно проснулся, когда услышал её голос..
- Тебе идёт абсолютно все, - ответил он с улыбкой, любуясь её наготой, которая в то же мгновение более полно открылась его взгляду, когда она сделала шаг навстречу.
- Куда ты смотришь? Улыбнулась она.
- На тебя. Пока ты рядом, такая сладкая, разве я могу смотреть куда-то еще?
- Я понимаю, но куда конкретно?
Она подошла к нему. Он сел на край кровати, обхватил её за ягодицы и приник губами к её животу. Влажные поцелуи раз за разом спускались ниже к её аккуратному лобочку, пока не достигли его. Привычного женского кустика у неё там не было, кожа Дейенерис была там абсолютно гладкой, как у девочки, украшенная лишь тонкой полоской светло-золотого цвета. Словно изысканная ювелирная работа. Для него это была единственная возможность прикоснуться к культуре далекого Эссоса.
- Я смотрю в твои глаза, - улыбнулся Джон, подняв голову, чтобы встретиться взглядом. Дейенерис провела рукой по его волосам.
Она смотрела на него не отрываясь, когда её глаза вдруг округлились, а улыбка покинула её. Она спокойно опустилась на его колени, укладывая свою голову на плечо. Дени мягко провела рукой по его спине и, почувствовав прохладу, тут же поделилась тёплым плащом, укутывая их обоих.
- Я так не хочу, чтобы это заканчивалось... Мы скоро сойдем на берег, - прошептала она. - И снова станем теми, кем должны быть.
- Мы и здесь те, кем должны быть. Ты мне сама это много раз говорила.
- Я так хочу тебя любить, и я люблю. Позволь мне делать это и дальше.
Джон посмотрел в её глаза пристально.
- Неужели ты думаешь, что что-то может заставить меня отказаться от тебя? Ничто и никогда. Ты слишком сильно меня поработила...
Он нежно гладил её лицо, очерчивая его овал, с трепетом, легко касаясь пальцами, проводя по скулам. Он коснулся её губ. Они открылись со вздохом, призывая к поцелую. Дени немедленно получила его. Нежный, неспешный, утешающий.
Руки Джона крепко прижимали её к себе, обвив талию, легко поглаживая по спине. Дени запустила пальцы в его волосы, её кожа покрылась мурашками. Реагируя на это, его дыхание быстро становилось шумным, поцелуи обретали дерзость и глубину. Её бедро почувствовало горячую твердую плоть.
- Знаешь, ты прав, - шепнула Дени,
отрываясь от поцелуя.
- В чём же?
- Не стоит сейчас терять времени, - игриво улыбнулась она, бросив взгляд на его налитый кровью член.
Она встала и скинула плащ. Двинулась на Джона, накрывая его лицо своей грудью и укладывая на постель. Дени прогнулась, словно кошка, встряхнув волосами и отбросив их на спину, проскользнула вперёд. Она нависла над ним, упираясь руками, её бедра остановились на его груди. Он поднял голову, чтобы поцеловать её живот, но она качнулась, уходя от поцелуя, тут же вернувшись обратно. Ещё раз, и ещё, несколько раз толкнула его, как он обычно это делал сам. Она рассмеялась, глядя на Джона и его неудачные попытки прижаться к ней губами. Он тут же отреагировал, сверкнув взглядом, и обхватил её, прижав к себе. Он прошёл языком по её животику, двигаясь вверх, прокладывая влажный путь между грудей. Её попытка снова увильнуть тут же была пресечена. Джон опрокинул Дени на спину. Серебряные волосы разметались по подушке. Он вытянул её руки вверх, и прижав их своими, приблизился к ней лицом к лицу.
- Лежать! - сказал он ей, тут же улыбнувшись и быстро скользнув языком между её губ.
Дейенерис обожала, когда он ей указывал, усыпляя её строптивость...
Руки Джона уверенно двинулись от её шеи вниз к грудям, прошлись по ним круговыми движениями, сводя их вместе. Он ощутил сладкий запах кожи, вдыхая воздух между ними, целовал и покусывал отвердевшие соски. Пальцы устремились ниже, очерчивая талию, двигаясь к бёдрам. Его глаза застыли на её нижних губках, которые чуть приоткрылись от возбуждения, обнажая налитую кровью сочную мякоть, маня его в себя. Джон слегка коснулся большим пальцем её золотистой полосочки, коснулся расщелинки, и легко, скользнул ниже, ощущая как она увлажняется всё больше от его прикосновений. Очень вкусно.
Ноги Дейенерис раздвинулись в стороны, открывая её сладость взгляду всецело. Джон двинулся по её бедрам, целуя и покусывая их внутреннюю сторону, подбираясь всё ближе к её лону. Она тихо застонала в предвкушении горячих и влажных прикосновений, но он был настроен на другое. Он быстрым и длинным движением провел языком по её сочной щели, словно зверь. И обхватив свой член рукой, решительно направил его внутрь. Дени вскрикнула от неожиданности, сжимаясь внутри от его проникновения..
Джон входил и выходил почти до конца, любуясь собой, пока не поднял на неё свой взгляд и устремился навстречу. Его лицо было довольным, он улыбался, словно мальчишка, одержавший победу в тренировочном бою... Он оперся на одну руку, проводя второй по её волосам, устремился к груди, ощущая её вибрации в такт своим движениям, чуть сжал, оттягивая сосок. Затем двинулся ниже, обхватывая округлое бедро и закинув её ногу на себя. Чтобы проникнуть ещё глубже..
Дени облизнула его нижнюю губу, почувствовав свой вкус, и слегка прикусила её. Он отреагировал жадным поцелуем, глубоко ворвавшись языком между её губ и повторяя им то, что он делал с ней своим членом в тот момент. Она подталкивала его ногой и рукой, двигаясь с ним в одном ритме, ощущая сокращение его упругих задних мышц. Она крепко прижалась к нему, словно не желая отпускать. Тесно, очень близко. Ничего кроме пота между их телами, по которому они скользили.
Безумно сладко.
Джон перехватил её рукой, обняв за плечи. Он двигался ритмично, сильно сжимая другой рукой её ягодицу и, оторвавшись от её губ, посмотрел на её лицо пристально. Словно пытался запомнить каждое его выражение. Как она теряется, растворяясь в удовольствии, как она приближается к пику, закатывая глаза. Открывает влажный рот, глотая воздух, а руки крепче сжимают его плечо и зад, царапаясь ногтями.
- Джон, - выдохнула она, - пусть это никогда не заканчивается... Слова вырывались с трудом сквозь прерывистое дыхание..
- Я так люблю тебя... - продолжала она, задыхаясь и чувствуя, как пьянеет с каждым его толчком.. - люблю... - Выгнув спину, и крепче прижимаясь к его груди, с каждым движением наполняясь неистовым восторгом. - Люблю! - Выкрикнула она, больно вцепившись в его шею, когда экстаз настиг её окончательно, сладко разливаясь внутри.. Он продолжал двигаться мощно и жадно, часто и тяжело дыша, любуясь ею, до тех пор, пока его лицо не свело судорогой, а в глазах не потемнело. В висках стучал пульс, а поясница и бедра были скованы тяжестью, которая вмиг отпустила его горячим выстрелом, с еле уловимой сладостной болью. В её пылающее лоно. Короткий миг безудержного блаженства и полнейшего счастья! Джон чувствовал, будто на миг лишился плоти, ощутив невероятную лёгкость. Словно его дух, покинул его тело вместе с семенем, растворившись в ней...
Она провела рукой по его волосам, прижав к себе, выравнивая дыхание. Она не хотела, чтобы это чувство когда-либо покинуло её. Как и он, который всё ещё находился в ней, постепенно возвращаясь в реальность.
Она поцеловала его нежно, надолго оставив свои губы на его губах, словно замерла. Их глаза снова встретились и надолго застыли, глядя друг на друга..
- Нас ждут, - вдруг проговорили они одновременно, тут же рассмеявшись..

***


- Вашу страсть крайне сложно скрыть, сказал Тирион, когда королева, наконец, дала добро на аудиенцию и приняла его у себя. - Прилюдно вы оба можете играть вполне неплохо, но звуки, разносящиеся по всему судну утаить очень сложно. Вы же это понимаете?
- Понимаю, - бросила она будто невзначай.
- Ваши крики порой пугают. И не только ваши. - Тирион усмехнулся - Джон Сноу, скромный мальчик-бастард.. Кто бы мог подумать? Сама сдержанность, воплощение Севера.. Видимо власть портит даже таких честных и одержимых долгом, как он.
- Вы намекаете, что наша связь - порок?
- Я не это хотел сказать...
- Вы думаете, что это просто похоть. А что, если это нечто большее?
- Чувства? Да, безусловно. Для таких как вы двое, это непременно они. Я ничего другого и не предполагал... Зная вас обоих, и наблюдая за вами, я точно знал, что это произойдёт.
Тирион смотрел на неё внимательно..
- И лучше бы это была просто похоть, - продолжал он. - Похоть конечна. Она радует, а потом надоедает. С ней легко расстаться и не вспоминать. Вы и сами это знаете...
Дени молчала, пристально глядя на десницу...
- Вы думаете, что такой, как я, никогда не испытывал любви? - Тирион смотрел на неё пронзительно. Он улыбался губами, но в глазах читалась истинная грусть... - Я знаю, что это такое. Какое влияние она оказывает на всю дальнейшую жизнь. Я знаю, каково это быть её рабом... - он сделал большой глоток вина. - Я знаю, что значит её потеря. И как болит грудь, из которой вырывают сердце.. Я знаю...
- Зачем вы говорите мне всё это? Мы..
- Вы сказали мы? - быстро перехватил Тирион.
- Да мы! Мы с ним смотрим в одном направлении.
- Никто не знает, чем это все обернётся. Для него и для Вас, в первую очередь. И под удар может встать не только миссия на Севере, но и Ваше дальнейшее воцарение. Вы королева, и Вы импульсивны. А он...
Дейенерис вопросительно подняла одну бровь.
- Он мужчина. И он северянин, не забывайте. И если что-то пойдёт не так, больно будет не ему.
- Больно будет обоим, - твёрдо сказала Дейенерис.
Она задумалась на миг, глядя на то, как стучала от сильного ветра оконная рама каюты...
- Я это знаю, - продолжала она задумчиво. - Но я уже ничего не могу с собой поделать. Не могу! И никто не может, если это любовь...
- Верно. И я ничего не мог в своё время... В нашем мире этому нет места, увы. Быть может, Вы сумеете построить новый..
- Не беспокойтесь. Мы придумаем что-нибудь,- решительно ответила она.
- Всё может быть сложнее, чем вы думаете.. Но я верю в Вас, иначе бы меня тут не было... И Вам нужно беречь себя.
Дейенерис молча смотрела на карлика, пока он опустошал свой кубок..
- Вы не интересовались кстати, как из Ночного Дозора он попал в короли Севера, - спросил он, испив вино до дна..
- Я знаю, как, - Дейенерис улыбнулась. - Да, милорд. Есть что-то, что я знаю больше вас...

***


Когда они встретились снова в тот день, Дени уже ожидала его у двери. Она беспокойно ходила по каюте, считая каждую минуту. Как только Джон вошёл, она прижалась к нему, словно не видела долгие недели. Он нежно обнял её, встречая её губы своими.

Она была без ума от него...
От его мужественности, сдержанности, когда он был в тягостных раздумьях. От спокойствия в нужные моменты. Она любила, когда он терял это спокойствие. И контроль рядом с нею. Любила, когда его суровое выражение лица сменялось ласковым и любящим. Любила смотреть, как он спит. И как он злится. Она обожала его голос, когда он говорил с советниками упрямо и жёстко, и нежно с ней наедине. Он словно лёд и пламя, слившиеся воедино.
Она любила его улыбку, что делала его ещё моложе. Его плечи и руки, не знающие стыда и границ. Её безумно заводила его наглость, решительность и внутренний огонь.
Много огня!
Она обожала отдаваться ему. И медленно млея, шепча его имя и признаваясь любви. И отчаянно горячо, с криками, стонами и шлепками, забывая всё вокруг. Она обожала смотреть на него обнаженного, гладить и целовать каждый его шрам, и чувствовать, будто разделяет с ним эту боль. Она обожала прижиматься к нему всем телом, трогать везде, вдыхать его запах. Обожала его член, крепкий, сочный и твердый. Любила сжимать его в руках, ласкать его ртом, и нежно, и жадно, дразня языком и дерзким взглядом, словно распутница. Любоваться им, когда он смотрит на неё свысока в такие моменты, как стонет от удовольствия.
Дени любила овладевать им сама, снова и снова, двигаясь сверху, крепко обхватив сильными ногами всадницы, не зная усталости. Любила когда он, возбудив её до невозможности, брал её сзади, грубо и непристойно, как зверь.. Драл её, словно самку, с силой ударяясь телом о тело, хватая за шею...
Всё, что было до него не имело никакого значения. Ведь рядом с ней был мужчина, способный её обуздать. И способный дать ей столько огня, сколько она хочет. Сколько он сам хочет. Снова и снова, без сна и отдыха..
Не было слов, чтобы выразить все, что она испытывала. Что они оба испытывали. Да и не нужны были слова. Их глаза не лгали, их губы не лгали.

Они быстро избавляли себя от одежды. Они делали это всякий раз, как оставались наедине. За недели, что они провели вместе на этом корабле, у них уже сформировалась такая привычка.
Холод заставил их спрятаться под покрывало, тесно прижавшись друг к другу.

- Давай не будем сейчас торопиться, - шепнул Джон ей на ушко. - Я хочу растянуть каждое мгновение из тех, что нам остались...
Дейенерис прижалась к нему, легко водя пальчиком по его груди, её глаза выглядели грустными...

- Сегодня утром я говорила с Тирионом. Он обеспокоен нашим будущим. Говорит, что чувства могут привести нас в ловушку... Ты тоже так считаешь?
Джон глубоко вздохнул, погасив улыбку, провёл рукой по волосам, уводя взгляд на потолок.
- Я много думал об этом, Дени. И к чему нас все это приведёт... я не могу дать тебе точного ответа. Я знаю только, что я не хочу жить в страхе. И не хочу тебя терять, как и свою жизнь. Я люблю тебя и не желаю тебя отпускать. И не стану. Ты моя. - Он снова посмотрел на неё.. - Впереди очень много всего.. И раньше я ничего не видел дальше победы в грядущей войне. Я никогда не думал, что у меня будет другая жизнь..
- Жизнь короля?
- Жизнь, в которой будет любимая женщина... Я знал с детства, что мне уготована другая участь, но судьба распорядилась иначе. И я не знаю... не представляю, каково это.. потому что всегда боялся об этом даже мечтать.
- Должно быть, это чудовищно.. Всю жизнь сковывать себя льдом, когда ты совсем другой по природе...
Джон молчал. Он понимал, что нового себя он пока не осознал окончательно...
- Я представляла наш первый раз многократно до того, как это произошло, - улыбнулась Дени. - Я думала ты будешь более сдержанным, а я буду постепенно топить твой лёд, пока он окончательно не падёт.. Но все получилось гораздо быстрее.
- Вся причина в тебе. Твой огонь...
- И твой! Неужели ты не замечаешь этого?
Джон улыбнулся.. Да, он замечал.
- Давос говорит, что боги милостивы ко мне.. - проговорил он после небольшой паузы.
- Давос тоже считает, что наша связь опасна?
- Отчасти, но он поддерживает меня, считая, что победить мёртвых можно, лишь вдохнув в себя побольше жизни..- Дейенерис понравился этот ответ.
- О чем вы говорили сегодня?
- О дальнейших планах. О том, какие дела нам предстоят по прибытию. За время моего долгого отсутствия в Винтерфелле столько всего произошло.. Меня ждёт встреча с Арьей и Браном. И много вопросов... Очень много. Санса правит, но многое мне придётся решать самому. Нужно собирать силы всех союзников. Она сама не справится...
- Твой брат не совсем обычный человек, не так ли?
- Бран - варг... Мне сложно это объяснить. Есть особые силы, дающие человеку способность видеть глазами животных и птиц. По эту сторону стены, пожалуй, ещё никто не использовал этого в войне. По крайней мере такого давно не было..
- Думаю, мне ещё многое придётся узнать об этом мире, - она легко пощекотала пальчиком его шею.
- Север - земли Первых людей, там властвуют свои законы. Законы Старых богов, Детей леса. Силы самой природы... Поэтому тебе, возможно, будет не так просто всё понять.
- Я быстро учусь.. - улыбнулась Дейенерис.
- Будущий мейстер Чёрного замка тоже быстро учится. Он южанин, мы вместе служили в Ночном Дозоре. Мой самый близкий друг. Уверен, что он уже что-то нашёл в древних книгах Цитадели. Какие нибудь намёки, может быть, даже ответы... Первое, что я сделаю по прибытию - отправлю ворона Сэмвелу Тарли..
Тарли? Дейнерис вдруг стало не по себе. Он никогда раньше не называл при ней фамилию друга.. Тарли, чёртовы Тарли!! Семья его близкого человека была сожжена ею! Какая жестокая ирония!
Она погрузилась в раздумья, не задавая больше вопросов. Джон почувствовал, как она отстранилась, но не смел вернуть её мысли, дав возможность побыть в себе. Дени встала с кровати, обернувшись тёплой бело-серой меховой накидкой, и уставилась в окно.
Она простояла, не двигаясь какое-то время, будто стараясь разглядеть предзакатное небо сквозь мутное стекло.
- Скажи, а ты смог бы простить мне ошибку, - заговорила она, поворачиваясь к Джону. - Я имею ввиду... Например, если бы моё правосудие коснулось твоего близкого человека... Если бы я сделала что-то, посчитав это верным, но это принесло боль другим.. Это смогло бы отвратить тебя от меня?
- Ты думаешь, я святой? - лицо Джона стало серьёзным. - Нам обоим приходилось делать выбор. И казнить. И я казнил всегда своей рукой, всегда без пощады, как меня учил отец. Как север меня учил.
Дейенерис приблизилась к нему и встретилась с ним взглядом.
- Ты думаешь, я люблю тебя за твои глаза или за роскошное тело? Или может быть за то, какая ты в постели? Вот здесь моя Дейенерис. - Он дотронулся тёплой ладонью до её груди. - Вот тут, в твоём сердце.. Мы живём в жестоком мире. Не знаю, есть ли где-то в нём справедливость. Но вот здесь она есть. В твоём мире. И то, что ты принесёшь, став королевой, сделает только лучше. Я в тебя верю. И поддержу. Ты знаешь это...
Она смотрела на него во все глаза.
Невероятно, откуда он знает все те слова, что нужны ей в эту минуту.
Она не скажет ему сегодня ничего. Она обласкает его сегодня до беспамятства, вспомнив учения своей верной Дореи.
Потому что любит его, очень любит.

- Драконы бывают жестоки. Как и волки, как и львы, как медведи. Такова их природа. Наша природа. Мы хищники, и таков наш мир, - сказала она..
- Ты дракон, придётся мириться с твоим огнем, и зубами, и шипами.. Кстати! - По лицу Джона пробежало мальчишеское любопытство. - Я давно хотел спросить, как ты летаешь на Дрогоне? Он выглядит угрожающим для такой красивой наездницы..
Дейенерис вскинула брови.
- Тебе действительно это интересно?
- Да. Расскажи мне.
- Я покажу тебе..
Дейенерис улыбнулась, скинув накидку и отбрасив в сторону меховое покрывало. Она обнажила Джона полностью, позволив ему вытянуться. Приблизилась к его лицу. Её глаза горели пламенем.
Дени приникла к нему своими губами, жадно захватив над ними власть, разжигая огонь поцелуем..
- Лежать, - сказала она, чуть оскалившись, тут же легко заскользив пальцами по его груди, двинулась ниже. Она села на его ноги, поджав их своими.
- Вот так, - коснулась мягкими пальцами его члена, любуясь тем, как он обретает нужную твердость. - Мой дракон готов...
Она чуть проскользнула вперёд, и встала на колени, готовая усесться на него сверху.
- Он покорен, - погладила пальцами его живот, - он не машет крыльями, - поймала его руки, которые устремились на её талию, отбросив их назад.
- Он спокоен, он не двигается, чтобы не задеть меня шипами.. он ждёт. - Она чуть отвела свои ягодицы назад и легко скользнула по его промежности, обхватывая член и прижимая к своему влажному лону.. Джон почувствовал заветное тепло, но не двигался, спокойно наблюдая за тем, что она собиралась сделать дальше..
- Он чувствует меня. - Дени ввела его в себя неглубоко, чуть сжимая мышцы и остановившись.
- Мы устанавливаем тесную связь... - Она двинулась вверх, качнув вперёд бедрами, плотно обхватывая его головку, и снова обратно, чуть глубже. - ..прочную связь.. - она снова двинулась вверх, сжимая его сильнее. Джон слегка охнул... - Мы с ним соединяемся душами и телами. - Дейнерис насаживалась всё глубже, легко впуская его и всё сильнее сжимаясь на выходе, покачивая бедрами вперёд и назад.. - Ближе.. Ближе..- Он проникал в неё постепенно, глубже и туже с каждым словом. Её тело двигалось словно волна.
- Воедино..- она полностью опустилась на его член, зашипев и закрыв глаза. Она глубоко вздохнула, медленно и соблазнительно проведя руками по своему телу, коснувшись сосков, шеи, поднимая свои волосы. Она замерла..
- Я устраиваюсь на нем, медленно... плавно... постепенно... - Дени чуть прихватывала его член своими внутренними мышцами, играла ими с каждым произнесённым словом, делая это чуть сильнее с каждым разом... - Он ждёт меня, мой верный! Он чувствует меня.. Он ощущает меня... Каждое... моё... движение.. - Она чуть двинулась вверх, туго огибая его член, словно кольцом. - Каждое.. каждое.. - чуть двигалась, ещё и ещё. После опустилась до предела, и, сделав бедрами круг, посмотрела внимательно на изумлённого Джона..
- Он ждёт моей команды, когда я разрешу ему сделать первый взмах, чтобы...
Она говорила это так вдохновенно, так пленительно, её глаза были хмельными.. Он был просто заворожен ею и новыми, дивными ощущениями. Она плотно обхватила его член, словно рукой, и стремительно двинулась вверх, почти полностью его выпуская:
- Взмыть вверх вместе со мной! - Оо, боги! Джон вскрикнул от пронзившего его наскозь удовольствия. Его глаза и рот широко распахнулись...
- Унести меня в полёт! - она говорила все громче, нанося свои "удары" с каждым словом. Она тяжело дышала, трогала себя, закатив глаза, прогибалась и извивалась..
- К свободе....к небу....к мечте...! - Дени вскрикнула, взмахнув волосами, сжимая кулаки.
Джон громко стонал с каждым её движением. Они отзывались мощными импульсами, расходясь от бедер по всему телу. Твою мать, Дени! Его руки вышли из под контроля. Они коснулись её, заскользив по нежной коже...
- Я ласкаю его... прикосновениями, - продолжала говорить она, уже с трудом. Коснулась его пальцев, мягко проводя по ним. Их руки вступили в жаркий танец на её теле. - Ласкаю любовью... вот так..
Джон коснулся её губ, они были горячими... Дени скользнула языком по его пальцу, чуть прикусила его и направила в свой рот. Она захватила его с силой, глубоко, жадно поглощая, словно сладость. И двигала, двигала бёдрами просто безумно..
Это было не похоже ни на что на свете. Боги! Это было влажно, горячо, туго и нежно одновременно. Очень туго и очень нежно. Она словно засасывала его член в себя, оттягивала, после давая ускользнуть. Заставляя задыхаться. Блаженные крики вырывались из его открытого рта. Джон словно умирал и рождался заново в каждый момент этого сумасшедшего действа. Его глаза закрылись.. С каждым движением она возносила его куда-то ввысь, лишая плоти, пределов, разума.
Связь с реальностью была для него потеряна окончательно, когда яркий и мощный столб огня выскочил из его тела и горячо разлился в её глубине. Его член продолжал стоять словно каменный, и Дейенерис сжимала и скользила по нему, как по оголённому нерву, высекая искры, заставляя его дёргаться всем телом. Он словно воспарил куда-то ввысь на острие своего удовольствия, к безудержной эйфории, бросив своё тело, забывая всё на свете...
Это было слаще, чем победа, это было сильнее смерти, это было жарче огня. Чистая любовь! Чистый восторг! Сумасшедшая магия неведомых миров, несущая жизнь!
Дейенерис больше не могла говорить. Она извивалась, словно танцующее пламя, кричала от экстаза, который накрывал её волнами подряд, одна за другой.. Сжимая её нутро, сотрясая тело крупной дрожью.. Она вырвалась за пределы реальности куда-то высоко! Кружила и парила, пока огонь пылающий в ней, не начал стихать..

Она медленно опустилась Джону на грудь, приходя в себя. Могут ли люди быть ближе, чем они друг к другу в тот момент? Нет!
Это было единение полное и бесповоротное. И телом и духом. В полном доверии и согласии.
И в любви.
Джон очнулся, не понимая сколько прошло времени, открыл глаза и увидел её. Дени лежала, на его груди. Её влажное лицо, обрамленное серебристым волосами, пылало румянцем... Она улыбнулась, проведя пальчиком по его губам..
- Это было... - у Джона не нашлось слов.
- Вот так, мой дракон, мы летаем с тобой вместе..
Она смотрела на него, он - на неё. Они были счастливы в этом полёте.
Они были вместе рядом. А все остальное было неважно в тот момент.
У них почти не осталось времени среди безмятежности и волн. Но дальше впереди, на твёрдой земле, они всё также были друг у друга. Рука об руку. Сердце к сердцу.
Их всегда будет тянуть друг к другу.
Они были единым.
Они любили.
И чуяли друг друга, как звери...
 

aurelle

Лорд
Глава 4. По белой земле

Вид белого, словно снег, города, открывшийся перед глазами, поразил Дейенерис до глубины души. Величественный, спокойный, сияющий. Зимняя цитадель была воплощением чистоты и морозной свежести.
Площадь набережной перед массивными вратами была пуста. Город выглядел так, словно покоился в зимней спячке.. И это делало его ещё прекраснее.
Она вдохнула холодный морской воздух и смело двинулась вниз, покидая корабль.

Джон уже ожидал её на земле. Он стоял спиной, беседуя о чем-то с Давосом. Услышав её шаги, он немедленно обернулся и протянул ей руку. Дейенерис приняла её, бросив на него свой пристальный взгляд.
Он смотрел на неё открыто. Прямо, без смущения и игры. Его глаза были полны заботы, несмотря на то, что лицо оставалось серьёзным. Он снова тот неприступный северянин, облаченный в свои суровые меха. Он снова в броне своего долга. В броне, скрывающей то пламя, что они разожгли и что горело глубоко внутри.

Она чуть улыбнулась, представив как ещё рано утром видела Джона безоружным и абсолютно раздетым...

- Нас ждут, - сказал он, окинув её взглядом.

Группа северян показалась впереди и двинулась им навстречу, как только они вошли в ворота.

Белый камень окружающей архитектуры сиял в свете утреннего солнца. Тёмными были лишь фигуры людей, движущиеся навстречу друг другу. Тёмные фигуры.. и одна белая, как этот город, среди них.

Они остановились в центре абсолютно пустой площади. Дени окинула взглядом обширную территорию окружённую строениями цвета кости, восходящими по склонам вверх к ярко-голубому чистому небу. Морозный воздух заполнил её грудь, Дейенерис восхищал вид этого северного великолепия.

Джон вышел вперёд, приветствуя главу гавани. Убелённый сединами лорд, несмотря на свой почтенный возраст, выглядел очень сильным и крепким. Высокий и широкоплечий, с волосами и бородой цвета снега.
- Лорд Мандерли, поприветствовал его Джон.
- Наконец-то вы прибыли, Ваша Милость, или...
Лицо лорда Вимана было серьёзным. В глазах проскользнуло некоторое недовольство с едва уловимым оттенком досады.
- Не сейчас, - коротко оборвал его Джон и повернулся к королеве.
- Перед вами Дейенерис из дома Таргариенов, именуемая первой, - вступила в свою роль Миссандея, - Неопалимая, Королева Андалов, Ройнаров и Первых Людей, Матерь Драконов.
Джон уловил, что внушительный титул Дени стал короче, исключив из себя её чужеземные заслуги. "Умница моя", - подумал он про себя.
Дейенерис в привычной ей манере нести себя гордо и статно, подошла ближе. Лорд Мандерли поклонился, и тут же поднял взгляд на драконов, которые стремительно слетели с небес к месту встречи и уселись чуть поодаль, по обе стороны от прибывших на корабле королевских особ. Тёмные величественные звери посреди окружавшей их белизны..
Выдержанный и стойкий северянин вмиг оторопел, завидев это чудо. Он наверняка рос на рассказах детей тех, кто ещё застал драконов до их исчезновения... Они определённо выглядели гораздо более впечатляющими, чем он мог себе вообразить...

- Вам не стоит их бояться, - спокойно сказала Дейенерис, - Мои дети не причинят вам вреда.
Дрогон чуть двинулся в сторону лорда Белой Гавани, что заставило последнего вжаться в себя ещё больше. Джон резко обернулся, бросив взгляд на дракона, и покачал головой.. Нет! Его рука быстро выдала останавливающий жест, на который огромный чёрный ящер среагировал незамедлительно. Он замер, слегка прижавшись к земле.

Аметистовые глаза широко раскрылись. Дейенерис была поражена этим маленьким, но очень смелым поступком. Коротким инстинктивным жестом её любимого, оберегающего своих подданных от опасности, и удивительной покорностью Дрогона. Она тут же подняла руку вверх, щелкнув пальцами и сделав круг в воздухе, отдала драконам команду улетать.
- Вы поражены? - спросил Джон, чуть улыбаясь.
- Не то слово, - приходил в себя Мандерли. Чуть покачав головой и проводив взглядом улетающих прочь гигантов, он обратился к присутствующим. - Добро пожаловать в Белую Гавань. Вас уже ждёт трапеза. А пока мы готовимся отправиться в путь, у вас есть возможность немного посмотреть город.

Дейенерис огляделась вокруг. Этот порт не был похож на Север, нарисованный её воображением.. В нем было немало изящных черт и деталей: лёгких портиков колонн, резьбы по песчано-белому камню, скульптур. Некая лёгкость и даже воздушность против грубости и строгости, что она представляла себе.
Дени остановилась у фонтана, столь не похожего ни на один из тех многих, что она видела прежде. Он являл собой невиданное морское человекообразное существо с трезубцем. Дивная фигура была вытесана весьма искусно, изобиловала сложными переплетениями и волнообразными формами.
- Тебе нравится? - услышала она голос Джона, прозвучавший гораздо ближе, чем следовало. Как только он оказался рядом с ней, их сопровождение продвинулось вперёд на некоторое расстояние, словно давая им возможность побыть немного ближе.
- Да. Я изумилась, когда увидела, как здесь красиво.. - ясные глаза Дейенерис сияли восхищением.
- Это самый крупный город Севера. Воды Белого ножа в заливе никогда не замерзают. Даже в самые суровые зимы.. - улыбнулся Джон. - Эта гавань имеет истинно южные черты.. Мандерли, что правят здесь, некогда прибыли с Простора и выстроили всё на свой манер.. Но тут сохранилась и крепость построенная ещё Старками...- он указал в сторону выделявшихся на общем фоне полуразрушенных стен из серого камня, которые были пронизаны корявыми ветвями огромного сердце-дерева. Они словно пылали в огне от красной листвы, как и его душа. Твёрдая и холодная душа Старка, горевшая драконьим пламенем любви...
- Волчье Логово - древнее сердце этого города, ему более двух тысяч лет. Его построил мой предок, король Севера Джон Старк.
- Джон Старк, - повторила Дейенерис, улыбнувшись. Она сжала свою руку, которая желала пройтись лёгким прикосновением по его щеке. - Волки повсюду. Вы истинные властители Севера. Я очень хочу познакомиться с твоей семьёй.
- Это произойдёт уже скоро.. - сказал Джон, пристально глядя ей в глаза. Его тёмный взгляд был полон тепла.
- Джон... - улыбка сбежала с её лица. Дейенерис смотрела на него так, словно молча молила о словах поддержки...
- Всё хорошо, любовь моя. Я рядом, и тебе нечего бояться, - тихо сказал он.
Джон любовался ею в эту короткую минуту. Белое на белом. Возлюбленная, облаченная в цвета зимы, с серебряными волосами и светлой кожей. Какой обманчивый образ. Он знал, что истинный цвет её души - пламенно-красный.
Она крепко сжала его руку, немея от желания почувствовать его объятия. Прямо сейчас, прямо здесь, посреди площади, у всех на виду...

- Я беспокоюсь о другом, - промолвил Джон, уводя её от фонтана по направлению замка.. - Путь в Винтерфелл.
- Мне не привыкать к долгой дороге и седлу. – успокоила его Дейенерис. - Я не устану, поверь. И не заскучаю, ведь ты будешь со мной. Все вёрно: ты рядом и мне нечего бояться... - улыбнулась она...


***


Величие белокаменной рукотворной красоты быстро сменилось бескрайними снежными просторами. Путники оказались во власти чарующей и беспощадной северной природы, снегов и ветров. Ясный и солнечный день незаметно уступил лиловому вечеру, танцующим огням факелов и костров, густым теням вокруг. Близилась ночь и отдых посреди зимы..

После ужина Дейенерис прогуливалась вместе с Тирионом по лагерю в надежде увидеть Джона. Он пропал из её вида почти сразу, как они спешились.. Она подошла к ожидавшему её шатру и заглянула внутрь. Большое и мягкое ложе с обилием мехов, вокруг которого были расставлены сложенные из камней жаровни с углями. Внутри было тепло. Уставшей от седла и мороза и слегка хмельной от горячего пунша Дени очень хотелось упасть туда, чтобы тотчас же забыться сном, но она не торопилась..

- Ваши покои готовы, моя королева, - произнесла Миссандея, выходя ей навстречу. - Лорд Сноу говорит, что спать поодиночке нельзя. Поэтому с Вами сегодня буду я.
Тирион усмехнулся..
- Нам всем пора отдохнуть, - сказал он. День был не прост. И мне кажется, мои короткие ноги стали ещё короче и вот-вот меня покинут.. Я не говорю про все остальные части моего несчастного тела.. – Тирион ухмыльнулся. - Пойду, пожалуй, найду Вариса.. Ведь это с ним мне, скорее всего, придётся обниматься этой ночью.
Он поклонился и быстро зашагал прочь.
Увидев, что карлик уходит, Миссандея последовала было его примеру, но Дени остановила её вопросом.
- Это он тебе так сказал? - Девушка поняла, кого имеет ввиду королева.
- Да я. - услышала она голос Джона, внезапно оказавшегося рядом с ней. Миссандея кивнула, опустив глаза, и мигом исчезла из виду.
- Прости, но то, как ночевать по пути на Север, решаю я. – сказал он с улыбкой.
- И я не смею с тобой спорить.. - покорно ответила Дени, опуская свой взгляд на его губы.
Он сделал шаг ей на встречу, уводя от света костра.
- Иди ко мне, - шепнул Джон, подхватив её в объятия, и тут же утопил её в поцелуе...
Кровь быстро заструилась по их венам, обдавая столь целительным в ту минуту жаром. Дени расслабленно покорилась его рукам. Она чуть прогнулась в спине, едва держась на ногах от усталости и того сладостного чувства спокойствия, что ей дарило его присутствие рядом...
- Я мечтала об этом весь день.. - тихо проговорила она, с трудом поднимая веки.. Её руки скользнули под его плащ, желая прикоснуться к любимому теплу, снова пробежать по каждому изгибу, и столкнулись с беспощадной неприступностью северных одежд.
- Мы не можем, любимая... не здесь и не сейчас.
- Я понимаю, – сказала она, опустив голову и мягко проведя рукой по меху его плаща. - Но это ведь не просто, понимаешь? – грустно улыбнулась она...

Он снова приник к ней губами. Джон понимал, что им обоим будет не просто... Заставить две части одного целого существовать отдельно. Он больше всего хотел, чтобы она уснула сегодня на его плече, как это было столько ночей подряд.
Они долго не могли оторваться друг от друга, потому что очень сильно привыкли к любви. Которую теперь приходилось скрывать среди зимы, в тени шатров, оставляя в морозном воздухе лишь сладкие звуки поцелуев..
 

aurelle

Лорд
Глава 5. На запах огня

Сон покинул Джона очень рано..
Это было его первое утро без Дейенерис. Единственное с того момента, когда они впервые занимались любовью. Под чёрными парусами...

Она не отпустила его в их последнюю ночь. Она опоила его любовью так, что он и не смог бы уйти... И рассвет они встречали вместе.
Джон улыбнулся, вспомнив то утро..

- Дракарис, мой дракон, дракарис - шептала она, усевшись ему на колени и легко щекоча языком мочку уха. Она ёрзала, тесно прижавшись, дразнила его дерзким взглядом. Теплая, манящая, такая родная.
Их ждали десницы и свита, а он не хотел выходить из-под её власти. Скоро люди будут вокруг постоянно, и от них будет не убежать.
Его руки безудержно тискали её груди, словно прощаясь с бархатом её кожи на неопределённое время. Скоро снова перчатки, поводья, меч и мороз, и пальцы старались запомнить каждое касание этих чарующих округлостей, насытиться ими впрок.
Она взяла своё, усевшись на него глубже, чем позволяла ситуация. Шумный вдох, и Джон ощутил волшебное прикосновение её сладости, влажно и сладко заскользившей во всю его длину. И приближая его к пику быстрее, чем следовало..
- Дени, я люблю тебя.. - слова давались с трудом, - Дени.. О..
- Я знаю, - игриво улыбнулась она, снова шепнув: - Дракарис.
Она двигалась легко и быстро, словно играла в весёлую игру. Дразнила языком и покусывала его губы, топила свои пальцы в его волосах, пока не выгнулась назад на его руках, глотая воздух и пылая от стремительно настигшей волны удовольствия. Она накрыла её неожиданно. Джон почувствовал её яркую пульсацию, передававшуюся ему тугими сжатиями. Очень вовремя, ведь он был готов взорваться в любой момент. Он тут же последовал за ней, отпустил себя на волю.. Прижал её к себе ещё ближе и приник губами к тонкой шее.

Это жаркое и пленительное действо из его воспоминаний было полной противоположностью тому, что творилось вокруг...
Тишина и безмятежность. Груз земли под ногами. Холод и пустота. Пустота без неё рядом.
Он вышел из своего шатра навстречу зиме. Северный рассвет чуть разлил по небу розовое вино, очертил тёмным верхушки деревьев.
Пока все спали, у Джона была возможность побыть наедине с собой, но ноги сами повели его к Дейенерис. Он знал, что не потревожит её сон, лишь приблизится немного...
Её шатёр был расположен поодаль от всех прочих, на небольшой возвышенности. Драконы верно охраняли её сон.
Джон очень хотел заглянуть к ней, полюбоваться ею спящей, но не посмел. Он двинулся дальше, уходя от её ночлега в сторону и осмотрел лагерь сверху с того пригорка. Было тихо и спокойно. Ни звука, ни движения. Он замер, вдохнув морозный воздух, насыщая им своё тело, чтобы заставить его взбодриться быстрее.
Краем глаза он заметил, как драконы зашевелились. Чёрный Дрогон чуть приподнял свою голову, оставаясь на месте, в то время, как его зелёный брат поднялся полностью, развернул и тут же сложил обратно свои крылья. И устремился в сторону Джона. Он сделал скачок, и притих, прижавшись к земле, чуть раздувая ноздри и внимательно смотря на человека перед собой. Он двигался медленно, словно подкрадываясь, и наконец остановился в нескольких шагах, уткнувшись головой в снег.
Джон был ошарашен. Он замер на миг, вспомнив, что, в отличие от осёдланного Дрогона, этот был более диким и агрессивным. Джон мог исчезнуть в мгновение в страхе быть испепелённым, но даже не подумал об этом. Он двинулся навстречу дракону, обнажая руку. Неспешно, но уверено, шаг за шагом, он подошёл к зеленому гиганту.
- Рейегаль... - тихо проговорил он. - Тебя ведь зовут Рейегаль.
Дракон не двигался, лишь медленно моргал глазами. Он словно позволял человеку изучать себя.
Джон коснулся его. Пальцы мгновенно вспомнили то незабываемое тепло. Твердый, словно камень и горячий, из плоти и крови. Он провел рукой по его носу, почувствовал его смиренное дыхание. Дракону явно нравились прикосновения, он слегка дёргал ноздрями.
Джон был удивлён тому, как тонко чувствовали эти звери запах. Тонкий и едва уловимый запах её поцелуев, что бережно хранила его кожа.
- Ты знаешь, что я люблю её, - тихо произнёс Джон, улыбнувшись. - Я очень сильно её люблю..
Ему было лестно, что дети Дени принимали его.
- Ты красавец...
Джон медленно перебирал каждую чешуйку внушительной драконьей брони. Изучал каждую линию, что нарисовала на нем природа. Он провел рукой по его шее, двигался неспешно и очень осторожно. Словно прикасался к нежному ребёнку.
Ему посчастливилось испытать это дважды. И может быть, боги действительно милостивы к нему.

Джон был настолько заворожен, что не замечал ничего вокруг. Время словно остановилось. Всё исчезло, не оставив ни звука. Лишь стук его сердца. Каждый выступ, каждый изгиб перед ним, как на ладони. Это были поистине волшебные мгновения, что подарило ему раннее утро. Удивительное, ни на что не похожее утро. Ведь вряд ли будет у него ещё такая возможность, вот так приблизиться к дракону и остаться с ним один на один.
Восходящее солнце золотило небо. Кожа Рейегаля сильнее отливала густо-зелёным металлическим блеском. Словно доспехи, что не успели ещё остыть после ковки..
Дракон чуть приподнялся над Джоном, переступив передними лапами и снова улёгся, опустив крыло ниже к земле. Джон коснулся его сложенной кожаной перепонки. Тёплая, плотная, гладкая. Он посмотрел наверх. Ему безумно захотелось потрогать его шипы, и абсолютно ничто не мешало ему это сделать. Он осторожно наступил на мощный сустав и двинулся вверх. Крыло Рейегаля было неподвижно, в нем чувствовалась сила и надёжность, и это давало Джону ещё больше уверенности. Ему нравилось это чувство возвышения над землёй, как подъем по мосту.
Четыре перепончатых гребня острых и устрашающих шипов протянулись от головы, увенчанной короной из рогов, простирались по могучей шее и завершались в том месте, где находился всадник. Они расступались, словно кто-то намерено затупил их и разбросал по корпусу, распределяя так, как нужно человеку. Некоторые костные выступы опускались ниже к плечу, словно стремена. Твёрдые чешуйки кожи были гладкими, но не скользкими. Драконы словно были созданы, чтобы быть осёдланными.

Дракарис. Это слово всплыло в его памяти. Нашёптанное ему нежным женским голосом, оно обладало огромным могуществом. Дракон слышал его громко, во всю ярость своей матери. Джона проняла крупная дрожь. Он представил, как она рычит команду огонь, восседая сверху во всем своём величии и красоте. Как его прекрасная возлюбленная, с нежным взглядом и мягкими руками, в момент превращается в грозную воительницу, что несёт пламенную смерть своим врагам. Огонь!
И не было в его сердце ни отвращения, ни страха. Лишь трепет перед мощью Драконов. И перед нею.

- Они великолепны, вы находите..?
Джон очнулся, услышав голос позади. И ровно в то мгновение Рейегаль приподнял голову, слегка оскалившись.
Он едва успел сбежать вниз и спрыгнуть на землю, до того как дракон поднялся во весь рост, отступил назад, и, развернувшись, стремительно понёсся к своему чёрному брату. Он задел его слегка и взмыл вверх, расправив роскошные крылья.
- Лорд Варис. - Джон поприветствовал советника и снова бросил взгляд на улетающих драконов. - Всё верно. Они просто невероятные!
- Он подпустил вас близко - вот что действительно невероятно...
Ничего удивительного, подумал Джон. Ведь он был близок с их матерью.. И Паук знал это.
- Мне не везёт так, как вам, - промурлыкал Варис, - они даже не подпускают меня близко.
- Похоже, им не нравится запах благовоний, - улыбнулся Джон.
- Нет. Дело не в этом. Они чувствуют не так, как лютоволки, или львы, и прочие звери. Они чуют кровь, нутро... Само естество...
- Я... - Джон попытался объяснить свой поступок... - Вы не подумайте... Я просто увлёкся, разглядывая его. Я знаю, что не гожусь для него.. Я волк и всегда им буду.
- Я вас понимаю, милорд. - приторно улыбнулся Варис. - И я бы не устоял. Но я не столь везуч.
Мастер над шептунами смотрел словно насквозь, и Джону сделалось не по себе от этого.
- Скоро снова в путь. Я думаю, мне нужно идти.
Он кивнул, натягивая перчатку, и поспешил удалиться...
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава 6. В стане волков

Север простирался от подножья древнего замка далеко вокруг, бело-серый, морозный и злой. Он растворялся вдали, размывая горизонты, сливая воедино две стихии.. Земля и небо Севера сомкнулись друг с другом...
Джон взошёл на зубчатую стену. Он увидел её, смотрящую вдаль.
Едва она заметила его, как тут же кинулась, обхватив его плечи стальной хваткой.
- Арья.. Наконец-то я могу тебя обнять как следует...
Он подхватил её крепко прижав к себе. Их сердца забились неистово.
Девочка не могла сказать ни слова. Она застыла в объятиях брата, прижавшись головой к его груди и закрыв глаза. С силой вцепилась пальцами в мех его плаща. И в этот момент она была истинным ребёнком, самым трепетным и искренним. Отбросив все личины прочь.
- Я так ждала тебя, Джон. Думала ты никогда не вернёшься.
- Неправда. Ты знала, что мы встретимся с тобой. - Он бережно взял ее за подбородок и посмотрел на неё.
- Верно, знала, - широко улыбнулась она. Её глаза блестели от чуть проступивших слёз. - Просто очень скучала. Очень. Ты знаешь, как...
Он знал.
Она снова приникла к нему.. Джон обнял её за плечи, провел рукой по волосам и поцеловал её в лоб. Она подняла на него свои круглые серые глаза..
Он смотрел на неё пристально, и чуть отстранив от себя, взглянул как бы со стороны.
- Ты очень повзрослела. Но..
- Леди так и не стала...
- Не стала.
Они рассмеялись. Джон именно это и имел ввиду.
- С этим сложно стать леди. - Она дотронулась до рукояти Иглы. - И с тем, что произошло со мной за эти годы. Твой подарок берёг меня. Благодаря ему я жива. Благодаря мечу и сердцу Старка. Не будь я волком, давно кормила бы червей...
Джон улыбался, смотря на неё. Они были так похожи. Родные. Волчьи дети.
- Я счастлив, что ты дома. Что снова в стае, цела и невредима. - Он пронзительно смотрел на неё теплым взглядом. Их глаза сияли...- И возможно, ты расскажешь мне, что с тобой произошло..
Арья замотала головой.
- Это очень длинная история. Как-нибудь потом. Я не стану омрачать эту встречу с тобой. - Она обхватила его плечо и снова обняла, по-детски, резко и угловато, но очень искренне.. - Расскажи лучше ты про себя.. Где Призрак? Почему он не с тобой?
Джон погасил улыбку.
- Я не знаю. Он покинул меня после того, как я...
- Вернулся оттуда?
- Верно... Жив ли он? Я чувствую что, да. Уверен, что он вернётся в нужный час. Он всегда так делал...
- По дороге на Север я видела Нимерию. - Арья смотрела на него пронзительно. - Я звала её с собой, но она меня не услышала.. Что это, Джон? Я ведь Арья Старк! Я Старк!
- Дай ей время. Ведь тебя долго не было рядом, и ваша связь ослабла.
Арья задумалась.. Она молча вглядывалась в туман...
- Смотри! - внезапно оживилась она и подпрыгнула, указывая пальцем вдаль. Драконы мелькнули в белой дымке горизонта.
- Ты наверно не думала, что когда-нибудь увидишь их.
- Вот бы посмотреть на них поближе.. - заворожено проговорила Арья. - Ты видел их вблизи?
- Видел и даже прикасался...
- Это чудо, Джон. - глаза девочки были переполнены восторгом, а сердце готово было выскочить из груди..
- И как тебе? Ты летал? - вопросы вырывались из её уст один за другим.
- Нет не летал. - Джон ухмыльнулся, вспомнив своё досадное падение в ледяную воду.. - Но прикосновения не забываемы.
- А как она летает? У неё есть доспехи? Она похожа на Висенью? Косы у неё есть.. А есть ли меч?
- Она другая, она не столь воинственна внешне.. - Джон улыбнулся светлому образу Дени в своей памяти, - она больше похожа на...
- На Рейнис! Любимицу Эйегона!
- Возможно.. Тебе лучше знать. - ласково улыбнулся Джон.
Он был счастлив видеть Арью такой восторженной. Он помнил её такой. Мысли о том, что она могла пережить, сколько насилия могла испытать, стальным капканом подступали к горлу. Пусть та Арья, какой он чувствует её сейчас, общаясь с ней здесь, на стене их дома, будет правдой... Ему очень этого хотелось.
- Как она тебе? - по её личику промелькнула дерзкая улыбка.
- Кто?
- Драконья королева. - Арья подняла подбородок, дёрнув бровями - Она ведь тебе нравится.
- С чего ты это взяла? - чуть смутился Джон.
- Она красива. И я вижу тебя... - Её тёмные глаза смотрели, будто прямо в его душу. - Ты ведь её любишь...
Он не ожидал от неё такого взгляда. И этих слов. Они хлестнули его бичом, но лгать Арье он не посчитал нужным.
- Ты хорошо читаешь по лицам... И ты права.
- Я многому научилась, - сказала она проникновенно. - А ещё я знаю тебя. И пусть ты был ещё мальчишкой, когда мы виделись в день твоего отъезда, но ты совсем другой рядом с ней. Как все мужчины рядом с женщиной, которую любят.. Я это точно вижу.
- От тебя, наверно, сложно что-то утаить.
Арья кивнула, продемонстрировав ту самую улыбку, что он хранил в своей памяти все годы разлуки с ней.
- И что же ты намерен делать? Жениться?
Джон улыбнулся, глядя на сестрёнку, провел пальцем по кончику её носа. И снова обнял её глубоко вздохнув и закрыв глаза.
Арья поняла, что он не ответит ей на этот вопрос.


***


Чертоги древнего замка укрыли собой серебряную королеву. Они были мрачными, но тёплыми, что не могло не радовать в окружении вездесущего холода.
Дени шла по коридору, скользя рукой по стенам.. Толстые, грубые, гулкие. Сколько разных красот она видела в Эссосе. Великолепную, искусную работу зодчих. Её пальцы касались и золоченых рельефов, и изысканных резных решеток, и радужный мозаики, и скульптур из камня невиданных цветов. Но именно этот строгий и мрачный замок был ей дороже всего. Винтерфелл. Его дом.
Джон вернулся сюда и, едва представив её своим сёстрам, отправил её в эти покои для отдыха. Она собиралась предстать перед советом северных лордов через несколько дней.
Как королеве, ей выделили целую башню. И это ей не нравилось. Он словно отдалил её от себя, запер в клетке. Она понимала, что это правильно, но ей было неприятно. И даже обидно.
Леди Санса, как хозяйка замка, лично сопроводила её в покои, которые были должным образом подготовлены, украшены и обеспечены всем необходимым для проживания королевской особы.
Дейенерис было неспокойно. Она чувствовала, что по прибытию ей будет сложно заполучить Джона... Всё время в пути от Белой Гавани она скучала по нему, лишь изредка получая свою малую награду в виде его поцелуев и объятий. В тени, пока никто не видел. Слова любви, которые лились потоком в постели её каюты, теперь походили на жалкие капли пересохшего в жару источника. Ей было плохо. Ей вдруг показалось, что здесь, в его замке, ей не дадут ни единой возможности побыть с ним вместе. Никогда. И её душила эта мысль... И пусть она королева, у неё не было права требовать его внимания лично для себя. Он одержим долгом, Тирион говорил. А что если он, погрузившись в заботы, забудет её?
Нет, не будет такого. Дейенерис отмахивалась от этих мыслей.
Он не сможет.
Санса улыбалась красиво, говорила деликатно и учтиво, но ни искры, ни единого лучика тепла во взгляде. Ничего кроме холода на её красивом лице.
Дени вспомнила свою первую встречу с Джоном. Неужели она, Дейенерис Бурерожденная, тогда вела себя так же, гордо восседала на своём троне на Драконьем камне и смотрела свысока? Ей, наполненной любовью сейчас, не верилось в это.
Это жестоко.
Санса встретила Джона холодно, в то время как младшая сестра, Арья, заключила его в объятия и долго не хотела отпускать. Он приподнял ее над землей и замер ненадолго. Эти объятия были настолько тёплыми, что, будь они чуть подольше, были бы способны растопить снег на много лиг вокруг.
Дени улыбнулась, вспомнив как много добрых слов она слышала от него об Арье, об их крепкой дружбе с детства. Это самый родной ему человек из его семьи. Хотя после того, что они пережили, никого нельзя было назвать равнодушным друг к другу.
Санса некогда презирала его, но именно объединение сил с ней позволило Джону вернуть Винтерфелл.
Волк и волчица. Брат и сестра. Разные, но оба хищные.
Как и Арья. Она смотрела на Дени с восхищением ребёнка, но за этим восторгом лежала некая тень. Жизнь явно научила её многому.

Десница отвлек королеву от раздумий. Он принес небольшой графин Борского Золотого вина.
- Я доставил Вам это лично. Каждая капля на вес золота, и я не мог никому доверить такую ценность, кроме самого себя..
- Лорд Тирион, - сказала Дени, не обращая внимание на его слова, - я заметила, что леди Санса оказала вам более тёплый приём.
- Не удивительно. Она ведь была моей женой.. - ухмыльнулся карлик.
Глаза Дейенерис округлились от удивления.
- Это был фиктивный брак, - отмахнулся он. - Она не была моей по-настоящему...
Тирион внимательно посмотрел на Дени.
- Не стоит переживать. Леди Санса весьма добра. Уверен, что после всего, что с ней произошло, она сумела сохранить свою душу. Она всегда это умела. Терпеть и сохранять себя. И она не может вести себя иначе. Пока не может. Как и любая женщина, когда понимает, что мужчина выходит из под её власти. Её брат теперь принадлежит вам, он ваш вассал. Он ваш. И нужно время, чтобы с этим свыкнуться. И как каждой женщине, ей непросто принять и вашу дивную красоту. Это естественно, как и для мужчин, что соревнуются за внимание дамы сердца..
- Она ведь его сестра..
- Конечно. Сестра и только. Для таких как Старки вряд ли возможны отношения более близкие, нежели братские.. И это не важно, чтобы ревновать, поверьте.
- Ей претит сама мысль того, что я здесь...
- Зима настала. Ей нужно думать о будущем, и никто не будет доволен, когда запасы на зиму могут быть уничтожены огромной армией чужеземцев в короткий срок. Она не видела того, что мы в Драконьем логове. И тем более, не наблюдала того, что творится за стеной.. Дайте ей время.
- Время...
Дейенерис погрузилась в себя..
- Вам действительно стоит отдохнуть с дороги. Впереди ещё много знакомств, и разговоров, а это непросто, я знаю.
- Вы правы, милорд. - придя в себя, вздохнула Дейенерис. - Я не смею вас больше задерживать.
Тирион поклонился и двинулся к выходу.
Она подошла к двери, чтобы проводить карлика, и, распахнув её, увидела Джона перед собой.
Тирион прочистил горло и, глянув на них обоих, уставившихся в тот момент друг на друга, проговорил:
- Замок велик, но стены разнесут звуки повсюду.
- Благодарю вас, милорд, - сказала Дейенерис, ни на миг не отрывая взгляда от Джона, и захлопнула за карликом дверь.

Мгновением позже их губы уже слились в знойном танце. Он пленял их, уводя за границы реальности.
Джон с трудом сумел оторваться от её поцелуя. Он обхватил голову Дени обеими руками и приник своим лбом к её лбу.
- Как ты?
- Я в порядке, - ответила Дейенерис опустив глаза. - Леди Санса постаралась, я ни в чём не нуждаюсь. Обо мне заботятся. Я в скором времени собираюсь покинуть башню, чтобы осмотреть всё получше..
- Прекрасно, я очень рад.
Он поцеловал её нежно, обвив её талию руками. Дени вцепилась в его шею, погрузила пальцы в его волосы, углубляя поцелуй. Он слегка прикусил её язычок, приостанавливая его и отрываясь.
Дени разочарованно закрыла глаза.
- Послушай. - сказал Джон тихо. - У меня есть предложение. Нам нужно сделать наш путь друг к другу безопасным и доступным. Нам нужно поставить у наших покоев только самых верных людей. Ты своих, я своих. Тех, кому мы доверяем. Это важно.
Дени молча кивала. Она понимала, что он прав. А она теряет голову. Её желание было очень острым, оно резало её нутро как кинжал. Он прав, прав! А она корила себя за легкомыслие.
- Я тоже очень скучаю, - ласково сказал Джон. - Мы будем вместе этой ночью, я обещаю. Не злись.
Она не могла не злиться. На себя. Она растворяется в омуте своего желания, совершенно забывая о том, что важно для него.
Дени молчала недолго.
Глубокий вздох, и она подняла на него уже нежный взгляд.
- Значит, ты обещаешь. Я буду ждать тебя, - сказала она с улыбкой и мягко провела рукой по его щеке.

Проводив Джона из своих покоев, она упала на ложе, уткнувшись лицом в мягкий мех.
Соберись, королева. У тебя есть лишь минута на грусть.
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава 7. Отблески пламени


День продолжался лёгким снегопадом. Дейенерис, наконец, могла внимательно разглядеть это явление. Как лёгкие, словно перья, снежинки ложились на ладонь и таяли, оставляя крохотные капли. Ей одной здесь это казалось чудом.
Чужеземка.
Она прогуливалась по стене замка в окружении своей свиты.
- И как вам сердце Севера? - спросил Тирион. - После дворцов Эссоса..?
- Мне нравится здесь, - ответила она, улыбнувшись, - Винтерфелл больше походит на дом. Он ближе моему сердцу, чем все красоты Залива Драконов.
- Вы не можете не признать, что несколько ослеплены, - пропел Варис в своей привычной манере. - Безоговорочно доверяя человеку, что привёл вас сюда...
- Всё гораздо проще, чем вы думаете, - промолвила Дейенерис. - Джон Сноу - очень открытый и честный человек. Я это знаю.
- С этим сложно поспорить, лорд Варис.. - заявил Джорах Мормонт, вздохнув и опустив свой взгляд.
Тирион кивнул, соглашаясь с ним.
- Бастард не может быть прост. Хотя бы потому, что мы не знаем, что скрыто за тайной его рождения, - продолжал мастер над шептунами. - Нэд Старк был прост. Это да, вот с этим сложно поспорить.
- Его отец.. - Дейенерис посмотрела на Вариса.
- Их отец. Но это поколение волков совсем другое. И берегите нас Семеро, если что не так...
- Едва ли разумно рассуждать об этом здесь, когда мы гостим в их замке. И когда мы стали союзниками. - сказала Дейенерис.
- Будьте внимательны. Осторожность никогда не повредит. - Варис прищурил глаза. - Особенно королеве.
- Это вы? Невероятно! - неожиданно воскликнул Мормонт, остановившись. - Сэмвел Тарли!
Имя брата ночного дозора резануло слух Дейенерис. Они остановились, приветствуя полного человека в чёрном.
- Ваша милость, - Сэм подошёл ближе и деликатно поклонился. - Я прибыл в Винтерфелл на подмогу Джону... Хранителю Севера. И я готов служить ему верно, как и всегда.
- Вы должны быть в Цитадели, насколько мне известно. На вас очень рассчитывают, - строго заявила Дейенерис.
- Уверен, что моё место здесь, - он учтиво поклонился. - Я прибыл с важными вестями. К тому же в Цитадели несколько иначе относятся к белым ходокам. Как к мифу. Они живут в своём мире, считая, что их не касается то, что творится за Стеной. Я думал, быть мейстером - великая честь. Но я ошибся.
- Но вам, должно быть, дали выковать ваши первые звенья? - улыбнулся Джорах. Он посмотрел на Дейенерис. - Ваша милость, перед Вами человек, излечивший меня от серой хвори. Он мой спаситель..
Дени молчала. Она посмотрела на Тириона, и увидев, как сверкнули ей в ответ его зелёные глаза, почувствовала подступающую тошноту...
Ещё один удар. Она не ожидала.
- Мне нужно поговорить с Джоном, - сказал тихо Тарли.
Дейенерис молчала...


***


Зал, где обычно собирался шумный совет северных лордов, был пуст. Огонь очага согревал его. Холодный отсвет северного неба нарушался беспокойным движением пламени. Оно отливало золотыми бликами на роскошных медных волосах леди Винтерфелла.
Огненный цвет осени - холодный лик зимы.
Она стояла у стола недвижно, как статуя. Величественная, задумчивая, прекрасная.
- Нам многое нужно обсудить с тобой, Джон. - Её голос отразился в сводах чертога, нарушая тишину, когда её брат почтил её своим присутствием.
- Лорд Бейлиш покинул тебя, как я вижу?
- Его больше нет. - Санса смотрела на Джона внимательно. Он понял, что произошло, глядя в бездонные глаза сестры. - Он пал от руки Старка за предательство. За то, что плёл интриги за моей спиной, пытался натравить нас с Арьей друг на друга. И не только. Он много, чего натворил, напустил довольно бед на нашу семью... Но к своему сожалению, он не знал, что мы уже не глупые волчата, какими были когда-то. Особенно Бран. Он знает сейчас очень много. Даже больше, чем нужно.
- Кто сделал это? Ты?... - Джон замер на мгновенье. Он догадался. - Арья. Это была она.
- Да. - спокойно ответила Санса. - Я вынесла приговор, а она его исполнила. Тем самым кинжалом из валирийской стали, что чуть не лишил жизни Брана. Что покалечил мою мать и был приставлен к горлу нашего отца. Это было прямо здесь, в этом зале, на глазах его лордов.
Винтерфелльские волчицы. Его проняла дрожь. Не от страха, скорее от восхищения. Джон видел, как их стая крепнет. И это его радовало.
- И что с Долиной?
- Лорд Ройс поддержал нас. И Робин поддержит, он ведь наш кузен. Они будут здесь на совете...Она провела пальцами по столу, посмотрев на свою руку. - Меня беспокоит другое. - снова подняла на него взгляд. - Это ты, Джон...
- .. и моя присяга, я полагаю?
- Лорды не довольны. Они присягнули тебе, как королю, а ты низложил свою власть и подчинился ей.
- Я должен был это сделать. У нас был выбор?
- Я их понимаю. И я не представляю, чем мы будем кормить многотысячную армию? В наших лесах не найдётся столько зверей, Джон. Ты же не думаешь, что они питаются ничем?
- Мёртвые питаются ничем. Тебе бы тоже следовало взглянуть на то, что мы видели за стеной недавно. И нас всех это ждёт, если мы не победим их. Доверять друг другу, Санса. Ты помнишь?
- Мы все доверились тебе. А ты сбежал на Драконий Камень, рискуя жизнью, и пропал. И ты здесь сейчас, но не с нами. Думаешь, я не вижу? - она подняла брови. - И её власть над тобой несколько иная... Ты не скажешь мне, чем она тебя покорила? Не только драконами, это очевидно...
На лице Джона проступила злость.
- Не смей так говорить со мной. - Он смотрел ей в глаза. - Что с тобой? Ты будто не в себе. Мы же на одной стороне, Санса.
- Ты не понимаешь, что мне приходится выслушивать, - прорычала она сквозь зубы настолько, насколько ей позволяла её благовоспитанность.. - Наш дед и дядя погибли от рук безумного короля, а ты притащил его дочь. От интриг Ланнистеров моя мать и Робб были жестоко убиты, а ты договорился с Серсеей. И, о боги, теперь мы ожидаем их армии у ворот нашего дома... - она сверкнула глазами. - Твоя королева милостива к тебе.. Я вижу это. А будет ли она милостива ко всем остальным?
- Да, будет. - Твёрдо отрезал Джон. - За Дейенерис следуют люди, потому что они сами её выбрали. Она освободила тысячи рабов, она не стала жечь Королевскую Гавань и последовала сюда, на Север...- он смотрел на неё жёстким и упрямым взглядом. - Я не желаю больше ничего слышать. Когда сюда придёт армия ночи, никого не будут волновать кланы. Будь ты Ланнистер, или Старк, или Таргариен, не важно - враг беспощаден! Я сделал всё, что нужно. Добыл стекло, из которого можно сделать оружие, привёл армию с драконами, чтобы защищать наш дом и наш народ... И ещё, скажи спасибо Тириону.
Он отвёл свой взгляд.
- Тебе грозит опасность, Джон. Все говорят о том, что ты сам отдал свою власть. Что Бран теперь тут главный. А он очень изменился.. Ты видел его? Да он же не в себе... Он пропадает целыми днями в богороще. Он с нами и не с нами, и чаще всего ведёт себя так, словно ему никто не нужен... Прости.
- Ты устала, - он взял её за подбородок. Его лицо было ровным. - Тебе нужно отдохнуть..
Джон заметил Дейенерис, она показалась в дверях со своей свитой. Тирион и Варис следовали за ней.
- Прощу прощения, мы вовсе не хотели вас потревожить, - сказала она, остановившись.
- Всё в порядке, Ваша милость, - спокойно проговорил Джон, переводя взгляд на Сансу. - Мы уже закончили наш разговор.

Леди Старк приосанилась и легко улыбнулась, глядя на Дейенерис.
- Вам угодно что-нибудь ещё? Я распорядилась приготовить купальни с гостевом домике, чтобы вы могли отдохнуть.
- Благодарю вас, миледи, - мягко ответила Дени, давая понять, что ей ничего от неё не нужно.
Санса кивнула и уверено двинулась в выходу, едва не столкнувшись в проёме с упитанным братом Ночного Дозора.
- Сэм? - Джон замер, завидев друга. - Ты должен быть в Цитадели. Твоё место там. Ты нашёл ответы?
- Не так много, как мне хотелось бы.
Джон улыбнулся, приобняв друга, и похлопал его ладонью по спине.
- Я очень рад, что тебе удалось что-то выяснить. Это очень ценно сейчас, когда иные ближе, чем когда-либо, - лицо Джона в момент стало серьёзным. - Их тысячи, Сэм, мы все это видели. Грядет страшная война. И знаний нам не хватает так же, как и сил...
- Мейстеры не поддержали меня, когда я воззвал к помощи. Они решили, что это шутка, но мне удалось кое-что умыкнуть с собой. Это всё, что я мог сделать. Я уверен, что моё место рядом с тобой, Джон. Есть кое-что, что я должен сообщить тебе.
- Я думаю, что нужно будет обсудить это всем на совете. Мы все должны знать...
Сэм внимательно смотрел на друга. Джон улыбнулся, обхватив ладонями его покатые плечи.
- Я рад тебя видеть. И я рад, что ты рядом. Как тогда, помнишь...
- Я помню...
Сэм подозрительно затих, он посмотрел на Дейенерис и опустил взгляд.
- С тобой всё в порядке?
- Не совсем. - Сэм дернул носом. - Мой отец. И Дикон. Они мертвы.
Джон всегда ненавидел Рэндилла Тарли, но он знал, что Сэм любил младшего брата.
- Они пали по пути из Хайгардена в Королевскую Гавань. Прости, что говорю тебе все это. Я не знаю, что больше мне противно, что отец нарушил слово, которое всегда держал, и предал своего сюзерена, или то, что наш род лишён последнего наследника...
- Мне жаль, Сэм.
Тирион сглотнул и закрыл глаза.
Тарли смотрел на Дейенерис. Её нутро словно схватили железными руками..
- У них был выбор, - ровно проговорила она, едва держа себя в руках. - Они его сделали. Мне очень жаль, что это коснулось вас лично.
Джон молчал.
Джорах Мормонт смотрел то на Сэма, то на Дени. Тарли поймал его взгляд.
- Сир Джорах, позвольте мне осмотреть вас. Мне важно это..
- Почту за честь, - улыбнулся Мормонт, понимая, что сможет прекрасно разрядить обстановку. - Он повернулся к Дейенерис, и поцеловал её ладонь, взяв её обеими руками. - Моя королева, позвольте мне вас покинуть.
Дени кивнула.
- И мне, если не возражаете, - подхватил Тирион. - Любопытно будет посмотреть на чудо своими глазами. Пойдёмте, Варис, презанятнейшее, наверно зрелище..
Они скрылись, оставив Джона и Дени одних.
Она молчала, не смея поднять на него свой взгляд, а он, напротив, смотрел на неё пристально.
- Джон... - её губы были бледными. Они прошелестели: - Мне очень жаль, прости..
- Тебе не за что просить у меня прощения. Я сделал бы то же. Это война. И я всегда презирал старшего Тарли за то, что он сделал со своим настоящим наследником...
Она подняла свой взгляд. Джон смотрел на неё внимательно.
- Я не один здесь, кто в тебя влюблён... Сир Джорах...
Дени замотала головой.
- Но я его нет... Он был моим верным советником, он всегда доблестно служил мне. Я никогда его не любила. И никого не любила до тебя. Никого никогда до тебя...

Джон обнял её, вдохнув запах её волос.
- Мне надо идти, - прошептал он.
Их взгляды встретились. Он улыбнулся, бережно проведя большими пальцами по её щекам.
- Я помню, что обещал тебе сегодня ночью...
 

aurelle

Лорд
Глава 8. Тёмная вода

Солнце клонилось к закату. Заволоченное плотными облаками оно не несло ничего, кроме тусклой серости. Тени деревьев окутывали богорощу тёмным полотном. Лишь белое сердце-дерево сияло среди них. Его красные листья проступили, как капли крови, на мрачном фоне.
Джон увидел одинокую фигуру, сидящую в странном кресле.
Это он. Тот самый умирающий мальчик, что лежал тогда в постели, когда он видел его в последний раз. Джон подошёл к нему, он посмотрел на него. Знакомый лик, только чуть старше, бледная кожа, тёмные волосы. И тёмные глаза...
- Бран. - Джон опустился на колени и крепко сжал его руку.
- Джон.. Ты вернулся. - Бран положил свою руку сверху на его.
- Это чудо, что ты жив...
- Это стоило нескольких жизней. - Тихо и ровно сказал Бран. - Но это стоило того. Я теперь связан с богами, а боги всегда требуют кровавых жертв.
Джон был изумлён холодным тоном. Он и правда не в себе.
- Ты вернулся домой в нужный час. Боги милостивы к нам. И твой дар дан тебе не случайно.
- Я вернулся, чтобы исполнить то, что должен. Винтерфелл теперь мне не дом. У меня теперь вообще нет дома. Я везде и нигде.
Джон молчал, глядя в глаза брата. Он был словно пустой оболочкой себя прежнего. Санса была права..
- Ты видел Короля Ночи?
- В последний раз тогда, у Восточного Дозора. Когда вы были там. Я помню пламя и кровь дракона. И больше ничего. Теперь всё скрыто от моих глаз, как будто меня не пускают. Все окутано тенью. Я словно рыба в мутной воде.
Джона передёрнуло. Чтобы это могло значить?
- Я ещё не всё могу, - продолжал Бран. - И Джон... ты должен знать... Король ночи тоже варг. И он сильнее меня.
- И мы ничего не знаем о том, как его уничтожить. Сможем ли мы? Его сила... - Джон закрыл глаза, прижимая кулак ко лбу, - она превосходит человеческие возможности. Мне нужно знать. Можно сокрушать мертвецов тысячами, но это ничего не даст, пока он жив.
- Ответы будут. Я всегда нахожу их. Пусть и не сразу.
Джон был мрачен. Он стоял неподвижно, погрузившись в себя.
Бран смотрел на лик чардрева.
- Есть ещё кое-что, что ты должен знать. Но сейчас не время, - он повернулся к брату. - Тебя ждут...
Джон понял, что он знал.
- Вам нужно быть ближе друг к другу. - Бран пронзал тёмным взглядом насквозь. - Ваша связь с ней начертана самими Богами, вам нужно её беречь. Мы увидимся позже.. Иди.


***


Джон был без сил. Он был опустошен. И холоден. И ему не хотелось ничего.
Джон обещал ей, что придёт. И он дал себе время, чтобы очнуться, призвав на помощь горячий источник Винтерфелла.
За окном стемнело. В купальне было тихо. Ни звука, лишь редкие всплески воды. Он сидел неподвижно, пламя факелов танцевало в зеркальной глади воды, отражалось в полированных стенах небольшого бассейна из огромных тёмных камней, уложенных плотно друг к другу и заботливо скруглённых по краю борта.
Было тепло, даже жарко. И телу было очень хорошо. Вода ласкала его, снимая усталость в мышцах, окутывая приятной негой.
Джон знал, что в её объятиях и его душе станет легче, но едва ли он мог подарить сейчас ей тот огонь, что ей был нужен...
Время, требовалось немного времени.

Дверь скрипнула и захлопнулась. Белая фигура показалась в тени.
- Я собирался к тебе, но ты пришла сама... Ты опередила меня...
Джон улыбался устало. Он смотрел на неё, прислонившись головой к стенке ванны.
Дейенерис скинула сапоги и лёгкой, едва уловимой поступью двинулась к нему. Она шла босиком, её шубка была распахнута. Через тонкое шёлковое одеяние под ней были видны волнующие изгибы её тела. Белый мех соскользнул вниз, она неспешно подошла к краю.
Дени смотрела на него молча. Потом медленно потянула за пояс, и развязав его, скинула тонкую, словно паутину, одежду на пол, обнажив себя полностью. Ни слова. Лишь тяжёлое дыхание.. И звуки шагов босых ног по тёплому камню. Дени подошла к небольшому чану с ароматным настоем, что любезно был оставлен для неё верной Миссандеей. Она подвинула сосуд ближе к тому месту, где сидел Джон, поставила рядом небольшую чашу и не спеша обойдя по борту, направилась вниз по ступенькам в парящую теплую воду. Тёмная, чуть зеленоватая, она окутала её ноги полностью, слегка прикрыв то, что было между ними..
Дени почувствовала, как нижний слой воды движется по её стопам. Она удивилась, Джон это понял.
- Это горячие источники, что питают теплом весь замок, - спокойно пояснил он. - Благодаря им вода здесь всегда остаётся чистой. Они текут потоком постоянно.
Дени медленно подошла к сидящему Джону. Её лицо было спокойным.
- Почему ты молчишь? - спросил он.
Она положила свой палец к его губам.
- Я думаю, разговоры излишни сейчас, - шепнула она. - Ты можешь говорить, но я буду лишь слушать тебя. Позволь мне пообщаться с тобой без слов.
Джон закрыл глаза, с шумом выдыхая воздух.
- Прости, что видишь меня таким сейчас... Этого не должно было случиться. Так много всего... Очень много всего.
Она уперлась коленями в его ноги и замерла.
Дени внимательно смотрела на Джона. Она изучала глазами каждую черту, каждое выражение его лица. Дыхание, движения век и бровей, каждый взмах ресниц. Каждый взгляд.
Она легко дотронулась кончиками пальцев до шрама у глаза. Медленно провела по нему. Осторожно, изящными и плавными движениями кистей рук, заскользила по его лицу, мягко касаясь его бровей, щетины, скул, уводила прикосновения выше к вискам, нежно гладила мочку уха. Она осторожно дотронулась горячими губами до шрама над бровью. Один за одним поцелуи опускались ниже, легли на закрытое веко. Потом на другое. Она провела пальцем по его губам.
Джон открыл глаза. Дени держала в руках маленькую губку. Она намочила её и легко коснулась ею его лба, медленно провела вниз по овалу лица, затем повторила то же с другой стороны. Затем по центру, снова и снова гладила его лицо, омывая его водой едва уловимого горько-солёного вкуса.
Веки Джона снова сомкнулись. Слова пропали. Он не желал нарушать эту магию. Под свет факелов и свечей, под лёгкий плеск воды. Вкушать её прикосновения, наполненные заботой.
Никто и никогда не делал для него такого. Лишь его королева.
Дени наполнила бронзовую чашу травяным отваром. Она мягко провела рукой по его волосам, слегка наклоняя его голову назад и медленно вылила тёплый настой на его волосы, делая это очень осторожно, запуская пальцы в его чёрные локоны. Она старательно перебирала прядь за прядью. Джон смотрел на неё. Её лицо было сосредоточенным и серьёзным. Он улыбнулся тому, как усердно она это делала.
Его отпускало.
Она снова наполнила чашу, взяла губку и смочила её в отваре. Держа бронзовый сосуд в одной руке, второй провела по его шее, двигаясь от подбородка вниз, проходя по ключицам и плечам, опускаясь на грудь легко касаясь шрамов у сердца, что скрывались под водой. Ещё и ещё, уделяя внимание каждому участку его кожи. Он замер, обласкиваемый ею. И в сердце приходил покой.
Джон был заворожен. Чём он заслужил такое? Никогда не знавший любви матери, он получал её от Дейенерис сполна.
Он взял своей рукой её руку и освободил её, перехватил чашу из другой. Он коснулся её плеча, чуть сжимая пальцы и слегка отстраняя её от себя, давая ей чуть прогнуться в спине. И медленно вылил настой на её грудь. Под её глубокий чарующий вздох. Тёмная вода заструилась по светлой коже, наполняя воздух горько-сладким запахом трав. Бронзовая чаша пошла ко дну. Джон упустил её, устремив свою руку к телу Дейенерис. Он коснулся гибкой шеи, медленно провел между увенчанных твёрдыми сосками полусфер груди, двигаясь вниз по мокрой коже. Затем снова наверх, легко задевая пальцем её сосок, касаясь ключицы и обхватывая плечо. Она раскрыла свой рот, закатила глаза, чуть склонилась набок и начертила волосами по воде позади себя дугу, прогибаясь словно кошка. Затем выгнулась назад ещё больше, погружая серебро своих волос в воду полностью, и поднялась прямо, и посмотрев ему в глаза.
Розовые губы Дени были влажными, они разомкнулись, вдыхая туманный воздух. Мокрые волосы блестящим атласом легли за спиной, обнажив её чудесные ушки. Её покрытое испариной лицо пылало румянцем, а глаза сияли из-под полуприкрытых век. Сияли подлинной страстью.
Джон обхватил её за талию, приманив к себе. Её ноги обвили его вокруг пояса. Он прижался лицом к её горячему телу, вдыхая его ароматы, скользнул языком между её грудей, почувствовав терпкий вкус трав и соленую горечь воды. И сладость. Дурманящую сладость её кожи. Он коснулся губами её шеи, тяжело дыша, ловил губами её губы, чуть покусывая их. Они сводили его с ума. Она ответила ему поцелуем, врываясь языком в его рот глубоко, крепче прижимаясь к нему мягкой грудью.
Джон обхватил её сильнее, встал на ноги и повернулся, прижимая её спиной к обтекаемому борту ванны. Дени почувствовала, как сильно он её желал. Как он прижал её всем телом, заключив в крепкий плен. Как пылало огнем его мужество у самого её лона.
Они целовались, как бешеные. Терзали раскрасневшиеся губы друг друга. Стонали, нарушая туманную тишину купальни. С силой впивались пальцами в кожу. Они встретились глазами друг с другом на миг и замерли, молча признаваясь в любви.
Джон медленно опустил её на свой член, с шумом вдыхая воздух и чувствуя, как его глаза убегают наверх под тяжёлые веки. Он замер, войдя полностью, очарованный этим первым проникновением, тесно и сладко обволакивающим его. Она смотрела пьяными глазами, распахнув свои губы. Такая влажная, сладкая, бесконечно манящая. Он толкнулся неспешно, растягивая удовольствие, проникая глубоко в её чрево. Ещё раз. И ещё..
Дени обвивала его ногами, касаясь пятками упругих ягодиц, хватая его за широкие плечи, покусывая шею. Он толкал её, крепче впечатывая в каменный борт, пронзая её своей горячей плотью. До конца.
Она упивалась наслаждением, его ароматом, его силой. Она горела любовью, и страстью. И желала его больше и больше с каждым толчком.
Ещё, любимый, ещё... и пусть это длится вечно!
Она выгнула спину, запрокинув голову назад, скользя мокрыми волосами по теплому камню. Её нежные груди колыхались, ощущая его горячее шумное дыхание..
Водная гладь была безнадёжно нарушена от резких движений. Тишину пронзали частые стоны и влажные шлепки мягкого тела о твердый каменный борт. Она не чувствовала этого, лишь его внутри себя.
Они соединились воедино, растворяясь друг в друге под стук пламенных сердец. Под движения горячей плоти.
Вздохи и стоны отражались от воды, от каменных сводов, звенели в туманном воздухе. Она так скучала по нему там, среди зимы. И вот он здесь перед ней, такой горячий и мокрый, такой соблазнительно прекрасный. Он в ней, он двигается славно. Ритмично и сильно, как надо. Он доводит её до безумия своими толчками. Чтобы излиться в неё горячо. И она, это точно, удержит в себе всё до капли...
Экстаз пронзил их одновременно, высекая тысячи искр, бегущих по телу внутри и снаружи, струящихся по венам, бьющих пульсом под тяжёлыми веками. Они утолили жажду друг друга кубком медового удовольствия.
Одним на двоих.
И ничто не может быть прекраснее в мире, чем это. Ничего сильнее, чем это, в мире нет.
Как и не было людей счастливее, чем двое в той тёмной воде, в тёмной комнате. Мокрые, красивые, жадные до любви..

Дени подняла голову, нежно улыбнулась, откинув от его лица мокрую прядь волос. Он ещё тяжело дышал, приходя в себя. Она скользнула наверх, оперевшись руками на борт и вылезла из ванны. Джон повернулся к ней спиной, отбросив голову назад и закрыв глаза. Она быстро обернула свои волосы белой тканью, и упав перед ним на колени, нежно поцеловала в губы.
- Я уйду первой, - тихо произнесла она. - А ты останься ещё. Тебе нужен отдых...
 

aurelle

Лорд
Глава 9. Останавливая время

Время летело стремительно. Оно было беспощадно с её сердцем. Забирая его у неё. Полностью отдавая его в руки грядущей войны.
Повсюду постоянно кипела работа. Ковались мечи и доспехи, копья и стрелы оснащались наконечниками из чёрного драконьего стекла. Дейенерис наблюдала за этим с галереи, прогуливалась по двору. Замок готовился к прибытию знаменосцев, лордов Севера, перед которыми ей следовало предстать...
Она почти не видела Джона целых два дня. Редко по делу, или ещё реже для нежной улыбки. Он постоянно пропадал в оружейной и в кузнях, с подданными, советниками, сёстрами, невесть где ещё...
Он пришёл к ней лишь прошлой ночью, уставший, едва держащийся на ногах, утомленный делами и холодом, разморённый горячей ванной.
Дейенерис помнила, как они могли заниматься любовью на корабле ночи напролет, а порой и не только, и выглядеть при этом бодрыми целый день, чтобы следующей же ночью снова тонуть в омуте страсти, оставляя на сон ничтожно мало времени.
Но подготовка к войне выматывала Джона полностью. Его слегка покачивало, когда она открыла ему дверь. Он упал на её ложе, не раздеваясь. Она прижалась к нему, слушая его рассказы о прожитом дне, которые быстро стихли.. Он гладил её по волосам и пальчикам, борясь с подступающим сном. Она нежно целовала, трогала ладонями его лицо и волосы. Позволяла ему быть собой. Позволяла ему быть уставшим и уязвимым... Она дала ему уснуть, ничего не требуя взамен.

Джон проснулся рано, едва забрезжил рассвет. Просторная комната Дени освещалась тусклым и холодным светом. Снова было пасмурно, низкие тучи давили на замок, не оставляя скупым зимним солнечным лучам ни малейшего шанса пробраться в окна.
Джон обнаружил, что полностью раздет. Видимо, он очень крепко уснул, что даже не заметил, как лишился одежды... Она обнажила его спящего, с заботой укутав их вместе тёплым меховым покрывалом.
Дени спала рядом, абсолютно нагая. Её рука касалась его плеча. От неё исходило тепло, такое пленительное, такое родное. Он и она снова друг с другом на ложе. Двое влюблённых.
Бастард и его королева.
Они снова встречали утро в одной постели. Точно, как супруги.
Он проснулся с ней рядом, как просыпался тогда. Столько ночей подряд. Они очень привыкли к этому, и редкая возможность повторить то волшебное мгновение была поистине драгоценной.
Он поцеловал её плечо, провел легко своими пальцами по нежной коже.
Джон очень любил пробуждаться рядом с ней. Тогда, в пути, после знойных действ и зрелищ ночью, утро всегда казалось воплощением невинности. И вот он снова любовался ею, переполняясь нежностью, как к самому прекрасному, чистому созданию...
Он часто в такие моменты думал о том, что хотел бы, чтобы она была только его женщиной. Одной на всю жизнь. А он единственным её мужчиной. Чтобы он взял её в жены юной девочкой и сам лишил её девственности.. Чтобы они вместе познавали любовь, разжигали желание и страсть друг друга. Чтобы она носила во чреве его дитя... Как жаль, что этому не бывать никогда.
Когда Джон думал о том, кто был с ней рядом, и что с ней делал, ему становилось не по себе. Его жгла ревность, едкая и глупая. Он никогда её не спрашивал об отношениях с мужем, о том, что она пережила, зная, что ни ей, ни ему эти разговоры не будут приятны..
Как и не желал он думать о том, что будет после. Пока она рядом, пока жаждет его рядом, любит и горит от страсти к нему. К нему, к бастарду, чьё имя Снег.
Дейенерис изменила его навечно, и волею судьбы, она с ним рядом в эту минуту.

Джон чуть приподнялся, желая выскользнуть из постели, исчезнуть, не потревожив её сладкий сон. Но был остановлен весьма уверенным движением её маленькой руки. Дени неожиданно резко сжала его плечо, властно прижала его ладонью обратно к подушке.
Мгновением позже её глаза открылись, и она улыбнулась.
- Разве я тебя отпускала? - проговорила она сонным голосом, легко касаясь пальчиком его губ. - Ты же не думаешь, что я отпущу тебя просто так.
- Сегодня совет...
- Успеем..- сказала она, улыбнувшись.
Как много обещало это слово. Оно обещало остановить время, чтобы дать им испить глоток сладкого, как мёд, чудотворного счастья. Она его не отпустит ни за что, пока они не займутся любовью. Джон точно это знал. И он, определённо, не был против..
Дени прижалась к его плечу мягкой грудью, тёплой, даже горячей после сна. Прильнула к нему и млела, постепенно пробуждаясь. Он чуть приобнял её, закрыв глаза, отдаваясь на волю её ласковых рук, которые медленно приступили к действиям на его теле.
Она легко, даже робко, поглаживала подушечками пальцев его грудь и живот. Это казалось очень невинным и безобидным. Но только казалось...
Рука Дейенерис то опускалась ниже, едва касаясь, как бы невзначай, его члена, то поднималась выше, скользя по шее, плечам и ключицам. Дени закинула свою ногу на его бедро и медленно поднимала колено, пока не накрыла его разбухшую от возбуждения плоть, казавшуюся слишком твёрдой против мягкости её кожи. Она обхватила его плечо, крепче прижимая ногу, игриво потерлась лобочком о его бедро. Горячая и уже влажная. Она чуть толкала его, сильнее впиваясь пальцами в плечо и двигая бедром. Намекая на то, чего она желала. Она снова игралась, вызывая у него улыбку. Он любил её выдумки, являющиеся отнюдь не детскими, но кажущиеся весьма забавными.
Она поднялась, и села на колени рядом с его плечом, откинув покрывало. Тёплое после сна тело Джона обдало прохладным воздухом, заполнявшем комнату.
Мягкие пальцы скользнули по коже, едва коснулись глубоких шрамов, бережно пробегая по ним едва уловимыми движениями.
Она игриво лизнула его сосок. Молния ударила возбуждением ему в низ живота, она всегда делала это чертовски соблазнительно.. Дени любила играть с ним, дразнить языком и смотреть в глаза, улыбаясь столь дерзко, сколь и нежно.. Она положила свои ладони на его грудь и двинулась вниз, легко касаясь сосками его кожи, поднимая многотысячные армии мурашек.
Дени знала, чего хотела. И это было прямо перед ней. Она неспешно прошла тёплыми ладонями по его ногам, опуская руки ниже, заводя их на внутреннюю сторону бедер и снова двигаясь наверх.
Она обожала его крепкое тело и то, как он был сложён. Она готова была целовать каждый участочек его кожи, но в данный момент её цель была вполне конкретна и находилась перед её глазами. В полной боевой готовности. Она скользнула пальчиками между его ног, под его шумный вздох, обхватила его член у основания и крепко сжала обеими руками...
Нежные, сочные губы лёгким, едва уловимым касанием обхватили его налитую кровью тёмную плоть.
Стон удовольствия слетел с уст их обоих. Дени двинулась вверх, выпуская его полностью, и обратно, глубже. Поглощая, как любимое лакомство. Её губы касались его очень легко, словно перышко. Снова и снова двигалась она, неспешно смакуя и зная, что он погружён в этот сладостный плен всецело и полностью.
Дени лежала грудью на его прессе, ослепительно сияющая чистотой кожи, прекрасными изгибами, серебром своих волос. И ласкающая его столь восхитительно, заставляя его стонать и закусывать губы, закатывая глаза.
Боги! Она двигалась так нежно, так сладко, что Джон забывал обо всех неприятных мыслях. В такие моменты гнетущие его сожаления рассыпались в прах.. Едва ли он познал бы всё это, сложись их судьба иначе. Едва ли она бы это познала. А это было чертовски, чертовски сладко...
Дени ослабила хватку, положив его член на две ладони, обхватила его губами у основания и двинулась вверх, затем вниз и снова вверх, высунула свой язычок и закружила им по головке, касаясь чувствительного края, вызывая неистовые импульсы удовольствия.
Это был воистину прекрасный предмет. Совершенной формы, такой крепкий, твёрдый, волнующий. Лаская его, она понимала, что её надолго не хватит, она слишком сильно хотела его в себя. Ещё немного игры, и она бессовестно овладеет им.
Джон обожал смотреть, как она это делает, но положение было таково, что он ничего не видел. Она слегка извивалась, двигала бедрами. Под прикосновения его тёплых рук. Её чудесные округлые ягодицы были рядом, он ласкал их рукой, поднимаясь вверх по шелковой коже её величественной спины, касаясь роскошных волос, бесстыдно дотрагиваясь до местечка между её бёдер. Мокрое, горячее, оно было соблазнительно близко, и Джону очень хотелось в тот момент ответить ей взаимностью. Она перекинула ногу усевшись ему на грудь, снова обхватив его член губами, на этот раз крепче. Он сжал её ягодицы и чуть притянул к себе, любуясь открывшимся перед его глазами чарующим видом. Она прервала свою игру, издав неприличный причмокивающий звук и обернулась с улыбкой.
- Тебе не стоит этого делать сейчас. Ты же не хочешь, чтобы я тебя больно укусила вот здесь? - Она крепко сжала пальцами его член. Её глаза сверкнули...
Она упёрлась руками в его ноги и продвинулись вперёд, прижав его горячее мужество к своему аппетитному лобочку, скользнула ладонью по промежности, длинным восходящим движением придавливая его к себе. Она чуть двигала бедрами, поглаживала его влажный член, обернувшись и пронзительно глядя в его тёмные глаза.
Ну что за мучительные шалости?
- Ты же не думаешь, что после этого меня хватит надолго...
- Мне будет достаточно... - тихо проговорила она, дёрнув бровями.
Дени поднялась на колени и направила его в себя. Уселась полностью, впустив его до конца. Вкушая столь божественное чувство наполненности плотью. Его плотью.
В прохладной комнате проникновение в её горячее лоно было ещё более восхитительным.. Джон с шумом втянул в себя воздух сквозь зубы. Она двинулась вверх, потом вниз, смакуя каждый момент этой связи. Закрыв глаза. Её руки устремились к грудям, принялись гладить и сжимать их, потирая соски.
- Дени... О.. - Джон едва мог говорить... - Мне нужно оставаться в сознании... Не делай, как тогда...
Она поняла. Это было бы слишком сильно для этого утра.
Дени поднималась и резко опускалась, чтобы снова взмыть вверх. Безвозвратно порабощая его тело и сердце. Джон обхватил её бедра, и взял контроль в свои руки. Прекрасно зная при этом, что она способна справиться сама, без намёка на усталость в ногах. Он любовался видом её грациозной спины, струящихся серебряным водопадом волос, нежных ямочек на её пояснице. Любовался видом себя, нагло вонзающегося во всю эту красоту, глубоко и жадно поглощаемого её сочным лоном.
Он двигался ей навстречу, издавая шипение и рычание, закусывая нижнюю губу. Насаживал её на себя безжалостно, распаляемый её стонами и извиваниями, видом того, как вибрировала её кожа от резких ударов. Он вторгался в неё до предела, насыщая огнем её и себя. С каждым движением. С каждым моментом. Это было воистину шикарное зрелище. Это были воистину божественные ощущения.
И они оба по-настоящему любили жизнь, упивались ею в тот момент, когда, возможно, смерть была ещё ближе, чем прежде...
Они двигались быстрее и быстрее. Всё чаще были слышны шлепки их тел друг о друга, скрип дерева кровати, вздохи и стоны. Дени чуть сжалась внутри, стонала всё громче, и вскоре вскрикнула пронзительно, крепко сжав руки в кулаки. Неистовая сладостная дрожь пробила её тело. Огонь заструился по венам, сотрясая сердце.
Джон ощутил заветные импульсы её экстаза. Умница. Вовремя. И через два удара сердца последовал за ней выпуская струю горячего семени в самую её глубину. Распыляя многотысячную армию искр. Ослепляющих, огненных. Под глубокий стон собственного блаженства...

Дейенерис тяжело дышала опустив голову вперёд. Она легко соскользнула и легла на него сверху спиной. Её кожа была горячей, такой пламенно горячей в то прохладное утро. Её волосы лежали на его лице, издавая неповторимый аромат. Джон бережно откинул их и поцеловал её шею.
Он обхватил Дени крепкими руками и прижал к себе сильно. Он целовал её плечо, отдавался безумию от нежного тела, лежащего на нем. От сладкого запаха его любви, именуемой Дейенерис.
Она была прекрасна, его чаровница, такая любимая, такая его. Она лежала на нем, мягко поглаживая его грубые руки, выступающие на них вены, перебирая каждый палец, нежно касаясь их своими. Джон не представлял без неё своей жизни, лишиться её любви было немыслимым..
- Ты моя, Дени, только моя...- шептал он ей.
Конечно твоя, глупый. Я ни за что стала бы делать такое с кем-то ещё..
Слова возникли в её уме и пропали. Дейенерис оставила их себе, закрыв глаза и ответив с улыбкой лишь:
- Да...
 

aurelle

Лорд
Глава 10. Под древними сводами

- Вы готовы пойти туда?
Зелёные глаза Тириона внимательно смотрели на Дейенерис. Они выражали спокойствие и поддержку. О, как это ей сейчас было нужно. И не только ей. Им обоим. Правителям с обнаженными сердцами.
Дени кивнула.
- Вас не примут тепло, мы для них враги, - продолжал он. - Северяне - строптивый и гордый народ. И очень суровый. И при этом не самый умный.. Запугать их вряд ли получится. - Тирион прочистил горло. - К тому же, запугивать - значит подставить Джона Сноу, вы же понимаете это?
- Да, - спокойно ответила она.
- Придётся доказать вашу лояльность иным способом. Но только не выдавать вашу любовную связь. Так вы тоже подставите его.
Дени прищурила глаза:
- Вы меня совсем за дуру принимаете? - сказала она неожиданно мягко и чуть улыбнулась. Тирион вздохнул.
- Вы слишком сияете, Ваша милость. И не только я способен это увидеть. Он был у вас сегодня, не так ли?
- Вас это не касается, - приподняла голову Дени, прекрасно понимая, что упираться перед прозорливым карликом не было никакого смысла.
- Касается. Я ваш десница, и меня касается всё, что с вами происходит, и все кто с вами..
- Что ж, всё верно. Был, - перебила его Дейенерис.
- Я мог бы не спрашивать, это понятно сразу. Я знаю, как выглядит женщина, получившая от мужчины то, чего хотела. Она даже волнуется иначе.
Дени ухмыльнулась.
- Постарайтесь сохранять самообладание. Нам всем сегодня придётся непросто. Но я в вас верю.
- Лорд Тирион. А что имел ввиду Варис, когда говорил про опасность? Что-то там о тайне рождения...
- Он бастард. И никто не знает, кто его мать. Законные дети Нэда Старка теперь имеют больше прав на звание Хранителя Севера. Но вы, как королева, можете решить этот вопрос сами. Для этого, вам нужно им понравиться, - он улыбнулся. - Что ж, пойдёмте и сразимся в красноречии с этими головорезами.


***


Великий чертог Винтерфелла был забит до отказа.. Лорды Севера собрались под его сводами. Совет был больше, чем в прошлый раз. Помимо лордов и знаменосцев, здесь были и горные лорды, и представители кланов далёкого Скагоса и Волчьего леса, лорды и рыцари Долины. Суровые и грубые лица, фигуры в мехах и варёной коже мрачных цветов. Старые и молодые, даже юные... Те немногие, что выжили в последних войнах, сохранив верность дому Старк. Все собрались, ожидая серебряную королеву.

Санса смиренно восседала за столом, оглядывая прибывших. Она была спокойна, даже слишком, и по-прежнему ослепительна в своей холодной красоте.
- Где Бран? - обратился к ней Джон, что стоял рядом чуть впереди неё.
- Он обещал, что будет, - ответила она ему, не поднимая своего взгляда.
- Я схожу за ним, - смело вызвалась Арья. Она посмотрела на брата пристально и слегка кивнула. Она держалась бодро, взгляд её темных глаз был открытым, и Джон знал, что она точно поддержит его...

Едва она ушла, как в проходе появилась Дейенерис. На ней было простое серое платье, цепь с драконами и плащ цвета красного вина. Волосы были заплетены в косы, что увивали её голову. Она была похожа на саму себя в день их первой встречи на Драконьем камне.
Дени медленно шагнула вперед и встала, ожидая, пока Миссандея произнесет её титул полностью. Она встретилась глазами с Джоном, чуть кивнула ему и не спеша двинулась навстречу. Тирион, Варис, Джорах Мормонт, Серый Червь и Миссандея, являвшиеся неизменным составом её верной свиты, следовали позади неё.

- Лорды Севера! - громко произнес Джон, когда она поравнялась в ним и оказалась рядом плечом к плечу. - Вы назвали меня своим королём, но в страшный час перед войной, которую можно по праву назвать Великой, я обрел могущественного союзника в лице законной наследницы Железного Трона. Дейенерис Таргариен. Она позволила мне добыть драконье стекло и последовала за мной, чтобы сразиться с армией Ночи. Я поклялся ей в верности и отныне я Хранитель Севера, а она королева Семи Королевств, и Железный Трон принадлежит ей по праву.
- Я привела свои армии, привела своих драконов, чтобы покончить с врагом за Стеной.
В зале поднялся ропот.
Сир Давос, стоящий у стены, встретился с Джоном взглядом. Он шумно вздохнул и чуть кивнул ему.
- Я посчитал верным на сегодня приложить все усилия, чтобы обеспечить оружием, способным сокрушить врага, всех до единого. - продолжал Джон смело. - Над этой нелёгкой задачей наши оружейники усиленно трудятся день и ночь.
Он наблюдал за своими северянами, в миг заполнившими чертог недовольным шёпотом, ожидая разглядеть их реакцию и услышать что-либо в ответ.
- Кто вы теперь для Севера? - произнес Роберт Гловер, вставая и пристально глядя на Джона. - Зима настала. И мы избрали вас, как своего правителя, в то время, как Железному Трону на нас плевать. Избрали Короля Севера...
Его голос дрогнул, а взгляд упал на лорда Сервина, который тут же поднялся следом.
- Мы назвали Вас королём, но вы преклонили колено, - ответил он, обращаясь к Джону - И Вы оставили нас. Как нам теперь вас называть?
- Хранителем Севера, - холодно ответила Дейенерис.
- Вы поклялись в верности, назвав меня королём. - вступил Джон, бросив на неё взгляд. - И это решение далось мне не просто. Вы доверились мне, и всё это время я делал всё, чтобы защитить свой народ. Приблизить нас к победе. Победе живых над общим врагом, чье имя Смерть. Всех людей. Таков мой выбор.
- Но Вы не наследник Нэда Старка, - раздался хриплый голос из глубины зала. - А в Винтерфелле должен быть Старк. У нас есть он, сын Эддарда.
- И дочь, которая осталась верна Северу, - вступил лорд Ройс, - заботилась о своём народе. Волки собираются в стаю. Дети Старков. А вы привели в свой край чужеземку, в надежде, что мы преклонимся перед её драконами. Мы сделаем это и будем жить в страхе. У нас ведь теперь нет выбора.
- Я видел их близко, они огромны...- тихо произнес лорд Мандерли, не поднимая своего взгляда. - Никто не устоит перед ними.. У нас нет выбора.

Тирион посмотрел на Дейенерис. Она чуть кивнула ему.
- Мы прибыли на Север, как союзники, - громко произнесла она. - Ваш народ - это мой народ. Армия мёртвых - наш общий враг. Король Ночи наш - общий враг. Мои драконы не тронут живых. Только врагов.

- Откуда нам это знать? - снова принялись роптать голоса. В зале поднялся шум.
- Вы потеряли союзников, южан, людей Вестероса. Вы жгли драконьим пламенем, как вы говорите, Ваш народ, - пожилой сурового вида северянин упрямо смотрел на Дейенерис...
Нет, они определенно её не боятся.
- Серсея или вы? В чем разница? - раздался из глубины зала громкий голос, прорываясь сквозь усиливающийся ропот..

Дени посмотрела на Джона.
- Я не хочу убивать, - произнесла она твёрдо, не спуская с него глаз. - Я хочу спасти этот мир. Мы вместе.
- Таргариенам нельзя доверять. Старк, вот имя нашего владыки! - снова раздался хриплый голос позади.
- Старк! - отозвалось в другом конце зала.
- Король Ночи наш главный враг! - громко произнёс Джон, и ропот чуть затих. - Мы вместе видели его. Их огромную армию. Они идут, мёртвые, безжалостные. Они сметут всё на своём пути. У нас нет выбора, вы правы. Я предпочел присягу гордости, а жизнь - ледяной смерти.
- Стена защищала наш мир тысячи лет. Но вы кричите, что угроза близко... - послышался низкий голос Ладда Уайтхилла, чей замок находился в предгорьях близ Волчьего Леса.
- Зима близко. Пламя драконов не обогреет народ в лютый мороз. Драконье стекло не накормит голодающих, - подхватил хмурый пожилой лорд Вудс, который сидел с ним рядом.
- Те слухи, что вы вернулись с того света...- тучный старый лорд Вулл поднялся на ноги, - Я им не верю, как и многие другие горцы, вроде меня. Вы нарушили клятву Ночного Дозора. А может, вы просто хотите изменить законы, которые веками существовали? И будут существовать веками.
- Это правда! - твёрдо сказала Дейенерис. - Ваши Боги вернули его с того света. Мы все это знаем. Я поверила ему, как и сир Давос, как лорд Тирион, как леди Старк.. - она сглотнула. - Как и вы все, что пытаетесь сейчас забрать свои слова обратно. Я привела своих людей, что поклялись мне в верности, из далекого края. Сражаться за ваши земли, за наши земли, рискуя жизнями. Я королева, и я готова рисковать сама, и жизнью своих детей, потому что мы все поверили ему.
Дени слегка качнуло в сторону, голова неожиданно закружилась, но она устояла, не подав виду.
- Ваши люди, вы говорите... Они хуже одичалых! - снова громыхнуло с дальних рядов.
- Кто служит Вам? Дикари и варвары, что умеют лишь грабить и убивать.. - послышался хриплый голос впереди. Сурового вида старик, облаченный в дублет фиолетового цвета со скрещенными бронзовыми ключами на груди, предпринял попытку подняться.
- Эти дикари, как вы говорите - мощная военная сила, - произнес Джон, строго глядя на него и чувствуя, как земля под ногами начала слегка терять свою твёрдость.
- ...евнухи! - не унималась толпа.
- Предатели - послышался звонкий и тонкий голос Лианны Мормонт. Её глаза не по-детски сурово глядели на Джораха.
- ...и карлик из семьи ваших врагов..
- ...и ублюдки! - пискнул Робин Аррен, глядя на Джона, гордо подняв голову. Толпа почти полностью стихла.. - Я лорд Долины и мне решать! Я хочу, чтобы здесь правила она. - Он указал пальцем на Сансу, которая в этот же момент опустила глаза. - Она Старк! Как и её брат-калека.
Джон молчал. Едкие слова юного Аррена больно резанули его. Чёртово клеймо! Ему никогда его не смыть. Ни кровью, ни потом, ни даже смертью. Оно всегда будет с ним. Навечно. Его рука сильно сжала рукоять меча.

Арья и Бран прибыли вовремя.
- Мы требуем слова Брандона Старка! - снова зашумели лорды, завидев их.
- Старк! - скандировали голоса.
- Старк! - обнажились мечи.
- Брандон Старк!!!!
Юная медведица молчала, сжав тонкие губы. Она ни разу не подняла на Джона свой взгляд.

Арья молча переместила кресло Брана в центр зала. Толпа не унималась, она взывала к нему, обнажив мечи, затихая с трудом.
Бран сидел неподвижно, словно статуя. Арья громко топнула ногой несколько раз, привлекая внимание, и вскоре все затихли, оставив под сводами лишь лёгкий шёпот. Лорды уселись на свои места.
- Замолкните все, - спокойно проговорил он, обратив на Робина Аррена свой тёмный взгляд. - И чтобы я больше не слышал слова бастард в этих стенах! Вы все пожалеете об этом бунте через минуту..
Его лицо было спокойным, таким, каким было постоянно в последнее время. Это было лицо, которое не помнило больше других выражений.
- Вы прибыли на зов. - проговорил Бран, глядя на невысокого невзрачного человека, который тотчас же поднялся среди сидящих лордов. Он медленно подошел к нему и поклонился, затем приблизился к Джону и Дени и отвесил поклон ещё ниже. Он смотрел на них пристально. Маленького роста, непонятного серого цвета волосы, серая кожа, изумрудно-зеленого цвета глаза. Его возраст было сложно угадать. Он был щуплым, как мальчишка, надевший на себя личину старика. На нем был серо-зеленый дублет и такого же цвета плащ, застегнутый на брошь из темного металла в виде львоящера.
Джон понял, кто перед ним - давний друг его отца, которого много лет никто не видел. Озёрный житель, лорд болот. Тот самый, что выжил вместе с Нэдом у Башни Радости.
- Хоуленд Рид, - произнес Джон, кивнув.
- Я неизменно верен дому Старков вот уже много лет. Я прибыл склониться перед человеком, ставшим королем Севера по праву наследования.
Он протянул свиток.
- Завещание Робба Старка, - продолжал он, - вашего брата. Молодой волк назначил Вас наследником Королевства Севера и Трезубца.
Джон медленно взял свиток, посмотрев на Рида из под нахмуренных бровей.
- Это уже не имеет сейчас значения.
- Верно, не имеет. Я здесь по другой причине.
Бран повернулся, посмотрев на Джона.
- Самое время тебе узнать правду. Всем узнать... - Бран смотрел на него пронзительно, и буквально прошелестел губами.. - Всю правду о твоём происхождении. Хоуленд Рид, последний из живущих, кто знал твою мать.
Рид кивнул, сверкнув своими глазами дикого изумрудного цвета.
- Это так. И я готов выполнить то, что Эддард Старк не успел.
Сердце Джона бешено рвануло. Почему сейчас? Почему при всех? Не может быть! ПРоклятый идиот, очнись! Бран не в себе и хочет его уничтожить в эту минуту.
Джон ждал этого много лет и отчаялся дождаться. Он был бы рад узнать в любой момент, но только не здесь и не сейчас.
Дыхание пропало.
Бран протянул руку к нему, повернув голову в сторону лордов.
- Вы правы, - уже громче продолжил он. - Он не Старк по происхождению. Но он Старк по крови...
Джон почувствовал, как рука Дейенерис оказалась в его руке, и он в миг снова обрёл способность дышать.
- И мой отец тебе отцом не был, - снова повернул свой взгляд на Джона, который ещё сильнее вцепился в рукоять в виде белого лютоволка.
Арья округлила глаза:
- Бран, что ты говоришь?
- И ты не Сноу, - продолжал юный Старк, не обращая внимания на её слова. - И никогда им не был. Ты Эйегон Таргариен...
Дейенерис оцепенела. Она не могла поверить своим ушам, уловившим имя её предка, что прозвучало сейчас в адрес её возлюбленного. Что за нелепость? Она посмотрела на Джона, её руки сотрясала мелкая дрожь.
Бран сделал небольшую паузу, набрав в грудь побольше воздуха, и снова повернулся к лордам, высоко подняв голову и указывая рукой на брата.
- Перед вами законный наследник Железного Трона и Семи Королевств. Он сын Рейегара Таргариена и Лианны Старк, которые были связаны брачными узами, - снова обратил свой взгляд на Джона. - Она твоя мать. То, что было все эти годы тайной, теперь раскрыто. Любимица Севера и последний Дракон любили друг друга и родили тебя. Сэмвел привёз из Цитадели документ, подтверждающий законный брак твоих родителей, а Хоуленд Рид это знает сам. Он последний свидетель. И он здесь для этого.
Бран на миг замолк. Чёрные, как ворон, глаза в глаза. Братья смотрели друг на друга, под сводами их дома. Ни мыслей, ни чувств. Всё рассеялось, превратившись в немую пустоту. Джон не понимал ровно ничего.
Что за жестокая ирония. И почему сейчас?
Бран нарушил молчание.
- Есть ещё кое-что, что оставили для тебя. Послание, спрятанное в её могиле. Оно ждёт тебя, Джон, настало время. Ты Эйегон. И весь мир теперь узнает об этом.

Джон был неподвижен. Он онемел, глядя на брата. Казалось, что грудь стала каменной: твёрдой, тяжелой и полой внутри. Слова исчезли, обрывки мыслей унесло, словно ветром, а его сердце стучало так громко, и казалось, что это слышали все.
В зале наступила гробовая тишина.

Он посмотрел на Дейенерис. Она стояла тяжело дыша и, закрыв глаза, и в следующий же миг обмякла и качнулась. Проклятье! Джон был не в себе настолько, что не успел её подхватить. Она уже успела упасть на колени, когда Джорах Мормонт бросился к ней. Она оттоклнула его, вытирая рот дрожащей рукой, закрывая лицо и краснея от того, что только что оставила свой завтрак на каменном полу. Джон очнулся, быстро обхватив её за плечи, и она упала в его руки...
Прости любимая, всё это более, чем странно..
 

aurelle

Лорд
Глава 11. Скрытое в камне

Джон стоял неподвижно. Он смотрел на Дейенерис. Глазами, без мыслей. Под стук своего сердца. Пустой абсолютно.
Мгновенье назад он нёс её на руках в ближайшие покои. Арья распахнула ему дверь. Мейстер семенил рядом.
Дени легла на подушки, бледная, как молоко. Вокруг тут же засуетились люди. Они двигались туда и сюда, роились вокруг его королевы.
- Тебе нужно идти, Джон, - голос Сансы пытался вернуть его.
Арья крепко сжимала его руку и молчала.
Но он не мог. Его ноги отказывались уходить, пока она находилась без сознания.
Его ждали лорды. Его ждала крипта. И правда.
А он стоял, словно статуя, и ожил лишь тогда, когда она открыла глаза.
- Дейенерис..- он шагнул к ней.
Она молчала, дышала лишь шумно. Джон сжал её руку.
- Уйди - прошелестели губы, и она отвернулась. - Я в порядке, оставьте меня все. Все до единого.
Она снова повернулась к нему: Уходи.

И он это сделал. Ведь не осталось больше слов. И ничего, что он мог дать ей в ту минуту. Лишь покой.


***

Ступени бежали по спирали во тьму, вниз, в древний склеп. Шаг за шагом, под бешеный пульс. Удар за ударом, сердце твердило: вперёд!
Брак... Лианна и Рейегар... могила... доказательство... Железный Трон... Этот чёртов Рид... Что за..?
Он больше не бастард, и никогда им не был. Так ему сказали. Радоваться бы, что дожил до правды. Но ему не хотелось.
Желания сбывались быстрее, чем нужно.
Какой к чёрту Эйегон? Теперь он наследник? Железного трона?
Словно игры разума какого-то сумасшедшего. А может, так оно и есть?
Мысли путались.. Он встретил это утро в объятиях любимой, возвышаясь над миром на крыльях любви, и вот он один стоит глубоко в подземелье, потерянный среди могил. И больше ничто не будет, как прежде. Словно дурной сон. Дурной и мрачный, словно крипта, в которую его принесли ноги, будто против его воли, сами, не замечая преград.

Низкие своды неумолимо давили, молчаливые, мрачные. Как и холод, пронизывающий насквозь... Танцующее пламя свечей создавало иллюзию света, их воск стекал, словно слёзы, по могильным стенам.
Женщина в камне, безмолвная хранительница праха. Одна среди королей зимы. И она его мать.
Где-то там, под тяжёлой могильной плитой до сих пор лежали слова, что она никогда ему не скажет сама.
Джон опустил свои руки на камень. Он не чувствовал холода, только тяжесть. Тяжесть в руках, словно они были отлиты из стали. Он смотрел на свои ладони, стоял неподвижно. Слёзы свечей текли по стенам. И не было сил подвинуть эту чёртову плиту, чтобы увидеть всё наконец своими глазами.
Бран сказал, что они любили друг друга. Волк и Дракон. Рейегар Таргариен не был насильником, он был любящим мужем. И они родили его. И утопили страну в крови. Это звучало, как сказка старой Нэн, самая немыслимая, что только можно придумать.
Джон не знал, сколько прошло времени, скрылось солнце или ещё нет, а может оно уже снова встало, встречая новый день. Он надавил на тяжёлую крышку, и саркофаг приоткрыл свой чёрный зияющий зёв. Он двигал всё дальше и дальше. Взгляд затмило пеленой. Его пульс в висках, и в груди и в шее, повсюду.. Кровь хлынула в глаза, захлестнув остатки мыслей...
Она лежала перед ним, в белом саване, укутанная полностью, мёртвая. Останки, что были заботливо скрыты от взгляда белым шёлком с серым лютоволком на нём. Серая пыль, серые стены, мрачное место. И что-то тёмное у её ног. Чёрный плащ с красным трёхглавым драконом. Джон протянул свою руку. Она дрожала, как рука безумца, и никакие усилия воли не могли это остановить.
Он коснулся белого полотна в том месте, где была её голова. И не почувствовал ничего, кроме холода. Зачем он делает это? Это всего лишь истлевшие кости.
Любимица Севера. Леди Лианна. Она его мать. Всё сходится, кажется. Быть может это и так.
Его взгляд опустился ниже. Чёрный плащ Таргариенов. И кажется, что-то ещё.
На нём лежал маленький свиток. Пожелтевший пергамент без печати, перевязанный простой бечёвкой.
Джон взял его в руки и понял, что это послание было адресовано ему. Её слова. Он закрыл глаза рукой на мгновенье, пытаясь унять дикое биение крови, заставить свой взгляд привыкнуть ко тьме.
Строки бежали неровными, написанные быстрой дрожащей рукой. В агонии, возможно, предсмертной.

Эйегон, мой сын. За миг до того, как Боги заберут меня у тебя, я не могу молчать. Я хочу, чтобы ты знал. Ты принц, что был обещан. Исполни то, что предначертано тебе судьбой. И пусть прославится твоё имя в веках. Я верю в это. И твой отец верит. Надёжное слово Старка будет хранить тебя от беды. И мой подарок тебе - Тёмная сестра. Он твой отныне.
Времени больше нет и я скажу тебе главное, что я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя.
Лиа...


Её имя было оборвано длинным росчерком вниз...
Обещанный принц, говорило письмо. Принц! Джон качал головой. Это просто нелепость. Кто угодно, только не он.
Я люблю тебя, твердило письмо.
Твою мать. Он стиснул виски железной рукой. Нутро содрогнулось, а плоть будто бы стала невесомой и призрачной. Он плакал бы, наверное, если бы мог.
Тёмная сестра. Его мать была ею. И она оставила ему подарок. Джон протянул свою руку к чёрному полотну и понял, что меч был завёрнут в него. Он аккуратно достал его. Узкое лезвие, легкий и изящный. Увитый золочёными волнами пламени, с огромным рубином на крестовине. Когда-то он принадлежал Висенье, был выкован для женщины. Он знал, что это не меч короля, это меч его правой руки, верного спутника. Видимо Рейегар видел Лианну такой: верной возлюбленной, воительницей, королевой и матерью.

Ветхий чёрный шёлк соскользнул, послышался звон металла о пол. Джон поднял его, встряхнув, и увидел застёжку плаща. Он поднес её ближе к свету, и она засияла в пламени. Искусная работа. Брошь из белого золота размером чуть меньше ладони. Дракон и лютоволк Старков, переплетённые между собой с красным рубином между ними. Рубин Рейегера, один из тех многих, что были потеряны под мутными водами Трезубца.
Он был им. Драгоценность, уцелевшая в страшной войне. Дитя любви.
Джон вдруг осознал, что эта тайна могла пролежать безмолвной ещё тысячи лет, до скончанья времен. Что отец, Нэд, отправил его в Дозор, возможно спасая от Роберта, туда, где он мог умереть тысячу раз. И он умер. Но вот он здесь в эту минуту. Волею судьбы теперь здесь. Он смотрит на камень цвета крови.
Что значит он? Любовь или рок? И то, и другое.
Он значил судьбу. Неотвратимое. Предначертанное.

- Джон, - нежный женский голос прервал его мысли.
Сёстры приблизились тихо.
Арья осторожно коснулась его плеча, разглядывая застежку плаща.
- Так это правда...
- Вы знали? - сухо спросил Джон. Он не понимал, сколько времени он провёл в безмолвии, и судя по тому, как сложно ему было говорить, достаточно долго.
- Нет, - ответила Санса. Её голос был тихим и кротким. Таким давно забытым и непривычно мягким для нынешней леди Винтерфелла. Это означало лишь правду.
- Тебя ждут, - сказала Арья, чуть сжимая рукой его плечо. Её круглые тёмные глаза смотрели внимательно. Блики свечей танцевали в бездонных зрачках.
- Я должен им что-то сказать?... Я не знаю.. Не знаю, что сказать... - он покачал головой, - Это слишком. Я не смогу.
- Бран рассказал всем, что произошло с вами за Стеной, - проговорила Арья.
- О том, как я потерпел неудачу и вновь был спасён женщиной, - сказал Джон, вздохнув.
- Просто пойдем с нами, - промолвила Санса, протянув руку.
Джон отмахнулся.
- Идите вперед. Я догоню. Сейчас. Скоро...
Он снова уставился на статую Лианны. Он смотрел на неё, не отрываясь, долгое время. Какой она была во плоти? Возлюбленная Волчица, отдавшая жизнь за жизнь.
Иди отсюда. Ты не Старк. Тебе здесь не место. Короли зимы гнали его прочь в ночных кошмарах. А она одна ждала его здесь наяву.
Каменные фигуры в тот миг были безмолвны. Джон окинул их взглядом на выходе.
Я ухожу, не беспокойтесь больше.

***

Топот неспешных шагов разносился под сводами, отражался от каменных стен, растворялся в тишине. Рука сжимала чёрный плащ, что с шорохом волочился следом по каменному полу. Шаг, ещё шаг. Под скрежет лезвия меча в опущенной руке. Джон шёл медленно, не поднимая глаз. Чёрный, как буря.
Он не смотрел ни в чьи глаза. Боги, как он их всех ненавидел.
Ни вздохов, ни шёпота, ни единого звука от тех, что заполняли чертог. Все замерли немо, бестолково потупив глаза. Он снова вернулся на то место, где стоял вместе с ней, со своей королевой. Где их освистали молчаливые ныне лорды. Бран, Санса и Арья сидели за столом. Сэмвел Тарли и сир Давос стояли поодаль. Но Джон не видел никого. Он смотрел на тот загадочный предмет: дракон и волк с рубином между ними. Союз двух сил, его породивших. Он всё ещё не понимал до конца, что произошло, и как всё перевернулось в одно мгновенье. И ровно ничего не знал о том, кто он теперь, и что следует говорить.. Он замер на месте...
Джон поднял глаза. Суровые лица рядами... Взирали на него. Молчали теперь, чёртовы суки.
- Как всё быстро меняется. Вы молчите сейчас...
Он чуть усмехнулся. Нервно, криво, нелепо. И снова стал мрачным в момент.
- Вам всем нужна кровь, не так ли? Правильная кровь. Законная кровь. Вам всем нужно знать наверняка, чтобы быть верным тому, кому правильно.
Он покачал головой.
- Что важнее, скажите мне: законность или доверие человеку, которого вы сами избрали? И провозгласили своим королём. Поверить своему избранному правителю, или побывать за Стеной, чтобы увидеть всё своими глазами? И узнать наверняка?
Слова словно сами вырывались из груди..
- Вспоминать былое или принять милость мощного союзника, с оружием, сильнее которого нет на свете? - он вздохнул, сжав губы, и продолжил чуть громче
- Что важнее: независимость Севера или жизнь? Тысячи людей погибли. И многие из них поднялись и идут сюда, чтобы забрать ваши жизни и жизни ваших детей. А вам всё мало. Вы все хотите точно знать... Вы люди Севера. На юге могут посмеяться, но вы? Вы знаете, что такое зима и долгая ночь. Вы знаете, от чего всех нас оберегает стена. Но вам надо знать наверняка...
Лорды один за одним вставали, без слов преклоняли колено. Потупив стыдливо глаза.
Джон почувствовал злость. Он оскалился хищно:
- Что толку от законного короля в шёлке и бархате, сидящем в Красном Замке? Вы все пришли бы за ним с синими глазами. Я был братом Ночного Дозора, не зная ничего о своей матери. И я прошёл большой путь. Бастард видел Короля Ночи, бастард сражался с белыми ходоками, бастард получил ножом в грудь за свои убеждения. Но вы покорны лишь перед именем. Только привычные законы не имеют значения в эту минуту! Единство, вот что сейчас главное, - его рука сильно сжала брошь. - А кому какое место отведено, решит лишь исход нашей войны.
Он с шумом вздохнул, закрыв глаза и сглотнул. Рука разжалась и черный шёлковый плащ упал на пол.
Джон положил меч на стол и быстро зашагал к выходу.
- Встаньте с колен, - бросил он, стремительно покидая зал. - Её здесь нет!
Слов больше не осталось, лишь одна мысль: Дейенерис.
 

starina7

Мастер-над-оружием
Aurelle, так держать! Получается неплохой фанфик, если только вы не решили писать эротический роман.
А ложечка дегтя - у Арьи СЕРЫЕ глаза, это важно в каноне. У Джейни - карие.
 

aurelle

Лорд
А ложечка дегтя - у Арьи СЕРЫЕ глаза
Спасибо, я в курсе про этот косяк)
*исправила
если только вы не решили писать эротический роман
Откровенное тоже будет. Но не во всю прыть, разумеется. Немножечко, для подогрева чувств;)
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава 12. Пламенный лёд

Джон не знал, что сказать ей. Как всё объяснить. Непонятное чувство вины перед ней угнетало сильнее немыслимой правды.
Но он хотел её видеть. Просто увидеть дивного цвета глаза. Услышать голос, что стал ему самым родным.
Два дотракийских стражника охраняли покои Дейенерис. Был там и Джорах Мормонт.
Дотракийцы преградили Джону путь, закрыв собой дверь и сомкнувшись плечами. Их пальцы вцепились в аракхи, а лица приняли грозный вид.
- Мне нужно попасть к королеве, сир Джорах. Скажите, чтобы меня пропустили.
- Они не пропустят вас. Приказ королевы, - сухо ответил он.
Мормонт смотрел свысока, его взгляд был непреклонным, и Джон понял, что он не шутил. Верный пёс, он только и ждал этого.
- Вы не смеете запрещать мне, - сказал Джон сквозь зубы.
Сир Джорах поднял взгляд ещё выше, его лицо сковала немая злость.
- Нет.
- Вы не смеете, - повторил Джон и схватил его за ворот дублета, хваткой сильной, как никогда. В тот миг он готов был поклясться, что ещё через пару мгновений он снёс бы голову Мормонта напрочь мечом его же отца.
Дотракийцы подступили с двух сторон, и Джону не оставалось ничего другого, как громко крикнуть:
- Дейенерис!
Через мгновенье дверь отворилась.
Дени предстала перед ним, гордо подняв голову. Она бегло сказала что-то по-дотракийски, и стражники отступили. Джон, наконец, переступил порог её покоев.
- Это правда? - спросила она сразу же, ясно давая понять, что дальше, чем он стоял, она его не пропустит. Холодным голосом, упрямо глядя в глаза.
Джон молчал. Она поняла, что да.
- И это правда, что ты поднимался на спину Рейегаля?
Нет. Ну что за идиот! Нужно было рассказать ей тогда самому.
Джон закрыл глаза с шумом втягивая воздух. Только не это!
- Дени, послушай...
- Это правда. - твёрдо отрезала она. - Ты знал, кто ты! Ты знал! И ты пришёл ко мне, зная, кто ты! - она говорила с надрывом, переходя на крик.
- Дени, я не..
- Довольно! - прорычала она. - Убирайся!
Джон стоял неподвижно в тщетных попытках подобрать слова. Его ноги ему отказали.
Дейенерис с силой толкнула его в грудь в сторону двери. Он отпрянул назад, не спуская с неё глаз.
- А кстати! - она на мгновенье остановилась и подошла к нему очень близко. Её губы сжались и побелели от злости. - Я хочу тебе кое-что рассказать. Знаешь, как погибли отец и брат твоего друга? Не в бою, как ты думаешь. Они выжили. Я сожгла их сама без капли сожаления. Заживо! В поле при всех! За то, что они не преклонились передо мной. Они горели и кричали, а я смотрела, как умирают предатели. И мне было не жаль. - прошипела она. - Мне никогда не жаль тех, кто против меня..
Её трясло от гнева. И Джону стало невыносимо видеть это. Он сжал кулаки, развернулся и стремительно покинул её..
Он шёл, стуча сапогами, ритмично вбивая их в камень под ними. Сердце бежало под топот куда-то вперёд. Всё дальше от её покоев, всё быстрее. Прочь! Уходи!
О чем ты думал, твою мать! Она же дракон! Дракон! Они монстры! Проклятый слепец!
Он злился на себя. Наверно в нём тоже это было.
Конечно! Они же с ней одной крови. Чёрт, он влюблён в свою тётку! Джон осознал это только тогда.
И ему стало ещё хуже.
Он быстро шёл по двору. Было морозно, а плащ позабыт где-то в замке. Но холода не было. Лишь ярость, сжигающая всё на своём пути.
Он не заметил, как вышел в ворота, бежал прочь от стен далеко, спустился по склону.
И обнажил свой меч.
Джон рассёк воздух стремительным взмахом, срезая ветки куста перед собой. Ещё раз и ещё! С остервенением, с яростной злобой. Чёрт! Резал, крича, изо всех сил. Рубил нещадно, позабыв всё на свете. Проклятье! Ещё взмах, свист стали в воздухе. Треск летящих в стороны ветвей. Джон искромсал его полностью, пока не осталось ничего под беспощадным лезвием. Пока он не начал задыхаться.
Ненавижу.
Рука воткнула Длинный Коготь в снег. Джон упал на колени рядом, закрыв глаза. Он кричал. И ненавидел себя. За то, что был слеп. Отравлен этой женщиной. За то, что не мог видеть ясно. Проклятый идиот!
Она его любовь и погибель.
Он стиснул виски. Кровь стучала в голове, колени начало ломить от холода, а он не мог позволить себе вернуться в таком состоянии обратно.
Джон сидел неподвижно. Руки сжимали лицо. Мороз колол кожу, врезаясь глубоко в неё, словно иглами.
Тёплый ветерок коснулся его пальцев. Так необычно и странно. Он опустил руки и замер.
Два огромных, пронзительно-красных глаза смотрели на него пристально.
Призрак!
Огромный и белый, как снег, лютоволк смотрел на него. Его лютоволк! Так глубоко и так проникновенно, что агрессия вмиг покинула Джона..
Он был ошарашен от неожиданной встречи. Как вовремя возник перед ним этот дивный подарок богов.
Джон обхватил руками огромную голову, прижался к нему, вдыхая запах крови и меха. Потрепал пальцами ему за ушами. Джон улыбнулся. Огромный и тёплый. Он снова был рядом, его верный спутник.
- Ты вернулся тогда, когда нужно. Призрак!
Джон снова прижался к нему, носом к носу, закрыв глаза. Огромный шершавый язык скользнул по лицу.
- Я очень скучал.
И ему стало легче.
- Я не хочу быть драконом, друг мой. Я хочу быть волком, как ты! Я Снег, я должен быть холоден. - Он обнял его и замер - Останься со мной. Ты мне нужен.
Призрак был очень тих.
Джон поднялся на ноги, осознавая, что вел себя глупо. Ему даже было неловко за своё поведение перед этим грозным, но спокойным зверем.
- Пойдем домой. Со мной.
Лютоволк не двигался. Джон сделал шаг в сторону ворот, приманивая его рукой за собой следом.
Призрак шагнул в его сторону неохотно, но всё же пошёл за ним медленно. Перед замком он остановился и снова уставил на Джона свои красные глаза.
Джон понял, что что-то изменилось. Его волк не следовал за ним во двор. Он сел перед воротами и молча смотрел на него, словно провожая.
- Ты больше не хочешь жить в стенах замка? Тебе понравилась свобода...
Призрак приблизился снова, лизнул холодную руку человека перед собой и замер. Они смотрели друг на друга недолго, белые волки, а после снова разошлись. Лютоволк сделал несколько шагов в сторону и остановился. Одно мгновение, блеснули глаза-рубины.
Лишь мгновение, и Призрак умчался прочь, как стрела.
Джон проводил его взглядом, вздохнув. Он ближе теперь, хоть и не так, как прежде. На душе стало спокойнее. Ещё один его друг снова рядом.


***


Ночь опустилась на Винтерфелл. Сине-черная, густая, холодная.
Джон замерз до костей и нашёл тепло у камина покоев.
Он хотел лишь остаться один. Закрыться и никого не видеть. Однако этому желанию не суждено было сбыться какое-то время.
Арья пришла к нему. Почти сразу, как только он упал в кресло, откинув свою голову назад, закрыв глаза.
Она подошла близко и обняла его крепко.
- Ты всё равно будешь моим любимым братом Джоном, - тихо сказала она, и её глаза сверкнули бликами пламени. - Пусть ты теперь мой кузен по имени Эйегон. Тебе кажется это невероятным, не так ли?
- Верно, Арья. Я, пожалуй, никогда этого не приму.
- Примешь, если хочешь жениться на драконьей королеве.
Проклятье! Она словно ждала, чтобы сказать это.
- Ты не понимаешь. Всё не так просто. Она шла к этому так долго, а меня даже мои люди не слушают. Они готовы были разорвать меня на куски. А однажды и вовсе убили. Стать королём, потому что так должно по праву наследования? Это не для меня. Я не заслужил такую честь ничем. Она потеряла слишком многое, чтобы ещё и я забрал её мечту. Я не смогу. Она спасла меня, наконец. Она же и убьёт, если я ей помешаю. И будет права... - Он закрыл глаза руками. - Дейенерис - настоящая королева. Она собрала огромную армию. И возродила Драконов. Она способна многое поменять. Власть для неё всё, и она не уступит её никому. Она сожжёт всех в своём гневе, как семью Тарли. Безжалостно и жестоко.
- А как ты поступил со своими чёрными братьями, Джон? - Арья смотрела на него упрямо. - Ты ведь не отпустил их, верно? Ты расправился с теми, кто тебя предал. Как отец это делал всегда. Ты видел их последний вздох. Смотрел, как жизнь покидает их. И не говори, что тебе было противно. Тебе это нравилось. Мы все такие, Джон. И ты, и я, и даже Санса. И твоя королева.
Умница Арья. Он смотрел на неё, не говоря больше ни слова. Похоже, она знает толк в смерти получше их всех.
- Ты слишком принижаешь себя, Джон, - послышался мягкий голос Сансы, которая неожиданно появилась рядом. - Прости, что мы не поладили после твоего возвращения. Мы все заблуждались. А ты был прав.
- Чего ты хочешь, Санса?
- Я хочу поддержать тебя, - она легко улыбнулась уголками своих губ. - Мы все. Слишком многое свалилось на твои плечи.
Джон ухмыльнулся.
- Тоже будешь настаивать на моём, как выяснилось, высоком происхожении. Чтобы я объявил себя Эйегоном Таргариеном и женился на Дейенерис. - Лицо Джона вмиг стало хмурым. - Я не хочу быть подонком, как твой... Ты сама знаешь, прекрасно, кого это напоминает..
Санса молчала. Её лицо сделалось серьезным, и мягкость почти полностью покинула его.
- Прости, я не хотел обидеть тебя.
- Не смей сранивать себя с Рамси. Это глупо, ты сам знаешь. - Её голубые, как чистое небо, глаза смотрели на него проникновенно. Рука мягко коснулась руки. - Ты не такой.
Джон молчал, опустив взгляд.
- Я говорила с Тирионом. Всё не так просто с Тарли и той битвой... Вам с ней нужно поговорить об этом спокойно.
Всё верно, но только не сейчас.
Он замотал головой.
- Мне нужно побыть одному... Это слишком... Скажите всем, что меня нет...


***


Джон проклинал себя.
Дурак и слабак.
Влюбленный в самую опасную женщину в мире. И она будоражила его ещё больше, чем прежде. Он словно безумец в агонии. Вот её гневное лицо, и белые губы от злобы. Вот эти же губы, снова нежные, сочные, что шепчат люблю. Ему, чьё имя никто. Ей было плевать, что он бастард. Боги, даже теперь он желал её. Кровь сильнее струилась по венам от мыслей о ней. Она манила нещадно, и отвергая его, она становилась ещё желаннее.
Она подпустила его к себе ближе всех на этом свете, но свою мечту она бережёт сильнее, чем сердце.
И теперь он ей ровня формально. Так неожиданно, так невероятно. Всё ещё странно, как в сказке, и Джон был почти уверен, что наутро это всё окажется сном. Вот лорды, которым плевать на бастарда. Вот те же лорды, склонившиеся перед ним, как только он получил столь великое имя. Имя, которое ничем не заслужил. Просто так.
Противно до невозможности. И радоваться бы, но ему не хотелось.

Сон наступил лишь с рассветом. И отнял у Джона почти весь день, а по пробуждению всё снова вернулось. В чудовищный круговорот мыслей и дум.


***


В дверь постучали. Джон на миг вышел из ступора, который завладел им после сна.
Сир Давос, верный десница, сумел настоять на разговоре.
Он пришёл к нему уверенным и бодрым, явно желая помочь побыстрее вернуться в реальность.
- Ты бы видел себя. Чёрный, как шторм.
Он подошел ближе и положил руку на плечо Джона. Тонкий оттенок насмешливости в его голосе сменился оттенком отеческим.
- Я понимаю, что всё это очень непросто, неожиданно и, наверное, даже страшно. Но кто-то должен взять себя в руки. Уверен, что вы обязаны сейчас побыстрее уладить свои отношения. Пока этого не произойдёт, сложно будет что-нибудь предпринять и уж тем более, сражаться. Всё слишком сложно, ты знаешь, ты видел! Смерть близко, армии врага огромны, и времени на внутренние войны нет. Ты сам говорил про единство. И ваша с ней связь....
- Она дракон, сир Давос, - перебил его Джон. - И это чудо, что я ещё жив.
- Конечно она дракон. Тебе ли не знать? Думаю, ты неплохо это ощутил на себе. И так ли это страшно на самом деле, скажи?
Давос чуть ухмыльнулся. Его взгляд был тёплым.
- Прости, что говорю тебе всё это, но лучшее, что можно придумать сейчас - это брачный союз. - Он снова сделался серьезным. - И, пожалуйста, не стоит переживать по поводу родства. Даже Старки заключали подобные браки. А про Таргариенов даже и говорить не стоит.
- И вы туда же! Если я признаю себя наследником, то войны не избежать уже с ней. Мне точно светит смерть в пламени Дрогона. Железный Трон - её мечта. Всё что я могу, это помочь ей завоевать Семь Королевств. Тогда, она возможно, оставит меня в покое.
- В покое? Подумай сам. Дейенерис любит тебя, и только слепой этого не увидит. И ты можешь её обуздать. Представь, на что она будет способна с разбитым сердцем. Сейчас всё, что ты можешь, это помириться с ней. У тебя нет выбора. Признай себя принцем Таргариеном.
Джон не знал, что ответить. Он снова ушёл в себя.
Она была близко, его мечта. И одновременно далека, как никогда.
Незнакомка с другого конца света, чужеземка столь необычной внешности. И его кровь.
Он настолько привык к тому, что она его женщина. Она его. Он не отдаст её никому! И это чувство его не покидало. Где-то глубоко в душе, не смотря ни на что, он всё ещё хотел, чтобы так было всегда. Хотел больше жизни и боялся признаться в этом себе самому.
В моменты близости, душевной и физической, Дейенерис становилась его миром. Сладостным, огненным, полным жизни.
И ему было абсолютно, абсолютно плевать на родство.

Свирепая и жестокая. Она способна убить даже его. Её пламя, её страсть, что разжигалась пожаром любви ночами, могла в свете дня быть воистину страшной и жуткой.
Но она умеет любить, чёрт побери, умеет! Заботиться и прощать. Уступать, ничего не требуя взамен.
Истинная стихия. Огонь, что согревает теплом и дарует жизнь. И может отнять её мгновенно, оставив лишь горстку пепла.

Джон не заметил, как Давос ушёл. Как время летело стремительно, подводя к концу очередной день. Вечер готов был сгустить свои краски.
В мыслях мелькали фигуры и лица. Наглые, хмурые, потерянно-каменные, злые и любящие.
Мелькнул и лик звериный. Белый с красными глазами. Лицо его дара от Старых богов. Быть может, пора к ним придти, наконец? Возможно, они подскажут нужный ответ.
Конечно! Всё верно! Это то, что нужно сейчас...
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава 13. Ледяное пламя

Дейенерис лежала неподвижно. Одна в своей комнате. Было уже темно, но она не спала.
Дени тысячу раз прокляла себя за то, что наговорила ему, забываясь от гнева.
Зачем, чёрт побери, зачем? А что если он и правда не знал? Может быть, Варис ошибался.
Она должна пойти к нему и спокойно поговорить обо всём. Возможно её затуманенный разум сумеет угадать, где истина, а где ложь.
В конце концов, он был таким открытым перед ней. Он говорил с ней так, что это просто не могло быть ложью. Он ведь любит. Это же было! И в глазах и на губах. И не может она быть настолько слепа!
Миссандея тихо вошла в покои королевы. Завидев её, Дени быстро поднялась на ноги.
- Милая, проводи меня к нему.
Дени слегка качало. Снова подступала тошнота. Ей было противно от собственной глупости и импульсивности.

Приблизившись к покоям Джона, она на миг замерла, собираясь с мыслями перед тем, как постучать. Но дверь распахнулась сама, и Дени увидела Сансу. Она чуть улыбалась, но завидев королеву тут же стала холодной, как лёд.
Дейенерис молчала, лишь вопросительно смотрела на неё глазами.
- Он не желает никого видеть сейчас, Ваша Милость. Прошу Вас. Это не просто, сами понимаете...
Дени молча кивнула. Всё верно, она права.
Сияющая и ослепительная леди Старк. Его сестра. Вернее кузина. Они вместе захватили свой дом, обретя снова власть. Отбили его у её мужа. У мужа! Так почему она Старк, а не Болтон?
Дени потрясла головой. Едва ли стоило думать об этом сейчас. Едва ли стоило вообще о чём-то думать. Слишком много всего произошло. Она не могла не предоставить ему покой в тот момент. Не могла не предоставить покой и себе.
Не стоит торопиться. Сон сгладит все остроты.


Наутро Дейенерис нашла в себе чуть больше сил и взошла на стену. Она дышала полной грудью, унимая едва уловимое противное чувство внутри. Ей нравился мороз, он её отрезвлял.
Она устремила в даль свой аметистовый взор, в надежде увидеть драконов, но они не показывались на горизонте. Она призывала их, но они почему-то, не вняли ей. Наверно, она пока не в себе. И её дети чувствовали это.
Она снова попыталась поговорить с Джоном этим утром, но Санса вновь отказала ей, бросив что-то вроде его нет. С видом таким высокомерным, будто ей было приятно отказать королеве в очередной раз. Дени охватила злость, пусть скрытая под маской спокойствия, но верная, истинная злость. Почему, черт побери, она должна спрашивать разрешения леди Старк, чтобы увидеть Джона?!
Дени вдруг стало тревожно. Слова Паука будто сбывались, и сомнений в этом оставалось всё меньше...
И в тот момент ей ничего не оставалось, как скрыться в покоях вновь. Наедине с собой. Время от времени прерываясь лишь на беседы с советниками.

- Моя королева!
Взволнованный голос Джораха Мормонта прервал мысли Дени, когда её ноги уже устремились неспешно в Королевскую Башню.
- Что случилось, сир Джорах?
Снова тревожное чувство.
- Боюсь у нас неприятности. Некоторые дотракийцы обеспокоены тем, что происходит. Кое-кто заболел, несколько человек кашляет, и в одном из шатров я слышал, как люди жалуются на "злобный воздух", что убивает их изнутри. Им приходится бороться с тяжёлыми условиями, к которым они не привыкли. Я слышал голос, шепчущий, что королева привела их на погибель. Поговаривают так же, что некоторые даже собираются двинуться на юг, где есть и еда, и тепло.
Дени опять пошатнуло. Ей следовало сейчас сесть на Дрогона и произнести нужные слова. Но она не была в состоянии даже держаться ровно на ногах. Драконы скрылись, а если то, что говорил Варис правда, то это и вовсе означало для неё некую опасность. Если Рейегаль действительно нашёл себе всадника, он мог выйти из под её власти.
Что с ней происходит? Она их боится? Своих драконов? Дени не могла объяснить себе, почему она вдруг почувствовала это, но что-то упорно удерживало её от того, чтобы приблизиться к ним. Словно стальными руками, её держал на земле неведомый животный страх. Страх за свою жизнь.
Голова кружилась, она хотела упасть, но от неё ожидали трезвого решения правительницы. Прямо сейчас.
- Вы знаете, кто именно? Или это уже происходит повсеместно?
- Нет пока, паники нет. Но есть несколько недовольных, я знаю, кто они. И боюсь, если их ропот станет чуть громче, то нам её не избежать.
- Нам необходимо как-то оказать помощь всем, кто болеет. Вы северянин, и быть может, знаете, что делать.
- Да, я бы мог объяснить, как обезопасить себя. Есть люди, которые могут помочь мне в этом. А как быть с недовольными?
- Я попрошу вас поговорить с ними. Миссандея поможет вам. И возьмите с собой отряд Безупречных. Мне не стоит выступать с речами верхом на драконе сейчас. Это крайние меры. Это могут воспринять как угрозу своим же людям. А обстановка итак накалена до предела. Серый Червь вполне справится, если что-то пойдёт не так. Пожалуйста, сообщите ему, чтобы явился в мои покои. Я дам распоряжение.
Сир Джорах принял приказ и ушёл.

Спустя время Дени снова осталась одна. Ей не хотелось абсолютно ничего. Лишь уснуть ненадолго. А после проснуться и понять, что всё это лишь дурной сон.


***


- Я говорил с леди Сансой. Она утверждает, что никто из них ничего не знал, кроме её брата. Брандона Старка. - Прежде уверенный в себе Тирион выглядел несколько растерянным. - У него какие-то способности, которые подсказали нам тогда место у Восточного Дозора. Всё и правда, очень странно, и я не берусь утверждать пока точно. Мне нужно понаблюдать ещё немного.
Он приблизился к Дени и вздохнул, опустив глаза.
- Как ваш десница, я бы немедленно настаивал на браке, чтобы укрепить ваш военный союз. Но есть одна проблема... - он осёкся.
Дейенерис почувствовала, как сердце забилось сильнее в груди.. Она присела на кровать, чтобы ни за что не показать себя слабой на шатких ногах.
- Я опять вернусь к разговору о наследнике. Он ведь в курсе того, что вы не можете...
Дени упала лицом на подушку.
Она готова была взвыть и держалась из последних сил.
Она не последний Таргариен! И казалось бы счастье: её возлюбленный - подарок судьбы после всех бед и потерь. Кровь её крови. Он любит её, а она - его. И оба взаимно безмерно. Они союзники к тому же, они не должны враждовать. Но есть одно горькое но... Она не даст ему детей. Никогда. И он это знает. Ему продолжать род драконов без неё. Без неё!
И не было ничего горше этих мыслей. Удушающих, ранящих сердце.
Дени вздохнула поглубже, чтоб говорить без надрыва.
- Вы хотите сказать, что Санса станет его женой? - эти слова сорвались с её губ неожиданно, против воли.
- Я бы хотел вам сказать, что этого точно не будет. Но с точки зрения.. - Тирион вздохнул и сжал кулаки, проклиная себя за то, что собирался сказать следом. - Технически, она его кузина. И такой брак даже для Старков не проблема.
За что мне всё это?!
Дейенерис снова упала лицом в подушку. Слёзы проступили слегка, оставив влажный след. Горло сковало, словно стальной хваткой. До боли и горечи.
Что за чудовищная несправедливость! Она так долго шла к этому. Так много потеряла и обрела, столько всего преодолела. И вместо того, чтобы взять своё, попала в чудовищные сети, а кто-то другой займет её место. На троне предков будет не она. И рядом с тем, кого она любит.. С ним рядом, будет не она.
Сердце рвало со страшной силой от досады. За что? За что?
Проклятые волки!
Тирион положил свою руку на её плечо.
- Не стоит убиваться раньше времени, Ваша Милость. Для начала нужно всё выяснить. Если те чувства, что он испытывает к Вам - правда, то, возможно, такого не случится. Я постараюсь всё уладить. Вы должны понимать, что сейчас вам следует оставаться союзниками, как бы тяжело это ни было. Если вы и вступите в конфликт за Железный трон, то разумнее это будет сделать после того, как вы разберётесь с врагом за Стеной. Если вы решите переубивать друг друга сейчас, то мы все обречены, вы же понимаете?
- Понимаю, - сказала она, сглотнув и вытирая солёные капли с глаз. - Идите, не стоит терять времени.

- Вы тоже считаете, что леди Санса ничего не знала, - спросила Дейенерис Вариса, вошедшего в её покои почти сразу, как Тирион скрылся из виду.
- Я уже высказывался по этому поводу, Ваша Милость, и своего мнения не изменю. Мне давно всё это показалось подозрительным. Если он северянин, и только, то что могло заставить его приблизиться к дракону и взобраться на него? Пока, как он думал, никто не видит. Это было очень дерзко, едва ли человек не уверенный в том, кто он, мог бы такое сделать.. Нет, всё не так просто. Я... - он осёкся.
- Продолжайте, милорд. Вы что-то хотели сказать?
- Я даже не знаю, стоит ли Вам говорить это сейчас. Я слышал краем уха разговор сестёр Старк. Младшая, Арья, говорила, что теперь леди Санса сможет получить то, о чём всегда мечтала. Они меня не видели, но я слышал это весьма отчётливо.
Дени дышала тяжело, слёзы душили её со страшной силой, но она терпела.
Неужели? Неужели он прав?
- Тирион немного предвзят к своей бывшей жене, на мой взгляд, - спокойно продолжал Паук. - Он знал её раньше, когда она находилась в Красном Замке на попечении Серсеи. Но она была совсем другой, это очевидно. Правда, лгать и терпеть она всегда умела. Редкий дар для юной леди, надо признать. Теперь леди Старк выросла и окрепла, и она опасна. Как настоящая волчица. Санса долгое время была рядом с Петиром Бейлишем. Я не раз говорил вам, что этот человек известен своими интригами и очень опасен. Но теперь его уже нет. Вы знаете, что произошло с лордом-протектором Долины, пока Король Севера гостил у Вас? Нет? Он мёртв волей сестёр Старк.
Дени молчала, глотая воздух открытым ртом и глядя на советника во все глаза.
- Будьте острожнее, молю Вас. Пока у вас есть хотя бы один дракон и армия, вас никто не тронет. Но постарайтесь быть внимательнее.
Благородная леди Старк! Она Старк, а не Болтон. Ну конечно! Она обошла заключенный брак с Тирионом, обошла брак с Болтоном, оставаясь собой и зная, кто ей нужен на самом деле! Ей нужен наследник Железного Трона. Они знали это оба и спланировали всё.
Джон знал, что она не может иметь детей, вот и пришёл к ней тогда в ту каюту. А почему бы и нет? Никаких проблем, одна только радость. И любовь... Лишь бурным потоком любовь. И всё ради своей цели. И так всё красиво, так всё пламенно. Чёрт, а ведь точно знал, что ей нужно. Он знал, что нужно Таргариену, потому что сам такой. Он знал! И красивые слова, чёрт! Такие славные. И такие жестокие!
- Вы были правы, лорд Варис. Я буду. Я зря Вас не слушала, теперь мне приходится платить за свою доверчивость. Холодный разум - это то, чего мне не хватило, увы. Я королева и не должна следовать ничему другому. Так и будет теперь.
Она кивнула ему и он вышел.
Дейенерис закрыла лицо руками. Наивная дура! На что она рассчитывала? На счастье и любовь? На трон, что он ей поможет добыть?
Дура! Дура!!
Он никогда не даст ей дом, о котором она мечтала. Не он, только не он!
Всё, что ей обещали мужчины, всегда обращалось в прах. Только она сама это сделает. Возьмет своё по праву. Своими руками!
Сама победит в этой войне. Сожжёт всех врагов. И никто не справится лучше.
Она больше не будет терять ничего! Ни детей, ни людей, если снова вернётся к тому, с чего начала.
Холодное сердце и точный расчёт.
Перед глазами вдруг предстал тот момент, который она видела своими собственными глазами. Тогда в пустом зале, когда они не видели, что к ним приближаются. Джон держал Сансу за подбородок, смотрел на неё пристально, когда они говорили о чём-то. Дени помешала им тогда. А не следовало бы. Лучше бы она тогда и узнала всю правду! До того, как он прикоснулся к ней, к королеве, вновь, здесь, в стенах своего дома. До того, как вновь заставил довериться ему, его рукам и словам, и почувствовать себя снова счастливой..
Дени трясло крупной дрожью. Левую руку свело судорогой.
Интересно, он делал с ней то же? Ласкал её также, сжимал её кожу, целовал, где вздумается?
Дейенерис бросилась на кровать и взвыла. Её больно жгла ревность. Ревность и досада. И вожделение, неуместное, сладкое, настойчивое. Воображение рисовало картинки, что доставляли ей мучительные страдания, но тело предательски отзывалось, возбуждаясь. Она с остервенением впилась зубами в руку. Тупая, глупая плоть. Она проклинала своё желание. Глупое сердце. Долой! Она кричала уткнувшись в подушку, сжимая её руками, била кулаками от отчаяния. Ненавижу! Ненавижу!
Она рыдала и сотрясалась, но слёз не было. Только боль.
Мысль о том, что она попалась в крепкий капкан уже не желала покидать её разум.
Вы же не овца. Вы дракон. Далёкий голос леди Оленны промелькнул, поселив в душе Дени безудержую ярость.
Я вырежу его из своего сердца. Сама! И это не будет так страшно. Это будет не страшно.
Его голос больше не будет её волновать. Ей некого будет любить. И некого будет ненавидеть. В нём причина всех её бед и потерь. Довольно!
Дейенерис трясло, но она была уверена в себе, как никогда раньше.
Я убью его, клянусь! Беспощадно. Подарком его матери. Своей рукой, как он сам бы сделал это.

Тщеславие и гордость коварно шипели ей: ни за что не отдам то, что по праву моё. Моё! Я королева, и это мой мир! Я сама смогу его покорить.
Сердце рвалось и билось, как птица в груди. Как больно и тошно! Тело ломило.
А разум холодный шепнул: подожди. Так тихо, что она не смогла ему внять.

Стук в дверь заставил её агонию стихнуть. Она поднялась, поправив волосы.
Джорах Мормонт вошёл в комнату.
- Вы звали меня, моя королева?
- Да, подойдите.
Он приблизился к ней, и завидев след от укуса, встал перед ней на одно колено, осторожно взяв ладонь в свои и мягко погладил красный след от её собственных зубов. Он хотел поцеловать травмированную кожу, желая утешить, но Дени быстро одёрнула руку и высоко подняла голову. Её губы сжались и ноздри напрягались.
- Вы поклялись мне в верности, сир Джорах. Не так ли?
Он молча кивнул.
- И я хочу вас кое о чем попросить.
Её сердце стучало. Она точно знала, что он сделает это.
- Принесите мне меч!
Мормонт смотрел на неё, онемев.
- Да, сир, мой меч по праву, - повторила она. - Добудьте мне Тёмную Сестру.
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава 14. У белого древа
* эта глава родилась задолго до предыдущих и написана иначе. так и должно быть)

Вечер тихий и белый от снега. Мягкий мех скользит по земле, заметая следы. Она идет лёгкой поступью, не дыша, как зверь крадётся к нему. Как к добыче. Она идет, чтобы убить его.
Убить того, кого любит больше жизни. Того, кого ненавидит больше смерти. Единственного в мире мужчину, что ей желанен, до боли, до ломоты, до содрогания...

Он её родственник, племянник, если быть точнее. И он её обманул. Он лгал ей, играя, как с котёнком, забрав у неё всё, что только было возможно. Величие, мечту, её детей, её смысл жизни. И сердце. Он вырвал его без пощады, раздавил в железной руке, брызжа кровью..

"Вы ослеплены, Ваша Милость," - пел ей надушенный советник. - "Вы не видите, того, что скрыто за тайной его рождения... Он не так прост... Он всегда знал, кто он, теперь это очевидно... Он обманул всех нас..."

Ладонь сжимает рукоять меча. Да, она украла его. Руками ещё верных ей слуг. Он был подарен её братом, что был ему отцом, его матери. В тот самый день, когда они виделись в последний раз. Тёмная Сестра, меч её семьи, хранившийся в могиле долгие годы. Он был выкован для женщины, и женщине же принадлежит в эту минуту.
"Висенья, помоги мне, - шепчет она. Пусть моя рука будет также твёрда и беспощадна, как и твоя когда-то."
Деревья расступаются перед нею неспешно. Она знает, что он там. Стоит один, молится богу с кровавым лицом. Его древнему жестоком богу.

В памяти снова всплывает его рыжеволосая сестрица. Санса. Она ведет себя так холодно и надменно, без капли уважения, словно сама является королевой. "Его нет.. Он не желает Вас видеть", - всякий раз говорит она, когда видит вопрошающий взгляд аметистовых глаз. Рыжая стерва всегда говорит спокойно, чуть свысока, стараясь сохранить беспристрастность.
Проклятая сука! Как же ей хочется вцепиться в эти огненные волосы и вырвать их без остатка. За то, что их обладательница забрала его у неё. Себе. Вернее, она позволила ему отправиться на Драконий камень, чтобы он смог пленить и обокрасть её, королеву, а после бросить умирать в их ледяном краю.
Она стискивает зубы до скрипа.

Ещё у них есть брат. Брандон. Который спас его тогда, разгласив всем правду окончательно. Странный мальчик-калека с пустым взглядом... Он выкатил тогда в центр зала на своём кресле, под своды Великого чертога. Под крики бунтующих вассалов. Они взывали : "Старк! Старк!", обнажив мечи, ропща что-то о предателях. И вот он, их безногий лорд, прибыл по зову своих подданных.
"Замолкните все," - проговорил он тогда тихим голосом. - "И чтобы я больше не слышал слова бастард в этих стенах. Вы все пожалеете о своём мятеже через минуту... Джон, " - подъехал он к брату, стоящему рядом с ней, с серебряной королевой. Калека окинул взглядом всех присутствующих, которые вмиг замолчали от его спокойной речи. Он протянул к брату руку. - "Перед вами Эйегон Таргариен, законный наследник Железного трона и Семи королевств. Сын принца Рейегара Таргариена, рожденный в браке. То, что было тайной долгие годы, теперь раскрыто. Этот секрет спрятан в могиле Лианны Старк. Она твоя мать.."
Какой чудовищный момент!
Её скрутило тогда, она упала у всех на виду. Её стошнило тогда, за миг до потери сознания, при всех, как назло...
Её вообще теперь постоянно тошнит - слишком много лжи, интриг, предательств! Тошно, тошно, аж трудно дышать! Спасает лишь морозный воздух..

И кто сказал, что северяне глупы? Они перехитрили всех великих интриганов Вестероса. Чёртовы волки! И они выживут, сильные, хищные. А драконам суждено умереть.. Ей тоже придётся умереть.
Кто она теперь? И пусть у неё есть покои, есть слуги, есть и советники. У неё есть дети, которые её не слушаются, есть люди которые её не слушают. Всё есть, и ничего... Нет больше сердца. Оно разорвано в клочья...

Снег чуть скрипит под ногами. Шаг, ещё шаг... Она уже видит его под красной кроной. Чёрную фигуру у белого древа с ужасным кровавым лицом. Она подходит к нему, он не слышит. Она заносит меч, а он спокойно оборачивается.
- Не делай этого, Дени.
Спокойно уворачивется от неумелого взмаха. Ещё удар, он ловит её руку в своей, выхватывая рукоять меча и отбрасывая в сторону. Тёмная Сестра тонет в снегу...
- За что, Дени?
- За ложь, - хрипит она, не помня себя от негодования. Её волосы размётаны в стороны, глаза бешеные. Она бросается на него, словно дикая, царапает ногтями. Он легко перехватывает её руки, крепко держит, до боли сжимая. Она трясется от злости, "ненавижу! " кричит.
- За что Дени? Ты ведь не такая, - повторяет он, прижимая к дереву, держит её намертво. Она негодует, пытается вырваться, сжимает кулаки, хочет ударить.
- Я никогда тебе не лгал.
- Не верю! - кричит она ему в лицо.
- Замолчи, - кладёт ей руку на рот, зажимает с силой. Она кусает с остервенением. Больно. Но он терпит, не дрогнув ничуть, смотрит на неё своими глазами цвета бури.
- Я не знал, не знал, клянусь тебе. Очнись! Я не знал, кто я, всю свою жизнь. Но это не важно. - Его хищный оскал у самого её носа..- Самое главное, что я не знал тебя. Тебя, одержимую лишь властью. Те слова любви, что ты мне шептала, те вздохи, клятвы, те поцелуи, что ты дарила, не стоили ничего. Всё кануло, как только у тебя отняли мечту править. Твой чёртов Железный трон, будь он не ладен! Забирай. Он мне не нужен... Я лучше погибну героем. Безымянным бастардом, каким я был тебе дорог..
Он ослабляет хватку. Слёзы брызжут из её глаз.
- Я верила тебе до последнего, но твоя сестра... - говорит она, захлебываясь. - Меня убедили, что вы все знали правду давно.
- Кто?
Она плачет, не в силах сказать ни слова.
- Я догадываюсь... И ты поверила, глупая.
Она рыдает, трясется. До боли в груди, до дрожи. Сердце колотится неистово, того гляди выскочит. Не чувствует мороза и стальных оков его пальцев.
- А я ведь люблю тебя. Проклятый идиот! Люблю до безумия. И мне плевать, что ты моя кровь. - Он прижимает её к дереву сильными руками. Пронзает взглядом. Она дрожит..- Люблю и все тут. И кажется, судьба нам приподнесла ещё один подарок. Мы могли бы стать супругами. Я принц, ты принцесса. - Отстраняется, скалится... - Но тебе этого не надо. Ты сама себе королева... Ты сама прогнала меня, как предателя. В тот час, когда на меня свалилась вся эта правда. Проклятая правда! Ты думаешь, это просто, жить всю жизнь в тени, не зная радости, зная лишь долг и унижение.. А потом узнать такое?
Она всхлипавает, ещё раз и ещё. И завывает в рыданиях. Он убирает руки, она стекает по белому стволу вниз.
- Ну полно, что ты. Перестань.. - Он ставит её на ноги, отряхивает снег. Она бросается ему на грудь, рыдая. И льнёт, жмется. Ей стало легче. Он любит, любит. А она снова верит.
Он вытирает её слёзы, смотрит в покрасневшие от соли глаза. Уже по-другому, снова, как прежде. Держит её за подбородок.
- Глупая..
- Джон...- немеет она от слез, они душат её новой волной нещадно.
- Ну что ты. Я здесь, слышишь? Это я. Я.. Всё тот же, ничего не изменилось, Дени, слышишь?
Он обнимает крепкими руками. Снова прижимает её к дереву. Не грубо, нежно. Он так обольстительно близок. Его губы почти прикасаются к её губам, он смотрит на них, он дышит на них. Так сладко, так дурманяще..
- Я здесь, любовь моя.
Он целует её, она отвечает. Её слёзы льются тихим потоком. Его губы сладкие, нежные, такие любимые. Она изнемогает ночами без них. Они ласкают её губы жадно, так неумолимо будоражат. По телу растекается удовольствие. Он чувствует тоже самое.
- Ты ведь любишь меня, я же знаю, - он шепчет. - За что ты так со мной?
Снова целует. Сладко. Язык танцует с языком. Так горячо и страстно. Он верит ей, глупец. Верит!
- Я люблю тебя... Шепчет она, тяжело дыша.
- Не слышу, - дразнит её.
- Люблю, люблю! - Вырываются слова. Прямо из сердца. - Люблю безмерно! Ты знаешь это. И мучаешь меня..
- Вот так, да? Мучаю? Я тебя... Улыбается. - И от мучений ты так зажигалась и горела. Так стонала сладко, так целовала..
- Джон... Снова в слёзы. Она плачет горько.
Он ловит солёные капли губами, гладит по волосам. Он держит её своим телом, так тесно прижавшись. Обнимает её, трогает везде..
- Я никогда не смогу подарить тебе наследника..
- Не верю, - он целует её шею, сжимает грудь, что скрыта под платьем, скользит по телу ниже. Он возбуждён, она чувствует его напряжение в штанах, упрямо упирающееся твердым бугорком ей между ног.
- Мы столько недель самозабвенно любили друг друга. Каждую ночь. А твоей лунной крови я так и не видел..
Мысль эта мелькнула в её голове яркой искрой. Бывало, что луна её обманывала.. Может дело не в перемене климата, как она думает.. А что, если...
- Каждую ночь я наполнял тебя до предела. И готов делать это снова и снова, пока у нас не получится, - продолжает он, целуя, кусая её ушки, шею, щекоча языком. Без совести и страха перед своими богами.
- Докажи это.. - шепчет она настойчиво, смотрит на него пьяными глазами.
Она млеет и тает, она готова отдаться ему прямо сейчас. Её тело ломит, горит, изнемогает. Она так скучала, и вот они снова сплетаются. Снова жаждут друг друга. Снова вместе.
- Нет. Решительно говорит он. Смотрит ей в глаза пронзительно. Её рука в его руке. - В следующий раз я возьму тебя на нашем брачном ложе, назвав прежде своей женой.
 

aurelle

Лорд
Глава 15. Возвращение

Ночь разлила чернила повсюду, коснулась белой от снега земли.
И было так тихо... Мир словно замер под россыпью звёзд, озаряемый серебряным светом луны.
Под сенью дерев богорощи был слышен лишь шёпот. Лишь шёпот сердец...
Они не могли оторваться друг от друга. Это было невозможно. Как невозможно разорвать неделимое. Как рассечь надвое то, что твёрже алмаза.
Дейенерис растворялась в удовольствии находиться рядом со своим мужчиной, касаться его, слушать его дыхание, растеряв остатки мыслей и слов. Ей не хотелось нарушать магию этой ночи, когда в её душу вернулись и вера, и любовь. Казалось, они стали ещё сильнее, чем прежде. Они наполнили её настолько, что она уже позабыла о том, как несколько мгновений назад была готова отказаться от него навсегда.
Джон укутал её своим плащом, хоть в этом и не было необходимости. Ему просто хотелось быть с ней единым целым. Сладкий запах любви кружил голову, струился по венам, насыщая удовольствием и сердце, и тело.
- Обними меня крепче, Джон, прошу тебя, - прошептала она. - И скажи, что не отпустишь меня, пока я сама не захочу.
- Не отпущу. Ты моя.
Не было в целом мире звука сладостней, чем этот.
- Я твоя. Как я люблю это слышать. Я твоя. Твоя. Никто никогда не говорил мне такого.
- И не скажет никто, кроме меня. Я не позволю, родная. - Он бережно взял её лицо в свои руки. Коснулся своим лбом её лба. - Я больше тебя не отпущу.
Он улыбнулся и обнял её ещё крепче, вдыхая чудесный запах её волос, закрывая глаза.
Дени вдохнула глубоко и выдохнула прерывисто. Её слегка клонило в сон после отхлынувших волн негодования и злости. Она мечтала переместиться куда-нибудь в тёплое место, куда-то, где их никто не найдёт. И уснуть не расплетая объятий. С ним рядом.
- Судьба дала мне столь прекрасный дар, что я просто не имела права отказаться от этого, - снова заговорила Дени после длительной паузы. - Я едва не совершила глупость. Самую страшную глупость в своей жизни. Прости.
- У тебя бы не получилось, - улыбнулся Джон. - Потому что ты не такая.
- Я столько всего наговорила тебе, а ты мне всё равно веришь. Почему?
- Потому, что ты умеешь любить. И много раз это доказывала. Даже не так... Я просто это знаю и всё.
Она улыбнулась.
- И я могу поклясться, что никогда не стану претендовать на то, что по праву твоё. Я даже могу остаться Джоном Сноу, если захочешь.
- Нет. - Настойчиво проговорила Дени, подняв на него свой взгляд. - Не смей лишать себя своего настоящего имени! Оно тоже по праву. Твоё по праву. Ты рождён под именем Эйегон, ты сын моего брата. Лучшего из моих братьев. И он, и твоя мать отдали за него свои жизни. Ты был лишён имени с детства, но сейчас судьба тебе его возвращает. И не смей отвергать этот дар. Он пришёл тогда, когда нужно.
- Ты должна знать, что сейчас я едва могу дать тебе всё, что тебе полагается, Дени. Кроме себя самого, обещаний и клятв верности. Ты истинная королева, а я тот, кем родился, всего второй день.
- А разве этого мало?
- Мои сестры настаивают, чтобы я стал Эйегоном Таргариеном. Чтобы я перестал быть бастардом и стал человеком, равным тебе по положению. Тебе, а не кому-то ещё. Да, Дени, они были первыми, кто поддержал меня в ту нелёгкую минуту. И Санса и Арья. Они обе. Ты просто не знала. И не было никаких козней против тебя с моей стороны. Я на это не способен.
- Прости. Прости. - Она снова прижалась к нему, зажмурив воспалённые глаза. Чувство стыда за свою импульсивность снова захлестнуло её. - Видимо я так и не познала, что такое настоящая семья. В отличие от тебя. У тебя есть она, и всегда была. Твоя семья. Не было лишь имени. У меня же только имя и было. Двое нищих сирот, скитавшихся по свету были всем, что осталось от великого дома Драконов. Но я выжила вопреки всему. И нашла свою кровь в далёком краю. Свою кровь и свою любовь. И это не может быть ничем иным, как проведением. Это судьба, мой милый. И ты тоже это знаешь.
- Я буду хранить своё настоящее имя. До победы в Великой войне. А после, когда всё уладится, я стану тем, кем ты захочешь.
- Я захочу, Эйегон... Джон... - Она улыбнулась. - Я люблю твоё имя. Оба твоих имени. И я тебя полюбила как Джона, - она улыбнулась, немного нелепо и даже стыдливо. - И пожалуй, в час нашей с тобой близости у меня не получится называть тебя иначе...
- Как скажешь, любимая.. - он посмотрел на неё очень пристально, настолько, насколько позволял лунный свет, взял её руки в свои, - Выходи за меня.
Он поцеловал её нежно. Так сладко, как она любила. Дени отвечала ему. Мягко и даже невинно. Слишком невинно для самой себя.
- Знаешь, о чем я всегда мечтала, - проговорила она, отрываясь от его губ. - О доме. Здесь и сейчас я говорю тебе это впервые. И это чистая правда. Не трон и не титулы, а дом с красной дверью всегда был истинным желанием моего сердца. Да! Я хочу, чтобы ты сделал меня своей женой. И как можно скорее. Мне не надо ни замков, ни золота от тебя. Лишь твоё сердце и твоё плечо рядом с моим плечом. И мы сами возьмём то, что хотим. Вместе.
- Я могу это сделать хоть завтра. Едва ли ты получишь ту свадьбу, которую заслуживает королева, но если ты согласишься...
- У меня было две свадьбы. - перебила его Дейенерис. - Обе торжественные. Но ни одна не была для меня радостью. Это был праздник для всех, кроме меня. И люди на них были мне чужими. Не нужно обрядов и церемоний. Одна лишь клятва. От тебя.
Она сделала шаг назад и её лицо стало серьёзным, а голос требовательным и властным. Рука крепко сжалась в кулак. Её внутренний дракон расправил свои крылья и воспарил высоко.
- И я хочу чтобы ты поклялся мне ещё кое в чём. Прямо сейчас. Здесь, перед своими богами и передо мной. Что ты будешь со мной. Не в сердце и памяти, не в песнях, воспевающих героя, а живой, каков ты сейчас стоишь передо мной. Поклянись, что я никогда тебя не потеряю. И что никто и ничто в этом мире у меня тебя не заберёт. Как никто и ничто не заберет меня у тебя. Я не позволю ни смерти, ни войнам, ни долгу и ни чести. Мы победим врагов и выживем вопреки всему, что посмеет нас остановить. Поклянись, что мы будем жить долго и счастливо вместе, несмотря ни на что. В нашем доме, как семья. Не преклоняй колена, стой со мной на равных сейчас и поклянись мне, глядя в глаза.
- Я клянусь, моя королева. И я сделаю всё, чтобы тебя уберечь. Уберечь нас с тобой обоих от всех несчастий. Я клянусь, что мы победим. Без страха перед смертью. Мы победим врагов и выживем вопреки всему, что посмеет нас остановить. И иначе быть просто не может. Я верю в нашу силу, и вместе мы не сокрушимы. Ты получишь и дом, и свою семью. И я получу вместе с тобой. Я клянусь, Старыми богами и Новыми. Всеми мыслимыми и немыслимыми богами, что есть в этом мире. Я клянусь своей жизнью, своей честью и своим сердцем, что бьётся ради тебя...
Джон поцеловал её снова. Так страстно и глубоко, что у Дейенерис захватило дыхание. Она верила и чувствовала себя абсолютно счастливой. Защищённой, любимой и бесконечно желанной. Его руки и его губы настойчиво твердили ей об этом.
И они больше ничего не боялись. Они были по-настоящему единым. Огромным пламенным серцем, полным любви.
Джон снова посмотрел на неё. Внимательно и серьёзно.
- Завтра мы вернёмся сюда снова. И произнесем свои клятвы по традициям Севера. Чтобы стать мужем и женой.
- Я готова, - решительно ответила Дени. - Я хочу этого более всего на свете. Завтра же.


***


Сияние любви озарило благостным светом любви полумрачный чертог, когда Джон и Дейенерис появились в нём. И в каменных стенах под древними сводами стало заметно теплее.
Давос, Тирион, Санса и Арья, казалось, ожидали их появления уже очень давно.
- Слава Богам. - улыбнулся им Давос. - Счастье видеть вас вместе, и,
кажется, мир снова с вами.
- И не только, - улыбнулась Дейенерис, поднимая на Джона игривый взгляд.
- Завтра в богороще мы сочетаемся браком. Не стоит с этим тянуть.

Глаза Сансы округлились. Давос и Тирион посмотрели друг на друга и, выдохнув с шумом, пожали друг другу руки.
Арья расплылась в улыбке. Она подошла к Джону и молча обняла его. Затем сделала то же и с Дени.
-Джон! - радостный голос Сансы оттеняли нотки возмущения. - Но так не делается. Вы не можете просто пойти в богорощу и объявить себя мужем и женой. Вам нужно произнести клятвы. Вам нужны свадебные плащи. Ты же не пойдёшь прямо так? Вы члены королевской семьи и вам нужно сделать это, как подобает.
- На это нет ни времени, ни ресурсов, - отрезал Джон.
- Мы сможем сказать нужные слова, а это главное - спокойно проговорила Дени.
- Дайте мне хотя бы день, чтобы подготовиться. - Санса была непреклонна. - В замке полно гостей...
- Ты не меньше меня знаешь, кого из них мы бы хотели видеть. Никого, кроме самых близких.
Санса посмотрела на Тириона.
- Леди Старк, а вы смогли бы всё устроить быстро? - вступил он. - Причём так, чтобы никто никого не смог обвинить в расточительстве? Устроить праздник для Севера, насколько это возможно накануне войны. Это не помешало бы никому, особенно вам, - карлик посмотрел на Джона и Дени. - Пусть лорды пьют и поют песни в Вашу честь. И пусть радуются Вашему союзу, позабыв о том, что говорили недавно.
Джон посмотрел на Дейенерис. Она улыбнулась и одобрительно кивнула.
- Верно, - согласился Джон. - Ты права, Санса. У тебя будет один день. Но только один.
Дени слегка качнуло. Джон подхватил её прижав к себе и поцеловал в лоб.
- Нам пора.
- Постойте! - послышалось из глубины зала. Это был голос Сэмвела Тарли, который появился незаметно вместе с Джорахом Мормонтом. Он подошёл к ним ближе и учтиво поклонился. - Я хотел бы извиниться, что невольно подслушал всё, о чём вы сейчас говорили..
- Сир Джорах, когда вы говорили о людях, что помогут моим воинам укрепить своё здоровье.. Это же .. - спросила Дени, указав взглядом на Сэма.
- Верно, - кивнул Мормонт. Ему было трудно смотреть на неё. А на Джона - и вовсе невыносимо.
- Я хочу поблагодарить Вас, милорд, - она тепло улыбнулась Тарли. - Вы очень помогли мне в трудную минуту, когда мои люди оказались в опасности.
Сэм подошёл к Дейенерис и деликатно взял её за руку.
- Это мой долг, Ваша Милость. Но я не об этом. Я просто обязан передать вам лично и прямо сейчас кое-какие слова. - Он замолчал на миг, сглотнув от волнения. - Это были слова, которые я слышал о Вас от мейстера Эймона. Вашего двоюродного деда, Эймона Таргариена. Он служил в Чёрном замке, и ему было уже очень много лет, столетье, не меньше, когда Джон и я появились там. Он говорил о Вас однажды, когда я прочитал ему письмо о Вас и событиях в Заливе Работорговцев. Вы боролись за свои интересы, отстаивали жизни ваших людей. Я был искренне восхищён Вашей силой. А он сказал, что Таргариен, одинокий во всём мире - это ужасно. Что нет ничего страшнее, чем быть без поддержки семьи, одному среди врагов... - Сэм посмотрел на Джона. - Если бы он знал тогда, Джон, что ты тоже его родственник. Он благословил бы вас обоих сейчас без колебаний. И сказал бы, что вы... вы оба - ключ к спасению мира, не иначе. Я уверен в этом.
Он поклонился.
- Спасибо, Сэм. - улыбнулся Джон. - Мейстер Эймон всегда восхищал меня своей мудростью. И я счастлив, что имел честь знать его. Случайность ли, что мне довелось услышать заветы этого старца? Они были для меня порой единственным, что оберегало в трудную минуту.
Дейенерис молчала. Слов было сказано слишком много в тот день. Она лишь кивнула Сэмвелу Тарли и устало улыбнулась. Потом подняла взгляд на Джона, и он молча приобнял её.
Настало время им удалиться, и они покинули чертог.

***

Тьма поглотила всё звезды. Дыхание погасило все свечи.
Этой ночью они не сумели расстаться.
Руки Джона медленно снимали одежды с Дейенерис. Пала и белая шубка, и тёплое платье серого цвета. Оставив на ней лишь тонкое и легкое одеяние. Он обхватил её за талию и приманил к себе. Во тьме, почти непроглядной, где лишь ледяной отсвет белого снега, смешанный с жарким пыланием раскаленных углей, сжалился над их глазами...
Джону очень хотелось нырнуть руками под эту сорочку из тончайшей мягкой шерсти, прикоснуться к её сладкой коже, но он не посмел. Это было бы нарушением обещания, что они дали друг другу. Что побудут невинными этой ночью, как жених и невеста. И дождутся момента, когда Боги скажут им да.
Жгучая страсть уступила истинной нежности. Джон уложил Дени на постель и, раздевшись до нижней одежды, сам лёг рядом, обняв её и отдавшись на милость пленительному теплу. Сон забрал их обоих быстро, подарив покой и истинную негу. Негу от чарующего чувства того, что любимый человек снова был рядом.
 

aurelle

Лорд
Глава 16. В первый раз

- Проснись, любовь моя.
Ласковый шёпот Дейенерис заставил сон покинуть Джона быстро и легко. Он открыл глаза и увидел сияющие аметисты, ласково смотрящие на него.. Она бережно обхватила его лицо руками и мягко поцеловала его губы.
- Расскажи мне кое-что, - тихо прошептала она...
Был ещё рассвет. Утро только озарило первым светом покои Королевской Башни.
Дейенерис уселась на Джона сверху.
- Что произошло у вас с Рейегалем? - улыбнулась она, легко проведя рукой по его щеке.. - Хоть ты и говоришь, что между вами ничего не было...
Джон с шумом выдохнул, закрыв глаза. Он понял, что Дени ждала его пробуждения какое-то время, чтобы задать этот вопрос сразу же.
- Всё совсем не так, как ты думаешь, - ответил он. - Я не забирался ему на спину... Когда мы сошли на берег, в первое утро я проснулся очень рано. И отправился к твоему шатру. Драконы пробудились, но Дрогон продолжал охранять твой сон, в то время как Рейегаль сам приблизился ко мне. Он был спокоен, а я позволил себе прикоснуться к нему.
Дейенерис молча слушала его, чуть надув губки и вздернув брови наверх.
- Дени, послушай... - Джон на мгновение закрыл глаза рукой. - Я не меньше тебя был удивлён, что он разрешил мне себя изучить. Это произошло само собой, и я, пожалуй, слишком увлёкся.. Это было не контролируемо, я был будто заворожен. И поверь мне, я никогда не посмел бы причинить вреда, ни им, ни тебе. Я понимаю, что они значат для тебя, и ни за что не стал бы претендовать на одного из них.
Дени ухмыльнулась.
- Это был большой риск. Рейегаль опаснее Дрогона. Но, кажется, он претендовал на тебя.
- Он был спокойным и разрешил мне погладить себя. Я не забирался ему на спину, лишь поднялся по крылу, которое он склонил. Я почувствовал уверенность, что он не причинит мне вреда, вот и всё.
- Склонил крыло? - улыбнулась Дени, удивлённо округлив глаза. - Ты хоть понимаешь, что это значит? Это было приглашение. - Она сверкнула глазами. - Приглашение в полёт!
Джон в тот момент был готов не только к разговорам. Она чувствовала через одежду его горячее напряжение, что упиралось ей между ног.. Она слегка подвигала бедрами и приблизилась к нему лицом к лицу. - Хочешь полетать? - Спросила она в той своей излюбленной дерзкий манере, когда затевала постельные игры..
Джон вжался в подушку. Он помнил, чем обернулась однажды её демонстрация полёта. Как испытал от этого нечто вроде потери сознания в их последнюю ночь на корабле... Это было очень сильное впечатление. Невероятно
сильное, даже болезненное, сумасшедшее удовольствие.
Он не двигался и не отвечал ей ничего. Да означало бы нарушение слова. А нет было бы ложью.
Но Дени не стала дожидаться ответа. Она снова коснулась губами его губ, издав тихий стон и слегка прикусив их зубами. После, встретившись с ним взглядом, сказала. - Пора!
Она встала с кровати и быстро начала одеваться.
- Время настало, Эйегон Таргариен! Мои дети ждут нас.


***

Холодный воздух колол кожу. Утро выдалось ясным и морозным.
Они вышли в ворота и двинулись по склону вниз...
Дени была бодра и полна сил. Она дышала глубоко и свободно. Она специально отказалась от завтрака, чувство голода было ей приятно и дарило ещё большую лёгкость.
Она шла уверенным шагом по снегу, пока они не вышли на открытое место, и остановилась, закрыв глаза. Она замерла подняв голову к небу, словно читала про себя какое-то заклинание. И вскоре два прекрасных созданья пролетели над её головой.
Дрогон издал крик, и они приземлились на небольшом расстоянии.
Дени уверенно двинулась им навстречу, держа Джона за руку. Она не спеша подошла к своему чёрному дракону, который покорно встречал её, опустив голову вниз. Даже неспешное приближение Джона не вызвало никакой агрессии. Рейегаль напротив, рычал и метался на месте чуть поодаль. Он был беспокоен и не решался приблизиться к людям...
- Вы должны пообщаться поближе, - широко улыбнулась Дени. - Ведь мы собираемся стать семьёй. Они прилетели на зов. Я просто закрываю глаза и зову их мысленно. Они всегда это чуют. Дрогон готов на близкий контакт. А вот Рейегаль не совсем. Посмотри на него, он волнуется.
- Может, он ревнует?
- Нет, его беспокоишь ты. Твоя кровь. У вас уже есть связь, теперь нужно сделать её более прочной. Позови его про себя. И он придёт к тебе.
Джон совершенно не представлял, что это значило, ведь Рейегаль тогда сам подошёл к нему. Он закрыл глаза, и попытался вспомнить свой недолгий контакт с зелёным драконом. Он улыбнулся этим воспоминаниям, когда он, как мальчишка, позабыл всё на свете.
Джон почувствовал, как тёплый ветер потоком устремился ему навстречу. Сердце забилось чаще. Он знал, что Рейегаль приблизился к ним.. Открыв глаза, он увидел перед собой Дейенерис. Она взяла его руку, и вытянула её вперёд, сделав шаг в сторону.
Громадный дракон навис над ними. Он слегка переминался с лапы на лапу, напрягая ноздри и чуть обнажив грозные и острые клыки..
Они сделали шаг ещё ближе и дракон опустил свою голову прямо перед ними. Дени уверенно положила руку Джона ему между ноздрями. На морозном воздухе из них струился густой пар.
- Посмотри, как меняются его глаза. Он становится покорным. Ты видишь, как он успокаивается?
Джон увидел, как смягчились линии век, Рейегаль медленно моргнул, как когда-то Дрогон на утёсе Драконьего Камня.
Дени приблизилась к дракону вплотную и поцеловала его, обняв обеими руками огромную морду. Она улыбнулась и тихо прошептала что-то на валирийском, закрыв глаза. Потом повернулась к Джону.
- Я попросила его довериться тебе, как своему всаднику..
Джон оторопел.
- Дени я... - он покачал головой. - Это слишком большая честь..
- Ты Таргариен, ты мой будущий муж, и я люблю тебя. Разве тебе не достаточно этих причин, чтобы оседлать его? Ты прекрасен с мечом, но настоящий лидер в этой войне должен быть верхом на драконе. - Дени слегка прищурила глаза. - И не надо лгать ни мне, ни себе, что тебе этого не хочется.
Джон молчал, пристально глядя на неё. Чёрт, она права. Ему этого хотелось и давно.
Она посмотрела на Рейегаля.
- Посмотри, он уже ждёт тебя, - сказала она, бережно поглаживая его. - Просто почувствуй его. Драконы очень умны. Они сами всё делают, тебе лишь нужно слегка направлять его и чувствовать его дух внутри себя...- она дотронулась до груди Джона. - Вот тут. Вспомни, что ты чувствуешь рядом со мной. Где твой огонь, любимый? Верно, вот здесь...
Джон собирался с мыслями. Его кровь настолько закипала, что готова была прорваться наружу от дикого биения пульса.
- Помнишь, я говорила, что держусь за два ближайших рога между центральных гребней? - Джон кивнул. - Тебе лучше оставить свой плащ. Он может помешать тебе.. Я буду рядом, смотри на меня.
Дени отошла в сторону и приблизилась к Дрогону, быстро и смело забралась на его спину..
Джон отстегнул плащ, освободил руки от перчаток и снова дотронулся до морды Рейегаля.
- Ты ведь разрешаешь мне сделать тоже самое? - улыбнулся он..
Он неспешно двинулся в сторону. Ведя рукой по его чешуе, бережно и легко, будто это была сама Дейенерис.
Огромный ящер, казалось, понимал абсолютно всё..
Снова перед взглядом возникло огромное крыло, и Джон ступил на него смело. Дракон чуть поднялся, возвышая человека над землёй. И он понял, что с того момента пути для отступления у него не осталось.
Он сделает это прямо сейчас.
Дейенерис уже стремительно взмыла вверх. И, совершив небольшой круг, приземлилась напротив. Джон устраивался на спине дракона. Он уже видел однажды, как устроено то место, где должен находиться всадник, поэтому быстро вышел из ступора. Это было вполне удобно. Он погладил кожу дракона. Она была очень тёплой, твёрдой, но живой. Удивительное создание.
- Рейегаль, нам нужно сделать это. Для тебя это тоже первый раз... Такова её воля и наш с тобой путь.
Это было восхитительным ощущением! Волнующим, с острым и ярким оттенком опасности. Человек, был невероятно маленьким созданием по сравнению с драконом. Огромная мощь находилась прямо под ним, и Джон не был уверен, что управлять такой энергией действительно просто. Он увидел перед собой Дейенерис. Она улыбнулась ему и кивнула, вселив некоторую уверенность. В следующее мгновенье Дрогон уже сделал прыжок в сторону и взлетел вверх.
И Рейегаль последовал за ним...
Боги!!!
Джон со всей силой вцепился в его рога и наклонился вперёд. Несколько ударов сердца, и он уже поднимался над землёй на могучих зелёных крыльях, что стремительно распахнулись и сделали свои первые взмахи. Холодный ветер дунул в лицо, но от дракона исходил столь целительный жар, что через короткое время Джон уже не чувствовал ничего, кроме него. Лишь горячий поток от зверя под собой. И безумный восторг от возвышения! Он словно покорил сам ветер!
Дени летела чуть впереди и постоянно оглядывалась. Джон держался крепко, его тело было сковано от напряжения, но душа чувствовала истинный полёт. Истинную свободу и возвышение над миром! Рейегаль начал набирать скорость и высоту и постепенно обогнал Дрогона. Он дёргался, словно брыкался, двигался быстро и неспокойно, его полёт напоминал движения волн. Он круче взмывал вверх и круче устремлялся к земле. Да, он определённо был более диким. И возможно человек на его спине его совершенно не устраивал, и потому Джону приходилось крепче держаться на нём, без возможности расслабить хоть один мускул даже на миг.
Крупные костные выступы, как рассказывала Дени, служили своего рода поводьями, и Джон попробовал разобраться, что значит управлять драконом. Он слегка потянул на себя правый рог, чуть сместившись влево. И это действительно сработало. Дракон повернул вправо и сделал круг. Затем ещё, в другую сторону, и чуть вверх. Рейегаль наклонялся достаточно сильно и резко, Джона ошеломляли его движения, и одновременно пугали настолько, что даже казалось, будто он желает его скинуть с себя. Но мысль о том, что гигант слушался, ему очень и очень нравилась. Его чуть отпускало нервное напряжение, он чувствовал движение монстра под собой всё лучше, и постепенно направлял его так, как ему хотелось. Он даже пролетел над замком, сумев приподняться прямо и увидеть, насколько мал был Винтерфелл с высоты. Сознание постепенно начало проясняться, он уже мог разглядеть что-то дальше грозных драконьих шипов и колышущихся на ветру гребней. Он увидел крыши башен, разрушенные строения, где во времена его детства выращивали диковинные растения, увидел красные листья сердце-дерева и даже людей во дворе. Они мелькали, словно точки на белом снегу.
Дракон слушался, и это было воистину невероятно!
Джон отлетел подальше от замка, решив попробовать кое-что, о чём давно думал.. Он резко надавил на оба рога, ударив Рейегеля ногами, и дракон резко взмыл вверх, устремившись от земли почти по вертикали. У Джона захватило дух, безумный крик сам вырвался из его груди. Он прижался изо всех сил, зацепившись ногами за нижние выступы, что походили на стремена, и осознав, что повёл себя дерзко, глупо и излишне смело. Дракон стремительно набирал высоту и начал заворачиваться вихрем.
Это было захватывающе, прекрасно и страшно одновременно!
Увидев то, как Рейегаль взвинтился ввысь вместе с Джоном, Дени испугалась и бросилась навстречу..
Джон понял, что не может полностью подчиняться дракону в такой ситуации, если хочет выжить. Всё должно быть наоборот! И ему ничего не оставалось, как немедленно взять себя в руки и успокоиться. Он крепче вцепился в рога, оттягивая их, и каким-то сумасшедшим усилием воли заставил своё сердце биться потише. Рейегаль на мгновение завис в воздухе. Один вдох, и он начал снижаться. Более плавно и мягко, выравниваясь и приближаясь к земле не столь стремительно. Дени показалась рядом на Дрогоне. Джон направился к ней и Рейегаль приземлился рядом с чёрным братом..
Джону потребовалось время чтобы придти в себя после недолгого первого полёта. Настоящего первого полёта, произошедшего наяву с ним только что! Такого невероятного и потрясающего. Столь же потрясающего, сравнимого разве что с первой ночью в объятиях самой прекрасной женщины в мире, той, чьим мужем он должен вскоре стать..
Дени спешилась и приблизилась к нему. Заметив её на земле, Джон очнулся и спустился к ней.
Она улыбалась, глядя на его горящие от потрясения глаза.
- Как ощущения? - спросила она как бы между прочим..
- О, у меня нет слов! Я чуть не... - Джону едва удавалось скрывать свой мальчишеский восторг. Он закрыл лицо руками и покачал головой. - Волшебно! Просто волшебно!
- У тебя неплохо получилось, надо заметить. Очень смело. Скажи мне, что это был за стремительный взлёт в конце? Это Рейегаль или ты?
- Я.... кажется, перестарался, но это навело меня на мысль.
- Интересно, и что же это за мысль?
- Ты летаешь неправильно.
Не правильно?! Дыхание Дени перехватило от возмущения.
Она открыла рот от удивления. Невероятно! Он только что впервые сел на дракона и уже указывал ей! Дени полыхнула негодованием внутри себя и была готова ему высказать всё, что думает по этому поводу.
- Как ты смеешь говорить мне всё это? Да я...
Джон приложил руку к её губам.
- Тише, - произнёс он спокойным голосом. - Я не это имел ввиду... Не надо кричать на меня, просто подумай. Ты оседлала Дрогона тогда, когда не была к этому готова. Просто уселась верхом. Возможно твои предки.. наши предки в древней Валирии поначалу так и делали. Но у Эйегона Завоевателя и его сестёр были сёдла. Настоящие сёдла. Ты этого не знала?
- Дракон вообще-то не лошадь...
- Верно. Не лошадь. С него дольше падать. И больнее гораздо.
Джон смотрел на неё пристально.
Дени замолчала. Она и вправду не знала ничего об этом. И даже не представляла, как можно изготовить и прикрепить седло к дракону.
- Более того, - продолжал Джон. - У них были доспехи. Они владели мечом и кнутом. Как можно освободить руку, если ты сидишь, вцепившись изо всех сил?
- Кнутом?! Позвольте, Ваше Высочество, они вообще-то мои дети! И им это не понравится.
- Им и не должно это нравиться. - Он обнял её за талию и приник своими губами к её, но после поймал тот же возмущённый взгляд аметистовых глаз. - Ну хорошо. Без кнута. Но крепче держаться верхом никому не помешает. И быстрее уворачиваться от копий и стрел. Дрогон летает ровно, но если он сделает так. - Джон поднял ладонь вверх, резко повернул её и начертил в воздухе петлю.. - Чтобы совершать более сложные манёвры нужно специальное снаряжение.
Дени задумалась. Она вспомнила свою битву с армией Ланнистеров. Когда огромное копьё попало Дрогону в крыло, и он едва её не сбросил, закружив в воздухе. Ей было очень трудно удержаться тогда верхом. Только привыкшие к нагрузкам сильные ноги помогли ей не упасть.
- Откуда ты знаешь всё это? Ты же только что совершил свой первый полёт...
- Пожалуй, каждый мальчик в Вестеросе увлекался драконами в детстве. Играл, представляя себя воином верхом на гигантской ящерице. Не рос без этого и я. Мне же посчастливилось ещё и читать о них книги. Я наблюдал за полётом твоих драконов не раз. И давно подумал, что тебе стоит это подсказать...
Дени молчала. Она понимала, что возможно вела дракона очень по-женски. При всей своей смелости и при всём своём опыте она, пожалуй, не сравнится с мужчиной-воином в подобных вопросах. Благо её мужчина был и Таргариеном, и воином.
- Ну хорошо, допустим, я соглашусь с тобой по поводу седла. И как мы это сделаем? Каким оно должно быть? Как его прикрепить? Кто будет делать это?
- Ну кто-то же раньше это делал...
- Тогда и Таргариенов было больше... - вздохнула Дени.
- Я думаю, можно попробовать. В конце концов, не станут же они нападать на наших людей, когда они к ним приблизятся. Я знаю, кто сможет мне помочь.. Если получится, то бой будет гораздо эффективнее...
- У меня есть опасения, что им не понравится упряжь. Они уже сидели на цепях в пирамиде, стали от этого агрессивнее и опаснее. И были счастливы вырваться на свободу, когда пришло время. Драконы не рабы..
Дени подошла к сидящему на удивление смирно Рейегалю и дотронулась до него рукой. Дракон был спокоен. Она погладила его бок с любовью..
- Это совсем другое, - настаивал Джон. - Никакого насилия, только небольшое давление, которое заставит их показать свою мощь более полно.
- Ты тоже знаешь это из книг?
- Нет. Но я читал тебя...
Джон приблизился к ней вплотную. Свёл её руки за её спиной, крепко придавил её прямо к дракону позади и скользнул своими губами по её губам.
- Что ты чувствуешь? Тебе неприятно?
Дени дёрнулась, бросив дерзкий взгляд, но вырваться у неё не получилось. Он улыбнулся, перехватил её запястья одной рукой, а вторую положил ей на талию, затем двинулся вверх по груди, коснулся шеи и обхватил её затылок. Дейенерис устремились к нему в попытке укусить его губы, но Джон увернулся с улыбкой, и следующий же момент накрыл её рот своим, жадно ворвавшись в него языком. Она застонала и ответила ему тем же. Этому знойному действу могли позавидовать даже драконы. Дени почувствовала, как жар внутри распаляет её. Как тело начало сотрясать приятной дрожью.
- Что чувствует дракон, если делать это с любовью? -шепнул он.
- Огонь! - ответила Дени, возвращаясь к поцелую. Джон обхватил её крепко обеими руками, стиснул её сильно и властно, но она уже не сопротивлялась, а напротив, наслаждалась этим пленением... Это было очень сладко. Мучительно сладко обоим. Дени даже показалось, что он был готов нарушить обещание. А она сама была готова вдвойне..
- Умница, - улыбнулся ей Джон. - Ты понимаешь теперь, что я хотел тебе сказать.. Он сделал шаг назад, взяв её руку в свою. - Нам пора. У меня тоже есть кое-что для тебя...

***

В кузне было темно и жарко. Джон осторожно провёл Дейенерис внутрь.
Молодой парень, увидев их, сразу же отбросил молот в сторону и, быстро протерев лицо, поклонился.
- Джендри...
- Ваша Милость..
- Ты готов показать нам свою работу?
Кузнец смущался, но тут же сдвинулся с места и приблизился к ним.
- Вот здесь, пройдите. Всё почти готово, осталось только подогнать под вас, как следует.
Они сделали несколько шагов к стене, на которой висели небольшого размера доспехи, столь необычные, что Дени не могла понять поначалу, что это такое. Они были из металла чёрного цвета, и украшены черными крупными камнями. Это были пластины из обсидиана, поняла Дейенерис.
- Это для тебя. Я должен был придумать, как обезопасить тебя, и первым делом велел выковать тебе вот это. Арья подсказала мне эту идею, и они с Джендри тут же принялись воплощать её в жизнь.
- Но я никогда не носила ничего подобного...
- Теперь будешь, как сёстры Завоевателя. Не стоит переживать, они достаточно легкие и управлять драконом тебе будет несложно. Арья говорила, что Висенья и Рейнис носили нагрудник и стальные наплечники, наручи, защиту для ног и кольчугу. Вместо кольчуги у тебя будет тёплая одежда из кожи, мехом вовнутрь, с пластинами из драконьего стекла. Рубинов у нас нет, но этот камень защитит тебя лучше. - Он посмотрел на неё внимательно. Дени выглядела несколько растеряно.. - Я понимаю, что это не так просто. И ты не создана, чтобы носить такое. Но любимая, тебе придётся, потому что это война.
- Теперь я стану воительницей, как Висенья, - задумчиво проговорила Дейенерис.
- И любимой Эйегоном Рейнис одновременно. - Джон поцеловал её.
Джендри смутился ещё больше, он почти перестал дышать. Было сложно понять, что бастарда Роберта Баратеона вводило в больший ступор - настоящее имя сына принца Рейегара или поцелуй двух Таргариенов у него в кузне. Он слегка кашлянул.. Джон и Дени снова обратили на него свои взгляды.
- Простите, я еще не всё показал Вам..
Он достал шлем. Это не был большой шлем рыцаря. Скорее полушлем, изящный, истинно женский, без забрала, защищающий голову от затылка, до линии бровей. Он был выполнен весьма искусно, такого же чёрного цвета, украшенный крыльями дракона по боками. Внутри были сделаны меховые вставки для тепла..
Дени смотрела восторженно.
- Теперь я буду, как настоящий Таргариен. Я хочу всё это немедленно примерить! Эйегон, прошу тебя, коронуй меня.
Джон улыбнулся и аккуратно надел на неё шлем. Он пришелся Дени впору и по настоящему украшал её, делая её нежное лицо ещё более нежным под стальным убором.
- Спасибо тебе, - тихо произнесла она. Затем повернулась к Джендри. - Благодарю Вас за чудесную работу. Вы с леди Старк постарались на славу. Я настаиваю, чтобы Эйегон Таргариен получил то же самое. Он будет управлять драконом, как и я.
Джендри снова онемел на мгновение. Он смотрел не дыша на двоих перед собой, и после некоторой паузы смог произнести:
- Вообще-то, для Его Милости тоже всё готово... кроме шлема. Я его еще не закончил.
Джон удивился. Джендри понял это и продолжил:
- Леди Арья настояла, чтобы я работал, как можно быстрее. Она нашла мне помощников и велела мне сделать такие же для Вас.
Он сорвал ткань со стены, висящую рядом. Джон присвистнул, когда увидел то, в чём мечтала его видеть младшая сестра. Они были похожи на доспехи Дени, только тяжелее, массивнее и с еще более изощрёнными ломаными формами. Дени пришла в ещё больший восторг.
- Арья неисправимая упрямица, - ухмыльнулся Джон. - Когда вы успели?
- Немедленно надевай их! - проговорила Дени. Нам нужно попробовать совершить полет в этом облачении.
- Как скажет моя королева, - согласился с ней Джон, решив, что к броне придётся привыкать обоим, и чем раньше это произойдёт, тем будет лучше.
Дени надела на себя только верхнюю часть, прямо поверх своей белой шубки. Джендри и Джон аккуратно застегнули все ремни.
- Мне придется привыкать к этому, - улыбнулась она.
- И мне, - ответил Джон после небольшой паузы. - Всё происходит слишком быстро. Несколько дней назад я был Сноу. А теперь я похож на Эйегона Завоевателя..
- Ты и есть Эйегон. Эйегон Таргариен. Ты только что летал на драконе. Они никогда не дадут солгать. Пойми ты уже наконец.
Джон глубоко вздохнул, глядя на возлюбленную.
- Теперь мне не хватает только меча, - улыбнулась Дени.
Джон обнял её и шепнул тихо:
- Если хочешь, я могу поделиться с тобой фамильным мечом. При одном условии.. - Джон прочистил горло и улыбнулся, глядя ей в глаза. - Ты больше не станешь пытаться убить меня им.
 

aurelle

Лорд
Глава 17. Волки, львы и драконы.

Дени почувствовала сильнейший голод, вместе с головокружением и слабостью. Утренние впечатления давали о себе знать, и она, взяв Джона за руку, решительно направилась к замку.
Во дворе они застали некоторый переполох, навстречу им выбежала взволнованная Арья.
- Джон! Прибыл сир Джейме... вас все ищут. - Она на миг отступила и замерла, оглядев обоих. - Вот теперь всё на месте, - чуть улыбнулась она с довольным видом, - Таргариены вернулись!
- Что случилась, Арья?
- Сейчас сами всё узнаете...
Тон её голоса был ровным, но Дейенерис показалось, что за ним умело скрывались не самые приятные новости..

В зале было шумно. Гул тревоги завис под мрачными сводами. Санса находилась в окружении обоих братьев Ланнистеров. По выражению её лица было понятно, что что-то произошло.
Арья ушла за Браном.
Давос Сиворт, Джорах Мормонт и Бриенна Тарт находились чуть дальше... Варис стоял отдельно от всех в тени колонны.
Санса увидела Дейенерис и Джона и вмиг замолкла. Присутствующие дружно уставились на них следом за ней. Их вид поразил всех до единого.
Давос слегка улыбнулся:
- Ваш вид впечатляет. Вы похожи на...
- На Таргариенов, - гордо подняла голову Дейенерис.
- Сир Джейме, - Джон кивнул, приветствуя старшего Ланнистера. - У ворот замка нет ваших людей, но вы здесь...
Джон был серьёзен.
- Я прибыл один... - ответил Джейме. - Увы, с печальными вестями..
Он опустил глаза, затем посмотрел на Тириона и сделал глубокий вдох.
Дени крепко сжала руку Джона.
- Серсея не стала созывать никого из своих подданных. Она готовит западню. Десять тысяч наёмников из Эссоса ударят вам в спину. Это будут Золотые Мечи.
Дени онемела. Она не верила Серсее, и чутьё подсказывало, что этого стоило ожидать.
Неужели всё было напрасно? Её дыхание захватили злость и досада. Огонь ярости вспыхнул, прорываясь сквозь привычную сдержанность. Ноздри Дени напряглись, а к лицу хлынула кровь.
- Значит, она собирается отсидеться на моём троне, пока война за жизнь на континенте в наших руках? Передайте ей, что её смертный приговор уже подписан ею самой.
Джон почернел. Лицо приняло безнадёжно угрюмый и суровый вид.
- Зачем вы здесь, сир Джейме? - сказал он. - Вы пришли, чтобы предупредить нас?
- И не только. Я присягаю на верность дому Таргариен и дому Старк. Мой меч будет служить Вам в этой войне, - он обнажил Вдовий Плач и преклонил колено. - И если мне суждено погибнуть, то так тому и быть. Я предал сестру, если вам так угодно, Железный Трон, свою королеву, чтобы сражаться за жизнь рядом с теми, кто сделал верный выбор.
- Ваш меч? - проговорил Джон сквозь зубы. - Это был ритуальный меч Старков, которые веками казнили им предателей.. Своей рукой, по традиции, что до сих пор жива в стенах этого замка.. Это Лёд, который ваш отец почитал правильным разделить на два новых меча.
Бриенна Тартская вышла вперёд. Она обнажила свой меч и встала на одно колено рядом с Джейме.
- Верный Клятве - его вторая половина, промолвила она со смиренным видом, опустив свой взгляд и поджав губы. - Волей судьбы он оказался у меня. Он служил защитой для дома Старк. Послужит и теперь, клянусь. И я могу поклясться, что сир Джейме верен своему слову. Я знаю, что, вопреки его репутации, он благородный человек, и если он здесь, то послужит вам, как истинный рыцарь Вестероса. Я верила в него и знала, что он поддержит вас.
- Что ж, Леди Бриенна, ваши слова внушают некоторое доверие. - Джон прищурил глаза. - Однако, если вы, сир Джейме, решили защищать королевство от опасностей из-за Стены, как истинно доблестный и сильный человек, то не на Стене ли Вам место в таком случае? Моё почтение Ночному Дозору. Надеюсь, пожизненная служба в столь элитном войске Вам понравится.
Джейме встал, не поднимая своего взгляда. Он смекнул, что человек, ранее известный как Джон Сноу, а ныне никто иной, как Эйегон Таргариен, вернул ему его же слова, сказанные им в его бытность самовлюбленным гордецом в адрес мальчишки-бастарда, в тот самый раз, когда он гостил в Винтерфелле вместе с Робертом и его свитой. Джон помнил каждое слово, что накрепко врезалось в память, и признавал, что сказал их не без удовольствия. И нынешнее положение их обоих его устраивало гораздо больше.
- Прошу, пожалуйста, поверьте ему, - в голосе Тириона прозвучало отчаяние. - Проделать такой путь в одиночку, чтобы задумать дурное... Джейме на это не способен, - он повернулся к Дени. - Его слово всё ещё имеет власть, его опыт в военном деле может послужить вам. Дайте ему возглавить отряд тех его людей, что преклонились перед вами после сражения.
Дени приподняла одну бровь.
- Это Вы неслись на меня с копьём, когда я освобождала крыло Дрогона от огромной стрелы? - она беспощадно пронзала Джейме своими фиолетовыми глазами, полными злости. - Вы чудом выжили, убийца моего отца... мой несостоявшийся убийца, и пришли сюда. Вы смелый человек, надо признать, возможно, не самый умный, но смелый. Ночной Дозор? Возможно... Что же касается вас, милорд, - обратилась она к Тириону, стиснув зубы, - то я вынуждена признать, что ваше мастерство переговоров, за которое я вас так ценила, подвело Вас окончательно. О чём вы говорили с Серсеей? Пойманный по вашему плану мертвец, за которого была уплачена огромная цена, не убедил её. И ваши слова её не убедили. К чему был весь этот спектакль?
- Безумие, жестокость и властолюбие нашей сестры, увы, потеряло границы, - спокойно отвечал Тирион. - Но присяга Джейме и моя присяга вам, говорят только о том, что её сила слабеет. Семья для неё всегда значила всё, а мы, её семья, готовы служить вам. Вы можете поступить с нами так, как вам угодно, но знайте, что дом Ланнистеров присягнул вам на верность. Джейме и я всегда были верными братьями, и, при всей неоднозначности наших поступков, мы всегда поддерживали друг друга. Пусть и не безоговорочно. Джейме спас мне жизнь, зная, что именно я убил нашего отца. И он здесь, зная, что рискует не только своей жизнью, но и моей. Он здесь вопреки голосу разума, он мог бы отправиться в Эссос, но он здесь, зная, что вы можете казнить нас обоих. Пусть Серсея играет в свои игры, изображая королеву, пока... А у нас ещё есть власть и наше слово. Найдутся и люди, что последуют за нами. И лучше чем мы, её никто не знает.
- Серсея заплатит сполна, вы же понимаете это? - Дени тяжело дышала. Она не находила слов от того, как она ненавидела подлую узурпаторшу. Пожалуй, любая смерть для неё окажется слишком лёгкой.
Даже при своем невысоком росте, Дейенерис умела вселять трепет в людей перед собой. В чёрных доспехах и шлеме она была ещё более убедительной.
- А Вы, лорд Варис, - она повернулась и сделала шаг к стоящему поодаль Пауку, - что же вы молчите? Вы, так активно убеждавший меня, что меня окружают предатели-волки, которые знали заранее всю правду? Ваше заблуждение стоило мне сил, нервов и времени. И слов извинений я от вас не услышала. Вы ничего не хотите мне сказать? Ваши пташки не знали обо всём этом?
- Ваша Милость, - замурлыкал Варис округлив глаза, - безусловно, я могу заблуждаться. Я человек, и мне не чужды ошибки. Моя попытка Вас предостеречь, к счастью, претерпела неудачу..
- Попытка предостеречь? - Дени снова вспыхнула, искря неговованием, - Вы едва не столкнули нас! И это накануне войны за выживание. Войны, в которой наши враги, между прочим, даже не являются людьми.
- Я прошу прощения у Вас, Ваша милость, и у Вас, - он подошёл к Джону и поклонился. - Я понимаю, насколько сейчас вам непросто. Но я по-прежнему убеждён в том, что магия - это просто фокусы по сравнению с войнами людей против людей. Я никогда не верил и не поверю, что она обладает большей силой, чем человек. И когда враг будет повержен, именно с людьми вам придётся продолжить ваши битвы. Едва ли стоит пренебрегать теми, кто преклоняется перед вами. Сейчас, возможно, вы и не видите в этом смысла...
- Вы определённо пока не понимаете, - перебил его Джон, - что здесь на Севере, действуют другие законы. И совершенно недооцениваете те силы, что властвуют здесь...
В проходе появился Бран. Его появление заставило умолкнуть всех до единого. Он пристально смотрел на Джейме, который замер в оцепенении. Арья подкатила кресло близко, почти вплотную к нему.
Джейме поклонился и открыл рот, чтобы поприветствовать его, совершенно не зная при этом, что говорить..
- Милорд, я..
- Вы были очень молоды, - невозмутимо начал он, глядя в глаза Джейме. - Юный рыцарь меж двух жестоких тиранов. Ваш отец и Безумный Король. - Взгляд Брана расфокусировался, он смотрел словно сквозь человека перед собой, - Он трясся от гнева и страха, старый не по годам, жуткий, изрезанный мечами Железного Трона... Безумец, покрытый ранами, что он сам себе нанёс.. Дикий огонь был заложен повсюду, в стенах, под землёй. Он думал о своей последней казни "Сжечь их всех!" - взгляд Брана вернулся. - Вы же помните это даже сегодня? Как вы стащили его с Железного Трона, а лезвие вашего меча, обагрённое кровью королевского пироманта, легко коснулось его горла. Тихий порез заставил умолкнуть навсегда. Тысячи людей называли вас за это Цареубийцей, не зная, что живы благодаря вам.
В зале повисла гробовая тишина. Джейме был шокирован.
- Но откуда? - едва смог он выдавить слова..
- То, что вы сделали со мной, дало мне этот дар, - невозмутимо продолжал Бран. - Я должен был упасть из того окна. Последовать за трёхглазым вороном, проделать свой путь за Стену и обратно, потерять многое, чтобы обрести новые способности. Мне никогда не стать лордом Винтерфелла, и теперь я больше, чем просто человек. Я древовидец и варг. Я теперь вижу то, что было и что есть в разных точках мира. И я не злюсь на вас, не надо передо мной извиняться. Я благодарен.
В воздухе снова повисла тишина. Ни у кого не находилось ни слова...
Джон посмотрел на Вариса. Лицо Паука уже не выражало уверенность. Он был напуган, это было очевидным.
- Я готов искупить свою вину, - наконец промолвил Джейме. - Я ещё могу сражаться. Я готов внести свой вклад в победу в Великой войне. И я никогда ещё не был настолько уверен в правильности своего выбора. Как никогда и не был уверен в том, что моя честь осталась при мне.
- И потому оставили сестру и своего будущего ребёнка... - голос Брана был холодным, словно сталь.
Нутро Дени задрожало, внутри неприятно заклокотало. Серсея беременна? Её внутренний дракон рванул в груди, заметался, ударяясь и хлопая крыльями. Ей стало по-настоящему плохо. Лишь новая вспышка гнева не дала ей ослабнуть и упасть:
- Вы знали, лорд Тирион? Вы узнали об этом, когда были на переговорах с Серсеей один на один? Что ещё скрывают от меня мои приближённые?
- Нет смысла отрицать это... - промолвил Тирион неожиданно уверенно. - Я догадался, что Серсея уязвима. Она пытается защитить себя...
- Защитить? Себя и ребёнка? - Дени негодовала. Её слегка начало сотрясать. Джон молчал, он лишь коснулся её ладони в попытке заставить её взять себя в руки, но она увернулась и продолжала. - Это называется защитить? Власть, это всё, что ей нужно!
- Она всегда была странной, -
заключил карлик. - По-видимому, вас она считает более опасными врагами, чем вся армия мёртвых.
Дени остановилась и закрыла глаза. Она простояла замерев какое-то время, останавливая свой гнев, что готов был захлестнуть всех и каждого, кто присутствовал в том зале. Несколько вздохов, и она снова встретилась взглядом с Джоном.
- Я ничего не ела сегодня, - тихо проговорила она ему. - Мне необходимо набраться сил, а после я смогу что-либо решать.
Джон собирался проводить её, но она словно угадала его мысли:
- Останься. Увидимся позже, хорошо? - Она стремительно зашагала к выходу, призвав безмолвным взглядом Джораха Мормонта сопроводить её до покоев.
Джон посмотрел на Джейме, стараясь выглядеть беспристрастным, однако отвращение, что он испытывал, скрыть полностью не удалось.
- У нас с вами определенно разное понимание чести. Однако, не стоит сейчас омрачать ситуацию ещё больше. Дом Старк, как известно, свято чтит законы гостеприимства, а потому, вы наш гость, сир Джейме. Завтра Дейенерис и я сочетаемся браком, а после решим, как поступить с Вами.


***


Чуть вечерело, когда Джон пришёл к Дейенерис. Миссандея сообщила ему, что королева готова к встрече, и он немедленно отправился к ней.
Они собирались снова встретиться с драконами.
Дени молчала, лишь чуть улыбалась губами, оставив в глазах истинную грусть.
Она снова надела свои доспехи, на этот раз полностью, чтобы испытать очередной полёт в том виде, в каком следовало.
Ясный день чуть потускнел, когда они вышли в ворота и двинулись вдаль.
Нежная и хрупкая Дени, облачённая в свой воинственный наряд, была неотразима. Джон невольно любовался ею, даже осознавая, что ей неспокойно, и на любовь она сейчас вовсе не настроена. Это не делало её менее желанной, и он понимал, что его страсть к ней не способна утихнуть ни при каких обстоятельствах.
Она шла вперёд, не оглядываясь и зная, что самый дорогой ей человек уверенно следовал за ней. И сесть бы сейчас на драконов и умчаться вдаль, бросив всё без оглядки! Но тяжкое бремя долга, величия и ответственности никогда не отпустит её. Досада и горечь сковали горло, упорно кривили лицо, так, что улыбке едва удавалось это скрыть.
Достигнув места утренней встречи с Дрогоном и Рейегалем, Дени внезапно остановалась. Джон понял, что ей нужно выговориться и поэтому приблизился к ней лицом к лицу. Улыбка Дени пропала, её глаза заблестели от подступающих слёз.
- Прости, я не могу... Я понимаю, что нужно сейчас снова подняться в небо, но не могу...
Джон обнял её, не говоря ни слова. В её голосе зазвучало отчаяние.
- Мой дракон погиб ради затеи, которая ничего не принесла. Весь план Тириона оказался провальным. Всё пришло к воссоединению братьев Ланнистеров, присяге калеки-убийцы моего отца, к очередному чудовищному уроку. - Дени отстанилась и посмотрела на него, широко распахнув глаза и заговорила столь проникновенным голосом, что это вызвало у него дрожь. - Я больше ничего не хочу терять, Джон. Слишком большая цена. Слишком малая плата за жертвы.. Я не хочу боли. Ни капли боли... Рейего мёртв, Визерион мёртв. Мои дети... У меня осталось ещё два. И они будут жить! Больше никто из них не умрёт. Ни один мой ребёнок больше не умрёт!
Джон молчал, он чувствовал её боль и понимал, что именно из всего сказанного за день её породило. Он хотел утешить её, но понимал, что любые слова были бы неуместны.
- Ближе тебя у меня никого нет, - продолжала она. - Завтра мы станем супругами. Семья предполагает много обязанностей. И с моей стороны - это рождение детей. Я мечтаю о том, чтобы у нас всё получилось. Когда-нибудь, возможно, это и будет. А возможно и нет. Ты должен решить сейчас, возьмёшь ли ты меня такую, какая я есть? Быть может нам суждено одолеть врагов, править и жить долго, но только вдвоём... Возьмёшь ли ты меня, женщину с детьми-драконами? Ты поклялся, что мы выживем, и будем жить долго и счастливо. Но поклясться тебе в том, что у нас будут дети, я не могу. Я люблю тебя, и если ты возненавидишь меня когда-нибудь за это, пожалуйста, откажись от меня сейчас! Я пойму и прощу, обещаю, и мы будем просто союзниками...
Джон обнял её и прижал к себе.
- Не откажусь. Ты самое желанное, что у меня есть. Стать единым с тобой целым, чтобы отпустить? Никогда, любовь моя. Никогда. Завтра в богороще ты станешь моей перед богами и людьми. Я не отступлю.
Дени вздохнула и прижалась к его груди.
- Пожалуйста, если любишь, не говори ничего о детях, - тихо проговорила она. - Не заводи эту тему, пока всё не уладится. Я не готова. Пока не время.
- Я понял тебя. Ни слова. Только ты и я.
Они простояли так какое-то время. Внезапно Дени дёрнулась, словно увидела что-то опасное перед собой. Она инстинктивно спряталась за спиной Джона, который в тот же момент понял, в чём дело. Он обернулся к ней с улыбкой.
- Настала моя очередь познакомить тебя со своим давним другом.
Дени тут же поняла, что огромное создание со сверкающими красными глазами, что показалось перед ней, напугав - тот самый лютоволк, про которого так много рассказывал Джон ещё во время их морского путешествия.
- Знакомься, это Призрак, - он поднес руку к огромной белой морде. Зверь лизнул её. - Призрак, это Дейенерис - моя любовь.
Дени окончательно отпустило оцепенение. Она улыбнулась, глядя на Джона, и поняла, что находилась в полной безопасности. Она обнажила свою руку и протянула к волку. Он осторожно подошёл к ней и лизнул её. Теплый и влажный язык внушительного зверя заставил её окончательно успокоиться.
Лютоволк был совершенно потрясающим. Огромный, размером с пони, не меньше. С белоснежным мягким мехом и с красными глазами. При этом удивительно спокойный и мирный на вид.
- Он разрешает тебе погладить себя, - сказал ей Джон, когда она вопросительно посмотрела на него. Дени осторожно положила свою руку ему между ушей, легко провела ею несколько раз, почувствовав безопасность и смирение. Она обхватила его морду и улыбнулась, глядя на него, даже осмелилась слегка потрепать его мягкий и густой мех.
- Ты красавец. Завтра мы станем семьёй.
Эти её слова в тот момент были самой прекрасной усладой для слуха Джона.
Она широко улыбнулась, и Призрак слегка заскулил. Это был хороший знак.
Джон приблизился к нему и посмотрел в его глаза.
- Послушай меня, мой хороший. Защищать её - теперь такая же твоя обязанность, как и моя. Пойдем с нами.
Джон посмотрел на Дейенерис.
- Когда мы встретились после разлуки, он пожелал остаться здесь.
- Может быть, у меня получится убедить его последовать с нами? - игриво улыбнулась Дени.
Они сделали шаг в сторону замка. Дени повернулась к сидящему лютоволку. Её голос зазвучал очень нежно и ласково, с материнским теплом и любовью...
- Идём с нами, не оставляй нас пожалуйста без своего внимания..
Призрак покорно последовал за ними и уже не стал упираться, когда они приблизились к воротам. Он обогнал их и уверенно прошёл во двор, после чего сел, наблюдая за удивлённым Джоном.
- Ты ему определённо понравилась, - засмеялся Джон. - Мы с ним похожи, так что не удивительно, если окажется, что он влюбился в тебя сразу же, как только увидел твою улыбку.
Дени было очень приятно, что этот роскошный и умный зверь принял её.
По-другому и не могло произойти, ведь Дени любила Джона всем сердцем, а животные всегда чувствуют это лучше любого человека.
Они простояли там какое-то время, женщина, мужчина и волк, словно прощаясь до следующего вечера, когда они встретятся вновь ради счастливого мгновения...

Дени позволила Джону уйти вдвоём с Призраком. Ей хотелось остаться одной. Она неспешно двинулась к своим покоям, размышляя о прожитом дне.
Позже она стояла у себя, готовая отдаться сну, уставившись в окно. Луна смотрела на неё, озаряя всё ледяным светом. И молчала. Она по-настоящему замолчала для неё. Дени знала, что это могло значить. И о чём могли говорить её слабость и повторяющаяся в последнее время тошнота. Она знала так же, что это могло не значить абсолютно ничего. Она понимала, что нужно всё выяснить наверняка, но ничего не делала для этого. Это был тот её страх, побороть который она была не в силах. Лишь забыть о нём на время, погрузившись в сон...
Слишком рано ей думать об этом. И слишком не вовремя.
 
Сверху