1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Тайна

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Алора, 3 фев 2018.

  1. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Название: Тайна
    Фандом: сериал/сага
    Автор: Алора
    Категория: Гет
    Размер: Миди
    Пейринг/Персонажи: Джон Сноу /Дейенерис Таргариен, Санса Старк, Мелисандра из Асшая
    Рейтинг: R
    Жанр: Драма, Фэнтези, POV, AU, Мифические существа, Дружба
    Предупреждения: Насилие, Смерть второстепенного персонажа
    Краткое содержание: Незадолго до своей смерти мейстер Эймон отправил таинственное письмо, никому не сказав, кто же должен стать получателем. Ответ на послание пришёл неожиданно, когда единственный знавший содержание письма человек покинул Стену.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: завершён
    Примечание: Гибели девочки от пламени Дрогона не было, Дейенерис не запирала своих драконов и смогла оседлать Дрогона до свадьбы с Хиздаром.


    Оглавление:
    Гостья
    Будь драконом
    Волчий вой
    Собраться в стаю
    Печать из розового воска
    Драконья королева
    Расскажи мне про Север
    Лучница
    Погребальный костёр
    Ты только дождись

    Бонус: Платить по счетам
     
    Последнее редактирование: 8 мар 2018
    Мышь и brook нравится это.
  2. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Гостья
    Голос у рога был тягучим гулким и вызывавшим нехорошие предчувствия. Джон замер, перо в его руке так и не коснулось лежащего на столе листа. Один сигнал, но он не высылал разведчиков, некому было возвращаться, а значит, будут ещё сигналы. Ещё один — и можно будет выдохнуть, позволить тем, кто сейчас снаружи, разобраться с пришедшими неизвестно откуда одичалыми. Ещё два — и нужно будет бежать на Стену, осознавая, что началось, началось, когда они ещё совсем не готовы. Но рог молчал, зато в дверь его комнаты застучали. — Лорд Командующий. — Слегка запыхавшийся Олли вбежал в комнату, не дожидаясь приглашения. — К замку с южной стороны подъехал путник.
    — Он один? — Джон поспешно встал, подхватывая пояс с мечом. Теперь, когда на севере правили Болтоны, человек с юга от Стены мог быть в равной степени и врагом и другом.
    — Да, милорд. Сир Алиссер уже распорядился пропустить его.
    «Сир Алиссер в последнее время стал слишком многое себе позволять». Подумал Джон, но вслух этого не произнёс. Не стоило подвергать сомнению поступки одного из последних его опытных офицеров, в конце концов, одинокий путник не мог быть угрозой даже для того, чем стал сейчас Ночной Дозор. Скорее уж дозор мог представлять опасность для человека, который неизвестно зачем приехал в замок на окраине мира, наполнений преступниками и отщепенцами.
    Неожиданный гость стоял рядом со своей лошадью в центре двора и с интересом оглядывался по сторонам. Его лицо от Джона скрывал капюшон, притороченный к меховой куртке, чем-то напоминавшей одежду одичалых, но намного более качественной. Плаща на путнике не было и причиной тому, вероятно, послужили висевшие за спиной лук и колчан со стрелами. Не было у гостя и меча, лишь длинный кинжал на поясе, вероятно, он полностью доверял своему мастерству лучника.
    — Приветствую вас. — Спускаясь по ступенькам Джон перебирал причины, которые могли привести путника в Чёрный замок, но так и не нашёл ни одной, что казалась бы убедительной. — Что привело вас в Чёрный замок?
    — На этот вопрос я отвечу только Лорду-командующему. — Их гость заговорил, и голос мгновенно изобличил в нём девушку, чьё присутствие здесь было ещё более странным.
    — Тогда вам стоит ответить мне. — Он нахмурился, стараясь разглядеть лицо гостьи под капюшоном. — Я Джон Сноу, Лорд-командующий Ночного Дозора.
    — Вы Лорд-командующий? — В её голосе прозвучало удивление. — Я думала вы… старше. — Джон поморщился, сколько же ему ещё придётся выслушивать речи о собственной молодости, но ответить гостье не успел. — Простите, это было невежливо. Я Диана Сэнд. — Она сделала паузу перед именем, будто сомневалась стоит ли его произносить. — Я здесь по поручению Цитадели.
    — В Цитадели не учатся женщины. — Сир Алиссер высказал вполне разумные подозрения, которые Джону, задумавшемуся о том, что девушка такая же бастардака, как и он сам, даже не пришли в голову.
    — Я и не учусь там. — Она передёрнула плечами. — Скорее выполняю различные поручения верховных мейстеров. Сюда меня прислали передать мейстеру Эймону книгу, которую он запрашивал в письме, недавно пришедшем в Цитадель.
    — Что это за книга? — Джон попытался вспомнить, когда же мейстер Эймон мог отправлять письмо в Цитадель, но не смог. Возможно, Сэм бы вспомнил, но Сэм был далеко отсюда, плыл на корабле в Цитадель, из которой приехала Диана.
    — Что-то о драконах. — Она вновь дёрнула плечом. — Какое мне дело? Я не интересуюсь легендами и существами, исчезнувшими из нашего мира.
    — Мейстер Эймон был слеп? Как бы он прочёл эту книгу? — Вопрос прозвучал от одного из дозорных, которые собрались вокруг них, посмотреть на гостью.
    — Откуда мне знать? — В голосе Дианы уже звучало искреннее раздражение. — Написал же он как-то письмо. Значит и книгу прочесть смог бы.
    — Мейстеру Эймон раньше помогал Сэмвел Тарли. Но сейчас он покинул замок, я отправил его в Цитадель, учиться на мейстера. — После этих слов Джон почти ощутил злость девушки и поспешил продолжить, прежде чем она сказала бы резкие слова, сказать которые ей, несомненно, хотелось. — Но, к сожалению, эта книга уже не понадобится. Мейстер Эймон умер.
    — Умер? — На лице Дианы мгновенно отобразилась целая гамма эмоций: непонимание, огорчение, разочарование, страх и горечь. — Как умер? Такого не может быть.
    — Он был очень стар, миледи. Он пережил всю свою семью и всех кого он знал. Мне очень жаль, что вы не смогли встретиться с ним. Вы можете оставить книгу мне, если желаете. — Он предложил это, подумав, что она боится, что мейстеры разочаруются в ней из-за невыполненного поручения, пусть оно стало невыполнимым и не по её вине. — Вы сможете сказать мейстерам, что передали книгу.
    — Да… наверное… она же всё равно будет вам нужна. — Руки девушки дрожали, пока она доставала книгу из сумки, а голос звучал растерянно. Для обычной посланницы она проявляла слишком много эмоций.
    — Возможно, вам стоит остаться, миледи. — Остановил Джон её, когда она, передав ему книгу, шагнула к своей лошади. — Скоро наступит ночь, а поблизости нет поселений, где вы могли бы остановиться. — «А ещё вы выглядите слишком потерянной, чтобы отправиться в такую непростую дорогу». Мысленно закончил он.
    — Остаться. — Голос её ещё слегка дрожал, но кажется, ей почти удалось взять себя в руки. — Да, возможно. Если вы гарантируете мою безопасность.
    — Никто не посмеет тронуть вас, миледи. Пока вы здесь — вы в полной безопасности. — Джон бы хотел быть полностью уверен в своих словах, но не мог. — Призрак будет охранять вас.
    — Призрак? — Она несколько помедлила, но всё же приняла протянутую им руку. — На Стене водятся духи?
    — Призрак — мой лютоволк. — Джон попытался улыбнуться гостье, но краем глаза заметил, как сир Алиссер что-то втолковывает ещё нескольким офицерам с таким выражением лица, что хотелось держаться как можно дальше от него. — Что-то не так, сир Алиссер? Вы недовольны, что я предложил девушке переждать ночь у нас?
    — Нет, лорд-командующий. Я считаю, что вы поступили абсолютно верно, не стоит юной девушке путешествовать ночью в одиночку. Мы обсуждали, одичалых и то, что благодаря им, наши запасы стремительно сокращаются.
    Джон в ответ только устало кивнул и вновь повернулся к Диане, которая за время короткого разговора окончательно успокоилась, даже руки дрожать перестали. — Простите, миледи. Мои офицеры недовольны тем, что я пропустил одичалых за Стену.
    — Даже не буду спрашивать, зачем вы это сделали, но поверьте, мне знакомо это чувство. Ты делаешь что-то правильное, а все вокруг тебя твердят, что так поступать нельзя. — Она улыбнулась. — Вы рассказывали мне о своём волке.
    — Лютоволке. Мы с братьями нашли пятерых щенков поздним летом. Трёх для моих братьев и двух для сестёр. — Джон сжал кулаки, воспоминания о семье и о том, что с ними случилось, по-прежнему вызывали боль и гнев. Гнев на тех — кто убивал его родных, боль из-за того, что он остался один, что никогда никого из них больше не увидит. — Шестой волчонок был моим. Его шерсть была белой, а голоса его не слышал никто кроме меня.
    — У вас была большая семья. И вы любили своих родных?
    Он только молча кивнул, отпирая дверь своей комнаты, чтобы выпустить лютоволка.
    — Тогда почему вы ушли на Стену? Разве люди уходят от тех, кого любят по доброй воле?
    Её слова резанули будто ножом, заставив вспомнить и семью, которую он оставил, и Игритт, которой он пожертвовал ради долга. Если люди не уходят от тех, кого любят, то кто же тогда он? — Я был бастардом, позором своего отца. Какой другой путь у меня был? — Он резко развернулся к Диане, так и не отперев дверь. — Вы сами бастард. Вам не знакомо это чувство?
    Она дёрнулась назад, схватилась за ограждение, едва не упав во двор в попытке оказаться как можно дальше от него, заставив устыдиться вспышки и вновь вернуться к попыткам открыть замок, чтобы скрыть смущение. — У меня никогда не было семьи. — Она говорила тихо и в её голосе вновь звучала горечь. — Только брат, но он был плохим человеком и… погиб. Простите меня.
    — Это вы простите, Диана. — С этими словами он, наконец, открыл замок. — Я не хотел. — От неловкой ситуации их обоих спас Призрак, засидевшийся на месте и кинувшийся к хозяину. — Знакомьтесь — это Призрак.
    — Здравствуй, Призрак. — Диана протянула руку к его волку, проявив необыкновенную смелость, ведь Призрак почти доставал мордой до её груди.
    — Вы очень смелы, миледи. — Джон с удивлением наблюдал, как его лютоволк сперва обнюхивает маленькую ладошку в меховой перчатке, а потом трётся мордой о руку девушки. — И вы понравились Призраку.
    — Он прекрасный. Похож на снег, что лежит здесь на Севере.
    — Не могу не согласиться. — Он заглянул в свои покои и подхватил пару свечей. — Идёмте, миледи, я провожу вас.
    В комнате, в которую он привёл Диану, было прохладно, но значительно теплее, чем снаружи. Джон подкинул дрова в очаг, развёл огонь и зажёг свечи, а потом повернулся к Диане. Девушка уже сняла своё оружие и перчатки, откинула капюшон и сейчас развязывала завязки на куртке. Толстая чёрная коса, до того спрятанная под капюшоном падала ей на плечо, а блики от дрожащего огня скользили по коже, слишком бледной для дорнийки.
    — Ваша реакция на мои слова о смерти мейстера Эймона была неожиданной. — Он отвёл глаза и попытался заговорить хоть о чём-то, чтобы отвлечься и перестать разглядывать её.
    — Мне обещали, что если я успешно выполню это поручение, то мне позволят обучаться в Цитадели. — Она разобралась с завязками и подняла на него тёмно-фиолетовые глаза. Такие могли быть только у Дейнов или валирийцев. — Мечта практически всей жизни, я так близка к ней и тут всё рушится. Ужасное чувство.
    — Я понимаю вас, миледи. — Джон вымученно улыбнулся и всё же вспомнил, что свечи нужно поставить в подсвечники, а не держать в руках. — Но теперь вы сможете сообщить о том, что всё закончилось удачей и исполнить вашу мечту.
    — Я благодарна вам за это, лорд-командующий. И ради всех богов, прекратите называть меня миледи, у меня есть имя.
    — Тогда хороших снов вам, Диана. — Джон слегка поклонился, выходя. — И вы можете звать меня Джоном.
    Закрыв дверь, за которой остались неожиданная гостья и охраняющий её Призрак, Джон на несколько секунд замер, опираясь на ограждение и бездумно глядя на двор Чёрного замка. Нельзя ему было думать о Диане Сэнд, нельзя вспоминать необыкновенные глаза, то, как смело она приблизилась к Призраку и то, что она бастард, как и он сам. Она уедет завтра, вернётся в Цитадель, осуществит свою мечту. Нельзя думать о ней. Это будет предательством его долга, его братьев и Игритт.
    Тяжело вздохнув, он отошёл от ограждения и вернулся к себе. Но стоило только ему вернуться к бумагам, от которых его некоторое время назад оторвал звук рога, как дверь вновь распахнулась, и на пороге появился Олли. Лицо мальчика застыло странной маской недоумения, страха, решимости и отвращения. Джон уже собирался поинтересоваться, что опять случилось, но мальчик заговорил первым.
    — Лорд-командующий, там одичалый и он говорит, что видел вашего дядю — Бенджена Старка.
     
  3. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Будь драконом
    Огонь мерно потрескивал в очаге, согревая Дени, успевшую замёрзнуть за проведённое на Севере время. Пожалуй, она приняла верное решение, когда согласилась на предложение Лорда-командующего и осталась здесь на ночь. Теперь, по крайней мере, ей не грозила опасность замёрзнуть насмерть, а огромный белый волк защищал её от любых других опасностей.

    Она покосилась на вытянувшегося у двери Призрака и улыбнулась. Джон очень удивился её смелости в общении с волком, интересно, что бы он сказал, узнав, что его гостья летает на драконе? Впрочем, какой смысл думать об этом. Он всё равно не узнает. И никто не узнает, пока она не приведёт свою армию и своих драконов в Вестерос, пока не вернёт трон своих предков. Только вернёт трон и уничтожит узурпаторов Дейенерис Таргариен, а Диана Сэнд, которую принимал Лорд-командующий, навсегда исчезнет, будто её и не было. Джон Сноу никогда не узнает, что его гостья была заморской королевой, что она приехала в его замок вовсе не для того, чтобы отдать книгу, а для того чтобы увидеть последнего оставшегося в живых родственника.

    Письмо мейстера Эймона дошло до неё совсем недавно, хотя учитывая путь, который ему пришлось преодолеть, было чудом, что оно вообще дошло и нигде не затерялось. Получив письмо последнего своего родича, она собиралась немедленно лететь на Стену, но Тирион остановил её.

    - Это опасно, ваша милость. – Сказал он ей. – Награда за вашу смерть будет столь высока, что многие рискнут жизнью и кому-то из них может удастся задуманное.

    - Так вы что же предлагаете мне не лететь? – Дейенерис до сих пор помнила гнев, охвативший её при этих словах. – Смею вам напомнить, у меня есть взрослый дракон.

    - Дракон не защитит вас от стрел, ваша милость. – Тирион остался спокоен, и это несколько остудило её гнев, заставило вспомнить, что она королева и не может делать всё, что ей пожелается. – И я не предлагаю вам не лететь. Я лишь призываю отнестись к этому путешествию со всем вниманием и обезопасить вас настолько, насколько возможно.

    Это Тирион придумал весь этот маскарад. Сказал, что Дейенерис Таргариен привлечёт внимание, а вот девушка из Цитадели, привёзшая книгу, которую просил мейстер Эймон вряд ли. При помощи тирошийской краски её волосы из серебряных стали чёрными, книга нашлась среди тех, что ей подарили на свадьбу с Дрого, для достоверности ей дали и оружие – лук и кинжал. Сперва Тирион хотел ограничиться мечом, но, посмотрев, как Дени его носит, отказался от этой идеи, сказав, что если она приедет в Чёрный замок так, то её разоблачат быстрее, чем, если бы она прилетела на драконе. А потом Тирион придумал ей имя. Её глаза было никак не спрятать, а значит нужно было чтобы они не вызывали подозрений. Такие глаза как у неё в Вестеросе были лишь у одного дома – Дейнов. Но называться леди Дейн было слишком рискованно. Могли найтись люди, что знали дом Дейнов, но, более вероятно, все задались бы вопросом, что делает леди из благородного дома жаркого Дорна на севере, и почему она прислуживает мейстерам, вместо того, чтобы быть со своей семьёй. Так она стала Дианой Сэнд. Никто не обратит внимания на бастарда, никого не смутит, что девушка, пытаясь найти себе место, попала в Цитадель.

    Она прилетела на север с готовой легендой и картой, которую ей по памяти составил Тирион. Она заплатила крестьянам золотом за лошадь, она сыграла свою роль и никем не была узнана на Стене… И всё это лишь для того, чтобы узнать, что мейстер Эймон мёртв.

    Всё оказалось бесполезным, она не увидела последнего родственника, не услышала того, что он хотел ей рассказать, не рискнув доверить вести письму. Она вновь осталась последней Таргариен, так и не успев почувствовать, что в мире есть кто-то кому она может довериться.

    Руки Дени неожиданно коснулся нос волка, и она изумлённо перевела глаза на Призрака, который теперь уже тёрся головой о её плечо. – Ах ты, хороший мальчик. – Дени со смехом взъерошила белоснежную шерсть волка. – Почувствовал, что мне плохо, и пришёл успокоить. Спасибо тебе, Призрак. Признаю, я не права. Ради знакомства с тобой стоило совершить это путешествие. – И ради знакомства с его хозяином тоже. Тирион упоминал Джона Сноу, говорил о нём, как о хорошем человеке, но Дени не могла представить себе насколько правдивы эти слова, пока не познакомилась с Лордом-командующим Ночного Дозора. Мало какой человек столь охотно помог бы незнакомке, проявил бы к ней такое участие, предложил помощь в осуществлении почти недостижимой мечты. Большинство людей не обратило бы внимания, другие посмеялись бы, радуясь, что беда настигла другого, и лишь единицы бы помогли.

    Дени потёрла виски. Нет, нельзя ей думать о Джоне Сноу, о его доброте, о том, как он был готов помочь незнакомке, о том, как он смотрел на неё, пытаясь сделать так, чтобы этого не было видно, нельзя думать о шрамиках на его лице и нельзя предполагать, как он мог их получить. В Миэрине её ждали Даарио и Хиздар – нелюбимый жених, который, однако, должен был стать её мужем, если она хотела принести мир своему городу. Она была королевой, и она не могла позволить своим симпатиям взять верх над долгом перед её народом. Нет, завтра она улетит, вернётся в Миэрин, умиротворит господ, соберёт свои войска и вернёт себе Вестерос. А потом она обязательно направит сюда на стену людей. Безупречные прекрасные бойцы, но места в мирном времени для них почти нет, здесь же они смогут применять свои навыки и возродить былую славу древнего ордена.

    Неожиданно, прерывая её мысли, Призрак вывернулся из-под её руки, насторожился, поднял уши, а затем заскулил и, в несколько шагов добравшись до двери, стал скрести её когтями.

    - Что такое, мальчик? Хочешь на улицу? – Дейенерис поднялась, мысленно называя себя дурой, которая проводит единственный вечер на Севере сидя в комнате и глядя в огонь, будто тот мог ей показать что-то, чего она не знала. – Сейчас пойдём, погоди минутку. – Она подхватила куртку и зашнуровала её, путаясь в непривычных завязках, потом посмотрела на оружие, но решила, что лук в замке и под защитой Призрака ей не понадобится. Тем более что с её умениями она только и могла, что насмешить врага до смерти.

    Скулёж Призрака перешёл в рычание и Дени, решив больше не испытывать терпение волка, схватила кинжал, на самый крайний случай и, распахнув дверь, вышла сама в тёмную и холодную северную ночь и выпустила Призрака.

    Первым, что привлекало её внимание, были никогда не виданные ею снежинки, плавно и неторопливо падающие на двор замка. Вторым, люди, стоявшие на этом дворе. Точнее, не просто стоявшие, они окружали кого-то, и в свете факелов Дейенерис увидела блеск стали в их руках. Призрак рядом с ней зарычал и подался вперёд, но потом обернулся, будто не решаясь отойти, и она поняла. Волка тянула к хозяину, который, несомненно, был там, был в опасности, но Призрак не мог покинуть ту, кого хозяин приказал защищать.

    - Тихо, мальчик, тихо. – Дени присела рядом с волком, на всякий случай, кладя руку ему на загривок. – Мы поможем твоему хозяину. Сейчас я закричу и привлеку внимание. А когда они отвлекутся на меня, ты беги к хозяину и помоги ему. Понял? - Возможно, полутьма и страх сыграли с ней шутку, но волк, казалось, кивнул. – Тогда давай. – Дейенерис Таргариен вскочила на ноги и закричала, даже не пытаясь оформить крик в какие-то слова.

    - Девчонка. – Голос того рыцаря, что некоторое время назад говорил Джону об одичалых она узнала. – Уберите девчонку.

    Два человека двинулись в её строну, но Дени не стала ждать. Она развернулась и побежала. Побежала изо всех сил. К ледяной Стене, к лестнице, что должна была вести на самую её вершину. Побежала, надеясь, что её сын услышал немой призыв матери. Надеясь, что Призрак действительно понял её слова. Что ей хватит сил взобраться на вершину.

    Ноги её скользили по лестнице, успевшей замёрзнуть за ночь. Грудь будто сдавило железным обручем после третьего пролёта. Ещё несколько пролётов и в бок, будто вонзили кинжал. Не выдержав, она упала на одно колено, стараясь отдышаться. Если те двое сейчас догонят её, то история Дейенерис Таргариен закончится здесь. И не помогут ни маскарад Тириона, ни бесполезный в её руках длинный кинжал. Она погибнет здесь и всё же, она не могла поступить иначе. Не могла позволить убивать на её глазах человека и не попытаться сделать хоть что-то. Со стоном она поднялась и, держась за Стену, двинулась дальше. “Ну же, Дени. – Беззвучно двигая губами, повторяла она себе. – Давай же. Ещё одна ступенька и ещё одна. Ты не можешь остановиться. Не можешь позволить догнать себя. Не можешь погибнуть”. Путь к вершине занял, казалось, одновременно целую вечность и лишь одно мгновение. Выйдя на голый лёд, ограждённый невысокими бортиками она упала и уже не находя сил подняться отползла от лестницы. Её преследователи отстали лишь на несколько секунд.

    - Попалась, девчонка. Думала, Стена спасёт тебя. – Они были похожи на огромных чёрных ворон, тех, что кружатся над трупами после битвы и клюют лишь мёртвых и раненых, никогда не решаясь нападать на сильных. Их хриплые каркающие голоса лишь довершали картину.

    - Подождите. – Ощущение кого-то родного и близкого поблизости затопило сердце. Её сын всё же откликнулся на зов. – Дайте мне хотя бы встать.

    Они переглянулись и один кивнул. К чему воронам бояться умирающего? Но Дени собиралась доказать этим падальщикам, что ещё не собирается умирать. Стена была твёрдой, очень твёрдой, использовать её как опору не получалось, но Дени всё же смогла подняться, вбив в лёд острие своего кинжала, а потом, ухватившись за край ограждения, из последних сил дернуть себя вверх и соскользнуть со Стены.

    Горло перехватило, крик, казалось готовый вырваться, замер вместе с воздухом, что ей не удалось выдохнуть, а потом её ноги ударились о спину её сына и всё кончилось. Ей удалось, с первого раза удалось то, что проделывали лишь самые смелые и отчаянные из её предков. Она спрыгнула на спину своего дракона. Смогла, смогла приземлиться, смогла понять, когда надо прыгать, смогла не упасть, смогла занять своё место всадницы.

    Те двое на Стене мгновенно превратились в живые факелы. Вороньё ошиблось, приняло бойца, ненадолго лишившегося сознания, за умирающего. И вороны расплатились за свою ошибку. Дейенерис похлопала Дрогона по шее, направляя вниз. Нужно было закончить ещё одно дело, помочь тому, ради кого она пошла на всё это.

    Призрак понял её слова, когда Дрогон приземлился посреди двора рядом с Джоном не было ни одного падальщика, а белый волк, верно охранял хозяина, который никак не мог подняться с колен. Вот только чёрные птицы уже собирались на галереях, и в руках нескольких она увидела арбалеты.

    - Призрак, берегись! – Её крик оказался своевременным, волк дёрнулся в сторону, и стрела прошла мимо.

    Но это была лишь первая стрела, другие вороны тоже зарядили арбалеты и лишь появление Дрогона, задержало их выстрелы. Пользуясь заминкой, которая не могла длиться долго, Дени бросилась к молодому лорду-командующему. О, как бы она хотела сказать лишь одно слово и превратить чёрных птиц в пылающие факелы, но она не могла. Не могла поджечь замок, где было множество других, спящих и, возможно, невинных людей. Не могла спалить место, что заменило дом Джону.

    - Джон! Джон, ты в порядке?! – Она постаралась поддержать его и тут же почувствовала, что правая рука коснулась чего-то мокрого. Кровь. Он ранен. Так вот почему он не мог встать. Проклятые чёрные птицы успели добраться до него. Ярость придала ей сил и, хотя пару секунд назад ей казалось, что ноги вот-вот откажутся служить, она смогла поднять Джона. А в следующую секунду, вес будто уменьшился в половину, и она увидела Призрака, поддерживающего хозяина с другой стороны.

    - Диана? – Джон узнал её, но его глаза на мгновение осветившиеся узнаванием почти сразу закрылись, и он потерял сознание.

    По подставленному крылу Дрогона ей пришлось втаскивать Джона самой, надеясь, что дракону хватит сил поднять двоих, что она сможет удержаться сама и удержать спасённого ею человека. Ах, если бы только Тирион успел закончить придуманное им драконье седло, ей не было бы так страшно сейчас.

    - Призрак, беги! – Как бы ни был силён её страх, она должна была позаботиться о волке, который погиб бы, останься он здесь. – Дрогон, ворота, дракарис! – Струя чёрного огня, вырвавшаяся из пасти её сына, мгновенно превратила ворота в костёр и те слабые, явно наспех сделанные не выдержали, доски стали с грохотом рушиться. – Вверх! Вверх! – Вновь закричала она, когда белый волк прыгнул через огонь. Стрела просвистела рядом с ней, но Дрогон уже взлетал. Медленнее чем раньше, когда ему приходилось носить лишь её одну, но он поднялся, унося её и Джона из этой преисподней.

    Воспоминания о заброшенном городке, что ей пришлось проезжать по пути в Чёрный замок, всплыли, будто сами собой, когда она перестала бояться, что стрелы достанут её. Похлопав Дрогона по шее, она направила его в нужную сторону, но легче не стало. Она смогла спасти Джона от убийц, но что ей делать теперь? Она ведь, в отличие от Дианы, не жила при цитадели и не знала, как вылечить Джона. А самое ужасное, что она не знала никого, к кому можно было бы обратиться за помощью.
     
    aurelle, Janissar, Мышь и 8 другим нравится это.
  4. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Волчий вой
    - За Дозор. За Дозор. – Чужие голоса шептали эти слова, сталь блестела в свете факелов, тени без лиц окружали его не давая выбраться, а вдалеке слышался женский крик, полный отчаяния. – Диана. – Позвал он, узнав этот голос, и открыл глаза.

    Потолок над ним был низким и не похожим на те, что были в Чёрном Замке. Но это не мог быть Чёрный Замок… ведь кинжалы и Призрак, который защищал его, и… и Диана, он ведь слышал и её крик, и как сир Алиссер приказал убить её. Неужели они убили её, неужели девушка погибла из-за него, погибла, так и не успев исполнить свою мечту. Это было горько и больно, почти так же, как когда он услышал о своих родных. Когда же он успел так привязаться к девушке, ведь он знал её всего несколько часов. Хотя сейчас стоило подумать о себе и о том, что случилось, и как он тут оказался, и где вообще это тут.

    С некоторым трудом он повернул голову и сразу увидел ту, кого ещё секунду назад считал погибшей. Она сидела в нескольких шагах от него, смотрела в огонь, ярко горящий в очаге, и перебирала длинные чёрные волосы, совсем недавно ещё забранные в косу, а теперь распущенные и рассыпавшиеся волной по плечам. – Диана. – Джон постарался окликнуть её, но голос отказался подчиняться, звук получился сиплым и еле слышным.

    - Джон. – Она, однако, услышала и обернулась. – Вы очнулись. Слава Семерым. Вы ранены, я боялась, что вы умрёте.

    - Диана, вы живы. – Он вновь попытался заговорить, но каждое слово обжигало горло не хуже чем воздух в Клыках Мороза, и речь перешла в кашель.

    - Ох, подождите. – Она поспешно вскочила, метнулась в другой конец комнаты и вернулась с флягой в руках. – Пейте.

    Он поднял руку, чтобы взять у неё флягу, и простое движение вызвало такую боль, что перед глазами потемнело, и он решил, что сейчас опять потеряет сознание.

    - Джон. Джон, вы в порядке? – Казалось, только голос Дианы не дал ему провалиться в беспамятство. Девушка осторожно помогла ему напиться и убрала флягу. – У меня нет макового молока, простите.

    - Почему вы всё время просите прощения. Вашей вины в том, что случилось, нет. И я рад, что вы живы. – Стараясь двигаться максимально осторожно, Джон накрыл её ладонь своей. – Спасибо.

    - Я тоже рада, что и вы, и я живы, хотя добиться этого было непросто. – Она слегка нахмурилась и внимательно посмотрела на его ладонь, но руку не убрала. – Если бы не Призрак, то я и вовсе бы не справилась.

    - Призрак? Где он? И как вам удалось справиться с предателями?

    - Последний раз я видела Призрака, когда он покидал этот ваш замок. – Она слегка наклонила голову, явно раздумывая отвечать ли на второй вопрос, но потом кивнула каким-то своим мыслям и слегка передёрнула плечами. – Я спрыгнула со Стены.

    - Вы сделали что? – Отвечая на его вопросы, Диана повернула голову к очагу и не то из-за света, не то из-за её слов ему показалось, что фиолетовые глаза девушки стали льдисто-голубыми. Несмотря на жарко натопленную комнату, на Джона повеяло холодом. В сказках старой Нэн были женщины Иные, прекрасные словно сама зима. И к Диане это описание подходило абсолютно точно. Несмотря на чёрные волосы и дорнийское происхождение, красота её была холодной, северной. Так может девушка на самом деле и не была дорнийкой, а была кем-то… другим. – Диана, скажите какого цвета ваши глаза?

    - Сколько себя помню, были фиолетовыми. – Она повернулась и наваждение рассеялось. Глаза необычные, но совершенно живые, человеческие глаза смотрели на него с недоумением. – А вы не разглядели этого при первой встрече?

    - Нет, я… Мне почудилось. Неважно. – Он попытался тряхнуть головой, и был вознаграждён очередной порцией боли. – Но как вам удалось спрыгнуть со Стены и не разбиться? – Всё же спросил Джон, когда темнота перед глазами развеялась.

    - Давайте это останется моей тайной, по крайней мере, пока. – Её лицо стало на редкость обеспокоенным. – Вы ранены, Джон и раны очень серьёзные. Я постаралась наложить повязки, но я не уверена, что сделала всё верно. Нужен кто-то, кто сможет помочь, но я не знаю к кому обратиться, и я боялась оставить вас. Вы бредили, и я боялась, что вы умрёте.

    - Бредил. – Джон задумчиво повторил это слово, думая к кому же могла бы обратиться за помощью Диана.

    - Да, повторяли имена. Звали меня и ещё кого-то. – Она вздохнула настолько устало, что Джону стало жаль её, потратившую на него столько сил. – Лорд Эддард, Робб, Бран, Рикон, Арья, Игритт. Я не знаю этих людей, хотя и слышала о некоторых, например, о лорде Эддарде Старке и о его сыне – Роббе Старке, Молодом Волке, короле севера.

    - Лорд Эддард был моим отцом. – Тихо ответил он, хотя Диана и не задавала вопросов. – Его казнили за измену, которой он не совершал. Робб, Бран и Рикон были моими братьями. Робба предали и убили на свадьбе, Брана и Рикона убил воспитанник моего отца. Арья – моя сестра пропала после казни отца. А Игритт… - Джон понял, что больше не может говорить и прикрыл глаза, надеясь, что Диана не увидит его слёз.

    - Я понимаю. – Неожиданно Диана накрыла его ладонь второй рукой. – Я оплакиваю вашу семью вместе с вами. Но всё же скажите, есть ли здесь на Севере хоть один человек, которому можно довериться. Я не могу отвезти вас в свой дом, дорога долгая, а ваши раны слишком опасны.

    - Возможно, Тормунд. – Джон мысленно заставил себя отодвинуть мысли о близких. – Он вождь вольного народа и достойный человек. У него своеобразные взгляды на жизнь, но на предательство он бы никогда не пошёл.

    - Тогда я поговорю с ним. – Диана осторожно высвободила свою ладонь и встала. – Где мне найти его и как узнать?

    - Тормунд – он высокий, могучий с рыжей бородой и волосами, чем-то на медведя похож. Он где-то в окрестностях Чёрного Замка, я думаю. А может и уже в самом замке, если вольному народу стало известно о том, что меня пытались убить. – Джон говорил эти слова и одновременно сильно не хотел их говорить. Он не хотел подвергать Диану опасности, но какой у него был выбор. Умереть здесь и оставить Вестерос на растерзание Королю Ночи и его Иным? Нет, такой выбор он сделать никак не мог. – Только прошу вас, не рискуйте понапрасну.

    - Не бойтесь, Джон. – Она уже прикрепила свой кинжал к поясу и надевала куртку. – Я хочу дожить до лета.

    - Главное, чтобы оно наступило. – Тихо произнёс он ей в спину, и лишь когда она коснулась двери, вспомнил об ещё одном вопросе. – Диана, скажите, где мы?

    - Я не знаю, как называется это место. Маленький заброшенный городок в паре часов пути от вашего замка. – Она пожала плечами. – Постарайтесь уснуть, Джон. Я вернусь так быстро, как только смогу.

    Значит Кротовий городок, подумал он и прикрыл глаза, решив последовать совету Дианы. Но стоило лёгкой полудрёме коснуться его, как от двери послышался странный шорох, который вместе с не проходящей ноющей болью, мгновенно разбудил его. - Диана, это вы? – Позвал он, сильно надеясь, что это действительно вернувшаяся за чем-то девушка. Остальные варианты были куда более неприятны.

    Но от двери ему не ответили, а шорох лишь усилился. Второй раз за день Джону стало не по себе. Человек не мог бы так долго возиться с дверью, а вот дикое зверьё, привлечённое теплом и запахами, могло и явиться в заброшенный городок. Как глупо, за дверью опасность, а он не может защитить себя. Интересно, что подумает Диана, когда узнает, что спасённого ею человека, да ещё и наполовину Старка загрызли волки? Шорохи затихли, а затем дверь приоткрылась и, вслед за ледяным ветром, в домик проскользнул белоснежный зверь, в несколько раз больше любого волка.

    - Призрак. – Джон выдохнул, когда лютоволк остановился и лизнул хозяина, будто обычная собака. – Ты напугал меня.

    Ответа не последовало, волк, как и всегда, остался безмолвным, только обнюхал Джона, потёрся белоснежной мордой о его бок, а затем отошёл к двери и, толкнув её на прежнее место, лёг рядом, охранять. Джон устало улыбнулся, посмотрев в алые глаза Призрака, а затем вновь закрыл глаза, точно зная, что в этот раз ему ничего не угрожает. Врагов Призрак не пропустит.
     
    Берен, aurelle, starina7 и 6 другим нравится это.
  5. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Обещание
    Дрогона ей пришлось оставить. Как бы ни хотелось Дейенерис как можно скорее найти Тормунда, которому, по словам Джона, можно было доверять, забывать о маскировке не стоило. Она и так уже едва не совершила ошибку, когда решила открыться Джону и рассказать о том, кто она такая на самом деле. Если бы не имена, которые юноша шептал в бреду, имена, которые она узнала, она могла бы рассказать о себе сыну лучшего друга узурпатора. И кто знает, что тогда случилось бы. Нет, она вовсе не собиралась судить о Джоне Сноу по поступкам его отца, это было бы ошибкой, но и раскрыть свою тайну Старку она не могла, по крайней мере, не сейчас.

    Мысли её прервало тихое ржание, и Дейенерис с удивлением обнаружила, что едва не прошла мимо собственной лошади, роющейся в снегу, вероятно, в тщетных попытках найти что-то съедобное.

    - Ах, ты моя хорошая. – Дени не собиралась упускать такой шанс добраться до замка побыстрее. – Иди ко мне. – Лошадь прекратила своё бесполезное занятие и доверчиво пошла на человеческий голос. – Как же ты оказалась здесь? И седла нет. Убежала, да? – Не прекращая говорить Дени приблизилась к лошади, погладила ту по морде и, убедившись, что животное не убежит, взобралась ей на спину. Жизнь с дотракийцами научила её многому, в том числе как ездить на лошади, даже если та неоседланная. – Вот так-то. Теперь поехали. – Она сжала бока лошади коленями и подумала, что это легче чем летать на драконе. – Мы должны успеть вернуться, прежде чем кто-то набредёт на этот городок, и Дрогон испепелит его.

    Лошадь слушалась её беспрекословно и Дени порадовалась, что выбрала именно эту кобылу, сейчас ей только борьбы со строптивым животным не хватало. Решение задержаться в Чёрном замке на одну ночь обернулось бегством от дозорных, прыжками с ледяной Стены, бессонной ночью, проведённой рядом с бредящим человеком, которого она не могла оставить, боясь, что он умрёт. А теперь ей ещё нужно поговорить с вождём одичалых, надеясь на то, что Джон был прав и этому Тормунду можно доверять, а ещё на то, что никто в замке не опознал её дракона, что было ну крайне маловероятно. Страшно подумать, что сказал бы Тирион, доведись ему узнать о том, что она натворила. Она рисковала собой ради человека, которого знала всего несколько минут, а теперь собиралась рискнуть ради него ещё раз. Это было так глупо, но одновременно Дейенерис Таргариен понимала, что поступи она иначе, она больше не была бы собой. Чем бы она отличалась от работорговцев или узурпатора, если бы позволила у себя на глазах убить хорошего человека и не попыталась бы сделать хоть что-то? Ответ был для неё очевиден – ничем.

    Звук рога над головой заставил её вздрогнуть и нервно схватиться за рукоять кинжала. Она так увлеклась своими мыслями, что не заметила, как подъехала к воротам Чёрного замка. Путь сегодня, казалось, был короче, чем вчера, когда она вся в нетерпении ждала встречи с родичем и представляла, как же та может пройти.

    В проёме сожжённых ворот появились люди, и Дени замерла, сжав пальцы на гриве лошади. Если тем, кто ночью пытался убить Джона, удалось удержать власть, то ей нужно будет скакать отсюда как можно быстрее, она не собиралась позволить убить себя.

    Но арбалетов в руках шедших не было, одежда их не напоминала одежду Ночного Дозора, а один и вовсе был ярко рыжим, как и говорил Джон.

    - Стойте. - Она окликнула людей, когда им оставалось до неё всего несколько шагов. Не подходите ближе.

    - Женщина. Не думал, что у поклонщиков женщины разъезжают по дорогам. – Удивился рыжебородый, своей речью лишь убедив Дени в том, что он одичалый.

    - Подожди, Тормунд. – Ещё один мужчина шагнул в сторону, и ей показалась, что его лицо она видела вчера среди дозорных. – Я знаю её. Это леди Диана.

    - Та самая, про которую бормотали вороны-предатели. – Тормунд сплюнул на снег, а Дени невольно выдохнула. Предатели получи по заслугам, и ей можно не бояться.

    - Да, это она. Миледи, вам не надо бояться нас. Все заговорщики арестованы. Моё имя сир Давос Сиворт. Скажите, что произошло вчера и что с Джоном.

    - Рада слышать, что убийцы получили по заслугам. – Она склонила голову в знак благодарности. – Мне и Призраку вчера пришлось вмешаться, чтобы помешать им убить Джона.

    - Так это Призрака они называли чудовищем. – Сир Давос задумчиво кивнул. – Да уж, лютоволк может быть весьма страшным зверем. Я рад, что вам удалось выжить, Диана, но что с Джоном?

    - Я приехала сюда по его совету, он сказал, что Тормунду, вождю вольного народа, можно доверять. – По ухмылке рыжего она поняла, что выбрала верные слова. Мне нужна помощь. Он ранен серьёзно, а мне не к кому тут обратиться за помощью.

    - Говоришь ты складно девчонка. – Тормунд прекратил улыбаться и шагнул к ней. – Вот только откуда мне знать, что твои слова - правда? Те вороны твердили о чудовище, и никто из нас не знает, как ты покинула замок. Если Джон и в правду посоветовал тебе обратиться ко мне, то ты говорила с ним. Скажи мне что-то, что могла узнать только от него, и я поверю.

    Вот об этом она не подумала, слишком торопилась и не подумала, что друзья Джона могут не поверить её словам. Что же им сказать… - Он бастард лорда Эддарда Старка. – По не изменившимся лицам она поняла, что это не то. Что же ещё можно сказать? С самим Джоном она почти не говорила, оставались только имена, что он повторял в бреду. Сёстры и братья… Нет, многие знали что у лорда Старка пять детей. Тогда может последнее имя. Девушка, он с такой тоской говорил о ней. Глупо, но Дени хотелось бы, чтобы хоть один из её мужчин также произносил её имя. Нужно попробовать, это её единственный шанс. – И он любил девушку по имени Иггрит.

    - Игритт. – В голосе рыжего тоже прозвучала печаль, не такая как в словах Джона, но Дени почувствовала, что почти завидует этой неизвестной девушке. – Да, об этом тебе мог рассказать только он. Придётся поверить тебе, Диана. Какую помощь ты хочешь от нас?

    - Мне нужен кто-то, кто сможет осмотреть раны Джона и вылечить его. Я сама не сильна в этом.

    - Знахарка могла бы тебе помочь, но она умерла несколько недель назад, не пережила старушка перехода, а её ученика ещё раньше разорвали мертвецы.

    - И у вас нет другой знахарки? – Почти в отчаянии спросила Дени. Фраза про мертвецов прошла мимо неё, оставшись в сознании лишь набором слов, сейчас не имеющих никакого значения.

    - Может среди тех, кого мы привезли из Сурового Дома есть. – Он пожал плечами. – Я мог бы выяснить…

    - Принцесса! – Звонкий женский голос заставил Дени замереть от ужаса, кто же мог так называть её здесь. – Принцесса, вы вернулись.

    - Леди Мелиссанра. – Сир Давос повернулся к бегущей от ворот женщине в тёмно-красном платье, слишком тонком, чтобы защитить от холода. – Почему вы обращаетесь так к нашей гостье?

    - Она принцесса, что была обещана. – Выдохнула запыхавшаяся женщина. – Я знаю это, она…

    - Подождите, миледи. Какая принцесса? – Чувствуя, что женщина сейчас скажет что-то, что нельзя будет изменить, Дени поспешила перебить её. – Я не понимаю.

    - Не слушайте её, леди Диана. Она уже говорила эти слова королю Станнису. И где он сейчас? – В голосе Давоса звучала злость.

    - Я… я ошибалась. – Женщина опустила глаза. – Но теперь я права, я уверена, я видела.

    - Ведьма. – Снова сплюнул Тормунд. – Я соберу несколько человек, и мы пойдём с тобой, девочка.

    - Спасибо вам. – Дени сказала это абсолютно искренне, радуясь, что больше ей не придётся оставлять Джона одного. – Сир Давос, не могли бы вы достать нам продовольствия, признаться у меня со вчерашнего утра ни крошки во рту не было.

    - Конечно, Диана. Я и сам должен был подумать. – Сир Давос улыбнулся ей и пошёл обратно в замок, следом за Тормундом, а Дени, наконец, смогла спешиться, чтобы оказаться рядом со странной женщиной.

    - Теперь вы объяснитесь? Почему вы назвали меня принцессой? Кем и кому я была обещана?

    - Пророчество о принце, что был обещан это древняя легенда о воине Владыки Света, который возродит драконов из камня, повергнет Врага и принесёт рассвет. – Женщина подняла голову, и Дени увидела, что глаза у неё красные. – Я видела вас на драконе вчера ночью. Вы принцесса, что была обещана.

    - Вы же сами сказали, что легенда о принце. – Слабо попробовала отпираться Дени, уже понимая, что никуда от странной женщины не денется.

    - Эта легенда на валирийском, принцесса…

    - А валирийцы не различали слова принц и принцесса. – Закончила Дени, думая о том, что возможно из всей этой ситуации можно извлечь некоторую выгоду. – Хорошо миледи, я согласна быть вашей принцессой, но при условии, что вы никому, ничего обо мне не скажете, пока я не разрешу.

    - Как вы прикажете, принцесса. Владыка Света привёл меня сюда, чтобы служить вам.

    - Вы его жрица, леди… - Дени попыталась вспомнить, как же Давос называл женщину. – Мелиссандра?

    - Да, принцесса.

    - Хорошо. Скажите, леди, вы разбираетесь в целительстве? И не называйте меня принцессой, я не хочу, чтобы все знали. Зовите меня Дианой.

    - Как скажете, Диана. – Жрица улыбнулась ей уголком губ. – За свою жизнь я узнала многое, и я могу помочь вам исцелить Джона Сноу. Мне только нужно забрать некоторые мои эликсиры.

    - Прекрасно. – Мысленно она вздохнула с облегчением. – Тогда сделайте это. И вы поедете со мной, я хочу вернуться как можно скорее.

    - Все лошади разбежались ночью, когда вы с вашим драконом покинули замок. А с вами я поехать не могу. Я многому научилась за жизнь, но езда на неоседланной лошади в число этих умений не входит.

    Дени едва не засмеялась, услышав о проблеме жрицы. После всего, что произошло с ней за эти дни, та казалась столь… незначительной. – Седло я найду, не думаю, что это составит серьёзную проблему.

    ***

    Дрогон почувствовал её издалека. Она ещё только увидела затерянный в снегах городок, а её дракон уже вспорхнул из своего укрытия и чёрной стрелой кинулся к ней. В те секунды, что требовались лошади на то, чтобы почувствовать дракона Дени успела соскочить с седла и сдёрнуть с него жрицу и сумки с провизией, выданные Давосом, а потом испуганное животное встало на дыбы, издало ржание, которое, наверное, услышало всё окрестное зверьё и бросилось прочь. А спустя пару мгновений место лошади занял Дрогон.

    - Привет, Дрогон. - Дени с улыбкой погладила дракона, чувствуя исходящее от него тепло. – Засиделся? Скучно тебе? – Она подняла глаза к быстро темнеющему небу. – Лети на охоту, только не попадайся никому на глаза. Встретимся завтра в том месте, где я тебя оставляла, хорошо? – Её умный дракон в ответ качнул мордой, в знак согласия, а затем стремительно взлетел в небо.

    Дени проследила за полётом своего сына, а потом, не в силах стереть с губ улыбку, повернулась к жрице и вновь едва не рассмеялась. Леди Мелиссандра стояла, трогательно прижав руки к груди, приоткрыв рот и глядя в то место, где совсем недавно был дракон. Дени осторожно прикоснулась к плечу жрицы, и та перевела на неё взгляд алых глаз, в которых был лишь чистый восторг.

    - Идёмте, леди. Лошадь не разделяет вашего восторга по поводу драконов, поэтому до городка придётся идти пешком. – Ответом ей стало только несколько неопределённое движение головой.

    К городку Дени подходила в весьма неплохом настроении. Всё наконец-то стало налаживаться. У неё теперь есть еда, а к ночи прибудут Тормунд и его люди, и она, наконец, сможет выспаться. Впервые за два дня. Но на окраине её встретили следы, которых не было, когда она уезжала. Она не знала, что за зверь оставил их, но могла предположить. Очень уж они были похожи на следы собачьих лап, что ей не раз доводилось видеть в Эссосе. Значит здесь прошла либо собака, либо, что намного хуже – волк. Уже привычно сжав рукоять кинжала, который хоть и был бесполезен в её руках, но давал слабое ощущение защищённости, она последовала за цепочкой следов, которая привела её к двери знакомого домика.

    - Диана. – Голос из-за спины раздался, когда она уже собиралась взяться за ручку двери, чувствуя, как в груди волной поднимается ужас. – Позвольте мне пойти первой. Я смогу защитить нас от диких животных.

    С трудом кивнув, Дени шагнула в сторону, позволив жрице толкнуть дверь и первой переступить порог. Глухое рычание, раздавшееся из домика, заставило её сердце пропустить удар, а её саму приподняться на мысочки и заглянуть через плечо высокой жрицы. Огромный белый волк, лежавший в нескольких шагах от двери, медленно поднимался, скаля клыки, но, несмотря на это, Дени почувствовал огромное облегчение. Ноги ослабли, и ей пришлось схватиться за стену, чтобы не упасть, а голос, когда она позвала волка, позорно задрожал. – Призрак, это я всё хорошо.

    Стоило ей обойти леди Мелиссандру, как волк тут же успокоился, а его хозяин окликнул её. – Диана, вы вернулись. Вы поговорили с Тормундом?

    - Да, Джон. – Она поспешно прошла к дальней стенке, на ходу скидывая капюшон. – Всё прошло даже лучше, чем я рассчитывала. Через несколько часов ваши друзья будут здесь. – Она опустилась рядом с ним, стягивая перчатки с замёрзших пальцев и отмечая, что огонь в очаге почти затух, остались лишь тлеющие угли. – Как вы?

    - Всё ещё жив благодаря вам. – Он слабо улыбнулся, а она в очередной раз заметила какая же добрая у него улыбка, вовсе не похожая на усмешку Даарио или те гримасы, что изображал при виде неё Хиздар. – Одичалых называют друзьями лорда-командующего дозора, такого позора, наверное, ещё не было. – “Какой же это позор?” Захотелось спросить Дени у него. “Это такой же позор как мне называться матерью рабов”. Но к счастью она опять не успела ничего сказать и выдать свою тайну, так как Джон, должно быть, увидел подошедшую жрицу. – Леди Мелиссандра? Что вы здесь делаете?

    “А он, кажется, относится к жрице с опаской”. Отметила Дени, услышав неуверенность в его голосе. – Она здесь со мной. Согласилась помочь. Другого лекаря мне, к сожалению, найти не удалось.

    - Вы ещё и целительница, леди? – Джон поморщился и перевёл глаза на Дени, когда жрица присела рядом и, осторожно сдвинув одеяло, стала осматривать наложенные повязки.

    - Немного. У меня была долгая жизнь. – Она подняла глаза. – Вы слишком плохого мнения о себе, Диана. Повязки вы наложили очень неплохо.

    - Спасибо, миледи. – Дени мысленно вздохнула, похоже, она смогла научиться у Мирри маз Дуур не только тому, как возродить драконов. – Вы сможете вылечить его.

    - Думаю да. – Она повела плечами. – Даже уверена в этом. Мне нужно посмотреть на сами раны, но я уверена, что если лорд-командующий ещё не умер, то уже и не умрёт. – Дени покосилась на Джона и невольно улыбнулась этим словам. Похоже, жрица умела шутить. – Нужно сменить повязки, Диана. Поможете мне.

    - Конечно, леди. – Отозвалась она, мысленно ругая себя за то, что опять забыла взять маковое молоко, которое должно было оставаться у её умершего родственника, и за то, что Джону опять придется терпеть боль. – Простите, Джон. Я опять не привезла макового молока.
     
    Катиза, starina7, Karatirnak и 4 другим нравится это.
  6. Klamira

    Klamira Знаменосец

    Уже прочитала последнюю главу, поэтому спешу выразить вам свою благодарность за эту нежную, милую и очень чистую историю
    Спасибо:hug:
     
    Последнее редактирование: 8 фев 2018
    Катиза, aurelle, lavdiaz и ещё 1-му нравится это.
  7. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Ну чтож вы спойлерете то. Людям вот читать не интересно будет:):)
    И спасибо вам, мне очень приятно и я рада, что вам понравилась моя история.
     
    Последнее редактирование: 8 фев 2018
    Катиза нравится это.
  8. Klamira

    Klamira Знаменосец

    Алора , исправила) Теперь точно не проспойлерю) Вы тоже можете удалить замазанный текст
     
    aurelle и Алора нравится это.
  9. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Спасибо. Так и сделаю
     
    aurelle нравится это.
  10. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Собраться в стаю
    Ледяной северный ветер проникал под одежду и заставлял плотнее кутаться в чёрный плащ, который ей дал добрый немолодой мужчина, представившийся сиром Давосом Сивортом. Вот только от холода плащ защищал плохо, он был рассчитан на то, что под него будут надевать тёплую одежду дозорных, а не тонкое платье, что было на ней. Стараясь думать не о холоде, а о том, зачем она приехала в этот крохотный городок, Санса решительно запахнула плащ ещё сильнее. Она искала брата, возможно, единственного, что у неё остался и точно единственного, кто мог защитить её от Рамси. При мысли об этом чудовище Сансе захотелось запахнуться в плащ ещё сильнее. Она так надеялась, что Джон защитит её, но когда они с Бриенной приехали в Чёрный замок, где должен был быть брат, её встретил сир Давос и рассказал, что брата пытались убить, и направил её в этот городок.

    - Вы уверены, что нам стоит ехать, миледи? – Голос Бриенны за её спиной звучал обеспокоенно. – Это может быть ловушка. Тот человек раньше служил Станнису. Зачем ему помогать вашему брату?

    - Но и служить Болтонам ему нет никакого смысла. – Сансе очень хотелось бы быть уверенной в том, что она приняла верное решение, но уверенность не приходила, и приходилось подбадривать себя пустыми словами. – К тому же мы должны проверить, Бриенна. Мой брат единственный, кто может защитить меня.

    - Я могу защитить вас, миледи. Я дала клятву. – Она не видела лица своего верного рыцаря, но была уверена, что говоря эти слова, Бриенна нахмурилась.

    - И сколько мне придётся скрываться? Всю жизнь? – Санса потрясла головой, отыскивая в душе остатки решимости. – Нет, я должна найти Джона.

    - И зачем же он вам нужен, миледи? – Женский голос заставил вздрогнуть и в ужасе повернуться к говорившей. Девушка в черной куртке с капюшоном стояла на обочине и держала в руках лук с наложенной на тетиву стрелой. На несколько ужасных секунд ей показалась, что это Миранда встала из могилы, чтобы продолжить мучить её, а потом вернуть к Рамси. Убедить себя в том, что мертвая никак не могла прийти за ней, стоило огромных усилий, зато, когда это удалось, Санса смогла заметить, что девушка была ниже и изящнее Миранды, да и голос у неё был другим.

    - Мне нужно обсудить с ним очень важное дело. – Всё ещё не решаясь раскрывать своё имя таинственной лучнице, она попыталась применить маленькую хитрость.

    - Тогда вам придётся рассказать об этом деле мне или ехать обратно.

    - Думаешь, ты сможешь остановить нас, лучница? – Шелест меча, извлекаемого из ножен, подсказал Сансе, что дело принимает нежелательный оборот.

    - Нет. – Стоявшая напротив них девушка слегка изменила позу, и её тёмные глаза блеснули под капюшоном. – Но, стоит мне закричать, и сюда сбежится два десятка человек, и вот они точно смогут остановить трёх путников.

    - Не надо кричать. – Чуть повернувшись, Санса обнаружила, что Бриенна наполовину обнажила свой меч, а Подрик и вовсе полностью извлёк оружие из ножен, и решила, что пора вмешаться, чтобы предотвратить кровопролитие. – Я сестра Джона, леди Санса Старк.

    - Он говорил о вас. – Девушка сразу опустила лук и едва заметно улыбнулась. – Вам нужно было сразу сказать мне, леди Старк, и я не стала бы мешать вам. Я Диана Сенд. Идёмте, я провожу вас.

    - Спасибо. – Пробормотала Санса, направляя лошадь следом за девушкой и пытаясь понять, что делает на Севере бастард одного из домов Дорна, и как она оказалась рядом с её братом.

    - Вы хотите что-то спросить, миледи? – Бастардка спросила это, даже не оборачиваясь, будто каким-то образом смогла узнать мысли Сансы.

    - Как ты узнала?

    - Не одной вам интересно, что дорнийка делает на юге. – Девушка пожала плечами. – Я приехала сюда по поручению мейстеров цитадели. Привезла книгу мейстеру Эймону из Чёрного Замка. Мне обещали, что, если я успешно выполню это поручение, мне позволят обучаться в Цитадели. Вот только, когда я приехала, оказалось, что мейстер Эймон мёртв, и всё моё путешествие было напрасным. Ваш брат предложил мне переночевать в замке Дозора, я согласилась, а вечером вышла на улицу и увидела, как его убивают. Позволить убить хорошего человека я не могла и оказалась против воли втянута во всю эту историю. – Диана резко развернулась к ней, остановившись перед одним из домишек. – Я думаю, вашим людям лучше остаться здесь, леди Санса. Места внутри немного, а я не причиню вам вреда.

    - Миледи, не надо. – Бриенна мгновенно выпрямилась, а на её простоватом лице отразился страх. – Это может быть ловушка. Нельзя доверять дорнийке.

    - У неё нет причин вредить мне, Бриенна. – Санса постаралась улыбнуться как можно увереннее, спускаясь с лошади. – И, кроме того, я всегда могу закричать, и вы придёте мне на помощь.

    Бриенна явно нехотя кивнула, спешиваясь, а Санса поспешила за Дианой в домишко, который по её мнению заслуживал лишь звания лачуги.

    - Диана, вы вернулись. – Внутри царила полутьма, разгоняемая лишь светом очага, напротив которого и сидела заговорившая женщина. – Как ваш…

    - Прекрасно, миледи. – Бастардка скинула капюшон и ей на плечи упала чёрная коса. – Я не одна. Позвольте представить вам леди Сансу Старк, сестру Джона.

    - Леди Старк. – Женщина встала и подошла ближе, шурша по полу подолом тёмно-красного платья. – Я слышала, она вышла замуж за наследника лорда Болтона.

    Этих слов оказалось достаточно, чтобы, несмотря на то, что в домике было жарко, Сансу сковал озноб и пробрала дрожь, что, несомненно, не укрылось от глаз бастардки и женщины в алом.

    - Какая право разница, леди Меллисандра. Никто в нашем мире не избавлен от договорных браков, особенно юные девушки с благородной фамилией. – Возможно, Сансе показалось из-за недостатка света, но Диана Сенд посмотрела на неё не просто с сочувствием, но с пониманием. – Скажите, что с Джоном?

    - Он спит. И его состояние уже значительно улучшилось, мои снадобья помогут ускорить выздоровление. Полагаю, через неделю он уже сможет ходить, а через пару недель будет практически здоров.

    - Благодарю вас, миледи. – Диана избавилась от куртки и пошла куда-то к дальней от двери стене. – Где Призрак?

    - Ушёл. Я думала, что он, наконец, решил довериться мне, но, похоже, просто почувствовал вас. – Санса молча слушала странный разговор, а в душе бушевала буря, вызванная воспоминаниями. Призраком Джон назвал своего лютоволка, одного из шести, что достались детям Неда Старка. Теон тогда посмеивался, говорил, что белый волчонок умрёт первым, а Призрак выжил. Выжил и защищает хозяина, когда волки остальных детей лорда Эддарда мертвы или пропали вместе с хозяевами. – Если вы позволите, то я тоже покинула бы вас ненадолго.

    - Я думала, вы не любите холод, миледи.

    - Не люблю, но, порой, и он может принести пользу. – Женщины обменялись странными улыбками, заставив Сансу почувствовать себя лишней, а затем та, что была в алом, вышла из домишки, не накинув даже тонкого плаща, а Диана сделала едва заметный жест рукой, будто приглашая идти за ней.

    Зачем девушка позвала её, Санса поняла, когда подошла к очагу. Неподалеку от него, у одной из стен было устроено нечто вроде постели, на которой лежал её брат, внимательно глядя на Диану и, кажется, даже не заметив саму Сансу.

    - Так вы, не спите, Джон? – Девушка присела рядом с её братом и каким-то на редкость нежным движением накрыла его ладонь своей рукой. – Тогда зачем притворялись?

    - Я проснулся, лишь когда вы зашли. – Джон улыбнулся Диане, а у Сансы сжалось сердце. Ну почему никто никогда так не улыбался ей? Почему на эту бастардку смотрят так, как никогда не смотрели на неё, благородную леди? – И не слишком хотел выслушивать пространные речи леди Мелиссандры.

    - Я вас понимаю. – Смешок, но без наигранности и хоть капли злости. Только искреннее веселье и понимание. – У меня для вас есть сюрприз. Я встретила сегодня девушку, и она представилась как ваша сестра – леди Санса Старк.

    Шаг вперёд Санса сделала, возможно, слишком поспешно, но с желанием как можно скорее поговорить с братом, она бороться уже не могла. Все её силы ушли на то, чтобы подавить желание отпихнуть дорнийку, всё же подобный поступок был недостоин леди.

    - Санса. – Брат узнал её, когда она шагнула ближе, но радость, зажегшаяся в его глазах, не была ярче той, что сопровождала появление Дианы.

    - Джон. – Она постаралась забыть все свои мысли и обняла брата, надеясь наконец-то почувствовать себя в безопасности. Но, когда она отстранилась, то увидела, что Джон сжал зубы и прикрыл глаза.

    - Джон. – Вот Диана не постеснялась почти оттолкнуть Сансу, чтобы оказаться рядом с Джоном. – Вы как? Дать маковое молоко?

    - Нет, спасибо. – Он открыл глаза и осторожно выдохнул. – Кажется, мне не стоит пока крепко обнимать кого-либо.

    - Придётся подождать. – Диана вновь улыбнулась её брату, а Санса с трудом подавила желание расплакаться. Ну как она могла забыть, что брат ранен, как могла быть настолько эгоистичной? Почему эта Диана Сенд настолько разозлила её? Чего она испугалась? Что Джон бросит всё и уедет вместе со своей дорнийкой в Цитадель, бросив её здесь? Как она вообще могла подумать такое? Джон никогда не бросил бы никого из своей семьи, а Диана не производила впечатления человека, который мог бы потребовать делать выбор между ней и семьёй. Так почему она позволила глупой ревности взять верх над собой? Лишь потому, что бастардку любили, а её нет? Как же это было глупо.

    - Санса. – Брат окликнул её, вырвав из череды мыслей. – Откуда ты здесь? Последнее, что я слышал о тебе, что вышла замуж за сына Русе Болтона.

    - Я ошиблась, Джон. Я поверила человеку, что пообещал мне месть. – Она почувствовала, что по её щекам катятся слезинки, но это было неважно. Здесь она могла позволить себе слабость. – Я думала, что смогу отомстить Болтонам за Робба, когда выходила замуж, но я ошиблась. Я стала там лишь очередной живой игрушкой, и это было… - Сансе вновь стало холодно, и она обхватила себя за плечи, не закончив фразу. А спустя мгновение на её плечо опустилась крохотная женская ладонь и, повернув голову, она увидела, что Диана смотрит на неё, и в удивительных фиолетовых глазах было не только сочувствие, но и понимание.

    - Мы им отомстим, леди Санса. И за вашего брата, и за вас, и за Север. Теперь я точно вижу, что есть в Вестеросе дом, который стоит поддерживать.

    - А вы сомневались в этом, Диана? – Джон улыбнулся, а Санса вновь почувствовала жгучий стыд. Она так ненавидела эту девушку за зло, которого та не совершала, а она поняла её боль и поверила в её дом.

    - Я считала, что все дома одинаковы, но это, похоже не так. – Диана улыбнулась той самой улыбкой, которая совсем недавно злила Сансу, а теперь вызывала лишь радость за брата. – Леди Санса, я хотела спросить, вы останетесь здесь?

    - Я? Да, мне больше некуда идти.

    - Тогда вы теперь под моей защитой, поверьте, никто больше не посмеет вас тронуть.

    - Можешь поверить, Санса. – Подержал полушутливый тон девушки Джон. – Меня Диана как-то спасла, хотя до сих пор не желает признаваться как именно.

    - Возможно позже. – Дорнийке загадочно блеснула глазами и вновь повернулась к Сансе. – Тогда, если вы не против, вы будете жить со мной. И мне и вам так будет спокойнее. Ваша леди-рыцарь тоже может жить с нами, а её оруженосца я устрою с кем-нибудь из молодых одичалых.

    - Спасибо, Диана. – Санса улыбнулась. Отец когда-то говорил, что в холода одинокий волк гибнет, но стая живёт. От их стаи остались лишь она и Джон, но разве нельзя было принять в неё кого-то, кто не был Старком по крови. Да, Диана Сенд была бастардкой, но за эти годы Санса успела узнать, что все бастарды разные и что законорождённые порой бывают намного страшнее. Девушка, что спасла Джона и помогала ей, точно имела право быть одной из них, и пусть даже в ней и не было крови Старков, но дух Севера сквозил в каждой чёрточке её не дорнийского лица, в её словах, её поступках. В душе Дианы, Санса была уверена, было ничуть не меньше Севера чем в её собственной.
     
    Мышь, Катиза, fiolent и 4 другим нравится это.
  11. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Печать из розового воска
    - Пламя Владыки может показать настоящее и грядущее, для этого тот, кто смотрит в огонь, лишь должен верить во Владыку всей душой. – Пространные речи леди Меллисандры, рассуждающей о Владыке Света, его милости и щедрости убаюкивали ничуть не хуже чем колыбельные, которые Старая Нэн пела им в детстве. Правда, в отличие от речей леди Мелиссандры, те колыбельные были разными: те, в которых пелось о благородных рыцарях, любила Санса, истории о героях и ратных подвигах радовали Арью и Робба, Брану нравились страшные сказки, а сам Джон любил истории о драконах. Всё это было так давно, порой ему казалось, что он уже не сможет вспомнить лиц родных, даже если увидит их. Хотя появление Сансы, казалось, опровергало эти страхи. Он узнал сестру, хотя она сильно изменилась. Выросла, стала ещё красивее и перестала напоминать избалованную девочку, что пыталась сделать из нее леди Кейтилин. Хотя что-то от прежней Сансы в сестре осталось. На Диану она смотрела так, будто девушка не имела права находиться рядом, и Джон не сомневался, что виной тому было имя бастарда. Когда-то Санса так же смотрела и на него. Но осталось и много хорошего, несмотря на всё, что сестре пришлось пережить, она осталась доброй и смогла понять, что Диана заслуживала уважения, даже подружилась с ней. А пару дней назад сестра, улыбаясь, сообщила, что ей удалось раздобыть у одичалых мех и простую деревянную иглу, и теперь она сможет утеплить своё платье. С тех пор она не заходила, вероятно, была занята работой, но Джон не винил её. На платье, в котором она приехала было страшно смотреть, а уж каково в нём было на морозе, он и вовсе не желал думать.

    Диана заходила чаще. Спрашивала про его раны, перебрасывалась малопонятными фразами с леди Мелиссандрой и подолгу сидела рядом, рассказывала про далёкий Эссос так, будто сама побывала там. Однажды он спросил её про драконов, не сомневаясь, что в Цитадели множество книг посвященных этим удивительным животным. Она помялась, а затем ответила, что не слишком интересовалась драконами, но что слышала, будто далеко за морем юная королева Миэрина смогла возродить их, после столетий, прошедших со дня гибели последнего дракона. Дальше этот разговор не пошёл. Диана совсем не желала говорить о Дейенерис Таргариен и её драконах, и Джон перевёл тему, боясь, что девушка уйдёт, а ему придётся слушать размышления леди Мелиссандры.

    Вот только сегодня Диана так и не пришла, и Джон ловил себя на мысли, что волнуется за неё. Он понимал, конечно, что её защищают люди вольного народа и, что у неё есть оружие, что она не даст себя в обиду, но всё же. Всё же он боялся. Боялся, что она встретит кого-то, с кем не сможет справиться, не сможет убежать и не успеет закричать. Пока в Винтерфелле правили Болтоны, по эту сторону Стены было не намного безопаснее, чем по другую. Когда-то он так же переживал за Игритт, знал, что она может справиться почти со всеми возможными опасностями, но опасался, что однажды ей встретится одна из тех, с которыми она справиться не способна.

    Он не сразу принял это, не сразу смог смириться, что Диана стала ему дорога. Ему казалось, это будет предательством памяти Игритт. Какова же цена его любви, если всего через несколько месяцев после её смерти он полюбит другую? Ответа на этот вопрос он найти так и не смог, зато понял, что спорить с реальностью бесполезно. Было в Диане что-то, что заставляло при взгляде на неё, при звуке её голоса забывать о прошлом и о том, что он должен хранить память о другой.

    Казалось, судьба решила пошутить над ним. Диана была вовсе не похожа на Игритт. Она была изящной, маленькой, безупречно воспитанной, порой Джону казалось, что она способна даже Сансе преподать пару уроков хороших манер, особенно, если бы это были манеры одного из городов Эссоса. Но одновременно Диана была и похожа на Игритт. Она была такой же смелой и весёлой, могла часами рассказывать о каких-то неизвестных ему, зато отлично известных ей обычаях других народов, а однажды, рассказывая про дотракийцев, полушутливо сообщила, что ничего он не знает.

    И всё же где она? Её не было весь день, и Джон чувствовал, что его смутное беспокойство постепенно перерастает во вполне ощутимую тревогу. – Леди Мелиссандра, а вы не знаете, где Диана?

    Жрица прервала очередную свою пространную тираду о величии Владыки и посмотрела на Джона долгим тяжёлым взглядом, от которого хотелось спрятаться. – Она ушла. Но обещала вернуться после полудня. Должно быть, что-то задержало её.

    Дверь распахнулась одновременно с последними словами жрицы, снаружи повеяло морозным холодом, а вместе с ним в дом проскользнул Диана и Санса.

    - Как видите, чтобы ни задержало леди Диану, оно оказалось не слишком опасным. – Слабая насмешка, читавшаяся в голосе жрицы, была совершенно не важна, когда Диана вошла, Джону показалось, что даже дышать стало легче. Радость его, однако, продлилась недолго.

    - У меня плохие новости. – Диана хмурилась, а Санса вновь выглядела какой-то запуганной, хотя за прошедшие дни несколько успокоилась и перестала вздрагивать от каждого шороха. – Привезли письмо из Чёрного Замка.

    - Это касается меня? – Леди Мелиссандра, кажется, опять собралась куда-то уйти, но вновь будто спрашивала разрешения Дианы. За последние дни Джон заметил, что жрица вообще относится к Диане не так, как ко всем остальным, её отношение к девушке скорее напоминало её же отношение к Станнису, которого она считала избранным. Но Станнис погиб, а жрица, кажется, нашла себе новую избранную, и Джону было очень интересно, что же она увидела в Диане такого, чего не видели другие.

    - Нет, миледи. – Диана подошла к нему и протянула свёрнутый в трубочку пергамент. – Его привёз в Чёрный Замок гонец, а они отправили мальчишку из вольного народа сюда. Письмо адресовано вам, я не стала вскрывать.

    - Тогда почему вы уверены, что новости плохие? – Он слегка приподнялся, вновь невольно задумавшись, из чего же леди Мелиссандра делает свои снадобья. Ещё несколько дней назад подобное движение вполне могло закончиться потерей сознания, а сейчас боли почти не было.

    - Печать. – Коротко отозвалась Диана, но он уже и сам увидел. Письмо скрепляла печать из розового воска, с изображением ободранного человека. Герб Болтонов. От письма присланного ими не стоило ожидать ничего хорошего. – Я надеялась, вы прочтёте его нам.

    - Да, конечно. – Он сломал печать и, развернув лист, пробежал по тексту глазами. Страшные слова, которыми было наполнено письмо, запомнились мгновенно. Твой замок у меня, твой брат у меня, отдай мою жену, убью твоих одичалых, вырежу сердце. Даже начать читать такое стоило огромного труда, а уж заставить себя прочитать последнюю часть при Сансе он и вовсе не смог, но сестра не пожелала оставаться в неведении и, отобрав у него письмо, дочитала и последние жуткие строчки.

    - Наш брат у него, ты понимаешь? Рикон у него. – Письмо выпало из рук Сансы, а она сама вскочила и прошла, почти пробежала по комнате. – Мы должны что-то сделать.

    - Что мы можем сделать, Санса? - Если бы Джон мог, он бы сейчас бегал по комнате вместе с сестрой, а может уже и пошёл бы говорить с Тормундом, чтобы узнать может ли рассчитывать на помощь одичалых в войне с Рамси Болтоном. Вот только он не мог ни пройти по комнате, ни пойти к Тормунду, и от этого становилось ещё хуже. Джон не знал Рамси Болтона, но помнил состояние Сансы, когда она приехала, и мог предположить, что ждёт его маленького брата в руках у этого человека. – У нас нет армии, которая могла бы помочь нам вернуть Рикона, и нет шансов её получить.

    - Почему нет? – Тихий и спокойный голос Дианы звучал настолько странно, что Джону потребовалось несколько мгновений, чтобы вспомнить, что Диана не член их семьи, что она не знает Рикона, что у неё нет причин бояться за его жизнь. – Вы можете обратиться к знаменосцам вашего дома.

    - Да. – Санса в ответ на размышления Дианы сделала несколько порывистый шагов и остановилась рядом с очагом. – Отец говорил, что северяне верные люди, они дадут нам армию.

    - Настолько верные, что выдали вашего брата Болтонам? – Джон, наконец, понял, что Дина не просто размышляет, а выстраивает какой-то план. Её спокойствие позволяло ей просчитывать варианты и искать возможности, когда они с Сансой больше боялись за брата, чем думали, как его освободить. – Среди них есть предатели и, наверняка, есть те, кто будет слишком сильно бояться за себя, чтобы идти с вами. Надо подумать, как определить первых и убедить вторых, что безопаснее сражаться вместе с вами, а не наблюдать со стороны.

    - Мы можем обратиться к дому, в верности которого абсолютно уверены. – Джон постарался отодвинуть мысли о Риконе и сосредоточиться на том, что им необходимо было собрать армию. Диана была очень умна, но она не знала северные дома и не могла даже предположить, чего ждать от каждого из них. – К дому Мормонтов. Его леди однажды писала Станнису, что Север признает лишь Старков.

    - Мормонтов? – На лице Дианы отобразилось разом столько чувств, что невольно возникало ощущение, что с этим домом у неё гораздо более близкое знакомство, чем он мог бы предположить. – Но разве один из них не предал вашего отца, занявшись работорговлей?

    - Вы знаете о сире Джорохе? – Он попытался заглянуть Диане в глаза, но она отвела взгляд, лишь убеждая его, что со всей этой историей что-то не так. – В Цитадели изучают такие вещи?

    - Его жена была Хайтауэр. Ходили по Староместу одно время разговоры про северных лордов, которые настолько бедны, что вынуждены торговать рабами, чтобы содержать жену. – Диана удивительно быстро успокоилась, и Джон понял, что чтобы на самом деле не связывало девушку с Джорахом Мормонтом, он этого не узнает. – Так вы уверены, что Мормонтам можно доверять?

    - Да. – Джон кивнул, решив, что на то, чтобы разгадать тайну Дианы у него ещё будет время. – История с сиром Джорахом произошла давно. После этого у нас не было причин не доверять Мормонтам.

    - Хорошо. Тогда стоит отправить ворона к ним от имени леди Сансы, и попросить помощи в освобождении лорда Рикона, сына истинного хранителя Севера и брата короля Севера. Если они верны вам, то не откажут.

    - Зачем отправлять ворона от моего имени? – Санса, молчавшая во время обсуждения Мормонтов, вновь заговорила. – Его может подписать и Джон.

    - Клятва Ночного Дозора пожизненная. – Со вздохом напомнила Диана, а Джону почему-то от этих слов стало тоскливо. В клятве ведь были слова не только про служение. – Я, конечно, понимаю, что случай вашего брата особенный, но лордам Севера, которые, насколько я знаю, уважают Ночной Дозор это лучше объяснить уже после победы над Болтонам и освобождения вашего брата. – Закончив объяснять вещи, которые для северянки должны были быть гораздо более очевидны, чем для дорнийки, Диана вновь повернулась к нему. – И, если вы доверяете леди Мормонт, можно было бы у неё выяснить имена предателей.

    - Да, я думал об этом. Мы получим письмо от неё, после чего отправим воронов в дома, что остались нам верны, дождёмся их, возможно, если Тормунд согласится, объединимся с одичалыми.

    - Это слишком долго. – Санса почти выкрикнула эти слова. – Пока мы будем ждать писем, и собирать войска, он убьёт Рикона.

    - Значит, нам нужно тянуть время. – Диана только пожала плечами. – Потребовать, например, доказательство того, что ваш брат у него.

    - Он искалечит Рикона, чтобы предоставить это доказательство.

    - Тогда нужно потребовать доказательство того, что ваш брат жив, и будет жив и дальше. Отрезать что-нибудь можно и от мертвеца, а вот доказать, что человек жив и относительно здоров, для этого придется потрудиться.

    - Вы много знаете об этом, Диана. – От того с какой лёгкостью девушка рассуждала на подобные темы становилось несколько неуютно, но её способность находить решения вызывала уважение.

    - Я много читала, не забывайте. – Она улыбнулась. – И кроме того слышала, как подобный метод вполне успешно применили в реальности. Говорят, именно им воспользовалась столь сильно интересовавшая вас Дейенерис Таргариен при захвате Юнкая.

    - А если Рамси не купится? – Ответить Джон не успел, Санса вновь перебила его. Кажется, она боялась Болтона настолько сильно, что почти не слушала слов Дианы. – Если он решит, что ему нет необходимости в чём-то нас убеждать? Если он искалечит или убьёт Рикона, пока мы собираем войска?

    - Тогда вы ничего не сможете сделать. – Голос Дианы неожиданно стал жёстким. – Ваш брат всё равно не сможет вести войска сейчас. Да даже если и мог бы. Подумайте, Санса. У вашего врага есть армия, что вы сможете сделать, если у вас её не будет? Вас разобьют, и вы окажетесь в плену у того, кого так боитесь. Вы хотите такой судьбы себе, Джону и тем, кто пойдет за вами?

    Санса не ответила, только как-то измученно упала на стул у очага и уткнулась лицом в ладони.

    - Не плачьте, я не хотела. – Голос Дианы тоже задрожал, а Джону отчаянно захотелось обнять обеих девушек, сказать им, что всё будет хорошо, что они справятся с Болтоном, спасут Рикона и вернут Винтерфелл.

    - Нет, ты права. – Голос Сансы звучал глухо. – Нам нужно быть уверенными, что мы победим. Иначе во всём этом не будет смысла. Я постараюсь помочь вам. Расскажу про Рамси то, чего про него никто не знает.

    - Спасибо, Санса. – Джон постарался сесть и обнаружил, что это ему удаётся пусть и с некоторым трудом. – Диана, мне кажется, что лучше, если мы напишем ответ и письмо Мормонтам прямо сейчас.

    - Не могу не согласиться. – Она улыбнулась и встала. – Я схожу, попрошу мальчика съездить в Чёрный Замок и привезти пергамент, перья, чернила и Тормунда. С ним лучше тоже сейчас поговорить. Лордам лучше сообщить об одичалых, если те будут сражаться на нашей стороне.
     
    fiolent, Karatirnak, Катиза и 2 другим нравится это.
  12. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Драконья королева
    Гонец из Чёрного Замка прискакал, когда солнце уже наполовину опустилось за горизонт. Хотя здесь на севере это происходило довольно рано. Тормунд, успевший за несколько дней привыкнуть к Дени и даже сообщить, что из неё могла бы получиться неплохая копьеносица, что, судя по всему, было высшей формой похвалы, рассказал, что с приближением зимы дни будут становиться всё короче, пока солнце и вовсе не перестанет подниматься из-за горизонта. Ещё он говорил что-то про существ, что шли следом за зимой, но Дени слушала не слишком внимательно. Ей многое довелось пережить и увидеть, но для того, чтобы поверить в мертвецов и существ, что способны подымать их, требовалось что-то большее, чем слова почти незнакомого ей человека.

    Во зло человеческое, в тех же Болтонов, например, поверить было легче. До вчерашнего дня Дени почти ничего не знала об этом доме. Только то, что они северяне, знаменосцы Старков, и что на их знамёнах изображён жутковатый символ – ободранный человек. Вчера она узнала об этом доме столько, что желание оседлать Дрогона и предать огню замок, где обосновались подобные чудовища, стало почти нестерпимым. Она и сама не знала, как удержалась, кажется, присутствие Старков оказывало благотворное влияние на её драконий характер. Ей стало легче сдерживать свои эмоции. Хотя вчерашний рассказ Сансы свёл всё благотворное влияние на нет. Сегодня, навещая Дрогона, она рассказала ему обо всём происходящем, не сомневаясь, что дракон все понимает, и вновь так разозлилась, что опомнилась в самый последний момент, когда уже готова была подняться на спину своего дракона. Её остановила мысль о Джоне. Она вспомнила, что его брат тоже в том замке и поняла, что может невольно убить мальчика. Что тогда скажет ей Джон? Что вообще он скажет и сделает, если узнает кто она на самом деле? Их семьи враждовали с тех пор, как его отец поддержал восстание против её отца. Но ещё раньше Эйрис убил деда и дядю Джона. Мог ли Джон посчитать, что она такая же, как её отец. Дени не знала ответа на этот вопрос и не была уверена, что хочет его узнать.

    В ладони что-то тихо хрустнуло, и, опустив глаза, Дени обнаружила, что столь сильно сжала привезённое из замка письмо в кулаке, что сломала печать с пересмешником. Нужно было быть осторожнее, иначе Санса могла бы решить, что Дени читает письма, ей не предназначенные.

    - Леди Санса, вам передали письмо. – Дени никогда не позволяла себе забывать, как именно бастардка должна разговаривать с благородной леди. Не забыла и сейчас, распахивая дверь домика, который делила с леди Сансой и леди Бриенной Тарт.

    - Леди Санса пошла навестить брата. – В доме обнаружился лишь оруженосец леди Бриенны, кажется, его звали Подрик, старательно начищавший меч своего рыцаря.

    - Спасибо, Подрик. – Мальчик был законнорождённым и из одного из мелких благородных домов Западных земель, но называть его лордом у Дени никак не получалось. Слишком уж слабо он походил на кого-то, кто может зваться лордом. – А где леди Бриенна?

    - Не знаю, миледи. – Мальчик слегка смутился. – Но она должна скоро вернуться, чтобы продолжить тренировать меня.

    - Удачи тебе с тренировками. – Дени улыбнулась Подрику и покинула домик. Она видела, как Бриенна тренирует своего оруженосца и про себя радовалась, что никогда не брала меч в руки. Впрочем, у неё были свои тренировки. Решив, что уметь пользоваться хоть каким-то видом оружия порой очень полезно, Дени некоторое время назад призналась Тормунду, что лук она носит лишь для маскировки, но очень хочет научиться владеть им. С выбором объекта она не прогадала. Тормунд поворчал по поводу южан, которые даже драться нормально не умеют, но учителя ей нашёл, совсем юную одичалую, которая уже гордо именовала себя копьеносицей, и никому о просьбе не рассказал. Успехи в овладении оружием, однако, у Дени пока были неважные. Она научилась лишь натягивать тетиву и пускать стрелы куда-то в сторону неподвижной мишени.

    Дверь домика, где она когда-то устроила Джона, Дени открыла аккуратно, никого не окликая, и за свою задумчивость была тут же вознаграждена тем, что разговаривающие Старки и леди Мелиссандра не заметили её.

    - Но я не понимаю, неужели эти существа на севере опаснее Болтонов и Ланнистеров? Они же за Стеной.

    - Они опаснее, Санса. - Голос Джона звучал устало, видимо, он не в первый раз что-то объяснял сестре. – С врагами людьми можно договориться, заключить мир, их можно убить, в конце концов. С Иными ты не заключишь перемирия, им ничего не нужно, а каждый убитый человек пополнит их армию.

    - Все войны людей ничтожны перед великой войной. – Подтвердила леди Мелиссандра. – Лишь она имеет значение.

    - Нам нужны союзники в этой войне. Я посылал воронов на юг, но лорды и короли слишком увлечены битвами за Железный Трон, чтобы прислушиваться к словам Ночного Дозора. Я думал рассказать об Иных Диане если она поверит мне и сможет убедить мейстеров в реальности угрозы, то у нас появится шанс. К голосу Цитадели на юге прислушаются.

    - Тогда почему ты ещё не рассказал ей? – Санса сидела спиной и Дени не видела её лица, но в голосе леди Старк звучали весёлые нотки.

    Джон не ответил, но от двери было видно, как он опустил глаза.

    - Боишься, что она посчитает тебя сумасшедшим и поспешит вернуться в свою Цитадель? – И вновь вопрос Сансы остался без ответа.

    - Есть ещё один человек, к которому вы можете обратиться за помощью. – Порой казалось, что леди Мелиссандра не слышит того, что не касалось напрямую её важной миссии. – У неё есть армия и три дракона, и уж кому как не ей знать, что в мире порой происходят вещи, которые не объяснить.

    - Вы говорите о Дейенерис Таргариен? – Дени нервно сжала ладонь с письмом, слушая слова жрицы и вопрос Джона. Леди Мелиссандра никогда не интересовалась её настоящим именем, но она не сомневалась, что оно известно жрице, ведь в мире была только одна девушка с драконами. – Я уверен, это будет бесполезно. Слишком долгий путь до Миэрина. Вряд ли письмо доберётся, а если оно даже не сгинет по дороге, то у Дейенерис ничуть не больше причин поверить нам, чем у других лордов и королей.

    - Ну, к другим то ты письма посылал. А здесь даже попробовать не хочешь. Может дело вовсе не в расстояниях? – Странным образом вчерашний рассказ хорошо сказался на Сансе. Она перестала вздрагивать от каждого шороха, плакать во сне и начала улыбаться. Дени даже задумалась о том, чтобы кому-то рассказать о своих бедах, может и ей стало бы легче. – Может, ты просто боишься написать драконьей королеве?

    - Может и так. – Джон сидел весь разговор, а теперь прислонился спиной к стене, будто у него резко кончились силы. – Я не представляю, что можно ей написать и, что ещё хуже, сказать, если она всё же прилетит.

    - С Дианой у тебя подобных проблем не возникает.

    - Ну как ты можешь сравнивать? Драконья королева величественная, гордая, могущественная и у неё достаточно причин ненавидеть Старков. Будет хорошо, если она согласится хотя бы выслушать нас, а не спалит в пламени своего дракона сразу после приземления. – Услышав подобную характеристику себя, Дени порадовалась, что решила не раскрывать свою истинную личность. – А Диана добрая, правильная, умная, мне кажется порой, что она может найти общий язык с кем угодно. А ещё она смелая, честная и красивая.

    Леди Санса засмеялась после этих слов, а Дени, почувствовав, как кровь приливает к щекам, решила, что пора заканчивать этот разговор, пока ей самой не стало казаться, что Дейенерис Таргариен и Диана Сенд разные девушки.

    - Леди Санса, вам привезли письмо из Черного Замка. - Не желая смущать Старков, Дени открыла дверь и хлопнула ею посильнее, прежде чем заговорить. – Я, кажется, случайно сломала печать пока шла сюда. Споткнулась по дороге. – Слова приходили сами собой, и Дени стало стыдно перед Джоном. Он назвал её честной, а она стоит тут и врёт ему.

    - Вы не ушиблись? – Санса приняла письмо, а Джон слегка подался вперёд, на его лице было написано такое искреннее беспокойство, что Дени почувствовала, что снова краснеет.

    - Нет. Спасибо, я в порядке. – На грани слышимости пробормотала она, старательно глядя на кусочек пергамента в руках Сансы и злясь на румянец, выдававший её смущение.

    - Это от лорда Бейлиша. – Их обмен репликами, кажется, прошёл мимо Сансы. – Он приглашает меня встретиться в деревне около Короны Королевы.

    “Что такое Корона Королевы?” Заинтересовалась Дени, но спрашивать не стала. Диана должна была знать об этом месте. Вместо этого она задала другой вопрос. – Кто такой лорд Бейлиш?

    - Это человек, продавший меня Болтонам. – Сансу передёрнуло. – Лорд-протектор Долины.

    Ответа мало сказал Дени, и она лишь многозначительно кивнула. Зато Джон явно понял намного больше. – И что планируешь предпринять?

    - Я думаю встретиться с ним. – Леди Старк задумчиво поджала губы. – Он может быть полезен.

    - Или опасен.

    - Скорее и то и другое, но я возьму с собой леди Бриенну и нескольких одичалых, если они не будут против.

    - Не будут, если ты не станешь приказывать им и не забудешь, что их нужно называть вольным народом.

    - Не забуду. – Санса встала, а Дени вспомнила, о чём ещё ей хотелось бы предупредить.

    - Леди Санса, постарайтесь получить от этого человека всё, что возможно. Я понимаю, он вам наверняка противен, но у нас не так много шансов, чтобы разбрасываться ими.

    - Я постараюсь сохранить самообладание, Диана. Спасибо тебе. – Короткий кивок и Санса покинула комнату, оставив Дени с Джоном, леди Мелиссандра успела куда-то испариться ещё раньше.

    - Что сказала леди Мелиссандра по поводу твоих ран? – Дени всё ещё избегала смотреть на Джона, но просто сидеть и молчать было бы глупо, а встать и уйти невежливо.

    - Сказала, что через пару дней мне уже можно будет вставать. Из чего она, интересно, делает свои зелья? У меня раненная нога заживала дольше.

    - Я думаю, тут дело не в том из чего она их делает, а в том, как она их делает. Леди Мелиссандра обладает странной силой, которую я не могу понять.

    - И эта сила свела в могилу Станниса Баратеона. – Джон неожиданно сжал её руку, вынуждая посмотреть на себя. – Я не знаю, что она увидела в вас и почему решила, что вы избранная, но я прошу вас, Диана, не доверяйте ей слишком сильно. Какими бы ни были её цели, но её методы далеки от благородных.

    Он заметил, но как он понял? Откуда узнал, что жрица назвала её избранной? Мог ли он знать ещё что-то, что она старалась скрыть? Дени опустила глаза. Отрицать слова Джона было глупо, а врать про то, что она не знает, что увидела в ней жрица, сил уже не было. Не могла она так больше. Было жестоко постоянно лгать человеку, который называл её честной. Было почти больно лгать ему, Джону.

    Некоторое время они сидели в тишине, рука Джона по-прежнему сжимала её ладонь. – Диана, я хотел рассказать вам кое о чём. – Наконец, заговорил он. – Мы как раз обсуждали это перед тем, как вы вошли. Вы слышали сказки о Долгой Ночи, когда были ребёнком?

    - Кто их не слышал. – Дени вздохнула, понимая о чём пойдёт речь, но одновременно не находя в себе сил перевести разговор на что-то другое. Для него это было так важно.

    - Я боюсь, что Долгая Ночь может повториться. В последнее время солнце намного меньше времени проводит на небе и виной тому не только близкая зима. – Он перевёл дыхание и посмотрел ей в глаза, а она не смогла, да и не захотела отвести взгляда. – Но Долгая Ночь не самое страшное, что нас ждёт. Вместе с зимой идут существа из сказок и легенд – Иные. Они не знают пощады и истребляют все живое на своём пути. А после они превращают погибших в своих рабов, безвольных созданий, способных лишь убивать всё живое. Я встречался с Иными и их мертвецами и знаю, что лишь огонь, обсидиан и валирийская сталь способны одолеть их. Ночному Дозору не выстоять в одиночку, и Северу не выстоять, нам нужна помощь всего королевства. Диана, вы же можете донести мои слова до мейстеров. Пожалуйста, расскажите им, лорды послушают их, пришлют помощь.

    - Джон. – Она почувствовала, что голос дрожит из-за того, что она не может исполнить его просьбу. Не может даже поверить ему до конца. – Я очень хочу поверить вам, правда. Но как бы я убедила мейстеров. Живые мертвецы, существа, что есть лишь в легендах. Я знаю, что вы не стали бы лгать мне, но как объяснить это остальным. Сказать им что-то такое это, как, если бы я сказала вам, что однажды девочка, убитая горем, вошла в погребальный костёр мужа и вышла оттуда невредимой. Мне не поверят, Джон.

    - Ничего, я понимаю. – Тихо ответил он и выпустил её руку. Такой простой жест, но вместе с ним в сердце закралась та же пустота, что она чувствовала после смерти Дрого.

    – Прости. – Она прошептала это, поспешно встав, пересекла всю маленькую комнату, выскользнула на морозный северный воздух, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, глядя в небо и чувствуя, как скапливаются в уголках глаз и скатываются по щекам слезинки.
     
    fiolent, Катиза, brook и 2 другим нравится это.
  13. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Расскажи мне про север
    Снег искрился под лучами солнца, которое впервые за долгое время выглянуло из-за облаков. Мороз, о существовании которого Джон почти забыл за то время, что вынужден был провести взаперти, покалывал лицо ледяными иголочками. Он буквально пару дней как встал на ноги, но сил оставаться в крохотном домике уже не было. К тому же и был он там практически один. Санса забегала, чтобы показать письмо от Лианны Мормонт, давшей согласие воевать за Рикона и назвавшей дома, предавшие Старков – Амберов и Карстарков. Попросила его совета в написании писем другим лордам, перечислила предложения Дианы, многие из которых были весьма полезны, несмотря на то, что девушка не знала серверных лордов, и уехала в Чёрный Замок, откуда легче было вести переписку. Леди Бриенна и её оруженосец уехали почти сразу после того, как Санса встретилась с Петиром Бейлишем. Сестра тогда сказала, что у них будет поддержка рыцарей Долины, а ещё есть возможность привлечь на их сторону Чёрную Рыбу, лорда Бриндена Талли, дядю её матери. Именно к нему и уехала Бриенна. Леди Меллисандра тоже вернулась в Чёрный Замок, сказала, что смысла дальше лечить Джона не видит и с гораздо большим удовольствием изучит Стену. Странный огонёк любви к различным исследованиям, появившийся в жрице после её встречи с Дианой становился все сильнее, будто жрица перенимали часть личности своей избранной. А сама Диана… Она не заходила после памятного разговора об Иных. Джон понимал, что должно быть обидел девушку, что в её реакции не было ничего странного, его словам трудно было поверить. Но в тот момент ему стало так больно от того, что именно она ему не верит, что он забылся и, кажется, сделал больно и ей. Сейчас выбравшись, наконец, на свет, он хотел не только пройтись, но и найти Диану и извиниться за своё поведение.

    - Джон. – Мироздание тут же решило доказать что некоторые желания ему исполнять свойственно, стоило на несколько шагов отойти от домика, как его окликнул очень знакомый голос. - Что вы тут делаете?

    - Гуляю. – Он повернулся к Диане, которая смотрела на него своими удивительными глазами и улыбалась, будто ничего не случилось. – Я хотел извиниться перед вами.

    - Забудьте. Это всё слишком сложно. – Она тряхнула чёрной косой. – Позволите пройтись с вами?

    - Разумеется. – Джон тоже улыбнулся и предложил ей руку. – Вы не заходили, и я боялся, что вы решили вернуться в Цитадель.

    - Я обязательно вернусь домой. Когда увижу, как вы казните предателей. – Все с той же полуулыбкой она приняла его руку, но опираться на неё не стала. – Мне нужно завершить некоторые дела.

    - Не уверен, что я рад это слышать. – Джон покачал головой, понимая, однако, что она права, есть дела, которые нельзя оставлять незавершёнными. – Но я думал, вы вернётесь, чтобы начать обучение на мейстера.

    - Мне кажется, я передумала. – Она рассмеялась, и её смех напомнил Джону звон серебряных колокольчиков, на которых когда-то давно играла в Винтерфелле Санса. – Есть более интересные вещи, чем провести всю жизнь привязанной к одному замку. А когда я думаю, что есть шанс попасть к людям вроде Болтонов, мне и вовсе хочется бежать от Цитадели как можно дальше.

    - Не могу сказать насколько это страшно – провести всю жизнь в одном замке. Но вынужден согласиться, что отсутствие возможности его покинуть – ужасно.

    - Ну, кому как не лорду-командующему Ночного Дозора понять меня. – Она фыркнула. – Хотя я даже не знаю можно ли вас теперь называть лордом-командующим, ваши подчинённые, кажется, сместили вас.

    Эти слова должны были быть обидными, но не были. Напротив, они несли в себе что-то похожее на надежду. Без клятвы, связывающей его, он мог бы найти союзников, убедить лордов в угрозе Иных. А ещё уехать с Дианой на юг, возможно, посмотреть на Цитадель и её родной Дорн. Но разве он мог бросить Стену даже после того, что случилось? Как бы посмотрел на это отец? Назвал бы он это предательством? – Я не уверен, что я могу забыть о клятве. Мой долг…

    - Долг. Она перебила его, в голосе сквозила задумчивость. – Такое красивое слово. Мы многое должны другим, но думаем ли мы хоть иногда о том, что должны себе. Интересно, можно ли найти равновесие между долгом перед людьми и долгом перед собой.

    Несколько минут они шли молча. Джон обдумывал слова Дианы, пытаясь решить, насколько он готов согласиться с ней. С тем, что каждый человек должен что-то не только другим, но и самому себе. Насколько опасно было так думать? Как легко было через такие мысли превратиться в эгоиста, помнящего лишь о себе? Но ведь если помнить только о других, то можно прожить всю жизнь несчастным, и быть забытым на следующий день после смерти. Интересно, возможно ли на самом деле нащупать ту тонкую грань между долгом перед собой и перед другими, пройти по почти незаметной черте между эгоизмом и абсолютным несчастьем? До этого дня Джон никогда не задумывался о подобном, до появления Дианы всё было намного проще.

    - Джон. – Он, кажется, задумался настолько глубоко, что не заметил, что она зовёт его. – Джон, расскажи мне о Севере.

    - О Севере? – Он задумался, что же можно рассказать, мельком отметив, что она перестала обращаться к нему на вы. – Север самое большое из всех Семи королевств, благодаря естественной защите, которую предоставляют нам болота Перешейка, и Рву Кайлин, крепости возведённой в единственной проходимой его части, Север не был захвачен Андалами, и тут по прежнему сильна кровь Первых людей. Свою религию мы тоже сохранили и поклоняемся старым богам. Отец говорил нам, что те всегда указывают нам путь, посылая знамения и подсказки. Когда на душе у отца было тяжело, он всегда уходил в богорощу, место, где живут наши боги, и говорил, что после на душе становится легче. Зимы здесь долгие, а лето холодное, часто выпадает летний снег, но люди привыкли к нашей природе. Здесь трудно жить, а потому и люди не такие, как на юге. Они более честные, более верные. Долг и честь многое значат для северян. Чтобы ими править, нужно быть похожими на них. Таргариены это понимали, а потому почти никогда не вмешивались в дела Севера, предоставив Старкам возможность править здесь. Старков на Севере уважают все, даже Болтоны, с которыми наш дом часто враждовал в прошлом, относились к Старкам с уважением, как к сильным врагам. Старки завоевали Север силой и добились уважения мудрым правлением. Наверное, мой дом можно назвать воплощением Севера. Сурового, но справедливого, честного, верного долгу, опасного для врагов и никогда не предающего друзей. – Он перевёл дыхание, думая, стоит ли рассказать ей о Стене, Ночном Дозоре и одичалых. Она ведь, наверняка, читала в Цитадели умные книжки, рассказывающие о древнейшем ордене Семи Королевств и о Стене, что он хранил. Пожалуй, она даже могла бы рассказать ему то, чего не знал он сам.

    - Джон. – Она, однако, заговорила первой и остановилась, повернувшись к нему. Только тогда Джон заметил, что они зашли в лес, а небо заволакивают тучи, которые могли принести снег, что засыпал бы их следы, лишив возможности вернуться. – Ты говоришь, на Севере уважают Старков. Сколько домов пойдут за тобой и твоей сестрой?

    - Я не знаю, Диана. – Он невольно терялся во взгляде её глаз, забывая и о войне и о том, что необходимо вернуться до того как начнётся снег. – Я хочу верить, что они пойдут за нами, что помогут спасти брата.

    - Я тоже хочу в это верить. – Прошептала она, делая шаг вперёд и неожиданно оказавшись совсем рядом. – Я не хочу вернуться после того, как завершу свои дела и узнать, что тебя убили.

    - Я тоже. – Всё ещё не до конца веря, что он это делает, Джон положил руку на её талию, каждую секунду ожидая, что она оттолкнёт его, но этого не произошло, она напротив шагнула ещё ближе. – Но гораздо больше я боюсь узнать, что ты погибла. Ушла как вся моя семья, что ничего не останется.

    - Значит нужно, чтобы что-то осталось. – Шёпотом ответила она, приподнимаясь на мысочки.

    - Осталось. – Так же тихо отозвался он и, обняв её за плечи, наклонил голову и коснулся её губ своими, совершенно забыв и о войне и о долге и о снегопаде.

    Когда они прекратили поцелуй, снежинки уже кружились вокруг них, оседая серебряными звёздочками в волосах Дианы. – Нужно идти. – Джону отчаянно не хотелось уходить, хотелось подольше оставаться в этом прекрасном мгновении, но промедление могло обернуться трагедией. – Нужно выбраться из леса пока снег не засыпал наши следы.

    Диана только кивнула, накинула на голову неизвестно когда спавший капюшон, а затем вложила свою ручку в его ладонь и замерла, будто позволяя себя вести. Это было так странно, что Джон даже не сразу понял, что надо идти, но затем вспомнил о снеге и об опасности, что он нёс для них обоих и, крепче сжав ладонь Дианы, двинулся вперёд.

    То, что они не успевают, стало понятно довольно быстро. Снег валил крупными хлопьями, и чем дальше они шли, тем менее заметными становились их следы. Джон надеялся лишь, что к тому моменту, как снег полностью укроет их, станет возможным заметить опушку леса. Он не мог подвести Диану, девушка следовала за ним, верила ему, а он позволил себе поддаться чувствам, забыть о том, что было первостепенно. Что ж, наверное, он мог себя поздравить, в снежной ловушке они погибнут вместе.

    Ещё шаг и живот неожиданно пронзила резкая боль, будто туда вновь вонзился один из кинжалов дозорных. Ноги подкосились, и очнулся Джон стоящим на коленях в снегу. Боль всё ещё пульсировала там, где раньше были раны, а слабость в ногах не давала подняться.

    - Джон! Джон, ты в порядке? Что с тобой? – В глазах Дианы, присевшей рядом с ним, плескался настоящий ужас, а Джон с запозданием вспомнил о предупреждении леди Мелиссандры.

    - Всё нормально. Леди говорила, что такое может быть. Слабость и боль - плата за слишком быстрое излечение. – Он сжал ладонь девушки, понимая, что ему самому уже не успеть выбраться, а вот она может ещё попытаться. – Диана, уходи. Ты ещё можешь успеть выйти из леса, главное найди опушку, а там ты поймешь, как добраться до городка.

    - Нет, Джон. – Она только потрясла головой. – Я не могу тебя бросить. Кроме того я не уйду далеко, смотри.

    Она была права, следов уже почти не было видно под снегом, до опушки Диана добраться бы не успела. – Прости меня. – Он осторожно обхватил её за плечи и прижал к себе, чтобы ей было теплее. – Это моя вина. Я должен был вывести нас из леса, как только понял, что собирается снегопад.

    - Нет, это я виновата. – Она дрожала и едва слышно всхлипывала. – Это всё мои глупые тайны, всё из-за них, если бы я рассказала…

    Её слова прервал едва слышный шорох, а затем из-за деревьев вынырнул белоснежный волк, почти сливающийся со снегом. Джон бы и вовсе его не заметил, если бы не алые глаза.

    - Призрак. Откуда ты здесь? – Он протянул руку и погладил своего лютоволка. Не стоило сомневаться, Призрак сможет вывести их к городку. Оставалось только дождаться, пока появятся силы на то, чтобы встать.

    Волк не ответил, конечно, но зато оттуда же, откуда появился он, вынырнула закутанная в шубы фигурка. – Ага, я вас нашла. – Заявила фигурка звонким девичьим голосом, а затем подняла голову и вполне натурально завыла.

    - Призрак, какой ты умничка. Привёл помощь. – Диана тоже потрепала его волка по шерсти и подняла голову на девочку из вольного народа. – Как ты нас нашла, Ита?

    - Ты не пришла на тренировку. – Девчонка только пожала плечами, что, учитывая количество надетых на неё одёжек, смотрелось весьма забавно. – Я проверила твой дом и дом лорда-вороны, но не нашла ни тебя ни его, а так как приближался снегопад, то я решила, что вас нужно искать. Договорилась с волком и братьями и пошла. И не зря, я нашла вас, как и ожидала вместе. – Девочка довольно улыбнулась. – У тебя нет родичей, Диана, но если хочешь, то мы с братьями побьем лорда за то, что он тебя похитил.

    - Похитил? – Диана не была знакома с обычаями одичалых, зато Джон всё понял и почувствовал, что в ближайшее время придётся вновь вытерпеть много поучительных речей Тормунда и непонимания остальных одичалых. – Он меня не похищал. И в любом случае не нужно его бить.

    - И рассказывать никому не надо. – Джону вовсе не хотелось, чтобы все вокруг стали называть Диану его женой, подозревая, что девушку это не обрадует.

    - Не рассказывать, но почему?

    - Потому что ничего не было, а я не хочу, чтобы кто-то думал что было. – Тяжело вздохнув, пояснил он, думая как будет объяснить Диане, в чём была суть разговора.

    - Странно. Ну, хорошо, я никому не расскажу. – Девочка, кажется, тоже его не поняла, но просьбе решила внять. – Только пусть тогда тебя из леса выводит твой волк, лорд-ворона. Иначе даже младенец обо всём догадается.
     
    Karatirnak, brook, Катиза и 2 другим нравится это.
  14. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Лучница
    — Всё, Диана, на сегодня хватит. — Ита хлопнула её по плечу. — А не то руки сотрёшь до крови, очень уж они у тебя нежные.
    — Спасибо, Ита. — Дени опустила лук и принялась разминать затёкшие пальцы левой руки. — Я, наверное, худшая ученица, что у тебя была.
    — Ты первая. — Девочка усмехнулась. — Сравнивать не с кем. Но ты не так уж плоха, сегодня даже в мишень попала.
    Дени повернула голову и критически осмотрела мишень размером в четверть стены одного из домиков и свою стрелу, вонзившуюся в угольную черту, которой эта мишень была очерчена. — Да, не так уж и плохо. В мамонта с десяти шагов, пожалуй, попаду.
    — Он, пока ты целиться будешь, убежать успеет. — Девочка рассмеялась, но потом вновь одобряюще похлопала Дени по плечу. — Но ты не переживай, тут главное суть уловить. Один раз попала и второй попадёшь, а потом станешь лучницей не хуже меня. — Ита вновь задорно улыбнулась и протянула Дени колчан. — Собери стрелы, завтра продолжим.
    — Как скажешь, Ита. — В спину девочке ответила Дени, вовсе не уверенная, что им удастся продолжить. Во время вчерашней прогулки по лесу Джон казался почти здоровым, так что не сегодня так завтра, он должен был вернуться в свой Чёрный Замок, а она в свой город за морем. — Ох, Джон. — Едва слышно пробормотала она, собирая свои стрелы. Душа её, казалось, рвалась на части. Она не хотела улетать, но должна была. Она хотела помочь в битве, но не могла. Хотела раскрыть тайну, давившую на неё всей тяжестью мира, и не осмеливалась. Тайна, со вчерашнего дня Дени казалось, что та превратилась в яд, и отравляет весь мир вокруг неё. Отравляет даже воспоминание о поцелуе, о том, как Джон обнимал её в лесу, боясь, что она замёрзнет. Дени тогда почти рассказала ему, ах, если бы Призрак появился на несколько минут позже… Но этого не случилось, а потом она так и нашла в себе решимости признаться. Ей было слишком страшно. А что, если Джон, узнав, что она Дейенерис Таргариен, а не Диана Сенд, больше не заговорит с ней, не обнимет, не поцелует. Дени замерла и, собрав снег в перчатку, приложила его к гудящей голове, надеясь, что это принесёт хоть какое-то облегчение. Как же всё это было сложно. Странно, что с такой головной болью и мыслями, блуждающими непонятно где, она вообще ухитрилась в стену попасть. Ох, стрела в стене, как же она ухитрилась про неё забыть. Дени развернулась, только для того, чтобы наткнуться на знакомый взгляд серых глаз.
    — Мне кажется, или миледи потеряла стрелу. — Он улыбался ей и протягивал ту самую стрелу, которую она каким-то образом смогла отправить в мишень.
    — Я, да, спасибо, Джон. — Она неловко подхватила стрелу, стараясь не касаться его руки. — Как ты себя чувствуешь?
    — Гораздо лучше, чем пару недель назад. — Он по-прежнему внимательно смотрел на неё, а Дени разглядывала снег под ногами, одной частью души надеясь, что он уйдёт, и ей не придётся ничего объяснять, а другой, что останется. — А ты, значит, не умеешь обращаться с луком? — Она в ответ смогла лишь слабо кивнуть. Почему же стало так сложно говорить даже правду? — Я не буду спрашивать, о чём ты думала, когда отправлялась в путь через весь Вестерос, практически безоружная. Ты думала о возможности стать мейстером. А вот тем, кто тебя отправил, я бы задал парочку вопросов.
    Я не была безоружна, я прилетела на драконе. Хотела ответить она, но так и не смогла вымолвить ни слова. Язык, скованный страхом, стал тяжёлым и неповоротливым.
    — Диана, да что с тобой сегодня такое? Молчишь, смотришь под ноги. — Его пальцы коснулись её подбородка и вынудили поднять голову и взглянуть ему в глаза. — Я обидел тебя чем-то? Если так, то только скажи, я исправлюсь, если это в моих силах.
    — Нет, нет, ты не причём. — Ей казалось, что ещё немного, и она разрыдается. — Просто совсем скоро мне придётся уехать, а я не хочу этого.
    — Так оставайся.
    — Не могу. — Едва слышно ответила она, глаза закрыла туманная дымка слёз. — Я должна.
    — Не ты ли вчера говорила о долге перед другими и перед собой? — Его руки грубые от того, что сражается мечом, но её слезинки он вытирает удивительно нежно. — Не плачь. Мы ещё увидимся, обязательно.
    — Но когда? — Она позволила ему обнять себя, прижалась к его груди, желая вновь почувствовать себя девочкой, которой не надо решать никакие сложные вопросы, которой достаточно лишь закрыть глаза, чтобы всё стало хорошо.
    — Это не важно. Главное, что увидимся. — Он неожиданно отстранился и, посмотрев на него, Дени увидела, что он улыбается какой-то мальчишеской улыбкой. — А может, пока моя леди ещё здесь, я дам ей пару уроков обращения с луком?
    — Почему бы и нет. — Она, наконец, почувствовала, что ей стало хоть немного легче, и тоже улыбнулась. — Хотя Ита говорит, что я сотру руки до крови, если стану больше упражняться с луком.
    — Моя леди в перчатках. — Джон тихо рассмеялся и взял её ладошки в тонких перчатках в свои руки. — Нужно очень много стрелять, чтобы стереть руки через них.
    — Но мозоли то я натереть могу? — На этот раз улыбка получилась почти естественная.
    — Обязательно, но такова цена за умение обращаться с оружием. Моя леди готова её заплатить?
    — Готова. — Когда-то её ладони были стёрты уздечкой лошади, но за время жизни в Миэрине они вновь стали мягкими и нежными. Похоже, сейчас настало время это исправить. — Начнём же, мой лорд. — Пытаясь слегка подшутить над ним, она вновь взяла в руки лук.
    — Посмотрим на технику, натяни-ка тетиву. — Она послушно выполнила его указание, стараясь смотреть на мишень, как и учила Ита. — Ммм, локоть низковато держишь, и пальцы слишком напряжены, будет тяжело тетиву спускать. — Он поправил её позу. — Вот так-то. Давай-ка ещё раз, только со стрелой.
    Дени послушно ослабила натяжение, вытащила из колчана стрелу и, наложив её на лук, вновь натянула тетиву. И почти сразу же почувствовала, что стрела стремится отклониться в сторону.
    — Держи лук ровнее, а не то у тебя стрела совсем не туда полетит. — Дени не сомневалась, что наблюдать за её потугами было очень забавно, но голос Джона оставался серьёзен. — У стрелы должно быть две точки опоры. Тетива, на которой ты её держишь пальцами и сам лук, возле другой твоей руки. — Он вновь поправил, на этот раз положение лука, и стрела мгновенно перестала ускользать со своего места. — Теперь прицелься. Представь, что стрела это продолжение твое руки, подумай, куда бы ты направила ладонь, чтобы попасть в мишень. Теперь направь туда стрелу. А теперь, выдыхай и отпускай тетиву, как можно более нежно и плавно, никаких рывков.
    Отчаянно хотелось зажмуриться, но Дени не сделала этого, и, держа глаза отрытыми, выдохнула и мягким движением, таким она когда-то гладила драконов, когда те были ещё совсем малы, спустила тетиву.
    Ни то учитель ей попался хороший, ни то она действительно, как и говорила Ита, уловила суть стрельбы, но стрела попала в мишень и в этот раз значительно ближе к центру, вызвав прилив радости, которому никакая отрава тайны не могла помешать.
    — Очень даже неплохо. — Джон остановился рядом с ней, разглядывая стену, в которую вонзилась стрела. — Но, думаю, стоит повторить. Есть ещё моменты, которые стоит исправить. Стойка у тебя не совсем правильная, плечи сильно выведены вперёд и держишься ты слишком зажато.
    Вероятно, да даже точно, он был прав, но испытанная впервые с того, как Ита нашла их вчера в лесу, радость, подталкивала на странные поступки. — Да, да, конечно стойка и плечи. — Она улыбнулась уже не стараясь выглядеть непринуждённо, но чувствуя себя так. — Скажи, что тебе просто нравится ко мне прикасаться.
    — Не могу отрицать. — Он усмехнулся в ответ. — Но и стойка у тебя, моя леди, неправильная. Над ней ещё работать и работать.
    — Ну что же. — Она фыркнула и потянула из колчана вторую стрелу. — Тогда давай работать.
    — И потратить время, которое осталось до твоего отъезда на то, чтобы научить тебя правильно ставить ноги? — Стрелу он у неё отобрал, хотя Дени не особенно и сопротивлялась. — Ну, уж нет, это я тебе расскажу, когда вернёшься, моя леди.
    — А если я не вернусь. — Дени охотно приняла полушутливый тон и прижалась к Джону спиной, хотя сердце вновь заныло.
    — У тебя будет больше причин, чтобы вернуться. — Он обнял её, и вновь в этом движении было столько нежности, сколько ей, казалось, не дарили за всю её жизнь. Объятия Дрого были сильными, но грубыми, как и он сам. В объятиях Даарио нежности не было, только страсть. А Хиздар… Дени не хотелось даже думать о нём.
    — Я думаю, вполне достаточно тех, что уже есть. — Она откинулась Джону на грудь и посмотрела на небо, вновь пронзительно голубое, будто вчерашний снегопад был нужен лишь для того, чтобы они с Джоном заблудились в лесу.
    — Как скажешь, моя леди. Если ты говоришь, что достаточно, то я верю тебе. — Она слушала его голос и вдруг поняла, что не может больше молчать. Она должна рассказать о том, кто она такая, нельзя ей больше играть с Джоном. Если он не сможет полюбить Дейенерис также, как полюбил Диану… Что ж это будет больно, возможно, даже невыносимо больно, но, по крайней мере, в её жизни больше не будет яда лжи.
    — Джон. — Она постаралась посмотреть на него, но увидела лишь часть лица. — Я должна рассказать тебе кое-что.
    — И что же это, моя леди?
    — Помнишь, вчера в лесу я говорила, что это мои тайны завели нас туда. Это была правда, у меня действительно есть тайна, и это из-за неё мы оказались вчера под снегопадом. Джон, я…
    — Так вот вы где? — Громогласный голос заставил её вздрогнуть и замолчать. В нескольких шагах от них стоял Тормунд и улыбался в рыжую бороду. — Вижу, ты уже совсем здоров, Сноу. — Дени тихо вздохнула, кажется, сама судьба была против её признания. Может это означало, что ей и не стоило признаваться. — Тогда я попрошу тебя вернуться в твой замок и разобраться с твоими предателями.
     
    Катиза, starina7, Karatirnak и 2 другим нравится это.
  15. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Погребальный костёр
    - Вы вечно будете сражаться в их сражениях. – Сир Алиссер смотрел с такой непередаваемой смесью отвращения и уважения, что Джону даже стало интересно, как могут уживаться в одном человеке столь противоречивые чувства. Спрашивать об этом он, конечно, не стал, только молча кивнул и отошёл в сторону. Трое предателей стояли с петлями на шеях, ждали, пока он осуществит вынесенный приговор, неподалеку уже был сложен костёр. Отец всегда говорил, что тот, кто выносит приговор, должен сам поднимать меч, иначе слишком легко забыть лицо смерти. Сейчас Джон многое бы отдал за то, чтобы забыть его. Он бы хотел, чтобы другой человек, не он, перерубил верёвку, что не давала петлям затянуться на шеях предателей. Он хотел бы, но не мог. Не мог переложить свой долг на чужие плечи, не мог пойти против заветов отца. Джон повернулся и посмотрел на Диану, стоявшую ближе всех к виселице, а потом на секунду прикрыл глаза и опустил меч.

    - Ты всё правильно сделал. – Диана положила одну ладошку ему на грудь и внимательно посмотрела в глаза, когда он спустился с помоста. – Они предатели, они не заслужили жизни.

    - Возможно. – Меньше всего Джону хотелось сейчас говорит об этом. – Ты увидела, как я казнил предателей. Теперь ты уедешь?

    - Выгонишь меня в ночь? – Она хитро улыбнулась и покосилась на тёмное небо. – Или боишься, что если я останусь, то произойдёт ещё что-нибудь?

    - Ни в коем случае. Оставайся на ночь и на столько, на сколько захочешь. – Он вернул ей улыбку, подавляя желание обнять как можно крепче. Не время сейчас, нужно было сделать ещё одно дело.

    - Мы будем ждать твоего возвращения, Диана. – Рядом с ними остановилась Санса. – Двери Винтерфелла всегда открыты для тебя.

    - Я бы сказала, что двери моего дома всегда открыты для вас, но я не уверена, что у меня когда-то был настоящий дом. – Она говорила странно, заставив Джона вспомнить её слова о тайне, что она говорила вчера в лесу и сегодня, когда их прервал Тормунд. Джон бы хотел спросить её об этой тайне, но решил, что она сама расскажет, когда будет готова. – Позвольте, я посмотрю. – Она легко скользнула в сторону и пошла прямо к погребальному костру, на который уже уложили мёртвых предателей и который теперь поливали маслом.

    - Зачем ей мертвецы? – Непонимающе поинтересовалась Санса.

    - Не знаю. Возможно, хочет посмотреть на тех, кого благодаря ей настигло правосудие. – Джон пожал плечами, глядя, как Диана подходит к костру и по очереди заглядывает в лицо каждого из предателей. Над последним она замерла дольше, чем над другими. Джон знал, что это Олли. Мальчик сирота, которого он сделал своим стюардом, который предал его. Возможно, Джон сам был виноват в этом, не объяснил мальчику почему убийцы его родителей заслужили жизнь и возможность пройти за Стену. Возможно… Для Джона это кончилось ранениями, для Олли смертью. Мальчика нашли сегодня в одной из кладовых, он, должно быть, пытался спрятаться, но в темноте оступился и неудачно упал. – Диана, отойди от костра подальше. – Окликнул Джон девушку, заметив, что леди Мелиссандра, которой доверили осуществить сожжение предателей, подносит факел к политым маслом дровам.

    Следующие события произошли слишком быстро. Диана повернулась к нему и улыбнулась, леди Мелиссандра коснулась факелом погребального костра, а Олли, до того, как и положено мертвецу, лежавший неподвижно, сел. Закричать, предупредить, сделать хоть что-то Джон не успел. Мертвец слишком быстро бросился вперёд, чёрные пальцы вцепились в горло Дианы. Время резко стало тягучим, будто тёмная кровь. Секунды, казалось, растянулись в вечность. Он видел, как Диана пытается оторвать руки мертвеца от своей шеи, как Тормунд слишком медленно достаёт топор, видел искажённое в крике лицо леди Меллисандры, не слыша при этом ни единого звука. А потом… Диана оступилась или мертвец, но Джон только и увидел удивительные фиолетовые глава девушки, расширившиеся от ужаса, а потом она и мертвец упали прямо в костёр, в пылающие огнями седьмого пекла дрова.

    Мир померк. Всё, что он ещё видел – её глаза. Нужно было помочь ей. Вытащить. Она не могла погибнуть. Не так. Нет.

    Чьи-то руки схватили его за плечи, не давая бросится к ней. Чей-то голос кричал что-то. Пустые звуки, не складывавшиеся в слова. Потребовалась вечность, прежде чем он понял, что ему кричат. – Джон! Джон! Не надо, пожалуйста! Её не вернёшь, Джон! – Ещё одна вечность потребовалось, чтобы он вспомнил, что рыжеволосая девушка, выкрикивающая эти слова, его сестра – Санса.

    - Я… Отпустите. – Голос слушался плохо, но безумие сменилось пустотой, он уже и сам понимал, что смысла бросаться в огонь нет.

    - А ты не прыгнешь в костёр? – Поинтересовались у него из-за спины, и Джон узнал голос Тормунда.

    - Нет. – Каждое слово давалось с трудом. Казалось, что он в ночном кошмаре. Что стоит только открыть глаза, и он вновь будет в маленьком домике в Кротовьем Городке. И Диана вновь будет жива.

    - Проклятый мертвяк. – Руки с его плеч всё же исчезли. – Так я и знал, что надо на куски порубить. Слишком уж понадеялся на защиту вашей Стены. – Тормунд прошёл мимо и силой пнул снег. Леди Мелиссандра стояла у полыхающего костра на коленях и бормотала что-то, протянув к нему руки. Санса прижималась к нему, всхлипывая, и он обнял сестру. Тени, которые, наверное, были людьми, растекались в разные стороны. А Джон думал только о том, что когда прогорит костёр, он обязательно пройдёт по пепелищу, найдёт то, что останется от его Дианы, а потом доедет до самого Дорна, до лорда Звездопада и заставит того признать незаконнорожденную дочь. Он пока не знал как, но знал, что сделает это. Диана заслужила права носить имя своего дома.

    Медленно опадали языки пламени, забравшего у неё уже второго любимого человека. Невольно Джон сравнивал этот костёр с тем, в котором сгорела Игритт. Оба эти костра зажёг он сам, вот только Игритт была уже мертва, тот костёр был знаком уважения к ней, вечной памятью, которую не должно было омрачить ничто. Диана была жива. Она должна была жить. Умная, красивая, весёлая, добрая, справедливая она могла сделать столько прекрасного, великого. На память об Игритт у Джона остался проведённый вместе месяц, на память о Диане лишь поцелуй в заснеженном лесу, её истории о далёких городах и сегодняшний урок стрельбы из лука. Джон обещал ей, что научит её правильной стойке, когда она вернётся из Цитадели, она хотела рассказать свою тайну. Теперь этого не будет, он никогда не научит её стрелять из лука, она не раскроет ему тайну. История девушки из Цитадели и лорда-командующего Ночного Дозора закончилась, не успев начаться.

    Он не знал, сколько времени прошло до того как костёр затух. Наверное, много. Даже прижавшаяся к нему Санса перестала всхлипывать и бормотать тихие, ничего не значащие слова. Люди все куда-то разошлись, и только жрица по-прежнему стояла на коленях у пепелища и, кажется, вовсе не собиралась уходить.

    - Санса, пусти. – Джон постарался как можно мягче отстранить сестру и пошёл в сторону бывшего костра, с твёрдым желанием выполнить задуманное. Чёрный пепел, покрывший землю, казался отвратительной раной на белоснежном снегу. Но долго этой ране существовать было не суждено, в некоторых местах снег уже лёг на пепел. Джон сделал ещё шаг и замер. Не могло на кострище быть никакого снега, жар, не успевшего остыть пепла, чувствовался даже через подошвы сапог, снег растаял бы, не долетев до земли. Джон резко развернулся туда, где, как ему показалось, он увидел снег. В картину, открывшуюся его глазам в следующий момент, поверить было невозможно. Пепел, укрывший всё плотным покровом, шевельнулся и посреди кострища села девушка. Девушка с серебряными волосами, ниспадающими по обе стороны от знакомого лица, и с удивительными фиолетовыми глазами Дианы. Ещё не веря в то, что он видел, Джон шагнул вперёд, желая дотронуться, почувствовать, что она не мираж, не порождение охваченного безумием сознания. Но тут за спиной раздался крик, и ему пришлось поспешно обернуться, только для того, чтобы оказаться перед оскаленными клыками дракона.

    - Дрогон, нет. – Тихий голос за спиной заставил дракона замереть, а заодно развеял последние сомнения в её реальности. – Не трожь. Не бойся его, Джон. Он прилетел сюда потому, что почувствовал мой страх. – Она подошла, и только сейчас Джон заметил, что на ней совсем нет одежды и, поспешно сняв плащ, накинул его на тонкие плечи девушки. – Спасибо. – Слабая улыбка, не понятно ему адресованная или дракону. - Лети, Дрогон. Мне здесь не угрожает опасность.

    Медленно, будто сомневаясь в её словах, дракон взмахнул крыльями, подняв настоящий вихрь из пепла и снега, и поднялся в воздух. Джон проследил за ним и, лишь когда удивительный зверь исчез в ночном небе, посмотрел на стоявшую рядом девушку. – Вы назвались Дианой Сенд, миледи. Каково ваше настоящее имя? – Спрашивая это, он уже знал ответ. В мире была лишь одна девушка с драконами.

    - Я Дейенерис Таргариен. – Она ответила твёрдо, в глазах не было больше ни следа колебаний. – Я приехала сюда, чтобы увидеть мейстера Эймона, который приходился братом моему деду. Маскарад нужен был для того, чтобы не позволить Ланнистерам дотянуться до меня. – Теперь её слова звучали правильно. Сразу стали понятны и её фиолетовые глаза, и знания о городах и традициях Эссоса, и нежелание говорить о драконах или самой себе - Дейенерис Тагариен, стало понятно, что увидела в ней Мелиссандра, и какую тайну она хотела раскрыть.

    - Как скажете, ваша милость. – Ответил он, хотя сказать хотелось совсем другое, хотя хотелось обнять, зарыться лицом в волосы, пусть не чёрные, а серебряные, сказать, как любит и как боялся, что потерял навсегда. Но она была королевой, а значит, все его чувства не имели смысла. – Вы босая. Позволите мне отнести вас в замок? – Она кивнула, и он подхватил её на руки, запрещая себе думать, что её движение было знакомым и близким и вовсе не напоминало о горделивой королеве, и понёс Дейенерис Таргариен в покои лорда-командующего, единственные, что подходили королеве по статусу.
     
    aurelle, Karatirnak, Катиза и 3 другим нравится это.
  16. aurelle

    aurelle Лорд

    Алора до чего же хороша, всё-таки эта ваша история:thumbsup::in love:
    Кстати, помнится, вы обмолвились словом, что напишете ещё часть после финальной:rolleyes: не передумали?
     
    Катиза, Oceanemotion, Алора и ещё 1-му нравится это.
  17. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Спасибо, мне самой нравится:oops::oops:
    Не передумала. Думаю к празднику написать, вместо поздравления;)
     
    Катиза, Oceanemotion и aurelle нравится это.
  18. aurelle

    aurelle Лорд

    :thumbsup::hug:
    Здорово!
    Самой нравится поздравлять новеньким;)
     
    Катиза, Алора и brook нравится это.
  19. brook

    brook Ленный рыцарь

    Ура))):bravo: Присоединяюсь к ожиданию)):angelic:
     
    Катиза, Oceanemotion, Алора и ещё 1-му нравится это.
  20. Алора

    Алора Межевой рыцарь

    Ты только дождись
    Эта ночь обещала быть долгой. Достаточно было уже того, что в её начале Дени вынуждена была убедиться в существовании живых мертвецов и даже почувствовать насколько смертоносными были эти твари. Когда то, что ещё мгновение назад было телом мальчика, схватило её, Дени показалось, что её шея переломится, настолько сильна была хватка мёртвой твари. Чудо, что Дени вспомнила слова Джона о том, что огонь способен уничтожать этих существ. Наверное, бросаться в костёр было жестоким по отношению к Джону, он ведь не знал, что пламя ей не страшно, но в тот момент Дени не могла даже вдохнуть, не говоря уж о том, чтобы предупредить о собственной неопалимости.

    Когда костёр догорел, она поняла, что в этом пламени сгорела и её тайна. Черная краска исчезла с её волос, оставив лишь природное серебро. А появление Дрогона, должно быть почувствовавшего её страх в момент нападения мертвеца, лишь послужило подтверждением очевидного. Но вместе с тайной, кажется, сгорели и их с Джоном отношения. А ведь на секунду ей показалось, что всё будет хорошо. Он так смотрел на неё, когда она села посреди прогоревшего костра, так смотрят на драгоценность, на что-то, что боятся потерять. Но после того, как она отослала Дрогона, этого выражения в глазах Джона уже не было, его сменили вежливость и учтивость, которые причиняли Дени почти физическую боль. Джон принёс её в свои покои, сказал что-то про единственную комнату подходящую королеве, будто и забыл, что две недели она прожила в крохотном домике крестьянина, и ушёл, пообещав найти ей одежду, оставив Дени кутаться в плащ и кусать губы в тщетных попытках сдержать слёзы.

    Потом пришла леди Санса с несколькими девушками из вольного народа, они помогли ей принять ванну и смыть с себя пепел костра, при этом леди Санса то говорила как она рада, что Дени жива, то сбивалась на путаные извинения за то, что относилась к королеве как к бастардке. К тому моменту как сестра Джона ушла, Дени уже успела несколько раз вслух её простить и мысленно взмолиться Семерым, чтобы они убрали леди подальше, её извинения были последним в чём Дени нуждалась.

    Дверь тихо скрипнула, и Дени, сидевшая на кровати, закутавшись в плащ Джона, повернулась. – Я попытался подобрать вам одежду, ваша милость. Здесь самые маленькие вещи, что удалось найти. – Джон всё с той же безупречной вежливостью опустил рядом с ней стопку чёрных вещей и отвернулся.

    - Спасибо. – Она развернула вещи, стараясь не плакать, и принялась одеваться.

    - Вам нужно ещё что-нибудь? – Он спросил, не поворачиваясь, когда Дени уже застёгивала рубашку.

    - Нет, если только поговорить. – Она одолела последнюю застёжку и, шагнув к Джону, положила ладонь ему на плечо. – Ты можешь повернуться. Я оделась, и я хочу поговорить с тобой.

    - О чём, ваша милость? – Он повернулся, и на секунду Дени показалось, что она увидела в его глазах отражение своей собственной боли.

    - Для начала перестань называть меня – ваша милость. У меня есть имя, и я давно дала тебе разрешение использовать его.

    - Как скажете, Дейенерис. – Он послушно склонил голову, а Дени так и не поняла, стало ли ей хоть немного лучше от того, что он назвал её по имени.

    - Джон, скажи, что-то не так? Я обидела тебя? Прости, я вовсе не хотела оскорблять тебя, тайна нужна была для того, чтобы уберечь меня. Я хотела рассказать тебе правду, но меня прервали, дважды.

    - Я понимаю, Дейенерис. И я вовсе не обижен на вас. И прошу вас простить меня.

    - За что? – Дени ухватилась за эту фразу, почувствовав, что возможно его отношение к ней имеет причины более глубокие, чем обида.

    - За то, что бастард позволил себе неуважительное отношение к королеве.

    Семеро, и это всё? Дени не знала даже плакать ей или смеяться. И из-за этой ничего не значащей глупости он довел ее до слёз? – Джон, от того что краска пропала с моих волос, а ты узнал моё настоящее имя ничего не изменилось. Я не стала другой. Диана была маской, но я не играла ничего кроме слов. – Дени протянула руку и осторожно коснулась его лица, заставив посмотреть себе в глаза. – Я не играла свои чувства к тебе.

    Что-то поменялось в глубине его глаз после этих слов, возникло что-то похожее на надежду. И всё же он ничего не сказал, наверное, боялся поверить ей.

    - Джон. – Дени ласково провела ладонью по его щеке, уже веря в то, что всё удастся вернуть. – Ты поцеловал Диану, неужели Дейенерис хуже?

    - Нет. – Она скорее прочитала по губам, чем услышала его ответ. – Не хуже. Ты настоящая не можешь быть хуже. – Дени только улыбнулась в ответ и шагнула к нему, дав себя обнять. – Я думал, ты погибла. Это было ужасно. – Она почти не вслушивалась в его слова, ведь главным было то, что они снова вместе. – Думал, что потерял тебя.

    - Не потерял. – Она откинулась назад так чтобы видеть его лицо. – И никогда не потеряешь, обещаю.

    - Разве ты не улетаешь завтра?

    - Улетаю. Но я вернусь. – У Джона такие внимательные и добрые глаза, ей казалось, она никогда таких не видела, а ещё шрамики, старые, она так и не спросила, как он их получил. – Обязательно. Ведь мне есть к кому возвращаться.

    - Я буду ждать. – Он улыбается, а Дени подаётся вперёд, привстаёт на мысочки, прикрыв глаза, зная, что он ответит, но всё же боясь. А потом их губы встречаются, и мир вокруг них перестаёт для неё существовать.

    ***

    - Ты всё же улетишь? – Джон знал ответ на этот вопрос, но Дени понимала, почему он его задаёт.

    - Я не могу иначе. – Вода, которую принесли для умывания, была такой холодной, что жгла руки, но это было хорошо, бодрило после бессонной ночи и давало надежду, что она не уснёт прямо на спине дракона. – Я нужна Миэрину и моим людям.

    - Я понимаю. – Он подошёл сзади, набросил плащ и задержал руки на её плечах дольше, чем это было необходимо. – Я бы хотел отправиться с тобой, но, боюсь, лорды Севера не поймут.

    - Спаси брата, Джон. И верни свой дом. – Она повернулась и положила ладони ему на грудь. – А я верну порядок в свой город, и найду способ перевезти свою армию. Мы встретимся посередине наших путей.

    - Порой мне кажется, что наши дороги сошлись слишком рано. – Он улыбнулся, но в этот раз печально.

    - Может быть. – Дени вновь приподнялась на цыпочки и поцеловала его, легко, коротко, большего они сейчас не могли себе позволить, их ждали. – Но я не жалею об этом.

    - Как и я. – Джон отстранился и распахнул дверь перед ней.

    Люди уже ждали их во дворе. Сир Давос, леди Мелиссандра, которая не могла полететь с Дени и решила остаться с Джоном, леди Санса, Тормунд и бойцы из вольного народа, которые должны были сопровождать Джона и Сансу в Белую гавань, замок лорда Мандерли, где собирались войска лордов, готовых воевать за Старков. А ещё их ждал Дрогон. Двор замка был тесен для её дракона, и тот замер несколько неуклюже, стараясь не шевелиться, чтобы не разрушить место столь дорогое для его матери. Увидев Дени, Дрогон поднял голову и тоскливо взревел, будто прося её, наконец, отправиться в путь. Несчастный дракон засиделся на одном месте, но как бы Дени не было жаль своего крылатого сына, сил отпустить руку Джона она в себе не находила.

    - Удачи тебе, Дейенерис Таргариен. – Джон первым нашёл силы, чтобы сказать слова прощания. – Подари мир своему городу и возвращайся домой.

    - И тебе удачи, Джон Сноу. Верни свой дом и своего брата и дождись моего возвращения. – Ей было страшно улетать, страшно думать, что пока она будет бороться с господами в Эссосе, с Джоном здесь может что-то случиться.

    - Я дождусь, моя королева. – Он вновь обнял её, но лишь на секунду. – До встречи.

    - До встречи. – Она, наконец, собрала остатки сил, отпустила его руку и взошла по подставленному Дрогоном крылу. – Вверх, Дрогон. – “Если я оглянусь, я пропала”. Поняла она. Стоит оглянуться и она растеряет всю уверенность, останется, не сможет улететь туда, где так нужна. Дени сомкнула глаза, крепко держась за шипы Дрогона и зная, что умный дракон сможет взлететь и взять нужное направление сам.

    Открыть глаза и обернуться она рискнула лишь тогда, когда замок уменьшился до размеров мошки, а люди давно перестали быть различимы. – Я вернусь, Джон, обещаю. – Пробормотала она. – Ты только дождись меня. – Ветер бивший в лицо сдувал непрошеные слёзы, Дейенерис Таргариен развернула своего дракона туда, где за морем лежал Миэрин, который ей необходимо было пройти для того чтобы вернуться домой.
     
    Karatirnak, Катиза, Oceanemotion и 3 другим нравится это.