Гет Фанфик: Долгий путь домой

aurelle

Знаменосец
37. Долгий путь.

Это был густой туман, почти непроглядный, чуть зеленоватый, как воды Божьего Ока. Белая кора сердце дерева, под которым он спал, едва просматривалась, красная крона нависала под головой тёмным массивом. Ни дуновения. От влажности должно было пробрать до костей, но было необыкновенно тепло.

Так странно.

Только бы это не оказалось смертью - кольнула острая мысль. Очнуться, выбраться на белый свет и сдохнуть на одиноком острове - сущий кошмар. Нет, за ним должны были придти и прямо сейчас. Он должен вернуться к любимой.

- Ты вернёшься, - ответил тонкий голосок совсем рядом. Это был детский голос. И Джон узнал его сразу.

Бран.

Джон оглянулся и никого не увидел, потом зажмурил сонные глаза, чтобы побыстрее очнуться, и когда снова их распахнул, маленькая тёмная фигурка оказалась прямо перед ним очень чётко и близко.

- Бран, - тихо проговорил Джон, глядя на мальчика. Проклятье! Он маленький, такой же как до падения с башни. Только бы всё это не значило смерть!

- Не бойся, ты всё ещё в обители богов. Но ты жив.

- А ты? - спросил его Джон.

- И я. И я буду жить вечность так же, как чардрево, как сама земля и природа. Я же сделал этот выбор, ты знаешь.

- Значит, мы с тобой больше никогда не увидимся?

Мальчик подошёл ещё ближе. Его тёмные глаза были живее его собственных, но ни задора, ни любопытства ребёнка в них не нашлось. Лишь спокойствие и усталость - тяготы мудрости. Это были глаза старца. И Джону стало не по себе.

- Это не так. Я пришёл сказать тебе, что мы обязательно увидимся снова. Не глазами людей, но глазами Старых Богов. Так делали наши предки тысячи лет назад. В Винтерфелле всегда должен быть Старк - ты помнишь. И я объясню тебе, что это значит. Мы всегда умели обращаться к корням, читать заветы усопших предков. Через чардрева. Крипта и корни, Джон. Всё было связано тысячи лет, но потом позабыто. А теперь... Всё наше поколение рождено, чтобы вспомнить об этой силе... Отныне, пока наша кровь будет жить, её носитель будет слышать меня, если захочет.

- Что это значит? Я не вернусь в Винтерфелл, Бран.

- Не вернёшься, Эйегон. Я это знаю. У тебя должен быть свой дом. Крипта и корни - ты помнишь, как они гнали тебя прочь искать своё место?

- Да.

- Ты всегда сможешь услышать меня, когда я буду тебе по-настоящему нужен. Помни это и передай своим детям. Все Старки по крови всегда должны помнить о корнях. Где бы они ни были...

- Я буду, Бран.

Мальчик улыбнулся, и закрыл глаза.

- Тебе пора в путь, - тихо прошептал он и посмотрел на Джона пронзительным взглядом. - Теперь ты всё знаешь.

- Я люблю тебя, Старк, - проговорил Джон не менее тихо.

- И я тебя. И Арью, и Сансу - я люблю по-наcтоящему. Потому и буду хранить наш род целую вечность. Таков мой выбор жизни, и он самый верный...

Джон вдруг понял, что через миг он исчезнет. Нужно было использовать этот момент, чтобы ещё что-то сказать, но слов не нашлось. Он даже не смог поднять руки, чтобы дотронуться до плеча мальчика.

Он подошёл сам и просто накрыл глаза Джона тёплой ладошкой, погрузив мир во мрак.

Эйегон. Тебя зовут Эйегон.

*****************
Пустота - таково было первое ощущение. Будто все силы остались во сне, а тело сделалось полым. Тошнота снова начала одолевать; едва он начал пробуждаться, как задрожал всем своим существом. Холодно.

Ещё через мгновение, Джон почувствовал, что кто-то держал его за плечи.

И это был Сэмвел Тарли. Его округлённые глаза были мокрыми, нос и подбородок сморщенными, губы дрожали, а сам он не выражал способности произнести чего-либо внятного.

- Сэм, - губы Джона чуть шевельнулись в улыбке, силы снова потекли потоком по венам, глаза закрылись на мгновение. - Успокойся, всё нормально.

- Боги, тты.. ты... жив... - толстяк плюхнулся на упитанный зад и закрыл руками лицо, тут же разразившись рыданиями.

- Жив, Сэм. Всё позади...

Джон нашёл в себе силы, чтобы сесть, и положил руки на плечи друга.

- Но как? - продолжал трепетать Сэмвел, небрежно утираясь рукавом. - Я не понимаю. Я исследовал весь этот остров, искал тебя, или Брана, или Рида, хоть какие-то следы дракона, который унёс тебя. Знаешь... знаешь что говорят? Что он сожрал тебя и исчез. Кто-то даже выдумал, что он сгорел в небе, кто-то - что он разбился о землю, обратившись в кровавый снег. Я решил, что здесь больше нет ничего. Я был в отчаянии, когда убегал отсюда...

- И сейчас нам нужно поскорее убираться.

- Но... А как же... - Сэм беспокойно оглянулся и снова уставился на Джона. - Ты один? А как же Бран? Он что же...

Умер? - договорили за него круглые глаза, полные грусти.

Джон помрачнел и покачал головой. Он очнулся здесь, на поверхности, в одиночестве, а это значило, что Бран решил остаться в подземелье у дерева. И ночное видение было правдивым.

- Бран не здесь, Сэм. Как и Рид. И дракона больше нет. Я расскажу тебе всё, что знаю...

Джон ушёл в себя, не зная толком, с чего начать, чтобы всё объяснить Сэму, который, по обыкновению, должен был задать множество вопросов, дабы полная картина событий непременно собралась у него в голове...

- Я... - пробубнил Джон, опустив взгляд. - Я отпустил его... Прости...

- Отпустил? - последовала долгая пауза, и на несколько мгновений друзья оказались в полнейшей тишине. - Он что же, излечился?

- Нет, Сэм, - выдохнул Джон. - И он... всё ещё на этом острове. Он просто ушёл к своим Богам... Я не знаю, как это возможно. Он жив, но иначе, чем мы с тобой. Под землёй есть пещера Детей Леса. Там можно найти и их мёртвые тела, и живого Брана, и дракона, который превратился в бесплотный скелет. Этот остров - скопище магии. И последнее слово последнего Старка - быстрее уходить отсюда подальше.

Сэм смотрел на Джона с недоумением. Он будет осуждать его за то, что он бросил свой дом, а потом брата. И он, определённо, проклял бы его, если бы знал правду о гибели Лилли и её сына... Да, я тебя не заслуживаю, друг мой.

- Не смотри на меня так, Сэм. Я просто дал ему выбор. Он выбрал жизнь, которая ему по душе. Что я мог сделать?

- Убедить, что такой человек нужен будущему королю и стране.

- Не мог, - лицо Джона выражало желание прекратить разговор о Брандоне Старке. - Даже если со стороны это выглядит не по-человечески.

И Сэм понял, а потому замолчал и потупил глаза, приблизился и положил руку на плечо друга, сказав лишь короткое:

- Мне очень жаль...

Джон кивнул, помрачнев ещё больше. Желудок свело судорогой, но выпрашивать у Сэма еду было не к месту.

- Кстати, о человеческом, - спохватился Сэм и принялся выискивать глазами свою сумку. - Тебе нужно поесть, потому что выглядишь ты больным и слабым, и после я немедленно осмотрю тебя.

- Королева, Сэм, - отрезал Джон. - Сначала ты расскажешь мне всё о ней.

- Она жива и здорова, и сейчас, наверно, уже в столице, - он выдохнул, чтобы унять волнение. - Вскоре... вскоре после твоего исчезновения началось страшное. Мы только прибыли в Риверран, а потом... Я расскажу тебе. Твоя супруга сражалась верхом на драконе, защищая собственных врагов. И спасла твою сестру Арью из их лагеря. Они обе в порядке, как и ваш малыш, как и Санса, и все остальные. Я всё-всё расскажу тебе по дороге. - Он пристально посмотрел в глаза - Она такая отважная, Джон... настоящий дракон. И она не верила ни единому слуху... И позволила мне отправиться на твои поиски... И ждёт тебя...

- И ты справился с доброй помощью моего друга Призрака - улыбнулся Джон.

- Верно, но откуда ты...

- Я многое знаю, Сэм. О трупах вдоль дорог, о том, что мертвецы поднимались из-под земли... И что сейчас их наверняка не успевают сжигать, я тоже догадываюсь... Этот остров, - он оглянулся. - Даже людям, далёким от магии, открывается многое.

- А знаешь ли ты, что тебя уже прозвали героем? Слухи о том, что наследник престола погиб в битве, уже ходят вовсю. Правда, все они разные, но многие знают, что это был ты. И я не один искал тебя после. В Харренхолле был ещё один человек, который искал тебя. Я слышал украдкой, как он расспрашивал о деталях и конкретно о том, куда ты подевался. Он говорил с иностранным акцентом... Кажется, какой-то учёный-историк из Тироша...

Блэкфайеры - было первым, что пришло Джону на ум. В памяти всплыли слова Вариса, и в горле заклокотала злость. Он мгновенно вспомнил о первоначальной захватнической цели Золотых Мечей. Чёрта с два у иностранца были мирные цели! Они хотят убедиться, что Дейенерис овдовела. Джон потряс головой, чтобы избавиться от предубеждения, но тщетно. Что, если они выжидают момента, чтобы подобраться к ней и заключить тот самый брак, к котором упоминал Паук? Тогда королева получит поддержку из-за моря, воссоединит некогда разделённый род её предков. Она получит нового мужа. Правильной валирийской внешности.

Но никаких порывов сейчас быть не должно, никаких ошибок, горячности! И это казалось чертовски сложной задачей. Дорога в столицу обещала быть трудной.

- Уходим, Сэм. Нам пора... - Джон быстро поднялся на ноги, напрочь забыв о своём желании утолить голод.

- Нам нужно будет раздобыть ещё одного коня и как следует поесть. В Харренхолле есть неплохие запасы еды, и с Боннифером Хасти мы, можно сказать, в дружеских отношениях. Я немного помог мейстеру с врачеванием, ведь, сам понимаешь, раненых было много... Мы подкрепимся там и запасёмся едой, и сразу отправим ворона королеве.

- Нет, Сэм, нельзя никому доверять сейчас. Никаких писем и никаких упоминаний моей личности. Лучше будет побыстрее добраться до неё самому.

Я хочу остаться живым...

- Но она носит под сердцем дитя, и ей нужно знать о тебе... Хотя бы для здоровья.

Джон на миг представил Дени - всю её силу и веру. Она хранила его от смерти всё это время. Она опоила его жизнью, даже если сама не догадывалась об этом. Нет, ни одна дурная весть не сломит её драконью волю.

- Она знает, что я вернусь к ней, Сэм, - задумчиво проговорил Джон. В отчаянии может быть кто угодно, но не она...

- Она могла бы прилететь к тебе на драконе...

- Однажды я уже сделал так - и ничем хорошим это не завершилось. Больше этому не бывать. Я должен завершить свой путь, как есть. И я должен видеть, что творится в мире своими глазами.

- Ну как знаешь, - пожал плечами Сэм, наверняка сочтя такое решение странным. - Ты же теперь наш король.

Король. Оборванный, грязный, голодный, безоружный и пеший. Король, мать его, Эйегон. Звучало странно. Он нашёл ответ и остановил Короля Ночи, но собравшийся в дорогу домой человек был никем. Его путь ещё не завершён. Долгий путь: от бастарда, давшего присягу, к Одичалому, к Лорд-командующему, к мертвецу и королю. После он стал новым Торрхеном, присягнувшем на верность, чудом обретённым наследником, мужем, героем, и снова почти мертвецом...

Оставался последний отрезок пути.

*****************
Джон был всё ещё очень слаб, когда оказался в седле с доброй помощью Сэма, который, казалось, успел установить дружеские отношения буквально со всеми. Простая незамысловатая еда легла в желудок камнем, Сэм заставлял его есть через силу. Ничего так не хотелось, как добраться поскорее до Дени. Пусть даже в неугодном виде - постаревшим, страшным, замотанным в чужой грязно-коричневый балахон с капюшоном, с позорным ржавым мечом, отобранном у мертвеца. Джон гнал свою лошадь крайне быстро, так, что порой Сэм едва поспевал за ним. Особенно в минуты своих размышлений об одинокой жене, на которую сейчас, наверняка, смотрели все до единого. Она делает сейчас то, что они должны были делать вдвоём. Вместе. Он должен быть рядом сейчас, немедленно, и разделить с ней заботы, как он обещал ей...

Живых на дороге встречалось крайне мало. Заснеженные поля и редкие встречные люди напоминали обоим бывшим дозорным застенье. Трактиры были закрыты, как будто уже сотню лет. Голод так и следовал рядом, путникам было положено рассчитывать только на собственные припасы, благо, в чаще лесов можно было найти, что поесть. Отыскать мёртвое животное было несложно, снег и мороз сохраняли мясо пригодным для употребления в качестве пищи. И Джон, и Сэм пользовались этим, как самим собой разумеющимся. К такому образу выживания обоим было не привыкать.

Король, пожирающий падаль. Какая ирония!

Они много беседовали. В минуты трапезы и отдыха с дороги в какой-нибудь полуразрушенной пустой лачуге или в бараке при редком приличном доме, в который их впускали только после упорных уговоров. Сэм рассказал обо всём, что знал наверняка - о Дени, о её полёте и состоянии после; дошедшие в виде письма подтверждённые факты о Серсее и о том, что она вытворила в Королевской Гавани; об Арье и её плане в стане Золотых Мечей, о чудесном спасении; о Джейме Ланнистере, который бежал из Риверрана к отряду своих же людей, устроивших засаду драконам; о Давосе, который устал и отчаялся, который уехал домой к любимой жене, не ведая даже, жива ли она. Сэм поведал обо всём, что исследовал в Харренхолле, о том, как побывал на Острове Ликов и бежал с него в страхе, и о том, как Призрак тащил его за собой снова к Божьему Оку, чтобы Сэмвел Смертоносный испытал себя ещё раз и нашёл наконец то, что искал. Джон же рассказал всё о битве, о драконе, о загадочной карлице, которую он встретил на Высоком Холме, о чардревах и их силе; он рассказал о Бране в пещере на Острове Ликов, о его странном решении продолжить жизненный путь вне мира людей. Только о Лилли и её малыше, которые остались в чёрной чаще Волчьего Леса горстками пепла, Джон снова не сказал ни единого слова...

Призрак был рядом, но почти не подходил близко во время пути. Он следовал на удалении, и Джон был этому даже рад - ведь лютоволк мог выдать его личность прозорливому встречному путнику. Он приходил только ночами, иногда даже с добычей, согревал теплом, как когда-то в Чёрном Замке. Ещё один дар богов - его истинный друг.

Они шли дорогой холода и опустошённости, дорогой, по которой недавно шествовала сама Смерть. Редкий человек, попадавшийся на пути, быстро исчезал из виду, старался скрыться подальше от всадников. Движение в небольших поселениях было слабым, едва ощутимым. В воздухе пахло палёной костью, хотя дыма костров почти не было видно.

Первый действующий трактир попался им только на седьмой день их пути - и это оказалось большой удачей. В тот вечер шёл снег с дождём, и друзья замёрзли, как следует. Горячая жидкая похлёбка с одним маленьким куском мяса и тесная каморка для ночлега пришлись весьма кстати. Сэм любезно предоставил свои целебные разогревающие мази, чаша подогретого вина позволила быстро придти крепкому сну.

Наутро небольшое заведение выглядело на удивление живо. Столица близко, очевидно, всего пара дней пути.
Вопреки изначальному плану отправиться в путь на рассвете, Джон и Сэм спустились позже, устроились в месте поукромнее, чтобы поесть. И к моменту, когда они уже были готовы уходить, люди успели собраться за несколькими столами, навести атмосферу оживленности и привычного хода событий. Кто-то сидел смирно и тихо, а кто-то уже захмелел и вовсю голосил...

- Я слышал, Драконы снова заняли Железный Трон, - послышался скрипучий голос пожилого человека за спиной Джона. - Королева Таргариенша из-за моря вернулась в столицу. Нужно выпить за это, - посетитель сделал большой и громкий глоток эля и крякнул. - От драконов добра не жди, но всё лучше, чем целых пять королей.

Джону вмиг стало чертовски любопытно, что же говорят про Дейенерис и про него самого.

- Зелёное пламя её дракона уже сожгло всю Королевскую Гавань, - проговорил человек помоложе, сидевший рядом со стариком. Очевидно, он был уже весьма пьян.

- Нет, говорят, она сражалась с ледяным чудищем и его мертвецами! - воскликнул высокий молодой голос за тем же столом. - Я даже придумал слова для своей новой песни...

- А я слышал, что это был её муж - король Севера... - снова проскрипел старик. - Тот самый мальчишка с волчьей головой. Он возродился из мёртвых, оседлал ледяного дракона и усмирил всех мертвецов. Он, видать хорошо знает их язык, потому что вернулся из самого седьмого пекла.

В компании раздался хохот.

- Нее, - громко воскликнул молодой голос певца. - Голова у него была нормальная, человеческая. Пока её не откусил дракон. Вот королева и усмирила всех сама. Ух, как вспомню что творилось...

- А я был слишком пьян и даже не понял, что странные тощие синеглазые люди - это ожившие мертвецы. Помню только, что когда пронеслась огромная конница, их как ветром сдуло...

Снова последовали смешки. Джон сжал руку в кулак на столе и тут же на неё легла тёплая ладонь Сэма. Он слегка покачал головой. Держись.

- Между прочим, муж королевы - сам наследник престола, - человека за соседним столом, сказавшего эти слова попытались перебить, но он продолжил. - Это правда. Принц Рейегар тайно женился на дочери Старков ещё давным-давно, когда был жив Безумный Король. Мой отец был оруженосцем сира Освелла Уэнта, и он рассказывал мне о настоящих причинах восстания. Король Севера - и есть их сын, да, я точно знаю. Отец велел никогда не говорить об этом, но сейчас, думаю, это уже никого не волнует.

- Жаль новую королеву, - послышался другой пьяный голос почти прямо за спиной Джона. - Муж без головы - наверно, страшное дело. Как вы говорите, его звали? Рейегар?

- Эйегон поди! Все они Эйегоны... - послышалось из угла, и очередная волна хихиканья пробежалась по залу.

- Говорят, королева молода и красива, - снова мечтательно произнёс мелодичный высокий голос певца. - Жаль, я не сын драконьего принца. На такой женщине я бы женился.

- Ты уж точно нет, рожей не вышел, - на эти слова снова раздался смех, и далее последовали плохо слышимые перешёптывания, и их смысл, который Джон сумел уловить, был весьма непристойным и скверным. - Боги знают, может, найдётся ещё какой-нибудь родственник, которого королева одобрит себе в мужья, - чуть громче произнёс пожилой голос. - Или кто-нибудь находчивый с серебряными волосами. Вон тот белобрысый точно сойдет за Таргариена.

Разговор и смешки прекратились, как только человек, которого только что упомянули, встал. Джон дёрнулся на месте, но лёгкий звон стали за спиной заставил его крепче прилипнуть к своему стулу. Лезвие меча оголилось, и в зале притихли. Джон обхватил рукоять на своём поясе и проклял, что меч был чужим и крайне поганым.

- Оу, какой грозный меч, - просипел тихо старик. - Не сердитесь, сир. Мы не хотели обидеть вас.

- Вы обижаете не меня, а свою королеву, - в молодом голосе рыцаря послышался южный акцент. - Я могу снести вам голову прямо сейчас, и никто меня не осудит. Королева - настоящий герой. Как и её драконы. Запомните это. А вы просто чернь, которая ничего не знает. Радуйтесь, что у меня сегодня хорошее настроение. Даже молить о пощаде вам не придётся. Главное, запомните, что нужно говорить о королеве Дейенерис. ОНА. ГЕРОЙ.

В зале установилась могильная тишина. Меч неизвестного с легким звоном вошёл в свои ножны, снова послышался неразборчивый шёпот. Джон едва уловил это за грохотом пульса в собственных висках и шее. Рука Сэма сжалась крепче, а Джон закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Через несколько мгновений рыцарь покинул трактир со своим сопровождением из трёх человек, бросив хозяйке целого Золотого Дракона. Он успел увидеть их краем глаза. Все в тёмных балахонах, без гербов и нашивок - молча исчезли за дверью.

Вскоре в окне напротив мелькнули силуэты отбывающих всадников, и как только топот копыт стал не слышен, Джон немедленно поднялся и устремился на улицу.

Холодный утренний воздух дунул в лицо. Нужно скорее бежать дальше. Этот путь казался Джону чудовищно долгим. За короткое время он успел привыкнуть к дракону, к его мощным крыльям, к полёту высоко в небе над миром. Он привык к тому, что смотрит сверху и движется быстро. А ползти по земле было невыносимо.

Джон закрыл глаза и выдохнул. Никакой горячности и необдуманных действий! Добраться до Дени живым. Рядом возник взволнованный Сэм.

- Слава Богам, ты здесь, - тихо проговорил он. - Я боялся, что ты помчишься вдогонку тем четверым.

- Проклятье, Сэм! - с горечью произнёс Джон. - Мою жену поливают грязью, а защищаю её не я! Её честь защищает рыцарь, которым я никогда не был.

- Разве это достойно - грозить мечом безоружным пьянчугам? А он у него ещё вон какой - здоровенный, валирийский. То же мне, честь! Всё ты правильно сделал - не стоило лезть на рожон.

- Дело не в этом, - покачал головой Джон, и тут же его словно ударила молния. - Постой, валирийский? А какой именно он был?

И кем, чёрт возьми, был тот рыцарь?

Сэм пожал плечами - со своим слабым зрением он не разглядел, было понятно.

Джону сделалось не по себе. Какое чудовищное унижение, и какое дурацкое предчувствие! Теперь он стоял на дороге, усеянной домыслами и предубеждениями. И мимо него, совсем близко, проходила опасность.

Сэмвел улыбнулся, и от его поддержки Джона слегка отпустило.

- Да хранят тебя Боги, Старые и Новые, Тарли. Что я сделал такого, чтобы заслужить подобную верность?

- Я называю это просто - дружбой. Её нельзя заслужить или купить. Она просто есть, как и любовь в наших сердцах. И в добавок, я должен вернуть тебя королеве в целости и сохранности. Она ждёт тебя. И меня тоже ждут. Ну, ты знаешь, о ком я...

- Догадываюсь, - пробубнил Джон себе под нос и снова невольно сделался мрачным. Они забрались в сёдла, готовые ехать дальше. И Сэмвел сиял, явно думая о Лилли.

- Ты правда веришь, что они выжили? - спросил он Сэма серьёзно. - Сами Иные были её братьями. Ты ведь помнишь. А она зачем-то сбежала от тебя из безопасного места.

- Да, я помню. Но я должен вернуться туда всё равно. Даже если я никого там не найду... Лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и мучиться в неведении всю оставшуюся жизнь. Много вопросов и ответов ждёт меня там, на Севере. Война прошла, и мир её как-то пережил. Я должен знать, как именно.

- Я скажу тебе правду, Сэм. Я бы хотел, чтобы ты оставался рядом со мной и Дейенерис. Наверно, я не вправе этого требовать, но мне бы хотелось, чтобы ты послужил королевству вместе с нами.

- Вот для этого и позволь мне уехать подальше. Ведь... Ну хорошо... Вот я задам тебе один вопрос - неужели ты позволишь всякой ереси быть истиной в умах людей? Нельзя этого делать, потому что знания - это тоже власть. И люди должны знать правду. Для всех них ты и твоя королева - это то, что про вас говорят. Так пусть говорят правду! Это будет моя миссия, и если у меня выйдет, как надо - ты скажешь мне спасибо, - он оглянулся и добавил шёпотом, - Эйегон Таргариен.

Лошади двинулись неспешным шагом.

- Я уже безмерно благодарен тебе, Сэм. Ты можешь просить всё, что захочешь. У тебя будет всё, чего ты пожелаешь. Ты можешь легко вернуться к матери и сёстрам, стать наследником Рогового Холма и мужем красавице-леди. Ваш род продолжит достойнейший человек - ты сам. Ты заслуживаешь счастья, как никто другой.

- Я прошу только о том, чтобы ты тоже дал мне выбор. Как дал его Брану. Я ведь твой названный брат, и мы с тобой связаны до конца наших дней. Пусть меня не будет рядом, но я всё равно буду служить королевской семье. Способом, который считаю самым верным для правителя.

- Спасибо тебе, друг мой, - кивнул ему Джон с лёгкой улыбкой, ударил и погнал во всю прыть, услышав только, как Сэм охнул в седле рядом. Дальше по дороге лжи и надежд.

(продолжение ниже...)
 
Последнее редактирование:

aurelle

Знаменосец
*****************

День превращался в вечер, когда Джон в очередной раз почувствовал усталость и понял, что настала пора озаботиться ночлегом. Небольшие деревни попадались всё чаще, как и люди - все одиноково мрачные, какие-то измученные, но всё же живые.

Последний трактир остался далеко позади, а впереди, как назло, не попадалось ничего подходящего. Джон непременно поругал бы себя за самонадеянность, если бы не напугавший его Призрак. Лютоволк выскочил перед его кобылой внезапно, и она беспокойно заметалась, так, что Джону пришлось долго усмирять её, в то время, как конь Сэма наудачу оставался спокойным. Увидев, что Призрак остановился справа от дороги, неподвижно глядя на людей своими внимательными глазами-рубинами, Джон спешился и пошёл за ним, оставив свою лошадь на попечении Сэма. Он ни за что не стал бы вытворять подобное без причины.
Волк скрылся среди деревьев, и Джон не спеша шёл по его следам по неглубокому снегу.

- Что всё это значит, друг мой?

Лютоволк мелькал впереди, пока не исчез из виду. Боги, лишь бы там оказался какой-нибудь дом. Джон вышел на просторную поляну, в центре которой остановился Призрак.

- И куда ты привел меня? - спросил Джон, оглянувшись, сделал ещё пару шагов навстречу и услышал тихое рычание. Он замер, и через мгновение ветки елей впереди шевельнулись, дав осыпаться лежащему на них снегу.

Огромный бело-серый зверь появился между деревьев, и Джон на миг обомлел. Тихое рычание Призрака стало чуть громче и смолкло совсем, когда другой лютоволк приблизился к нему и дал приветственно облизнуть себя.

- Ты Нимерия? - спросил Джон, глядя на обоих волков, которые, как выяснилось, прекрасно знали друг друга. Спокойный взгляд золотистых волчьих глаз и чуть склоненная набок голова дали утвердительный ответ.

Джон медленно двинулся им навстречу, сняв перчатку с руки и выставив ладонь в приветственном жесте.

- Нимерия, стоять! - тут же раздался звонкий голос охотника, и Джон просиял, увидев перед собой пару до невозможности родных глаз серого цвета, округлившихся при виде двух лютоволков. Он снял капюшон и улыбнулся Арье Старк, которая в тот миг потеряла способность говорить и двигаться, выронила Иглу в снег и слегка прослезилась.

- Джон, - почти пискнула она и через миг уже кинулась в объятия, была с лёгкостью подхвачена и прижата к груди. - Джон, это ты.

- Да, - тепло проговорил он, возвращая сестрёнку обратно на землю. - Это я...

- Боги, я знала, - воскликнула Арья сквозь слёзы и легко ударила двумя кулаками в его грудь. - Никто не верил, а я да. И вот, не напрасно... Как ты? Боги, - она прижалась лбом к груди Джона и простояла так некоторое время.

- Живой, это самое главное, - улыбнулся он, проведя рукой по её голове. - А ты... Как ты вообще здесь оказалась?

- Мы расположились в замке неподалёку. Я отправилась на вечернюю охоту. Миледи очень хочется свеже-добытого мяса. - Она картинно закатила глаза. - Припасы в Хэйфорде ни к чёрту, приходится рассчитывать на себя.

- Ты сказала "мы"? И Санса с тобой?

- Да. Джейме Ланнистер помог нам комфортно расположиться в замке леди Хейфорд, который находится за этим лесом. Отсюда один день пути до столицы. Санса прибыла из Риверрана только вчера вечером, потому что ехала крайне медленно со всем своим добром.

- Но почему здесь, а не в Красном Замке? - недоумевал Джон.

- Джон, - Арья округлила глаза. - Ты что же, ещё не знаешь? - на её личике отобразилась досада. - Дейенерис там нет. Она отправилась на Драконий Камень. И... - Арья опустила глаза, - велела разобрать Красный Замок до основания, продать всё ценное. Джон, она отпустила дотракийцев обратно домой в свои степи...

Он не верил своим ушам. И не мог сказать на это решительно ничего. Это просто немыслимо!

- Тирион сейчас заправляет всем в Королевской Гавани. Вроде как исполняет приказ королевы. Но я ему не доверяю и тщательно слежу за ним. Сейчас я уехала оттуда вместе с Джейме, чтобы встретить Сансу. Но потом я вернусь туда обязательно, как только убежусь, что наша леди-сестра в безопасности.

- Ты не доверяешь Ланнистерам?

- Нет, ответила Арья и заговорила заметно тише. - Я уверена, что Тирион не так непорочен, как хочет выглядеть.

- Ты уверена?

- Да. Потому что я слышала последние слова Серсеи. - Арья глубоко выдохнула и начала свой рассказ. - Мы с Псом попали в Красный Замок через тайные ходы. Так вышло, что я знала путь. Рядом с львицей был только её мейстер и Гора. Пёс убил его. Он был сильно ранен, но смог сделать своего брата ниже ровно на голову. После я отправилась в Тронный Зал, чтобы расквитаться с Серсеей. Но... - она замолчала.

- Но что?

- Я этого не сделала. Её слуга Квиберн был рядом, но он как будто не заметил меня. Его руки были по локоть в крови. Он то ли плакал, то ли смеялся, склонившись над мёртвым новорождённым Серсеи. Она сидела на троне и бормотала без умолку.. "Оживи его, оживи его... Мне обещали, мне все обещали... Ты обещал... Оживи". Она была совсем не в себе. Её глаза были как будто стеклянными, когда я посмотрела ей в лицо. "Чёртов коротышка пообещал, что мой ребёнок останется жив. Ты должен оживить его..." Я смотрела на неё долго, пока она сидела неподвижно и бормотала "Оживи, оживи", её кровь залила весь трон и пол у подножия, но она как будто не испытывала никакой боли. Я видела, как она смолкла. Я не притронулась к ней, Джон. Она сама умерла на моих глазах, а я просто опустила её веки, когда она сделала свой последний выдох. Мне было её по-настоящему жаль. Это так странно - я была уверена, что смогу убить её, но результате испачкала в её крови только свои сапоги, а не руки.

Джон ловил каждое слово, нашёптанное Арьей. Сколько всего произошло, пока он провалялся в пещере в ногах у Старых богов.

- Значит, - проговорил он задумчиво после долгой паузы, - Тирион заключил с сестрой какой-то договор. Интересно, какой...

- Я не знаю. Но выяснить это нужно обязательно. Это ещё далеко не всё, что мне удалось разузнать...

- А что Джейме? - перебил её Джон. - Ему доверять можно?

- Ему я доверяю гораздо больше. После того, как ты покинул Риверран, он бежал в Харренхолл. Я была уверена, что он присоединится к отряду в засаде, но не тут то было. Он собрал своих людей и отправился обратно к Талли, чтобы примкнуть к армии Дейенерис. Он привёз Тёмную Сестру и отдал её твоей королеве. У меня нет никаких подозрений на его счёт пока что... Но всё равно, я не верю Ланнистерам. В отличие от нашей сестры.

- И меня это настораживает, Арья. Особенно то, как Санса сблизилась с Джейме.

- Да она же... - девочка вздохнула, легко покачав головой. - А впрочем! Почему мы говорим об этом здесь? Лучше поскорее добраться до места. Здесь чуть дальше есть широкая лесная тропа, где можно проехать лес насквозь, он неглубокий. Я буду ждать тебя на выезде, ты поймёшь...

Джон кивнул, а Арья подобрала Иглу, подошла к спокойно сидящей Нимерии и потрепала её шерсть за ухом.

- Пойдем со мной, нам нужно найти добычу и поскорее.

Она быстро исчезла за елями вместе с лютоволками, а Джон поспешил обратно к Сэму. Всё только что услышанное раздирало его мысли. Он даже не заметил, как снова оказался в седле и на вопрос "что там было" просто бросил "Едем вперед!"

Через час, когда сумерки уже стали густыми и почти непроглядными, они снова встретились с Арьей, так кстати сжимавшей в руке горящий факел. Она взяла направление к видневшемуся неподалёку белостенному замку и помчалась вперёд так, что измотанные лошади путников едва поспевали за ней..

Благо, через полчаса они уже достигли ворот. По просьбе Джона они отказались идти через главный вход, и потому Арья отправилась через кухню, в которой оставила поварам добытых кроликов и просьбу немедленно приготовить их для леди Старк. Они шли через длинные коридоры и узкие извилистые лестницы к покоям, и Арья тихо рассказала Джону о своих тайных делах и расследовании, которое начала ещё в лагере Золотой Роты. Она поведала о том, что Джендри столкнулся с отрядом в Штормовых Землях, успел завоевать их доверие своими способностями кузнеца и остался там на службе, при этом сохранив верность своей леди Старк. Всю информацию Арья изложить не успела, и Джон был этому очень рад. Потому что голова нещадно разрывалась от всего услышанного за один день, сердце билось от самых скверных предчувствий, а желудок скрутило со страшной силой. Дорога правды тоже оказалась нелёгкой.

Наудачу вскоре перед лицами друзей возникла невысокая тёмная дверь, обитая бронзой.

- Боги, ты вернулась, - послышался голос Сансы, когда Арья вошла в покои. - Ты пропала так надолго. Я уже начала волноваться.

- Оставь свои волнения для другого, - усмехнулась Арья и толкнула дверь, чтобы та открылась пошире. Санса, сидевшая на кровати, недоумённо уставилась на переступившего порог человека, и через пару мгновений осознования она ахнула и закрыла руками лицо.

Джон подошёл к ней, и она молча поднялась, чтобы получить тёплые объятия своего брата. По видимому, она была поражена жутким неподобающим видом Джона и не сразу узнала его. Санса прижалась к плечу и что-то бормотала, пропитав тёмную накидку слезами.

- Боги, что с тобой произошло? - проговорила она, внимательно разглядывая Джона. Белые руки быстро пробежались по его бороде, плечам и груди. От неё проницательных голубых глаз ничто не могло ускользнуть. - Ты похудел и выглядишь больным. Немедленно поешь.

Она тут же принялась хлопотать с трапезой, которая нашлась на её столе. И её забота оказалась весьма своевременной. Джон и Сэм набросились на еду, как пара голодных зверей, когда Арья ушла, чтобы проверить, как идут дела с приготовлением угощения. Вскоре за ней отправился и Сэмвел Тарли, якобы осмотреться и познакомиться с местным мейстером.

Санса сидела молча рядом с Джоном, облокотившись на стол и подперев рукой голову. Она внимательно наблюдала за ним, смотрела такими глазами, будто не верила, что он был перед ней во плоти.

- Ты выглядишь бледной, сестра. - Джон дотронулся о её руки. - Ты здорова?

- Да. Не стоит за меня беспокоиться. А вот за себя стоит. Ты будто постарел на десяток лет, Джон. Расскажи мне, что с тобой произошло.

- Обязательно расскажу. Но сначала о Бране. Прошу тебя, выслушай, а потом...

- Мы знаем, - послышался уверенный голос Арьи из-за спины. Джон обернулся на сестрёнку и столкнулся с её открытым взглядом. - Он рассказал нам.

Джон ничего не ответил. Конечно, они ведь волчицы, и то, что явилось ему, явилось и им. Обе сестры были на удивление спокойны.

- Перед тем, как покинуть Риверран, - начала Санса, - я отправилась в богорощу, чтобы помолиться перед дорогой. Я закрыла глаза и прикоснулась к белой коре, и тогда услышала голос Брана. Он говорил мне так отчётливо и ясно, как будто находился со мной рядом. Он рассказал мне о тех, в чьих жилах течёт кровь Старков... Наша связь, она существует. Связь с Браном и со Старыми Богами. И она стала сильнее...

- А я видела сон, в котором он явился ко мне, - добавила Арья тихим голосом. - Здоровый, на обеих ногах, и рассказал мне, что всегда будет рядом. Сердце-дерево послужит мне мостом в его мир, и мы сможем поговорить обо всём, о чём я захочу. Но только тогда, когда это будет мне действительно нужно.

- Невероятно, не так ли? - улыбнулся Джон грустно. - Он призывал меня всегда помнить о корнях - о роде Старков. Но разве мы с вами можем забыть? Наш род продолжится, даже пусть теперь он прерван по мужской линии...

- Зато по женской пока нет, - бросила Арья и загадочно посмотрела на Сансу, та чуть смутилась от её взгляда. В комнате повисла долгая пауза... - Ты должна рассказать Джону о сире Джейме. Это очень важно, Санса. Прямо сейчас. Расскажи отчего ты настолько ему доверяешь. Джон должен знать, ведь он нам не просто брат. Он наш король.

- Что с сиром Джейме?

Санса приосанилась в своём кресле.

- Я знаю, ты осуждаешь меня, Арья. Возможно и ты, Джон... Эйегон, осудишь меня. За мою глупость, наивность, доверчивость. Но я не жалею ни о чём абсолютно. Я не жалею о том, что доверилась этому человеку, поверила ему и прониклась. Не жалею о том, что отпустила его из Риверрана навстречу отряду, который был призван убить тебя, Дейенерис и ваших драконов. И он не исчез, не убежал обратно к Серсее. Он сдержал данное мне слово и привёл обратно своих людей, чтобы они присягнули на верность дому Таргариен. И они присягнули. Потому что Цареубийца Джейме Ланнистер мне пообещал. Он вернул Талли их Дом, вернул твоей королеве ваш меч, а мне отдал свой - Вдовий Плач. Половина Льда вернулась к нашему роду. Он сделал это по своей воле. Я не жалею о том, что разглядела в нём то, чего другие не видят. И я совершенно не жалею о том, что могу сказать эти слова... - она глубоко вздохнула и закрыла глаза. - Я люблю его...

А он тебя любит? - спросил её Джон серьёзно.

- Я, правда, не знаю, - Санса покачала головой и улыбнулась, вспыхнув румянцем. - Да это, пожалуй, неважно. Самое главное мы были вместе тогда, когда оба в этом нуждались. Мы сблизились и вершили вместе дела. Поступки и результат скажут тебе - насколько они хороши. - Санса встала с кресла и неспешно зашагала по комнате. - Я благодарна судьбе за то, что мы с ним встретились вот так нежданно, негаданно, так странно. Он старше меня на много лет, он годится мне в отцы, он калека, но только и я калека не меньше. Нет больше вражды между нами. Между Старками, Ланнистерами и Таргариенами. Ни между кем её больше нет. Настаёт время мира, и пусть поначалу нам всем придётся непросто, но оно наступит так или иначе. Я люблю человека, по-настоящему. Разве это так плохо? Я не корю себя за подобное впервые с тех пор, как отрубленная голова нашего отца коснулась земли. Потому что моё сердце по-настоящему бьётся, а сама я наконец-то жива. И сейчас я имею право на это.

Джон и Арья слушали её молча. Голубые льдинки-глаза старшей Старк наполнили слёзы, когда она заговорила о доме.

- Я отправлюсь на Север, и вы оба отпустите меня. Я леди Винтерфелла, и моё место там, в родовом замке семьи Старк. И я счастлива в своём осознании, что отправлюсь туда не одна и не с пустыми руками. Я забираю то, что даровала мне моя любовь. - Её глаза просияли сквозь блестящие капельки слёз. - Да, Джон, я жду ребёнка. Это будет волк с сердцем льва. Вы оба можете осуждать меня сколько угодно, но я никогда не буду об этом жалеть. Никогда.

В момент, когда Санса уже была готова разрыдаться, Джон подхватил её и крепко обнял, и отчаянная стихия слёз разбушевалась у него на плече.

- Успокойся, Санса. Всё хорошо, - ласково заговорил с ней Джон, как будто она сама была ребёнком. - Никто тебя не будет судить. Все мы люди и все мы дышим. Мне ли не знать.

Санса подняла свои покрасневшие глаза и улыбнулась, смахнув слезинки рукой.

- Судьба посмеялась надо мной, Джон. Ты только представь: я стану матерью бастарду. Я всегда презирала даже само это слово. Но теперь... Я так изменилась. И теперь это вообще не имеет никакого значения. Как бы злые языки ни называли моего ребёнка, он будет самым любимым и самым счастливым. Потому что я так хочу. Вся та нежность, которую я растила с самого детства, берегла, потом училась прятать, подавлять, даже пыталась убить - всё отдам своему сыну. Или дочке. Это будет самый счастливый и самый любимый в мире бастард.

Они рассмеялись все трое. И после все трое обнялись.

- Решим, что с этим делать, - проговорил Джон с улыбкой. - В конце концов, твой кузен - не последний человек в государстве. Да и сир Джейме Ланнистер пока ещё жив. Самое главное, что ты получишь то, что хочешь. И вернёшься домой. Я очень этому рад. - Он встретился взглядом с Арьей, которая, казалось, тоже растрогалась. - Ну а ты, сестрица-волчица, отправишься вместе с ней?

- Нет, - покачала головой Арья. - У меня здесь слишком много дел. Пока я не решу все задачи, которые поставила перед собой, я не смогу покинуть Королевские Земли. Я дала слово Дейенерис и даю его тебе, что буду служить вам верой и правдой - настолько, насколько только способна любящая сестра. Даже несмотря на то, что я безумно скучаю по дому, я не вернусь туда, пока не почувствую, что в стране стало безопаснее, и что любимые бастарды высокородных леди смогут спокойно ходить по земле, не боясь за свою жизнь.

- А как же твой собственный дом? - спросил её Джон.

- Он там где я и где мои близкие. Им может быть целый мир - откуда мне знать. Я знаю, что я Арья Старк из Винтерфелла - это самое главное. А крыша для меня найдётся всегда. Важнее дела и друзья, сам мой путь важнее места. И да, - она чуть скривилась, явно силясь произнести те слова. - Сердце тоже важно. Мой дом там, где моё сердце.

Там, где сердце. Джон подумал о том, где именно оно было в его случае. И эйфория тёплого общения с сестрами начала отступать. Он снова начал ощущать желание гнать. Тело ломило от усталости, но желание поскорее обнять Дейенерис возникло с новой силой, которую в тот момент, казалось, ничто не могло преодолеть.

- И мне пора туда, где меня ждут, - проговорил он задумчиво, Арья и Санса дружно переглянулись.

- Да, но только не в таком виде, - воскликнула Санса и тут же метнулась в дальний угол комнаты к большому расписному сундуку, содержимое которого принялась немедленно перебирать.

- Горячая ванна для тебя уже наверняка готова, - проговорила Арья с улыбкой. - Я распорядилась и провожу тебя до своей комнаты. Сама посплю сегодня с сестрой, чтобы ты успел отдохнуть и привести себя в подобающий вид.

- У меня к тебе одна просьба, Арья, - сказал Джон. - Одолжи мне свой валирийский кинжал на этот вечер, пожалуйста. - Арья игриво состроила лицо недовольного ребёнка, затем молча отстегнула кинжал от пояса и протянула его Джону без лишних слов.

- Подожди уходить, - остановила его Санса. - Тебе положен новый наряд. - Она вручила Джону ворох чистой одежды и развернула в белых руках чёрный бархат с вышитым красным узором. - Твоя супруга отдала приказ сшить это для тебя. Это одежда цветов твоего дома. У неё такое же платье. Посмотри, - она улыбнулась и аккуратно провела пальчиками по гербу с трёхглавым драконом. - Лучшие мастерицы Речных Земель были созваны для создания красоты для королевской четы. У меня ещё много чего есть. Было велено доставить всё в столицу. Но теперь... Надень это, прежде чем явишься к ней. Тёплое для тебя тоже найдётся. Даже валирийский меч можем выдать, если захочешь.

Джон смотрел на них и не верил своей удаче. На трудном пути ему встретились близкие и родные - это было в высшей степени ценным подарком судьбы... Забота, поддержка, тепло.

И в тот момент он понял и то, что почти смертельно устал, и Санса с Арьей поняли то же. И пусть оставалось ещё безмерное количество вопросов и поводов поговорить, они легко отпустили его в свою комнату, в которой человек по имени Эйегон намеревался превратиться из бродяги в представителя королевского рода. Чтобы вскоре продолжить свой путь уже по дороге любви...
 
Последнее редактирование:

Lambo7992

Лорд
Отличная и очень интригующая глава. Судя по всему, информация от Фрикидоктора таки повлияла на ход сюжета. Это даже сделало его интересней. И уже видно, что история приближается к своему логическому концу. Скорее бы Джон и Дени воссоединились и вывели Тириона на чистую воду.:bravo:
Главе ставлю десять Эйгонов из шести возможных. Так держать.:thumbsup:
 

aurelle

Знаменосец
Отличная и очень интригующая глава. Судя по всему, информация от Фрикидоктора таки повлияла на ход сюжета.
Абсолютно нет! сюжетная основа была придумана давно и не менялась, просто словами и деталями она обрастает медленно. Тирион что-то мутит - об этом и без фрики многие думали, и я в том числе...;)
Всё узнаете.
Спасибо за отзыв
 

Алора

Лорд
aurelle А я тоже сперва подумала, что на ваш сюжет спойлеры повлияли. Очень рада, что это не так, вы пишите намного интереснее чем эти "таланты".
Глава насыщенная, но вовсе не перегруженная (читала на фб), понравился Эйгон (который Блэкфайер), размахивающий мечём и требующий уважения к Дени и удобно забывший про Джона.
Ну и все свой выбор сделали, тоже хорошее дело, правильное, не скажу, что я этот выбор понимаю, но история и не моя (и я не имею ничего плохого в виду). Очень достойная глава, вдохновения вам побольше на продолжение.
Вы ко мне в фанфики в последнее время что-то совсем не приходите. Это печально :(
 

brook

Знаменосец
aurelle ох, понимаю, почему такой долгий настрой был, глава очень атмосферная и горькая - и из-за Брана, и из-за Сэма, который не знает правды и живет ложной надеждой, и из-за Джона, который не находит в себе смелости сказать другу правду и к тому же мучается саморефлексией, что не удивительно после всего пережитого. Надеюсь он отдохнет и соберет себя в кучку, поймет, кто он и чего достоин, и объединит две свои половины) Прекрасно написано, очень живо и эмоционально, так что чувствуешь всю боль и сомнения:thumbsup:
Встреча с Арьей и Нимерией, а затем и с Сансой очень теплая, волчицы определились со своим путем и этт отлично, рада за них) Ну и уверена, Санса зря переживает, что будет растить бастарда:)

Очень понравились и ревнующий Джон, и нотки юмора, как с тем же "Все они Эйгоны...") разряжает обстановку)

Блэкфайров подвезли:thumbsup: правильно, "Черное пламя" и "Темная сестра" должны объединиться и вернуться в семью:thumbsup:
Интересно, как пройдет встреча Дени (которая, наверное, еще не воссоединится с Джоном к тому времени, а может уже и воссоединится, и тогда они поразвлекаются над кукольным драконом) и Фейкгона:woot:

С Тирионом действительно все пока читалось в рамках сериальных намеков, посмотрим, какой вариант развития событий выберешь ты) хотя не верю, что у тебя он будет предателем, и не хочу верить, что он будет им в сериале:p

В общем, надеюсь, муза тебя не оставит) Спасибо за продолжение):hug:
 
Последнее редактирование:

aurelle

Знаменосец
Алора спасибо за отзыв и за тёплые слова;) наверно вы, как никто другой понимаете, насколько важна поддержка автора в пору творческого кризиса и выхода из него...
Это особенно ценно, когда истории всё-таки продолжают сочиняться в голове сами собой, примерно в пяти параллельных вселенных, но вовсе не те, что нужно:D:facepalm:
И как раз по вышеописаной причине я просто не могу пока читать что-либо, чтобы не терять чистоту своих идей и мыслей. Прошу понять меня, дорогая коллега, и простить:puppyeye: скоро этот фик закончится и станет намного проще, честное слово...
Эйгон (который Блэкфайер)
у меня он будет не Эйегоном;)
 

aurelle

Знаменосец
aurelle ох, понимаю, почему такой долгий настрой был, глава очень атмосферная и горькая - и из-за Брана, и из-за Сэма
С Браном не всё так горько, учитывая, что своего рода служение и поддержка семьи от него всё-таки перепала Старкам. В нём есть смирение и полное принятие. А вот Сэм:( Когда я придумала убийство Лилли Джоном, то сразу решила, что Сэм этого никогда не узнает. Вместе с этим Джону полагается поразмыслить о своём правдолюбии... Это нехилое такое пятно на персонаже, не скажу что мне это не нравится, напротив. Он не святой, а у героизма есть обратная сторона. И в добавок, в нём появляются нотки эксплуататорства и некоей тирании чтоли. Сэм ему нужен, и он фактически его отпускает, потому что находится компромисс - дорога Сэма лежит обратно на Север (в компании Сансушки, как ты поняла), где он будет изучать и расследовать всё, что произошло, писать свои летописи и нести правду. Кто владеет информацией - тот владеет миром, и Джона это устраивает. Фактически я возвысила Сэмвела над главным героем, человек он явно получше, почище и светлее, но, вроде как и у Мартина оно так, не?;)
Санса зря переживает, что будет растить бастарда:)
Вот насчёт Сансы... Смысл был в том, чтобы показать, насколько ей стало не важна законорождённость. Сама жизнь и любовь - куда бОльшая ценность. Важно было показать это и её принятие ситуации такой. какова она есть.
Блэкфайров подвезли:thumbsup: правильно, "Черное пламя" и "Темная сестра" должны объединиться и вернуться в семью:thumbsup:
Так я давно говорю, что это моя мечта (ох, предвкушаю очень пафосную сцену:meow:). Ты даже не представляешь, как мне захотелось переписать эту сцену в какой-то момент - чтобы Джон встрял в диалог, одолел белобрысого своей ржавухой и как следует самоутвердился:proud: еле сдержалась, чтобы не налить пафосу - предпочла дать Джону выбрать голос разума и сдержаться;)
С Тирионом действительно все пока читалось в рамках сериальных намеков, посмотрим, какой вариант развития событий выберешь ты)
Правда может быть не так страшна, но момент того, что Тирион не договорил правду в своё время, никто не оставит без внимания. В общем, всё узнается, дайте боги, в скором времени;)
 

brook

Знаменосец
но, вроде как и у Мартина оно так, не?;)
Так, согласна) Все таки главные герои у него неоднозначные, тем и интересны) выбором, самокопаниями)

дорога Сэма лежит обратно на Север (в компании Сансушки, как ты поняла), где он будет изучать и расследовать всё, что произошло, писать свои летописи и нести правду.
Не, я на самом деле подумала, что Сэм сам по себе поедет) но это очень интересный и неожиданный для него поворот, всегда думала, что он либо станет лордом Рогова Холма (а то и всего Простора, хотя в книге не верится, что прям всех Тиреллов сольют, их там много), либо останется с Джоном в КГ (или где там столица будет):oops:

Смысл был в том, чтобы показать, насколько ей стало не важна законорождённость. Сама жизнь и любовь - куда бОльшая ценность. Важно было показать это и её принятие ситуации такой. какова она есть.
Согласна, мне тоже кажется, что это очень важно для нее, как для персонажа. Ей нужно многое переоценить, и тут она с этим успешно справляется)

Так я давно говорю, что это моя мечта (ох, предвкушаю очень пафосную сцену:meow:). Ты даже не представляешь, как мне захотелось переписать эту сцену в какой-то момент - чтобы Джон встрял в диалог, одолел белобрысого своей ржавухой и как следует самоутвердился:proud: еле сдержалась, чтобы не налить пафосу - предпочла дать Джону выбрать голос разума и сдержаться;)
Моя тоже) так что хоть у тебя почитаю об этом)))

у меня он будет не Эйегоном
Как интересно))) Интрига)))

я все хочу написать фичек, где к Дени являются сразу два Эйгона:D и ей надо понять, кто из них настоящий :дрэгон:

В общем, всё узнается, дайте боги, в скором времени;)
Будем ждать) вдохновения):in love:
 

Алора

Лорд
наверно вы, как никто другой понимаете, насколько важна поддержка автора в пору творческого кризиса и выхода из него...
Это особенно ценно, когда истории всё-таки продолжают сочиняться в голове сами собой, примерно в пяти параллельных вселенных, но вовсе не те, что нужно:D:facepalm:
Понимаю, про параллельные вселенные в особенности, у меня в голове регулярно такой зоопарк, что собрать мысли в кучку очень не просто. А решение с параллелями я для себя нашла, пишу по две-три истории одновременно, основная тогда как-то легче идёт. Не хотите попробовать?
И как раз по вышеописаной причине я просто не могу пока читать что-либо, чтобы не терять чистоту своих идей и мыслей. Прошу понять меня, дорогая коллега, и простить:puppyeye: скоро этот фик закончится и станет намного проще, честное слово...
Понимаю. Удачи вам и вдохновения, чтобы закончить эту историю так, как хочется и приступить к другим:);)
у меня он будет не Эйегоном;)
:koshmarrrr:А как же канон? (шучу, вы же по сериалу пишете, здесь, за неимением выше обозначенного мальчика, всё возможно;))
я все хочу написать фичек, где к Дени являются сразу два Эйгона:D и ей надо понять, кто из них настоящий :дрэгон:
Юмор наше всё:) Напишите обязательно, почитать стёб в вашем исполнении очень интересно (ну и мне интересно по каким же признакам Дени будет подлинность определять)
 

brook

Знаменосец
Юмор наше всё:) Напишите обязательно, почитать стёб в вашем исполнении очень интересно (ну и мне интересно по каким же признакам Дени будет подлинность определять)
Ой, не, это не стеб, это больше в драму, и самой интересно пофантазировать, как поймет, кто настоящий) ведь в книге их реально два и встреча с обоими, пусть не одновременно, вполне реальна) в общем, это очередная Дени-рефлексия намечается)
 

Алора

Лорд
Ой, не, это не стеб, это больше в драму, и самой интересно пофантазировать, как поймет, кто настоящий) ведь в книге их реально два и встреча с обоими, пусть не одновременно, вполне реальна) в общем, это очередная Дени-рефлексия намечается)
М-м-м, не в виде драмы я такое представить не могу, мне кажется, что с учётом мозгов Эйгона, всё превратится в фарс после того, как он рот откроет, но почитаю всё равно с удовольствием (я с этим тоже столкнулась и решила вопрос драконами, оба мальчика проходили испытание ими, один не прошёл и был послан обратно в Штормовой Предел)
 

brook

Знаменосец
тоже столкнулась и решила вопрос драконами, оба мальчика проходили испытание ими, один не прошёл и был послан обратно в Штормовой Предел)
Думаю, у меня тоже будет проверка драконом, и это тоже будет скорее стеб, но мне интересно думать, что у Дени в голове, когда ей предстоит принять решение, кому доверять) заранее извиняюсь за плагиат, если что) там идея обширнее конечно, будет много взаимодействия ДиД) в общем, будет время, набросаю)
 

Алора

Лорд
Думаю, у меня тоже будет проверка драконом, и это тоже будет скорее стеб, но мне интересно думать, что у Дени в голове, когда ей предстоит принять решение, кому доверять) заранее извиняюсь за плагиат, если что) там идея обширнее конечно, будет много взаимодействия ДиД) в общем, будет время, набросаю)
Удачи вам
Не извиняйтесь, я не особенно верю в плагиат в фанфикшене (хотя порой подтыривание идей замечаю, но ведь на то и мы творческие люди:)), кроме того уверена у вас всё будет иначе, мне были интересны Тирион и Эйгон, а вам ДиД;)
 

Катиза

Знаменосец
Прочитала еще вчера.... но отметиться сил не было..... ;)
Как же я жду Ваших глав..... как я жду счастливого воссоединения наших героев...... чувствую, что осталось совсем чуть чуть.....
Как всегда замечательно......:thumbsup:
 

aurelle

Знаменосец
я все хочу написать фичек, где к Дени являются сразу два Эйгона:D и ей надо понять, кто из них настоящий :дрэгон:
Идея просто класс, но я, как и леди Алора, тоже вижу её стёбной. И от этого твое воплощение кажется гораздо более интригующим;)
Поэтому удачи и вдохновения:):bravo:
 
Последнее редактирование:

aurelle

Знаменосец
aurelle , замечательно, просто чудесно. Какой такой творческий кризис ? Это творческий подъем ! Чем больше хороших историй - тем лучше.
От такого творческого подъёма никакого проку:D голова перегружена идеями, а времени написать их нет. Сейчас даже приспособилась к диктофону:facepalm:
Спасибо большое за поддержку;) Да прибудет с нами ясность ума и свободное время!

чувствую, что осталось совсем чуть чуть.....
Всё правильно чувствуете, как и всегда;)
Благодарю:hug:
 
Последнее редактирование:

brook

Знаменосец
тоже вижу её стёбной. И от этого твое воплощение кажется гораздо более интригующим;)
Хотела бы я, чтобы она была стебной))) Но, увы, может лишь самую малость))
Посмотрим, что получится, пока просто хотелка-идейка))

Поэтому удачи и вдохновения:):bravo:
Спасибо за поддержку))
Взаимно)):hug:
 

aurelle

Знаменосец
38. Домой.

Остров встретил свою королеву неожиданным известием.

Молодой мейстер Драконьего Камня рассказал о находке, которую он совершил на месте добычи обсидиана. Глубоко перекопанная пещера приподнесла настоящий дар. Дени была очень удивлена, когда он достал из широкого рукава небольшой мешочек и высыпал на ладонь несколько золотых самородков. Он рассказал ей, что обнаружил их в пластах породы после того, как оттуда было извлечено драконье стекло. Мейстер долго объяснял, толковал о книгах, которые читал в Цитадели, будучи ещё школяром, о вулканах и о том, что они приносят с собой из недр земли. Королева делала вид, что внимательно слушает, когда по её просьбе он повёл её посмотреть на всё своими глазами. Но причина этому интересу была только одна: Дени втайне надеялась ощутить присутствие Джона.

Полость внутри горы стала намного больше, зёв пещеры вырос в несколько раз. Дорога внутри была усеяна россыпью острых чёрных осколков, как будто её путь устилал ковёр из чёрных алмазов. Местами приходилось пробираться через препятствия, местами были видны следы, а тропа уходила вниз глубокими ямами и бездонными расщелинами, ведущими, казалось, прямиком в преисподнюю. Мейстер говорил что-то без умолку, а Дени внимательно рассматривала всё вокруг. И не видела ничего похожего на прежнюю магию. Она исчезла вместе с переливающимся в свете пламени чёрным стеклом, вместе с загадочными рисунками, оставленными кем-то тысячи лет назад, исчезла вместе с Джоном. Она искала глазами хоть что-то столь же таинственное, как и та обстановка, когда они впервые остались наедине. Внутри было пусто, безжизненно и разрушено, как в груди самой Дени.

Она вернулась в замок разбитой и разочарованной, хотя в своём подсознании и знала, что так будет. Всё пустое - все эти надежды на то, что ей станет теплее от воспоминаний. Но нет, от этого стало только больнее.

Глупая королева, тебе не убежать и не спрятаться! Теперь жить только долгом, как и положено правителю - так подсказывал ей разум. И Дени знала, что это было правдой. Не об этом ли она мечтала? О троне, о наследии предков, о династии Таргариенов снова у власти в Семи Королевствах, о наследнике, который был истинным чудом? Дени корила себя за проклятую слабость, за то, что не могла принять истину - большего в её жизни не будет. Это был эгоизм - думать о большем. Ведь у неё было действительно всё - молодость, красота, богатство, могущество. Певцы уже слагали песни о ней, люди строили новую жизнь её милостью, обретали дома - Вестерос вскоре должен был принять её, как свою. И она носила собственного наследника. Ко всему перечисленному ей не хватало только личного счастья - сладости жизни, желания, поддержки, возможности быть женщиной рядом с любимым. Слишком много ненужного для одной королевы.

Самым поганым было неведение. Вороны прилетали ежедневно, по словам мейстера, связь постепенно налаживалась. Дейенерис узнала о событиях в отдалённых частях континента, о "движении мёртвых", которое настигло живых в каждом уголке огромной страны. Тирион высылал ей послания о ежедневных событиях и о том, как исполняется её приказ, приписывая каждый раз строки: заклинаю, вернитесь в столицу. Но ни слова от Сэма, ни слова от Давоса, или от сестёр Старк о судьбе Джона или дракона, или Брандона. Они как будто исчезли с лица земли, превратились в бесплотных фантомов.

Она хотела бы легко сказать прощай своему любимому призраку. Казалось бы, два простых слова - прощай навсегда. Но надежда упрямо твердила, что он вернётся, подожди. Глупая надежда не желала умирать. А может, это было безумие...

Нет! Это была просто её собственная слабость. Такая несвоевременная, такая бестолковая. Настало время трезвых решений, а она убежала. Драконы должны были придать силы, земля Таргариенов, как исток её рода, ребенок под сердцем, как его продолжение и плод любви, зарождённый в страшное время - всё должно было воодушевить её на становление, как королевы... Должно бы, да не получалось...

Где же сейчас тот самый дом, который принесёт мир и покой в мою жизнь? шептала она. Под сердцем? Дени касалась округлого живота и встречала молчание... В Красном Замке? Но она не почувствовала ничего у красной двери, кроме желания убежать. Здесь, на острове предков, где драконы парили свободными? Она не знала точно, так ли это...

Той дождливой ночью она снова не видела снов. Просто легла, просто закрыла глаза, потом открыла их вновь. Бездушное тело. Дитя под сердцем по-прежнему не подавало признаков жизни. И пусть мейстер твердил, что всё было в порядке, что и она, и малыш были здоровыми, и сердца обоих бились, как надо. Это было просто сердце - та часть тела, что заставляла кровь течь по венам. И ей казалось, что оно замерло.

Впрочем наутро Дени удалось ощутить, как оно бьётся, яростное и недоброе, стучит в полную силу и разгоняет жгучую кровь. Она вспомнила это, когда прилетел ворон с необычным письмом с печатью из золочёного воска.

Дейемон Золотой Дракон - якобы наследник Блэкфайеров - прислал ей письменное предложение брака, расписав длинные строки о героизме и величии королевы Дейенерис, о блестящих перспективах союза с ним, о богатстве и могущественной поддержке магистров в Эссосе, о собственной крови древней Валирии, о Чёрном Пламени, дарованным его роду, который, как он утверждал, было необходимо объединить полтора века спустя после раскола. Какая нелепость! Дейенерис по настоящему вспыхнула.

Тот самый наследник Блэкфайеров, о котором говорил Варис! Тот самый трус, которого не было в лагере со своими людьми, когда началось страшное! Тот самый наглец, самоуверенный настолько, что думал о её однозначном вдовстве и собственном шансе усесться на Трон! Проклятье.

Дени прочитала письмо ещё раз вслух и швырнула в камин, бросив на мейстера взгляд с безмолвным приказом оставить её. Как только он исчез за дверью, она беспокойно зашагала по залу.

Какой чудовищный просчёт и её собственная глупость! В ослабеленном войной государстве мир строить было слишком рано. Она ошиблась, вспыхнула, не подумав, когда даровала дотракийцам возможность вернуться домой, напрочь позабыв, что они уплыли за Узкое Море на кораблях Эурона. Доброе и, по её мнению, справедливое решение вышло ей боком. Враги никуда не исчезли. А она слишком размякла, отчего-то уверовав во всеобщую справедливость...

Она могла принять предложение и объединиться с потомками Чёрного Пламени - бескровно и с весомыми благами. И подло предать своего мужа через месяц после их расставания, оставаясь в неведении о его судьбе. Дени закрыла глаза, и её передёрнуло. Она могла сесть на дракона и спалить врагов в пепел. И нарушить данное себе слово, став чудовищем, которого будут бояться. Самым верным ей казалось решение угрожать пламенем и добиваться преклонения и верности. Дейенерис сморщилась - ей было противно от всех этих путей.


*** *** ***

Она стояла у стола с вырезанной картой Семи Королевств. Маленькая фигурка льва - пригоршня воинов Ланнистеров, фигурка воина в остроконечном шлеме - крупицы её Безупречных, и весомая горка золотых самородков - враги, которых она спасла от погибели. Дени замерла и надолго впала в раздумья. Большая страна, которой ей суждено было править - маленькие точки на ней беспокоили её разум. Мир оставался эфемерной иллюзией маленькой королевы, склонившейся нам большим резным столом-картой.

- Ваша Милость, Вам ещё одно письмо, - нарушил её размышления беспокойный мейстер Пилос, который принёс ей новое послание.

Дени отвернулась от стола и развернула свиток, глаза побежали по строкам.

- Тирион Ланнистер призывает к благоразумию, - ухмыльнулась она. - В очередной раз. Наверно, нужно послушать его. - Дени смяла пергамент в ладони и уставилась в окно. Она увидела, что драконы вели себя крайне неспокойно, цеплялись друг к другу, кричали. Всё верно - дети чувствуют, как бушует сердце их матери.

- Как бы вы поступили на моём месте? - задумчиво проговорила королева, когда Дрогон и Рейегаль стремительно пронеслись совсем близко от башни. - Какое решение сочтёт мудрым учёный муж вроде вас?

Пилос поначалу замешкался, было, но всё же дал свой ответ...

- Я не претендую на мудрость её Милости. Но всё же... будь я на вашем месте... Политический брак был инструментом власти всегда... Самым крепким и самым мирным.

Дени покачала головой. Нет! Голубая роза на ледовой стене. И никого у неё больше не будет!

- Он зря теряет время, - строго проговорила Дени, и повернулась на месте. - Мне не нужен муж. Никогда!

Эти громкие слова встретили округлённые глаза Миссандеи, которая, по-видимому, вошла в зал неслышно. На её лице отчего-то сияла улыбка. И Дени поняла, отчего, когда устремила свой взгляд дальше.

В следующий миг она почувствовала, как земля уплывает из-под ног - перед ней, совсем близко, возник человек в чёрном дублете с красным трёхглавым драконом. Человек, чьи тёмные глаза сияли любовью, такие родные глаза.

- Джон... - прошелестели губы королевы, голова закружилась, и сильные руки мгновенно подхватили её.

- Дени, - прошептал он, и тут же надолго стиснул в крепких объятиях. Ей показалось, что тогда её настигло настоящее сумасшествие. Но прикосновения его рук были слишком живыми, и родной запах, тепло.

Они встретились взглядами, замерли, не находя слов, и даже не заметили, как остались только вдвоём. Его лицо было гладким, таким молодым, короткие волосы забирали ещё несколько лет. Что за чудо - живой...

- Это ведь правда ты? - Дени не верила своим глазам. Джон молча кивнул и приник лбом к её лбу.

И в тот самый миг, в Дени пробудились все чувства, которые она подавляла в себе с момента его исчезновения. Это был кипящий поток, настоящая буря, в которой завертелись и гнев, и досада, и радость, и отчаяние. Слова подбирались с трудом, и озвучены были самые неподходящие.

- Ты опоил меня, обманул и сбежал, - внезапно оскалилась она, вцепившись пальцами в ворот его дублета. Слёзы блеснули в глазах. - Ты сделал так, что я даже почти поверила в твою смерть... Ты почти предал меня!

- И потому ты только что заявила, что тебе не нужен муж, - проговорил Джон спокойным голосом и улыбнулся. - И добавила "никогда"...

- Но...

- Тише... - он приложил палец к её губам и поцеловал её.

Вместе с этим влажным теплом, родным вкусом, нежностью к Дейенерис пришло осознание собственной защищённости. Ей стало вдруг так комфортно и мирно, что от тревоги и злости не осталось следа. Её сердце стучало в груди, что есть сил, но иначе - без намёка на гнев, и оно разгоняло по жилам чистое счастье.

Джон испытывал то же, вместе со сладостью, которую несла с собой высшая для него награда. За всё, что он сумел преодолеть, за все обещания, что выполнил, за путь, что прошёл, он получил её - свою королеву. Она была в его руках, только его, сокровище, которое он был призван беречь отныне до конца своих дней. Время их мира настало - время надёжности и время поддержки.

- Кто из нас свят, любовь моя? - прошептал он, с трудом оторвавшись от поцелуя, слегка прикусил зубами её нижнюю губу и провёл пальцами между её светлыми локонами, которые теперь едва доходили до плеч. - Что ты удумала, пока меня не было рядом, скажи?

- Я приняла решение, которое посчитала верным, исходя из милосердия и заботы о жизни. Не смей осуждать меня. Я расскажу тебе обо всём, и ты сам поймёшь...

- Королева Семи Королевств с наследником под своим сердцем, - он сделал шаг и прижал её к краю стола. Его рука легла на округлый животик под бархатом платья. - В этом всё дело?

Дени ничего не ответила. Они оба знали, что она уязвима, и скрывать это от Джона не было смысла. Не было смысла и в оправданиях. Она прижалась к нему - чёрное к черному, дракон к дракону, сердце к сердцу. Губы снова слились. С каждым ударом пульса слабость отступала всё дальше - оба чувствовали в себе неуёмную энергию, лёгкость крыльев за спинами, звериную силу и мощь. Потому что они снова были вместе.

Джона всё дальше уносило в пучину сладостной эйфории от мысли - теперь он победитель по-настоящему. Он заслужил, чёрт возьми, заслужил Её и то, чтобы доказать это себе самому прямо сейчас. Он подхватил Дени на руки и посадил на край стола перед собой. Фигурки и золото попадали со стола на пол, когда все её юбки взмыли вверх.

- Дай мне почувствовать тебя, - его голос дрожал. И Дени дрожала в его руках тоже. Его пальцы коснулись её мягкой кожи, обхватили маленький округлый животик. Его, родное, тёплое. Ладонь двинулась ниже, и, к своему удивлению, Джон обнаружил, что нижние губки Дейенерис больше не были гладкими, как раньше. - Теперь ты выглядишь, как настоящая королева Вестероса, - улыбнулся он, и Дени чуть смутилась от его дерзкого взгляда.

- Я совсем не думала о красоте, как раньше...

- Не стоит смущаться, любовь моя, - прошептал он, целуя её покрасневшие губы. - Мне всё нравится, как и прежде. Нет, теперь даже нравится ещё больше. Мне приятно думать, что моя королева не мёрзла пока меня не было рядом.

Он мог опуститься на колени и подарить ей большее - горячие и сладкие поцелуи, которые они оба любили. Но не этого ему на самом деле хотелось сейчас. Его стойкое напряжение не давало покоя, Джон отчаянно нуждался в собственном высвобождении, в слиянии, в поглощении ею. В доказательстве собственного права на эту женщину.

Он сжал свои пальцы между её бёдер и закрыл на мгновение глаза. Оно здесь, совсем близко, такое уютное.

- Я тоже очень скучала по тебе, Джон, - прошипела Дейенерис. - Возьми меня прямо здесь.

Наверно, нужно было подхватить её на руки, отнести в покои, уложить на постель, в которой он мечтал побывать ещё до того, как стал её мужем, обоим избавиться от одежды, но Джон был слишком голоден, чтобы остановиться. Он вдруг понял, что совершенно не был способен на нежность и ласку.

Он обхватил округлые бёдра Дени и притянул её ближе к себе. Даже сквозь кожаные штаны ощущалось это заветное излучение тепла - её пламя. Она поймала его губы своими и ясно дала понять, чего хочет, когда её язык атаковал его рот. Джон издал шипение, руки быстро пробежались по её спине и легко обнаружили шёлковые шнурки платья. Завязки скользнули легко и податливо, словно этот наряд с драконами благоволил его действиям. Платье ослабло, и ещё через миг не помнящий себя Джон оголил её груди почти грубым рывком. Тёплые, манящие, полные, они получили свободу, и он тоже получил её волей маленьких рук жены. В том самом месте, где горел подобно вулкану.

- Немедленно дай мне то, что по праву моё, - прорычала Дени сквозь зубы, сжав его член в прохладной ладони. - Сейчас! Я требую вот этого.

Она уверено направила его к себе навстречу, и через мгновение он проник в неё до самого основания. Дрожь пробила обоих, жгучей волной по телам пробежался озноб. Теперь всё в порядке, так, как должно быть. Дени сдавила ногами его бёдра, притянула к себе и держала крепко - настолько, что он какое-то время не мог двигаться дальше. Никакого расстояния между возлюбленными! Они настолько близки, насколько возможно.

Один вдох, и Джон толкнулся в ней, с напором и силой. Дени охнула и выгнула спину, тут же коснувшись затылком стола. В поясницу и бёдра впились кусочки золота и резной рельеф "карты". Неудобно и, возможно, даже больно, но она дракон, и ей такое по нраву...

Его руки одна за одной прошлись между её налитых грудей. Они стали полнее, такие спелые, соски заметно потемнели, и это будоражило Джона сильнее обычного. Через мгновение, его лицо оказалось в том соблазнительном месте, и губы, и язык были крайне несдержанными. Очень вкусно.

Дени всхлипнула от его поцелуев, вцепилась в его затылок в попытке захватить пальцами непривычно короткие волосы. Её любимый зверь дома, голодный и злой, но такой любящий зверь.

- Ты скучал, мой герой? - простонала она в полузабытии. - Покажи, как ты скучал по мне... Только без жалости...

Движения Джона мгновенно стали резче.

- Да, сладкая моя королева, - он поднял на неё свои горящие глаза и хищно улыбнулся. Дени ответила ему похожим оскалом и впившимися в кожу ногтями. С каждым толчком ей становилось жарче. Она оживала, огонь завёл внутри неё свою знойую песнь, любовь струилась по венам.

Он обхватил рукой её плечи, чтобы держать её крепче, чтобы она никуда не ускользала. Вторая рука устремилась на её талию, набрела на золото под её телом и инстинктивно смахнула его прочь с и без того неровной поверхности.

- Тебе неудобно, правда? - спросил её Джон, продолжая наращивать темп, безжалостно, как и было велено. - Самое время вспомнить, кто ты такая, королева Семи Королевств... - Дени закрыла глаза, с силой закусив свои губы. - Матерь Драконов...

- Все неудобства можно стерпеть, когда рядом тот, кого я люблю, - она была слишком близка к своему пику, чтобы говорить внятно, снова громко всхлипнула и закрыла глаза. Но сквозь тяжёлое дыхание сумела прошептать ему на ухо такие слова: - Мы дома... а всё остальное не страшно.

Они оба больше не могли говорить. Лишь слушать, как звучали тела, проживая эти моменты сладкого, пьянящего удовольствия - стонами, переходящими в крик, сбитым напрочь шумным дыханием, яркими столкновениями, от которых обоим становилось невыносимо приятно. Они могли лишь ощущать друг друга, видеть, как пьянели их взгляды, как беспутно блуждали руки и губы... Чёрный бархат, красный трёхглавый дракон, растрепавшиеся в стороны короткие белые волосы... Красные отпечатки на светлой коже, глаза потемневшие от желания... Там, на столе Эйегона Первого, муж и жена снова обретали друг друга в своей любви чёрно-бело-красного цвета. Они снова были вместе.

Все Семь Королевства были свидетелями, как горела и трепетала в пламени их королева, как с силой сжималась внутри, кричала, царапалась, билась в экстазе; как оживала и возвращалась к себе, забирая своё по праву - Его. Все Семь Королевств видели, как растворялся в своей любви их король, забывая всё вокруг, утопая в блаженстве, как напирал, отдавая себя, и забирал то, что заслужил навек - Её.

Когда Джон пронзил её тело в последний раз и излился в её глубине, всё вокруг словно смолкло, время замерло, а пространство, казалось, исчезло. Один удар сердец - они встретились взглядами, и жизнь потекла вновь. Он тяжело дышал, склонившись над Дени. Её аметисты-глаза стали влажными, лицо зарумянилось.

Она ласково провела рукой по его лицу, всё ещё непривычно молодому и гладкому, расслабленно улыбнулась, довольная.

- Теперь мы с тобой оба вернулись домой, - тихо и нежно проговорила она. - Эйегон. Теперь мне нужно звать тебя так...

Он улыбнулся в ответ.

- Зови, как пожелаешь, любимая... Ведь ты королева всего Вестероса. - Он легко выскользнул, поцеловал её губы и провел пальцем по её влажной щели, в том самом месте, где только что оставил свою горячую метку. - И ты моя. Помни это всегда.

*** *** ***

После наступило время ласки и чувственных удовольствий. Голод чуть поутих, и двое уже двигали свою любовь медленно... Желание больше никуда не отпускать друг друга ощущалось в каждом взгляде и в каждом движении. Пальцы сплетались, губы беспрестанно ласкали друг друга. Никуда не торопясь...

Сперва в купальнях, где Джон, наконец, увидел Дейенерис полностью обнажённой. Она стояла перед ним на борту небольшого бассейна из чёрного камня - светлая, чистая, нежная, со слегка округлившимися формами. Растущее в её чреве дитя сделало его супругу только прекраснее.

Дени же узрела, какой отпечаток оставила на её муже война. Он похудел, и под кожей, что стала бледнее, проступали зеленоватые вены, шрамы приобрели синеватый оттенок. Лицо осунулось, заострилось, и при всей молодости, на нём читалась усталость. Только глаза были тёплыми и снова счастливыми, и, глядя в них, Дени понимала, что всё остальное поправимо. Она была призвана вернуть к жизни своего короля так же, как и весь Вестерос.

После супруги оказались в покоях, расслабленные, напитавшиеся живительной силой друг друга, омытые удовольствиями, утомлённые жаркими действами.

Джон сел на краю кровати. Шёлк постели призывал ко сну, но он понимал, что, если Дени вдруг снова захочет любви, он не посмеет ей отказать несмотря на усталость. Она медленно расхаживала по комнате, ступая босыми ногами по мягкому мирийскому ковру...

- Столько всего произошло, пока тебя не было, - проговорила она с лёгкой нотой печали в голосе. - Наверно, нам стоит поговорить об этом прямо сейчас, не дожидаясь утра. Но мне так не хочется.

- Я кое-что знаю о реальном положении дел. По пути сюда мне стало известно кое-что, а потому, мне тоже есть, что поведать. Но... Если не хочешь сейчас, давай поговорим утром.

- У меня только один вопрос в голове, любовь моя: ошибалась ли я, думая сломать колесо? Быть может, это совсем невозможно...

- Для тебя нет ничего невозможного. Но это случится не в один день, и даже не в один год. Ломать привычное быстро очень рискованно. Однажды я потерял жизнь за то, что решительно поменял правила. И я понял, что пострадал из-за того, что за моей спиной не было достаточно сильной поддержки. - Он обнял её, стоящую перед ним, и аккуратно посадил к себе на колени. - Меня беспокоит другое, любимая - твой страх быть собой. Ты дракон, а не благоухающая роза, ты ведь помнишь. В небе над Вестеросом снова парят живые драконы. Это настоящее чудо... Но ты будто хочешь убежать от себя...

- И драконы - герои, - грустно улыбнулась Дейенерис. - В этом человек, зовущий себя Деймоном Золотым Драконом Блэкфайером, прав. Драконы не тронули ни одного невинного жителя. Но их всё равно боятся. Я этого не хочу.

Золотой дракон. Джон вспомнил блестящую золотую монету, небрежно брошенную неизвестным хозяйке трактира. Что за человек мог назвать себя таким именем? Джону вмиг стало противно, но вида он не подал.

- Драконы прекрасные и грозные существа, - продолжал он, глядя на жену. - И их должны бояться, Дени. Пусть боятся. Это сила, и она будет защищать справедливость, которую ты несёшь. Не монстры, но грозные стражи, символ величия. Мы победили с тобой, Дени. И мы вправе продемонстрировать это миру в полную силу.

- Что же это значит, Джон? - прошептала Дени, глядя в его глаза, и позволила мужу лечь и вытянуться на постели. - Значит, снова быть войне, страху, быть крови и пламени?

- Быть справедливости. Ты спасла врагов, за это они преклонятся перед тобой. Не из страха, а из чувства благодарности за спасённые жизни. Если у людей короткая память, мы поможем им вспомнить кое-что. Не переживай...

Дени молча опустилась рядом, ласково глядя в его тёмные глаза, которые чуть покраснели от усталости и желали уснуть. Она нежно поцеловала своего мужа, вздохнула. Казалось, тяготы в тот миг чуть отпустили. Ведь рядом с ней снова был человек, который разделит их с ней. Чувствовать это - было настоящим счастьем для королевы. Она прижалась лбом к груди Джона и замерла, слушая его ровное сердцебиение. Он ласково обнял её своей надёжной рукой, зарылся носом в её слегка влажные волосы и глубоко вдохнул их аромат.

- Как долог был мой путь домой, - прошептала Дейенерис. - Но я и не знала, что он уже был завершён, когда ты пришёл ко мне той ночью на корабле... Когда мы впервые занимались любовью, я почувствовала, что обрела нечто очень важное. И только сейчас, я поняла, что это значило. Это значило, что я обрела то, что искала всю свою жизнь. Дом с красной дверью - это ты, Джон... Эйегон... Ты кровь моей крови, единая плоть, единое сердце. Ты моя защита, моя опора, поддержка. И любовь. И не важно, в каких стенах мы будем жить - пока мы вместе, мы всё преодолеем.

- Всегда помни об этом. Я рядом для того, чтобы беречь тебя и помогать тебе строить твой улучшенный мир. Я так сильно люблю тебя, Дени, и я сделаю всё, чтобы у тебя получилось. У нас получилось... Призраки гнали меня в кошмарах из священного места. Я не понимал, отчего, думал, всё только потому, что я не законный Старк. Но теперь мне всё ясно - я должен был пройти свой путь и найти своё место - свой дом... Рядом с тобой... Оно здесь, Дени. Моё место рядом с тобой.

Дом. Дени закрыла глаза. Её дыхание приятно обдавало теплом его грудь. Теперь дом больше не будет ей сниться. Он был у неё по-настоящему. Совсем скоро сон взял их обоих за руки, намереваясь увести в своё томное царство. И за миг до того, как за ними захлопнулась его тяжёлая дверь, легкий толчок внизу живота заставил Дени дёрнуться и распахнуть глаза.

- Всё в порядке, родная? - тихо спросил её Джон сквозь дрёму.

- Да, - ответила Дени с улыбкой, положила свою руку себе на живот и снова опустила тяжёлые веки. - Теперь точно всё так, как должно быть...
 
Последнее редактирование:
Сверху