1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Пламя перемен

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Yoshkin Kot, 25 янв 2018.

  1. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Название: Пламя Перемен
    Фандом: сериал/сага
    Автор: LiquidChicagoTed
    Ссылка на оригинал: http://creators-haven.boards.net/thread/7/forum-thrones-introduction-overview
    Бета: нет
    Категория: джен
    Размер: макси
    Пейринг/Персонажи: из персонажей саги - Эйгон Таргариен, Рейнис Таргариен, Висенья Таргариен, Лорен Ланнистер, Мерия Мартелл, Мерн Гарденер и проч. короли и лорды до времен завоевания, описанные в основной саге или Мире ПЛиО; в основном - ОМП, ОЖП
    Рейтинг: R
    Жанр: драма, ангст
    Предупреждения: АУ, смерть главного/второстепенного персонажа
    Краткое содержание: 300 лет до начала саги. Умирает последний представитель дома Рейланов, хранителя крупнейшего исторического архива Вестероса, и теперь многие дома, Великие и не очень, желают наложить руки на ценные документы. В Староместе разворачивается жестокая уличная война, в которой решаются судьбы целых королевств; на Железных Островах готовится заговор против Харрена Хоара. Весь Вестерос раздирается конфликтами и интригами... а на востоке всходит звезда Таргариенов и их смертоносных драконов.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: в процессе

    Комментарий:
    Вы прочитаете не обычный фанфик, а ИНТЕРАКТИВНЫЙ! Что это значит? Данное явление зародилось на форуме компании по создании видеоигр TTG, которая раньше делала интерактивное кино (rip). Интерактивные фанфики отличаются двумя признаками:
    1)персонажей, за некоторыми исключениями, создают читатели до начала истории;
    2)в конце каждой главы дается выбор, как в игре, и читатели коллективно голосуют, изменяя сюжет истории.
    Я впервые перевожу фанфик, и я горжусь, что начинаю с такой работы. Я лично знакома с автором и даже являюсь одним из его вдохновителей, поэтому для меня это важно. Впервые "Пламя Перемен" выходит за пределы родного форума - и оно того стоит. Это эпичная сага длиной в три книги, самый масштабный фанфик по ПЛиО, который я знаю. Господь, дай мне сил завершить его и порадовать людей.
    Увы, принять участие в интерактивном фанфике можно только в оригинальном треде, а для этого нужно знание английского и аккаунт на форуме. Здесь я буду переводить уже принятые читателями решения. Кто знает - вдруг вы сможете повлиять на оригинал? Каждый голос считается!
    Как я уже сказала, опыта перевода фанфиков у меня нет, как и беты. Плюс жанр довольно нетипичный. Я буду рада любой критике и поддержке, надеюсь, что проект завершится успешно))

    АКТ I, ГЛАВА I
    АКТ I, ГЛАВА II
    АКТ I, ГЛАВА III
    АКТ II, ГЛАВА I
    АКТ II, ГЛАВА II

    • Мейстер Итон - старый мейстер на службе у дома Рейланов, 70 лет, близкий друг умирающего лорда Роберта. Уже много десятков лет верой и правдой служит этой семье. В прологе именно в руки Итона и его юного помощника Дейрона ложится судьба дома Рейланов.

    [​IMG]

    • Лукас Флауэрс - рыцарь, присягнувший Роберту Рейлану незадолго до событий фанфика, бастард лорда Вирвела. Вырос в родовом замке отца, откуда был изгнан по ложному обвинению в покушении на власть, подставленный законным сводным братом Петиром. Один лорд Рейлан согласился принять его в свои владения, где Лукас обитает уже несколько месяцев. После трагедии, потрясшей Рейланторг, ему поручают найти подозреваемого и предать суду.

    [​IMG]

    • Торвин Брейкер - капитан низшего ранга из мелкого дома на Пайке. Когда-то семья Брейкеров славилась своей отвагой, но все наследие растерял отец-пьяница Торвина. Сам капитан тяготится репутацией дома и желает вернуть утраченную честь. Ненавидит Хоаров и выступает против политики короля Харрена, из-за чего оказывается втянут в заговор. Имеет младшего брата Гартона и любовницу на родном острове.

    [​IMG]

    • Лирия Меттель - вдова, жительница Рейланторга, его главный кузнец и просто сильная женщина. Имеет дочь-подростка Розали. Ее размеренную жизнь полностью меняет встреча с таинственным заказчиком, который начинает сеять ужас среди простых жителей, преследуя неведомые цели.

    [​IMG]

    • Марак - железнорожденный наемник. Обладатель скверного характера, охотен до выпивки и женщин. Бежал из родного дома после трагических происшествий, в данный момент ищет работу и развлечения в Штормовых землях. Там он знакомится с красной жрицей и становится свидетелем чуда.

    [​IMG]

    • Сир Джарон по кличке Бастард - сын проститутки и неизвестного лорда, 18 лет, был воспитан межевым рыцарем сиром Маттосом. Повзрослев, сам приобщился к данной деятельности и отправился в Старомест, чтобы найти достойных рыцаря приключений. В городе он заводит опасное знакомство с местным криминальным авторитетом и поневоле вступает на тропу уличной войны. Сам по себе наивен, честолюбив, пытается вести себя как настоящий рыцарь.

    [​IMG]

    • Эллена Терис - дочь богача из Браавоса, 12 лет, смышленая и любопытная девочка. После жестокого убийства отца провела год в сиротском приюте, а потом бежала из Эссоса, пробравшись на корабль Бледная Принцесса. Там она находит себе друга в лице старого купца Терромы, который оказывается не тем, за кого себя выдает. Роковая остановка в Староместе приводит к тому, что девочка раскрывает огромное количество тайн...

    [​IMG]

    • Уиллфред Рейн - старший сын и наследник лорда Даррена Рейна из Кастамере, 20 лет. Помолвлен с принцессой Утеса Лорной Ланнистер. Мечтает стать прославленным лордом и часто не соглашается со взглядами своего осторожного отца. Уиллфред жаждет принять активное участие в затянувшейся войне с железнорожденными, однако его решают направить на дипломатическую миссию в Рейланторг. Мать - Милина Тарбек, имеет также сестру Эланну и брата Тиннета, который служит сквайром у принца Люциона Ланнистера.

    [​IMG]

    • Майя Айрсонс - простолюдинка из Долины Аррен, служит лорду Орсону Ройсу с тех пор как тот заметил ее определенные таланты. Входит в число так называемых призраков Ройса (некий аналог пташек), которые выполняют его секретную и зачастую грязную работу. Получает задание добыть важные для Долины документы в архиве Рейланторга, а в качестве ее спутников и помощников выступают угрюмый служака лорда Редфорта и бездарный растяпа на побегушках.

    [​IMG]

    • Ричард Харкинг - обыкновенный фермер, живет возле Рейланторга, вдовец. Имеет трех сыновей, которые сражаются добровольцами на Дорнийских Марках, и дочь Дженну, работающую служанкой в замке, а также непутевого брата Алана. Человек простой, но храбрый и честный. Пытаясь защитить свою семью, начинает бороться с опасностью, которая угрожает всему городу и дому Рейланов.
    [​IMG]

    • Дженна Харкинг - дочь Ричарда, служанка в замке лорда Рейлана. Юная, робкая и податливая девушка, которая страдает от постоянных придирок своей суровой начальницы и многочисленных страхов. Ее характеру придется закалиться, когда Дженна окажется в эпицентре интриг вокруг смерти лорда Рейлана.
    [​IMG]

    • Джон Гаттен - вестеросец, глава небольшой группы наемников под названием "Гатята". Старый боевой друг Лукаса Флауэрса. Беспощадный к врагам, но преданный друзьям, Джон следует собственному моральному кодексу. В начале истории Гатята направляются в Рейланторг, будучи нанятыми местным кастеляном.
    [​IMG]

    • Керсея Кейтлинс - член небольшой группы убийц, работающих по наводке одного криминального авторитета. Вынуждена заниматься своим жестоким ремеслом, из-за того что ее младшую сестру держат в плену. Старается придерживаться определенных моральных принципов, запоминает всех своих жертв, пытаясь не сойти с ума. В начале истории по приказу таинственного начальника вместе с соратниками сеет хаос в Рейланторге.
    [​IMG]

    • Гартон Брейкер - младший брат вышеупомянутого Торвина Брейкера, его правая рука на корабле. В отличие от него, владеет особым красноречием и обаянием, но менее способен в бою. Любит брата, хотя и часто с ним ссорится. Верен долгу и семье, поэтому вслед за Торвином вступает в заговор против Хоаров.
    [​IMG]

    • Саманта Дукард - одна из соратников Джона Гаттена, талантливая девушка-наемник. Вступила на свою нелегкую тропу после потери семьи. Прикрываясь поимкой сбежавшей подруги, Саманта отправляется в Старомест ради долгожданной мести тому, кто лишил ее самого дорогого.
    [​IMG]

    • Алис Болейн - единственная дочь мелкого северного лорда, упрямая и свободолюбивая. Будучи обреченной на брак с Карстарком, она решается сбежать из дома, чтобы попасть в Дорн или Эссос и начать там новую, вольную жизнь. Однако Алис опрометчиво проложила свой путь через Речные земли, где ее и настигают малоприятные приключения...
    [​IMG]

    • Дрент Голтон - один из воинов на службе у Штормового короля. За исключительную службу заслуживает доверие своего повелителя и становится частью кампании Аргилака Дюррандона про присвоению Рейланторга. Трудолюбивый, преданный делу боец, испытывает чувства к принцессе Аргелле.
    [​IMG]

    • Артур Натамер - член городской стражи Рейланторга и сын ее командующего, Хакора. Вечно находится под давлением строгого отца. Также имеет сестру Адиту, которая после смерти матери находится в сложных отношениях с семьей. На плечи Артура ложится расследование загадочных смертей в родном городе.
    [​IMG]

    • Рейна Минсворт - «драконий отпрыск», дочь проститутки, приходится кузиной Эйгону Таргариену. Долгое время была наемной убийцей и соратницей Керсеи, но во время чрезвычайного происшествия в Черноводном заливе инсценировала свою смерть и стала свободной. Теперь она пытается устроить новую жизнь в Староместе, но неожиданно для себя попадает в разгар уличной войны.
    [​IMG]

     

    Вложения:

    • jPuVgOS.jpg
      jPuVgOS.jpg
      Размер файла:
      41,8 КБ
      Просмотров:
      8
    Последнее редактирование: 18 окт 2019 в 15:56
    WinterHere, Alleyne Edricson, D'arja и 2 другим нравится это.
  2. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Книга 1. Пролог: Перед ним - город

    Итон

    За несколько часов до рассвета мейстер Итон проснулся, испугавшись стука в дверь своих покоев. Он задрожал. Зима далека отсюда, особенно от Рейланторга, но эта ночь все равно была холодна, а одеяло мейстера каким-то образом соскользнуло на пол во время сна. Итон сел настолько быстро, насколько позволили его старые кости, и съежился. Это была его девятая осень. Его девятая зима уже близко. И Итон помнил.

    Во времена его молодости, много лет назад, Итон смеялся над стариком, который всегда сидел на одном и том же месте на ступенях септы в его деревне Каменный Мост. Старика звали Джисберн, Джисберн Миллс. Но Итон и его друзья, будучи жестокими мальчишками, передразнивали его. Джисберн был слеп, полужив, и, как казалось Итону, даже не замечал ребяческих насмешек. Но все равно, это был давний грех, и Итон не мог понять, почему он вспомнился сейчас. Смеяться над Джисберном было любимым его занятием и, пока он сам не почувствовал старость на своей шкуре, одним из нескольких дорогих сердцу воспоминаний о детстве. Пять лет Итон вместе со своими друзьями мучали старикашку, пока однажды Джисберн не стал отсутствовать на своем привычном месте. Ступени септы были пусты. На момент смерти Джисберну исполнилось семьдесят пять - на семь лет меньше, чем Итону нынче, на двадцать лет меньше, чем тот себя чувствовал в данный момент. У него не было семьи, чтобы устроить похороны, и друзей, чтобы его оплакивать, но он все равно, должно быть, не был таким одиноким, как Итон сейчас.

    Шаркая, тот подошел к двери, и с каждым шагом вес его возраста давил на него все сильнее. Он знал, что случилось, еще не открыв дверь. Он знал это, и скорбь постигла его. Был только один человек в Рейланторге, который стучал именно так, и было лишь одно событие, по случаю которого этот человек мог разбудить его посреди ночи.
    Итон оказался у двери восьмидесятилетним человеком, но когда открыл ее, то резко постарел до ста лет.

    Мужчина, стучавшийся к нему, держал в руке факел, и Итону пришлось прищурить глаза, дабы рассмотреть ночного гостя. Харрис Флауэрс, кастелян лорда Рейлана, стоял перед ним. Почти гигант, сложен как воин, а взгляд у него проницательный, как у ученого человека; глаза зеленые, подобно летней траве Простора. В его длинной коричневой бороде можно было увидеть первые седые волосы, а мелкие веснушки россыпью лежали вокруг глаз. Тем не менее, он выглядел как мальчишка рядом со сгорбленным Итоном, который был почти на полметра ниже. Итон уже полностью облысел, и иногда он завидовал шевелюре Харриса. Однако этот человек составлял приятную компанию, и Итон поддерживал с ним хорошие отношения. Обычно глаза его полны веселья, но сейчас лицо у Харриса было чрезвычайно серьезным, а взгляд – острым, как валирийская сталь. Слова здесь не были нужны. Итон все понял и так.

    - Кто-нибудь есть с ним? – спросил он и вдруг удивился тому, как звучал его старый голос. Шероховатый, хрупкий, почти что бумага. Не первый раз за последнюю неделю Итон спрашивал себя, сколько еще времени ему отведено. Бывали дни, когда он уже чувствовал, как Неведомый дышит ему в шею холодом. Харрис кивнул.

    - Мальчик приглядывает за ним. Но ему все хуже, - Харрис на секунду прервался, когда его голос дрогнул. Итон знал, как тяжело быть кастеляном. - Он… Септон Корбин уже провел последний обряд….

    Харрис вздохнул и отвернулся. Итон увидел слезы в его глазах.

    - Он звал вас, мейстер. Только вас, - продолжил кастелян. Итон нервно сглотнул.

    - Он сказал что-нибудь о… ну, вы знаете?

    Харрис помотал головой:

    - Ни слова. Но он вам скажет. Он обязан сказать!

    Итон согласно кивнул и вышел из своих покоев. В этот момент Харрис схватил его за руку и сказал ему, голосом острым, как кинжал:

    - Еще кое-что, Итон… Помните, что вы единственный, в этой комнате. Единственный, кто будет слышать его последние слова.

    Итон нахмурился, услышав это. Он уже подозревал, что Харрис предложит нечто подобное. Ранее он и не думал, что может бояться человека, с которым дружил вот уже тридцать лет.

    - Я не стану делать этого, Харрис, - сказал он, пытаясь вырваться из крепкой хватки. В какой-то момент руки Харриса стали похожи на тиски, когда он потянул Итона к себе. - Я верю, что вы делаете все для этого дома из лучших своих побуждений. Не позвольте дружбе с одним человеком затмить ваш разум.

    <Харрис будто хотел сказать что-то еще, но затем его недобрый взгляд исчез, заменившись скорбью. Руки его ослабели, и Итон наконец-то смог освободиться.

    - Итон… Извините. Я совсем не то имел в виду… - слова Харриса были едва громче шепота. Итон мог точно сказать, что мужчина наполнен печалью, как и он сам. Но где-то глубоко внутри у Итона гнездились совсем другие чувства. Ярость. С гневом, не знакомым ему уже великое множество лет, он посмотрел в глаза Харриса:

    - Я всегда совершаю только благо для этого дома…

    С этими словами он развернулся и оставил кастеляна одного в коридоре.

    Так быстро, как только могли его старые ноги, Итон зашагал по коридору, прошел через третью дверь слева и попал на стену замка, прямо в холодную ночь. На миг он остановился, пытаясь перевести дух. Заглянув вниз, он увидел ночные огни Рейланторга. Вот он, город перед ним. Он всегда любил эти огни. Хотя Рейланторгу было далеко до Староместа или Хайгардена, это все равно был большой город, и для Итона он всегда оставался самым красивым из городов Простора. Он взглянул на порт с его великолепным маяком.

    Рядом с портом стояло самое старое здание города, великий архив Рейланторга, вместе с бесчисленными его книгами и свитками, в которых содержится вся история Вестероса. Согласно слухам, в архиве были потайные комнаты, наполненные древними свитками Гарта Зеленой Руки, Брана Строителя и Дюррана Богоборца, детально описывающими историю Века Героев, включая и Длинную Ночь. Согласно другим слухам, старинные заклинания тоже были спрятаны в архиве – те же заклинания, которые защищали Штормовой Предел от гнева богов и строили Стену. Якобы в архиве были и потаенные гробницы, те, что построили сами боги, те, что шепчут по ночам и рассказывают секреты о зарождении жизни. Итон усмехнулся при этой мысли. Будучи молодым, он проводил в архиве дни, ища древние свитки. Один раз он даже нашел свиток, написанный на странном языке Асшая. Когда ему наконец удалось его перевести, он понял, что это простой торговый договор, возрастом более девятисот лет, подписанный лордом Рейланом и асшайским купцом с непроизносимым именем. Итон так и не нашел старинных секретов или гробниц богов или свитков о Веке Героев. Но это была приятная мысль. Цитадель и Старомест завидовали подобным сплетням. Именно они и поддерживали жизнь Рейланторга все эти годы. Рейланы всегда писали историю, уже тысячи лет. А история творилась везде в этом городе, везде в этом королевстве, везде на этом континенте. История, написанная Рейланами. Бесчисленное количество раз Цитадель пыталась купить архив и право писать собственную историю. Столько же раз лорд Рейлан отказывал. Однажды самому королю Гарденеру пришлось разрешить ситуацию. Все это было записано и хранилось в архивах. Итон изучал эти книги и свитки и годы назад осознал, какой силой обладает дом Рейланов.

    Там была книга, написанная мейстером Рендоном более четырехсот лет назад. В ней говорилось о знатном доме Бенниксов из Бенниксфорда, которые затеяли борьбу с Рейланами. Мейстер Рендон писал об этой борьбе совершенно нейтрально. С другой стороны, его преемник, мейстер Кер, демонизировал Бенниксов. Он повесил на них ответственность за многочисленные зверства, насилие над детьми, каннибализм, даже за темную магию. Кто мог сказать правду? Кто, если не тот, что пишет историю? Теперь Бенниксфорд – незначительная деревенька на побережье. Никто не помнит Бенниксов. Никто, кроме книг за авторством мейстеров Рендона и Кера. Рейланы писали историю в свою пользу, и они все еще пишут ее. Это их долг, их привилегия. И умный лорд Рейлан мог привести свой дом к славе. Итон знал: Харрис был прав, когда сказал, что только он услышит последние слова своего друга. Только он узнает имя. Именно ему предстояло назвать будущего лорда Рейланторга, того, что приведет дом к славе.

    Итон задрожал (не только от холода), в последний раз посмотрел на красивый город и продолжил свой путь по стенам в огромную башню. Когда он был моложе, в башне кипела жизнь. Старый лорд Эзрик Рейлан жил здесь с семьей. Двое сыновей, Роберт и Тристан, и одна дочь, Морна. Итон все еще помнил пиры, которые устраивал лорд Эзрик. Будучи юнцом, он однажды станцевал с Морной и потерял голову от любви. Итон помнил ее помолвку с лордом Бакли, помнил, как ее счастливая улыбка в тот день резала его сердце, подобно кинжалу. И Итон помнил ее смерть под копытами коня в день свадьбы, всего лишь в девятнадцать лет. Леди Рейлан умерла почти сразу после нее, дальше последовал убитый скорбью лорд Эзрик. Итон помнил, как Роберт стал лордом. Гордый, сильный человек, готовый вести свою изможденную семью через все невзгоды. Через год Тристана Рейлана взяли в плен железнорожденные. Итон помнил как Халлек Хоар, король Островов и Рек, прислал обезображенную голову Тристана Роберту. Итон помнил, насколько трагедия изменила Роберта, последнего из своего дома. Итон зашел в башню. Последние сорок лет она оставалась тихой, почти безжизненной. Лорд Роберт никогда не женился, никогда не имел детей. Он редко проводил время в башне, вместо этого нависая над картами, планируя отомстить железнорожденным за смерть брата. Он никогда не исполнил ни одного плана. И теперь Роберт Рейлан, последний в своем роду, должен был умереть, преодолев свое семидесятилетие. Итон вздохнул и зашел в башню.

    Два стражника встретили его безмолвным кивком. Дрожащими ногами Итон взошел по лестнице к покоям лорда Роберта. Дверь была открыта, и Итон увидел юного Дейрона, его ассистента и будущего преемника в качестве мейстера, мальчика восемнадцати лет, худого, почти хрупкого, с короткими рыжими волосами и бесчисленными веснушками. За ним, в большой кровати, лежал лорд Роберт, тощий мужчина с бледной кожей и каплями пота на ней. Его ломкие, белые волосы и слепые глаза служили для Итона достаточными доказательствами того, что мужчине остались едва ли минуты жизни. В покоях воняло его отходами с тех пор, как он перестал вставать с кровати от слабости. Хотя двери балкона были открыты, в покоях стояла угнетающая жара, и Итон заметил маленькую печь.

    - Мейстер Итон! - вскрикнул Дейрон. Лицо юноши просветлело, когда он увидел Итона, и даже Роберт умудрился улыбнуться, услышав знакомое имя. Итон взял мальчишку за руку.

    - Ты сделал все, что я тебе приказал, юнец? - спросил он строго.

    Дейрон кивнул:

    - Да, мейстер! Я дал ему все по вашим указаниям и не стал поить маковым молоком, даже когда он требовал.

    Юноша обернулся, когда они услышали еще один звук. Это был хриплый голос лорда Роберта, едва слышимый для Итона.

    <- Мальчишка грубо обращался со стариком, дружище. Он отказался облегчить мою боль, сказал, что мне нужно быть в сознании… Я бы сам его наказал, но, увы, я уже слышу приближение Неведомого. Убедись, что он будет вести себя порядочно, Итон…

    Итон одобрительно взглянул на Дейрона. Юноша последовал его приказу. Он был достаточно умным, чтобы понимать важность этой ситуации и указания, которые надо исполнять. Когда-нибудь из него выйдет хороший мейстер. Наверное, совсем скоро.

    - Оставь нас наедине, Дейрон. Следи, чтобы никто не смог нас потревожить! – приказал он. Юноша кивнул и покинул комнату, закрыв за собой тяжелую дверь.

    Роберт по-доброму улыбнулся старому другу:

    - Все это время, Итон. Я потратил все это время на железную шваль. И ради чего? Халлек Хоар умер в своей постели в восемьдесят лет, а сын его еще дряннее.

    Итон вышел вперед и взял Роберта за руку, аккуратно держа ее, пока слезы текли по лицу.

    - Мне страшно, Итон. Когда Харрен Хоар атакует Простор, он сделает это с моря. Он атакует Рейланторг, - сказал Роберт.

    Итон вздохнул.

    - Милорд, вы умираете, - сказал он, просто чтобы сказать хоть что-нибудь. Чтобы заполнить тишину. За всю свою жизнь он никогда не чувствовал себя настолько беспомощным, даже когда Морна Рейлан лежала на его операционном столе, с костями, разбитыми лошадью, умоляя закончить эти страдания. Его друг, его старейший и самый лучший друг умирал, а Итон был слишком слаб, чтобы предотвратить это.

    Роберт засмеялся, издав ужасный звук, который сразу перешел в кашель:

    - Я знаю тебя, старый дурень. Я чувствую немочь. Вчера я проснулся слепым, а сегодня едва могу поднять руку… все закончилось, Итон. По крайней мере, для меня… - он закрыл свои глаза и паника захлестнула Итона. Настолько громко, насколько это было возможно, он закричал:

    - Милорд! Милорд! Роберт! Вы не можете засыпать сейчас. Вы должны сообщить мне!

    Роберт вновь открыл свои глаза и слабо ему улыбнулся.

    - А мне-то какая разница? Новый лорд Рейлан будет не моей крови. С этой семьей покончено..

    Итон расстроенно вздохнул. Он знал, что Роберт был упрямым глупцом, но он также был хорошим человеком и его лучшим другом. Он знал этот дом, любил этот город, его огни по ночам, и он никогда не позволил бы умереть этому дому.

    - Роберт, ты ведь знаешь, что должен назвать своего преемника. Скажи мне, и я дам тебе молоко.

    Это обрадовало лорда Роберта:

    - О да, чудесное молоко. Маковое молоко... Хорошо, если хочешь знать, я продиктую тебе кое-что. Запиши слово в слово. Потом поставь мою печать…

    Итона наполнило облегчение. Он взял свиток с пером и начал писать. Роберт диктовал сначала приглушенным голосом, который становился все мощнее, будто силой выталкивал слова. А Итон писал. Он записывал слово в слово. Скоро к нему пришло осознание всего написанного.

    - Милорд, вы уверены в этом?

    Роберт кивнул.

    - Никогда раньше в своей жизни я не был более уверен в чем-либо… пиши, старый друг. Пиши историю, - пробормотал он и закрыл свои глаза. Итон посмотрел на документ в его руках. Вспомнились слова Харриса и его собственные.

    «Я верю, что вы совершаете только благо для дома.»
    «Я всегда совершаю только благо для этого дома.»

    На секунду он бросил взгляд на печку, но потом, в полной тишине, он взял печать лорда Роберта и поставил ее на документ. Вот и все. Что ему делать теперь? В своих руках он держал приговор дому Рейланов. Верность. Следующим шагом будет решить, кому же он верен. Роберту Рейлану, своему другу? Или же дому Рейлану, дому, что он любил? Он шагнул к печи, все еще держа документ в руке. Это было бы легко. Никто никогда бы не узнал. Никто, кроме него. Ему единственному пришлось бы жить с этим.

    Звук кашля Роберта заставил его обернуться. Лорд открыл глаза.

    - Кажется, мне не нужно… молоко… дружище, - пробормотал он, приподнимая руку, чтобы подозвать Итона поближе. Он открыл свой рот, и Итону чуть ли не пришлось приложить свое ухо ко рту друга, чтобы понять его последние слова.

    - Ты мой брат… отныне и навек… но если бы ты не был мейстером, сейчас ты бы стал лордом Рейланом, - проскрежетал он. - Морна… ты всегда ей нравился, знаешь? Она могла быть с тобой, если бы ты только попросил… Она бы никогда не села на эту лошадь… ты должен был попросить ее… мой брат….

    Роберт широко раскрыл свои глаза.

    - Мне страшно, Итон…

    Потом – только тишина. Итон закрыл глаза своего друга и наконец, впервые за всю жизнь, смог заплакать.

    Спустя несколько часов, уже почти на рассвете, Итон продолжал лить слезы рядом с мертвым телом Роберта. Он оплакивал смерть своего старого друга, свою беспомощность, оплакивал стыд за едва совершенный им поступок и, более того, жизнь, которой он никогда не жил - жизнь, которая могла у него быть. Стук в дверь испугал его.

    - Заходите, кто бы это ни был, - сказал он. Дверь открылась, и Дейрон вошел, будто стесняясь взглянуть на труп лорда Роберта. Итон посмотрел на него покрасневшими от слез глазами.

    - Мейстер… Я… мне так жаль, - заикался Дейрон, но Итон отбросил его слова.

    - Я знаю, мальчишка. Слушай.

    Беглый взгляд на двери балкона. Рассвет почти наступил. Он заметил кое-что другое, кое-что, взволновавшее его, и в голове родился дерзкий план. Он подал Дейрону свиток:

    - Здесь ему небезопасно лежать. Доставь его в Старомест. Отдай мейстеру Квенту и никому более.

    Дейрон посмотрел на него обескураженно.

    - Мейстер, вы в порядке?

    Итон покачал головой:

    - Нет… но это не важно. Мы оба одной ногой в могиле, мальчик. Свиток должен попасть в Старомест.

    Юноша выглядел смущенным и потрясенным, и Итон не мог его винить. Но он взял свиток.

    - Я доставлю это в Старомест, вы можете положиться на меня, Мейстер. Я… я даю вам слово! - в этот момент он выглядел почти как мужчина, а не юнец, коим он являлся. Итон ласково похлопал его по плечу и улыбнулся.

    - Молодец. А теперь уходи. Уходи как можно быстрее, - Дейрон сглотнул. - Да прибудут с тобой боги, Дейрон. Да увенчаешься ты успехом и исполнишь последнее желание умершего человека…

    Последнее желание двух людей, поправил он самого себя в голове. Последнее желание двух людей и приговор знатному дому.

    Дейрон кивнул и взял свиток.

    - Я вернусь, мейстер, обещаю! - воскликнул он. Итон просто посмотрел на него. Ему хотелось рассказать о многом. О том, что необходимо было знать кому-то. О том, о чем он должен был рассказать кому-то, прежде чем… Ему хотелось рассказать о многом.
    Но единственное, что вырвалось у него, было:

    - Закрой дверь, как уйдешь, мальчик. И никому не говори!

    Юноша покинул комнату, и Итон встал. Несгибаемыми ногами он вышел на балкон, в самую ночь. Перед ним горели огни Рейланторга, такие прекрасные. Над ним – утреннее небо, где тьма становилась голубой. Это было его любимое время дня.

    - Как давно вы тут стоите? - спросил он.

    - Достаточно, - высокий голос звучал мягко, но точно принадлежал мужчине.

    Итон повернулся. Медленно.

    На мужчине был плащ, и Итон не мог видеть его лица. Конечно же нет. Почему каждый убийца желал скрыть свое лицо? Все равно после таких людей не остается выживших. Мейстер заметил кинжал в левой руке мужчины и вздрогнул.

    - Вы убьете мальчишку, когда покончите со мной? - Итон чувствовал, как колотится его сердце. Он был готов, но мальчик… это несправедливо.

    Незнакомец медленно помотал головой. Облегчение захлестнуло Итона.

    - Так зачем? Он не входит в контракт.

    Наемный убийца. Это было уже интересно.

    - А я вхожу, - мейстер констатировал факт. Незнакомец кивнул.

    - Мой клиент сказал, что вы хороший человек. Вы заслуживаете быструю смерть, - он показал пальцем на кровать, где лежал мертвый Роберт Рейлан. - Он же, с другой стороны…

    Итона передернуло. Теперь появился смысл. Все это время он лечил болезнь – и ошибался.

    - Вы отравили его.

    Незнакомец снова кивнул.

    - Это была часть контракта. И все прошло незаметно. Естественная смерть. Судя по тому, что я слышал об этом человеке, он заслуживал худшего.

    Он шагнул вперед, играя в руке кинжалом, опасным оружием с двусторонним лезвием, созданным только ради одной цели: убить любыми средствами.

    - Итак, мейстер Итон, как вы хотите умереть?

    Итон фыркнул:

    - Вы на удивление воспитанный для наемного убийцы.

    В этот раз показалось, будто незнакомец в плаще улыбнулся ему.

    - А почему бы и нет? Я убью вас, Итон. Нет нужды в лишних грубостях.

    Незнакомец сделал еще один шаг. Итон взглянул вниз. Перед ним - город… Незнакомец проследил за его взглядом.

    - Это высокое падение. Не то, что я выбрал бы, но вид замечательный. Есть смерти и похуже.

    Мейстер посмотрел на своего мертвого товарища. Лорд Роберт был прекрасным, справедливым человеком и не заслуживал подобной судьбы.

    - Очевидно, - пробормотал Итон. - Но что если я попытаюсь сопротивляться? Что вы сделаете, если я закричу о помощи?

    Незнакомец пожал плечами.

    - Я убью вас. Медленно. Потом доберусь до мальчишки.

    Итон на секунду закрыл глаза.

    - А если я отдамся судьбе?

    - Мальчишка выживет.

    Мейстер обернулся. Перед ним - город…

    - Морна всегда любила этот вид, - его голос звучал едва громче шепота. Он почувствовал руку незнакомца на плече.

    - У нее был замечательный вкус, - сказал тот, будто пытался заполнить тишину бессмысленными словами.

    Одинокая слеза стекла из покрасневших глаз Итона вниз по щеке.

    - Кто нанял тебя? - потребовал он ответа.

    Незнакомец подошел ближе, пока его рот не оказался около уха Итона:

    - Не обременяйся этим сейчас, только не перед смертью, старик.

    Итон почувствовал толчок, мягкий, но настойчивый. Он не сопротивлялся. Он ощущал ветер на своем лице и легкость, совсем как птица. Боль в его теле утихла. Перед ним – город. Над ним – голубое утреннее небо. Город становился все ближе…
     
    WinterHere, D'arja, Пуффинус и ещё 1-му нравится это.
  3. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Акт 1: Судьба неизвестна.

    Глава 1: Черные крылья, черные вести.

    Лукас
    Было раннее утро, когда Лукас Флауэрс вошел в главный зал. В обыкновенные дни слуги уже приготовили бы завтрак: яйца вкрутую, бекон, ломти хлеба и столько меда, сколько ни один человек не смог бы съесть. И абрикосы… Лукас всегда обожал абрикосы. Обычно зал был наполнен смехом, наполнен людьми, от самых низших слуг до лорда Рейлана собственной персоной. Но сегодня главный зал молчал во мраке.

    Три человека сидели за Столом Почета, выражения их лиц варьировались от уныния до суровости. Септон Корбин, коротенький и толстый мужчина около сорока лет, лысеющий, с вечно печальной гримасой и отекшими глазами, мужчина, который считает себя праведнее других, сидел справа. Напротив септона была Халла Педль, ключница, держащая в своих ежовых рукавицах более дюжины слуг, строгая и тощая старуха, всегда вооруженная острым языком и свирепым взглядом. Хотя она и была простолюдинкой, мало кто осмеливался называть ее иначе, чем «леди Халла». Между ними восседал Харрис Флауэрс, кастелян и временный лорд Рейланторга. Его лицо застыло, скорее всего, от шока, а привычная вежливая улыбка исчезла. Он взглянул на Лукаса, когда тот вошел в зал.

    - Лукас, я рад, что ты здесь, - сказал он голосом, заглушенным неопрятной бородой. Мешки чернели под его глазами, и кожа мужчины была бледной. Лукасу всегда нравился Харрис. Он был бастард, как и сам юноша. Будучи незаконным сыном близкого друга детства лорда Рейлана, Харрису повезло больше, чем другим бастардам. Ему не пришлось испытать знакомую для них злобу, но при этом он не отличался высокомерием. Несмотря на свой немалый возраст, Харрис был сильным бойцом и заслуживал уважения.

    - Проходи, садись. Нам надо кое о чем поговорить.

    Лукас сделал шаг по направлению к столу и поклонился перед ними:

    - Сир Харрис, септон Корбин, леди Халла, чем я могу вам служить?

    Харрис сделал ласковый жест рукой и Лукас понял, что в комнате находился еще один человека - тонкая девушка с робким выражением лица, наверняка его ровесница. Не видел ли он ее здесь раньше?

    - Сир Лукас голоден, девица. Иди принеси ему бокал вина и что-нибудь поесть, - потребовал Харрис. Служанка передернулась, будто Харрис ее напугал, сделала реверанс и поспешила на кухню.

    - Я не… - начал Лукас, но служанка уже исчезла. – Я не голоден… - добавил он, прежде чем сесть напротив Харриса. Его желудок заурчал.

    Леди Халла с осуждением покачала головой:

    - Это девчонка Харкинга, милорды. Дженна Харкинг. Ни на что ни годится и слишком тоща на мой вкус.

    Харрис пожал плечами.

    - Боюсь, мы будем обсуждать не девчонку Харкинга, - он наклонился вперед и посмотрел Лукасу прямо в глаза. – То, что я скажу тебе, останется между нами двумя, ты понял?

    Он казался серьезным, до смерти серьезным, и Лукас не мог его винить. Он еще не видел тело старого мейстера Итона, но слышал сплетни слуг. Поговаривали, будто Итон совершил самоубийство после смерти лорда Рейлана. Но ходили также слухи и о пропаже юного Дейрона. В этот момент Харрис направил свой взгляд за Лукаса.

    - Торопись, девица, и оставь нас одних.

    Лукас обернулся и увидел служанку, которая несла в руках чашу с вином и маленькую миску, наполненную хлебом, медом и жареным беконом. Желудок Лукаса вновь заурчал, едва тот посмотрел на еду.

    - Спасибо, - сказал он с благодарной улыбкой служанке. Та поставила перед ним миску и снова сделала реверанс, прежде чем выбежать из зала.

    - И что я говорила? Слишком пугливая она для слуги, - заворчала леди Халла, пока Лукас откусывал кусок от хлеба. Харрис прочистил горло.

    - Лукас, что ты слышал о прошлой ночи? – спросил он. Септон Корбин поднял голову, уставившись своими опухшими глазами прямо на Лукаса.

    - Немногое. Говорят, что лорд Рейлан мертв. И добавляют, что мейстер Итон наложил на себя руки от скорби. А еще Дейрон исчез, - ответил Лукас, после чего отпил вина. Харрис все еще смотрел на него, будто ожидая чего-то еще. Внезапная мысль ворвалась в голову Лукаса - это была проверка. Харрис рассчитывал на большее. - Вы ведь не верите в самоубийство, правда? – добавил Лукас и сразу же понял, что это был верный ответ. Харрис с одобрением улыбнулся:

    - Молодец, мы знали, что ты подходящий человек! Нет, я не верю в самоубийство. И также считаю, что лорд Рейлан умер не по естественным причинам, - он замялся на секунду и сглотнул. – Итон был прекрасным другом, а лорд Рейлан – еще лучше. Я всем ему обязан. За мной долг – найти правильного наследника для его дома. И более всего я должен ему поимкой его убийцы и свершением правосудия.

    - А что вы хотите от меня, сир Харрис? – спросил Лукас, хотя уже и подозревал ответ.

    - Мне нужно, чтобы ты нашел убийцу, Лукас Флауэрс. Я знаю, что прошу о многом. У нас нет никаких подозреваемых или зацепок. Но если тебе это удастся, то либо я, либо будущий лорд Рейлан наградим тебя. Ты один из редких честных людей в замке, наполненном лжецами. Я верю тебе, и мало кому еще, - ответил Харрис.

    Лукас откинулся назад, пораженный тем, о чем сейчас его попросил Харрис. Лорда убили. И он, Лукас Флауэрс, бастард дома Вирвелов, должен найти преступника! Он встретился взглядами с Харрисом. Кастелян только что назвал его одним из честных людей среди лжецов, а это вызывало вопрос – принадлежал ли сам Харрис к этому же меньшинству? И что насчет септона Корбина и леди Халлы? Лукас вздохнул. Не имело смысла спрашивать это сейчас. Харрис исполнял роль лорда Рейлана, он здесь начальник.

    - Есть ли какие-то соображения по поводу того, с чего я должен начать, сир Харрис?

    Наконец, знакомая вежливая улыбка Харриса вновь озарилась на его лице.

    - Молодец. Мы знали, что можем доверить тебе это. Как я уже сказал – ни единой зацепки, но Дейрон, помощник мейстера Итона, пропал. Он был последним, кто видел обоих живыми. Леди Халла узнала, что одной лошади в стойле недостает, вкупе с некоторыми припасами на кухне. Страж у ворот видел, как мальчишка уходил незадолго до рассвета, сразу после падения мейстера Итона с башни. Он направился на юг. Сейчас только Дейрон может знать хоть что-то.

    Леди Халла прокашлялась.

    - Он подозреваемый. Мы надеемся, что ты приведешь его обратно, дабы Харрис смог его судить, - сказала она без следа сочувствия в голосе. – Но, может быть, тебе удастся также опросить прислугу. С их комнат открывается прекрасный обзор на южную дорогу. Я пыталась поговорить с ними, но те почему-то меня боятся.

    Лукас вздохнул. Дейрон был юноша с тонкой душой. Он не мог бы убить мейстера Итона. Лукас не был уверен, способен ли он вообще убить кого-то. Но при этом он являлся единственным подозреваемым. Так с чего ему начинать? Стоит ли сразу же отправиться на юг, пытаясь напасть на след Дейрона? Или сначала опросить стражника? Может быть, прислуга что-то видела, но разве станут они говорить с кем-то вроде него? Осмотреть покои лорда Рейлана – тоже хороший вариант. Однако каждый час, проведенный здесь, в Рейланторге, позволял Дейрону уйти дальше. Надо было сделать решение.

    [Осмотреть покои лорда Рейлана]

     
    D'arja, Пуффинус, Берен и ещё 1-му нравится это.
  4. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Торвин
    - НЕТ! Пожалуйста, Ваше величество, молю вас! Пощады!

    Изможденный человек упал на колени, слезы мчались по его лицу из глаз, выпученных в страхе. Торвин мог заметить, что присутствующая знать, по крайней мере, речные лорды, были также шокированы, если не чувствовали отвращения. Среди железнорожденных он видел разные реакции. Кто-то смотрел с безразличием, некоторых даже забавляли последующие события. Торвин покачал головой и вздохнул. Это был типичный случай. Человек перед ними – работник, один из тех, кого заставили строить Харренхолл, величайший из всех существующих замков. Он украл буханку хлеба, и теперь ему предстоял выбор между потерей руки или ссылкой на Стену. Это был типичный случай, пока человек не стал протестовать против, как ему показалось, несправедливости. И это ужаснейшая ошибка, которую он только могу совершить. Никто не смел назвать Харрена Хоара несправедливым.

    Король поднялся с трона и медленно подошел к узнику. Харрен не был ни самым высоким, ни самым сильным в королевстве. Но он точно был самым непреклонным, жестоким и кровожадным ублюдком. Торвин думал об этом без сожалений. Он знал некоторых, кто боялись короля до такой степени, что даже не смели иметь о нем дурных мыслей. Но Торвин смотрел на него как на того, кем тот являлся. Низкий, коренастый, с черными волосами, уже лысеющий. На нем была почерневшая броня и его корона, толстый золотой круг с четырьмя длинными, острыми шипами наверху. Два глубоких шрама на левой щеке доказывали, что он не был неуязвимым. Он не был бессмертным. Однако черни правильно советовали его остерегаться. Харрен Хоар – тот, кто должен пугать обычных людей. Но им стоит думать о нем так, как захочется.

    - Пощады? Ты просишь у меня пощады? – король Островов и Рек говорил резким и хриплым голосом. Он взял беднягу за горло и ударил тяжелой бронированной перчаткой прямо в лицо. – Ну же, попроси меня, только теперь без твоих чертовых зубов! – прорычал Харрен и ослабил хватку на горле мужчины.

    - За твою дерзость с тебя сдерут кожу заживо, - сказал он попросту, после чего вернулся обратно к трону и оставил окровавленного, рыдающего человека на полу.

    - Пожалуйста, ваша светлость… Пожалуйста, сошлите на Стену… Я выбираю Стену… - хныкал человек. Харрен даже не обернулся.

    - Ты выбираешь Стену? – в этот раз его голос звучал угрожающе спокойно. – Так и быть. Вы все это слышали. Мелкий ублюдок выбрал Стену! Не могу отказать ему в этом праве… - он остановился на секунду и посмотрел на всю пришедшую знать и своих капитанов. Торвин вздрогнул, когда Харрен встретился с ним взглядом. – Будет тебе Стена! Пригвоздить его к северной стене Харренхолла, а потом снять кожу!

    На миг голоса лордов смогли даже приглушить испуганные мольбы бедняги, прежде чем Харрен снова заговорил.

    - И принесите мне его надоедливый язык. Не могу больше терпеть этого идиота с его нытьем!

    Торвин рассматривал толпу, пока не увидел своего брата. Гартон казался шокированным всем происходящим, и он был не единственным. Кое-кто из лордов покинул комнату. Харрен никогда не заставлял никого посещать его суды, что было одной из лучших вещей, которые можно было сказать о нем.

    - Ваше Величество!

    Торвин взглянул на человека, который только что крикнул. Каждый в этой комнате сделал то же самое, включая Харрена Хоара, устремившего свои темные глаза на него. Это был высокий мужчина, сухощавый, с короткими каштановыми волосами и подстриженными усами. На нем сидел камзол в красно-голубых полосах, с серебряной форелью на гербе. Торвин вздохнул. Мужчина принадлежал к речным лордам. Он не первый, кто высказался против Харрена Хоара, и он же не последний.

    Харрен сузил свои глаза.

    - Лорд Эдмин Талли… - заявил он, не повышая голоса выше шепота.

    - Ваше Величество, это неправильно. Он попросил быть сосланным на Стену. Это его право. Братья Ночного Дозора нуждаются в рекрутах, и вы это знаете, - сказал Талли, поддерживая зрительный контакт с королем.

    Хоар подошел поближе к лорду Талли. Торвин сглотнул. Он видел взгляд в глазах короля Харрена. Его настроение сегодня было особенно плохим.

    - Позволь сказать тебе кое-что, Талли! Мой брат не получит ни одного рекрута от меня… А ты… Ты смеешь указывать мне, что правильно, а что нет, ты чертова рыба? – забрюзжал он, даже не пытаясь понизить голос. Несколько речных лордов затаили дыхание, и Торвин мог видеть, как Талли прищурился.

    Речной лорд взялся за рукоять своего меча.

    - Как вы назвали меня, Ваше Величество?

    Харрен начал смеяться. Это был отвратительный звук, больше похожий на рев медведя.

    - Я назвал тебя чертовой рыбой. Жалкая тупая речная манда, не достойная даже стать соленой женой моего худшего капитана! – после этого он кинул взгляд на Торвина, хитро улыбнувшись. – Ну же, Талли, мы оба знаем, что ты хочешь сделать сейчас. Ты не первый, кто попытался. Но подумай, что будет, если у тебя не получится. Подумай о том, что я сделаю с твой семьей… - голос Харрена понизился, пока он осматривался.

    Медленно, Талли убрал свою ладонь с рукояти. Король Харрен усмехнулся и схватил речного лорда за плечи.

    - Умная маленькая рыба… Теперь ты можешь уйти. Но Эдмин… Не смей снова так делать, если не готов пройти через это, - сказал он, ослабив свою хватку. Талли тяжело дышал, но Торвин мог видеть ярость в его взгляде, когда тот уставился на Харрена. Без единого слова, речной лорд развернулся.

    - Семья, долг, честь… - глумился Харрен над лордом, когда Талли уходил из зала. – Это все в твоем девизе, Талли. Честь у тебя на последнем месте, сраная форель!

    Торвин закрыл глаза, а Харрен возвратился к своему трону. Король всегда был готов убить своих подчиненных за любое неверное слово. Сколько времени пройдет, прежде чем он убьет одного из капитанов? Торвин пытался понять, защищен ли он от неистовства Харрена. Пытался понять, защищен ли Гартон. И он проводил взглядом лорда Талли, который только что покинул главный зал. Речной лорд был храбрым, может быть, даже слишком. Но он также мог быть одним из тех, кто защитил бы Торвина и Гартона от ярости Харрена Хоара, если что-нибудь случится. В данный момент, мейстер короля представил следующее дело, территориальный диспут между двумя фермерами. Торвин направился к дверям. Его не интересовало, какую очередную жестокость может выдумать Король Островов и Рек, как он превратит суд в издевательство.

    Может, ему стоит поговорить с лордом Талли. Услышать, что тот думает по этому поводу. На полпути к дверям кто-то схватил его за руку. Его брат Гартон посмотрел на него с заметным волнением. Гартон был чуть меньше Торвина, при этом все еще высокий, с такими же темными волосами, но в отличие от Торвина, который носил могучую бороду, был начисто брит. Гартон всегда был очаровательным из двух братьев, волновавшимся о том, как другие смотрят на его поведение.

    - Что ты делаешь, брат? – потребовал ответа Гартон. Он явно дрожал под впечатлением от действий своего короля. Торвин вздохнул.

    - Мне надо поговорить с лордом Талли. Я видел его взгляд. Если речной лорд что-то задумал, мне необходимо знать.

    Гартон покачал головой.

    - Необходимости нет. Лучше держись подальше. Харрен Хоар – не тот, кого ты захочешь себе во враги. Ты же знаешь, что он посмотрел на тебя? Когда ты пошел к выходу. Он ждет, пока ты не совершишь ошибку.

    - И что я, по-твоему, должен сделать, брат? Просто ждать, пока король не найдет причину для моего убийства? – спросил Торвин с усмешкой. Зачем вообще Харрену Хоару его убивать? Он никогда не показывал, насколько презирает его, он же был осторожным, разве нет?

    Гартон пожал плечами.

    - Король делает то, что захочет. Ему не нужны причины, и это всем известно. Попробуй заслужить его симпатию. Хочешь привести нашу семью к славе? Тогда оставайся с королем. Лорд Риверрана не даст тебе ничего, когда Хоар решит избавиться от него. Ну же, брат, ты же не глуп!

    [Пойти за лордом Талли]
     
    D'arja, Пуффинус и starina7 нравится это.
  5. starina7

    starina7 Межевой рыцарь

    Yoshkin Kot , странно, что никто не пишет Вам отзывов. Наверное, еще не распробовали. Или все бросились читать в оригинале, где есть возможность голосовать. Но я, увы английским не владею, а большой фанфик почитать хочется. Надеюсь, я не одна такая.
    Детективная завязка мне нравится, дальнейшее - тоже увлекает.
    Но, если Вы действительно приветствуете критику, позволю себе пару замечаний.
    Может быть, не стоит переводить английские фразы буквально. У них ведь есть неплохие русские аналоги.
    "смотрел на него как на того, кем тот являлся" = "видел его в истинном свете"
    "поддерживая зрительный контакт с королем" = "не спуская глаз с короля", или даже "не отводя взгляд", ведь нужно мужество, чтобы спорить с Харреном, и даже просто смотреть ему в глаза.
    "слезы мчались" ?? Может быть "лились" или "катились градом" ?
    И таких блох можно наловить немало. Но это именно блохи, мелочи. А так, Вы взялись за хорошее дело.
    Успехов Вам !
     
    Пуффинус и Yoshkin Kot нравится это.
  6. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    starina7 , большое спасибо за отклик! Я тоже уже волновалась, что никто ничего не пишет) Также спасибо за замечание, обязательно поправлю их. У меня переведен уже большой объем, несколько десятков ПОВов, я их просто постепенно выкладываю - и когда заново прочитываешь давно переведенные главы, всегда находятся какие-то недочеты. Надеюсь, дальше все будет более гладко. Я уже уверенне чувствую себя, как переводчик)
    Детективная линия - основная, но лишь одна из многих в фанфике. Тут тоже огромное количество ПОВов в различных частях мира ПЛиО (сейчас во второй книге как раз Кварт засветился), так что приготовьтесь к масшатабному действу)
     
  7. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Лирия

    Полдень еще не наступил, но дурацкие колокола септы уже начали действовать на нервы Лирии. Из маленького окошка ее кузницы она могла видеть септу Рейланторга, а за ней – голубой океан. День выдался солнечным. Никто не заслуживал смерти в солнечный день, даже Роберт Рейлан. Лирия зажмурилась на секунду и стала вспоминать.

    Еще один солнечный день. Еще один мертвец. Он едва ли знала человека, который был лордом все тридцать восемь лет ее жизни. Если верить слухам, он был порядочным человеком, время от времени. Порядочным, но помешанным на мести и ужасным лордом, по крайне мере, с ее точки зрения. Человеком, который просиживал свои дни в замке, пока простолюдины справлялись с трудностями. Человеком, ценившим смерть своих врагов больше, чем жизнь своих людей. Если подумать об этом, лорд Роберт Почтенный не был порядочным. По какой-то причине большинство населения любило его, но все равно, большинство из них не теряло столько, сколько Лирия.

    Она простонала и отвернулась от окна. День еще только начинался, и работы было достаточно. Без дочери под рукой, она может занять целый день. Розали была юной веселушкой, редко принимавшей жизнь всерьез и еще реже помогавшей своей матери в кузнице. Для Лирии это было самым большим позором. Ее дочь талантливая девочка, но она растрачивала свой талант, шатаясь с друзьями. Лирия вздохнула. Все было иначе, когда ее муж еще жил. Прошли шесть лет, но для Лирии они являлись целой жизнью. Бывали дни, когда она скучала по нему сильнее, чем это можно выразить словами. В другие дни становилось легче, обычно тогда, когда Розали проводила с ней время. Но так было реже и реже. Однажды ее дочь выйдет замуж, покинет их маленький домик, и прекрасные дни исчезнут навсегда.

    Лирия глубоко дышала, когда вдруг услышала дверной звонок. Кто-то только что зашел в главную комнату ее кузницы. Может быть, клиент или Розали. Кто бы это ни был, он или она не должны видеть ее такой. Она утерла слезы и приняла привычное твердое выражение лица. Потом она отложила молот и зашла в комнату. Обычно Розали разговаривала с клиентами – ее дочь была обаятельной, приятной на вид, и Лирия знала как минимум двух юношей в городе, которые влюбились в нее. Но девчонки нигде не было. Вместо этого, покупатель только что зашел в магазин (по крайней мере, Лирия надеялась на это). На миг она пожалела, что не взяла с собой молот.

    Ростом клиент был с нее, но гораздо тоще, со светлыми грязными волосами и неряшливого вида, как бродяга, закрывавший свое тело длинным коричневым плащом. Его кожа вся в шрамах и мертвецки бледна, словно он ни разу не видел солнца за всю свою жизнь. Но глаза у него были хуже всего. Холодный взгляд без каких-либо эмоций. Много лет назад, она видела настоящего убийцу, который был лишен любых угрызений совести за свои преступления, и даже тот душегуб не смотрел таким взглядом.

    Как это ни странно, мужчина не казался опасным. Он скорее выглядел мертвым изнутри. А мертвых бояться негоже, как говорила бабушка Лирии.

    - Я могу вам чем-либо помочь? – она попыталась завязать вежливый разговор. Не считая взгляда, мужчина казался безобидным. Вместо этого она чувствовала непривычную жалость к нему. И она хотела, чтобы он ушел поскорее. Мужчина улыбнулся ей беглой, безрадостной улыбкой.

    - Может быть, славная женщина. Я ищу кузнеца Меттеля. Вашего… мужа, я предполагаю? – сказал он скрипучим голосом, уставившись на ее левую руку. Даже спустя годы после его смерти, Лирия все еще носила свадебное кольцо, совершенно простое и непритязательное. Она удивилась наблюдательности незнакомца.

    - Мой муж… извините, вы ошиблись. Я и есть кузнец. Мой муж был… он умер шесть лет назад, - ответила Лирия в легком недоумении. Следующая улыбка незнакомца показалась более искренней.

    - Очень сожалею.

    Лирия только что поняла, что этот человек ни разу не моргнул с начала разговора. Справляться с его взглядом было тяжело, но Лирии удалось избегать зрительного контакта. Вместо этого она пыталась ответить на его взор своим, непоколебимым.

    - Вы кузнец, - констатировал он, будто бы немного разочарованный. Лирия кивнула.

    - Да, это я. И могу вас уверить, даже лучший, чем мой муж. Как вас зовут, я не расслышала?

    Улыбка исчезла с лица незнакомца.

    - Вольфиус Вудбарк, - он сказал ей. Лирия едва смогла сдержать усмешку, которая так и просилась ей на губы.

    - Вольфиус Вудбарк… Вы что, северянин? – спросила она абсолютно серьезно. Вольфиус Вудбарк. Пощадите Семеро, да кто так называет своих детей?!

    Вудбарка это явно не устроило.

    - Нет, я не северянин, - он сухо возразил и на секунду показался по-настоящему смущенным. – Но, быть может, вы в состоянии оказать мне услугу, кузнец Меттель.

    - Я Лирия. Лирия Меттель. И я могу помочь, если вы скажете, с чем именно.

    Незнакомец странно разговаривал, и с ним точно было что-то не так.

    Как только она это сказала, он раскрыл свой плащ, под которым оказалось грязное тряпье и два кинжала: один длинный, крепкий и слегка поржавевший в изношенных кожаных ножнах, а другой – без сомнений, превосходное оружие, обоюдоострое, в прекрасном футляре, почти что оружие лорда. Как бродяга вроде Вудбарка мог им завладеть? Он вытащил второй кинжал, показывая его Лирии, при этом все еще смотря ей прямо в глаза.

    - Это оружие принадлежит моему хорошему другу. К сожалению, кузнец, выковавший его, ошибся с рукоятью. Он забыл добавить герб дома моего друга. Мне нужно, чтобы вы перековали рукоять, только с этой символикой, - объяснил Вольфиус, доставая маленький лист бумаги.

    Лирия взглянула на него. Символика была сложной, ибо совмещала четыре герба. Две серебряные цепи формировали крест. В четырех секторах размещались четыре изображения: сосна, кисть винограда, ворон и ладья.

    - Я никогда ранее не видела подобного, - вырвалось у Лирии, сбитой с толку такой сложной символикой. – Что за дом использует этот герб?

    Вольфиус ответил с холодной улыбкой.

    - Мой друг пожелал вознаградить вас этим, если вы не станете задавать лишних вопросов, - сказал он, вытащив маленький мешочек. Лирия краем глаза увидела золотые монеты Простора.

    - И почему вы принесли это мне? – спросила она. Вольфиус покачал головой.

    - Никаких вопросов. Но если хотите знать, мой друг желает, чтобы работа была выполнена подальше от его места жительства. Это подарок для его невесты.

    В этот момент вновь зазвучал дверной звонок. Лирия взглянула за плечи Вольфиуса и увидела, как ее дочь вошла в кузницу.

    Розали была похожа на отца внешне, с ее белокурыми волосами, отличными от темных материнских. Для Лирии она всегда будет самой красивой девушкой в Рейланторге, и если обратить внимание на реакцию местных мужчин на Розали, она не единственная так думала. Вудбарк также отреагировал на нее, хотя не так, как ожидала Лирия. Он оскалился, в этот раз даже показывая нечто вроде эмоции. Его взгляд зафиксировался на Розали.

    - О, кузнец Меттель, что это вы от меня прятали? – воскликнул он, прежде чем галантно поклониться перед Розали. – Мое имя Вудбарк. Вольфиус Вудбарк. Рад познакомиться с вами, юная леди.

    Розали посмотрела на мужчину, прежде чем взорваться смехом.

    - Вольфиус Вудбарк? Это ваше настоящее имя?! – она смогла выговорить, не заметив, что улыбка ушла с его лица.

    - Так и есть, - пробормотал мужчина, прежде чем снова повернуться к Лирии. – Ну что ж, кузнец Меттель… Мы ведь пришли к соглашению?

    Лирия посмотрела на мешочек с золотыми монетами. Это точно было мутное дело, и то, как этот мужчина посмотрел на ее дочь, заставило ее вздрогнуть. Но примет ли кто-то вроде Вудбарка отрицательный ответ? Может быть, он разозлится, если она откажет. А таких денег хватит, чтобы прокормить ее и Розали на целый год. Она купила бы телегу, чтобы продавать товары и в соседних городках. Да, деньги ей не помешают…

    [Принять предложение]
     
    D'arja, Пуффинус и starina7 нравится это.
  8. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Лукас

    - Сир Харрис, мне нужно сначала осмотреть покои лорда Рейлана, - объяснился Лукас. – Может быть, убийца допустил ошибку. Может, я смогу найти зацепки?

    Харрис сузил глаза.

    - Ты уверен, мальчик мой? Дейрон – наша лучшая зацепка, и он может уйти далеко, пока ты тратишь время впустую. В любом случае, я уже сам обыскал покои, - его голос слегка изменился, и Лукас заметил это. Неужели кастелян что-то скрывал?

    - Мой выбор остается, сир Харрис. Вы отдали приказ найти того, кто убил лорда Рейлана и мейстера Итона, и я собираюсь сделать все, чтобы оправдать ваши ожидания. Я сам должен посмотреть. К тому же, две головы лучше, чем одна, не так ли?

    Взор, которым его окинул Харрис, можно было назвать в лучшем случае холодным. Однако септон Корбин кивнул.

    - Согласен. Я не хочу ставить под сомнение вашу компетенцию, Харрис, но юноша прав. К тому же, Дейрон покинул замок в спешке, а он – не самый опытный ездок. Он недалеко уйдет без передышки. Лукас догонит его в любое время.

    Харрис медленно закивал.

    - Так и быть. Я поставил охрану перед покоями. Скажи им, что я тебя послал. Но поторопись, Лукас – каждая минута, которую ты тратишь на обыск, на руку Дейрону.

    Лукас отдал честь.

    - Я вас не разочарую, сир Харрис, - с этими словами он обернулся, вышел из зала и пошел к главной башне.

    Реакция Харриса показалась ему бессмысленной. Такое чувство, будто он скрывал что-то. Но что? Мог ли Харрис быть причастен к убийству мейстера Итона? Лукас отвергнул это предположение. Они с Итоном были хорошими друзьями, к тому же, он обязан лорду Рейлану всем, что имеет. Харрис был рьяным последователем дома Рейланов. Но почему же тогда он так отреагировал?

    Конечно, Лукас все еще был относительно неизвестен в Рейланторге, появившись здесь лишь несколько месяцев назад. Когда он прибыл в город, его знатный отец, лорд Сумеречной Лощины Лео Вирвел, уже осведомил всех лордов Простора, что он изгнал своего сына-бастарда и тому нельзя доверять. Лукас все еще помнил тот день. Тогда провозгласили, что он устроил заговор против собственного отца, пытался его убить, дабы захватить власть над домом. Без раздумий ярость начала нарастать в Лукасе. Это грязная ложь! Его сводный брат Петир, это он был заговорщиком. Лукас пытался остановить его, а в итоге добился того, что Петир перехитрил его и лорда Лео. Он был изгнан и появился в Рейланторге посреди шторма, весь вымокший и продрогший до костей. Лорды Бисбери Медовой Рощи и Тарли Рогова Холма уже отвергли его. А потом он вошел в Рейланторг и он помнил…

    …добрая, почти отеческая улыбка, светлые глаза, густые седые волосы, ласковый голос – человек, который хотел услышать правду, обещавший помощь, хороший человек…

    …пока лорд не заболел, всего через несколько месяцев после того, как они познакомились, прежде чем он действительно помог бы ему очистить свое имя. За это короткое время Лукас стал доверенным рыцарем на службе дома Рейланов. Он подружился с Харрисом, часто разговаривал с мейстером Итоном, он научился бояться леди Халлы. Он всегда умел быстро заводить друзей, и Рейланторг не стал исключением. Но в отличие от тех мест, которые он посетил в юном возрасте, Рейланторг уже казался ему домом. И он готов сделать все, чтобы защитить его.

    Решительным шагом он взошел по лестнице к главной башне и вошел в нее. Башня… Он редко бывал там в прошлые месяцы. Он знал, что покои лорда Рейлана располагаются на втором, высшем этаже. Высший этаж не использовали десятилетиями, и именно там были покои родителей лорда Роберта, а напротив его покоев – комнаты брата и сестры. Двумя этажами ниже была спальня Харриса, единственного человека, который действительно проводил ночи в башне. Даже до смерти лорда Роберта она казалась больше памятником, теперь же – кладбище. С нелегкой душой Лукас зашел на этаж лорда Рейлана.

    - Так-так, кто это у нас здесь? Что ты тут делаешь, Флауэрс? – окликнул его знакомый голос. Разразите Семеро, да почему именно он?

    Перед комнатой лорда Рейлана стоял сир Леонард Константин, один из немногих в городе, к которому Лукас еще не проникся симпатией. Сир Леонард Величавый, так называли его люди за пышную коричневую шевелюру, которая отливала рыжиной летом. Мужчина был на несколько лет старше Лукаса, опытный солдат и, что еще более важно, посредник между домом Рейланов и другими знатными домами Простора; человек, обладающий красноречием и умеющий скрывать его, когда необходимо. Лукас не ожидал, что Харрис поставит именно Леонарда сторожить покои мертвеца.

    - Харрис послал меня. Мне разрешено осмотреть покои лорда Рейлана, - сказал Лукасом. Он знал, что Леонард не стоял бы там, если Харрис не доверял бы ему. Но вопрос в том, мог ли он доверять Харрису?

    - А что ты хочешь там найти, Флауэрс? Стариковские простыни, чтобы рыдать в них? – потешался Леонард. Все знали, что он может быть саркастичным, если не напрямую грубым. Почему-то некоторые старые рыцари клялись, что он также мог быть и хорошим другом. Но все равно сейчас не время, чтобы ссориться с ним.

    - Послушай, Ленни, я здесь не ради ссоры с тобой. Я зайду в эту комнату прямо сейчас, или ты хочешь еще сострить? – сказал Лукас и на миг он увидел, как лицо Леонарда сникло. Не секрет, что он ненавидел, когда его так называли. Леонард отшагнул в сторону.

    - Ладно, Флауэрс, смотри. Как тебе угодно, - пробормотал он.

    Лукас наконец-то прошел в комнату и был встречен отвратительным запахом. Конечно же они перенесли тело лорда Рейлана в септу, но ходили слухи, что умирающий лорд уже совсем не контролировал свой мочевой пузырь в последние дни. Помимо этого, здесь пахло смертью.

    Лукас огляделся. Для лорда Простора Роберт Рейлан жил без особой роскоши. Кровать была огромной и наверняка стоила дорого лет шестьдесят назад. Маленькая печь еще оставалась теплой от огня, что горел день и ночь во время болезни лорда Рейлана. Двери на балкон были открыты. Балкон… Место, где погиб мейстер Итон. Лукас и Итон много разговаривали в последние месяцы. Мейстер был мудрым и добрым, но иногда из-за взгляда в своих глазах казался самым печальным человеком, которого Лукас только знал. Он вздохнул. Славного мейстера более нет. И Роберта Рейлана тоже. Роберт Почтенный, так звали его простолюдины – подходящее для него имя. Герой войны, тот, кто заботился о людях. Лукас слышал только истории, но шесть лет назад он собственной персоной повел атаку против железнорожденных налетчиков в возрасте шестидесяти четырех лет. Благодаря храбрости лорда, железнорожденные причинили лишь незначительный ущерб городским жителям, но сами понесли огромные потери. Сам лорд Рейлан убил их капитана в тот день и послал его голову Харрену Хоару.

    Лукас обратил свой взор на небольшой письменный стол. Бумага и чернила все еще лежали готовыми, чернильница открыта и явно недавно использовалась. Лукас подступился поближе и посмотрел на бумагу. Да, что-то здесь было написано совсем недавно. Чернильницу пользовали, и ее следы остались на пере. Может быть, мейстер Итон писал в тот день то, что не стоило писать, за что и поплатился жизнью. Может быть, Лукасу удасться отследить последнее письмо. Ему нужно лишь перо и лист бумаги сверху, чтобы вывести отпечатки последнего послания мейстера Итона. Перо с легкостью нашлось под столом. Лукас ухмыльнулся. Обычно он предпочитал встречаться с врагом в битве. Но это… Убийца совершил ошибку, и использовать ее было верным решением – по крайней мере, в данном случае.

    Как только он начал снимать копию, его радость быстро сменилась разочарованием, и он рассерженно простонал. Не осталось никаких отпечатков на самом верхнем листе бумаги. Конечно же, кто-то его взял. В тот же момент громкий стук заставил Лукаса испугаться, и он повернулся к двери. Леонард зашел в комнату.

    - Послушай, Флауэрс, - начал он, казавшись несколько неуверенным в том, что хочет сейчас сказать. – Я знаю, мы не самые лучшие друзья. И это моя вина, наверное. Просто всякая дрянь иногда срывается с моего языка.

    Лукас прищурился. Это что, извинение? Почему именно сейчас?

    - Чего тебе надо, Леонард? – спросил он. Леонард пожал плечами.

    - Попросить прощения, я полагаю. Мне известно, что тебе нравился лорд Роберт. Мне тоже. Он был хорошим человеком и не заслуживал такой судьбы… как и мейстер Итон. Говорят, что он покончил с собой, но я ведь не идиот – и ты тоже. Мы оба знаем, что его убили. Так же, как и ты, я хочу, чтобы убийца получил наказание.

    Лукас фыркнул.

    - Ты объявляешь между нами союз, Леонард?

    Тот вновь пожал плечами.

    - Какая разница, Флауэрс? Ты воин, а я это уважаю, несмотря на всякие личные размолвки между нами. Я могу тебе сказать, что Харрис был здесь ранним утром. Он забрал кое-какие вещи из покоев лорда Рейлана. Я пытался спорить с ним, и я знаю, что парень этот – свирепый рыцарь и отличный кастелян, но я не доверяю ему. Тебе тоже не стоит.

    Лукас глубоко вдохнул. Значит, Леонард тоже не верил Харрису. Впрочем, его подозрения – дело обычное.

    - И что ты предлагаешь, Леонард?

    Рыцарь тихонько улыбнулся Лукасу.

    - Харрис забрал вещи в свою комнату. Готов поспорить, причин у него на то достаточно. Наверняка пытается что-то спрятать. В данный момент в этой башне только ты да я. План таков – один из нас пойдет в комнату, а другой останется сторожить. Что скажешь?

    Лукас посмотрел ему прямо в глаза. Будучи посредником, Леонард умело мог заболтать кого угодно. Был ли он честен, или это просто часть некой схемы? Слова Харриса всплыли в уме. Один из редких честных людей в замке, наполненном лжецами…
    Он мог отказаться от предложения Леонарда и продолжить свое расследование. Есть вероятность, что он не заметил каких-либо улик в покоях. Может, стражник у ворот или прислуга видели что-то. Или же он потратил достаточно времени в Рейланторге и должен отправиться вслед за Дейроном.

    [Согласие: Лукас пойдет внутрь, Леонард будет сторожить]
     
    D'arja и starina7 нравится это.
  9. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Марак

    Уставившись на подавальщицу, Марак стукнул кружкой по столу.

    - Неси еще эля, баба! – заорал он через голоса нескольких дюжин пьяниц.

    Подавальщица, пышная блондинка, наверняка на год или два старше его, обернулась и подмигнула, прежде чем вернуться к хозяину. Марак откинулся и принялся считать. Это была его седьмая, нет, восьмая кружка эля. А вместе с комнатой, которую он снял на ночь… семеро чертей! К своему ужасу, Марак только что понял, что ему хватит только на две дополнительные кружки, может три, если повезет в костях. Он был уверен, что сегодня его счастливый день. Он взглянул на своего оппонента, одного из местных фермеров, коротышку с гадкой рожей.

    - Твой ход, - сказал оппонент. Марак хитро оскалился. Глупый фермер даже не заметил, что кости были смещены. Он снова их метнул. Кости показали пять и шесть.

    - Одиннадцать. Ты можешь лучше, дружок! – пробормотал фермер, взял кости, чтобы кинуть их в очередной раз, а Марак уверенно ему улыбнулся. Кости дорого стоили в Штормовом Пределе. Они казались совершенно обычными, пока не кинешь их особым способом. Ремесленник, склизкий мужчина из Мира, даже назвал их «защищенными от дураков». И Марак знал, что никакой он не дурак.

    - Мать твою раком, - выругался противник. Кости показывали четыре и два.

    Фермер посмотрел на Марака, и один этот взгляд сделал бы вечер Марака идеальным. Но он собирался закончить его на несколько пенни богаче и с подавальщицей в постели.

    - Шесть! – воскликнул он, что было совсем не нужно.

    В этот момент вернулась подавальщица с кружкой, полной эля. Марак похотливо ей улыбнулся.

    - Этот платит, детка, - сказал он, и лицо девушки озарилось.

    Его противник развел руками.

    - Семеро чертей, в чем твой секрет, железнорожденный? – спросил он, едва скрывая свое расстройство.

    - Все дело в шрамах. И бороде. Взгляни правде в глаза, дружище, я гораздо привлекательнее тебя, - сказал Марак, слегка шлепнув девушку по попе. Она удивленно пискнула.

    - Что? О чем ты… да ну тебя, железнорожденный, я другое имел в виду! – воскликнул фермер. – Никому так не может везти!

    Марак пожал плечами и сделал глубокий глоток из кружки, прежде чем ответить.

    - Просто сегодня наверняка мой счастливый день.

    Он слишком поздно заметил, что лицо его противника покраснело.

    - Чушь собачья! К черту эту игру, твой счастливый день и тебя, ты мошенник и шлюхин сын! – вскричал тот, хватая кости.

    Марак опустил свое пиво и почувствовал, как внутри нарастает ярость.

    - Как ты меня назвал? – спросил он, спокойнее, чем обычно. Фермер встретил его таким же яростным взглядом.

    - О, ты прекрасно меня понял с первого раза. Я назвал тебя лживым сыном железнорожденной шлюхи! – он почти проорал последние слова, отчего мужчины за соседними столиками замолкли.

    Марак погладил свою рыжую бороду.

    - У тебя три секунды на то, чтобы отдать мне мои кости и покинуть таверну, а иначе я вскрою тебе череп и помочусь на него, штормовая дрянь.

    Посмотрев налево, он понял, что ляпнул невероятную глупость.

    - Ты назвал его штормовой мразью? – заговорил другой мужчина, неповоротливый и гигантских размеров. Гигантская штормовая дрянь.

    Фермер усмехнулся, заметив неожиданных союзников.

    - Хочешь обратно свои кости, ты проклятый мошенник? Сначала верни мне все бронзовые монеты! – закричал он, метнув кости через всю комнату и, если судить по испуганному возгласу, попав кому-то прямо в пиво.

    - Кто это был?! – воскликнули на другом конце.

    На лице фермера растянулась улыбка, когда Марак встал. Гигант за соседним столиком тоже поднялся, и Марак понял, что они одинакового роста. Краем глаза он заметил еще одно движение. Новый гость зашел в таверну - весьма экзотичная на вид женщина с оливковой кожей и длинными красными волосами. На ней было необычное платье, сплошь кроваво-алое и слишком тонкое для такой ночки. Марак улыбнулся. К черту бабу из таверны! Леди в красном стала новой целью. И ох, какой же она целью была… Железнорожденный облизнул свои губы, пока женщина осматривала посетителей таверны. Надо было как-то ее впечатлить. Может быть…

    Удар застал его врасплох, пока он пускал слюни по незнакомке, и чуть не отправил его на землю. Его оппонент выступил первым и готовился к следующим действиям. В этот раз Марак быстро среагировал и ударил первым. Ему удалось попасть противнику в живот, а потом сбить с ног мощным ударом по челюсти. Беглый взгляд на дверь показал ему, что леди в красном обратила свое внимание на него. Трое мужчин встали. Фермер, с которым он играл, тоже поднялся со стула.

    - Железнорожденный обманул меня. Он украл мои деньги! – выкрикнул тот. А потом все семеро чертей вырвались на свободу.

    Марак пнул одного из противников в пах, за что получил неприятный удар в челюсть. Другой оказался слишком нахальным и схватил стул, только для того, чтобы Марак отнял его легким движением руки и вмазал тому по лицу. Как раз собираясь поколотить еще одного противника, Марак получил в спину тяжелый удар, за которым последовал следующий, прямо в пах. Выругавшись на Утонувшего Бога, он упал, ощущая на себе удары по крайней мере сотни лошадей. Прежде чем его окутала тьма, он услышал странный мелодичный голос, приказывающий мужчинам остановиться.

    Проснувшись, Марак понял, что он больше не в таверне. На улице все еще была ночь, и он все еще находится в Черном Приюте, самой вонючей деревне Штормовых Земель. Он лежал на лице, его спина чертовски болела, а нос скорее всего был сломан. Опять. Но он мог пошевелить ногами, что уже неплохо. С громким стоном он поднялся. Нет, ничего не сломано и не растянулось. Он потерял свои кости и деньги, но, по крайней мере, у него остался…

    - Вот дерьмо! – закричал Марак. Его топор пропал. Он купил топор, когда в последний раз был на Пайке. Это кусочек дома. Он не мог просто…

    Внезапное движение испугало его. Из темного угла на лунный свет вышла леди в красном. Топор находился у нее в руках. Это выглядело очень по-дурацки, хотя и чертовски сексуально. С облегчением Марак заметил, что удар в пах не повлек за собой серьезного ущерба.

    - Кажется, ты что-то потерял, здоровяк, - сказала женщина, разглядывая его топор. Ее голос был сладким, как мед, и необычайно мелодичным.

    Марак подошел к ней.

    - А ты нашла это для меня, прелестная леди, - он потянулся за топором, но женщина отшагнула назад. Она подняла свои брови.

    - Нашла? Для тебя? Нет, ты ошибаешься в обоих случаях, здоровяк, - ее голос звучал слегка насмешливо, и Марак расслышал акцент. Эта леди точно из Вольных городов. Пентос? Квохор? Помилуй Утонувший Бог, он надеялся, что это не так. Все квохорцы были безумны в плохом смысле слова. Браавос. Да, этот акцент звучал по-браавоски, но был смешанным, будто два акцента каким-то образом объединили.

    - Ты из Браавоса? – он усмехнулся, вспомнив про последнюю браавоску, которую поимел. Девушки Браавоса хороши, хотя одна из Лиса была еще лучше. Леди в красном увидела, как он пялился на ее тело, и окинула грозным взглядом.

    - Все внимание сюда, здоровяк, - приказал она, и к своему удивлению, Марак повиновался. – Меня зовут Ноэлль из Браавоса. Родилась в Асшае, если тебе любопытно.

    Марак попятился и затаил дыхание. Асшай. Это нехорошо.

    - Ты ведьма! – он вскрикнул. Ему довелось слышать различные истории об Асшае-что-у-Тени. Он даже говорил с мужчинами, которые утверждали, что посещали этот город. И ни одна история не была такой, в которой он хотел бы принять участие.

    Леди в красном было заметно разочарована.

    - Я настолько же ведьма, насколько ты – свирепый пьянчуга. Я служу единственному верному богу! – она воскликнула, и в этот миг ее зеленые глаза озарились. Марак посмотрел на нее, сбитый с толку.

    - Ты служишь Утонувшему Богу? – он вымолвил с трудом. Все жрецы были рьяными стариками. Ему не нравилось направление, в котором идет эта беседа. Ноэлль разочарованно фыркнула.

    - Я говорю о Владыке Света, болван, - он удивленно на нее посмотрел и та вздохнула. – Его зовут Рглор. Единственный верный бог. Он дал нам жизнь. Он дал нам тепло. И подарил пламя, - она подняла топор. – Ему принадлежит твой топор, - добавила она, едва улыбнувшись.

    Марак охнул.

    - Послушайте, леди, я не знаю никаких богов по имени Рыга...

    - Рглор! – прошипела Ноэлль. Железнорожденный только закатил глаза.

    - Как бы там его ни звали… слушайте, леди, вы можете вернуть мне мое имущество? – спросил он уже раздраженно. Кем бы ни был этот Владыка Света, Ноэлль явно была маньячкой. Последний человек с таким видом, которого он встречал, оказался жрецом Утонувшего Бога.

    Ноэлль издевательски засмеялась.

    - Твое имущество, здоровяк? Эти деревенщины из таверны взяли его в качестве оплаты. Я выкупила топор у них. А все мое принадлежит Ему.

    Когда Марак зашагал к ней, просто чтобы отнять свое оружие, Ноэлль сделала кое-что неожиданное – она протянула ему топор. Он схватил его, но женские руки все еще лежали на рукояти.

    - Возьмешь это оружие – будешь работать на меня. Ты дрался с десятью мужчинами и смог уложить четверых, прежде чем тебя пересилили. Владыка Света нуждается в таких, как ты, - сказала она.

    - Да ладно? Так скажите своему владыке, что у него превосходный вкус, но меня он не привлекает, - начал дразниться Марак, прежде чем сглотнул от страха. Этот взгляд жрицы… он ужаснул его.

    - Ты наемник, не так ли? Я нанимаю тебя. Ты получишь свой топор и дополнительную награду, - сказала она ледяным голосом. Марак кивнул.

    - Хорошо, моя леди… Я буду работать на вас и ваш Рыгалет. Что я должен делать?

    Ноэлль улыбнулась ему.

    - Слыхал когда-нибудь о городке Рейланторге? – она спросила. Марак крепко призадумался.

    - Не могу сказать. Он в Долине? У меня еще не было девчонки из Долины, так что многого не знаю…

    Ноэлль прервала его.

    - Это в Просторе. Мы живем в великие времена, здоровяк. Владыка показал мне видение в пламени. Его Избранный скоро прибудет в это королевство варваров и возьмет то, что принадлежит ему по праву, огнем и кровью. А я буду… - начала она проповедовать, прежде чем Марак перебил.

    - Какая разница. Слушайте, мне не нужны все детали, не нужно знать про избранных, хотя часть про огонь и кровь звучала приятно. Просто скажите мне, что делать, - конец он проговорил медленнее, чтобы эта леди все поняла.

    Ноэлль остановилась, смущенная его грубостью.

    - Мне необходимо попасть в Рейланторг. Одной идти опасно, а ночь темна и полна ужасов. Потребуются мускулы на выручку в моем деле.

    Марак задумался на секунду. Он работал на безумную леди, которая поклонялась Рыгалету… Но она вернула ему его топор. И семеро чертей, какая же она горячая!

    - Леди Ноэлль, я принимаю ваше предложение! Буду делать то, что вы прикажете. Но вы упоминали… определенную награду. Будьте уверены, я кое-что уже придумал… - с последними словами он соблазнительно улыбнулся. Она не ответила тем же.

    - Я не шлюха, здоровяк. Можешь выбрать между двумя вознаграждениями. Первым будут деньги, награда для разбойника. Но я могу наградить тебя и как мудреца. Я могу показать тебе правду… - сказала она. Ее странный взгляд вновь появился.

    Марак сглотнул. Золото или правда? Ему нравилось золото. Но речь жрицы звучала так, будто она разочаруется в подобном выборе. Может, еще останется шанс, если он выберет второе.

    [Узнать правду]
     
    D'arja, Alleyne Edricson, Пуффинус и ещё 1-му нравится это.
  10. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Джарон

    Ах, Старомест! Джарон посмотрел вниз на старейший город Простора. Пару раз ему довелось здесь бывать вместе со своим наставником, сиром Маттосом. Сегодня он впервые вошел в город самостоятельно. Огромная очередь из повозок тянулась вниз по холму, который вел к северным воротам города; постоянный поток людей то входил, то выходил. Джарон пришпорил своего коня и поскакал вдоль повозок и крестьян. Рыцарю не подобает ждать!

    Он вспомнил рассказы сира Маттоса. Старомест был построен Первыми Людьми, еще до вторжения андалов. Если верить Маттосу, Старомест также являлся одним из крупнейших городов в Вестеросе, куда съезжались люди со всех семи королевств, Эссоса и даже Летних Островов, просто чтобы торговать. Говорят, что в Староместе найдется святыня любого бога, которому только поклоняется человек. Во время своего первого визита Джарон увидел внушительную Звездную Септу, место для верующих в Семерых. Через несколько улиц располагалось строение, посвященное Красному Богу, а рядом – маленькое строение с почернёнными стенами, храм козлоголового бога квохорцев. Конечно, там же была Цитадель и знаменитый Маяк, возносившийся над городом и освещавший путь кораблям со всего мира.

    Пришлось потратить немало времени, чтобы войти в город, даже верхом на коне. Широкая улица, что вела к северным воротам, была целиком набита повозками. Несколько стражников пытались поддерживать порядок, но вход в Старомест все равно являл собой безумный беспорядок. Джарон повел свою лошадь к стражнику, стоявшему ближе всего к воротам. Мужчина поднял глаза.

    - Имя, цель прибытия? – спросил он.

    - Меня зовут сир Джарон Бастард, я странствующий рыцарь в поисках службы, - ответил Джарон. Да, он был бастардом. Его это никогда не беспокоило, да и вообще, он получил свое прозвище еще с детства. Кто-то считал его оскорблением, но для Джарона это было просто его наследие. Сын шлюхи и знатного лорда. По крайней мере, мать ему всегда рассказывала такую историю.

    Стражник кивнул и подал сигнал Джарону, чтобы он заходил. Проскакав мимо, тот заметил, что мужчина окинул его презрительным взглядом. Джарон не обратил внимания. Он привык к тому, что люди смотрели свысока на межевых рыцарей, считая их не более чем бродягами-батраками. Но если случалось самое худшее, именно они приходили на выручку. Скиталец, который борется с разбойниками и помогает нуждающимся – идеалы межевых рыцарей были высоки. По крайней мере, его старый наставник всегда старался соблюдать их. Теперь Джарону предстояло продолжать его дело. Когда он увидел Старомест, его глазам предстал не самый большой и зловонный город Простора, а главная возможность в жизни. Возможность достичь славы и богатства, может быть, даже завоевать сердце принцессы. Он улыбнулся этой мысли и продолжил путь в город, прямо в толпу людей.

    Недолго он искал нужный ему трактир. Пьяный Септон – одно из наиболее малоизвестных мест города, но все же в нем можно было провести ночь по приемлемой цене. А еще у них есть стойла. Когда он посетил его в первый раз, Маттос нашел прибыльную работу по сопровождению купца в Хайгарден. Во второй раз они нашли команду наемников и работали в ней несколько месяцев. Теперь Джарону предстояло самому добыть себе деньги. Его доспехам требовался ремонт добротного кузнеца, и если вдруг подвернется удача, для этого наберутся деньги со следующего контракта.

    - Приветствую, юный странник, добро пожаловать в Пьяного Септона. Чем мы можем помочь? – жена хозяина, тучная и добродушная женщина возрастом под полтинник, поприветствовала его материнской улыбкой, и Джарон дружелюбно улыбнулся в ответ. Она его не помнит, конечно нет. В последний раз он был здесь еще пятнадцатилетним мальчиком. За три года он смог отрастить щетину и стал выше, но, увы, к своему разочарованию так и не разросся мускулами.

    - Добрый день, славная женщина. Меня зовут Джарон Бастард, и я ищу себе койку на ночь и сытный ужин. А лошади требуется место в стойле, - ответил он ей, прежде чем присесть за маленький столик.

    Хозяйке понадобилось не более пятнадцати минут, чтобы поставить перед Джароном миску с горячим супом. Его лошадь разместили в стойле, а он уже мечтал поспать в теплой постели впервые за долгое время. Как только Джарон начал есть свое блюдо, он заметил, что в таверну зашел маленький мальчик. Хозяйка сразу же подошла к нему.

    - Сколько раз я приказывала вам, беспризорникам, держаться подальше от таверны! – завела она свою тираду. Мальчишка на миг вздрогнул и умоляюще посмотрел на нее. Это был совсем ребенок, не старше десяти лет. Его кожа была темной, как у песчаного дорнийца, и невероятно грязной. Хотя Джарон не имел ничего против бедных детей, он мог понять хозяйку. Мальчик раскрыл свои полные слез глаза, и хозяйка горько вздохнула. - Ладно… Ладно, пойду посмотрю, остались ли что-то от вчерашнего. Но даже не смей хоть что-то стащить! И рыцаря не дергай! – сказала она, прежде чем уйти на кухню.

    Беспризорник посмотрел на Джарона, а межевой рыцарь ответил взглядом. Лицо мальчика озарилось улыбкой, и он подошел поближе.

    - Вы настоящий рыцарь? – он спросил. Джарон фыркнул.

    - Бывают дни, когда я и сам не уверен в этом, дитя… а ты и правда с улицы? – ответил он.

    - Вас люди называют Бастардом? Джароном Бастардом, да? – внезапно засыпал его вопросами мальчишка. Джарон с удивлением поднял глаза. Откуда постреленок это знал?

    - А ты кто? – спросил он в ответ. Улыбка мальчика стала еще шире.

    - Я тоже бастард. Меня зовут Химани Сэнд.

    Он посмотрел на Джарона, и межевому рыцарю внезапно очень сильно захотелось взяться за свой кошель.

    - У меня есть послание для вас, сир Джарон. Горелый Человек хочет с вами встретиться. Он шлет свои соболезнования по случаю смерти Маттоса Доброго.

    Пораженный Джарон уставился на мальчика. Маттос мертв уже более года, но он был всего лишь скромным межевым рыцарем. Откуда беспризорнику знать о нем? И кто такой Горелый Человек?

    - Что надо твоему Горелому Человеку? – спросил Джарон, все еще смущенный.

    Химани взглянул на кухню в тот самый момент, когда хозяйка вернулась.

    - Я велела не дергать рыцаря! – закричала она, но резко замолкла, когда Джарон поднял руку.

    - Все в порядке, славная женщина. У мальчика просто есть несколько вопросов.

    Хозяйка кивнула.

    - Раз в порядке, так в порядке. Но мой вам совет – держитесь подальше от беспризорников Староместа, добрый сир. Они несут одни беды… - с этими словами она отвернулась и ушла к стойке. Джарон подтянул Химани к себе поближе.

    - Я спрашиваю снова. Что нужно Горелому Человеку? – он спросил уже с нетерпением. Химани все еще радостно улыбался.

    - Это вам надо узнать у него. Горелый Человек ищет с вами встречи, стоит ответить на приглашение. Оно означает деньги…

    Произнося эти слова, Химани раскрыл свою левую ладонь и показал золотую монету прямо перед Джароном. Взяв ее, Джарон тут же понял, что она из Штормовых Земель. И не только – это была его последняя золотая монета! Но как? Химани заметил выражение его лица и покатился со смеху.

    - Не волнуйтесь, сир Джарон, я взял только эту монету. И вернул вам. Но Горелый Человек не будет столь же добр, если заставить его ждать. Следуйте за мной и встретите его, или оставайтесь здесь и теряйте шанс. Выбор за вами!

    Джарон взглянул на свое блюдо. Тот, кто называет себя «Горелым Человеком», ведет серьезные дела и наверняка означает беды. С другой стороны, это было похоже на начало тех историй, что он слышал, будучи ребенком. Возможность завоевать славу, богатство и руку принцессы, вспомнил он. Но мысль, рожденная среди бесчисленных лишений и разочарований, предостерегала его. В реальности истории часто заканчиваются смертью главного героя…

    [Проследовать за Химани и встретиться с Горелым Человеком]
     
    D'arja и starina7 нравится это.
  11. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Торвин

    - Прости, брат, но я должен это сделать, - пробормотал Торвин. Гартон посмотрел на него так, будто тот сошел с ума.

    - Это безумие, брат! Не позволяй речному лорду утянуть тебя вниз вместе с собой, - едва выговорил он в неверии.

    Торвин обернулся, чтобы посмотреть на короля. Большой зал Харренхолла действительно заслужил свое имя. В своем высокомерии, Король Островов и Рек построил себе самый огромный замок, который только видел этот мир. Если его отец Халлек, не менее кровожадный тиран, правил из бедного башенного дома в городке Ярмарочное Поле, то Харрену этого было мало – он желал большего. Строительство Харренхолла длилось сорок лет, забрало жизни бесчисленных принудительных работников и высосало всю кровь из королевства. Результатом стал памятник спесивости Харрена. Один только Большой зал мог вместить в себя целую армию. «Зал сотен очагов», называли его. Торвин считал их и обнаружил не менее тридцати пяти очагов. В данный момент в зале находилась почти тысяча людей, а он все равно не казался заполненным. Две дюжины речных лордов, их свита, более пятидесяти капитанов Железного Флота со своей командой… и Харрен Хоар.

    Сам король восседал на своем массивном троне, сделанном из чистого камня, гораздо более внушительном, чем Трон Морского Камня в Пайке, над ним – вырезанный герб дома Хоаров. Торвин всегда находил этот герб подходящим для Харрена. Это было само воплощение надменности, все еще изображающее земли, которые были потеряны несколько сотен лет назад. Две пересеченные цепи скрепляли кисть Борского винограда, зеленые сосны Медвежьего Острова, черных воронов Староместа и, наконец, ладьи Железных Островов. Искусно проработанный герб, призванный внушать благоговение. Для Торвина это было все, что дом Хоаров потерял за последнее тысячелетие. Строительство Харренхолла истощило Речные Земли. Короля не любили даже собственные капитаны. Он вселял страх в большинство тех, кому довелось его увидеть. Он был монстром. Но каждый раз, глядя на шрамы на лице Харрена, Торвин вспоминал, что и монстра возможно убить. Сейчас Харрен был лишь мелкой фигурой в десятках метров от него - Торвин его не боялся.
    Он взглянул на Гартона.

    - Не переживай, братец. Король нам ничего не сделает, я это обеспечу, - сказал он. Гартон, кажется, не был убежден, однако, коротко кивнув, он освободил путь. Торвин покинул Большой зал.

    Он оказался в огромном и полностью пустом коридоре; впрочем, ему могло быть известно, куда пошел лорд Талли. Торвин повернул направо и прошел дальше быстрым шагом. Что он творит? Помилуй Утонувший Бог, о чем он думал? Харрен Хоар ему не страшен, но он знал, что это ошибка. Ему не надо рассказывать о том, на что способен Харрен Хоар. Бояться – мудрая мысль.
    Однако вместе с тем и трусливая.

    Повернув налево, он увидел нужного человека.

    - Лорд Талли! – крикнул Торвин. Речной лорд обернулся, все еще с трудно скрываемой злостью на лице, его пальцы дрожали от ярости. Он посмотрел своими голубыми глазами на Торвина.

    - Да, железнорожденный? Чем я могу тебе помочь? Или ты здесь, чтобы унизить меня? – из голоса Эдмина Талли буквально сочилось презрение.

    Торвин подошел поближе на несколько шагов.

    - Я здесь не для того, чтобы провоцировать вас, Лорд Талли. Ваш поступок в зале показался мне очень отважным, - сказал он, пытаясь успокоить речного лорда. Талли оказался не впечатлен.

    - Даже не пытайся льстить мне, железяка. То было сущая глупость, - он оскалился, после чего тяжко вздохнул. – Но, видимо, нет смысла отступать. У тебя преимущество, железнорожденный. Ты знаешь мое имя, но не сказал свое.

    Торвин искренне ему улыбнулся.

    - Торвин Брейкер, капитан корабля «Чудище», - представил он себя. Талли сузил глаза.

    - Брейкер? Я слыхал это имя. Твой прапрадед убил Пейтона Маллистера во время осады Сигарда, не так ли?

    Торвин довольно кивнул. Для речного лорда Эдмин Талли был хорошо осведомлен о железнорожденных.

    - Вы правы, милорд. А один из лучников Уолдера Бракена попал стрелой ему прямо в глаз в Ярмарочном Поле, - ответил он.

    Лицо Талли изрядно смягчилось.

    - Я не желал дурно отзываться о мертвом, капитан Брейкер. Что вам нужно? – он спросил.

    Торвин на миг зажмурился. Вот он. Момент истины.

    - Вы храбро высказались в Большом зале, вне зависимости от того, насколько мудро это было. Выступить против короля вот так…

    Талли фыркнул.

    - Храбро? Я не трус, капитан Брейкер, но и к храбрости мое выступление никак не относится. Защищать справедливость – это не подвиг, а здравый смысл. Я поступил по чести. Увидев других речных лордов такими… равнодушными… я вышел из себя, капитан Брейкер. Честь у Талли в девизе. Она - один из трех столпов, на которых стоит моя семья. Я не буду отворачиваться, пока Харрен Хоар творит все, что хочет. Можете пойти и передать это ему. Вы ведь потому пришли сюда, правда?

    Торвин одарил его улыбкой.

    - Честь, лорд Талли. Я пришел за ней. Моя семья была когда-то влиятельной и уважаемой, Харвин Хоар слушал советы моего прапрадеда. А вот мой отец превратился в пьяницу и подхалима. Он разрушил семью, уничтожил наше достоинство и оставил меня и брата с презренным именем и старой ладьей. Теперь я должен восстановить нашу честь. И так же, как вы, я не собираюсь отворачиваться. Харрен Хоар – тиран не только для речных лордов, но и для своих капитанов. Не все из нас подобны ему.

    Утонувший Бог ему судья, что он вообще делает?!

    Если что и показалось на лице лорда Талли, так это искреннее удивление.

    - Я не ожидал услышать таких слов от железнорожденного. Я верю, что разбираюсь в людях. И, кажется, у нас есть кое-что общее, капитан Брейкер.

    Торвин кивнул.

    - Ваш девиз, лорд Талли. Мы оба делаем все для своих семей. Мы оба исполняем свой долг и ценим честь. Да, общие черты нашлись. Остался лишь один вопрос – как далеко вы готовы зайти?

    Талли замолк на секунду. Его лицо сникло. Пока он отвечал, голос его стал гораздо тише.

    - Лорд Фрей пытался поддерживать хорошие отношения с королем. Преподносил щедрые дары и сделал огромный вклад в построение этого… - лицо исказилось отвращением. - …этого уродства. Он даже пригласил первенца короля, сира Хармунда, в качестве гостя в Близнецы, а тот изнасиловал его дочь. Из-за страха лорд Фрей не посмел потребовать ответа у короля за это происшествие. Сыновья короля во всех отношениях настолько же ужасны, как и он, а вырастут и того хуже.

    Он взглянул Торвину в глаза, и железнорожденный заметил что-то во взгляде Талли. У этой форели львиное сердце!

    - Вы спрашиваете, как далеко я готов пойти, капитан Брейкер? У меня дочь. Если того требует ее безопасность, я буду бороться с Харреном Хоаром до тех пор, пока снег не выпадет в Дорне. Меня больше интересует, а как далеко готовы пойти вы?

    Торвин посмотрел в окно на двор Харренхолла. Десять тысяч человек размещались в замке, и с каждым днем их становилось все больше. Сыновья Харрена были на пути к замку. Последняя из его пяти башен уже почти закончена. Крупнейший замок Вестероса. Неприступная крепость. Монумент для мания величия Харрена Хоара и всех его грехов. Дворец, построенный на крови. Харрен Хоар был опасен для всего королевства, но что более важно, он угрожал всем, кто был близок к нему – речным лордам, капитанам, Торвину, Гартону. Торвин не остерегался Харрена Хоара, хотя и знал, что должен. Мудрее всего испугаться, но разве работать с лордом Талли – менее мудро?

    [Работать с лордом Талли]
     
    D'arja и starina7 нравится это.
  12. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Лукас

    Лукас на секунду прикрыл глаза, прежде чем посмотреть прямо на него.

    - Ладно, Леонард. Мы пойдем твоим путем. Я обыщу покои Харриса, а ты будешь стоять на страже.

    Леонард был несколько удивлен таким ответом.

    - Ты просто вот так мне доверишься? Я в изумлении, Флауэрс… - начал он, прежде чем Лукас его перебил.

    - Не стоит обольщаться, Леонард. Однако поведение Харриса тоже кажется мне подозрительным. В данный момент, недоверие к тебе – роскошь, которую я не могу себе позволить.

    Леонард издал короткий смешок.

    - Что ж, теперь смысл есть. Может, ты еще не совсем потерян, - с этими словами он обернулся и стал спускаться по башне. Лукас проследовал за ним. – И что ты ожидаешь найти там, Флауэрс?

    Лукас пожал плечами.

    - Не знаю. Ответы, наверное. Да, ответы очень пригодились бы.

    Они остановились на втором этаже. Десятилетия назад на этом этаже располагались покои мейстера, мастера по оружию и кастеляна. Однако нынче только Харрис предпочитал гнездиться среди такого кладбища. Двери его комнаты были закрыты, но не заперты. Леонард встал напротив них.

    - Если тебе необходимо остаться в комнате, я постучу один раз. Если безопасно выходить, я постучу снова, понял?

    - Понял. И Леонард… даже не смей меня подставить! – ответил Лукас, прежде чем зайти в комнату.

    Он раньше никогда не посещал покои Харриса. Кастелян был очень опрятным человеком. В комнатке находился маленький камин, слева от Лукаса, а справа – небольшая кровать, за которой стоял огромный шкаф, набитый книгами и свитками. Помимо этого, в покоях был еще гардероб, маленький столик и сундук. Лукас начал осматриваться. Камин не использовали, по крайней мере, последние несколько часов, а кровать на удивление представляла собой беспорядок, хотя в этом был смысл – наверняка Харрис почти не спал прошлой ночью.

    Сначала Лукас осмотрел столик. На нем он нашел пустой стакан и наполовину выпитую бутылку вина. Карта территории вокруг Рейланторга раскинулась по оставшейся части столика. Там были отмечены несколько мест. Лукас узнал старую мельницу на востоке Рейланторга, здание, заброшенное уже пятьдесят лет, и Башню Томарда, разрушенное охранное место на западном побережье, которое разорили железнорожденные около века назад. С чего бы Харрису помечать их на карте?

    Далее внимание Лукаса привлек сундук. Он наклонился, чтобы открыть его, но лишь обнаружил, что тот заперт. Ну конечно же, как иначе? Лукас явно не собирался тратить время на поиск ключа. Харрис – не дурак, чтобы оставить его на видном месте. Поэтому Лукас начал рассматривать книжный шкаф. Самое интересное, скорее всего, оставалось в сундуке, но может хоть в шкафу найдется что-нибудь. Он быстро пробежался глазами по названиям. Полная история Простора за авторством мейстера Тиггета, описанные мейстером Холленом военные стратегии валирийцев, короткое эссе о религиях Волантиса, книга о путешествии в Кварт - «величайший город из всех тех, что были и будут». Но ничего из этого не представляло ни толики интереса. Лукас упал духом. О чем он вообще думал? Он только что проник в покои рыцаря просто по наводке Леонарда. Повернувшись, Лукас направился к двери. Ему уже хватило обысков, потрачено достаточно времени. Надо было отправиться за Дейроном несколько часов назад! Сейчас мальчишка мог быть где угодно на юге. Разве что кроме… Лукас внезапно вспомнил, что Дейрон упоминал о своей семье, живущей в Староместе. Мог ли он искать убежища у них? Или вообще сбежать обратно в Цитадель. Даже если ему просто хотелось залечь на дно, извилистые улочки Староместа – лучший выбор.

    Уже собираясь уходить, Лукас вдруг снова повернулся и увидел кое-что. Маленький, разорванный кусочек бумаги лежал под кроватью, будто кто-то прочитал его, а потом в ярости швырнул. Он подошел к кровати, нагнулся и схватил бумажку. Да, это точно был тот самый лист из покоев лорда Рейлана. Харрис тоже воспользовался методом Лукаса – с листа уже сняли слепок. Это было письмо от лорда Рейлана, написанное мейстером Итоном - Лукас узнал маленький, аккуратный почерк – и предназначавшееся для Манфреда Хайтауэра, лорда Староместа. Лукас начал читать…

    Его глаза расширились, когда он понял, что это все означает.

    - Нет… Быть не может…, - промямлил он в ужасе. Это невозможно! Как мог лорд Рейлан написать такое? Теперь понятно, почему Харрис пытался скрыть письмо. Но означало ли это, что он стоит за убийством лорда Рейлана и мейстера Итона? Харрис сделал бы все ради безопасности дома. Но пал бы он так низко?

    Лукас вздохнул. Возникло больше вопросов, чем ответов. Надо было показать это кому-то. Тому, у кого есть влияние и возможность остановить Харриса, если потребуется. И, что самое главное, тому, кто сможет предотвратить исполнение посмертного желания лорда Рейлана.

    - Нашел что-то, Флауэрс? Ты выглядишь так, будто потерял рассудок, - отметил Леонард, как только Лукас вышел из комнаты.

    - Не сейчас, Леонард… я должен показать это сиру Илану, - забормотал Лукас. Леонард хихикнул.

    - Ты правда хочешь поговорить с Пронзателем? Настолько все плохо? Ну хорошо, не буду мешать тебе, Флауэрс. А вообще, лучше сопровожу тебя к сиру Илану. И тогда ты нам обоим расскажешь, что нашел там. Ты уже задолжал мне!
    Лукас пожал плечами.

    - Разве? Не думаю, что у меня перед тобой какой-то долг, но можешь пойти со мной. Я не в настроении, чтобы препираться с тобой, - сказал он и изумился, насколько мрачно звучал его голос. Леонард тоже это заметил, и, к счастью, промолчал, просто проследовав за Лукасом вон из башни.

    Сир Илан. Надо показать это сиру Илану. У дома Рейланов никогда не было много присягнувших ему рыцарей, сейчас служило около пяти из них и сотни тренированных солдатов. Во времена войны дом Рейланов мог поднять армию из почти тысячи горожан. Обязанность по подготовке на себя брал сир Илан Лагун, дорниец и ветеран бесчисленного количества сражений. Он был храбрецом и, что более важно, до смерти предан этому дому. К сожалению, мало кто хотел бы иметь такого друга. В нем совершенно нет пощады, даже к рекрутам. Множество поверженных врагов дали ему прозвище Пронзатель, и он носил его с гордостью. После отбытия сира Даррена Толлвуда несколько месяцев назад, сир Илан оставался, наверное, единственным человеком, которому можно довериться в подобной ситуации, и с достаточным авторитетом, чтобы на нее повлиять.

    Они нашли сира Илана во дворе, где он просматривал группу новых стражников. Он был невероятно крупным мужчиной примерно сорока лет и одним из самых высоких людей, что Лукас знал, с оливковой кожей соленого дорнийца и абсолютно лысой головой. Сейчас в его вооружении находился тренировочный меч, а сам он выкрикивал приказы незадачливому юноше.

    - Да не так, гадкий слизень! Ты это называешь ударом?! Знаешь, что будет, если атакуешь противника таким ударом?! – после этого он поразил молодчика быстрым, ярым ударом прямо по голове, отчего тот упал. Юноша вздрагивал от боли, и у него явно текла кровь, но Илан ударил его еще дважды по спине.

    – Твой враг хоть капельку умнее тебя - и ты уже мертвец! А я уверяю, куча людей поумнее тебя будут! – прокричал Илан, прежде чем кинуть взгляд на свою группу запуганных рекрутов. – Следующий! Ну же, атакуй! Ударь меня хоть раз, я прошу тебя! Покажи, что ты годишься на большее, чем этот мальчишка!

    - Сир Илан! – позвал Лукас мастера по оружию еще до того, как один из рекрутов даже осмелился атаковать его.

    - Сир Лукас, сир Леонард! Я вообще-то занят с этим бесполезным новым мясом! Давайте побыстрее! – крикнул он через двор.

    Лукас и Леонард быстро подошли к нему, и Илан опустил свой меч.

    - Ладно, слизни, даю вам короткий перерыв. Кто-то должен помочь Мей… дерьмо, просто принесите немного воды, почистите ему рану, этого хватит, - он обратил свое внимание к Лукасу и Леонарду. – Это очень важная тренировка. Надеюсь, вы прервали ее по хорошей причине.

    - Нам очень жаль, сир Илан. Поверьте нам, вы хотите знать об этом! – сказал Лукас, но едва он потянулся за листком бумаги в карман, он услышал другой голос.

    - Лукас! Вот ты где, мой мальчик. Я думал, ты хочешь осмотреть покои лорда Рейлана! – позвал Харриса у входа в зал. Семеро чертей! Леонард схватил Лукаса за плечо.

    - Видел бы ты, как побледнело твое лицо, Флауэрс. Оставь этот разговор мне, - прошептал он, после чего оба повернулись к Харрису.

    Илан пробурчал что-то неприличное и зло уставился на молодых людей, но потом коротко поклонился Харрису.

    - Ваша временная Светлость… - холодно процедил он. У них с Харрисом давняя вражда, выросшая из того момента, когда Харрис сумел одолеть и унизить Илана перед группой рекрутов на одной тренировке.

    - Здравствуйте, сир Харрис, - начал говорить Леонард перед своим изящным поклоном. Харрис посмотрел на него слегка удивленным взглядом.

    - Леонард… разве ты не должен охранять покои лорда Рейлана?

    Леонард кивнул.

    - Я это и делал, пока не заговорил с Лукасом. Я чувствую, что обязан что-то сделать для расследования смерти Итона. Я желаю сопровождать его в поисках.

    Лукас кинул на него озадаченный взгляд. По какой такой причине Леонард захотел бы помогать ему? Сир Илан усмехнулся.

    - Не хочу вас прерывать, но мне надо продолжить превращать этих слизней в мужчин. Зачем я был вам нужен, мальчики? – сказал он, недобро уставившись на них.

    Лукас посмотрел на Харриса. Ему не стоило знать о подозрениях, по крайней мере, пока. Надо солгать ему, и быстро! Черт, с ложью у Лукаса всегда было плохо. Обычно он остер на язык, но предпочитал избирать честный путь.
    Леонард вновь спас его.

    - Мы хотели сказать вам именно это. Лукас надеялся, что вы покажете ему несколько трюков с мечом, может быть, устроить быстрый спарринг. За пределами Рейланторга наверняка таятся опасности, а он должен быть готов.

    Впервые за, казалось, многие года, Илан воспарил духом.

    - Спарринг? Лукас, ты сукин сын, почему не сказал мне сразу? Те движения, которым ты научился в Эссосе, они же точно пригодятся рекрутам! – воскликнул он, похлопав Лукас по спине. Лукас был совершенно сбит с толку и свирепо уставился на Леонарда. Тот встретил его взгляд и ухмыльнулся. Вот ублюдок!

    Харрис тоже хорошенько посмеялся над этим.

    - Это может быть очень интересно. Я бы посмотрел. Но после этого надо отправляться! Значит, Леонард идет с тобой… ты согласен с этим? – спросил он.

    Лукас снова посмотрел на Леонарда. Тот проявил себя как ценный союзник, разрядив вот так обстановку. Опытный переговорщик вроде него весьма полезен. Но можно ли ему верить? И выдержит ли его Лукас во время поисков Дейрона?

    [Позволить Леонарду пойти вместе на поиски]
     
    starina7 нравится это.
  13. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Джарон

    - Так и быть, Химани, веди меня. Не то что бы у меня есть какой-то выбор, да? – сказал Джарон, вздохнув. Лицо Химани озарилось улыбкой.

    - Теперь вы не глупее сира Маттоса! – радостно ответил тот. И что это должно значить? Джарон виновато посмотрел на жену хозяина.

    - Славная женщина, боюсь, что у меня нет времени доедать ваше блюдо. Пожалуйста, позаботьтесь о моей лошади. Я скоро вернусь.

    С этими словами он поднялся с места. Химани уже добрался до двери, и Джарон с трудом пытался поспешить за постреленком. Мудро ли было следовать за проклятым мальчишкой? Он быстро вышел из трактира; Химани уже ждал его за углом. Стоял полдень, солнце нещадно жарило, а по улицам волоклись толпы народу.

    - Не бойтесь насчет карманников, сир Джарон, - сказал Химани, будто прочитав его мысли. – Почти все они знают, что вы со мной. А о тех, кто не знает, я вас предупрежу сам.

    Они продолжили следовать вниз по улице, межевой рыцарь – за ним, придерживаясь за кошелек.

    Джарон не очень хорошо знал Старомест и скоро совсем потерялся. Он лишь смог установить, что Химани ведет его ближе к морю и замку. Хайтауэр, обитель одноименного дома, видневшаяся из каждой точки города, становилась все ближе, пока Химани не покинул мелкие улочки и не ступил на главную улицу Староместа. Оттуда Хайтауэр вместе с его знаменитым маяком явно виднелись, без всяких зданий на пути. Хотя Джарон видел его не в первый раз, он в очередной раз оказался поражен размерами замка. Сир Маттос как-то говорил ему, что это самое высокое строение Вестероса, даже выше Стены. Его фундамент наверняка заложили древние валирийцы, однако более тревожные слухи вели речь о старейших руинах под башней, предшествующих появлению людей в Вестеросе.

    Химани некоторое время шел по главной улице, и Джарон в какой-то момент был даже уверен, что он приведет его прямо в замок, или хотя бы в один из роскошных особняков, что окружали его. Но в конце мальчишка вновь повернул на узкую улочку, ведущую прямо к порту. Пока на главной улице толпились люди, эта была почти пустой и выглядела гораздо беднее. В нынешнее время дня Хайтауэр отбрасывал тень на эту часть города, покрывая его угрюмым и навевающим жуть полумраком. Некоторые из самых бедных жителей города приходили сюда, чтобы охладиться от осеннего палящего солнца. Наконец, Химани остановился напротив маленького двухэтажного здания. Джарон заметил незаконченный рисунок рядом с дверью, похожий на женщину с хвостом и крыльями.

    - Мы на месте, сир Джарон. Пришло время встретиться с Горелым Человеком, - сказал Химани с неким благоговением в голосе.

    Джарон сглотнул.

    - Один вопрос, Химани… а почему его зовут «Горелый Человек»?

    Семеро чертей, зачем он вообще это спросил? Ему не хотелось этого знать! Химани лишь улыбнулся.

    - Вы увидите, сир Джарон, - сказал он зловещим тоном. Допустим… как будто от этого легче. У Джарона всегда было богатое воображение, но сейчас он его проклинал. Беспризорник сделал шаг к двери и постучал по ней.

    Через считанные секунды Джарон услышал, как дверь отпирали. Ее открыла молодая девушка, бледная, не старше Джарона, с длинными темно-каштановыми волосами, на которых виднелись необычные красноватые переливы. Она с испугом взглянула на Джарона, но успокоилась при виде Химани.

    - Кто-то за тобой следовал? – спросила она мальчишку. Джарон заметил нотки акцента. Он звучал по-иностранному – может быть, она была из Вольных городов, или даже Гискарских земель. По крайней мере, волосы у нее как у гискарцев.

    Мальчик покачал головой, и девушка с облегчением вздохнула. Жестом руки они приказала Джарону и Химани войти в дом. Джарон разочаровался на миг. Дом Горелого Человека выглядел так же, как и любой дом простолюдина, разве что лучше обставленный. Девушка подошла к нему и схватила за руку.

    - Если хочешь уйти – это твой последний шанс, - сказала она умоляющим тоном. Джарон кинул взгляд на дверь, и его единственным желанием внезапно стало уйти. Это неправильно. Это дурно закончится. Но сир Маттос в этом замешан. Мужчина растил его с двенадцати лет, и пока что Джарон считал его лучшим из всех ему известных людей. Маттос, которого он знал, не стал бы вести дела с теми, кто должен прятаться в заброшенном здании и давать поручения беспризорникам. Джарон должен разобраться в происходящем, ибо он должен сиру Маттосу. К тому же, главные герои в сказаниях никогда ни от чего не бегут.

    - Что ж, я не уйду. Извините, я не расслышал ваше имя? – сказал Джарон. Химани, уже плюхнувшийся на слишком большой для него деревянный стул, залился звонким смехом.

    - А она и не говорила вам, сир Джарон! Ну же, миледи, представьтесь ему своим красивым именем, - сказал он, болтая худыми ножками в воздухе. Девушка закатила глаза, что выглядело на удивление очаровательно, и взглянула на Джарона.

    - У меня нет настоящего имени, сир Джарон. Мудрые Господа так и не дали мне его. Горелый Человек зовет меня Гарпией, как гарпию Юнкая. Я его служанка.

    Гарпия? Это весьма… милое имечко. Сейчас он находился в самом убогом районе Староместа, вместе с умником-беспризорником и гискарской рабыней, которую назвали в честь монстра, в ожидании встречи с Горелым Человеком. Дверь казалась ему все привлекательнее.

    - Хорошо, сир Джарон. Прошу, пройдите за мной. У Горелого Человека сейчас встреча, но я покажу вам нашу комнату ожидания, - сказала Гарпия, после чего Химани немедленно вскочил со стула.

    - Стойте! Я выполнил свою работу, леди Гарпия. Где моя награда? – спросил он. Гарпия вздохнула, открыла маленький кошелек и дала ему несколько серебряных монет. Ответная улыбка мальчика была очень заразна, несмотря на все обстоятельства.

    - Спасибо, миледи Гарпия. Передайте мой привет Горелому Человеку, - сказал мальчик и повернулся к Джарону. – Он не такой уж и плохой, Горелый Человек. Он делает кое-что неправильное, да, но благодаря ему я смогу покушать на следующей неделе. Многие из нас пропали бы без его работы. Дайте ему шанс, вы не пожалеете!

    Мальчишка прошел мимо него и скрылся за дверью. Межевой рыцарь посмотрел вслед.

    - Так… вы с Химани ладите? – спросила девушка. Джарон едва сдержал ухмылку: Химани стащил еще одну монету из ее кошелька, пока Гарпия отвлеклась.

    - Да, кажется, он мне нравится, - сказал Джарон со смешком. Гарпия подняла брови в удивлении.

    - Правда? Горелый Человек считает его надоедой. Но зато он выполняет все поручения.

    Джарон заметил, что она потихоньку начала вести себя увереннее. Даже выдавила нечто, похожее на улыбку, прежде чем развернуться и пойти к двери.

    - Можешь остаться тут. Когда освободится время для тебя, я вернусь, - сказала она, покинув комнату. Джарон проводил ее взглядом. И что он, стало быть, делает здесь?

    Он медленно вошел в следующую комнату, где его встретил запах алкоголя. Комнатка была небольшая, но неожиданно богатая. Ее интерьер был явно не в вестеросском стиле. В глаза бросались яркие гобелены красных и желтых цветов, столик был весь покрыт бутылками вина. На тахте в углу комнаты сидел очень высокий мужчина, даже массивный, с темно-оливковой кожей гискарца. Он был лыс, однако явно щеголял своей кустистой черной бородой, густыми усами и монобровью. На его накачанных руках виднелись весьма непристойные татуировки, и, едва увидев Джарона, мужчина широко улыбнулся.

    - Эй, здравствуй! – крикнул он с заметным гискарским акцентом и поднял бутылку вина. – Ждешь Горелого Человека? Так садись, выпьем!

    Джарон подошел поближе, постепенно и осторожно. Тот явно был пьян, но казался безобидным. И все же у Джарона имелся негативный опыт с пьяными людьми.

    - Как зовут, молодчик? – спросил гискарец, прежде чем вновь поднять свою бутылку. – Эх, пусть я первым представлюсь. Имя мое – Бакр Астапорский, купец из Астапора, великого красного города Залива Работорговцев! – воскликнул он.

    Залив Работорговцев… Джарону известны только плохие истории о нем. Был ли этот человек рабовладельцем? Разве те не выглядят как злые скотины? Этот на вид был сущий раздолбай. И улыбка у него искренняя. Что ж, вежливость не помешает.

    - Сир Джарон Бастард, межевой рыцарь, - представился Джарон. Собеседник протянул ему бутылку.

    - Горелый Человек сейчас толкует с моим товарищем Аббасом. Не нравятся мне эти секретные разговоры, вот я и решил подождать здесь, чтоб насладиться щедростью хозяина. Пришла бы Гарпия снова! Она мне вроде как обещала массаж – по-юнкайски, если понимаешь, о чем я! – сказал Бакр и разразился веселым смехом. Было в этом мужчине настоящее дружелюбие, но с другой стороны, Джарон ему не доверял. Сир Маттос страстно ненавидел гискарцев из Залива. Он считал их всех жадными, лукавыми циниками. – Итак, сир Джарон, чего ты тут забыл?

    Джарон пожал плечами.

    - Честно говоря, сам не знаю. Горелый Человек по какой-то причине искал со мной встречи… - Нет. Даже не думай об этом. Не спрашивай. – Бакр, почему его называют Горелым Человеком?

    Семеро чертей, он все-таки спросил. Может, просто не стоит слуша…

    - Знаешь, это очень забавная история! Он не всегда был Горелым Человеком. Гарпия знала его еще раньше. У него, может, имя настоящее есть, представь себе? – начал рассказывать Бакр, а Джарон не сумел оторваться. Этот рассказ – просто источник для кошмаров!
    Спасение пришло в лице Гарпии, которая вновь открыла дверь, прервав Бакра.

    - Горелый Человек готов вас видеть, сир Джарон, - сказала она, едва улыбаясь. Пока облегченный Джарон вставал, Бакр взялся за его руку.

    - Ты даже не выпил со мной! Жаль… - воскликнул он в разочаровании. Его лицо озарилось, когда он увидел Гарпию. – Гарпия! Пришла ко мне с массажем? – спросил он c блудливой улыбкой.

    Джарон посмотрел на лицо девушки и изо всех сил попытался сдержать смех. У него не получилось, из-за чего служанка окатила его ледяным взглядом. Через миг Бакр присоединился к нему своим неистовым хохотом.

    - Увидимся, Джарон!

    Гарпия вздрогнула, когда тот покинул комнату.

    - Прости, что оставила тебя с этим… прелестным человеком. Он и его товарищ работают с Горелым Человеком над кое-чем, - сказал она извиняющимся тоном. Она привела Джарона к другой двери, за которой был маленький коридор. Сколько всего может вместиться в такой домик?

    Мужчина вышел к ним по коридору, и сначала Джарон принял его за Горелого Человека, но потом понял, что это другой гискарец, чуть поменьше Бакра, но все еще высоченный. Голова у него бритая, а на лице – борода, не менее впечатляющая, чем у Бакра, но заметно аккуратнее. Мужчина коротко поклонился перед Джароном и Гарпией.

    - Еще один гость в Горелом Замке, - сказал он мягко и спокойно, слегка посмеиваясь над собственной дурацкой шуткой. Его акцент был не настолько заметен, как у Бакра. – Меня зовут Аббас Юнкайский, торговец и деловой партнер Горелого Человека.

    Его темные глаза уставились прямо на Джарона, из-за чего тот чувствовал себя не в своей тарелке.

    - Сир Джарон Бастард, - промямлил он. Тонкие губы Аббаса сложились в холодную улыбку.

    - Рад познакомиться, сир Джарон, - ответил тот, после чего прошел мимо них. Джарон в недоумении взглянул на Гарпию.

    - И что это было? – спросил он.

    - Один из друзей Горелого Человека по ту сторону Узкого Моря. Товарищ Бакра, - быстро ответила она без всяких деталей.

    Еще одна дверь. Еще одна комната.

    В этот раз она была почти не освещена. В комнате находился большой стол, два стула и три человека. Двое из них были высокими и мощными с янтарной кожей дотракийцев; они стояли за стулом, на котором сидел маленький человек лет сорока. Он выглядел абсолютно нормальным, даже пугающе заурядным. Его коричневые волосы были зализаны, лицо – начисто побрито и еще бледнее, чем у Гарпии. Узкие глаза выделялись голубым цветом, а черты лица указывали на происхождение из Волантиса. Никаких ожогов на лице, совсем ничего. Он даже сойдет за симпатягу.

    Когда мужчина положил руки на стол, Джарон вздрогнул. Теперь он точно знал, что говорит с Горелым Человеком. Левая рука – вывернута и изувечена, абсолютно черная, как уголь, без двух пальцев в наличии. Правая – едва ли лучше. Пускай цветом она еще напоминала плоть, по всей поверхности расползлись ужасные шрамы. Еще два пальца показались совсем неподвижными, когда он поднял руку.

    - Сир Джарон. Я рад, что у вас нашлось время для встречи со мной, - сказал Горелый Человек, жестом прося подойти поближе. Его голос звучал глубоким, мелодичным баритоном. Джарон шагнул вперед и заметил, что Гарпия стояла прямо за ним. Хотя она могла составить приятную компанию, сейчас это казалось скорее угрозой.

    - Вы наверняка спрашивали себя, почему я пригласил вас на встречу, - прозвучал баритон. Своим указательным пальцем Горелый Человек начал выстукивать раздражающую, но на удивление гармоничную мелодию.

    Тук. Тук. Тук.

    - Что может сир Маттос Добрый иметь общего с таким, как я?

    Тук. Тук. Тук.

    - Люди запросто путают добрых людей с хорошими. Могу вас уверить, почтенный сир Маттос не относился к последним, - с этими словами Горелый Человек прекратил стучать и уставился Джарону прямо в глаза.

    Гнев охватил межевого рыцаря. Они не забрали его меч, так что должно быть просто. Он отрубит ему голову, оборвет жизнь человека, оскорбившего его наставника. Останавливала лишь мысль о двух дотракийцах за Горелым Человеком. И Гарпия, уже позади него.

    - Сир Маттос – лучший из всех, кого я знал. Он был честным, храбрым и верным своему долгу, - он процедил с яростью в голосе.

    Горелый Человек улыбнулся. Его улыбка была совершенно холодной, без толики радости.

    - Честь - недуг хорошего человека. Храбрость - недуг глупца. Долг - недуг слепца. Я не питаю уважения ни к кому из них. Суть в том, что сир Маттос действительно являлся добрейшим созданием, любимым каждым, кто его встречал. Это не помешало ему занять у меня крупную сумму денег. В старые добрые времена, прежде чем он завел себя оруженосца, ему приходилось даже работать на меня. А теперь его не стало, и я знаю, что получу свой долг от вас, жалкий межевой рыцарь.

    Горелый Человек подался вперед, а Джарон шагнул еще ближе, Гарпия все еще следовала за ним. Дотракийцы даже мускулом не повели. Только опустив глаза, Джарон понял, что держится за рукоять меча.

    - Вы лжете… - пролопотал он. Так и слышалось презрение к этому калеке. Он презирал его вместе с той отвратительной ложью.

    Горелый Человек даже не стал оправдываться. Его улыбка лишь стала шире.

    - Возможно. Я знал подобных вам. Вы заражены храбростью и честью, а может быть и долгом тоже. Это опасная комбинация. Ничего благого из него не получается. Вы не поверите моим заявлением, даже если бы я имел доказательства. Но я знаю, чего по-настоящему жаждут такие, как вы…

    Горелый Человек подал знак рукой, и Гарпия прошла мимо Джарона к нему. Он помогла ему встать, и он одарил ее мягким, чуть ли не нежным взором. Джарон понял, что тот едва может стоять на ногах без помощи. Горелый Человек встретил его шокированный взгляд и ухмыльнулся.

    - Мудрые Господа сотворили такое со мной, когда я попытался строить из себя храбреца. И все-таки я не обижаюсь на них. Обида – вещь ужасная, иногда хуже, чем храбрость.

    С помощью Гарпии, Горелый Человек прошел несколько шагов, чтобы посмотреть Джарону в глаза. Межевой рыцарь отметил, что тот мог бы быть вполне высоким и статным, если бы не увечья.

    - Что вам нужно от меня? – спросил Джарон. Он тяжело дышал и подрагивал, когда Горелый Человек поднял свою правую, «рабочую» руку и похлопал его по плечу.

    - Ты потерял своего наставника, и я не хотел оскорбить его память. Хотя сира Маттоса нельзя назвать хорошим, никто из нас не смеет претендовать на это звание. Он был лучше большинства, поверь мне, - сказал он тоном, похожим на отеческий. – Я знаю, чего ты желаешь. У вас это всегда одно и то же, - с этими словами Горелый Человек наклонился ближе и начал шептать почти Джарону в ухо. – Ты хочешь овладеть миром. Стать величайшим рыцарем. Выиграть сердце прекрасной принцессы… Я не могу дать тебе ничего из этого. Но в моих силах направить тебя на тот путь, где ты, возможно, добьешься всего сам. Нужно лишь отплатить мне, покрыть долг сира Маттоса.

    Джарон сглотнул. Заглянув в глаза Горелого Человека, он ожидал увидеть некое безумие. Вместо этого перед ним явился самый разумный человек из встреченных им.

    - И как я должен это сделать? У меня нет денег, - сказал Джарон.

    Горелый Человек улыбнулся коротко и вполне искренно.

    - Да, нету. Но зато есть талант. Мне пригодятся такие люди, как ты – надо добыть кое-что. Я не стану тебя просить убивать невинных, или вроде того, вовсе нет.

    Джарон заметил свою дрожь. Чем она вызвана – волнением? Страхом? Трудно сказать. И все-таки один вопрос еще оставался.

    - Почему я? – спросил он. Горелый Человек лишь улыбнулся.

    - А почему не ты? Не то что бы ты чем-то кардинально отличался от других, сир Джарон. Но Маттос верил в тебя. А я верю сиру Маттосу. Я готов дать тебе шанс. Поработаешь с успехом – награжу. Слово Горелого Человека многого стоит в Просторе, а ты сможешь восстановить доброе имя своего наставника. Конечно же, ты можешь и уйти прямо сейчас, но я буду разочарован. Готов поспорить, что Маттос тоже.

    Джарон закрыл глаза. Вот он - шанс. Но он всегда ожидал более… доблестного шанса. Это мужчина… Ему и ранее были известны подобные. Все они – волки, а Джарон – добыча. Стоит ли ему действительно иметь дела с Горелым Человеком? Но все равно это был какой-никакой шанс. Пускай маленькая неприятная мысль в голове твердила, что все, кто занимаются темными делами, заканчивают плохо; однако честным, храбрым и верным людям выпадает судьба не лучше.

    [Работать с Горелым Человеком]
     
  14. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Лирия

    Лирия прикрыла свои глаза. Пощадите Семеро, почему она вообще обдумывала это?

    - Хорошо, Вольфиус. Сделка в силе, - пробормотала она, прежде чем взять кошелек, предложенный ей Вольфиусом. На лице мужчины вновь появилась та ледяная, безжизненная улыбка. В этот раз она была обращена к Розали.

    Взгляд, которым он одарил ее дочь… Лирия почувствовала нарастающую злость. Она знала, что лучше всего будет просто размозжить ему голову здесь и сейчас, но молот остался в задней комнате. Помимо всего прочего, она не могла представить себя убийцей. За всю жизнь ей пришлось отнять лишь одну жизнь, и это вряд ли считалось убийством, потому что жертву едва ли можно было назвать человеком. С другой стороны, Вольфиус… она не могла понять, что же он из себя представляет. Безумец или просто странный? Может быть, он просто-напросто опасен? Вольфиус подшагнул к ней.

    - Кинжал понадобится мне на следующей неделе, кузнец Меттель, - сказал он дрожащим от предвкушения голосом. – Семь дней. Вам хватит этого срока?

    В этот миг Лирия встретилась с ним взглядом. Вудбарк, кажется, не смотрел ей прямо в глаза. Конечно, он обращался к ней, но взор его был уставлен куда-то между ее глаз или чуть повыше. Она вновь заметила, что мужчина ни разу моргнул за все время их разговора. Что за человек вообще никогда не моргает? Он перевел свой взгляд на Розали, что стояла в углу, несколько озадаченная всем происходящим.

    - Семь дней, Вольфиус. Будет сложно, но я справлюсь. Возвращайтесь через неделю и получите свой кинжал, - наконец выдавила из себя Лирия. Сказав это, она почувствовала облегчение и при том некое волнение. Этот мужчина снова появится в ее кузнице, ей опять придется с ним говорить. И, что хуже всего, они с Розали снова встретятся. Оскал Вольфиуса становился все более тревожащим, и она больше не могла смотреть на него.

    - Вот и славно, кузнец Меттель. Через семь дней я отдам вам оставшуюся часть оплаты. Но помните – никому не слова. Пусть у нас будет маленький секрет… мы увидимся еще раз, - произнес он, изящно поклонился перед Розали и удалился из кузницы.
    Лирия вздохнула в облегчении. Она вдруг поняла, что едва дышала в последние секунды. Розали посмотрела на нее, явно смущенная по понятным причинам.

    - Не хочешь рассказать мне, какого черта это значит? – спросила она. Розали казалась не особо впечатлена произошедшим, в лучшем случае, это ее позабавило. Вот она, главная проблема Розали – девчонка ничего не воспринимает всерьез. Опасность была ей чужда.

    Лирия ласково улыбнулась дочери. Обычно ей трудно проявлять эмоции в разговоре с другими людьми, но Розали была исключением.

    - Не знаю, Рози… как видишь, он наш клиент, - ответила она.

    Розали бросила взгляд на дверь и начала хихикать.

    - Вольфиус Вудбарк? Это что, реальное имя? Он похож на одного из тех северян.

    Лирия вспомнила его слова.

    - Не думаю, что он с Севера. Честно говоря, он мог представиться выдуманным именем. И запомни, Рози – он не тот, над кем тебе стоит смеяться.

    Розали замолкла и уставилась на мать.

    - Думаешь, он опасен? Вдруг это преступник? – ее глаза засияли восхищением. Розали любила подобные истории. Ее привлекал один деревенский мальчишка, который хвастался, будто дрался насмерть с разбойником. Однако Вольфиус явно не герой подобных рассказов.

    Лирия притихла на момент. Действительно, мог ли Волфиус быть угрозой? Сложно сказать. Глядя ему в глаза, можно заметить нечто крайне неприятное. Он казался сломленным. Да, она боялась его, но была в ней и жалость.

    - Я не знаю, надо ли его опасаться, хотя взгляд у него недобрый. Лучше не провоцировать этого мужчину, - наконец ответила она. – Кстати, Рози, где ты была все утро? Могла бы помочь мне!

    Дочь лишь пожала плечами.

    - Сначала я пошла в септу. Септон Корбин прочитал занудную проповедь о милосердии Семерых. Ты вообще знаешь, что старый лорд умер?

    Лирия кивнула.

    - Я уже встречалась с Ричардом. Он услышал это от своей дочери. К тому же, только мертвый не услышал бы дурацкие колокола, трезвонившие все утро, - хмыкнула она.

    - Оооо, уже встретилась с Ричардом, да? Он ухаживает за тобой? – начала дразниться Розали.

    Лирия в шоке взглянула на нее. Ричард был другом семьи уже много лет. Приличный мужчина и вдовец, он уважал ее мужа. К тому же, ей вовсе не нужны новые отношения. Она по-настоящему любила только своего супруга Малкольма, по крайней мере, до рождения Розали. До того, как его забрали железнорожденные. Нет, никаких новых отношений. Она сомневалась, что Ричард имел в виду именно это. Розали лишь радостно засмеялась.

    - Видела бы ты свое лицо, мам! С ума сойти! Это же просто шутка. Харкинг слишком порядочный, чтоб приударить за вдовой, - сболтнула она, а только потом поняла смысл своих слов. – Мам, прости… я не хотела…

    Лирия знала, что поступок ее дочери недопустим, но не могла злиться на нее. Она подошла к ней и обняла.

    - Я скучаю по папе, - сказала Розали, и Лирия заметила слезы в ее глазах. Сама она не заплакала. Он просто не умела плакать при остальных, даже при дочке.

    - Тише, Рози. Я тоже скучаю…

    Розали быстро успокоилась. Эта девчонка просто неспособна долго печалиться.

    - Ты была тут весь день? – спросила она. Когда Лирия кивнула, Розали сильно удивилась. – Благослови тебя Матерь, пора выйти из этого проклятого дома хотя бы раз! Мы пойдем на рыночную площадь, сейчас же!

    Произнеся это, она подхватила маму за руки и буквально вытащила ее из кузницы. Лирия не сопротивлялась. Она понимала, что Розали права – надо хоть иногда выбираться. Но ведь остается еще столько работы! В городке у нее почти нет друзей. До смерти Малкольма вокруг них постоянно находилось множество людей, которых она считала друзьями, но когда супруга не стало, она осознала, что все они были привязаны именно к нему. Он, как и Розали, легко заводил друзей. Сама же Лирия нынче поддерживала отношения лишь со старой вдовой через дорогу. Иногда она говорила с Ричардом, который редко бывал в Рейланторге. Он фермер, а потому проводил большую часть недели на своей ферме в километре отсюда. В иные дни она болтала с приятелями Розали из местных. Впрочем, обычно ей не с кем было поговорить, кроме дочери. Пожалуй, пришло время найти новых знакомых.

    Они пошли вниз по дорожке от кузницы к рыночной площади. Это было главным местом в городке. Отсюда можно было быстро дойти к септе и еще быстрее – к пристани. Самая известная таверна Рейланторга, «Цокающий Пони», находилась тут, как и несколько лавок. Мощеная дорога вела из городка вверх на скалу, где стоял замок Рейланов. Рейланторг-у-моря, так его называли. Если железнорожденные прорывались через Щитовые Острова, Рейланторг всегда попадался первым на их пути. Но с тех пор, как Харрен Хоар ввязался в войну с Утесом, налеты стали реже. Последний случился шесть лет назад.

    На площади всегда было достаточно людей, особенно в эти часы, но сегодня здесь собралась целая толпа. Розали увидела своих друзей и пошла к ним, пока Лирия оглядывалась в поисках знакомого лица. Бледная кожа. Мертвые глаза. Неужели Вольфиус тут, в толпе? Она моргнула, и тот исчез – если это вообще был он. Семеро чертей, чертова работа сводит ее с ума!

    Она почувствовала, как кто-то положил руку ей на плечо, и обернулась. За ней стоял Ричард Харкинг. Он выглядел несколько оборванным, с запутанными коричневыми волосами, зато его борода всегда была идеально причесана. Он дружелюбно улыбнулся.

    - Лирия, вот это сюрприз! По какой такой причине ты покинула свою кузницу? – поприветствовал он ее. Лирия все еще была слегка напугана. На секунду ей показалось, что это был Вольфиус. Что с ней не так? Ричард – один из добрейших жителей Рейланторга. А Вольфиус еще не совершил ничего плохого, не так ли?

    - Лирия? Что-то случилось? Ты выглядишь… ошалевшей, - Ричард ясно дал понять, что он за нее волнуется. Это еще одна его особенность. Он всегда заботлив и мил, иногда до такой степени, что это раздражало людей. Но много лет назад она видела, как он подрался с мужчиной, который приставал к его дочери Дженне. Может быть, она могла ему довериться. Однако на ум пришли слова Вольфиуса – их встреча должна оставаться секретом.

    [Не рассказывать Ричарду о Вольфиусе]
     
  15. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Марак

    Золото… да, золото пришлось бы сейчас кстати. Он потерял свои последние деньги в той чертовой заварушке. С другой стороны, шанс сблизиться со жрицей стоит куда дороже, а любопытство, наконец, одержало вверх.

    - Эта твоя правда – в чем ее суть? – спросил он. Ноэлль одобрительным взглядом посмотрела на него.

    - Владыка Света дал нам множество даров, но самый ценный из них – пламя, сущность самого Рглора. Заглянешь в него, а оно заглянет в тебя. Если Владыка Света решит, что ты этого достоин, то позволит тебе увидеть кое-что, - объясняла она.
    Вконец запутанный Марак уставился на нее. Это не особо похоже на объяснение.

    - То есть, в качестве оплаты за работу твоим телохранителем отсюда до Простора, мне будет позволено пялиться в какой-то костер?

    Это совсем не впечатляло. Стоило просто взять золото или вообще не соваться не в свои дела, чтобы не связываться со жрицей и ее Рыгалетом. Но, кажется, было уже поздно. Ноэлль возмутилась.

    - Ты говоришь так, будто это подвластно любому, - сказала она слегка обиженным голосом. – Все-таки хочешь увидать правду?

    Марак пожал плечами. Раз она предлагала сама, он не мог отказаться. С другой стороны, возможность получить от нее проклятие заставила поколебаться. Он глубоко вздохнул. В его крови – железо, и он не станет отступать. Ни одна женщина не может его напугать.

    - Покажите мне правду, о леди Ноэлль! – воскликнул он.

    Красная жрица одарила его довольной улыбкой.

    - Это будет занимательно для нас обоих. Я не знаю, что ты там увидишь, если увидишь вообще. Красный Бог благоволит лишь немногим. Бывают дни, когда и я не ведаю его путей, - растолковывала она. А это уже интригует! Она повернулась. – За мной, здоровяк!

    Марак пошел за ней, как прирученная собака. Черный Приют не был большой деревней, хотя тут располагался замок марочных лордов дома Дондаррионов. Пункт назначения в лице скромного домика не заставил долго себя ждать. Тот явно выглядел заброшенным.

    - Здесь я ночую, - пояснила Ноэлль. Марак рассмеялся.

    - Ты спишь в этом доме? Не боясь разбойников или чего похуже? – спросил он. Ноэлль подняла брови и удивленно взглянула на него.

    - Я всегда забываю, что нахожусь не в Браавосе. Правда, что ночь темна и полна ужасов, но тот, кто идет с Владыкой Света, не должен опасаться мрака. К тому же, разве справляться с ними – не твоя работа? – ответила та с легкой улыбкой.

    Без лишних слов, она вошла в дом, Марак следом за ней. Железорожденный не ожидал, что заброшенный домишко будет так хорошо освещен. Окна она затемнила, но внутри расставлено множество свечей. Небольшая жаровня стояла на столе в середине комнаты. Марак заметил и другие вещи: что-то вроде сумки с личными вещами Ноэлль и бутылочка.

    - Мне надо, чтобы ты сел напротив жаровни. Просто расслабься, здоровяк, в пламени нет ничего страшного. В отличие от холода, - сказала Ноэлль, после чего взяла бутылочку и вылила ее содержимое, маслянистую жидкость, в жаровню.

    Марак сглотнул. Он никогда раньше не сталкивался с колдовством, а все происходящее было на то похоже. Тем не менее, Марак повиновался и сел перед жаровней. Ноэлль зашла за него, и, почувствовав что-то сзади, он понял, что она присела и положила руку на его плечо. Он ощущал исходящее от нее тепло. Милостивый Утонувший Бог, на улице ведь холодрыга, а она в тонком платье! Откуда это тепло? Вся ситуация смущала Марака, который ранее не находился так близко к женщине без намерения убить или поиметь ее.

    - Я сказала тебе расслабиться, - прозвучал ее шепот в ухе. В этот самый момент Марак не хотел ничего более, кроме как и вправду расслабиться. Должно быть легко. Сияние свечей прекрасно, вокруг тепло, а Ноэлль могла составить чудесную компанию, если бы не ее чудаковатость и проповеди. Он услышал, как она шепчет ему удивительные слова на неизвестном языке. Был ли это асшайский? Звучит, как ни странно, очень расслабляюще. Ее рука, оказавшись в поле его зрения, кинула что-то в жаровню.
    Столб огня стремительно взмыл к потолку, чуть не подпалив бороду Марака, и в ту же секунду он наконец-то разобрал ее речь.

    - Взгляни в пламя, Марак, - прошептала она. И он взглянул. Сначала не было видно ничего, кроме самого огня. Ноэлль начала бормотать на асшайском своим мелодичным, почти поющим голосом. Марак пристальнее уставился в языки пламени, пока глаза его не заболели и он не заметил, как тени заплясали по углам. А потом он увидел…

    …огонь…
    …усеянное цветами поле, некоторые из них сияющие и красивые, иные – темные и скрученные; рой черных и рыжих бабочек порхали над ними, уничтожая, оставляя позади одну гниль…
    …красный лев схватился со змеем посреди ливня, лев ранит змея, змея ранит льва; «Твой род оборвется прямо сейчас!», кричит змей и впивается клыками во льва…
    …крылатая женщина на желтой горе со златым кнутом в руках, она требует расплаты…
    …львы и олени и кальмары и соколы дерутся за золотистую книгу, рвут ее на куски, сжигают дотла…
    …бесконечная пустошь, две армии сошлись в битве; серебристое солнце плывет по небу и палит все на своем пути, даже один из семи адов, пока не падает с неба и не оставляет лишь руины и мертвые тела, все повергнуто в прах…
    …все пало, все разбилось, разрушены замки, уничтожен простой люд, драконы гибнут, низвергаются короли, сломленный человек на троне из мечей, все охвачено огнем; старый владыка с безумным взглядом, он приказывает сжечь их всех, лев нападает, но все продолжает гореть, охваченное огнем – красным, зеленым...
    …и вот он видит себя, стоящего на палубе своего корабля, спустя дни после убийства отца. Тогда он был счастлив. Он был капитаном, устрашающим налетчиком и конченым пьяницей. Да, он убил своего отца на корабле и не жалел об этом. По крайней мере, точно не в тот момент, не в ту бурную ночь. Жизнь проста, жизнь хороша. Только… его брат… он знал правду…
    …Марак видел, как его выкидывают за борт, в пьяном угаре он хватает брата и утаскивает за собой. Марак смотрел, как он заталкивает своего брата под воду, чтобы самому оставаться на поверхности, при этом испытывая припадок убийственной ярости…
    …ярость…


    …и он разворачивается, хватая жрицу за горло и душа левой рукой.

    - Что ты сделала со мной?! – заорал он изо всех сил, пока злостные слезы лились по его щекам. Он не хотел думать об этом, не желал переживать это снова. Ему не стыдно, и никто не заставит его почувствовать стыд. Но она, она заставила вспомнить!

    Ноэлль отчаянно ловила воздух ртом, хрипела и вздрагивала, а Марак пытался испустить дух из ее горла. Да, сейчас он наконец-то в своей стихии. Убивать он всегда умел. Убить ее, сломать ее!

    - Что ты натворила! – прокричал он снова. Она околдовала его, прокляла, заставила смотреть это все, дурацкие видения в огне! Ноэлль еще дышала с тяжестью, и Марак ослабил хватку на ее горле.

    - Я знаю, ты сбит с толку, здоровяк, - начала она, но Марак перебил.

    - Мое имя – Марак! Назовешь еще раз здоровяком и я сверну твою сраную шею! – он орал, вновь сжимая хватку, прежде чем метнуть жрицу на пол как мусор. Он взглянул на жаровню, горящую уже обыкновенным пламенем. Все закончилось. Проклятие ведьмы потеряло силу.
    Ноэлль закашляла.

    - Что ты увидел, Марак? – она спросила. Ее голос звучал хрипло, лицо покраснело, и сама она явно боялась. Но все-таки Марак распознал сострадание и любопытство в ее словах.

    - Ты знаешь, что там было. Ты сама показала мне! – сказал он, уже не ощущая в себе сил, чтобы кричать. Вместо этого слезы текли по лицу. Что эта женщина сотворила с ним? Ноэлль замотала головой.

    - Владыка Света показал тебе все. Я лишь была посредником. Расскажи мне, что ты увидел?
    Марак сделал глубокий вздох.

    - Гибнущих людей. Мертвых людей. Цветы, лев и змей. Гибнущие короли. Сломленный король. Еще был огонь. Огонь, сжигающий все, уничтожающий и крушащий… Я видел свое прошлое, - слабо бормотал он. К его удивлению, Ноэлль искренне улыбнулась в ответ.

    - Владыка Света наделил тебя даром, Марак. Он показал тебе будущее. Честно говоря, я не ожидала этого, только не от тебя. Ты должен рассказать все подробности. Это может быть важно!

    Марак закрыл глаза. Он был смущен. И зол. Никогда ранее он не испытывал такой нужды в разрушении чего-либо, уничтожении, убийстве. Он снова открыл глаза и начал свой рассказ.
     
    starina7 нравится это.
  16. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Лукас

    - Да ладно, Флауэрс, ты не говоришь со мной уже несколько часов. Все еще злишься? – спросил Леонард, глядя на Лукаса. Тот вздохнул и потер свои ссадины. Сир Илан хорошенько его уложил после того, как Леонард втянул его в спарринг. Хотя они дрались тренировочными мечами, Лукас весь был покрыт ссадинами. Сир Илан беспощаден. В конце концов, Лукасу удалось нанести мощный удар по левой руке противника, но тот парировал так, что рыцарь чуть не потерял сознание. Хуже всего была невозможность сообщить сиру Илану все, что Лукас только что узнал – Харрис следил за ними ежесекундно, а потом приказал сразу отправиться за Дейроном.

    Лукас осознал, почему Харрис спрятал тот листок бумаги. Если сир Илан или кто-либо узнает об этом, он пойдет на все, чтобы исполнить последнюю волю лорда Роберта. Сир Илан был предан не только дому, но и самому лорду в первую очередь. Септон Корбин и леди Халла не сильно беспокоились о состоянии дома до тех пор, пока оставались на своих должностях. Только Харрис мог поставить верность дому Рейланов выше личных убеждений. Какая-то часть Лукаса могла его понять. Но как же мейстер Итон? Старый мейстер знал лорда Рейлана дольше всех, дольше самого Харриса. Мог ли он предать так своего товарища? И способен ли был Харрис на убийство Итона и лорда Роберта? Лукас всегда его уважал, однако если кастелян стоял за преступлением, о прощении не могло идти и речи.
    Сначала им необходимо разыскать Дейрона. Харрис дал им двух быстрейших лошадей Рейланторга и вынудил выдвинуться в путь незамедлительно. Они ехали целый день, до наступления сумерек, когда пришлось устроить стоянку возле дороги. Леонард зажег костер, пока Лукас давал отдых своим несчастным побитым костям. Он чувствовал, как его разрывает изнутри. Он дружил с Харрисом и был верен дому Рейланов, а Харрис исполнял роль лорда до грядущих перемен. И все же… надо выяснить, что натворил Харрис. Как он замешан во всем.

    - Эй, Флауэрс! Слышишь меня? Или мы опять игнорируем друг друга? – крикнул Леонард, заставив Лукаса поднять взор. Леонард скромно улыбнулся. – Ты же знал, что мне придется это сделать? Тогда это казалось единственным выходом.
    Лукас покачал головой.

    - Я знаю. Ты правильно поступил. Но это не значит, что я не могу злиться на тебя… Ленни, - объяснил он. Леонард злобно покосился на него, а потом рассмеялся.

    - Да ну, Флауэрс. А я уж начал думать, что ты неплох! Будешь морить меня молчанием, просто потому что я прикрыл тебя, когда надо было? – спросил тот, все еще посмеиваясь.

    - Дело не в этом… то есть, да, я взбешен. Пронзатель здорово мне наподдал, - ответил Лукас, держа руку на самом больном синяке на правом плече. Леонард коварно улыбнулся. Вот же ублюдок!

    - И в чем тогда дело?

    Лукас прикрыл глаза. Сейчас или никогда. Можно ли действительно довериться Леонарду? Рыцарь проявил себя ценным союзником. Без его помощи он никогда бы не нашел листок бумаги. Но оправдывает ли это безграничное доверие? То, что нашел Лукас, не должно попасть в плохие руки. И у кого же эти руки? Сир Харрис проигнорировал бы написанное и последнюю волю лорда Рейлана. Лорд Хайтауэр с радостью бы услужил. Что из этого лучше?

    Еще был Дейрон. Юнца разыскивали за убийство, которое он явно никогда не совершал. Он в бегах, вот и все, что известно. Один фермер видел его рано утром, скачущего так, что аж пятки сверкали. Патруль говорил с ним и тот отметил, что юноша был на грани нервного срыва, увещевал о необходимости добраться до Староместа. Весьма вероятно, что листок с предсмертным пожеланием лорда Рейлана был у него. Лукас сомневался в убийстве мейстера Итона Дейроном. Но вдруг Итон сказал тому нечто, стоившее ему жизни? Нечто, побудившее Харриса устроить охоту на мальчишку? Или что еще похуже? Вдруг замешаны другие люди? Харрис, лорд Хайтауэр, даже больше…

    Нет. Нельзя было рисковать и оставить все при себе. Если что случится, правда умрет с ним. Надо рассказать кому-то, а сейчас рядом только Леонард. Лукас глубоко вздохнул. Окажется это ошибкой, и он подпишет себе смертный приговор, да еще дому Рейланов в придачу.

    - Это касается моей находки в покоях Харриса, - сказал он. Леонард поднял заинтересованный взгляд.

    - Теперь ты готов поделиться со мной? С чего такая резкая смена мнения? – спросил тот. Лукас помотал головой.

    - Я не поменял мнения. Я хотел рассказать сиру Илану, но теперь не увижу его в ближайшие дни или даже недели. А если со мной приключится беда, он все равно должен узнать. Кто-то обязан ему передать, - ответил он Леонарду решительно. Другой рыцарь кивнул в согласии.

    - Можешь верить мне, Лукас. Клянусь всеми богами, что в случае несчастья именно я передам твое послание сиру Илану.

    Лукас задумался на миг. Леонард вряд ли бы стал так легко разбрасываться клятвами. Впрочем, болтал он превосходно…

    - Я нашел копию письма в комнате Харриса. Его написал мейстер в Итон в ночь смерти, - начал объяснять Лукас, вытаскивая листок бумаги из кармана. – Я прочту тебе, хорошо?

    Леонард кивнул. Лукас прочистил горло.

    «Лорду Манфреду Хайтауэру, владыке Староместа,

    Прошло много лет с тех пор, как мы с тобой общались в последний раз, мой старый друг. Ты хотел купить архив от имени Цитадели, а я резко отказал. В очередной раз. Мы оба наговорили ненужных вещей. И позволь мне кое-что прояснить – я никогда не прощу некоторые твои изречения по поводу Морны и Тристана. Но я умираю, Манфред, и слабею с каждым днем. Мне не хватает сил даже на написание своей последней воли. Вера наказывает нам прощать своих врагов до смерти, так что именно это я и сделаю. Я прощу то, что ты сказал обо мне, и надеюсь, что ты простишь сказанное мною. Я извиняюсь за Тристана, оскорбившего тебя на турнире у Тарли, за Морну, издевавшуюся над тобой на летнем балу короля Гарденера. Каюсь в своей глупости и гордости, которая отравила мне сердце. Взамен я прошу у тебя помощи. Мой дом мало с кем поддерживает дружбу, зато врагов у него достаточно, и не все из них такие же благопристойные, как ты. Я веду речь не только о железнорожденных, но и о других лордах Простора. В твоем собственном городе много враждебных сил. Люди желают уничтожить мой дом и весь Простор. Я недостаточно силен, чтобы их остановить, и дом Рейланов не сможет сам себя защитить. А ты сможешь, Хайтауэр. Я – последний из Рейланов, мой род прерывается на мне. Я хочу, чтобы ты забрал проклятый архив в Цитадель и сохранил его. Или, что будет лучше, просто сожги его дотла. Надо было сделать это давным-давно. Не будет нового лорда Рейлана. Я лишь желаю, чтобы мой город оставался мелким и незаметным, чтобы дома Рейланов не стало. Он умирал последние сорок лет, настало время все закончить. Мне не нужно ничего боле, Манфред. Сотри дом Рейланов с лица земли, если то потребуется, но защити моих людей.»


    Лукас посмотрел на Леонарда, который просто сидел в абсолютном шоке.

    - Семеро чертей, с чего бы лорду Рейлану желать смерти собственному дому? - наконец-то выпалил рыцарь.


    Конец Главы 1: Черные крылья, черные вести.

    Выборы:

    Расследование – Лукас решил обыскать покои Харриса.
    Сделка – Лирия решила принять заказ Вольфиуса.
    Расплата – Марак решил узнать правду у Ноэлль.
    Вызов – Торвин решил сотрудничать с лордом Талли против Харрена Хоара.
    Шанс – Джарон решил работать на Горелого Человека.

    Продолжение следует:

    - Я сделал выбор, брат. Ты никак его не касаешься, так что держись подальше! – прорычал Торвин. Гартон посмотрел на него в холодной ярости и разочаровании.

    - Хочешь сказать, я здесь не причем? Ты забыл все, что мне пришлось сделать для тебя? В конце под ударом всегда оказываюсь я! Всегда мне приходится исправлять твои провалы, вызванные дурацкой гордостью и упрямством! А ты… тебе наплевать. Ты нас обоих сведешь в могилу, и это тебя не волнует, раз ты решил восстановить нашу сраную честь!

    ***

    Выражение лица Ланнистера оставалось непоколебимым.

    - Лорд Рейлан должен выполнить данное обещание. Нам нужны войска!

    Уилфред ответил смущенным взглядом.

    - Мой король, я не понимаю. Разве все настолько плохо, что мы требуем войск у крошечного дома? – спросил он. Лорен вздохнул.

    - Боюсь, все гораздо хуже… - пробормотал тот со скорбью в голосе.

    ***

    - Я рад, что ты здесь со мной, Джарон. Признаюсь, что меня нельзя назвать хорошим человеком. Но есть люди, которые борются за этот город, это королевство, люди, которые ужаснее, чем ты только можешь представить, - вымолвил Горелый Человек, содрогаясь от боли. – Они без сожалений пройдутся по миллионам трупов, чтобы достигнуть цели. Я презираю отвагу - это худший грех человечества. Однако мы не можем позволить тем людям одержать верх. Боюсь, дабы их остановить, нам придется стать отважными, превратиться в <i>героев</i> на некоторое время. Разве не этого ты хотел?

    ***

    Ричард бросил взор на другой стол. Сидящий за ним мужчина был смертельно бледен, со спутанными светлыми волосами и омертвевшими серыми глазами. Ричард раньше его не встречал, и взгляд мужчины на официантку ему вовсе не нравился. В этот момент незнакомец повернул голову и уставился на Ричарда с ледяной улыбкой, настолько лишенной эмоций, что Ричард передернулся.

    ***

    Майя покосилась на лорда в недоумении.

    - Милорд Ройс, Рейланторг лежит на другом конце Вестероса. Он действительно так важен?

    Лорд Ройс громко расхохотался, но не весело, а с издевкой.

    - Милое дитя, до самого Рейланторга нам дела нет. Королеве-регенту нужно кое-что из архива. Оно сможет обеспечить Долине безопасность на века вперед, - сказал он, растянувши рот в недоброй улыбке.

    ***

    - Джарон Бастард? – спросил высокий человек с коварным оскалом, наставив свой меч на него. Джарон обернулся и увидел двух других, которые перекрыли ему путь к отступлению. – На улицах гуляют сплетни. Говорят, ты теперь работаешь на калеку… Плохой выбор, бастард!

    ***

    Дженна остановилась. Это неправильно. Она попадет в беду. Но любопытство овладело ей, когда она услышала ссору двух мужчин. Голос Илана легко было отличить. А другой был… сир Харрис? Лорд Харрис, поправила она саму себя, теперь он лорд.

    - Кто дал тебе право что-то решать, Харрис Флауэрс? – орал Илан. На миг воцарилась тишина, после чего Дженна услышала ответ лорда.

    - Я ваш повелитель, сир Илан. Вы никогда больше не посмеете так говорить со мной, поняли? Я лорд Рейланторга и собираюсь оставаться им!
     
  17. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Глава 2: Нарушенные клятвы.

    Эллена

    Эллена сидела на перилах, глядя, как волны бьются об остов Бледной Принцессы, пока ветер играл с ее черными волосами. Вдали виднелся пышный зеленый берег Простора. С самого утра Эллена рассматривала высочайшее здание, которое когда-либо ей попадалось – сначала ей даже показалось, что это была какая-то гора. Но чем ближе они приплывали, тем более силуэт становился похожим на здание, даже на башню. Она раньше не видела ничего настолько высокого – выше самого Титана, сторожившего лагуну Браавоса – а размеры здания все увеличивались по мере приближения. На улице стоял день, и через полчаса они прибудут в Старомест.

    Башня была гигантской, другим словом ее не описать. Город тоже оказался крупнее Браавоса, но явно не красивее. Он выглядел весьма запущенным. Задумавшись об этом, Эллена к своему удивлению поняла, что скучает по Браавосу. Она провела все двенадцать лет своей жизни в городе на Ста Островах и не замечала, насколько он прекрасен, пока не покинула его. Все равно она не вернется обратно. Ни за что на свете. Она найдет себе новый дом.

    - Чудесный вид, не так ли? – услыхала она голос позади себя.

    Обернувшись, девочка увидела Террому, коротенького и толстого мужчину лет пятидесяти, поднимающегося по маленькой лестнице на верхнюю палубу. Он улыбнулся ей – к счастью, без зубов. Террома был самым милым человеком, которого Эллена знала, однако его улыбку можно описать лишь как ужасную, учитывая количество кривых желтых зубов у него во рту. Волосы мужчины давно редели, но он продолжал завязывать их в короткий хвостик. Эллену было трудно испугать, впрочем, и ее сначала насторожило его с виду бесконечное терпение и доброта. После того как девочка проникла на Бледную Принцессу в Браавосе, она спряталась в его каюте, подумав, что та пуста. Когда Террома зашел туда в тот же вечер, она пыталась скрыться под кроватью – и сразу же попалась. Сначала она испугалась его злости, но Террома показал себя с лучшей стороны. Он выслушал ее историю и в конце ласково улыбнулся, похлопал по спине и позволил ей спать на кровати, а сам расположился на полу. Лишь когда Бледная Принцесса уже не имела возможности вернуться в Браавос, он раскрыл тайного пассажира. Конечно, капитан разгневался, зато его дочку вся ситуация позабавила. В итоге девочке разрешили оставаться на борту Бледной Принцессы. Эллена вскоре узнала, что попала на торговое судно, ходящее между Браавосом и городами Простора. Последние две недели она провела на корабле, пока тот проплывал мимо Ступеней и засушливого берега Дорна.

    - Ты когда-нибудь бывал в Староместе, Террома? – спросила она пожилого мужчину. Ей вспомнилось, что Террома сам раньше был купцом, прежде чем отойти от дел в силу возраста. Тот смотрел вдаль, вперив взгляд на Хайтауэр.

    - Несколько раз, когда еще работал, - ответил он, а его извечная улыбка вдруг померкла. Эллена озабоченно посмотрела на него.

    - Ты в порядке? – она спросила.

    Террома проявил себя как ее друг, поэтому видеть его таким понурым было невыносимо. С тех пор, как отец девочки умер, у нее не было много друзей. Последний год она жила в сиротском приюте Браавоса. На миг она зажмурилась. Приют – не лучшее место в ее жизни. Террома все еще глядел вдаль.

    - Не все воспоминания приятны, - наконец сказал он. – Впрочем, я не желаю тебя беспокоить. Скоро мы причалим к Староместу. Это красивейший город, хотя истинную его красоту не всегда можно увидеть за его безобразием…

    - Значит, Старомест – это как ты и твои зубы? – сказала Эллена, рассмеявшись. На сконфуженный взгляд Терромы девочка ответила: - Это всего лишь метафора!
    Террома ухмыльнулся и одарил ее своей желтой улыбкой.

    - Для столь юной леди ты прекрасно осведомлена о всяких сложных словах. Да, это была метафора. Не самая приятная, правда, ибо я совершенно непривлекателен даже с закрытым ртом.

    Она оба начали хохотать. Террома легко мог понравиться любому, и Эллена по-настоящему успокаивалась лишь тогда, когда шутила с ним. В какой-то степени он напоминал ей отца. Отец…

    В этот же момент улыбка Эллены исчезла. Ее отца убили почти год назад. Убийства – дело обычное в Браавосе, зато с отцом случилось что-то действительно странное. Каждую ночь в каналах вылавливали всякие тела. Браавос привлекал мутных людей больше, чем любой другой город, и обычно бедняки были втянуты в преступления. Но семья Эллены была богата: они жили в огромном особняке, их защищали. Богатеев почти никогда не трогали уличные убийцы, ибо они находились под влиянием Безликих…

    Нет! Нельзя вспоминать ту ночь! Эллена отвернулась от возвышающейся башни, от Терромы, чтобы тот не увидел слезы у нее в глазах.

    - Все хорошо, Эллена? – спросил старик. Эллена кивнула.

    - Я… схожу-ка я на нижнюю палубу, вдруг Талее нужна помощь, - ответила девочка, боясь, что ее голос дрогнет. Террома был достаточно добр, чтобы не донимать ее лишними словами, пока она уходила вниз.

    Нижняя палуба – это владения Талеи, дочери капитана и непререкаемого счетовода Бледной Принцессы. Та была на несколько лет старше Эллены и чуть выше, девушка с простым лицом, светлой кожей и коричневыми волосами. В данный момент она собиралась заплатить одному из матросов, матерому тирошийцу с раздвоенной зеленой бородой и загорелой кожей. Прежде чем подойти достаточно близко, дабы услышать разговор, Эллена поняла, что тирошиец недоволен. Талея стояла прямо, как стрела, лицом к лицу с матросом, что буравил ее злым взглядом.

    - Двадцать грошей за месячную службу на борту Бледной Принцессы, - отчеканила Талея. Тирошиец кивнул.

    - Двадцать грошей, ага, миледи! Тогда скажите мне на милость, почему в моем кошельке всего пятнадцать?! – прорычал он.

    Хотя лица Талеи не было видно, Эллена не сомневалась, что та улыбается. Эти разборки – любимое ее занятие в свободное время.

    - Три монеты вычли две недели назад за разбитую бутылку дешевого вина из Норвоса. Еще одну вычли за ругань во время службы. Последнюю монету отняли за случайно уроненную за борт серебряную ложку моего отца. И я еще милосердна к тебе, Морео! – перечислила девушка весь список провинностей. Тирошиец Морео топнул ногой.

    - Да иди ты к черту, Талея! – пробубнил он и попытался уйти. Дочь капитана моментально вцепилась ему в руку.

    - Отнимаю еще одну монету за оскорбление своего начальника. И вторую – за то, что дерзишь, как ребенок! – сказала она, не отпуская руки.

    Морео что-то прошипел себе в бороду, но все-таки отдал ей две монеты из кошелька, прежде чем стремглав покинуть нижнюю палубу.

    - Сраный имбецил, - забормотала Талея, прежде чем резко развернуться и заметить, что Эллена все это время стояла лишь на несколько шагов позади. Эллена не могла сдержать смеха, когда лицо счетовода сникло. – Эллена… ты не должна была слышать последних слов…

    Девочка пожала плечами.

    - Не волнуйся, я уже знаю это слово, - гордо заявила она.

    В этот раз Талея лукаво улыбнулась:

    - Явно не в этом смысле. А что ты вообще здесь делаешь? Я думала, ты хотела посмотреть, как мы заходим в гавань Староместа.

    - Уже посмотрела. Я видела башню. И, кажется, даже Цитадель. Потом поговорила с Терромой и решила, что хватит с меня башен и цитаделей. Чем будешь заниматься? – болтала Эллена. Она обожала обмениваться смешками с Талеей, это ее расслабляло. Теперь воспоминания о дальней ночи превратились лишь в эхо.

    Девушка помотала головой.

    - Вроде нет, милая. Якорь будет сброшен с минуты на минуту. После этой разборки с Морео…

    - Сраным имбецилом, да?

    Талея покраснела.

    - Тебе правда не стоило этого слышать… только при Терроме не проболтайся!

    - Сомневаюсь, что Террома осудит. Он никогда никого не осуждает.

    - Неправда. Просто он действует тоньше, чем другие. Не говори это при нем, ладно? Он для тебя как курица-наседка… в общем, после разборки с Морео, сраным имбецилом, я все равно хотела подняться наверх, взглянуть на Старомест с нашей Бледной Принцессы, переговорить с отцом.

    Сигнал с верхней палубы сообщил, что Бледная Принцесса готова опустить якорь в гавани Староместа. Талея и Эллена быстро поднялись, и Эллена наконец увидела город целиком. Он был необъятен, наверняка больше, чем любой виденный ей раньше город. Этой гавани не хватали элегантности Пурпурной Гавани Браавоса, зато размерами она поражала. Здесь стояли судна со всего мира. Эллена увидела лебединый корабль Летних островов, несколько торговых кораблей Вольных городов, бесчисленные судна из Вестероса и даже кое-что из Гискарских земель.

    - Как приятно вернуться, - сказал голос позади нее. Террома опять сумел подкрасться к ней в полной тишине. Он разглядывал город с предвкушением. – Скажи, дорогая Талея, как долго будет корабль стоять в Староместе?

    - Мы планируем остаться на шесть дней, а после отправиться дальше, в Рейланторг, - резво ответила счетовод.

    Она уже рассказала Эллене о Рейланторге, уютном маленьком городке в северном Просторе, который ей особо нравился. Раз в год Бледная Принцесса проходит через пролив Редвинов, вдоль западного побережья Рейланторга. Кажется, Талея особенно ждала именно этой части путешествия, поэтому Эллену она заинтересовала.

    - Ты хочешь покинуть нас в Староместе, Террома? – спросила Талея.

    Террома не был частью команды, он всего лишь обычный пассажир Бледной Принцессы. В этот раз он хотел нанести визит одному приятелю в Староместе. Старый купец помотал головой.

    - Это в мои планы не входит, дорогая Талея. Я собираюсь встретиться со своим другом и, надеюсь, поскорее вернуться. Сегодня я лишь прогуляюсь по городу, - объяснил он.
    Прогулка? Эллена подняла взгляд. Она раньше не была нигде, кроме Браавоса, а Старомест заметно отличался от него. Может быть, она могла бы пойти вместе с Терромой сегодня. Этот город ее завораживал.

    - Террома… ты возьмешь меня с собой? Я так хочу посмотреть город! – она клянчила писклявым голоском, сделав жалобные глаза. Такой трюк всегда срабатывал раньше, и пусть она уже не настолько маленькая, образ милой девочки все еще пригождался. Террома замялся лишь на секунду.

    - Конечно, маленькая Эллена, - мягко ответил он.

    - В смысле? – вмешалась Талея. – Ей двенадцать, Террома! Ты знаешь, насколько опасен Старомест – уж слишком опасен для девочки. Вдруг на тебя нападут, или она потеряется? Останься на корабле, Эллена. Обещаю, нам скучно не будет. Я могу показать тебе гавань!
    Террома улыбнулся своими кривыми зубами.

    - Опасен? Вздор, Талея. Я прекрасно знаю Старомест, со мной он гораздо безопаснее. К тому же, Эллена уже почти взрослая, пусть сама принимает решения.

    Они оба посмотрели на нее.

    [Пойти с Терромой в город]
     
    starina7 нравится это.
  18. Yoshkin Kot

    Yoshkin Kot Наёмник

    Торвин

    Торвин понял, что лорд Талли готов на все, дабы обеспечить безопасность своей семьи. Это было ему знакомо.

    - Я не собираюсь отставать от вас, лорд Талли. Харвин Жесткая Рука завоевал Речные Земли силой, а Харрен ничего не сделал, чтобы доказать свои права на эти владения. При этом он отбирает у вас золото и людей, отрывает от груди все, что нам дорого. Я считаю, что настало время ему заплатить железную цену! – ответил он решительно, смотря речному лорду прямо в глаза.

    Талли, кажется, остался доволен.

    - Цена будет суровой… Вы не боитесь смерти, капитан Брейкер?

    Торвин помотал головой - он никогда не боялся смерти, и, что бы ни говорили другие, Харрен Хоар был не хуже.

    - Будучи младенцем, я подвергся ритуалу утопления по приказу моего дедушки. Жрец держал меня под водой каменистого берега Пайка. Это длилось слишком долго, и я перестал дышать. Меня смогли привести в себя, но с того самого момента всякий страх или сомнение остались в этой воде. Есть такая поговорка среди верующих в Утонувшего Бога, лорд Талли – то, что мертво, умереть не может, но восстает вновь, сильнее и крепче чем прежде, - молвил Торвин. Лорд Талли посмотрел на него с одобрением.

    - Так вот в чем смысл этого утопления… понимаю. Капитан Брейкер, ваше участие неожиданно, однако очень приятно. Я подумаю о нем, и вам стоит тоже, - Талли обернулся и оглянул пустой коридор. – Я созову своих самых верных людей. У одного из них есть поместье рядом с Харренхоллом. Идите двадцать четыре километра вдоль восточного берега Божьего Ока, потом сверните налево на тропинку. Вы найдете дом в лесу. Это не самое оригинальное убежище, впрочем, пока что надежное - гораздо надежнее, чем эти стены. Мы встретимся там в двух часах после полуночи. Можете привести кого-то из своих, но только тех, кому верите безоговорочно.

    После этих слов Талли протянул руку.

    - То, что мертво, умереть не может! – сказал он.

    - Семья, долг, честь, - ответил Торвин.

    Талли бегло ему улыбнулся, хотя взгляд лорда оставался суровым. Он развернулся и пошел дальше по коридору. Торвин заметил, что тот казался уже выше и был похож не на униженную рыбу, а на льва, готовившегося к атаке. Капитан направился к своим покоям. Предстояло размышлять о многом.

    Пока они толковали с лордом Талли, судебное заседание, должно быть, уже закончилось. Торвин столкнулся с несколькими речными лордами и их свитой. Те старались не смотреть ему в глаза, а кто-то из капитанов Харрена наоборот бросал на него неприятные взгляды. Лорд Орквуд выглядел весьма довольным. Лорд Блектайд пялился с торжествующим взглядом. Семью Торвина мало кто любил из других капитанов – порожденная рабами и морскими женами, она усердно работала, чтобы заработать себе силу, но все еще оставалась ненавидимой более родовитыми домами, обычно Орквудами и Грейджоями. Лишь благодаря отваге его прадедушки при осаде Сигарда роду удалось получить хоть немного уважения, зато отец уничтожил все. Теперь долг остается за Торвином. Он не позволит себе продолжать слыть ничтожеством. Он вернет заслуженный почет!

    Когда Торвин зашел в покои, Гартон уже ждал. Младший брат гневно взглянул на него.

    - Хочешь рассказать мне, что сейчас произошло? – спросил тот, едва скрывая гнев. Торвин не видел его таким ни разу за всю жизнь. – Расскажешь, почему ты только что прямо объявил королю о своем союзе с Эдмином Талли?

    - Я ничего не объявлял, брат. Ты ошибся.

    Он знал, что подобный ответ лишь осложнит ситуацию, но не собирался оправдываться, только не перед Гартоном. Его братец – не та пушистая овечка, которую из себя строит. Он и сам совершал сомнительные поступки ради их рода. Ему ли брать на себя роль судьи!

    - Ты совсем сдурел, братец? Все заметили, что ты натворил! Лорд Орквуд сказал, что нам теперь конец. Он даже не скрывал ликования! После его ухода из зала, король лишь подчеркнул своим взором все сказанное. Он знает! – почти перешел на крик Гартон, приближаясь к брату.

    Торвин совсем не удивлен. Орквуды, Грейджои, Блектайды - три дома, которые терпеть не могли Брейкеров. С другой стороны, дома Харлоу и Кодд относились к ним весьма доброжелательно. У Харрена Хоара нет никаких доказательств вины, и даже он не стал бы настраивать своих капитанов против них без этого. Пусть и попытался бы, однако Торвин не даст ему оснований преследовать Гартона.

    - Я сделал выбор, брат. Ты никак его не касаешься, так что держись подальше! – прорычал Торвин. Гартон посмотрел на него в холодной ярости и разочаровании.

    - Хочешь сказать, я здесь не причем? Ты забыл все, что мне пришлось сделать для тебя? В конце под ударом всегда оказываюсь я! Всегда мне приходится исправлять твои провалы, вызванные дурацкой гордостью и упрямством! А ты… тебе наплевать. Ты нас обоих сведешь в могилу, и это тебя не волнует, раз ты решил восстановить нашу сраную честь!

    Годы разочарований вырвались во взгляде Гартона. Торвин заметил это, но не стал волноваться. Он не станет терпеть наглости своего брата, только не сейчас.

    - И если тебе все равно, будут ли за мной охотиться или нет… думаешь, что все закончится на тебе? Они достанут твою сучку с Пайка, я тебя уверяю!

    Торвин прищурился и ступил вперед.

    - Чего ты сказал? – прорычал он. Это правда, у него была любовница на Пайке, но он не виделся с ней уже несколько месяцев. Харрен не сделает ей ничего, он даже не знает о ней.

    Гартон подошел еще ближе, не пытаясь отвильнуть от его взора.

    - Ты слышал меня, Торвин Брейкер. Он сдерет кожу заживо с твоей девчонки, пока Хармунд и Харлан будут ее насиловать. И знаешь что? Если твой план провалится, то она это заслужила. Это называется «ответственность за семью».

    Торвин не стал отвечать напрямую. Он моментально ударил брата в лицо, а потом в челюсть. Гартон не сразу упал и успел ответить мощным кулаком в лицо самого Торвина. Оба брата отступили и медленно буравили друг друга взглядом. Торвин чувствовал, как теплая кровь струится из его носа. Физиономия брата была лишь маской, покрывавшей едва контролируемую ярость.

    - Ладно, брат, делай что хочешь. Иди в руки к смерти, - сказал Гартон ледяным тоном. – Ты потянешь меня за собой, да какая тебе разница? Ты такой решительный, работаешь с речными лордами, убиваешь тиранов… Но от Харрена Хоара так легко не избавится, иначе кто-нибудь уже сделал бы это. Я ненавижу его не меньше, чем ты. Наверное, даже больше, ведь меня заботит не только честь.

    - Что ты пытаешься сказать, Гартон? – спросил Торвин. Он знал, что Гартон был прав в какой-то степени. Это было глупо, но храбро. Единственный благородный поступок.

    - Ты нас обоих потопишь, и я ничего не смогу сделать – пускай хотя бы погибну, плюнув Хоару в рожу. Альтернативой может стать только предательство, а я так низко не паду. Мы можем бить друг друга, сколько хотим, и ты все равно не свернешь с пути. Так что когда в следующий раз будешь говорить с лордом Талли… я хочу сопровождать тебя. Мы должны бороться вместе, а не брат против брата! Позволь мне идти с тобой. Вдруг мы сможем удержать нашу семью от краха, - молил Гартон.

    [Позволить Гартону идти с вами]
     
    starina7 нравится это.
  19. starina7

    starina7 Межевой рыцарь

    Yoshkin Kot ведь неплохой же фанфик, и замысел масштабный. Ну вычитайте текст, наконец. Какие километры в Вестеросе ! И он что, правда пешком пойдет ? И люди могут встретиться (когда?) В ДВА ЧАСА после полуночи (где?) В ДВУХ КИЛОМЕТРАХ после перекрестка, например.
    Может быть русский язык вам не родной? Тогда найдите себе помощника, бету. А то читаешь, увлекаешься, и вдруг - бац ! - очередной ляпсус, и все впечатление пропало.
     
  20. Alleyne Edricson

    Alleyne Edricson Наёмник

    Арр, обожаю фантазии на тему глубокого пре-канона и пост-канона.
    Пролог зашёл туговато из-за повышенной концентрации ангста, но дальше дело пошло пободрее. Ещё не до конца разобрался кто, с кем, и на ком, но Марак и Ноэлль определённо мои фавориты :woot: География действа тоже радует - пока не читал продолжение на английском, но уже видно, какой большой потенциал имеется у этой истории.

    Небольшой совет, если позволите: сделайте в шапке фика краткий список основных действующих лиц (кто такой/чем живёт/какую роль играет в происходящем). Думаю, так читателям будет намного проще разобраться в изобилии незнакомых имён.

    Ах да, и в каком временном промежутке разворачиваются события? Как я понял, за год-два до Дня Т высадки Таргариенов? Описание самого вторжения планируется? В любом случае спасибо за эту работу, удачи и вдохновения Вам и Себастиану ;)
     
    Последнее редактирование: 10 мар 2018