1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Я вернусь, обещаю

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем aurelle, 8 фев 2018.

  1. aurelle

    aurelle Лорд

    Фандом: ПЛиО
    Автор: aurelle
    Категория: Гет
    Размер: пока планируется Миди...
    Пейринг/Персонажи: Дени/Джон и многие другие...
    Рейтинг: R
    Жанр: AU, романс, приключения.

    Предупреждения: ООС, произвол, местами шаткая логика.
    Краткое содержание: Джон и Дени выросли вместе в Винтерфелле... Гет с северным оттенком.

    Этот фик родился в фанфишной игре маленькой зарисовкой в местном клубе Джона и Дени ... И при поддержке уважаемых соклубников получил своё продолжение...

    Это будет некая романтичная сказка, созданная исключительно ради цели - протащить любимых героев по красивым локациям и живописать их волнения, переживания и встречи с другими персонажами... Борьбу за власть и Иных, разумеется, никто не отменял;)

    Реалии книжные, от сериала лишь чуть.
    Временные рамки сдвинуты: в первой части Дени 13 лет, Джону 14; в третьей им 18 и 19 соответственно.

    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину.
    Статус: в процессе
     
    Последнее редактирование: 12 мар 2018
    ikris и brook нравится это.
  2. aurelle

    aurelle Лорд

    1. Роза моего сердца.

    Джон помнил, когда он увидел её впервые. Они были ещё совсем детьми, но он всегда помнил отчётливо, как она появилась в замке. Отец спас её от преследователей. Она была истощена и находилась на грани жизни и смерти, когда нашла приют в этих стенах. Он убедил Роберта Баратеона оставить в живых маленькую дочь Безумного короля, когда её обнаружили прячущуюся в одном из домов в Речных Землях. Он поклялся, что если девочке сохранят жизнь, он сделает так, что она никогда не станет угрозой короне. Слову Старка всегда можно было верить, оно спасло её жизнь. Дейенерис Таргариен стала его воспитанницей. Ещё одним побочным ребёнком. Как бастард. Ну прям точно, как сам Джон..

    Джон помнил бледную девочку, тонкие ручки и ножки, белые волосы. Она почти не могла ходить. Лорд Эддард нёс её на руках сам, когда толпа зевак собралась во дворе... Джон увидел её в короткий миг, самого необычного ребёнка, что можно представить, которого бережно несли на руках, как какое-то редкое и сказочное существо.

    Когда Дейенерис оправилась, он уже мог смотреть на неё чаще. И с каждым разом ему хотелось делать это всё больше...

    Она была очаровательной. Худенькая, милое личико, тонкие запястья и пальцы, чудесные серебряные волосы. И глаза. Такие, что заставляли замирать его сердце. Когда смеялись, или грустно округлялись, становились влажными от слёз, или от ветра.
    Она была, словно дивным видением, самым прекрасным фантомом.
    Она была очень сильной. Хрупкой, но стойкой. Никогда не впадала в истерики, была всегда сдержанной и тактичной, часто задумчивой и молчаливой. Если ей было обидно или больно, она всегда терпела и даже улыбалась, и лишь глаза выдавали её. Она была очень доброй. И умела разговаривать так ласково, как никто не умел. Её голос звенел, как тонкий колокольчик, и ласкал его слух, как самый чудесный в мире звук.

    Она становилась всё милее день ото дня. И Джон понимал, что она его бесконечно манила.

    Робб всегда смотрел на неё дерзко, шутил, всегда улыбался и демонстрировал ей своё превосходство буквально во всём. Бывало, что даже подглядывал за ней, когда она купалась или когда собиралась в постель. Он часто пытался дотронуться до неё, как бы невзначай, в то время, как Джон боялся при ней даже дышать. Она делала вид, что не замечала этого.
    Но когда они собирались все вместе, все дети Винтерфелла, когда говорили о чём-то у камина или в саду, она всегда смотрела только на Джона. Так открыто, так уверенно, что он смущался и терял своё дыхание. Он позволял лишь на миг бросить на неё короткий взгляд, боясь выдать своё частое сердцебиение и волнение, и порой густо краснел, когда это ему не удавалось.

    Когда они сталкивались с ней один на один, он был немногословен, но иногда забывался и обнаруживал вдруг в себе красноречие. Он улыбался широкой улыбкой рассказывая что-нибудь интересное. Она смотрела на него заворожено, когда он говорил, показывая пальцем куда-нибудь в небо, мечтательно рисуя руками какие-то образы в воздухе. Она могла рассмеяться так, как никогда не позволяла себе при других. Они оба не могли позволить себе быть собой с кем-то ещё и им обоим казалось, что рядом друг с другом они будто сами могут выбирать свою судьбу... Но когда он ловил её взгляд в такие моменты, то вмиг стихал, потому что открыть ей свою душу ему было очень и очень страшно, а ведь он мог сказать ей гораздо больше...

    Он отчётливо помнил тот вечер...

    - Ты дурак, Сноу. Уезжать в Дозор так и не познав бабу, - усмехнулся Теон. - Хотя для тебя это, пожалуй, и к лучшему.
    - Говорят, что наша Дейенерис на днях расцвела, - подхватил Робб. - Знаешь, что это значит, Джон, а? Что она уже женщина... - он улыбнулся глупой улыбкой.

    Джону хотелось врезать им обоим по лицаму, хотя в их словах не было ничего предосудительного. Нормальные разговоры для юношей их возраста, он слышал подобное десятки раз. Но тогда его просто обуяла ярость и его затрясло. Рот сжался не в силах выдать ни слова.

    - Не переживай, что не сможешь жениться на ней. Она никогда не выйдет замуж, это запрещено ей короной. Но это не значит, что ей нельзя того...- Теон сделал непричлиный жест, облизнув губы.

    Джон разозлился и ударил Грейджоя кулаком в плечо. На что тот не стал отвечать подобным же и лишь рассмеялся.

    - А ты спроси её, может ты ей нравишься, и можно разок, перед тем, как ты уедешь?

    Джон вскочил на ноги стремительно покинул комнату. Он убежал в богорощу.
    Уже вечерело, и деревья давали ещё большую тень. Но Джон никогда не боялся приходить туда даже в сумерки, даже ночью и в тёмный час перед бурей. Он знал, что у Богов безопасно.

    Он упал на колени и молчал. У него не было ни единого слова молитвы. Он зажмурил глаза и приставил к ним свои руки. В попытке унять жуткую горечь внутри.

    Красные листья слегка шевельнулись. Кожу обдало тёплым ветерком.

    - Так вот ты где... - услышал он тихий голос, такой нежный и для него самый волнующий.

    Джон обернулся и увидел Дейенерис. Она стояла в светло-голубом платье, такая красивая, светлая, она словно сияла. Он был очарован ею и любовался её красотой, замерев. И через несколько мгновений вскочил на ноги, отряхнулся и приосанился.

    - Я искала тебя. Завтра на рассвете ты уезжаешь, а я не хочу терять ни минуты, чтобы пообщаться с тобой до того, как это случится.

    Джон был ошарашен. Он глазел на неё, онемев. Она сделала шаг к нему навстречу.

    - И я хочу подарить тебе кое-что на прощание.

    Она подошла ещё ближе. Сердце Джона готово было выскочить из груди.

    - Но у меня нет ничего для тебя, Дейенерис. Кроме этого...

    Он подобрал с земли цветок, что сорвал до того, как пришёл к сердце-дереву.
    - Это голубая зимняя роза. Они не цвели много лет, но сегодня распустился первый цветок, спустя очень долгое время. - Он робко протянул розу ей и улыбнулся. - Если узнают, что я сорвал её для тебя, мне попадёт...

    Он смутился, поняв, что, возможно ей не понравится его такой дерзкий поступок и она его осудит. Но она этого не сделала.

    - Я обещаю, что никто не узнает, - улыбнулась она. И тут же поднесла цветок в носу и втянула его запах. Её глаза уплыли под веки. - Боги, какой аромат! Это просто невероятно. Ничего слаще я в жизни не ощущала.
    - Да, это так, - улыбнулся Джон, - он пахнет совсем, как...

    Как ты хотел сказать он. Но эти слова не смогли покинуть его...

    Дени посмотрела на него иначе, как-то очень загадочно и сделала шаг ещё ближе. Он понял, что смотрит на её рот, но не смог оторвать от него своего взгляда. Боги, какая же она красивая.

    - А теперь разреши подарить тебе мой подарок.

    Она закрыла глаза и коснулась своими губами его губ. Джон на миг перестал дышать и замер. Но почувствовал нежное прикосновение и быстро оттаял. Это было так невероятно. Его желание вдруг сбылось! Такое сладкое, переполненное нежности и трепета желание. Он мягко положил ей руки на плечи. Тепло её кожи под шёлковым платьем, её дыхание, её свежесть заставили его воспарить куда-то в небеса. Она была перед ним, его мечта, его радость. И дарила ему поцелуй.
    Она легко шевельнула губами по его, он чуть приоткрыл их и слегка прихватил её губы, затем ещё и ещё, так робко и так трогательно. Такие нежные, такие мягкие губы. Можно ли опьянеть от них? Джон точно знал, что можно...
    Он с трудом оторвался и посмотрел на неё. Её щеки пылали румянцем, а глаза были полуприкрыты, она мягко улыбалась ими. Её незабываемые, драгоценные, ни на что не похожие глаза.

    - Ты самое прекрасное создание, что я когда-либо видел. И я никогда не увижу никого красивее, чем ты. Ты лучшее, что есть в этом мире... - неожиданно для самого себя выпалил он.
    Она снова поцеловала его, обняв за шею. На этот раз более крепко. Их губы дрожали и двигались смелее. Ты моя сладость, говорил он ей про себя. Ты моя мечта.

    Они простояли так какое-то время. Джон забыл всё на свете. Он набрался большей смелости и прижал её к себе крепче, обняв за талию. Она неожиданно отпрянула. Её лицо горело, а глаза блестели. Она посмотрела вниз и улыбнулась.

    - Что это?

    Джон густо покраснел, оттого, что она обнаружила его возбуждение, и инстинктивно прикрыл себя плащом, будто был обнажён полностью, а не только сердцем.

    - Прости, я не хотел. Просто...

    Аааа! Он проклинал себя. Надо же было так себя выдать и испортить всё к чёртовой матери?!

    - Не стоит оправдываться, - тихо ответила она, глядя в его глаза. Тем прямым и пронзительным взглядом, что всегда, с самого детства, означал Я люблю тебя. Он означал Я выбрала тебя. - Мне приятно. Я знаю, что это значит. Что ты хочешь быть со мной... Потому что..

    Джон вдруг понял, что ему совершенно нечего больше терять и продолжил её слова:

    - Потому что я люблю тебя, Дени.

    Она замерла. Она услышала эти слова и то имя, которым её прежде называл только один человек. И снова поцеловала его. Так отчаянно, и Джон понял, что это было прощанием.

    - Я ведь чувствовала всегда к тебе то же. Разве ты не знал этого?

    Он не знал, что ответить. Он думал, что произойди то, что сейчас произошло здесь, в богороще, раньше, ему было бы совсем невыносимо покидать её. Впрочем, и теперь, это было невыносимо. Его нутро сжалось так сильно, что стало больно.

    - Я всегда буду помнить тебя, Дейенерис. Каждый момент, с тех самых пор, что я тебя впервые увидел. И твой подарок тем более.
    - И я буду это хранить. До того, как ты вернёшься ко мне.

    Джон закрыл глаза. Боги! Он чуть не заплакал, как глупый ребенок.

    - Оттуда, куда я ухожу, не возвращаются, Дени.

    - А ты обещай, что вернёшься. Что ты будешь первым на свете, кто сделает это.

    Он закрыл глаза и приник к её лбу своим лбом.
    Чёрт, как это жестоко! Почему? Почему? Почему? Она, наивная, юная, нежная, говорит ему такое. А он злится на эти слова, и на себя, чёрт побери, злится. Что родился не тем, кем положено. Что встретил её и познал, где находится сердце...
    Он знал уже давно, куда ему надлежало отправиться, когда Бенджен Старк несколько лет назад рассказал ему о древнем северном ордене и отец тогда поддержал его. Джон принял свою участь и даже был почти уверен, что сам этого всегда желал. Но сейчас...

    - Я так сожалею, что мы с тобой мало были вместе, - снова заговорила она. - Я всегда буду помнить твои рассказы, твоё лицо и горящие глаза. И наши снежные игры. Никто так мне не был дорог на всём белом свете. И я не хочу быть однокой всю свою жизнь, а потому, обещай, что мы встретимся снова... Обещай мне Джон, обещай мне.

    Он не ответил тогда ничего. Она и не требовала. Они говорили о многом в тот долгий вечер. Снова, как в те счастливые моменты... о звездах, о драконах, о богах и загадках этого мира. О великих королях и подвигах. О многом и многом прекрасном...


    ***


    Я вернусь к тебе , Дени. Я не знаю, как, но вернусь...
    Он твердил эти слова про себя снова и снова. Каждый вечер, все те долгие месяцы, что жил без неё рядом. И трезвый, и пьяный от боли и ран. И в холоде, и в объятиях женщины. Каждый раз про себя, он твердил перед тем, как заснуть. И он засыпал. И именно благодаря мыслям о ней, он был ещё жив...
     
    Лилия, starina7, lelrf и 6 другим нравится это.
  3. aurelle

    aurelle Лорд

    2. Снег в моей голове

    Звёзды рассыпались, словно бриллианты, по тёмно-синему бархату. Небо Эссоса было другим. Не таким как на севере Вестероса. Пусть она и видела знакомые звёзды, они казались ей совсем чужими.
    Здесь всё было ярче, пестрее. Здесь было много цвета. Много красот и разнообразия. Пёстрые люди, пёстрые одежды, пёстрые дворцы. И запахи... Много запахов и много грязи. Много разных вкусов и много крови. А так же зноя, похоти, зверств.

    Всё, что произошло с Дени до прибытия в Винтерфелл, стало смутным видением в памяти. Она помнила тёмный угол, в котором ютилась, словно напуганный котёнок. Помнила добрые глаза пожилого Уиллема Дарри, который навещал её в том доме время от времени и звал её ласково Дени. Она помнила те злые глаза, что её выдали. И голос, низкий и густой. Невинное дитя не заслуживает смерти только за то, что родилось не в той семье и не в то время... Она помнила те крепкие руки, которые подняли её, когда сил стоять на ногах уже не было... Лорд Эддард Старк, так звали того человека.
    Его древний замок стал ей обителью. Она не помнила ни Драконий Камень, ни Речные Земли, в которых жила до шести лет...
    А Винтерфелл ей снился часто. Угрюмый и суровый, как сам Север, лорд Эддард, отважный Робб, утончённая Санса и озорная Арья, мечтательный Бран, весёлый кроха Рикон. И Джон. Его она видела чаще всех. Она никогда не могла разглядеть его лица во сне, он всегда был в тени, как и тогда в доме волков, в тени законных детей семьи Старк, но она всегда знала, что это он.

    Ей так не хотелось просыпаться, чтобы увидеть, наконец, его лицо и улыбку, услышать что-нибудь о созвездиях и драконах, почувствовать прикосновение его ладони к своей. И не только... Но у неё не получалось. Днём было много забот, и до следующей ночи, когда она оставалась одна в постели, она забывала о тех снах и о прошлом. Как давно это было. Они были ещё детьми, такими юными и невинными.

    Стоя на террасе Великой Пирамиды в её последнюю ночь в этом городе, Дени могда насладиться дуновением ветра с реки, запахами и звуками этого города, но вдруг окунулась головой в снег, вспомнив фрагмент своего детства. Она вспомнила, как лорд Эддард отправил её вместе с Джоном из Винтерфелла в Хорнвуд, потому что король собирался нагрянуть к Старкам вместе со всей своей свитой.

    В тот день, когда леди Кейтилин вошла к ней в комнату и холодным голосом призвала её к сборам на пару недель, прочь из замка, чтобы не сердить Его Милость своим видом, Дени была счастлива, как никогда. Это было важное условие, и она была безмерно благодарна чете Старк за такое решение. Меньше всего она хотела бы видеть давнего друга лорда Эддарда и убийцу её семьи. Она слышала о Роберте достаточно часто, она делала вид, что её никак не задевают эти разговоры. Она слышала, как шептались о том, что она сестра насильника Рейегара, а потом плакала в подушку по ночам, тихо, чтобы никто не услышал. Ей так хотелось крикнуть в лицо тем людям, что леди Лианна была отомщена, а Рейегар, даже если он и совершил такое злодеяние, то давно был наказан смертью своих маленьких детей, жены и своей собственной. Позже по прошествии лет, услышав разные толки о своём брате, она всё больше недоумевала от того, что эта история с насилием вообще имела место. Он был хорошим человеком, а она дикой, настоящей волчицей. Лианна не могла стать жертвой! Дени знала это, потому что сама была такой. Хищная женщина, пусть даже совсем молодая, даст проявиться своей сущности и никогда не позолит другим обидеть себя. Дени чётко помнила Арью, которая, судя по многочисленным разговорам, была похожа на тётку, и не могла представить, что кто-то сможет посткпить с ней столь же жестоко, когда она станет взрослой...

    Когда Дени собирала свои скромные пожитки, к ней явилась Санса и сообщила, что Джон поедет вместе с ней. Маленькая леди Старк говорила с таким видом и таким тоном, будто Дейнерис это должно было как-то расстроить, но она едва не вскрикнула от радости. Ей, беглянке без прав и родных, было всё равно до того, бастард он или нет. Он получше всех вас, высокомерных лордёнышей, подумала Дени и едва сдержала улыбку.

    Дорога в Хорнвуд оказалась лёгкой, а погода благоприятной. Леди Донелла приняла их прохладно, но очень скоро прониклась к двум детям и в последствии даже привязалась к ним, совершенно открыто проявляя теплоту и заботу. Своих наследников у неё не было. Был замок, и люди, и даже женихи, но счастья быть матерью Боги ей не дали. Она часто смотрела на них двоих за обедом или на прогулках и приговаривала, вы, как день и ночь, такие разные, но так чудно смотритесь вместе... До чего же хорошенькие - была её любимая фраза, она не уставала её повторять. Будто они были малышами, а вовсе не подростками. Джон поначалу часто краснел и сердился на эти слова, заявляя, что они уже не дети, что он так и вовсе почти мужчина, на что леди Донелла умилялась ещё больше. Вскоре, поняв, что его злость была глупой и совершенно бессмысленной, Джон уже перестал возражать и улыбался, когда она проявляла свою нереализованную материнскую любовь.

    За те две с небольшим недели они с Джоном сблизились и стали смелее в отношении друг друга. Раньше он часто смотрел на неё затаив дыхание, а когда Дени ловила его взгляд, быстро отворачивался и делал вид, что он глядит в другую сторону. Такой глупый, вроде и смелый, но порой впадал в ступор при виде её. Дени никогда не донимала его, не была навязчивой. Когда он хотел поделиться с ней чем-либо, он это делал, просто выйти на этот контакт было непросто. Дени сама прекрасно знала, что значило быть закрытым человеком. За время их пребывания в гостях, этот ступор и неловкость постепенно исчезали...
    В один из последних дней выпал снег. Мело весь день, и лишь к вечеру метель прекратилась. Дени чувствовала себя очень скверно с самого утра, тянущая боль в животе и ломота в пояснице не покидали её, и этот подарок природы оказался очень кстати.
    Джон и Дени обрадовались впезапному летнему снегу, хоть и видели его не впервые, он лег плотным и густым покровом, не так, как обычно. Зима близко, хором проговорили они и выскочили во двор. Леди Хорнвуд, предвидев подобное, заранее попросила слуг сварить пунш и угостила обоих детей перед прогулкой, чтобы горячий напиток согрел их внутри. Он согрел и даже слишком, они оба опьянели и почувствовали себя гораздо смелее и раскрепощённее...

    Солнце клонилось к закату, небо прояснилось и окрасилось ярко: розовые облака с золотистыми бликами на сине-фиолетовом фоне.

    Дейнерис медленно, шаг за шагом, ступала по белоснежному ковру, чувствуя, как он приминается и хрустит под её ногами. Такой чистый и свежий, такой красивый. Снег. Джон же нашёл какую-то палку, схватил её, словно меч, и вычерчивал на поверхности какие-то знаки, изображал, что сражается с кем-то. Он ушёл в себя, и какое-то время Дени молча наблюдала за ним и за тем, как он вспоминает уроки сира Родрика. Она улыбнулась, нагнулась к земле и зачерпнула снег рукой, сбив его в плотный комок. Мгновением позже он уже летел в Джона. Снежок угодил ему в голову, и он тут же очнулся, а Дейенерис заливисто рассмеялась, даже слишком смело и громко, так, что её недомогание сразу же отпустило. Он улыбнулся и, бросив свой "меч", последовал её примеру, скатав снежный шарик чуть побольше. Увидев, как он вооружается, она метнулась в сторону с ещё большим смехом и решила продолжить игру. От снежка Джона, брошенного в её сторону, она успешно увернулась, а её - достиг цели и попал ему в лоб.

    - Даа! Точное попадание! - закричала она сквозь смех и принялась вооружаться для нового "удара".

    - Ах так! Ну погоди у меня. Моя месть будет беспощадной... - и он несильно запустил в неё комочек, небольшой и рыхлый, который попал ей в грудь. Удар был очень слабым, но отозвался болью в её чувствительной в последнее время части тела. Дени округлила глаза и открыла рот...

    - Да! Бей дракона!

    - Вот значит как! - рассмеялась она, быстро позабыв о неловкости, и бросилась подальше, зачерпнув ещё больше снега. - Узри мой гнев! Ты разбудил дракона! - и снова ответила ему, запустив в него очередной шарик.

    Они бегали друг от друга и кидались снежками. Она бросала со всей силой, а он - легко и бережно.

    - Огонь! - кричала она, кидая в него снегом.

    - Волки такого огня не боятся, - отвечал он ей. - А драконы ничего не понимают в снеге...

    Дени остановилась и изобразила, как злится дракон, как напрягаются его ноздри и скалятся его зубы, с трудом скрывая улыбку.
    Джон хохотал, ухватившись за живот, и шагал назад, а потом запнулся о свою палку в снегу и упал на спину. Дейенерис среагировала очень быстро. Она совершенно не могла упустить этот момент, подбежала к нему и принялась взрывать снег руками, рассыпая прямо на его лицо.

    - Это кто тут ничего не понимает? Получше тебя понимаю. Вот тебе, на! Получай снежный фонтан! - он зажмурился, но тут же увернулся ловко, словно кошка, освободился из снежного плена и, ухватив её за плечи, повалил на снег. Он улыбался, она улыбалась ему в ответ. Он мог закидать её снегом, как она это сделала с ним, но медлил, просто держал её крепко. Их улыбки вдруг угасли, и они смотрели друг другу прямо в глаза, щёки пылали ярко-розовым, как небо над ними. Пожалуй, ему было неловко вспоминать свою смелость на следующий день. Он молчал, молчала и она. Было слышно только дыхание. Она вдруг почувствовала, как по её бедрам внутри разлилось тепло, и стало непривычно липко и мокро, а боль внизу живота вернулась с ещё большей силой. Это была её первая лунная кровь. Она вдруг ощутила себя такой беззащитной и безоружной, что ей даже стало обидно. Так уязвима от хмеля и его рук. Это был, пожалуй, самый неподходящий момент, чтобы понять, что девчонка мгновение назад уже стала почти женщиной. И так не вовремя, чёрт возьми, оказалась в снегу рядом с мальчишкой, смотрящим на неё таким проникновенным взглядом.
    Дени поднялась и отряхнула своё скромное платье, которое успело сильно промокнуть.

    - Я обидел тебя? - спросил Джон предельно деликатно, испугавшись того, что, возможно, мог сделать ей больно или неприятно.

    - Ничего, всё в порядке, я просто устала. - Она попыталась улыбнуться, но рот изгибался дугой, уголками вниз, а не наверх, как только что, во время их весёлой игры. Подбородок стиснула глупая обида, и она решила исчезнуть, чтобы не выдавать себя, постаравшись больше не говорить дрожащим голосом. - Это правда, Джон. Дело не в тебе, а во мне. Прости.

    Дени скрылась в замке. Отыскав леди Хорнвуд, от непонятно откуда накатившего отчаяния, свежего воздуха и хмеля в крови, она бросилась к ней и обняла её. Она рассказала, что произошло с ней во дворе, на что получила порцию утешений и причитаний. И тогда она поняла, на что похожа любовь матери. Когда тебя любят не за что-то, а просто так, от души, и готовы стерпеть твои слёзы и выслушать.

    В тот вечер Джона она больше не видела, их гостевые покои находились в разных частях замка. Она приняла у себя тёплую ванну и поужинала в одиночестве. А потом сладко уснула.
    Проснувшись утром, они обнаружили, что снег растаял, а они снова стали собой...


    Дени улыбалась... Глядя на ночной Скахазадхан с террасы Пирамиды, она отчего-то видела метели и простор Севера, видела лицо леди Донеллы, первый пунш в простой глиняной чаше, снег в волосах Джона...
    Синяя роза на ледовой стене, прошептала она. Та самая роза в её руках пять лет назад. Она помнила её, как будто это случилось вчера. Она помнила тот вечер, смущённого юношу у чардрева, первый поцелуй в её жизни. Они были детьми и оба не имели права выбора. Дени хотелось, чтобы он стал её защитником. Не всего государства, а её собственным. Ей хотелось, чтобы он взял её за руку и предложил сбежать на край света. Но она не осмелилась говорить об этом. Для них обоих так предать лорда Старка было просто немыслимым. И они покорились судьбе. Синяя роза... Та роза манила её. Её запах, сладкий и нежный, как его губы, как вкус первой любви. Она видела её в доме Бессмертных. На ледовой Стене, где сейчас и был Джон. Что это значило? Что они снова увидятся? Она здесь, в Эссосе, а он на другом конце света, скованный клятвой до гроба. Обещай мне, шептала она... И ведь верила, глупая... А во что она верит сейчас? Только в себя! В Дейенерис Буророждённую. И в то, что весь её пусть был так сложен не зря...

    Не зря она выжила тем вечером, когда в Сердце Зимы ворвались всадники. Когда Робб и сир Родрик погибли, защищая её. Когда её вывел из замка человек в капюшоне, успокаивавший голосом сладким, как мёд. Всё будет хорошо, принцесса, теперь Вы в безопасности... Потом корабль, море и чужой берег. Новые чужие люди. Потом первый муж и семья, сначала чужая, ставшая с течением времени своей...

    Как давно это было. Теперь она королева. Кхалиси без кхала. Матерь драконов, прошедшая кровавой волной по городам работорговцев.

    Миэрин гудел и сиял вечерними огнями. Кровь почти полностью смылась с улиц и стен из цветного кирпича... Теперь этот город свободен, пусть и не простыми усилиями. Она это сделала! Маленькая женщина с сильной волей.

    Она попрощалась с Даарио быстро. Коротко поцеловала на прощание и отправила в путь. Он писал ей письма о том, что выполнил её поручение в делах, но отчего-то не торопился обратно. Дени была этому рада, рада тому, что больше его не увидит, ведь она уже приняла решение.

    Её выбор был между двоих: Дитя Гарпии или Принц Дорна.

    Хиздар зо Лорак был примитивен до безобразия, ставленник знати, которая ещё пыталась вернуть свою власть. Согласись она, и господа Миэрина снова обрели бы могущество. Но Дени поступила иначе, задолго до того, как ей предложили замужество.
    Она назначила нового главу города. При ней, королеве на троне, он вступал в свои права постепенно. Этому человеку Дени верила, он прошёл все её тайные испытания на прочность и верность. Он полностью разделял с ней взгляды на власть. Она сколотила прочный альянс против работорговцев из людей стойких и верных своему слову, и потому оставлять город в его надёжных руках было не страшно

    И тогда Дени подумала о втором предложении. Она столько лет прожила на Севере, но не знала, что давно наречена невестой южного принца. И она это примет. Руку юноши, походившего больше на лягушку, чем на сияющего благородством героя из сказок. Но это было неважно. Её путь лежал домой, в Вестерос, а не куда-то ещё. Теперь у неё были драконы, которые росли день ото дня. Её дети. На родине её ждала поддержка Дорна и домов юга. Они не знали её, но нуждались во власти огня. И они получат её. А она - Трон. А всё остальное, в виде симпатии к будущему мужу и радостей любви, было непозволительной роскошью...

    Скоро, сказала она ночному небу, полному звёзд, и покинула террасу, чтобы снять, наконец, свой ненавистный токар и больше никогда, никогда его не надевать. Я вернусь домой, как и обещала себе. Скоро...
     
    Последнее редактирование: 8 фев 2018
    Malahite, Лилия, starina7 и 8 другим нравится это.
  4. Берен

    Берен Лорд

    Только-только вернулся, и на тебе, второй шикарный фик за два дня - да я везунчик, определенно)))
    Автору - РЕСПЕКТ и одновременно предельно жосткое требование, как можно скорее опубликовать продолжение!))))
     
    ikris, Катиза, aurelle и 4 другим нравится это.
  5. Klamira

    Klamira Знаменосец

    Наконец:bravo: Жду продолжения, мне очень интересно куда заведет нас ваша фантазия:hug:
     
    brook, Катиза, aurelle и 2 другим нравится это.
  6. Janissar

    Janissar Лорд

    aurelle , Просто великолепно, требую продолжения!!!!!:bravo::bravo::bravo::bravo::bravo::thumbsup::thumbsup::thumbsup::thumbsup::thumbsup:
     
    brook, Катиза, aurelle и ещё 1-му нравится это.
  7. aurelle

    aurelle Лорд

    Спасибо:)
    Буду стараться;)
    На вопрос Что дальше? так и хочется ответить голосом Миссандеи из S7E4 : Many things:D;)
     
    Последнее редактирование: 8 фев 2018
    brook, lavdiaz, Klamira и 2 другим нравится это.
  8. ikris

    ikris Оруженосец

    aurelle , класссно что решили продолжить!
     
    brook, aurelle и Janissar нравится это.
  9. aurelle

    aurelle Лорд

    brook нравится это.
  10. brook

    brook Лорд

    Леди aurelle , спасибо за продолжение) как всегда прекрасная история)

    Интересно про покушение на Дени и ее похищение. :волнуюсь:
    По приказу Роберта? Это Варис ее вывез? Человек в капюшоне?
    Будет подробнее про это, интересно?;)

    И Робба опять жалка:cry:
     
    aurelle нравится это.
  11. aurelle

    aurelle Лорд

    Всё будет;)

    И не говорите:cry:
    но в этом есть плюс - Северяне не пострадали в Войне Пяти Четырёх Королей.
     
    Катиза, Janissar и brook нравится это.
  12. aurelle

    aurelle Лорд

    3. Мой старый дом, мой новый долг.

    - Джон Старк, - женский голос, чуть осипший спросонья, заставил сон раствориться. Тёплая ладонь Вель скользнула по его щеке. - Поздравляю, теперь ты лорд Винтерфелла и Хранитель Севера.

    Она встала с постели и взяла в руки чашу с лунным чаем. Принцесса одичалых строго следила за этим, и Джон был только рад её благоразумию. Она пока ещё не его жена, и незаконнорождённые дети было последним, о чём им обоим хотелось думать. В свете грядущих событий и войн, дети вообще никак не вписывались в его планы. Сначала победа, а потом, как Боги решат. Вель была создана, чтобы стать матерью, а значит они ещё успеют...

    На её коже остались едва заметные следы от зубов и царапины. Джон чувствовал лёгкий озноб, и понял, что она ответила ему подобным же, оставив следы от ногтей. Любовные метки. Ночью они ничего не заметили. Это было бы очень сложно после всего пережитого. Кровь кипела в их жилах, и он делал с ней то, что, пожалуй, никогда не посмел бы сделать с леди. Игритт была грубой и жёсткой, но Вель была ещё хуже. В отличие от Игритт, она не любила его ласки, всячески отрицала нежность по отношению к себе. Она всегда призывала к действиям более тёмным и порочным. Джон, впрочем, никогда не возражал и был совершенно не против той дикости. После всего, что с ним произошло, в его теле было столько энергии и ярости, столько сил и намерений, что их грубая, ненасытная, почти животная, любовь была очень кстати.

    - Значит, теперь я буду твоей женой, как подобает южанам... - слово жена очень странно прозвучало из её уст. - И буду жить в этом большом каменном доме и рожать тебе детей.

    - Так подобает леди. Ты будешь хозяйкой древнего великого замка, моей верной спутницей и супругой, мы будем править вместе. Наш старший сын станет наследником, а остальные дети займут высокое положение в обществе, как дети хранителя Севера...

    Джон сам не верил, что говорил это ей. Сколько же времени должно было пройти, что она поняла хоть немного из сказанного?

    - А что леди делают, если такая жизнь им надоедает? - Она приблизилась к нему лицом к лицу. - Что если ты мне надоешь? Я смогу найти себе другого мужа?

    - Такие разговоры вести леди точно не положено. Брак заключается на всю жизнь, - голос Джона был холоден, как сталь. - Если ты принимаешь условия нашего мира, то тебе придётся смириться.

    - Вы, поклонщики, не знаете, что такое свобода, - проговорила она с ухмылкой и лёгкой горечью в голосе. Вель задумалась ненадолго, а после снова повернулась лицом к Джону, спросив: - А если я сейчас уйду из этой комнаты и никогда больше не вернусь, ты попытаешься вернуть меня? Или может убьешь?

    Джону стало холодно. Воспоминания о ночи жили яркими картинками в его голове, но не грели. Она никогда не любила его, а он её. Страсть - всё, что между ними было. Страсть, и быть может, благодарность...
    Ее роскошное крепкое тело, которое сводило его с ума в минуты их близости, было всего лишь оболочкой, за которой скрывалась чужая женщина. Она слишком дикая, чтобы жить жизнью леди, а он был воспитан иначе. Даже если они поженятся, она сведёт его с ума, а он - её. А северные лорды, Джон предчувствовал, и вовсе будут против этого брака. И в тот миг он вдруг осознал окончательно, что брак ему вообще пока был не нужен. Потому что другие задачи казались важнее всего на свете.

    - Не убью, - сухо ответил он. - Как давно ты это решила?

    Вель, казалось, поняла, что он всегда знал об её истинных планах.

    - Давно, - проговорила она без улыбки... - Ты хороший человек, Джон Сноу. Я должна была помочь тебе, я дала себе слово. Ты спас моего племянника от проклятой красной ведьмы. За всё, что ты сделал для вольного народа, я буду век тебе благодарна, но другого не жди. Я не могу...

    - И куда ты отправишься? Здесь безопасно, а вольный народ - теперь часть Севера. Хотите вы этого, или нет, но принять то, что вы отныне тоже поклонщики, придётся. Мы не можем делать то, что хотим. Не в этой стране, а мы все её люди. А уж если ты лорд или леди, и в твоих руках есть власть, то о свободе мечтать не приходится вовсе. Так же как и о многом другом. Есть обязательство и слово, что я дал.

    - Слово кому? Тому королю-самозванцу, который погиб, ещё до того, как мы прибыли с нашим войском? Что стоит теперь твоё слово?

    - Объединение со Станнисом и привело нас сюда. Он даровал мне право на замок и фамилию Старк.

    - Не он, ты сам это взял. А бумажка.. Хм, неужели это так важно? Вот почему, мне никогда не понять вас...

    - Я хочу, чтобы ты знала, милая...

    - Милая? Я?

    - Не надо перебивать меня, Вель. Я хочу, чтобы ты знала, что право жить по эту сторону Стены вашему народу придётся платить цены. Вы отдали немало, но этого не достаточно. Вы теперь северяне, а я лорд Севера, и распрей с вашей стороны я не потерплю. Если ты уйдёшь сейчас, это будет обозначать, что ты не принимаешь новые условия.

    - Не волнуйся об этом. Перемены не принимаются быстро никем, ни вами, ни нами. Тебе ли не знать? Но я обещаю, что сделаю всё, чтобы не было никаких конфликтов. Мы же оба знаем, для чего живым людям нужен мир. Не волнуйся.

    - Подумай ещё раз, прошу тебя, - он взял её за руку и притянул к себе.

    - Я уже давно всё решила на свой счёт... Моё сердце свободно, и всегда таким будет. А твоё... - она смотрела на него внимательно своими глазами цвета зимы... - Кто эта Дени?

    Джон был удивлён её неожиданному вопросу.

    - Ты, верно, понял, о ком я говорю. О том имени, что ты, бывало, шептал во сне. Она мертва, как и Игритт?

    - Жива. Королева далёкой страны. Мы выросли вместе здесь, в этом замке.

    - И как далеко эта страна?

    - Очень далеко. Настолько далеко, что ты даже не сможешь представить.

    - И ты не можешь приехать туда и украсть её... Потому и довольствовался той, что была ближе...

    Джон ухмыльнулся. При всём желании сделать это, Иные и долг его ни за что не отпустят.

    - Я украл тебя не по этой причине, - улыбнулся Джон. - Ты всегда мне нравилась, и я тебя уважаю. Но я не тиран, чтобы насильно жениться на тебе против воли. И если ты хочешь быть свободной, я тебя отпущу...

    Он приблизился было к ней, чтобы поцеловать, но она отпрянула.

    - Не стоит. Просто дай мне уйти. И не нужно меня провожать.

    Тебе здесь не место, подумал он. Он отпустит её с лёгкостью и не станет грустить. В конце концов, она никогда не была той, о которой он мечтал...


    Хранитель Севера. Лорд Винтерфелла. Какая дьявольская ирония!

    Настоящий Хранитель пропал за Стеной, а бастард трахается в его постели с женщиной, с которой его не связывают брачные клятвы. С одичалой, пусть и наречённой принцессой вестеросским лордом. Они не могли этого не сделать после того, что пережили. Они оба слишком нуждались в разрядке, но теперь наутро ему стало противно от самого себя.

    Не он, а Нэд должен быть здесь!

    Когда Джон вырвался от одичалых и, будучи раненым стрелами Игритт, вернулся в Дозор, он встретил человека, которого всегда считал своим отцом... Исхудавшего, измученного, в цепях.
    Джона до сих пор передёргивало оттого, какое чудовищное унижение должно быть, испытал Эддард Старк, но Нэд всё же предпочитал жить дальше. Существовать, если быть точнее, исполняя долг, которым был скован отныне до конца своих дней. Быть может, смерть могла бы стать более удачным исходом для этого человека? Он был сломлен, он принял свою судьбу, смирился и покорился ей.

    - Дейенерис сбежала, - говорил он с горечью. - Робб погиб, защищая её. Теон оказался предателем и убийцей. Мои младшие сыновья... И мои дочери... Наверно, они тоже сгинули... Я всегда пёкся о чести и долге. Я думал, что благородство должно одерживать верх. И тогда этот мир станет лучше. Но никому этого лучшего мира не нужно. Всём нужна кровь и нажива. А вовсе не счастье, не дружба, не честь. У меня была крепкая семья, славный род, великий замок. И теперь ничего не осталось. Только ты.

    А потом он отправился за Стену в самоубийственную миссию и пропал.

    - Не губите себя, лорд Старк, - сказал ему Джон на прощание. - Вам ещё есть, ради чего жить.

    - Я вернусь, - бросил он с грустной полуулыбкой, в которой не было ни капли надежды.

    А потом погиб Старый Медведь, началась суматоха, и он, бастард, был избран Лордом-Командующим. И у него, у человека по фамилии Сноу, появилась власть.

    - Станнис - законный король Семи Королевств, - сказал ему как-то Нэд, совсем незадолго до своего исчезновения. - Я едва не отдал свою голову и потерял всё, доказывая это. Если бы я мог, то сделал бы больше, чем здесь, будучи оторванным от мира. Если бы я мог, но, боюсь, я теперь не способен на это, но ты... Джон, если будет возможность - не упусти её. Дозору ни за что не одолеть угрозу из-за Стены без власти на большой земле...

    Джон всегда это знал: людям нужно будет сплотиться. Возможно, всей стране.

    И когда Станнис в последствии предложил Лорду-Командующему стать лордом Винтерфелла, Джон принял это. В конце концов, к тому моменту, он успел заплатить за свободу от клятвы немалую цену. Он дал себе слово, что воздаст отцу за всё, что он сделал и несмотря на всё, что он сделал. Даже если Эддард был уже мёртв... Джон поклялся, что вернёт Винтерфелл их древнему роду, что найдёт девочек Старк, где бы они ни были, отомстит за их страдания, за братьев, за леди Кейтилин... Какие бы чувства она ни вызывала, она была частью семьи, в которой он вырос. Она погибла недостойной смертью. И ему было её жаль.

    И потом он украл Вель, спрыгнув в окно её башни прямо с плеча великана... Собрал верных себе людей, чтобы успешно расквитаться с Болтоном, который своим коварством захватил власть в Винтерфелле, использовал вероломного Теона в качестве марионетки, обманом женился на Джейни Пуль, выдав её за Арью перед лицами северных лордов, жестоко разделался с Мансом и его копьеносицами. Джон был уверен, что вовсе не Грейджой стал убийцей его младших братьев... Он не верил.

    А еще он не верил, что Дейенерис была причиной всем бедам их семьи. На Севере о ней всегда отзывались плохо, а после покушения, в котором погибли защитники Винтерфелла, но выжила хрупкая девушка, эти разговоры стали всё более злобными.

    Он много слышал о ней, самого разного, вызывающего восхищение, ровно как и отвращение. Говорили, что она возродила драконов, освободила тысячи рабов от цепей, навела свои порядки далеко в Эссосе, в древних Гискарских городах, несла гордое звание Матери и бремя палача. Говорили, что она убивала всегда без разбору, сжигала огнём стольких же, скольких жалела, всегда смеялась и смотрела не морщась на смерти и на кровь, была ненасытна в убийствах и похоти, развлекалась с мужчинами не стыдясь ничего...

    Я не верю, шептала Надежда. Она не могла, это вымысел.
    Очнись, одёргивал Разум. Ты больше не мальчик и светлый образ остался фантомом.


    Когда Джон очнулся от размышлений, Вель уже ушла. Комната была очень холодной, и по телу пробежала дрожь.

    Он вдруг осознал, что размышляя о далёкой мечте, он упускал другую заветную мечту, что только что воплотилась в реальность. И тогда его сердце наполнили трепет и радость. Несколько лет на холодной Стене и снова оказаться дома, в родных стенах, возможно навсегда. Его Винтерфелл! Теперь он здесь глава. Ужасно и прекрасно. Словно сон.
    Он вскочил на ноги и быстро оделся. Ему хотелось поскорее осмотреть всё снова в свете дня.

    Лорд Винтерфелла. О, как это будет непросто, он знал. Но сомнений в себе больше нет! И в остром мече в своей твёрдой руке.

    Настало время вступить в свои права...
     
    Последнее редактирование: 11 июл 2018
    Берен, Лилия, Janissar и 4 другим нравится это.
  13. Катиза

    Катиза Знаменосец

    Вы не представляете как я жду продолжения...... :bravo::bravo::bravo:
     
    brook и aurelle нравится это.
  14. Janissar

    Janissar Лорд

    У меня есть маленькая мечта: выкроить себе один выходной, и в полном одиночестве усесться в кресло, закутаться в плед, заварить крепкий кофе, закурить и читать произведения леди Аурэль, напечатанные на бумаге. И чтобы эта книга была фолиантом:happy:
    Я отдыхаю душой, когда читаю это :bravo::bravo::bravo:
     
    Последнее редактирование: 16 фев 2018
    brook, Катиза и aurelle нравится это.
  15. aurelle

    aurelle Лорд

    Будет скоро, дописываю главу Дени;) ничего особенного пока, больше размышлений и прошлого, ибо канон дивергент и всё такое:not guilty:

    :meow:
    как всегда вгоняете в краску:meow:
    спасибо за поддержку;):hug:
     
    brook, Катиза и Janissar нравится это.
  16. Janissar

    Janissar Лорд

    aurelle , Не благодарите меня, ибо не за что:)
    Вам спасибо за Ваш талант, которым Вы нас радуете:bravo:
     
    Катиза нравится это.
  17. Катиза

    Катиза Знаменосец

    Вот и я говорю.... книжки с картинками.....
     
    brook и Janissar нравится это.
  18. Janissar

    Janissar Лорд

    brook, Scofield и Катиза нравится это.
  19. Катиза

    Катиза Знаменосец

    Ну, типа того...... пятница.... вечер..... интересно движение ее руки....:oops:
     
    Oceanemotion, aurelle и Janissar нравится это.
  20. Janissar

    Janissar Лорд