Джен Фанфик: Сказка о трех братьях

Бешеный Воробей

Оруженосец
Название: Сказка о трех братьях
Фандом: сага
Автор: Бешеная Пташка
Категория: джен
Размер: мини
Персонажи: Деймон Блэкфайр, Эйгор Риверс, Бринден Риверс, братья Певерелл
Рейтинг: PG-13
Жанр: кроссовер, fairy-tale, AU
Предупреждения: кроссовер с миром "Гарри Поттера", где все события ПЛиО-верса - легенды и сказки мира ГП (но не факт, что не правдивые). Немного вольная интерпретация ПЛиОшных событий - жанр требует.
Краткое содержание: что, если во времена братьев Певерелл сказка о трез братьях звучала немного по-другому?
Дисклеймер: все принадлежит Мартину и Роулинг, ни на что не претендую.
Статус: закончен

В нижней зале небольшого господского дома догорал очаг. За окном начинала завывать метель, и на окрестности опустились тяжелые зимние сумерки, но все же света и тепла хватало, чтобы осветить и обогреть и старуху с шитьем, сгорбившуюся на стуле подле самого огня, и троих мальчишек, разлегшихся перед ней на вытершейся медвежьей шкуре.

— Расскажи нам что-нибудь, няня, — попросил старший из них. — Что-нибудь про старые времена.

— Про старые времена? — беззубо улыбнулась старуха. — Да ведь ты три по тридцать раз выслушал от меня все старые легенды.

— И еще один раз слушать не хочется, — проворчал средний. — Расскажи лучше что-нибудь про воинов!

— Что может женщина знать о славных воинах? Все, что я знала о них, знаешь теперь и ты.

— Расскажи, пожалуйста, сказку, — попросил самый младший. — Но такую, что мы еще не слышали.

— Да ведь и ты выпытал у меня все сказки, что я знаю. Хотя… — старуха пожевала дряблыми губами. — Все, кроме одной. Это сказка, но есть в ней и о воинах, и о старых временах немного.

— Пусть немного! Расскажи! — тряхнул вихрастой головой старший мальчик. Средний промолчал, но по его загоревшимся глазам было видно, что и он не прочь послушать.

— Ну, что же… — старуха отложила шитье. — Давным-давно в наших краях правил добрый и мудрый король. И было у него три…

— Сына? — влез средний. Старший молча стукнул его по затылку.

— Не перебивай, — погрозила ему пальцем старуха. — Три брата было у него, три молодых и славных воина. Как-то раз, осенней порой, возвращались они с турнира; лили дожди, и дорогу сильно размыло, так что долог был их путь. Когда же подъехали они к реке, что отделяла их от королевского замка, то увидели, что река разлилась, и, сколько хватало взгляда, не видно было ни брода, ни моста…

Младший мальчик тихо выдохнул.

— Пока королевские братья гадали, как бы им переправиться через реку, — продолжала старуха, — к ним подошел скрюченный старик и назвался паромщиком. Сказал, что переправит их к самому замку, но не возьмет с них денег, а назначит свою плату. Подумали братья и согласились — неизвестно было, сколько еще продлится непогода и когда схлынет вода.

Когда паром доплыл до середины реки, паромщик скинул свой плащ и обернулся к братьям. Сама Смерть это была, и не одного человека погубила она на этой переправе. Потребовала она у братьев их жизни — мол, не было уговора, что она довезет их живыми — но братья в ответ выхватили мечи и, скрутив ее, приказали ей плыть до конца.

— Так ей, костлявой! — выкрикнул средний мальчик.

— Разозлилась Смерть, но виду не подала, — продолжала старуха. — Решила она обманом залучить братьев к себе. Когда добрались они до берега, притворилась она побежденной и льстивым голосом сказала, что не видела еще таких славных воинов, как три королевских брата. Сказала, что хочет одарить их на память об их встрече, и что они могут просить у нее все, что пожелают.

— И они попросили? — жадно спросил старший мальчик.

— Попросили, — тяжело вздохнула старуха. — Старший брат был самым славным воином из всех троих; много одержал он побед в битвах и на турнирах, но еще больше у него было соперников. Захотел он стать лучшим из всех в королевстве и сказал Смерти: «Дай ты мне силу — такую силу, чтобы был я непобедим, и чтобы никто не сомневался в воинском искусстве моем». Тогда Смерть подняла с земли железный рыбацкий крюк и превратила его в меч, достойный немногих королей. И вручила этот меч старшему брату.

Средний брат был человеком разумным, но гордым, злоязыким и злопамятным, скорым на гнев и расправу. Говорили, что у него железное сердце; и правда, ни к кому не питал он любви, и мало кто любил его. «Одной силой сыт не будешь», — сказал он Смерти. — «Страх — вот что делает самого грозного воина слабым. Сделай же так, чтобы меня все боялись». Неподалеку под деревом пасся конь; Смерть срезала с его хвоста несколько прядей и превратила их в крепкий шлем, на гребне которого развевался конский волос. И вручила его среднему брату, сказав, что отныне этот шлем будет вселять страх в его недругов.

Младший брат был слабее старших, но куда мудрее; не по годам был развит его ум. «Силой и страхом многое добудешь, но немногое удержишь», — промолвил он, обращаясь к Смерти. — «Знание — вот что дает истинную власть. Дай же мне знание — о том, что было и будет, о людях, зверях, птицах и гадах морских, о земле и воде, обо всем, что есть в мире». Рядом с переправой была священная роща; Смерть надрезала ствол священного дерева и сцедила немного сока, потом смешала этот сок с кровью ворона, сидевшего на ветвях, и дала испить младшему брату. И как только он сделал последний глоток, то исчезли и она, и паром, а из-за туч выглянуло солнце. Подивились братья такому чуду, посмеялись над младшим братом, что ничего он от Смерти не получил, и вернулись в замок…

Стало так тихо, что слышно было, как потрескивают угли в очаге.

— Прошло время, после того как братья встретились со Смертью, — продолжала старуха. — Старший брат на самом деле стал непобедимым; верна и тверда была его рука, преклонялись перед ним бывшие соперники и искали его дружбы. Но возгордился он чрезмерно — решил, что раз на его стороне сила и меч, подаренный Смертью, то может быть он королем, а не брат его. Собрал он войско и начал страшную войну; в решающей битве, когда войска короля готовы были дрогнуть, он, опьяненный близкой победой, не заметил, как на ближний холм пробрались лучники; сражен был он их стрелами и пал. И затерялся меч, подарок Смерти, среди травы, красной от крови.

Так Смерть забрала первого брата.

Средний брат с той встречи еще больше ожесточился сердцем и очерствел душой. Много дурных поступков совершил он — так много, что вынужден был король изгнать его за море, прочь из страны. За морем средний брат собрал дружину из таких же, как и он, изгнанников, и не было свирепей и беспощадней этой дружины по обе стороны моря. Много городов разграбил средний брат, много деревень предал огню и мечу; от одного моря до другого люди молились, завидев его знамена. Но в одном из боев сбили с его головы шлем, второй подарок Смерти, и тут же пал средний брат от вражеской руки — на чужбине, ненавидящий, ненавидимый и одинокий.

Так Смерть забрала второго брата.

Младший же брат продолжал упражнять свой ум — не обращал он против короля своей силы, не держал в страхе королевство, в котором родился и вырос, но стал опорой и советчиком брату своему и королю. Со временем стал он королем во всем, кроме имени; вороны и священные деревья, чью кровь и сок испил он из рук Смерти, стали его глазами, ушами и вестниками, и не было в королевстве такой вещи, о которой бы он не знал. Уже в старости познал он суть вещей, постиг грядущее и обрел всю мудрость земную и небесную; когда слишком тяжела стала для него эта ноша, то передал он свои знания ученику и встретил Смерть как старого друга…

* * *

Старуха умолкла и вновь принялась за шитье. Трое мальчиков замерли на шкуре у очага, не смея выронить ни звука.

— Они не были волшебниками? — наконец спросил младший. — Смерть никому из них не дала по-настоящему волшебного подарка.

— Ясное дело, не были! — фыркнул старший. — Я бы, на месте первого брата, попросил бы не меч, а палочку — самую сильную, какую только можно придумать! Тогда бы королевство точно было моим!

— Больше всего, говорят, люди боятся самой смерти, — насмешливо бросил средний. — Я бы, на месте второго брата, попросил Смерть сделать меня сильнее нее — дать мне что-нибудь, что вызывало людей обратно из загробного мира в наш. Тогда бы меня точно все боялись — ведь если я могу вернуть человека, то могу и обратно отправить…

— А ты? — обратился старший мальчик к младшему. — Чтобы ты у Смерти попросил?

— А я бы попросил, чтобы она пришла за мной тогда, когда я захочу, — просто ответил младший. — А чтобы она меня раньше не нашла, попросил бы что-нибудь, под чем можно спрятаться — плащ, например. А когда мне бы надоело прятаться, я бы снял этот плащ и пошел с ней, как с другом — как третий брат из сказки.

Скрипнула лестница, упала на пол длинная тень — на нижней ступеньке стояла женщина в шерстяном платье, отороченном мехом.

— Детям давно пора спать, — недовольно произнесла она. — Антиох, Кадм, Игнотус! Немедленно в постель!

Мальчики понуро потянулись к лестнице; младший, Игнотус, обернулся и улыбнулся няньке, благодаря за сказку; старуха только покачала головой и вновь принялась за работу. Наивные летние дети… встречи со Смертью обычно столь коротки, что никто не успевает у нее ничего попросить…

Хотя, как знать? Быть может, у этих мальчиков и получится.
 
Сверху