1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Запасной вариант

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем snow ball, 26 дек 2017.

  1. snow ball

    snow ball Наёмник

    Название: Запасной вариант.
    Автор: snow ball
    Фандом: сериал "Игра престолов"
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Бета:
    Размер: миди
    Пейринг/Персонажи: Джон/Дейнерис; Варис, Иллирио Мопатис, Эурон Грейджой, Тирион Ланнистер, Джон Сноу, Дейнерис Таргариен, Давос Сиворт...
    Упоминаются: многие другие
    Рейтинг: G
    Жанр: джен
    Краткое содержание: Пока наследники великих домов играют в игру престолов, деловые люди думают о том, как использовать их амбиции с наибольшей для себя выгодой. И вот чем кончаются самые хитроумные планы и самые просчитанные комбинации.
    Предупреждения: ООС
     
    Последнее редактирование: 18 фев 2018
  2. snow ball

    snow ball Наёмник

    ДРУЗЬЯ

    Обстановка в малом зале собраний накалялась с каждой минутой. Сегодня здесь происходило необычное заседание магистрата вольного города Пентос. Сегодня собрался Совет мудрецов — орган, не прописанный ни в одном городском статуте, но оттого еще более влиятельный. В него входили главы самых богатых семей вольного города и собирался он лишь в самых экстренных случаях. В остальное время семьи решали свои вопросы с помощью консулов и проконсулов, обязанных им своим избранием.

    — Алчность браавосийцев превзошла все мыслимые пределы! — дон Дориа, почтенный старец и глава самого богатого клана городских нобилей, не мог и не хотел сдерживать эмоции. — Пока они имели право беспошлинной торговли в Вестеросе, мы еще могли как-то с ними бороться. Но теперь они добились от советников малолетнего короля монополии! Никто не может ничего продать ни в одном порту Семи королевств без них! Они купили городскую стражу и таможню и теперь заставляют наших людей продавать товар им! Они заходят на корабли и назначают грабительские цены! А кто не согласен — не дают даже разгрузить товар! Один мой корабль на прошлой неделе вернулся полный!

    — Превосходное оливковое масло с моего корабля вылили в море! — с негодованием воскликнул другой мудрейший.

    — Я знаю об этом, высокочтимый доны! — Иллирио Мопатис понимал, что от этих людей он отмахнуться не может. Эти люди владели чуть ли не всем городом. Если они решат, что он не справляется со своими обязанностями, его правлению немедленно придет конец. — Я сам уже пострадал от новых правил торговли в Семи Королевствах.

    — Магистр Иллирио! Мы не сомневаемся, что Вы знаете о том, что происходит за Узким морем. Мы хотим быть уверены, что магистр Пентоса знает, как защитить интересы нашего города! Мы несем убытки уже давно, магистр! Торговля в Заливе Работорговцев парализована. Юнкай разорен. Резня на улицах Миэрина хоть и закончилась, но в то, что мир будет долгим, никто не верит. Весь залив в ожидании большой войны, а когда люди ждут войны, они не тратят золото, а приберегают его! То, что происходит в Семи Королевствах, может лишить нас последнего куска хлеба!

    — Безусловно, создавшееся положение угрожает процветанию нашего города. Но какой выход предлагают достопочтимые доны? — Иллирио решил пойти на обострение. — Если совет мудрейших не верит в то, что их магистр способен справиться с ситуацией, я готов уйти.

    Повисла пауза.

    — Вы много лет стоите у руля нашего корабля, и мы верим, что вы и теперь сможете провести его через все рифы, — произнес, наконец, Дориа. — Мы лишь хотели убедиться, что вы делаете все возможное для этого.

    "Это был ультиматум. Они больше не готовы подсчитывать убытки. Если в ближайшее время они не увидят, что расклад начал меняться, мне конец. Пока они говорят со мной как с равным, но стоит мне ошибиться, и они немедленно вспомнят, из какой сточной канавы я влез. И еще много чего вспомнят... Но если мне удастся задуманное, Иллирио Мопатис станет величайшим магистром вольного города Пентос за всю его историю..."

    Так размышлял Иллирио, пока его паланкин пересек весь город и достиг садов, раскинувшихся на холмах за городской стеной. Среди деревьев его ждали несколько всадников, с ног до головы закутанные в плащи. Однако никакие одежды не могли скрыть свирепые взгляды, сверкавшие временами из под капюшонов, и кривые мечи, топорщившиеся под полой.

    — Приветствую тебя, о смертоносный орел дотракийского моря! — произнес Иллирио. Он постарался вложить в свои слова все почтение, на которое только был способен. — Прости, что заставил тебя ждать.

    — Торговец Иллирио не такой, как другие торговцы. Торговец Иллирио всегда держит свое слово, потому я приехал к тебе. Хотя и не понимаю, какое тебе дело до среброволосой сучки?

    — Досточтимый кхал, в свое время я приютил ее у себя и устроил ее брак с великим кхалом. Я скорбел от того, что случилось с великим кхалом...

    — Дрого стал слушать бабу и из-за нее погиб! Теперь сучке придется повиноваться обычаям дотракийского моря. Кхалы соберутся, когда луна будет полной и приговорят ее провести остаток жизни в Доме Вдов. Если она будет вести себя смирно и не разозлит кхалов!

    — Скажи, достопочтимый кхал, а не может ли так случится, что она исчезнет из Дома Вдов через некоторое время?

    — Никто еще не убегал из Дома Вдов!

    — А если кто-то поможет ей в этом?

    — Что ты мне предлагаешь, торговец? Если бы я не знал тебя столько лун, твоя глупая башка уже валялась бы под деревом! — кхал потянулся было к рукояти сабли, скрытой под плащом, но убрал руку. — Надушенные работорговцы из городов залива приходили в Ваэс Дотрак и предлагали кхалам десять тысяч лошадей и десять сундуков с золотом за среброволосую сучку. Пусть молятся своим богам за то, что их не привязали к хвостам лошадей и не пустили вскачь по камням, а только отхлыстали немного и прогнали вон из города дотракийцев! Ни один кхал не орозорит свой род, взяв золото у надушенных любителей мальчиков!

    — О да, я понимаю, о чем ты говоришь, кхал Моро. Но если никто не будет знать, как у нее получилось исчезнуть? А твои воины будут довольны, если их кхал сделает им щедрые подарки. Узнав о щедрости кхала Моро, новые всадники придут в его кхаласар. В дотракийском море давно уже нет великого кхала... А кто как не Моро, смертоносный орел, достоин им стать...

    Моро задумался.

    — Впрочем, кому есть дело до того, что там происходит с вонючими старухами в доме вдов... — проговорил он. — Торговец Иллирио сможет привести пять талантов золота так, что бы ни одна змея во всем дотракийском море не узнала?

    — Разумеется, досточтимый кхал. Мой человек, Кваго, найдет тебя в Ваэс Дотраке и расскажет, где он будет ждать вдову Дрого. И где ты найдешь золото, чтобы одарить своих воинов и купить себе новых жен...


    Иллирио наслаждался закатом, который принес с собой прохладу и облегчение после полуденного зноя. Он заслужил отдых после тяжелого дня.

    Со стороны могло показаться, что магистр настолько поглощен созерцанием, что не замечает ничего вокруг. Однако, когда лысый толстяк приблизился к нему неслышной походкой, магистр поприветствовал его:

    — Присоединяйтесь ко мне, Варис. Сегодняшний закат столь красив, что я не могу оторвать глаз от такого совершенства, — сказал он, не оборачиваясь.

    Магистр давно научился слышать, как ходит Варис. Скорее даже чувствовать его приближение, так как услышать шаги этого человека человеческому уху было недоступно. Когда-то они были друзьями; но в Большой Игре друзей не бывает. Они оба это знали. Тем не менее, Варис оставался самым близким для магистра человеком, и уж точно самым доверенным его партнером и компаньоном.

    — Вряд ли я смогу разделить с тобой наслаждение от красот, которые ты видишь. Я напрочь лишен чувства прекрасного. Скорее всего из-за все того же события из моей юности... Впрочем, лучше мы поговорим об этом когда-нибудь после.

    — По крайней мере, в этот раз ты не подвергаешь мое чувство прекрасного таким тяжелым испытаниям, как в предыдущий. Запах блевотины от твоего невысокого спутника держался не меньше недели после вашего отъезда. Обиднее всего сознавать, что я терпел его зловония совершенно напрасно...

    — Я бы не был так категоричен. Ланнистер волшебным образом стал доверенным советником королевы, при том он по-прежнему верит мне и прислушивается к моим советам...

    — Что толку нам от того, что Дейнерис прониклась доверием к Ланнистеру, если она в Ваэс-Дотраке, а Ланнистер — в Миэрине, который скоро падет. Города залива нападут в ближайшее время. Я рад, что ты понял смысл моего письма и вовремя покинул обреченный город.

    — Бедный Тирион... Я буду всегда благодарить тебя, мой друг, за то, что прислал за мной корабль. Однажды я уже наблюдал последствия захвата города вражеской армией. Не хотел бы снова присутствовать при этом кошмаре. Но что будет с Дейнерис?

    — По законам дотракийцев ее ждет печальная жизнь в Доме Вдов. Но нечто или некто поможет ей избежать такой незавидной судьбы.

    — О! Мой друг решил вернуться в большую игру в Семи Королевствах? Однажды ты зарекался от этого, если мне не изменяет память!

    — Обстоятельства бывают сильнее наших планов, Варис.

    — Если бы я был поэтом, я бы сложил печальную оду о несбывшихся хитрых планах... О том, как боги смеются над ничтожными людишками, которые смеют заглядывать в будущее, забывая, что сие есть удел небожителей...

    — Очень красиво. А ты еще жалуешься, что тебе не дано чувствовать прекрасное.

    — Я точно знаю, что мне дано другое, мой дорогой магистр. Слушать, что говорят люди и понимать, что они хотели сказать.

    — Да, это ты умеешь делать лучше всех на свете!

    — И я кое-что сумел понять за время своего путешествия в Залив Работорговцев. Например, что из себя представляет девушка, чей путь к власти начался в этом дворце.

    — Я понимаю, что она не похожа на брата. Этого недостаточно?

    — Боюсь, что нет, мой друг. Все то время, пока карлик добирался до Миерина и пока он осваивался при дворе, я тихо жил в городе и слушал, что говорят про молодую королеву. Потом я много разговаривал о Дейнерис с Тирионом, а его мнению о людях я доверяю.

    — Какой вывод ты сделал?

    —Нам нужно быть предельно осторожными. Во-первых, Дейнерис отнюдь не глупа. Дуть ей в уши все подряд, как Визерису, не получится. Во-вторых, она совершенно, всей душой уверена в своем высшем предназначении править. Не просто править, а сделать мир лучше с помощью власти.

    — И что это значит?

    — Она не будет чувствовать себя обязанной ни тебе, ни кому бы то еще. Благодарной — да. Но не более того. Поэтому, даже если ты выкупишь ее у дотракийцев, она не будет послушно исполнять все, что ты ей скажешь...

    — Хорошо. Я буду учитывать это обстоятельство.

    — В-третьих, есть драконы...

    — Когда Дейнерис поймали, дракона с ней не было. Два других заперты в подземелье...

    — Но она улетела из Миерина на драконе, это видели сотни людей. По преданиям, у Таргариенов появлялась ментальная связь со своими драконами. А если она научится ими управлять? Здесь мы вступаем в область неведомого...

    — А раз так, то нечего пока и говорить об этом. В любом случае, нам нужна война в Вестеросе, чтобы заставить советников малолетнего короля начать с нами разговаривать. Я несу огромные убытки. Достойнейшие граждане свободного города Пентос несут убытки, и они начинают сомневаться в способности своего магистра защищать их интересы. Поэтому корабль ждет тебя, мой друг. А в трюмах его есть несколько сундуков, которые добавят дорнийским гадюкам желания отомстить за своего принца.

    — Ты прав, мой друг. Говорить о неведомом бессмысленно. А вот поговорить о запасном варианте не помешает.

    Продолжение следует.
     
    Последнее редактирование: 26 фев 2018
  3. snow ball

    snow ball Наёмник

    ИЗВЕСТИЯ ХОРОШИЕ И ДУРНЫЕ

    Иллирио наблюдал, как одинокий корабль растворяется в полуденной дымке. Чувство беспокойства, которое возникло после вчерашнего разговора с Варисом, не покидало его. Вроде бы он не узнал ничего нового. То, что Дейнерис выросла в своенравную и самонадеянную девицу, он понял давно. Когда Варис, ошарашенный смертью Тайвина Ланнистера, прибыл к нему, Иллирио пытался отговорить своего партнера от визита к Дейнерис именно по этой причине. Варис не его не услышал, надеясь на свой дар убеждения и свою полезность для претендентки на трон Вестероса. К счастью, в Волантисе заметили Джороха Мормонта, и люди Иллирио шепнули изгнанному рыцарю про необычного карлика, путешествующего по Вольным городам.

    Конечно, управлять Дейнерис как безмозглой куклой не получится. Это усложняло задачу, не больше. А вот слова Вариса про несбывшиеся планы никак не шли из головы. Жизнь научила Иллирио, что в любое мгновение может случиться нечто, что перевернет ситуацию с ног на голову. Когда он был моложе, такие моменты даже радовали его. В такие моменты он чувствовал прилив сил, азарт, нечто вроде вдохновения. Ему казалось, что сама судьба бросает ему вызов и он с радостью этот вызов принимал, чтобы в который раз испытать свою удачу.

    Но Иллирио давно не был молод. Провалившаяся интрига с Визерисом в свое время стоила ему много сил и многих седых волос. Тогда он избежал мести Королевской гавани благодаря Варису. Мастер над шептунами попросту скрыл от Малого совета и от короля Роберта часть полученных сведений. Роль магистра Пентоса в организации свадьбы Таргариен и кхала Дрого осталась незамеченной.

    На этот раз ему уже не отвертеться. Когда Дейнерис появится в Пентосе, дороги назад не будет. Ему не забудут и не простят поддержки заморской претендентки. С другой стороны, если ему удастся вытеснить Браавос из торговли с Вестеросом... Город Пентос и его магистр достигнут немыслимых высот богатства и влияния. Но поражение станет равносильно краху всего, всей его жизни.

    Поставить все на карту, рискнуть всем — молодой Иллирио Мопатис так бы и поступил. Но магистр вольного города Пентос так рисковать уже не мог. Магистр Пентоса привык раскладывать яйца по разным корзинам.

    Иллирио огляделся. В разных уголках его живописнейшего сада мелькали вооруженные стражники. Недавно магистр распорядился увеличить охрану во дворце, который стал похож после этого на военный лагерь. Иллирио поморщился. Даже если под каждым кустом поставить по воину, они не спасут от кинжала безликого.

    Железный банк не церемонится с теми, кто посягает на его доход. Вестерос незаметно превращался в вотчину Браавоса. Огромный долг королевской казны и бесконечная потребность в деньгах заставляли Малый совет соглашаться на все условия банкиров. В итоге торговые порты семи королевств оставались под властью Короны лишь на словах. На деле там хозяйничали эмиссары Железного банка.

    Как только в Браавосе возникнут малейшие подозрения насчет планов магистра Пентоса — ответ будет мгновенным и беспощадным. Следовательно, Иллирио нужно больше козырей в этой игре... И Варис прекрасно это понял.

    Магистр поискал глазами парус корабля, на котором его партнер отправился в Вестерос. Барка уже превратилась в едва различимую точку там, где встречаются небо и водная гладь.

    "Удачи тебе, дорогой Паук", вполголоса произнес магистр.


    "Мой дорогой друг!

    Попутный ветер и мастерство капитана позволили нам добраться до цели быстрее, чем того можно было ожидать. Мы встретили здесь радушный прием и самое благожелательное отношение со стороны хозяев. Они без колебаний согласились на наше предложение.

    По пути мы бросили якорь у одного безлюдного острова, где меня ждал известный мореплаватель. Недавно он заполучил то немногое, на что мог рассчитывать по праву рождения. Однако его стремления и желания простираются куда дальше и лишь распалились от успеха. Мореплаватель был рад услышать добрые слова от своего старого знакомого, которые я ему передал. Также он выразил огромную заинтересованность в предприятии, о котором мы с тобой говорили. Несколько сундуков из трюма нашего корабля, которые я счел уместным отдать ему, помогут ему подготовиться быстрее.

    Всецело преданный тебе друг."

    Иллирио бросил свиток в огонь. Итак, пока все складывалось. Миэрин в осаде и должен пасть в ближайшее время. Варис в Дорне, он не даст остыть змеиной ненависти к Ланнистерам. По пути он встретился с новым правителем Железных островов и передал ему золото на строительство армады. Варис был прав, конечно: сил Дорна не хватит, чтобы взять Королевскую Гавань. Но против атаки с суши и с моря она не устоит. Малышку Дейнерис не нужно везти в Пентос, а можно сразу отдать Грейджою; пусть он сам добивается ее руки и сердца.

    Иллирио усмехнулся. Он много лет вел дела со знаменитым пиратом, знал его нрав и легко мог представить, как тот будет "ухаживать" за наследницей Железного Трона. Ну что ж, в Большой Игре нет места жалости; и потом, она уже сумела когда-то приручить свирепого Дрого. Может быть, ей удастся растопить и железное сердце?

    Грохот сапог по мраморной лестнице отвлек магистра. На террасе, где он предавался размышлениям, появился человек в дотракийской одежде. Иллирио узнал своего доверенного посланника, который должен был находиться в Ваэс Дотраке и привести потом освобожденную Дейнерис. Много лет назад Иллирио спас мальчика, сына наложницы одного из кхалов, от рабства. С тех пор Квого, так его знали, выполнял самые щепетильные поручения магистра в Дотракийском море.

    — Почему ты здесь? — спросил Иллирио. Толстый слой пыли и грязи, с головы до ног покрывавший дотракийца, лучше любых слов говорили, как он спешил. А это могло значить только одно — случилось что-то очень серьезное.

    — Магистр, я загнал трех лошадей по дороге из Ваэс Дотрака. Я хотел, чтобы Вы первым узнали о том, что я видел.

    — Говори, — магистр разместился на любимом диване, укрытом от солнца широким балдахином.

    — Магистр... Я видел невероятное... Кхалиси... Королева Дейнерис... она... она...

    Кваго стушевался, не решаясь продолжить. Иллирио кивнул ему, приглашая продолжить рассказ.

    — Она сожгла Дош Кхалин и всех кхалов! — выпалил посланник. — А потом... Она вышла из пламени... Живая, магистр! Она вышла живая из огня! Только остатки платья догорали прямо на ней!

    Судьба приучила Иллирио спокойно принимать любые, даже самые невероятные известия. Но услышав такое даже Иллирио не смог совладать с собой. Он вскочил с подушек с проворностью, которую нельзя было ожидать от огромного тела, схватил Кваго за голову двумя руками и потряс, глядя ему в глаза.

    — Что ты сказал? Ты пьян? Ты сошел с ума?

    — Простите, магистр, я знаю, что мои слова звучат невероятно... Но я видел все своими глазами!

    Иллирио отпустил его, прошелся по террасе, давая себе возможность успокоиться. Спросил приглушенным голосом:

    — Что дальше?

    — Дотракийцы поклонились ей... Все кхаласары... Они решили, что она божество... Существо не из мира людей...

    По голосу Кваго можно было понять, что он тоже так считает.

    — Но это не все... Потом... потом мы увидели то, чего не видел ни один из ныне живущих...

    — Боже мой, что еще?

    — Потом прилетел дракон! Тень от него накрыла половину Ваэс Дотрака! Он сел на пепелище, а она...

    Иллирио вспомнил опасения Вариса и понял, что хочет сказать Кваго. Он понял, что произошло то самое нечто, что вдруг переворачивает доску с расставленными на ней фигурами. Игра, в которую много лет играли по обеим сторонам Узкого моря, закончилась. Началась другая игра, и он, Иллирио Мопатис, сам того не желая, положил ей начало своим свадебным подарком. Бессмысленно красивый жест обернулся непредсказуемыми последствиями.

    — Она забралась на дракона и поднялась на нем в небо! Дракон сделал несколько кругов над городом, а потом он приземлился опять и кхалиси позвала воинов за собой! Пройти по мертвой воде на деревянных конях и вернуть ей земли, которые ей обещал кхал Дрого! И она назвала всех воинов всех кхаласаров своими кровными всадниками! Сейчас орда идет на Миэрин...

    Магистр Пентоса снова расположился среди подушек, жестом отпустил Кваго.

    Значит, предчувствия не обманули Вариса. Расклад был слишком хорош, чтобы сыграть. Тем не менее, ходы сделаны, а сложилось все так, как сложилось. Теперь нужно было только понять, какие возможности остались, а какие — открылись вновь.

    Продолжение следует.
     
    Последнее редактирование: 28 дек 2017
  4. Чебурашка

    Чебурашка Ленный рыцарь

    Запасной вариант ~ это Джон Сноу ?
     
  5. snow ball

    snow ball Наёмник

    Вообще-то нет;)
    Но любой текст - странная штука. В какой-то момент он начинает жить своей жизнью и начинает вести автора за собой. Так что - посмотрим, как будут разворачиваться события дальше;)
     
    Sancha и Владимир И нравится это.
  6. snow ball

    snow ball Наёмник

    ДРАКОНИЙ КАМЕНЬ

    Человек выбрался из-за валунов, замер и прислушался. Никаких звуков, кроме убаюкивающего плеска ночного прибоя. Человек несколько минут подождал, не шевелясь и почти не дыша. Зажег свечу, два раза описал ей восьмерку в темноте и немедленно потушил огонек. Прижался к скале, напряженно вслушиваясь в темноту.

    Через несколько минут он расслышал шаги. Кто-то шел по мокрому песку, явно не опасаясь быть услышанным.

    — Молодые и сильные, — раздался уверенный голос из темноты.

    — Падут от меча, — ответил шепотом человек, который подавал знак.

    — Не бойтесь, вокруг никого нет. Мои люди все проверили. Хотя Вас они не заметили. Легенды о Вашем умении перемещаться незаметно оказались правдой, — с легкой насмешкой сказал пришедший.

    — Я не воин. Страх — мой верный друг, который помогал мне выживать долгие годы. Поэтому риск, на который Ваша милость пошли ради этой встречи, поражает меня...

    — Море для меня родной дом. Рядом с морем я всегда в безопасности. Как мне Вас теперь называть? Вы снова лорд? Лорд Варис? Или лорд Паук?

    — Называйте меня как угодно, Ваша милость. Титулы — это игрушка для знати. Я человек, поднявшийся из народа, и меня интересует сущность, а не оболочка.

    — Слова, которые подтверждают мое мнение о Вас как о выдающемся человеке. Итак, господин Паук, почему Вы решили предать свою теперешнюю хозяйку?

    — Наше прошлая встреча не убедила Вас в том, что мне можно доверять?

    — Доверять? Я давно не доверяю никому, кроме собственного здравого смысла. Да и то не всегда, признаться, — расхохотался тот, кого назвали "Ваша милость".

    — Видите ли, Ваше Величество... Вы же не против такого обращения, как я полагаю? — Варис не смог, или не захотел скрыть легкую иронию в голосе. — Замысел моего старинного компаньона захватил меня своим размахом. Он Вам говорил?

    — Да. Когда я прибыл в Пентос, мы долго обсуждали с магистром блестящие перспективы, которые открываются перед всеми нами. И в тот самый момент, когда открывшиеся перспективы стали выглядеть особенно окрыляюще, мы получили сведения о моих племянниках. Что они добрались до Таргариен раньше меня. Проклятые бабы! — процедил сквозь зубы Его величество.

    — Тем не менее, Вы подписали соглашение с магистром вольного города Пентос...

    — Я же взял золото. Вряд ли магистр Пентоса отдал бы мне хоть монетку, если бы я не расписался в его свитке, — Его Величество опять рассмеялся.

    — Никакой свиток ничего не значит. Если то, что там написано, не отвечает интересам подписавшего...

    — Не могу не согласиться. Хотя мою невесту он очень бы заинтересовал!

    — Ваше Величество, неужели Вы думаете, что Серсее будет нужен какой-то свиток, чтобы расправиться с Вами, когда Вы станете ей не нужны?

    — Не сомневаюсь ни секунды.

    — И вновь отдаю должное Вашей проницательности! Поэтому мы с моим другом предлагаем комбинацию, от которой выиграют все!

    — За исключением крошки Дейнерис и одного всемогущего банка?

    — Я говорю о тех, кто руководствуется в своих действиях здравым смыслом и соображениями взаимной выгоды... Королева Дейнерис, к сожалению, слишком уверовала в свое предназначение изменить мир.

    — Не удивительно, имея трех драконов!

    — Да, Вы правы. Три дракона очень укрепляют ее веру. А я не доверяю фанатикам и не хочу вести с ними дела... Заботой о благе человечества можно оправдать что угодно. Любое преступление, любую мерзость. Вот Вас, Ваше Величество, не заботит же благо всех живущих на этом свете?

    — Меня заботит только мое собственное благо.

    — Вот и меня тоже. И моего друга Иллирио. Поэтому мы с Вами всегда можем найти общий язык.

    — Однако именно Вы, Варис, сделали так, что Дейнерис оказалась сейчас в самой выигрышной ситуации!

    — Когда я покидал Пентос, отправляясь на переговоры в Дорн, Дейнерис была в совершенно другой ситуации. Миэрин должен был пасть, Дейнерис привезли бы в Пентос, где Вы бы приняли ее на свой корабль и доставили в Дорн. Она была бы вынуждена разговаривать и договариваться. Но случилось то, что случилось. Никто не верил в драконов, в то, что она станет драконьей всадницей. Однако легенды и сказки вдруг стали явью. Да и того, что Серсея уничтожит всех здравомыслящих людей в Королевской гавани — этого тоже никто не мог ожидать. Мне пришлось создавать коалицию под флагом Таргариенов, Вам — присягать первой королеве из Ланнистеров.

    — Цепь случайностей и совпадений, которые поэты называют судьбой...

    — Хорошо сказано, Ваше Величество! Но ничего не потеряно! Королева и ее десница совершенно уверены в будущей победе. Их беспечность дает нам отличные козыри.

    — Ее десница... Я слышал, это он свел Таргариен и моих племянниц?

    — Да. Лорд Тирион приложил все усилия, чтобы королева приняла Яру и Теона и приняла их сторону против Вас. Младший Ланнистер ужасно боится за свое положение при королеве и очень испугался того, что Вам он был бы не нужен. Справедливо испугался, я полагаю...

    — Ему же хуже! Итак, вернемся к взаимно выгодной сделке. Вы хотите, чтобы я уничтожил флот Таргариен, стал законным супругом королевы Серсеи и отправил женушку к Утонувшему Богу?

    — После того, как Ланнистеры и Таргариены обескровят друг друга.

    — А с чего Вы взяли, что я выполню ваши желания и отправлю флот против Браавоса?

    — Потому что взамен Вы получите неограниченный кредит от Пентоса на условиях, куда более выгодных, чем сегодня дает Железный банк властителям Семи Королевств!

    — Это Вы назвали вдохновляющим планом?

    — Да, Ваше Величество. Я вкусил власти и богатства настолько, насколько может их вкусить человек моего происхождения, поднявшийся из грязи и не имевший ничего по праву рождения. Но и мне хочется большего. Я не мечтаю о троне, в эту игру пусть играют те, кто рожден в великих домах. Но я хочу помочь моему компаньону изменить баланс сил, сделать Пентос первым среди Вольных Городов. Я хочу власти другого рода, которой обладают Управляющие Железного Банка. Надеюсь, Вы верите мне, Ваше Величество?

    — Я не верю. Я слышу разумные слова от разумного человека и склонен признать их правдой. Впрочем, я скоро смогу проверить свои выводы. Что планируют Дейнерис и Тирион?

    — Как я уже сказал, они настолько уверены в близкой победе, что думают не о том, как победить, а как это сделать, не запачкавшись. Так вот, завтра корабли ваших родственников отправляются в Дорн со всем змеиным выводком на борту. Надеюсь, Вы сами знаете, что с этим делать?

    — О, я знаю! — опять расхохотался собеседник Вариса. — Я сделаю прекрасный подарок моей невесте. Притащу ей змеюк. Пусть плюются ядом друг в друга!

    — Кроме того, ни орда, ни легионы Безупречных не выступят на столицу. Безупречных отправляют в Утес Кастерли — и опять же морем...

    — А вот они, пожалуй, доплывут. Утес — могучая крепость... Пусть штурмуют. Я сожгу их корабли и посмотрю, сколько евнухов уцелеет. Да и вообще, Утес Кастерли — родовой замок Ланнистеров. Мне будет приятно видеть, как он падет.

    — Тиреллы остаются одни против Ланнистеров. У Серсеи хватит сил справиться с ними?

    — У них нет никого, за кем бы пошли люди. Защищать старую стерву? Зачем? В тронном зале скоро выстроится очередь из претендентов на Хайгарден, клянусь Утонувшим Богом!

    — Я опасаюсь только одного, Ваше Величество. Вернее, трех. Трех драконов.

    — Варис, драконов убивали, и не раз. Я не только грабил караваны Браавосийских купцов всю свою жизнь. Я еще и читал старые книги во время долгих переходов. И разговаривал с мудрецами по всему свету... Череп дракона — прекрасный подарок на свадьбу, не находите? — игриво спросил Эурон и тут же продолжил, сухим деловым тоном. — Как мы будем поддерживать связь?

    — На Драконьем Камне, из-за безумия Станниса, не осталось никого, кто умел бы обращаться с воронами...

    — Тогда... Да прибудет с нами сила... всех богов, мертвых и живых!

    Его Величество опять расхохотался и небрежной походкой направился к воде.

    Варис шел мимо лагеря дотракийцев. Огромные костры горели между шатрами, освещая группы причудливо одетых мужчин. Запах жареного мяса смешивался с запахом вина. Гортанные звуки, доносившиеся со всех сторон, переходили в крики. То у одного, то у другого костра завязывались драки.

    Варис накинул капюшон и свернул к лагерю. Он петлял, стараясь избегать особо шумных сборищ, пока не подошел к скромному шатру на окраине лагеря. Свистнул три раза и прошел мимо. Молодой дотракиец быстро догнал его, зашагал рядом.

    — Что нового в лагере, Кваго? — тихо обратился к дотракийцу Варис.

    — Ничего, господин. Пить стали еще больше. И драк стало больше. Воины не могут сидеть без дела так долго. Каждое утро находят несколько тел. Не стоит здесь ходить по ночам, господин. Опасно.

    — Жить на острове с тремя драконами вообще опасно. Что еще?

    — У воинов кончается золото, а вино стало очень дорого...

    — Да, торговцы боятся торговать на драконьем камне. После того, как дотракийцы убили одного из них...

    — Воины не привыкли платить! Они привыкли брать все, что им нужно!

    — Кваго, сегодня же отсчитай пятьсот золотых из сундука магистр Мопатиса и отдай виноторговцам. Пусть снизят цену для воинов...

    — Господин, но за пятьсот золотых можно купить все вино в Пентосе!

    — Вот и купи все вино в Пентосе. Пока у воинов не должно быть недостатка в вине. Что говорят о ее величестве? О кхалиси, так вы ее называете?

    — Дотракийцы больше не зовут ее кхалиси. Они называют ее Оседлавшей дракона. Воины боятся, что Оседлавшая дракона не доверят им. Она держит дотракийцев на этом острове, потому что не верит, что дотракийцы могут победить людей в железных одеждах. Дотракийцы хотят показать Оседлавшей дракона, что это не так.

    — Тебе надо ходить между кострами и говорить воинам, что вокруг ее величества трусливые карлики и евнухи, которые затуманили ее разум. Только тихо, шепотом, понимаешь меня?

    — Да, господин.

    — И будь осторожен. Магистр не для того послал тебя сюда, что бы ты погиб в пьяной драке...

    Шатры остались далеко позади. Варис жестом отпустил Кваго и шел ко дворцу в одиночестве. Варису нужно было поразмышлять.

    "Поставки вина можно будет прекратить в один момент. Тогда одуревшие от безделья дотракийцы взбунтуются. Дейнерис придется жечь их драконами. Порядок она наведет, но и преданности поубавится. Как только они окажутся на материке, часть орды разбежится и начнет грабить и насиловать . И тогда весь Вестерос поднимется против нее. Значит, нужно просто тянуть время... К счастью, Тирион доверят мне и слушает мои аргументы. Главное, чтобы никто не переусердствовал. Надеюсь, что Ланнистеры все же застрянут под Хайгарденом. И что Эурон действительно понимает, как справиться с драконами."

    Стены замка серели в предрассветном мороке. На обрыве, мимо которого шел Варис, он заметил силуэт женщины в просторных одеждах. Присмотревшись, Варис разглядел красный цвет ее одеяний.

    Варис терпеть не мог Мелисандру. Ему не составило бы труда выпроводить ее в тот же момент, как она заявилась во дворец. Достаточно было бы рассказать королеве и Тириону, сколько людей было сожжено Станисом с подачи одержимой фанатички. Но Варис слушал ее разглагольствования про Обещанного то ли принца, то ли принцессу, и молчал. У него мелькнула мысль, что от всего этого может быть польза. Даже не мысль, предположение, догадка, интуиция... Какая именно, как — он еще не понимал.

    Вдруг Варис почувствовал, что Красная женщина смотрит на него. Он поежился и прибавил шагу.
     
  7. snow ball

    snow ball Наёмник

    ЛЮБОВЬ СПАСЕТ МИР

    Посольство северян поднималось к замку. Впереди шли Тирион и невысокий мужчина в старковском плаще из волчьего меха. В свите Короля Севера Варис узнал Давоса Сиворта, десницу Станниса Баратеона.

    "Приближенные Станниса нашли себе место при дворе бастарда... Мелисандру отправили вперед, подготовить встречу? Разумно, слишком разумно... И слишком очевидно."

    Давос Сиворт и Мелисандра боролись друг с другом при дворе Станниса. Варис узнал об этом, еще будучи мастером над шептунами. Конечно, ничто не мешало им объединиться, чтобы завоевать доверие нового господина. Но Мелисандра была фанатичкой. А Давос фанатиком не был. Сведения, который Варис получал, говорили о нем как о ловком и хитром, но прагматичном и разумном человеке. Вряд ли бы он выбрал себе такого союзника.

    Варис наблюдал за Мелисандрой все время, пока она находилась на Драконьем Камне. Она ежедневно приходила к королеве и пела одну ту же песню: грядет великая война, только обещанный принц спасет мир, а обещанный принц это Джон Сноу. И королева Дейнерис. В этом месте Красная жрица начинала импровизировать, пытаясь объяснить, почему предания оказались не точны и почему героев должно быть двое.

    Несмотря на путаницу в толкованиях легенд, и безумный блеск в глазах, Мелисандра напомнила Варису заправскую сваху. Рассказы про достоинства нового Короля Севера, который спас одичалых от верной гибели, и победил захватчиков Болтонов, и проявил великодушие и милосердие сделали свое дело. Кролева явно заинтересовалась.

    Варис подавил в себе отвращение к Красной жрице несколько раз попытался с ней заговорить. Он хотел выяснить хотя бы какие-то подробности о том, как бастард из Винтерфелла и Лорд Командующий Ночного Дозора превратился в Короля Севера. Но натыкался лишь на стену из ледяного презрения.

    Теперь Варис заметил, что среди встречающих Короля Севера Мелисандры не было. Она не вышла на берег, не встретила посольство и в тронном зале. Значит, она не хотела видеться с северянами. Почему?

    Варис пошел на кухню. Он поручил одной из служанок приглядывать за Красной Жрицей. Без своих пташек Варис чувствовал себя не в своей тарелке. Прислуга королевы, которую та привезла с собой из Миэрина, была всецело предана Разрушительнице цепей. Но Варис заметил, что одна из девушек несколько раз приходила на пристань и вожделенно рассматривала украшения, которые привозили вездесущие купцы. Рассказ о возможных опасностях, которые грозят королеве от которых ее можно уберечь, исполнив тайную миссию, помогли девушке отбросить сомнения и взять у приближенного советника королевы пару золотых.

    — Чем сегодня занималась Красная женщина? — Варис вложил в руку девушке еще одну монету.

    — Она ходила к купцам и договаривалась с ними о месте на корабле!

    Варис шел настолько быстро, насколько мог. Его сопровождал сержант Безупречных, которому было поручено следить за порядком на пристани, и двое бойцов. Солнце прошло зенит; значит, корабль, с которым договаривалась Мелисандра, должен был выйти в море вечером, до заката.

    Они перехватили Красную жрицу, когда та спускалась к пристани с обрыва, противоположного замку. На Мелисандре была тяжелая накидка с капюшоном, скрывавшая ее яркие одежды.

    — Леди Мелисандра, Вы покидаете нас? — Варис преградил ей путь. Безупречные встали по сторонам.

    — Моя миссия здесь закончена. Я сделала то, что должно. Теперь мне нужно покинуть Вестерос, — обычным холодно-презрительным тоном ответила она.

    — Но Вы так много говорили о Джоне Сноу, так просили призвать его... Я полагал, что Вы захотите встретиться...

    — Мы не лучшим образом расстались с Королем Севера и его советником. Если они увидят меня здесь, это может все испортить.

    — Так Вы боитесь этой встречи, миледи? — Варис чувствовал, что поймал удачу за хвост.

    — Я ничего не боюсь, Паук. Моя жизнь в руках Владыки света. Я знаю свою судьбу. Мне суждено умереть на этой чужой земле. Как и Вам, — Мелисандра надменно посмотрела на него.

    — Все люди смертны! Но когда Вам суждено умереть, миледи? Может быть, этот час уже настал? Что если сейчас вы пойдете не на корабль, а в тронный зал? Я слышал, что из-за Вас сожгли множество невинных людей. А ведь лорд Сиворт сможет подтвердить эти слухи... Как вы думаете, что сделает королева, узнав такое? Или вам все же рано отправляться на встречу к вашему Владыке?

    Мелисандра огляделась. Трое безупречных стояли вокруг нее как каменные изваяния. Не было никаких сомнений, что они готовы выполнить приказ советника королевы.

    — Что вы хотите, Варис?

    — Я хочу ответ на свой вопрос. Как толпа одичалых победила армию Болтонов и взяла Винтерфелл? Никогда одичалые не побеждали армии северян...

    — Армия Джона Сноу была почти разбита под стенами Винтерфелла. Но рыцари Долины пришли вовремя и ударили в спину Болтонам.

    — Рыцари Долины?! Как они оказались на Севере?

    — Их привел лорд Бейлиш по просьбе Сансы Старк.

    — Бейлиш? Санса Старк? ... О боги, ну конечно... — Варис замолчал. Казалось, он на некоторое время забыл и о Мелисандре, и о всем происходящем. Только через несколько минут он произнес: — Отправляйтесь на корабль, миледи. Надеюсь, мы с никогда больше с вами не увидимся...

    "Итак, все оказалось проще. Как обычно. За всеми загадочными и невероятными с виду событиями стоят реальные интересы давно знакомых людей... Мизинец — вот кто сейчас настоящий правитель Севера... Он отправил Короля на безнадежные переговоры с Дейнерис, а сам прибирает к рукам Север. И наследницу Винтерфелла..."

    Пронзительный крик раздался над бухтой. "Драконы сегодня беспокойны. К чему бы?" подумал Варис.


    — Итак, что именно пишут Джону Сноу из дома? — Тирион с трудом поднялся и поплелся за новым графином.

    Варис поставил кубок. Он прекрасно умел притворяться, что пьет вино, не выпив не капли. Но теперь он чувствовал, что начинает пьянеть. За несколько часов, пока он составлял кампанию Тириону, он столько раз подносил кубок к губам, что против своей воли проглотил немало. Количество вина, которое влил в себя карлик, Вариса шокировало. С того момента, как Тирион сошел на берег Драконьего камня после экспедиции в Королевские земли, он пил непрерывно. Варис был уверен, что карлик уже должен пасть замертво. Однако десница королевы все еще держался на ногах.

    — В свитке говорится, что армия мертвых близко от Стены. Кажется, Вы склонны верить в рассказы об... этой угрозе, лорд Тирион?

    — Да, я склонен верить Джону Сноу. Никто не может врать так убедительно! Не бастард из Винтерфелла, по крайней мере.

    — Правда или нет, но это известие дает шанс прекратить резню, которая началась на континенте...

    — Дейнерис не сможет увезти дотракийцев обратно на остров, даже если захочет. Дикари получили то, чего ждали все это время — возможность грабить. Вы же помните, какие злые они слонялись по острову, изнывая от безделья?

    — Прекрасно помню.

    — Они не вернутся сюда. Мы с вами прекрасно понимали, к чему приведет высадка дотракийцев в Вестеросе. Согласитесь, Варис, я сделал все, что было можно и даже нельзя для того, чтобы это предотвратить...

    — Не вините себя за это. Не ваша вина в том, что ее Величество привела орду в Вестерос. Не ваша вина в том, что она пустила драконов в дело. Вы и в правду пытались помочь ее Величеству взойти на трон как спасительнице от ужасов междоусобицы. Кровь рода Таргариенов сильнее...

    Тирион наполнил свой кубок до краев и начал жадно глотать вино, проливая его на камзол.

    — Вы говорите, что никогда не забудете запах горящего мяса, который стоял в тронном зале при ее отце... А я никогда не забуду запах горящего мяса над полем огромной битвы... И пепел, который я поминутно стряхивал с одежды, стирал с лица... А он летел снова и снова... — пробормотал он.

    — Вы согласны, что это не должно повториться?

    — Вы начали что-то говорить о том, что письмо из Винтерфелла дает шанс... Не поспеваю за полетом вашей мысли. Тьфу, опять полеты...

    — Лорд Тирион, как вы думаете, почему ее Величество так быстро вернулась на остров? После великой победы не захотела приступить к осаде Королевской гавани? Не попробовала уничтожить флот Грейджоя? Оставила дотракийцев разорять Королевские земли и прилетела обратно?

    — Варис, я сейчас несколько не в форме, чтобы разгадывать ваши ребусы...

    — Любовь, мой друг, любовь! Только любовь может спасти эту несчастную землю!

    — Вы меня поражаете, Варис... Весь мой опыт говорит о том, что любовь может лишь преумножать страдания на этой земле... Рейгар Таргариен потерял власть и жизнь из-за любви. Робб Старк потерял власть и жизнь из-за любви. Я сам почти лишился головы из-за любви. Да и что Вы можете знать об этом предмете, дорогой Паук? Простите за невольную бестактность, я слишком потрясен последними событиями...

    — Я могу увидеть, например, когда двое влюблены друг в друга.

    — Вы хотите сказать, что королева... — Тирион хотел развернуться, чтобы посмотреть Варису в глаза, но не удержался на ногах и упал на собеседника. С трудом приподнялся и уселся на ступень рядом с Пауком.

    — Влюблена в Джона Сноу так же сильно, как и он в нее. Они так умилительно хотят показать друг другу, что просто ведут политические переговоры. Они оба держатся так серьезно друг перед другом, оба так преисполнены чувством долга... Кстати, не хочу умалять ваших заслуг, мой дорогой лорд Десница, но именно Джону Сноу мы обязаны тем, что столица до сих пор не превратилась в пожарище.

    — Варис, вы столько раз за нашу беседу намекали на мою беспомощность и неспособность повлиять на королеву...

    — Мой дорогой друг, я только лишь хочу обратить Ваше внимание на одну простую вещь: ничто не остановит ее Величество в стремлении уничтожить своих врагов. Ничто, кроме какой-то более важной для нее задачи. А такую задачу нам как раз и предлагает Джон Сноу.

    — Но королева ни за что не променяет возможность занять трон на поход к стене против неизвестного врага! — Тирион попробовал подняться, но не сумел.

    — Горячее сердце не даст ей остаться в стороне от войны, в которой сражается ее любовь!

    — То есть, чтобы предотвратить уничтожение Королевской гавани, нам нужно помочь Джону Сноу убедить королеву... Но Серсея? Она же немедленно воспользуется ситуацией и нанесет удар в спину!

    — Да, упрямство вашей сестры может привести к неисчислимым жертвам...

    — Будь она проклята!

    — Но если что-то или кто-то сумеет доказать ей, что мир жизненно необходим...

    Тирион схватился за коленку Вариса, стараясь заглянуть ему в лицо. Паук поднял кубок и провозгласил:

    — Выпьем же за мир, мой дорогой лорд Десница! За мир, который спасет тысячи и тысячи невинных!

    Тирион молча поднял кубок и сделал огромный глоток. Варис также пригубил вино, внимательно посмотрел на Тириона, который чуть не упал, пытаясь поставить кубок рядом с собой.

    "Он уже достаточно пьян, чтобы не замечать подробностей. Значит, можно сказать", подумал Варис.

    — Одна из немногих пташек, которая осталась у меня в Королевской гавани, сумела передать мне, что некий наш общий знакомый, который теперь служит Вашему брату, помнит о Вас, лорд Десница...

    Тирион поднял кубок, попробовал сделать глоток. Вина в кубке уже не было. Лорд Десница удивленно покрутил кубок в руках, заглянул в него и отбросил от себя. Он уронил голову, некоторое время неподвижно сидел на ступени, потом встрепенулся и, пошатываясь, удалился.

    Варис проводил его взглядом и выдохнул. Ему тоже было необходимо выспаться.
     
  8. Zel

    Zel Оруженосец

    Интересный подход! Варис в качестве повествователя. Понравилось. Можно ждать продолжения?
     
  9. snow ball

    snow ball Наёмник

    Да, я работаю над этим))
     
    vpd13 и Zel нравится это.
  10. Zel

    Zel Оруженосец

    Это хорошая новость:)
     
  11. snow ball

    snow ball Наёмник

    В новой части будет некоторое AU, которое привносит хоть какую-то логику в ситуацию с казнью Мизинца. Пес не едет на переговоры в Драконье Логово, ящик с зомби могут донести и без него. Без разговорчиков с Бриенной и Горой тоже можно обойтись, думается.
     
  12. snow ball

    snow ball Наёмник

    ПРИГОВОР

    Сначала появились драконы. Только два — черный и зеленый. Золотистого не было видно. Тирион, который все три недели то меланхолично напивался, то собирал бессмысленные советы для обсуждения вялотекущей войны на континенте, обосновался на наблюдательной башне. Он метался от одной бойницы к другой, вглядываясь в бескрайнюю морскую синеву. Все попытки Вариса убедить его не испытывать себя на прочность на пронизывающем ветру и спуститься в покои потерпели неудачу. Даже когда зашло солнце, десница отказался уходить со своего поста, лишь потребовал новый графин вина, побольше.

    Черные паруса с трехглавым драконом показались лишь на заре следующего дня. Джон Сноу ковылял по пристани, опираясь на плечи двух своих оруженосцев. Вокруг порхала Дейнерис, за ней вприпрыжку следовал Тирион, беспрерывно размахивавший своими короткими ручками. Варис с трудом скрыл улыбку — уж больно забавно все это выглядело со стороны. Особенно трагическое лицо Мормонта.

    На совете, который Тирион с трудом организовал к вечеру, первым делом смотрели на мертвяка. Сандор Клиган, больше похожий на призрака самого себя, вывалил из мешка замотанное корабельными канатами чудовище. Мертвяк пронзительно визжал и пытался укусить Клигана. Все присутствующие громко убеждали друг друга и самих себя, что от такого даже Серсея поймет всю серьезность угрозы и согласится на перемирие. Дейнерис то плакала, когда начинали говорить о погибшем драконе, то гладила покрытую язвами от обморожения руку Джона Сноу, расположившегося на двух стульях рядом с ней.

    Варис чувствовал, что его мозг начинает вскипать от новостей. Во-первых, Эурон оказался прав — драконы уязвимы. Как именно погиб дракон никто не говорил, но факт оставался фактом. Во-вторых, не имевший вроде бы шансов на осуществление план отправить Дейнерис вместе с Ордой и драконами на стену вдруг реальностью. В-третьих, Дейнерис заполучила себе Север — это читалось в томном взгляде Джона Сноу.

    Но на Севере заправляет Мизинец, которому, очевидно, Старки обязаны возвращением в Винтерфелл, а бастард — своей короной. Рано или поздно он добьется руки старшей из сестер Старк, о чем он давно мечтал. И его позиции станут непоколебимы... А договариваться о чем-либо с Мизинцем Варис хотел меньше всего на свете.

    — Лорд Сноу, позвольте мне задать Вам один вопрос, — заговорил Варис, когда эмоции улеглись и все участники совета высказались по поводу будущих переговоров с Серсеей.

    Давос Сиворт хотел было поправить Вариса, что Джон Сноу не лорд, а король, посему обращаться к нему следует иначе, но северянин движением руки оборвал своего советника.

    — Это важно сейчас, лорд Варис?

    — Важно ли Вам, милорд, узнать, кто предал Вашего отца?

    — Конечно. Конечно, я должен это знать, — Сноу даже привстал со своей импровизированной кушетки.

    — Тогда, если ее Величество не возражает, давайте спросим Клигана, которого вы нашли каким-то невероятным образом, что случилось в тронном зале в тот день, когда был арестован лорд Старк. Клиган, как вы помните, был личным телохранителем Джоффри, и стоял рядом с троном тогда... Вы позволите, Ваше Величество?

    — Я не возражаю. Вся правда об узурпаторах, захвативших Железный Трон, должна стать известна, — откликнулась Дейнерис.

    В зал привели Сандора Клигана, уже оттащившего в подвалы своего жуткого пленника.

    — Сандор Клиган, расскажите нам, как был арестован лорд Эддард Старк! — произнесла Дейнерис.

    Клиган исподлобья оглядел высокое собрание.

    — Когда Роберт отдал концы, Серсея потащила ублюдка Джоффри в тронный зал. Я с ним. Там уже были гвардейцы и солдаты Ланнистеров. Вызвали Старка. Он заявился со своими рыцарями и с золотыми плащами. Дал Селми прочитать свиток Роберта. Там Старк был назван регентом. Серсея взяла свиток у Селми и разорвала его. Тогда Старк объявил, что Джоффри — не сын Роберта и велел золотым плащам арестовать Серсею. А долбанный Янос Слинт приказал плащам перебить людей Старка. Их перекололи как баранов прямо перед троном. А долбанный Мизинец приставил нож к горлу Старка и сказал: "Я предупреждал, что мне нельзя доверять". Да вон Паук здесь, он тоже там был и тоже все это видел.

    — Почему Вы никогда не говорили об этом раньше, Варис? — нарушил повисшую тишину Давос Сиворт.

    — Потому что во-первых, такой вопрос не поднимался, а во-вторых, мои слова могли быть истолкованы как попытка оклеветать лорда Бейлиша, с которым мы не испытываем теплых чувств друг к другу. Что отнюдь не является секретом. Клиган же лицо незаинтересованное, ему нет причин врать. Еще я могу сказать, что именно лорд Бейлиш спровоцировал лорда Старка на столь опрометчивый поступок. По моим сведениям, он пообещал лорду Старку обеспечить лояльность золотых плащей, но рассказал обо всех планах Серсее...

    — Проклятье! — воскликнул Джон Сноу. — Эта подлая змея сейчас в Винтерфелле! Увивается вокруг моей сестры! А она доверяет этой гадине!

    — Мизинец в Винтерфелле? Вместе с леди Сансой? — Тирион спрыгнул со стула, подошел к Джону, заглядывая ему в глаза. — Как вы могли оставить сестру с этим страшным человеком?

    — Бейлиш... Он помог нам победить Болтонов... Привел рыцарей Долины под Винтерфелл... И присягнул дому Старков... Что я мог с ним сделать? — оправдываясь, проговорил Джон.

    — Конечно, Вы не жили в Королевской Гавани и не знаете, что из себя представляет Мизинец. Но поверьте мне, чтобы не делал Мизинец, он делает это только ради своей выгоды! Вы знаете, что он давно имеет виды на леди Сансу? — продолжал Тирион.

    — Я только заметил, что он лезет к сестре и предупредил его даже не думать об этом, — проговорил Джон неуверенно.

    — И уехали на юг, оставив его там! Превосходное решение! Он вас так и послушал! — произнес Тирион, вложив в свои слова весь сарказм, на который только был способен. — Ваше Величество! Интриган и предатель Бейлиш на Севере — это угроза. Этот человек способен на что угодно. Он способен вновь договориться с моей сестрой, несмотря на то, что помогал Старкам! Мы должны предпринять самые решительные меры, чтобы обезопасить себя от измены!

    — Особенно перед возможным походом на Север, — добавил Варис.

    Дейнерис кивнула.

    — Я повешу этого мерзавца, как только вернусь в Винтерфелл! — Джон стукнул кулаком по подлокотнику стула.

    — Если не будет поздно... — проговорил Давос Сиворт.

    — Я присоединюсь к замечанию лорда Сиворта, — сказал Варис. — Лорд Бейлиш умен, и, несомненно, воспользуется полученным временем, чтобы оградить себя от любых неприятностей...

    — Нужно немедленно предупредить Сансу! — горячился Джон. — Я отправлю ворона в Винтерфелл!

    — Ворон может не долететь... Или, что еще хуже, может быть перехвачен Бейлишем... — словно размышляя, произнес Варис.

    — Но что же делать? Я должен быть на переговорах в Королевской Гавани, — растерялся Джон Сноу.

    — Я знаю только одного человека, который сможет доставить сообщенные Клиганом сведения в Винтерфелл. Это сам Сандор Клиган, — сказал Варис.

    — После Черноводной я не доверяю Клигану, — Тирион вперился взглядом в Пса.

    Клиган подошел к столу, за которым расположились участники совета. Оперся на него ручищами.

    — Срать я хотел на твое доверие, Ланнистер! Если... леди Сансе грозит опасность, я поеду на сраный Север, — изрек он.

    — Сандор Клиган! Мы велим тебе отправиться в Винтерфелл и сообщить леди Старк правду о лорде Бейлише! — Дейнерис вспомнила, что это ее совет и она тут главная. Она посмотрела на Джона Сноу. Тот ответил ей долгим благодарным взглядом.

    — Я дам тебе свой корабль и отправлю с тобой своих людей. Вы будете следовать под моим личным штандартом; каждый лорд на Севере будет обязан оказать вам любую помощь, которая понадобится. В Винтерфелле ты расскажешь все, что знаешь моим сестрам и передашь им мой приказ заковать Петира Бейлиша в кандалы и держать в подземелье до моего возвращения! — провозгласил Джон. — Отправляйся немедленно!

    Королева встала, давая понять, что совет окончен. Варис задержался, чтобы переговорить с Тирионом, но тот окликнул Клигана и догнал его.

    — Сделай это, Клиган, и я буду у тебя в долгу! — Тирион ухватил Пса за рукав. — А Ланнистеры...

    — Хочешь сказать, что долбанные Ланнистеры всегда платят свои долги? — глухо засмеялся Клиган. — Иди в пекло Бес! После того, что я видел ТАМ — срать я хотел на вас всех! Я сделаю... потому что сделаю!
     
  13. Zel

    Zel Оруженосец

    Отлично. Мне очень симпатичен тот юмор, которым вы , несомненно, украшаете свои рассказы. ПЛИО - хорошая вещь, но с юмором там, по-моему мнению, напряженка. В вашем прочтении даже близкие к оригиналу сцены выглядят совсем по-другому. Не могу подобрать точного определения, но хорошо выглядят. Жду продолжения:bravo:
     
  14. snow ball

    snow ball Наёмник

    Спасибо.
    Больше всего меня расстроило в последних трех сезонах сериала пренебрежение логикой и мотивацией поступков персонажей. Чем так хороши были первые три сезона. Вот, пытаюсь, восполнить)))
     
  15. Zel

    Zel Оруженосец

    Да. потеряв под ногами литературную основу, сериал стал более похож на сказку, где все условно и схематично. Конечно, сказка красивая, принцесса симпатична, драконы огнедышащие и принц на месте, но это как бы уже не совсем ПЛИО.
     
  16. snow ball

    snow ball Наёмник

    Зато дает простор для фантазии фикрайтера))
     
  17. Zel

    Zel Оруженосец

  18. snow ball

    snow ball Наёмник

    Продолжение главы.

    — Мастер Варис! Торговец просит говорить с человеком, который дает деньги за разговоры! — отрапортовал сержант Безупречных, командовавший стражей на пристани Драконьего Камня.

    С первых дней на острове Варис встречал чуть ли не каждый торговый корабль, заходивший в гавань, и подолгу разговаривал с капитанами. Особенно наблюдательным и разговорчивым он давал по несколько золотых. Слухи о щедрости советника Королевы из за моря быстро распространились среди торговцев и они сами стали искать возможности рассказать Пауку услышанное в портах по обе стороны Узкого моря.

    Такому хорошему актеру, как Варис, было достаточного одного взгляда, чтобы разглядеть накладную бороду представшего перед ним человека в засаленном кожаном фартуке и нелепом тюрбане. Варис кивком головы отпустил Безупречного, неспешным шагом пошел по пирсу мимо разгружающихся кораблей. Торговец последовал за ним.

    — Я не стану называть Вас, как следует... Я уважаю смелость, но такой риск кажется мне безрассудным!

    — Бросьте, Варис! Я уже говорил Вам, что море — мой родной дом. Рядом с домом я в полной безопасности. И потом, тут у вас такая хорошая охрана... Если бы мне было нужно, я бы взял три десятка бравых парней и однажды ночью закончил бы славную историю королевы драконов...

    — Если бы Вам это было нужно.

    — Но мне это не нужно. Поэтому расскажите мне все подробности о походе за Стену. Ваше послание так заинтересовало меня, что я захотел услышать все сам.

    — Тогда не будем терять времени... Как Вы и говорили, драконы оказались уязвимы. Дейнерис вернулась из-за Стены без одного из своих питомцев. Правда, мне так и не удалось узнать, как именно это случилось... Но, по словам лорда Тириона, дракон выпускает струю огня с небольшой высоты, а перед тем на некоторое время зависает в воздухе, делая как бы вдох...

    — Да Вы тут скоро станете укротителем драконов, Варис! — рассмеялся мнимый торговец.

    — Никогда не думал об этом, но жизнь — удивительна в своей непредсказуемости... Продолжим, тем не менее. Из-за Стены привезли мерзкое чудовище, живого мертвеца... Полуразложившееся тело, которое двигается, нечувствительно ни к какому оружию, кроме огня, и очень агрессивно. Это самое мерзкое, что я видел в своей жизни, должен вам признаться!

    — Я знаю.

    — Но откуда?

    — Моряки с кораблей Станниса Баратеона, которые участвовали в перевозке одичалых из-за Стены. Они потом рассказывали о полчищах живых мертвецов по всем портовым кабакам. Мне стало любопытно, мои люди поймали троих и я их расспросил. А когда я спрашиваю, то делаю это так, что люди не врут. Не могут уже, — торговец рассмеялся. — Из их рассказов я понял, что живые мертвецы — это не сказки.

    — И что Вы думаете об этой опасности?

    — Я не думаю. Я опросил мейстеров. Они говорят, что Стена — это не только двести футов льда. Это магия, которая создана специально для того, чтобы мертвяки не прошли через нее. Ваш Джон Сноу слишком недолго командовал Ночным Дозором, чтобы узнать об этом, видимо. Так же как и все остальные в свите королевы драконов. Так ведь?

    — Да, здесь теперь все убеждены в необходимости идти на Стену сражаться с мертвыми. Дейнерис говорит, что их десятки, даже сотни тысяч...

    — И они везут показывать мертвяка Серсее?

    — Вы очень проницательны, Ваше Вел...

    — Они могли бы показать ей что угодно. Хоть чучело кролика. Серсее как воздух нужна передышка. Пока она не получила новую армию.

    — Армию? Откуда?

    — Железный банк согласился оплатить услуги Золотых мечей, которых мои корабли должны переправить в Вестерос.

    — Железный банк решил подчинить себе Семь королевств полностью? Золотые мечи будут подчиняться тем, кто им платит, а не Серсее. А поскольку это будет самая мощная вооруженная сила в Вестеросе, можно будет считать, что Железный банк окончательно приберет к рукам эту несчастную страну.

    — Именно так, Варис.

    — Но Вы же понимаете, что в тот момент, когда последний корабль разгрузится в Королевской Гавани, Вы станете не нужны ни Серсее, ни Железному банку?

    — А значит, моя жизнь не будет стоить ни гроша, хотите сказать? Конечно понимаю. Поэтому никаких Золотых мечей в Вестеросе не будет. Серсея придумала спектакль, который мы разыграем во время переговоров. Только она почему-то уверена, что я согласился быть марионеткой в этом представлении. Пусть думает. Я

    — Серсея загнана в угол. Наемники из Эссоса — ее последний шанс удержаться на троне. Вы можете воспользоваться этим и заставить ее выполнить обещание и выйти замуж за Вас...

    — Паук, Вы действительно умны. Мне нравятся умные люди. Особенно когда они на моей стороне! — Эурон Грейджой остановился и посмотрел Варису в глаза.

    Варис вздрогнул. Холодные глаза и спокойный взгляд человека, для которого чужая жизнь ничего не значит на мгновение испугали даже его.

    — После заключения мира Дейнерис поведет все свои силы на Стену, правильно я понял? — спросил Эурон, продолжая сверлить своего собеседника глазами.

    — Именно. И если она сумеет справиться с полчищами мертвяков за Стеной, то вернется в Королевскую Гавань в ореоле спасительницы мира... И ей будет достаточно одного взмаха крыла дракона, чтобы взойти на трон...

    — Да, это так. Поэтому надо будет усложнить ее задачу...

    — Очень тонкая игра... Ошибиться — значит проиграть все...

    — Я привык, Паук. А Вы — разве нет?

    Мнимый торговец склонился перед Варисом в глубоком поклоне и протянул руку. Варис на мгновение даже растерялся, пытаясь сообразить, чего от него хочет Эурон Грейджой. Но быстро опомнился и положил ему в ладонь пару золотых.

    — Премного благодарен Вам, господин! — громко сказал торговец. — С нетерпением буду ждать новой встречи с Вами, господин!

    "Расчетливый, прагматичный и начисто лишенный сантиментов... Он сможет собрать воедино Семь Королевств и держать их в узде... Надеюсь, что к тому времени я уже буду представителем великого города Пентос при его дворе. А не мастером над шептунами", думал Варис, поднимаясь по дворцовой лестнице.
     
  19. snow ball

    snow ball Наёмник

    С новой главы действие разворачивается уже после последней серии сериала. Это мое представление о возможном развитии событий дальше.
     
  20. snow ball

    snow ball Наёмник

    ЗАПЛАТИВШИЕ ЖЕЛЕЗНУЮ ЦЕНУ


    "Дорогой друг!

    Череда поразительных случайностей и совпадений ведет нас к нашей цели. Кто бы мог подумать еще несколько месяцев тому назад, что возвращение на престол старой династии, казавшееся неминуемым, будет отсрочено так надолго? Однако это так. Сегодня остатки флота, некогда представлявшегося совершенно непобедимым, отплывают на север. Борьба с угрозой, которую я сам до последнего времени склонен был считать глупой сказкой, займет, очевидно, длительное время и будет стоить больших жертв. Это означает, что баланс сил на этом континенте уже восстановлен; чем бы не закончилась экспедиция за Стену, после нее чаша весов может вновь качнуться в сторону нынешней королевы. С другой стороны, ореол спасительницы мира, который рассчитывает обрести драконья всадница, несомненно будет ей огромным подспорьем в будущей решающей схватке.

    Не могу не отметить, что в таком положении дел наш с вами запасной вариант становится все более реальным. Целеустремленность нашего морского друга заставляет меня верить, что он сумеет наилучшим образом распорядиться выигрышем во времени, который он теперь получил. Он прекрасно осознает иллюзорность надежд на благодарность и разумность властвующей королевы и, я не сомневаюсь, найдет способ укрепить свое положение. Также хочу заметить, что каков бы ни был исход противостояния претендентов на трон, тяжесть борьбы неминуемо заставит их быть сговорчивее и относиться с должным вниманием к взаимовыгодным предложениям.

    Не надеясь на скорую встречу, но с верой в удачный исход нашего дела,

    Ваш преданный друг."

    Иллирио Мопатис в который раз прочитал письмо от Вариса, полученное неделю назад. Его тревожил оптимизм Вариса. Случайности и совпадения — не тот козырь, на который он был готов полагаться в игре с такими ставками.

    Но как повлияет на игру новость, которую он получил совсем недавно из Королевской Гавани?

    В свитке, который принес ворон из столицы Вестероса, сообщалось, что здоровье королевы Серсее пошатнулось. Она не выходит ко двору, принимает лишь десницу Квиберна и самых важных сановников. По слухам из дворца, королева тяжело пережила отъезд своего брата-любовника, у нее случился выкидыш. Возраст и подорванное многими испытаниями здоровье сделали свое дело. Кроме того, шпионы Иллирио сообщали, что во дворце видели Тихо Несториса и Эурона Грейджоя.

    Из Браавоса магистру сообщали, что флот Грейджоя не пришел за Золотыми Мечами. То есть Эурон говорил Варису правду: он не собирался переправлять наемников в Вестерос. Но почему он вернулся в Королевскую Гавань? Не поддержать же больную королеву... С другой стороны, лазутчики сообщали, что наемники по-прежнему стоят лагерем и ждут, что их скоро отправят в бой. Значит, Железный банк не расторг с ними контракт. А это дорого. Почему? Как они собираются использовать наемников? Слишком много неизвестных.

    Иллирио понимал, что в текущей ситуации ему нужно молиться за здоровье королевы Серсеи. Ведь если с ней что-то случится, престол Семи Королевств сам собой упадет к ногам Дейнерис и ее драконов. Все золото, которое он потратил на флот Эурона Грейджоя, будет потрачено напрасно.

    Магистр вспомнил огромные корабли Грейджоя, которые тот построил на деньги вольного города Пентос. Он видел их во время последней встречи на пустынном острове. Борта неповоротливых с виду парусников от самой ватерлинии были прикрыты щитами, обитыми бронзой. Над палубой также были сделаны покатые крыши, защищавшие от стрел и горшков с горящей смолой. Грейджой называл эти корабли "черепахами" и рассказывал, что увидел рисунок такого судно в Асшае. Между щитами были видны бойницы для стрельбы из арбалетов и скорпионов. С особой гордостью Эурон показывал орудие, которое он называл "дикобраз": огромный арбалет, разом выпускавший две дюжины болтов. На каждой из "черепах" стояло по четыре таких машины, выдвигавшихся поочередно в специальные бойницы.

    Золота, полученного от Иллирио, хватило на то, чтобы построить сорок таких монстров. Остальные корабли Эурона представляли собой обычные каракки и коги, с усовершенствованным по его проекту парусным вооружением. На каждой стояло по нескольку небольших катапульт. Они проигрывали в дальности стрельбы привычным орудиям, зато заряжались быстрее. Эурон посмеивался, что его флот может мгновенно обрушить на врага целое море огня, все равно что драконы.

    Экипажи и абордажные команды он набрал не только из железнорожденных, но и из самых отъявленных головорезов с обоих берегов Узкого моря. Иллирио многое повидал в своей жизни и был далеко не робкого десятка. Но он смотрел на матросов, высаживавшихся при нем на острове, и чувствовал, как холодок страха ползет по его спине. Таких отвратительных рож еще надо было поискать. Только благоговейный ужас, который имя Эурона внушало морякам Вестероса и Эссоса, мог удержать в повиновении весь этот сброд.

    Иллирио вспоминал вид кораблей у пустынного острова, вооруженных до зубов моряков и думал, что сделал очень рискованное вложение. Да, если Эурон станет королем, он будет вынужден выполнить свои обещания. Не с Железным же банком же ему вести разговор о новых ссудах, на их драконовских условиях!

    "Но почему я так в этом уверен?" спросил сам себя Иллирио и вздрогнул. "Да, выгода, да, трезвый расчет... Но Браавосийцы тоже могут сделать ход... Их могущество дает им множество возможностей для маневра. Похоже, что Варис прав. На самом деле остается надеяться лишь на благоприятные случайности и совпадения... Почему Грейджой находится в Красном Замке вместе с Тихо Несторисом? Еще одно совпадение?"

    Иллирио прошелся по террасе. Погода была под стать его настроению: наступавшая зима принесла с собой хмурое небо, вечно нависавшее над неспокойным морем. Шторма случались один за другим, вот и сегодня волны ожесточенно бились в скалы под дворцом магистра Пентоса.

    — Господин, срочное послание для Вас, — неслышно появившийся на террасе слуга склонился в глубоком поклоне, держа свиток на вытянутых руках.

    Иллирио кивком головы подозвал его к себе. Не разгибаясь, слуга подошел. Иллирио, погруженный в размышления, протянул руку. В этот момент слуга развернул свиток. В его руке оказался крошечное лезвие. Слуга сделал молниеносное движение рукой, и из перерезанного горла магистра Пентоса хлынула кровь. Убийца стянул с себя лицо, аккуратно положил его рядом с телом Иллирио Мопатиса, дергающегося в конвульсиях. Перелез через парапет террасы и с ловкостью обезьяны начал спускаться по скале вниз.

    ***

    — Как причудливы повороты судьбы, Ваше величество! Когда-то Вы хотели занять Жлезный Трон, женившись на Дейнерис Таргариен. И вот теперь Вы стали королем потому, что умирающая Серсея была готова пойти на что угодно, лишь бы трон не достался королеве драконов. Ирония судьбы — Вы добились совей цели благодаря Дейнерис, хотя она Вас и отвергла...

    Тусклый свет нескольких свечей освещал королевскую каюту на флагманском корабле Эурона Грейджоя. Несколько раскрытых сундуков со свитками стояли по углам. Эурон и Тихо Несторис сидели на стульях с массивными подлокотниками у стола, на котором была разложена подробнейшая карта Вестероса.

    — Я добился своего благодаря тому, что всегда находил в себе силы подниматься. Каждый раз, как я был бит, все думали, что уж теперь-то с Эуроном Грейджоем покончено навсегда. А я снова вставал и шел дальше. Сейчас под моими штандартами самый могущественный флот, который когда-либо видели по обе стороны Узкого моря. И даже самому Железному банку приходится считаться с этим обстоятельством. Не так ли, господин Несторис?

    — Вы безусловно владеете морем... — Несторис сложил руки домиком и улыбнулся. — Но вот как вы собираетесь подчинить себе сушу? Дотракийская орда на континенте, она сметет все на своем пути...

    — Открою вам большой секрет, господин ростовщик, — Эурон рассмеялся в ответ, преувеличенно самодовольно. — Нет никакой орды. То есть огромное число всадников действительно топчет Вестерос и движется в одном направлении. Но только до тех пор, пока они боятся драконов. Если мы вдруг представим себе, что драконы куда-то делись... Вся эта орда мгновенно превратится в сборище кхаласаров, которые не слишком-то любят друг друга! Они сначала рассорятся, потом немного порежут друг друга, потом разбредутся по Семи Королевствам в поисках легкой добычи или попытаются вернуться в Эссос — подальше от зимы. А дальше я справлюсь с ними поодиночке. Кого-то куплю, кого-то перебьют Золотые Мечи...

    — Ваше величество, меня настораживают слова "представим вдруг". Некоторый мой жизненный опыт подсказывает, что "вдруг" никогда и ничего не происходит... Вот например, один хороший знакомый Вашего величества, магистр славного города Пентос, сегодня-завтра будет найден в собственном доме с перерезанным горлом... Вы же не думаете, что это произойдет вдруг? — равнодушно произнес Несторис и пристально посмотрел на своего царственного собеседника.

    — Бедняга Иллирио... Чем он так разозлил Железный Банк? — Эурон постарался сделать вид, что слова Несториса его не касаются, но напряжение в голосе его выдавало.

    — Мы получили сведения, что магистр Мопатис пытался активно повлиять на события в Вестеросе с целью получить особые преференции для торговых домов своего города в Семи Королевствах. Намерение, безусловно, делающее честь магистру Пентоса. Но его осуществление могло затронуть интересы Браавосийской торговли, чего мы, разумеется, допустить не могли. Железный Банк, как Вы, конечно, знаете, всегда защищает свои интересы, и делает это всеми доступными средствами.

    Пока Несторис произносил все это ледяным тоном, Лицо Эурона наливалось кровью. Он сжимал и разжимал кулаки, словно собирался наброситься на эмиссара Железного Банка.

    — Вы сейчас на моем корабле, в моей каюте, один... А корабль в открытом море, — пробормотал Эурон после долгой паузы.

    — Можете изрубить меня на куски и выбросить за борт. Вам все равно придется вести переговоры с Железным банком. Кто именно представляет нашу организацию, не имеет никакого значения.

    Маска равнодушия пропала с лица Несториса. Теперь его лицо выражало лишь холодное презрение.

    Эурон встал, несколько раз прошелся по каюте взад вперед. Потом снова развалился на стуле, закинув ногу на ногу.

    — А что если я сделаю так, как вы говорите? Отрублю вам руки и ноги и брошу в море? Что будет потом, а? — Эурон сделал паузу, осматривая потолок каюты, как бы размышляя и представляя себе дальнейшее развитие событий. — Я скажу вам что будет, мастер Несторис. В королевскую гавань мне конечно, путь будет заказан. Стоит мне там появиться — и ваши люди поднимут бунт в городе против узурпатора. Все равно там все и все вами куплены. Поэтому я не пойду в Королевскую гавань. Мой флот пойдет на Браавос и сожжет все корабли в бухте и окрестностях, а матросы разграбят город. А потом мы уйдем на Южные острова, и будем пережидать там зиму. Конечно, в одно прекрасное утро меня найдут с перерезанным горлом, как моего друга Иллирио... Но знаете, Нестроис, какая мысль сделает мою последнюю минуту счастливой?

    Эурон вскочил, подошел к банкиру и навис над ним, опираясь руками на подлокотники его стула и глядя ему в глаза.

    — Мысль о том, что Железный банк будет вынужден вести переговоры с Матерью драконов! — прошипел Эурон в лицо Несторису. — А она вряд ли простит вам нежную дружбу с работорговцами из Залива! Она вряд ли простит Железному банку, что на его деньги было снаряжен флот, атаковавший Миэрин! И дружбу с Серсеей она вам вряд ли забудет! И вот еще что... Драконы летают быстро, а от Вестороса до Браавоса по прямой — совсем недалеко... Я умру отомщенным, Несторис. Редко кому так везет, правда?

    Эурон еще некоторое время нависал над банкиром, как хищник над добычей. Потом распрямился, с силой оттолкнувшись руками от подлокотников. Подошел к иллюминатору и встал перед ним, отвернувшись от Несториса. Непроглядная чернота в окне начинала светлеть.

    — Мы предлагаем следующие условия. Исключительное право Браавоса на торговлю с Семи королевствами отменяется. Браавос сохраняет право беспошлинной торговли с Семью королевствами. Подданные вольного города Браавос остаются неподсудны власти Семи королевств. Золотые Мечи будут отправлены в Вестерос для борьбы с Дейнерис, как только корабли Вашего Величества прибудут за ними, — говорил Тихо Несторис, отчеканивая каждое слово. — Это последнее предложение вольного города Браавос.

    Эурон развернулся на каблуках и кивнул. Распахнул дверь каюты. Свежий морской воздух, обжигающе холодный, ворвался внутрь.

    — Адмиралы прибыли? — спросил Эурон у стражника с громадной секирой, стоявшего перед дверью. Тот утвердительно мотнул головой.

    — Скоро рассвет. Пойдемте Несторис. Обещаю вам, сегодня вы увидите нечто незабываемое! — и Эурон из рода Грейджоев, первый своего имени, шагнул на мостик.

    Несторис последовал за ним.

    На просторной палубе стояли командиры эскадр его флота. Железнорожденные, прошедшие сотни боев. Грубые лица, иссеченные шрамами. Тяжелые взгляды людей, привыкших убивать и видеть, как убивают другие. Они все ждали слова своего вождя.

    — Железнорожденные! Мои преданные воины! — начал Эурон. С каждым словом его голос набирал силу, грохотал над морем, как шторм. — Долгие и долгие годы мы ждали своего часа. Мы заплатили железную цену, чтобы отомстить за десятилетия унижений и притеснений. Мы ждали, когда сможем забрать свое. И вот момент пришел. Сегодня будет день нашей славы. Сегодня начнется новая эра — эра владычества Железнорожденных! Сделайте, что я скажу, и вы получите все, о чем мечтали! Я жду, что сегодня каждый исполнит свой долг!

    "Эурон! Эурон! Эурон!" взревели командиры и эхо разнесло их грозный рев над водой.
     
    Последнее редактирование: 11 фев 2018