aurelle

Лорд
Фандом: книги, возможны мелкие детали сериала
Автор: aurelle
Категория: Гет
Размер: макси
Пейринг/Персонажи: Дейенерис/Джон, Серсея Ланнистер, Тирион Ланнистер, Джейме Ланнистер, Арья Старк, Джорах Мормонт, Аша Грейджой, Давос Сиворт, Барристан Селми и многие другие...
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс, приключения, фэнтези
Предупреждения: инцест; возможны временные сдвиги, небольшие отхождения от канона (например, Серебрянка жива), редкие непечатные словечки.
Краткое содержание: 302 г от З.Э. Наследница Железного Трона Дейенерис Таргариен, кхалиси с армией дотракийцев завоевывает Юг. Король одичалых Джон Сноу, он же наследный Король Севера и Трезубца получает верность Долины. Эти двое "дикарей", а также светская львица Серсея во главе армии Ланнистеров, вооруженной скорпионами и диким огнём, встречаются у КГ и все трое требуют преклонения колена.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину.
Статус: в процессе...


Немного о внешности персонажей. В работе предполагается книжная внешность...

В моём представлении примерно такая:
Дени 18 лет, Джону - 19...

Главы:
1 ..... 2 ..... 3
4 ..... 5 ..... 6
7 ..... 8 ..... 9
10 ..... 11 ..... 12
13 .....
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава I (POV Серсея - Дейенерис)

- Никогда бы не подумала, что мне придётся вести переговоры с варварами, - на лице львицы читалось презрение, когда дверь роскошной кареты открылась и она вышла наружу, где её уже ждали.

Прямо посреди поля был установлен огромный шатёр, где надлежало встретиться трём заклятым врагам. Дейенерис Таргариен, королева драконов во главе армии дикарей с юга, которая уже успела завоевать Дорн и Простор, и мальчишка-самозванец, сын Эддарда Старка, неведомым образом ставший Эйегоном Таргариеном, якобы узаконенный бастард Рейегара и Лианны, возглавлявший армию дикарей с Севера и претендовавший ещё и на Речные Земли, которые оставались под юрисдикцией Железного Трона.

Серсея двинулась гордой походкой, в окружении верных рыцарей Королевской гвардии и лично её брата Джейме, не так давно успешно завершившего кампанию при Риверране и получившего безоговорочную верность речных лордов.

И с двух сторон подступили её противники.

Дейенерис Таргариен прибыла верхом на белой лошади, облачённая в дотракийскую одежду - бежевые кожаные штаны, светлую тунику перехваченную многочисленными тонкими ремнями и короткий плащ по случаю прохладной погоды. Кхалиси Великого Травяного моря, так она звала себя, и верные крикуны принимали её, как правителя. Волосы были заплетены в длинную косу, на которой звенели колокольчики, лицо, вопреки всеобщему представлению, было загорелым, золотистого цвета, словно она сама сражалась на поле боя без страха быть опалённой жарким солнцем. Когда Дейенерис подошла ближе, Серсея пригляделась: плащ-то был сделан из шкуры льва, и так красноречиво намекал на воинственность его обладательницы.

Мальчишка-бастард спешился с вороного коня и двинулся к шатру, чёрный, как ночь. Серсея невольно усмехнулась, глядя на него: валирийского в нём не было ничего. Разве что меч с рубином на крестовине. Она знала, что он обрёл его далеко на Севере, и это было ничто иное, как потерянная Тёмная Сестра. Его кожа не знала солнца вообще никогда... Бледный, длинолицый, сероглазый, одетый, как брат ночного дозора в традиционном северном плаще с мехом. Окружали его суровые северные физиономии, вперемешку с ещё более дикими бородатыми лицами... Конечно, освободитель одичалых, король варваров, какие ему переговоры без его верных "подданных"?

Серсея поморщилась. И они зовут себя наследниками великой династии? Что Дейенерис, что этот Эйегон, который на самом деле всего лишь бастард Джон Сноу, были никем иным, как отребьем, подобравшим толпу дикарей и считавшим их людьми...

Серсея уселась на высокий резной трон со львами и гордо подняла голову. Они прибыли на её территорию, значит, она здесь полноправная властительница.

Дейенерис и Джон её будто не видели и смотрели лишь друг на друга... Они уселись в свои кресла поменьше и лишь тогда обратили на львицу свои взгляды.

- Я бы сказала вам "добро пожаловать в Семь Королевств", но делать этого не буду, потому как совершенно не скрываю своего презрения к вам обоим. Так что же, о чём мы собрались с вами здесь говорить? О том, кто из вас имеет больше прав на мой Трон?

- Да, - уверенно проговорила Дейенерис. - Трон моих предков, который не является вашим. Он мой по праву, я последняя дочь Короля Эйериса Таргариена, а закон не запрещает женщине получить его. Вы узурпировали власть, я же возродила драконов и прибыла на свою родину, чтобы вернуть то, что по праву моё.

- Какие жаркие речи, - парировала Серсея. - Но драконами меня не запугать. Я слышала, что вы не станете жечь мирных жителей, потому как вы "не такая как все". И у меня есть оружие против ваших летающих ящериц. Ввиду их юного возраста, уничтожить ваше преимущество для меня не составит большого труда... Для всего Вестероса вы никто иная, как иноземная захватчица. И если вы надеетесь, что народ вас полюбит, то вы ошибаетесь. Здесь нет рабов, а высшее общество, несущее в себе культуру, явно не будет довольно варварской королевой.

- Я предлагаю Вам, - аметистовые глаза смотрели на львицу упрямо, и в какой-то момент снова упали на мальчишку-бастарда, - покинуть столицу и отказаться от Трона мирным путём, присягнуть мне на верность и назвать своей королевой. Тогда я гарантирую мир и безопасность и вам, и всему королевству...

- Забавно, - едко улыбнулась Серсея. - И всё-таки страх является не только моим орудием. В этом вы так похожи на меня. А если мы одинаковы, тогда какая разница, кто сидит на Троне? Общество меня принимает, а вот Вас примет едва ли. Вы можете обрести власть в своём Эссосе, там её у вас никто не отбирал. Зачем вам всё это?

- Это моё наследие и моя родина, - грозно проговорила Дейенерис и снова посмотрела на Джона, который внимательно разлядывал её, сохраняя невозмутимость и спокойствие. Она, пожалуй собиралась сказать ещё многое, но отчего-то увидев своего названного племянника друг замолкла.

Серсея улыбнулась, встретившись взглядом с бастардом.

- Ах да, милорды и миледи. У нас здесь есть ещё один претендент на мою власть. Джон Сноу, потрудитесь объяснить, кто вы и зачем вы здесь?

- Меня зовут Эйегон Таргариен, - ответил он с лёгкой полуулыбкой. - Но я не возражаю, если Её Милость будет звать меня Джоном Сноу. - Он перевёл взгляд на Дейенерис. - По завещанию кронпринца Рейегара и по указу короля Эйериса Второго, я узаконенный Таргариен и тоже имею право на Трон. Так же, мой погибший кузен Робб Старк назвал меня Королём Севера и Трезубца в своём завещании, и я бы довольствовался этим титулом, если бы не одно но...

- Трезубец не Ваш, - усмехнулась Серсея.

- Отчего же? Захватить эти Земли имеющимися силами мне не составит труда. Даже пусть ваш заложник лорд Талли лишится своей головы, я это как-нибудь переживу. Мне не нужна власть ради титула и праздной жизни. Это бремя которое я готов нести, в отличие от Вас, при всём моём уважении. Вы не являетесь защитницей Семи Королевств, а я уже вступил в эту обязанность, ещё когда не знал, кем был рождён... На Севере за Стеной существует угроза, которую не побороть одному лишь Ночному Дозору. И даже всему Северу её не побороть, это возможно лишь объединив усилия всей страны. Враг не является человеком, это иная сила, которая принесёт смерть всему живому, если её не одолеть...

Серсея расхохоталась.

- Наследие деда играет в вашей крови. Безумие... - и залилась смехом, отнюдь не королевским.
Джон смотрел то на неё, то на Дейенерис, по-прежнему спокойно...

Серсея слегка поутихла и продолжила:

- У вашей тёти хотя бы есть драконы и валирийская внешность. Вы же приводите доводы в виде сказочек о монстрах и вашем происхождении. Не думала, что переговоры будут настолько весёлыми...

- Ну, скажем, это вовсе не сказки. - Он достал два свитка и протянул Серсее, которая тут же взяла их и принялась изучать глазами...

- Какая прелесть, - картинно улыбнулась львица. - Я так люблю бумажки, и делать с ними вот это... - и разорвала письма, швырнув обрывки в сторону Джона.

- Да ради Богов, - усмехнулся он по-прежнему невозмутимо. - О ваших привычках известно не только в столице, а потому оригиналы хранятся в надёжном месте. Это были лишь мастерски выполненные копии, но тот факт, что вы их разорвали говорит о многом. Впрочем не важно... У меня есть для вас подарок.

- Как это мило, - оскалилась Серсея.

- Да, он вас впечатлит, - он подал знак рыжебородому дикарю, и тот поднёс ближе небольшой сундук. - Слышал, вы любите головы в ларцах.

- Впечатлит, если это голова моего младшего братца...

- Лучше. Только будьте осторожны, мой подарок кусается.

Он подошёл ближе и открыл крышку... Внутри действительно лежала голова мертвеца, только в глазницах блестели какие-то синие камни. Что за нелепость?! Серсея придвинулась ближе и тут же отпрянула, так как череп завертелся, издав чудовищный истошный крик... Страшное зрелище вкупе с отвратительным звуком заставило её содрогнуться. Она инстинктивно пнула ларец и вскочила с трона, не понимая абсолютно ничего. Череп покатился, клацая челюстью, и продолжал дико кричать.
Выдержав некоторое время, Джон Сноу в итоге обнажил меч и проткнул голову, остановив этот кошмар. Глаза потухли, и крик смолк.

Вокруг стояла гробовая тишина...

- По-видимому тело осталось где-то за Стеной, - нарушил молчание Сноу. - Это был упырь, один из бойцов. Он был человеком, он умер, а после его обратили Иные. - Он слегка пнул череп. - Этих можно убить обычным огнём, но для того, чтобы уничтожить Иного нужна валирийская сталь или драконье стекло. И их сотни тысяч, и это число продолжит расти, если ничего не предпринять прямо сейчас. Они прорвутся за Стену, потому что под ней есть немыслимое количество тайных ходов, о которых никто из ныне живущих не знает. Жизнь уже уничтожена по ту сторону, и они близко. Ночной Дозор не сдержит вторжения. И
потому я здесь. Чтобы быть защитником царства живых, мне нужна власть.

Серсея молчала, не в силах выдавить ни слова. Дейенерис же, напротив, быстро оправилась от потрясения и заговорила...

- Откуда нам знать, что это не фокус? Я уже видела подобное, когда красные жрецы выделывали трюки, дивили толпу, но на деле это не составляло им большого труда. Все верили в чудо, однако то были лишь уловки...

- Вы можете сами спросить тех, кто побывал хоть раз за Стеной, - твёрдо ответил Джон и сделал шаг в её сторону. - Я открыл ворота тысячам людей, спас их жизни, и каждый из них знает о том, что грядёт. Вам ведь не безразлична судьба простого народа, не так ли? И вы не испытаете отвращения спросить об Иных у тех, кто их видел...

Она встала со своего кресла, гордо расправив плечи, и тоже сделала шаг ему навстречу.

- Не безразлична, всё верно, но это не даёт Вам права претендовать на Железный Трон. У вас есть власть на Севере и потому, вам необязательно вступать в войну и убивать живых ради того, чтобы освоиться в столице.

- Вы намекаете, что мне не стоит отбирать у вас то, что ваше по праву? Простите, Ваша Милость, но это не совсем так...

На его лице проступила напряженная ухмылка. Дейнерис сделала ещё один шаг, и они оба упрямо уставились друг на друга, не заметив, как оказались близко лицом к лицу.

- Вы считаете себя таким важным, только потому, что вы наследник мужского пола?

- Я повторяю, что власть ради власти мне не нужна. Это тяжкое бремя, и я считаю себя способным нести его. И пусть у меня нет драконов, зато есть мамонты и великаны. И люди, которые решительно не желают стать упырями.

- Я не смогу принять того, что Вы будете королём! Я шла к этому очень упорно и долго. И не надейтесь. Никакие уловки и даже реальные угрозы далеко за Стеной не заставят меня уступить Вам наследие моих предков. Я слишком много потеряла, чтобы добиться своей цели, и никто мне не помешает.

- Кроме Великого Иного, - не унимался Сноу. - Кто-то же ведёт всех этих монстров, и поверьте, Ваша Милость, они устремятся сюда рано или поздно, и уж точно не станут вступать в переговоры.

- Зря вы недооцениваете силу драконов. И меня. Я буду способна защитить свой народ сама, если это потребуется.

- Зря вы столь самонадеянны. Я видел, как сильные закалённые зимой воины умирают от холода и ледяных мечей, которые острее валирийской стали... Впрочем, как я понимаю, мирным путём мы ни о чём не договоримся. Значит, поле боя?

- Поле боя, - заключила Дейенерис, и Джон принял её вызов, нахмурив брови и кивнув, резко развернулся и двинулся к своему креслу.

Серсея очнулась и поняла, что двое её оппонентов уже договорились до какого-то итога.

Неужели очередному Танцу Драконов быть? В мальчишке читается неприкрытая старковская гордость и глупость, а девица мнит о себе столь высоко, что никогда не пойдёт на уступки. Эти двое готовы сцепиться прямо сейчас, и это ей на руку. Если они сойдутся в сражении, то ящерицы, скорее всего, победят, а потом она, королева-львица, уничтожит их, и всё будет, как прежде.

А если мальчишка говорит правду?
Зрелище действительно впечатлило её, быть может, всё это правда. Однако, когда произойдет это самое вторжение? Быть может через сотню лет, тогда ей будет точно плевать, а если нет, тогда найдётся корабль способный унести её за Узкое Море...


- Поле боя, - холодно проговорила Серсея , встала и двинулась в сторону своей золочёной кареты.

Пора вернуться в столицу и выпустить стаю маленьких пташек. Эти двое - тупая и грубая сила, но её беспощадная хитрость и хваткие львиные когти способны творить чудеса.


******


- Ваша Милость. С Вами хотят поговорить, - Джорах Мормонт топтался у входа в её шатёр, и когда Дейенерис взглянула на него, то увидела некоторое смятение на лице своего друга.

- Кто?

- Король Севера.

- В столь поздний час? - удивилась Дейенерис. Она совершенно не думала, что этот упрямец попытается встретиться с ней ещё раз.

- Да, он настаивает. Говорит, это очень срочно и важно.

- Невиданная дерзость, - возмутилась Дейенерис, но когда её взгляд упал на белую рукоять меча в руках её верного рыцаря, тон её голоса слегка изменился. - У вас новый меч?

- Это Длинный Коготь, - спокойно проговорил Джорах. - Фамильный меч Мормонтов. Он был у моего отца, когда того сослали на Стену, а после был подарен им Джону Сноу в награду за спасение жизни Лорда-Командующего. Теперь он у меня, потому, как Его Милость посчитал это верным.

Дейенерис вздохнула, и ничего не ответила. Очень ловко придумано, Король Севера! Она кивнула Джораху в знак того, что готова принять у себя нежданного гостя.

Мормонт исчез и через несколько мгновений в проходе появился тёмный силуэт.

- Ваша Милость, - проговорил Джон Сноу спокойным голосом и учтиво поклонился.

- Ваша Милость, - кивнула Дейенерис. - Чем обязана в столь поздний час? Вы забыли мне что-то сказать?

- Не совсем, вернее... - он замешкался и увёл взгляд в сторону. Прежней уверенности и невозмутимости в нём не наблюдалось.

Дейенерис расслабленно села в небольшое походное кресло и уставилась на него.

- Я решил, что нам не стоит убивать друг друга в сражении.

Дейенерис ухмыльнулась.

- Вы имели ввиду, что не хотите умирать в пламени и потому вы здесь... Видимо, чтобы преклонить передо мной колено и отказаться от своих притязаний на трон.

- Нет, - ответил он твёрдо. - Отказ от наследия предков не свойственен нам обоим, однако я не считаю Вас своим врагом. Мы с Вами последние Таргариены, а потому не должны враждовать.

- Как вы себе это...

- Я предлагаю Вам свою руку, - выпалил он, перебив её, и Дейенерис на миг потеряла дар речи. Она уставилась на него своими аметистовыми глазами, он отвечал ей открытым и твёрдым взглядом.

- Утром Вы вели себя со мной достаточно дерзко, посчитав меня недостойной звания королевы, а теперь...

- Я этого не говорил, - улыбнулся Сноу. - Не желание власти, а долг и моя миссия ведут меня к Трону. Быть может я вовсе не желаю этого, но так сложилось, что я должен. И пусть я совершенно не знаю, какая Вы, но я слышал немало о том, что Вы милостивы и способны к добру. Вы не берёте своё грубой силой, и даже если случались ошибки, уверен, кровь невинных не доставляет Вам большой радости. Как и мне. Если мы с вами вступим в брачный союз, то наш главный противник, окажется не у дел. Тогда сокрушить Серсею нам будет легко.

Он действительно был крайне самонадеян, и при некотором смущении, его слова снова обрели нотки упрямства и даже дерзости. Серые глаза смотрели на неё очень внимательно.

- А мои драконы очень кстати помогут вам в ваших битвах, не так ли? - она чуть склонила голову набок, пригубив вино, которое ждало её весь вечер на столике рядом...

- Верно, - кивнул он. - Наш главный враг - воплощение льда, вернее, он и есть оживший лёд, и он беспощаден. У вас есть сила огня, самая могущественная в мире. И она служит человеку. Я не могу не признать, что эта сила нужна мне, чтобы отстоять жизнь всех людей Вестероса. Зима близко, и люди могут не выдержать холодов. Вы сами выросли на юге и не совсем понимаете, что это такое. Так же, как не понимаете, что такое Долгая Ночь. Всё это вполне реально в ближайшем будущем, и поверьте, я нужен вам не меньше, чем вы мне...

Она встала и налила вина во второй кубок, взяла его в руку и протянула Джону, медленно приблизившись. Он взял его, смотря в её глаза неотрывно.

- Но ведь для того, чтобы заключить военный союз не обязательно выходить замуж или жениться. Можно просто договориться и стать союзниками.

- Да, но брачный союз всегда крепче...

Дейнерис улыбнулась.

- А вы не промах, Джон... простите, Эйегон. Умение выкручиваться и искать компромиссы в вас явно присутствует, впрочем как и упрямство. Не скажу, что мне это не нравится, но всё же не совсем понимаю, что мешает Вам просто признать власть драконов и сделаться моим подданным.

Он вздохнул и улыбнулся немного усталой улыбкой, а голос зазвучал тихо и проникновенно...

- Тысячи людей приняли мою власть даже когда я не был наследником престола и не знал ничего о своей матери. Я сделал очень многое для вольного народа, для людей, которых называют варварами или одичалыми. Десятки различных кланов, племён жили за стеной и не примут ничью власть, кроме моей. Они верны мне, и это большая сила. Как и северяне, и горные лорды, и лорды Долины... Все они приняли, что я Таргариен по крови, но всё же воспитанник лорда Эддарда Старка - человека чести и своего слова. Я поклялся защищать всё человечество, и для этого мне нужно быть тем, кто я есть, не иначе... - он пригубил вино и продолжил. - Я тоже заплатил немалую цену, и не могу всё просто так рассказать. Я просто знаю, что всё дано мне не напрасно: все знаки, все тайны, все испытания... Это сложно объяснить...

Дейенерис слышала о лорде Эддарде от сира Барристана. Это был человек чести до мозга костей, так о нём говорил пожилой рыцарь. Он презирал ложь, и отчего-то ей показалось, что человек, стоявший перед ней в её шатре не мог лгать ей.

- Значит, если я соглашусь, то буду женой короля... без власти и без своего слова, верно?

- Это не так. Власть королевы подчас гораздо сильнее, чем власть короля. И я, - он улыбнулся, опустив взгляд, - я никогда не считал всех женщин безвольными или слабыми. А вы... Поверьте, с моей стороны было бы крайне глупым считать Вас покорной и кроткой леди. Не нужно много времени, чтобы понять, что вы дракон и воитель, пусть и весьма хрупкой наружности. И Вы опасны, как и всякий дракон, и я прекрасно осознаю это. Уверен, мы сможем придти к согласию и разделить полномочия так, как Вам будет угодно и...

- Есть кое-что, что вы должны знать, делая мне предложение, Ваша Милость, - перебила его Дейенерис. - Наследников от меня Вам никогда не видать...

Он прищурил глаза и тут же ответил уверенно, будто она не сказала ничего особенного:

- По правде говоря, в своих способностях продолжить род я так же не уверен. Но это меня мало заботит. Дети никогда не были для меня чем-то желанным и необходимым. Даже когда я стал королём. Это не так важно сейчас, будут у нас наследники или нет. Я знаю лишь то, что если мы объединимся, то станем сильнее и враги не смогут нас одолеть...

Дейенерис молча смотрела в его глаза. Холодный днём серый оттенок его глаз обрёл теплоту от бликов огня. Удивительное предложение брака, когда королю не нужны дети, кроме тех, что у неё уже есть. Это было странно, но в то же время немного приятно.

Она улыбнулась и не спеша двинулась по кругу, обходя кресло и столик с графином вина на нём.

Выходить замуж ради выгоды для неё привычное дело. Он не глуп, уверен в себе и учтив, и не урод, даже напротив. Он явно силён духом и знает, чего хочет. Он благороден, она это почувствовала. Но она совершенно не знала, кто он такой. Как не знала Дрого и Хиздара. Отчего-то она надеялась, что если у неё и будет ещё один муж, то избранный ею иначе...
Что ж, а если отбросить эти иллюзии...
Однажды она смогла сделать варвара любящим и заботливым. Она смогла сама его полюбить. И убить. И если что-то пойдёт не так, то она с этим справится. Потому что поклялась себе, что никогда, ни за что она не будет жертвой. Дейенерис Таргариен сама вершит свою судьбу! И если у них ничего не получится - она всё равно добьётся своего.

Она смотрела на него, он на неё. Открыто, прямо, беспощадно, но это никого не смущало. Он её племянник, так не похожий на её брата. Она слышала о Лианне Старк от Барристана Селми, и да, возможно всё это и правда...

- И всё-таки зачем нужен брак, если у нас не будет детей? - спросила она наконец, и подошла к нему близко. - Почему не военный альянс?

- Потому, что друг для друга и для всего мира мы будем семьёй, а это огромная сила. И пусть грозная династия прервётся на нас, зато мы сможем творить великие дела вместе. Да, мы умрём, но оставим наследие, потому что пришли в этот мир в очень трудное время. - Он преклонил перед ней колено и аккуратно взял её руку в свою. - Мы на пороге великой войны и перемен, Ваша Милость. И нам необходим этот союз.

Его губы слегка коснулись её пальцев, но она его не остановила.

- Я согласна, - проговорила она спокойным тоном, и он тут же поднял на неё свой изумлённый взгляд. - Драконий камень, через семь дней.

Он поднялся и выдохнул, поклонился, бросив на неё короткий взгляд.

- Я счастлив получить ваше согласие, - он кивнул ещё раз и уверенно направился к выходу.

- Я хочу сказать вам ещё кое-что, - бросила Дейенерис на прощание, слегка улыбнувшись. - Даже не вздумайте выкинуть что-либо до того, как мы заключим брак.

Эйегон посмотрел на неё ещё раз, и ей стало немного неловко. Потому что во взгляде его серых глаз не было даже намёка на что-то дурное...
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава II (POV Дени - Дени - Дени - Джон)

Эйегон прибыл на Драконий Камень за день до церемонии. Они почти не общались, лишь раз прошлись по стене замка, беседуя о предках, оставивших им этот остров... Он был немногословен, говорила больше она, он слушал внимательно. Впрочем, из его кратких изречений Дейенерис поняла, что история дома Таргариен ему была прекрасно известна. Она даже была восхищена этим, совершенно не предполагая, что молодой человек с Севера мог так много знать о драконах...

Когда они увидели её детей в небе над морем, Эйегон надолго уставился на них, не произнося ни слова при этом. За ставшей привычной невозмутимостью она разглядела волнение и даже восторг. Он не говорил ничего, но она поняла, что он был заворожен. И вглядываясь в его лицо, она смогла рассмотреть, насколько юным был ее будущий муж.

- Вы впечатлены, Ваша Милость? - спросила Дейенерис, когда он снова перевёл своё внимание на неё.
- Конечно. Я бредил драконами в детстве. Перечитал о них множество книг... Но видеть вживую настоящее чудо - совершенно немыслимо...
- Вам не страшно? - слегка улыбнулась Дейенерис, бросив взгляд немного высокомерный.
- Нет, они просто прекрасны... А почему Вы спросили?
- Вы ведь по-прежнему ничего не знаете обо мне... А драконы беспощадны. Я ведь могу вас и убить, тогда наша совместная жизнь будет короткой...

Он посмотрел на неё с лёгкой и невозмутимой улыбкой.

- Отчего-то мне кажется, что всё будет совсем не так, Ваша Милость. И Вам ведь этого вовсе не хочется. Быть может, править нам вместе долгие годы.
- Быть может, время покажет...

Дейенерис кивнула, Эйегон слегка поклонился, и она отправилась в замок, где её уже давно ожидали, ведь почти все приготовления к церемонии были по большей части её заботой. Она улыбнулась от того, что за короткую прогулку со своим женихом не смогла не отметить ещё одного: его взгляд на неё был крайне сдержанным. Она привыкла к похотливым взглядам мужчин, но Эйегон смотрел на неё совершенно иначе. В его глазах, которые приобрели голубоватый оттенок от ясного неба, жила чистота и благородство...

Она слышала, что Джон Сноу отвоевал сердце Севера у заклятых врагов, вернув древний замок дому волков и отомстил убийцам своих близких, после чего обрёл власть и установил новые порядки, и такие, что его боялись многие, не взирая на его молодой возраст...

Быть может, правду говорил его друг, будущий мейстер Чёрного Замка, когда добился аудиенции с ней и явился на поклон во время её южных завоеваний? Он рассказывал тогда много о молодом Лорде-Командующем, который впервые в истории древнего ордена создал союз с народом за стеной, и пошёл против правил потому, что посчитал ценной жизнь всякого человека. Его любили и ненавидели, а потом он освободился от клятвы, обретя впоследствии и своё настоящее имя. В глазах Сэма Тарли Дейенерис тогда не увидела фальши. Он говорил также, что пожилой и мудрый мейстер Эйемон, бывший её родственником, всегда поддерживал Джона при жизни...

Быть может, не просто так она часто думала о том, что желала бы познакомиться с этим человеком. И даже, возможно, вступить с ним в союз...


*****


Церемония была назначена по обычаям Семибожья. Он обмолвился раз, что по традициям Севера свадьбы устраивали в богороще у сердце-дерева, где двое произносили свои клятвы и обменивались плащами... Он относил себя к Старым Богам, но никак не возражал, ведь выбора ни у кого не было. Королевская чета Вестероса, ко всему прочему, должна была соблюдать традиции рода. А потому их ожидал септон и ритуал Семерых... Семь Королевств, Семь богов, всё верно и правильно...

Эйегон пришел за ней в её покои сам, чтобы сопроводить до места, их обручения...

- У меня есть подарок для Вашей Милости, - сказал он ровным голосом.
Дейенерис была крайне удивлена, когда увидела в его руках небольшой букет из голубых роз.
- Это зимние розы - символ Винтерфелла. Это цветы моей матери... Венок из них был подарен...
- Моим братом Лианне...
- Да, всё верно. Я не хотел бы такого венка для Вас, его смысл слишком печален, однако красота этих цветов всегда меня завораживала, и я посчитал правильным украсить ими нашу церемонию...

Дейенерис уставилась на букет крупных роз в его протянутой руке...
Они были великолепны. Цвета слегка затуманенного голубого неба, словно небесную чистоту присыпали пеплом, бархатистые лепестки с серебристым отливом. Каждый цветок - само совершенство. И аромат был просто немыслимым. Свежим чистым, морозным. Она никогда не знала холода, но отчего-то поняла, что именно так пахнет зима...

- Откуда? - удивилась Дейенерис. - Путь до Винтерфелла неблизкий...
- Лучше не спрашивайте, как я раздобыл их, - улыбнулся он. - Просто примите, как дар.

Она смотрела то на розы, то в его глаза похожего цвета. Голубые цветы, Ледовая Стена... Это был совершенно особенный день, такой непохожий ни на один предыдущий. Не похожий даже на сон...

*****

Дверь в покои отворилась, и двое, муж и жена, не спеша вошли в полумрак спальни...
Нежный запах роз наполнил просторную комнату. Его подарок украсил это место и создал атмосферу для удовольстия.

Гостей на том закрытом празднике было мало, никто и не помыслил устроить глупые проводы в спальню, а потому, новобрачные просто покинули пир, когда поняли, что пришло время осуществить их союз на супружеском ложе...

Эйегон молча расстегнул свой плащ и оставил его на спинке стула... Она сделала то же и села на краю просторной кровати, уставившись на него...

Он наполнил два кубка Арборским Золотым, и приблизился к ней, протянув ей вино. Она выпила его очень быстро, в то время, как он цедил медленно, наблюдая за ней и слегка улыбаясь глазами...
Захмелевшая и усталая, Дейенерис всё же волновалась, пусть она давно уже не была невинной девой... Ей было совершенно невозможно понять, что он испытывал. Эта холодность и сдержанность уже начинала немного её раздражать... На церемонии он был спокойным, что было понятно, ведь их брак не был союзом любящих сердец. Но ни увеселения, ни музыка, ни вино не вызывали в нем никаких волнений. Он был словно лёд.

Она оставила кубок на полу и протянула руку к своим волосам, чтобы распустить собранную высокую причёску, но Эйегон остановил её торопливые движения, решив помочь ей с этой непростой задачей... Он не спеша освободил её локоны от шпилек, и серебристый водопад упал вниз, заструился по спине.

- У тебя чудесные волосы, - промолвил он тихо, слегка касаясь их кончиками пальцев. - Истинное валирийское серебро...

Она посмотрела в его глаза и застыла надолго в попытке уловить хоть какие-то проблески чувств, и пусть это было глупым, но ей хотелось увидеть некое подобие страсти лично к себе. Ей, пожалуй, даже хотелось в тот миг, чтобы он был похотливым... Чтобы быстрее покончить с формальностью, коей являлась их первая брачная ночь...

- Ты совсем не волнуешься? - спросила она.
- Нет, а я должен? - ответил он с лёгкой ухмылкой, и Дейенерис продолжала сверлить его своим аметистовым взглядом, не говоря ничего. - О, я понял тебя...

Он подобрал оба кубка и отнес обратно к дальнему столику у окна, снял свои сапоги, а когда обернулся, то увидел, что она уже успела наполовину освободиться от платья, которое, как выяснилось, снималось просто, легко делая её тело доступным...
Её чудесная грудь обнажилась в полумраке комнаты, отливала золотом в пламени свечей. Он замер на месте и уставился на её небольшие полусферы, явившиеся взгляду столь неожиданно...

- Ты всегда так холоден? - прямо спросила она, погрузив пальцы в свои волосы и провела по ним сверху вниз...
- Нет, - улыбнулся он, и она заметила, что его бледное лицо слегка зарумянилось. Уже лучше... - Я ведь был братом Ночного Дозора долгое время, стал взрослым именно там, и холодность стала частью меня...

Подумав коротко о его безупречной сдержанности и о том, что он, как он выразился, "не уверен в своей способности продолжить род", Дени начала ощущать лёгкую тревогу.

- Но ты ведь теперь не дозорный. Ты король. Неужели леди не волновали тебя после обретения свободы от клятвы?
- Нет, не волновали.

Дейенерис была слегка ошарашена. Она вдруг почувствовала неприятную горечь и даже досаду... Боги, отчего молодой мальчишка мог уйти в Дозор, где не было никаких женщин, по собственной воле? Только не это! Муж, предпочитающий только мужчин, казался кошмаром!

- Тебе что, не нравятся женщины? - спросила она осторожно...
- Отчего же? - ухмыльнулся Эйегон. - Просто порой кажется, что без них на свете жилось бы гораздо легче... - он опустил взгляд. - Прости... Мне, правда, нравятся женщины.

Он посмотрел на неё снова и подошёл ближе, развязывая шнуровку своего дублета...

- Тогда я не понимаю, отчего ты такой отрешённый. Сейчас ты можешь просто взять меня. Я же не буду возражать, ведь это наш королевский долг на сегодня...
- Знаю, - он скинул дублет, оставшись в лёгкой чёрной тунике, и сел перед ней на колени... - Ты должна знать, моя королева, что ни с одной леди у меня никогда ничего не было...

Дейенерис почувствовала лёгкое разочарование. Ночь обещала быть сложной. Чёрт бы побрал его! Неужели были на свете такие мужчины, которые умудрялись дожить до собственной свадьбы, и не трахнуть никого ни разу до первой брачной ночи?! Он, возможно был один такой, и этот ненормальный попался именно ей!

Она встала на ноги и быстро скинула платье, обнажившись полностью. Его глаза заблуждали по её телу вверх и вниз, останавливаясь на её грудях с нежно-розового цвета сосками, на округлых бёдрах и на её нижних губках. В расширенных тёмных зрачках был виден голод и, да, желание. Спасибо, что наконец позволил этому проявиться!

Он снова посмотрел на её зарумянившееся лицо и поднялся. - Ты очень красива, - тихо проговорил он и откинул прядь шелковистых волос с её плеча... Серые глаза смотрели на её губы, когда он бережно провёл по ним большим пальцем правой руки и обхватил её лицо...
Их губы встретились, и поцелуй уже не был похож на то невинное и краткое действо, которое имело место на церемонии... Это было чувственное сплетение, первое, настоящее супружеское, в особенности, когда она открыла свой рот шире, впустив его язык и ответив взаимностью... Её слегка отпустила тревога, его губы оказались весьма смелыми, и мысли о каких-то странностях быстро пропали. Он слегка вздрогнул и прикусил её нижнюю губу, чтобы прервать поцелуй потому, что она сжала его налитый член, скрытый в плотных кожаных штанах.

- Ты уже готов, - сверкнула взглядом Дейенерис. - Не стоит бояться, я помогу тебе...

Он посмотрел в её глаза, чуть отпрянув...

- А ты готова ли?

Она села на кровать и дотронулась до шнурков на его штанах и принялась развязывать их.

- Я не юная девушка, - она покачала головой...- Это просто нелепость...

Он убрал её руки и снова опустился на колени напротив.

- Позволь мне самому понять, когда ты будешь готова... - ответил он тихо. - Не возражаешь?

Она молча покачала головой. Он обхватил её талию одной рукой, шею - другой, и бережно опустил на кровать.
Дейенерис выдохнула и закрыла глаза, в попытке расслабиться и немного унять бешеный ритм своего сердца. Всего лишь формальность должна была состояться в тот вечер, когда боги сделали супругами этих двоих - чужих друг другу людей из разных миров.

Он коснулся большим пальцем мочки её ушка, провёл по щеке. Грубые ладони, тёплые, беспокойные, но, казалось, они знали, чего хотят.
Его вторая рука оказалась на её шее, и он провёл ей вниз между грудей, медленно. Пальцы слегка дрожали, на руках проступили надутые вены, когда он гладил ими её шелковую кожу, слегка касался её аккуратных сосков, быстро обретших твёрдость.
Дейенерис открыла глаза и взглянула на лицо своего новоявленного мужа, который уже буквально пожирал глазами её изгибы и тяжело дышал, открыв рот. Она свела свои груди вместе, встретившись с ним взглядом, и они коротко обменялись хищными улыбками. Ещё лучше. Его пальцы проникли в тугое пространство между её полусферами, и через миг он глубоко втянул запах её кожи в том месте, отчего его веки стали тяжёлыми. Ещё через мгновение он накрыл её сосок своим ртом, слегка прикусил зубами, а после мягко провёл языком.
Дейенерис издала негромкий стон. Это было нежно-грубое действо, и её телу оно понравилось. Особенно когда он сам обхватил ладонями её груди и стиснул ещё сильнее, продолжая блуждать от одного соска к другому, и затем двинулся ниже, всё глубже вдыхая её аромат.
Дени отпускало её напряжение, и волнение обрело оттенок другой - более чувственный, более интимный, когда часть её возжелала поскорее сделать этого мужчину своим мужем по-настоящему.
Эйегон спускался всё ниже и ниже, покрывая её животик поцелуями, неустанно лаская её плоть грубыми руками, которые нравились ей всё больше с каждым мгновением.

Дейенерис смело открыла себя жадному взгляду серых глаз, когда он сполз на пол перед ней и, обхватив её бёдра, притянул её ближе к себе и развёл её ноги в стороны шире. В это мгновение она уловила то, как он смотрел на её раскрытое и увлажнённое лоно глазами настоящего зверя.

- Вполне готова, - улыбнулся Эйегон и аккуратно провёл пальцами по её гладким нижним губкам. - Очень красиво.

И да, вероятно, очень необычно, подумала она, закрывая глаза, и тут же всхлипнула от тёплого и влажного прикосновения его языка... Пара неспешных и лёгких движений вверх и вниз, с акцентом на самой чувствительной точке, выдали в нём владение искусством любви. И в тот самый миг она перестала пытаться предугадать его действия и умения, доверившись тому, что происходило с ней здесь и сейчас.
Вскоре его горячий и влажный напор стал сильнее, а яркие импульсы в её лоне заставили её содрогнуться и застонать громче. Она готова была даже заплакать от осознания того, что всё её поспешные выводы оказались лишь заблуждением...
Когда он проник в неё языком несколько раз, и следом аккуратно ввёл свой указательный палец, затем добавив средний, её сока истекло уже достаточно много.

- Вот теперь точно готова, - проговорил он чуть осипшим голосом, и продолжил ласкать её самое заветное место своим ртом, в такт движениям своих пальцев...

Боги! Он делал это так умело и правильно, словно понимал все желания её тела даже лучше неё самой. Она никогда не испытывала такого удовольствия. Мужья никогда не были озабочены подобным, а бывший любовник предпринимал жалкие попытки всего пару раз. Откуда, чёрт возьми, этот юноша с Севера мог всё это знать?!

Эти раздумья быстро улетучились, потому что немыслимая волна густого, болезненно-сладкого удовольствия подкатила к ней неожиданно... Это было похоже на пытку, когда возбудившись, казалось бы, до невозможности, она понимала, что это самое возбуждение продолжало расти с каждым мгновением.
Да! Дейенерис вскрикнула и дёрнулась, когда сладкое напряжение в ней отпустило, словно оттянутая до предела тетива сорвалась и задрожала. Стенки её лона запульсировали и сжались вокруг его пальцев, жар прошёл лавиной по всему её сведённому судорогой телу.
Она не могла поверить, что мужчина, не знавший её почти совсем, мог сделать с ней такое! Слёзы от потрясения всё-таки проступили на аметистовых глазах, когда пульсация отпустила, а сама Дени слегка обмякла...
Выровняв дыхание, она поднялась. Она смотрела на его довольное лицо пьяными глазами, и обхватив ворот его туники, притянула к себе... Не в силах разобрать, что точно она испытывала в тот самый момент, она решила одарить его поцелуем в знак благодарности и непременно почувствовать собственный вкус на своём языке... И да, это было прекрасно! С той самой минуты двое словно стали чуточку ближе.

- Сейчас я даже слишком готова, - прошептала Дейенерис с улыбкой и встала с кровати, и Эйегон быстро поднялся за ней следом. Через мгновение они уже целовались горячо, в то время, как его руки блуждали по её спине и спускались ниже, инстинктивно сжимая её округлые ягодицы, а её ловкие пальчики быстро справлялись с его шнуровкой... Вскоре она, наконец, смогла прикоснуться к его мужественной плоти, и то, что почувствовала её рука ей очень понравилось. Он оторвался от её губ, откинул голову назад, закрыв глаза, и вдохнул воздух сквозь зубы от того, как она зажала в своей ладони его твёрдый член. Она опустила его штаны вниз до колен, слегка приподняла чёрную тунику, чтобы прижаться животом и почувствовать горячий напор возбуждённой плоти. Она не думала в тот момент, не осознавала, что делает. Она даже забыла, что муж был ей ещё не знаком, но тело творило всё это само. Они оба были голодными, уставшими от сражений, истосковавшимися по чувственным удовольствиям людьми. А потому она не заметила, как оказалась лежащей на кровати, под давлением его крепкого тела, от которого исходил сумасшедший животный запах, смешанный с запахом меха, кожи и ещё чего-то свежего и притягательного. Он даже не смог избавиться от одежды полностью, по видимому желание овладеть ею в тот момент заставило потерять связь с реальностью...

Их полубезумные глаза снова встретились, оба тяжело дышали. Дейенерис обняла ногами его бёдра, сделав себя ещё более доступной. Разгорячённая, мокрая, она просто жаждала наполнения, и муж исполнил её это желание. Он вскользнул в неё и остановился, выдохнув и прижав своим лбом её лоб. Она всхлипнула от болезненно-сладкого чувства, которое уже успела хорошо позабыть, когда его член овладел ею полностью, так, как она и желала. Она сжалась внутри и поняла, что ей чертовски нравилось снова чувствовать себя желанной женщиной. Он поцеловал её губы и толкнулся раз, потом ещё, длинно и с хорошим напором, крепко вжимая её в перину постели.
Боги, если он будет продолжать в той же манере, то она быстро кончит ещё раз! И всё случилось почти так... Она смаковала каждое движение, сильное, властное; смаковала его поцелуй, глубокий и наглый. Она поднималась стремительно и высоко на неистовой пламенной волне, и за миг до того, как эта волна успела разбиться на тысячи искр, он толкнулся последний раз и излился в её глубине.

*****


Чёрт!
Отточенное годами мастерство сдерживать свои порывы и страсти порой даёт промах. В какой-то момент приходит понимание, что ничто не сможет совладать со скованной долгие годы природой, которая вдруг получает свой выход...
Джон тяжело дышал, прикусив плечо своей прекрасной юной супруги, с которой только что был осуществлён их брак. Быстро, чертовски быстро, и оттого ему было неловко. И да, это было достаточно больно.
Он был бы рад не корить себя, ведь долгое время у него не было никого... Но не мог, потому что показать свою слабость Королеве Драконов было самым последним, чего бы ему хотелось.
Он освободил её и опустился рядом, приводя в норму ритм своего сердца, закрыв глаза рукой, потому что в них всё ещё было темно от сильнейшего в его жизни экстаза...

Дейенерис повернулась на бок и аккуратно убрала прядь тёмных волос от его лица.

- Ваша Милость, с Вами всё хорошо? - спросила она с мягкой улыбкой.

Он встретил её дивные глаза, её лицо горело румянцем и блестело от пота.

- Хорошо, Ваша Милость, - улыбнулся он смущённо. Как ты поняла, милая, даже слишком... - А Вы?
- Всё хорошо... - мягко ответила она.

Больше слов друг для друга у них не нашлось...

Он снова уставился на потолок, чтобы избежать её настойчивого взгляда. И закрыл глаза. По телу разливалась приятная истома, он ведь уже успел позабыть, каким удовольствием являлась близость с женщиной. А она была не просто женщиной, а королевой, прекрасной, и даже очень, такой необыкновенной, и по счастливому стечению обстоятельств она отныне его жена. Это было настолько невероятным, что он даже боялся поднять свои веки, чтобы не оказаться неожидано где-нибудь в холоде и одиночестве...

Впрочем, не одну только судьбу следовало благодарить за то, что Дейенерис Таргариен была сейчас рядом и настолько близко, что ближе быть просто не может. Он и сам постарался на славу, разыграв спектакль с упрямством и высокомерием. И не солгав при этом ничуть. Он ловко выбил из колеи королеву Серсею, заодно поведав о том, с чем ему предстоит долго бороться, и после спровоцировал Дейенерис на вызов. Быстро поняв, кто есть кто, и кто какую позицию занимает, Джону не составило труда осуществить свой давний план и в тот же вечер сделать предложение руки и сердца той, которая так прочно завладела его разумом несколько месяцев ранее. И да, она его тётка, но это было совершенно неважно...

И он не мог представить, что она окажется ещё и очень красивой, интригующей, необычной, источающей дивный аромат, от которого буквально кружилась голова. Быть может Таргариены так часто шли на инцест из-за особой магии...

Дейенерис молча поднялась с кровати. Юная девушка невысокого роста, с изящными формами и нежной кожей золотистого цвета, с тонкими щиколотками и запястьями, маленькими пальчиками. Серебристые волосы были растрёпаны, и судя по походке, ноги ослабли после их поспешной любви, но абсолютно всё в ней было прекрасно на вид. Она направилась в дальний угол просторной спальни, подошла к резной ширме и сдвинула створки в сторону. За ними находилась небольшая ванна, которую, судя по всему, заботливо приготовили для королевы заранее... Она ступила в теплую воду и их взгляды снова встретились. По прежнему в неловкой тишине, без единого слова.

Джон встал с постели и подошёл к столику, на котором стоял графин, и налил вино в оба кубка. И снова посмотрел на Дейенерис.

- Мы так и будем молчать, Ваша Милость? - проговорила она расслабленно, чуть откинув голову назад.

- Поверьте, Ваша Милость, в данный момент у меня просто нет подходящих слов, чтобы описать, как я очарован Вашей красотой.

Она улыбнулась и склонила голову набок, ничего не ответив, лишь продолжала упорно смотреть на Джона. Он взял второй кубок с вином и подошёл к ней.

- Полагаю, Вы ждёте от меня ещё каких-то слов? - он протянул ей бокал и она взяла его в свою изящную ручку. - Что ж, простите, что всё произошло так быстро...

- Не стоит, - ухмыльнулась она, промочив горло. - Для формальности всё было даже слишком чудесно. Мы можем больше вообще никогда к этому не возвращаться. У нас ведь не может быть детей, а потому спать друг с другом нам не обязательно.

Он закрыл глаза и облегчённо выдохнул.
- Слава богам, ты сама это предложила. Всё верно, моя королева, для того, чтобы вершить дела государства, всякие бесполезные глупости совершенно не нужны.

Она на мгновение округлила глаза и попыталась нахмуриться, но сделав большой глоток вина, вернула улыбку на своё милое личико.

- Если не желаете забыться сном, мой король, то предлагаю начать обсуждать наши совместные планы прямо сейчас.

- Отличная идея, моя королева, спать пока мне совершенно не хочется. Предпочтёте возлежать в воде или мне сопроводить Вас до Вашего ложа для переговоров?

Дейенерис молча поставила кубок на каменный пол и встала на ноги. Джон уставился на её мокрую грудь и замер, но когда она шагнула из ванны, быстро схватил большое полотенце, висевшее рядом, и укутал её, провёл руками по её спине и плечам, чтобы промокнуть капли воды.

Она невольно оказалась в его объятиях. И смотрела так проникновенно, что Джону отчего-то снова сделалось неловко. Он так и не мог понять, что она испытывала в данный момент. В глазах читался интерес, однако речи были нарочито холодными. Их близость была частью их долга, а потому маска королевы оставалась на месте, и пожалуй, всё было правильно. В отличие от тайного желания разглядеть в ней женщину, которая явилась ненадолго во время их брачной связи...

Джон совершенно не знал, как королю подобает вести себя с королевой. Как лорд ведёт себя с леди? Он не мог принять, что это одно и тоже... Нет, это не так! Она совершенно другая. Хрупкая и нежная, но грозная. И очень могущественная. А леди зачастую просто жена лорда, пусть и воспитанная в высшем обществе.
Он вдруг понял, что как мужу, ему необходимо изучить все её грани. Тогда их союз будет крепче и надёжнее...

Неожиданно для самого себя Джон поднял её на руки и отнес обратно в постель. Она села, отбросив своё полотенце, он устроился рядом с ней.

- Так о чём Вы желаете поговорить со мной, Ваша Милость? - спросил он её.

- О просто чудовищной несправедливости, - проговорила она строгим голосом.

- Несправедливости в чём?

- В Вашей скрытности. - Дейенерис схватила подол его туники и приподняла вверх. - Ты видел меня полностью обнаженной и беззащитной. А я тебя нет. Я решительно настаиваю, чтобы ты снял это с себя. Тогда мы будем на равных здесь, в этой комнате. Пока что твои действия противоречат твоим словам о равенстве нашего положения.

Её голос звучал спокойно и ровно, но дивные глаза сияли неким задором, она чувствовала себя расслабленно и комфортно даже оставаясь полностью без одежды. Видимо, вино настроило её на слегка игривый лад, а возможно, и желание узнать своего мужа получше также присутствовало.

Джон аккуратно перехватил её руку и поцеловал её кисть. Он, напротив, был крайне серьезным.

- Есть кое-что важное, моя королева, что ты должна знать обо мне... Моя главная тайна... И та причина, по которой я освободился от клятвы Ночного Дозора.

Дейенерис смотрела на него очень внимательно и чудесный огонёк озорства исчез из её глаз.

- Дозор черного брата заканчивается только со смертью, - продолжал Джон. - И мой был закончен именно так.

Дейенерис была крайне изумлена, однако не смогла произнести ни слова...

- И то, что я скрываю не должно коснуться прекрасных очей моей королевы...
- Снимай, - твёрдо сказала Дейенерис.
- Не стоит.
- Снимай, - повторила она уверенным тоном. - Мои глаза видели много ужасного. И меня сложно напугать чем-либо. Вперёд, я настаиваю.

Джон смотрел в её упрямые глаза достаточно долго. Милое девичье личико преобразилось под маской королевы, обретя строгие черты. Он понял, что сопротивляться не было смысла и легко сдёрнул тунику через голову.

Аметистовые глаза королевы округлились и принялись внимательно изучать уродливые шрамы на его груди. Дейенерис придвинулась ближе к неподвижному Джону и легко коснулась пальцами ближайшего к сердцу рубца. Тонкие пальчики прошлись легко, словно перья, и это было чертовски приятно. Он хотел было рассказать, как конкретно произошло его убийство, но промолчал, чтобы не нарушать эту тонкую магию...

- Что же ты такое, Джон Сноу? - прошептала она после длительной паузы. - Как же это возможно? Тебя ведь закололи в самое сердце...
- Я и сам задавал себе этот вопрос, - ответил он тихим голосом. - Не знаю, Ваша Милость, кто или что вернуло меня к жизни. Возможно, я должен выполнить своё предназначение. Потому я и говорил тебе, что многое было дано мне не случайно. И у того, что я снова жив, определённо есть смысл.

Она прошлась нежными прикосновениями по каждому шраму и легко улыбнулась.

- Ты являешь собой настоящее чудо...

Как и ты, неопалимая моя королева...

Она округлила глаза, и они снова встретились взглядами.

- И тебе больно? - её голос звучал уже по-другому, мягче и проникновеннее.

- Немного, - легко улыбнулся Джон. - Бывают дни, когда болит сильнее, чем обычно. Бывают - когда очень незаметно.

И отчего-то совсем не болит, когда ты рядом.

Она замерла, она смотрела на него так внимательно, и больше маски властительницы он не видел.

- Я заметил, что ты назвала меня Джоном Сноу, - улыбнулся он, решив сменить тему.
- Да, прости, Эйегон... Почему-то само собой вышло.
- Отчего же "прости". Я до сих пор не привык к своему настоящему имени. А близкие зовут меня Джоном. И Ваша Милость может звать меня так же.

Она взяла его руку в свою и слегка сжала грубые пальцы.

- А ты можешь звать меня Дени. Но эти имена нельзя называть на приёмах при всех.

Джон улыбнулся, глядя на неё, и испытал непреодолимое желание поцеловать свою прекрасную супругу.

- Значит, Дени, - он подхватил её легко и посадил к себе на колени, откинул шелковистые светлые локоны с её плеч и бессовестно уставился на её грудь. - Что ж, Дени, пора нам поговорить о делах государства.

Грубые ладони медленно прошлись по её гладкой спине вверх.

- О чём конкретно, Ваша Милость? - чуть игриво спросила Дейенерис, и в тот момент он заметил, что её глаза захмелели чуть больше.
- Ну предположим, как нам объединить Север и Юг, - его руки двинулись вниз и, коснулись округлых ягодиц, чуть прихватив их.
- О том, как нам захватить Речные Земли и Запад малыми потерями? - она прижалась к нему ближе, коснулась его разбухшего члена своим горячим и влажным местечком между ног, посмотрела вниз и улыбнулась, дёрнув бровями. - Да, Ваша Милость, хорошая тема для размышлений...

Он лизнул её между грудей, она чуть прогнулась в спине, подавая свои роскошные полусферы навстречу его взгляду.

- Война на два фронта - нелёгкое дело, - сказал Джон и чуть сжал её грудь в своей грубой руке, потерев большим пальцем отвердевший сосок, затем сделал то же с другой. - Даже с нашими армиями нам нужно действовать слаженно и сообща, словно мы с тобой одно целое.
- Одно целое, - повторила Дейенерис, погрузив тонкие пальцы в его волосы и чуть оттянув их на затылке. Его губы легли на её тонкую шею, зубы чуть прикусили нежную кожу, а язык двинулся вниз. Он пленил её аккуратную грудь своим ртом и больше ничего не сказал. - Джон, - простонала она и блаженно улыбнулась, когда её глаза уплыли под тяжёлые веки, а голова расслабленно опустилась назад. - Мы же решили, что все эти глупости нам не нужны...
- Ну уж нет, моя королева, - ответил он уверенным голосом, продолжая ласкать её. - Я слишком долго был лишён радостей жизни, чтобы отказаться любить свою жену.
- Любить? - удивилась Дейенерис и посмотрела в его серые глаза, встретив довольную и дерзкую улыбку.
- Я должен был сказать "трахать" вместо "любить"?

Она легко провела кончиком пальца по его губам.

- Вообще-то я люблю оба этих слова...

Он ничего не ответил... Просто поцеловал её сладкие губы, жадно и глубоко, и, обхватив руками её талию, приподнял её выше. Её гибкое и нежное тело горело желанием, он чувствовал это руками, всей своей кожей и обонянием. И она опустилась сама на его член, со сладостным стоном и так, чтобы он вошёл в неё до предела. И Боги, это был волшебный момент! Даже пусть они по-прежнему почти ничего друг о друге не знали.
Она упёрлась в его плечи руками и двинулась вверх не спеша, изгибаясь и наслаждаясь их связью явно не меньше него. Боги, такая пленительная, тугая и горячая глубина, и дивные стоны, и открывшийся взгляду вид самого совершенства. Да, чёрт возьми! Познавать эту её сторону было очень приятно. И сладко...

На короткий момент он захотел, чтобы они поженились ещё раз в богороще, чтобы сказали свои слова клятвы Старым Богам...
Он подумал об этом, и тут же мысли умолкли совсем... И пусть в головах обоих было очень много вопросов к друг другу, но слов больше не было... Потому что в тот миг двое решили стать ближе другим способом...
 
Последнее редактирование:

aurelle

Лорд
Глава III (POV Дени - Дени - Джон - Дени - Дени)

Это был шок и полнейшее потрясение, когда, утолив жажду своих тел, они упали на кровать, разгорячённые и потные, с тяжелым дыханием и бешено колотящимися сердцами. Они долго смотрели друг на друга широко распахнутыми глазами, не произнося при этом ни слова. С единственным вопросом: что это было?

Их близость была неистовой, полной дикого, животного удовольствия, стонов обоих и даже рычания. И они не понимали решительно ничего, когда после страстных действ, сознание снова вернулось и закрутило водоворот вопросов и мыслей в их головах.

Слов по-прежнему не было, были только взгляды аметистовых и серых глаз, полных любопытства и интереса, полубезумные улыбки, и, да, ощущение счастья и радости овладело обоими.

Она пропиталась насквозь его запахом, его потом, она была наполнена его семенем, но мыслей о том, чтобы поскорее смыть всё это с себя уже не возникало. Вместо этого она нашла губами его губы, и замурлыкала, как кошка, от того, как он обхватил её бережно и при этом уверенно, и перевалил на спину, скользнув языком между её губ в совершенно бесподобной манере.

Её глаза были снова пьяными и искрили желанием, пальчики легко скользили по его плечам. А он, к её изумлению, был снова готов к активным действиям. И Дейенерис Таргариен не могла солгать себе, отказавшись. Она не чувствовала больше никакой зажатости, смущения или неловкости, а потому решила отпустить себя на свободу, ведь это обещало удовольствие обоим супругам.

- Ещё, - шепнула она в полузабытии, и он хищно накрыл её рот своим ртом, ничего не ответив.

Он был грубым и ласковым одновременно. Смелым, но деликатным там, где это нужно. И Дейенерис поняла, что муж умел брать своё ровно так же, как умела она... Когда, начав свой очередной любовный акт с королевской учтивостью, он, направляемый её движениями и громкими стонами, в итоге отодрал её с силой и тем невероятным звериным напором, который она так любила... До такой степени, что она даже кричала отнюдь не по-королевски, и расцарапала его плечи и спину.

- Что ты такое, Ваша Милость? - спросила она осипшим голосом, когда они вынырнули в реальность из пучины экстаза и их дыхание пришло в норму...

Он улыбнулся немного устало и закрыл глаза, глубоко вздохнув...

- То же самое я собирался спросить у Её Милости...

- Со мной всё более-менее понятно. Но ты? И где же твоя холодность?

Он пожал плечами, не открывая глаз.

- Растворилась в драконьем пламени...

- И-и... - она приблизилась к нему лицом к лицу и их глаза снова встретились. В её аметистовом взгляде сияло любопытство девчонки. - Может расскажешь мне, где ты научился вот этому... - и лизнула его губы.

Джон улыбнулся несколько смущённо...

- Вашей Милости не следует исключать природные способности других, - он повернулся на бок и ласково прошёлся пальцами по её влажной щеке. - И уж тем более, не стоит исключать собственную красоту и магию огня в своих венах. Её хватит и на большее.

Ей понравились эти слова, и она улыбнулась, однако решила сказать нечто разумное:

- А у Вас волчий аппетит, Ваша Милость. Не стоит так утруждаться в одну ночь. Тогда у нас и появится повод видеться чаще на супружеском ложе...

- Ты права, моя королева, - ответил он, слегка поугасив свою улыбку. - В конце концов, долг на сегодня уже перевыполнен. И наш брак можно считать осуществлённым.

Дейенерис немного задело слово "долг" в отношении их близости. Однако виду она не подала.

Потому что это было правдой. Да, это был не более, чем долг. Просто по счастливой случайности он оказался таким сладким...


* * *

Она потянулась в постели, не в силах открыть глаза. Часть её уже проснулась, часть желала нежиться дальше...
Дени улыбнулась, едва отойдя от прекрасного сна, который она сегодня увидела. Она помнила, как сидела у небольшого ручья, окутанная своими серебристыми волосами вместо одежды, они были такими густыми и длинными, что разлеглись на земле и перемешались в серебряными струями свежей воды. Прохладный ручей щекотал её пальчики и она заливисто смеялась, как будто была несмышлёной девчонкой...
Дени открыла глаза.
В теле ощущалась сладкая нега, и, боги, она не испытывала её очень давно. А учитывая, что причиной этому состоянию был не любовник, а муж и король, то и вовсе никогда...

Она открыла глаза и обнаружила, что Джона не было рядом. Через мгновение в покои вошли служанки и её верные дотракийские спутницы Ирри и Чхику.

Увидев, что королева проснулась, Ирри улыбнулась и поклонилась.

- Кхалиси...

- Доброе утро... - проговорила Дейенерис, оглядывая комнату сонными глазами. Джон ушёл тихо, она даже не заметила.

- Ваш король уже занят делами со всеми людьми...

Какими делами?

Дейенерис вмиг проснулась полностью и встала с постели. Нет, в таком виде королеве не подобает выходить в люди, и потому она поторопила служанок, которые уже вовсю крутились вокруг, готовя для неё свежую ванну.

- Приготовьте мне одежду для полётов, - бросила она девушкам и принялась торопливо расчёсывать волосы, попутно размышляя о том, в какой именно момент она начала терять связь с реальностью.

** ** **

Вокруг большого стола с вырезанной на нём картой Семи Королевств столпились советники обоих супругов. Сир Давос и Аша Грейджой со стороны Джона, сир Барристан, Джорах Мормонт и командир Безупречных со странным именем Серый Червь - со стороны Дейенерис. Даже Тирион Ланнистер, ведущий исключительно скрытную деятельность в свите королевы, почтил своим присутствием совет.

Молодой мейстер Пилос тоже был в зале. Он принёс карты Драконьего Камня и на одной из них нашлась отметка с указанием пещеры, где, предположительно, можно было раздобыть обсидиан.

Значит, Сэмвел не ошибся, когда выдвинул идею, что драконье стекло должно было обнаружиться на этом вулканическом острове.

И всё же война на два фронта для завоевания центральной части Вестероса была первостепенной задачей. Пока они с Дейенерис оставались разделёнными территориально, ни о каком единстве и сплочённости не могло быть и речи. И у Джона были некоторые мысли по этому поводу. Многое оставалось неясным, но всё же он, будучи полным сил и энергии, решил приступить к решению этого вопроса как можно скорее.

Серсея бравировала своим оружием против драконов. Его могло быть много в разных точках Западных и Речных Земель, и не только. Поэтому, как главную военную силу он их не рассматривал. Тирион говорил ещё про дикий огонь, вернее, про его колоссальные запасы в столице. Транспортировать его было бы очень опасно, а к предположению по поводу угрозы для жителей Королевской Гавани и конкретно Красного Замка Джон относился весьма скептично потому, как молодой король Томмен был главной слабостью львицы. Ни о какой угрозе городу не могло быть и речи. Впрочем, она сказала тогда на встрече, что страх её орудие. Возможно Тирион отчасти был прав, и Серсея могла использовать его в целях запугивания, ведь именно это и делал её отец, а сдерживающего фактора в виде разумного Кивана Ланнистера уже не было...

Дверь скрипнула, и в проходе появилась ослепительная миниатюрная фигурка Дейенерис. Она была одета в кожаные штаны, недлинное светлое платье, видимо для верховой езды. Голову увивали тонкие косы, которые сходились в одну и аккуратно лежали на плече.
Завидев королеву, все смолкли и поклонились. Джон улыбнулся глазами и едва уловимой улыбкой и тут же на миг поймал себя на мысли, что успел соскучиться по виду её рядом с собой.

Дени быстро окинула взглядом присутствующих и, встретив глаза мужа, уже не смотрела ни на кого другого. Она медленно подошла к столу и слегка кивнула, приветствуя своего мужа. Уголки её губ направились вверх на её милом, юном, сияющем свежестью личике.

- Милорды, - произнесла она голосом королевы, подойдя к Джону почти вплотную. - Прошу вас покинуть зал. Нам с Его Милостью нужно поговорить наедине.

Советники тут же удалились, стражники и слуги также покинули зал и плотно закрыли за собой тяжёлые двери.

Дейенерис бросила взгляд на карты и письма на столе, и снова уставилась на Джона с ослепительной улыбкой.

- Ваша Милость трудится на благо государства с самого утра, - она легко провела рукой по его гладкой щеке.

- Да, моя королева, у нас ведь так много задач, а время не ждёт.

- Время может чуть-чуть подождать, пока королева отходит от своей брачной ночи...

Джон округлил глаза.

- Я сделал с тобой что-то, от чего тебе не здоровится? Прости, я был груб...

- Нет, - перебила его Дени и покачала головой, - такая грубость мне по нраву, как ты, верно, успел заметить, и действует на меня исключительно положительно. Нет, я не об этом...

Она снова бросила взгляд на стол и взяла в руки карту с указанием возвышенностей и пещер Драконьего Камня.

- Что это? - поинтересовалась она. - Наш остров?

- Да, я еще не успел тебе рассказать. Мой друг и верный брат Сэмвел Тарли говорил, что на вулканическом острове можно найти драконье стекло, и, кажется, так оно и есть. Я отправил людей на изучение местности в указанном на карте месте. Так что, это первые хорошие новости на сегодня для Её Милости.

Она посмотрела на него и улыбнулась. И отбросив карту в сторону, обхватила его лицо и неожиданно поцеловала в губы.

Джон растерялся. Он и не думал, что она способна проявиться подобным образом вне их спальни. Его собственная деловая активность была в самом разгаре, хоть он и признавал, что её приближение заставило его чуточку волноваться...

- Ты настоящий король, Эйегон. Успел собрать совет и даже отдать некоторые приказы.

Она прижалась к нему всем телом, и Джон впал некое подобие ступора, потому как был немного шокирован от её внезапно вспыхнувшей страсти. Правда, этот шок не помешал его мужеству напрячься и выдать себя, когда она дотронулась рукой до низа его живота.

- А Вы снова голодны, Ваша Милость. Так кстати наши советники покинули зал, - промурлыкала она.

- Дейенерис, что... - она снова впилась губами в его губы, и жар заструился по его венам в полную силу. - Дени, постой, это неправильно...

Она не обратила внимания на его слова, продолжая блуждать по его телу весьма смело.

- Во всех Семи Королевствах нам никто и слова не скажет. Где ты хочешь взять меня? В Дорне? - она сделала шаг назад, упёрлась в край стола и провела рукой по резной поверхности. - Или подальше, где-нибудь в Долине?

Он подошёл к ней и прижал её так, что она чуть прогнулась в спине, аккуратно обхватил её лицо обеими руками. Его зрачки были расширены, и он не улыбался, смотря на неё сверху вниз.

- Ты так громко кричишь, Ваша Милость, что едва мы можем позволить себе подобное безрассудство.

- О, мы же с тобой муж и жена, а это наш замок, - пропела она сладким голосом, обвивая ногами его ноги. - Впрочем, не стоит беспокоиться. Я так хочу ответить тебе взаимностью на твою любовь, что буду стоять на коленях, а мой рот будет занят.

Его сердце било где-то в горле и готово было выпрыгнуть в любую минуту.

- Это правда? - спросил недоумённый Джон, и она тут же сменила дерзкую улыбку на строгость королевы.

- Конечно же нет! - отрезала Дейенерис и оттолкнула мужа рукой.

Она обошла стол-карту и встала напротив с противоположной стороны, оперевшись руками. Джон чувствовал себя идиотом. Его будто окатили ледяной водой, как собаку.

- Ты посмел собрать Малый совет без меня, Ваша Милость. Ты настолько самонадеян, что решил унизить меня, проигнорировав мое отсутствие при решении важных вопросов.

- Дени, послушай... - нахмурился Джон. - Я...

- Ты решил, что раз ты мой полноправный муж, то можешь вступить в обязанности единовластного короля на следующий же день после нашей церемонии? А с чего это? Мы друг друга по-прежнему не знаем, о совместных планах ещё не говорили... Ты распорядился без моего ведома, едва трахнув меня пару раз. Я снова чувствую ложь в твоих словах о том, что мы будем принимать решения на равных!

Джон молчал. Слов у него не было. Да, он, чёрт возьми, самонадеян. А ещё он ничего не знал, что значило быть женатым, тем более на королеве. Говорить ей что-либо было бесполезным. Всё это выглядело бы, как оправдание провинившегося ребёнка, а он себя таковым не считал.

Она сверлила его своим строгим взглядом. Он упрямо смотрел ей в глаза и молчал достаточно долго, но в конечном итоге опустил взгляд в пол и глубоко вздохнул, нахмурив брови.

Дейенерис нарушила молчание первой.

- В общем так, мне нужно уйти, и я ухожу. Совет продолжится после моего возвращения. Надеюсь, мы поняли друг друга...

Она развернулась и двинулась к выходу, остановилась у двери и обернулась.

- Кстати, я собиралась познакомить тебя со своими детьми. Но я пойду к ним одна. Мне нужно немного развеяться и полетать. И не смей преследовать меня, иначе я за себя не отвечаю. Как и драконы... Они чувствуют меня порой лучше меня самой, а потому... Ну ты понял...

Она вышла, оставив дверь открытой. Джон сорвался, было, с места, но остановился у входа и, шагнув в сторону кресла, сел, нервно проведя рукой по волосам. Конечно, она королева, а он идиот...

В проходе незаметно появился Тирион Ланнистер и медленно подошёл к сидящему Джону. На него, лишённого носа почти полностью и изуродованного, было по-прежнему трудно смотреть.

Он по-дружески положил свою небольшую ладонь на плечо Джона и слегка похлопал.

- Не волнуйтесь, Ваша Милость. Вы привыкнете.

*** *** ***

Свежий ветер наполнил её грудь. Небо было ясным, но прохлада с моря не давала воздуху накалиться. Здесь, на острове предков, на небольшом клочке земли, окружённом морем, ей дышалось свободнее, чем в удушливом Эссосе.
Она закрыла глаза и расправила руки в стороны. Потоки ветра словно были готовы подхватить её и унести в небо. Непередаваемое чувство!

Над ней мелькнули три тени. Три её сына приземлились рядом с тёплым вихрем, исходящим от их горячих тел. Она улыбнулась. Когда они рядом, ей всегда хорошо.

Все трое ждали, когда она уделит им время. Визерион и Рейегаль были лишены её внимания в большей степени, и поэтому были более требовательными. Её умница Дрогон это чувствовал, а потому терпеливо ждал своего часа в то время, как его белый и зеленый братья соревновались за ласку матери. Она подошла к Рейегалю, который был поспокойнее и погладила его, ласково заговорила с ним, и Визерион непременно дал знать о себе, подступив к Дейенерис с другой стороны и подставив свою морду для её прикосновений. Она простояла окружённая своими драконами, но недолго, потому что Визерион неожиданно поднялся и вытянул шею, словно что-то увидел, беспокойно затоптался на месте, отчего его братья последовали его примеру

Дейенерис обернулась и увидела, что послужило причиной их любопытству. Это просто немыслимо!
Она погладила подступившего и недоброго Дрогона между ноздрей и, выставив руку в останавливающем жесте, отошла от драконов на пару десятков шагов.

Джон стоял молча и неподвижно, чёрный в своей суровой одежде и свадебном плаще с трёхглавым драконом... Дени подошла к нему, совершенно не скрывая своего негодования...

- Ты просто невообразимо упрям! Или, может, это глупость? Но однозначно, это можно назвать пренебрежением моей волей. - Она покачала головой. - Пока что всё плохо, Ваша Милость, и о согласии говорить даже не приходится.

- Ваша Милость забыла вот это, - он протянул ей небольшой бич с рукоятью в форме головы дракона, тот самый, который она использовала для полётов на Дрогоне. Весь вид её мужа говорил о спокойствии и невозмутимости.

- Благодарю... - проговорила она, чуть поугасив свою злость.

- Можно вопрос, моя королева? Не соблаговолите одобрить мой приказ исследовать этот остров на предмет наличия залежей драконьего стекла, столь необходимого в грядущих войнах?

- Я одобряю. У Вас всё?

- Да. Разрешите идти?

- Идите, Ваша Милость, - она развернулась и пошла в сторону драконов, которые отползли дальше в ожидании внимания своей матери.

Дейенерис улыбнулась им снова, но когда Визерион вытянул шею вперёд обернулась и увидела, что муж остался на месте и стоял как вкопанный, любуясь драконами. Он видел их так близко впервые и, наверняка, пребывал под сильнейшим впечатлением.

- Почему Вы всё ещё здесь? - громко спросила она.

Он перевёл на неё свой ледяной взгляд и, резко развернувшись, зашагал прочь.

Дейенерис невольно улыбнулась...

- Ваша Милость, постойте! - крикнула она Джону и направилась в его сторону неспешным шагом. Драконы двинулись следом, осторожно и медленно, останавливаемые её вытянутой назад рукой. Джон повернулся в её сторону нехотя, по-прежнему хмурый. - Раз уж мы собрались здесь, то, пожалуй, стоит познакомиться поближе с моими детьми. Кажется, они не настроены есть королей этим утром.

Он ничего не ответил, он смотрел на драконов, не отрываясь, и Дейенерис подошла близко к нему и тоже повернулась в их сторону...

- Вот кто настоящее чудо. Три моих сына, возрождённые в пламени из окаменелых яиц. Мои единственные дети. Они мне дороги так же, как и моя собственная жизнь. И они моя настоящая семья.

Драконы подступали втроём, напрягая ноздри, словно принюхивались к незнакомому запаху, буквально ползли, прижавшись к земле... Дрогон чуть оскалил зубы, Рейегаль чуть отстал, а Визерион явно с трудом сдерживался от привычного любопытства и беспокойно взмахивал хвостом.

Дейенерис вытянула руку вперед и отдала команду на валирийском, чтобы они остановились. Драконы подчинились и остались на месте.

- Позволь теперь мне рассказать немного о смерти...

Джон посмотрел на неё и ничего не ответил. Напряжение на лице чуть ослабло, и она продолжала...

- За их жизнь я заплатила немалую цену. Жизнью мужа, жизнью нерождённого сына, жизнью ведьмы, которая меня обманула и погубила то, что мне было дороже всего. И я вошла в пламя, и вышла невредимой... Тела сгорели, как и моя одежда, и мои волосы... Но я осталась цела и вместе со мной из пепла вышли три моих маленьких чуда. Те, кто был свидетелем этих событий, верны мне до сих пор. Я кормила их своей грудью, вместое своего мёртворождённого ребёнка, мы прошли через ад. И благодаря всем своим лишениям я сейчас королева. Матерь драконов, так меня называют, потому что это правда. Я была слаба телом, но не духом, и каждым шагом на своём трудном пути я становилась сильнее. Я знала, что они родились не случайно, не для того, чтобы умереть с голоду или стать монетой за всяческие блага. Я поклялась себе, что они выживут, и они выжили. Я поняла, что они взывают меня к наследию моих предков, и я добьюсь всего, что мне дорого, и никто, и ничто меня не остановит...

- Мне очень жаль, королева, что Вы испытали на себе столько невзгод... - пробормотал он.

- О, не стоит. Ведь сложись всё иначе, я не была бы собой.

- Воистину, у каждого свой путь, моя королева. И мой лежал вовсе не через царские палаты, сотни слуг и восхваление моей избранности с самого детства. Я тот, кто я есть, через свои потери и беды. И у меня тоже есть цель, от которой я не могу отступить. Я защитник царства живых, и моя смерть, на самом деле, не отменила моей клятвы, лишь отвязала от гиблого места. И за победу я готов заплатить своей жизнью. На всём белом свете нет ничего, что заставило бы меня передумать отдать её, если это потребуется. И я вполне уверен, что так и будет, ведь каждый день я чувствую, что живу в долг. У меня тоже есть близкие люди, которых я очень люблю, но моя миссия для меня важнее всего.

Дейенерис остыла. Она молча смотрела на мужа, а он на неё.

- Я понимаю, что ты весь такой славный, сильный и смелый, но если ты думаешь, что я твоя радость, услада или игрушка, то ты ошибся, когда женился на мне. Я не вещь и не робкая дева, я королева и сумела доказать это себе и целому миру. Многие мужчины, считавшие себя сильными, пали в попытках перекусить мне хребет и уничтожить. Они ломали свои зубы и себя, но не меня.

- Я никогда не считал и не буду считать тебя вещью. Я не позволял себе такого ни с кем, и так будет всегда... Если тебе нужно, чтобы я доказал тебе свою преданность, как королеве, я сделаю это. Ведь если в этом залог успеха нашего правления, то и залог того, что мой долг будет исполнен... Так сложилось, что часть пути нам нужно пройти вместе, ты знаешь, что это было верное решение. Нам обоим стоит прислушиваться не только к себе, и я даю слово, что буду этому учиться.

- Надеюсь, что это так, Ваша Милость. В противном случае, о мире говорить не придётся.

Она резко развернулась и сделав несколько быстрых шагов легко взобралась на дракона. Устроившись в седле, Дейенерис Таргариен улыбнулась улыбкой широкой и ослепительной, и хлестнула бичом. Чёрный ящер взмыл вверх, расправив внушительные кожистые крылья, ветер дунул в лица обоих супругов.

Он поднялся высоко, и его зёленый и белый братья последовали за ним.
Джон наблюдал за ними с земли, он превратился в мелкую точку, но Дейенерис знала, что он смотрел ей вслед, не отрываясь. Дракарис, произнесла она, и Дрогон выпустил поток чёрного пламени высоко вверх, в сторону ослепительного солнца...

**** **** ****

Это были два одиночества, привыкшие доверять только себе. И теперь они были вместе, рука об руку. Они дали клятвы перед Богами, что станут единым. И это нужно было сделать как можно скорее. Пока что они сошлись только в постели, и всё ещё оставалось неясным, что послужило этому причиной: молодость, голод или, может быть, зов крови?

Королева отослала всех служанок прочь, решив остаться одна. Ей было нужно подумать о том, что произошло за день. После полёта на Дрогоне Дейенерис пришла к равновесию. Она собралась с мыслями, и Малый Совет прошёл очень слаженно. Ни единого её слова против его слова не прозвучало, как и ни единого слова с его стороны против её. Никакого волнения не было, она хорошо сбила спесь со своего молодого супруга. Он оказался холодным и ровным в делах, прямолинейным и жёстким, как и она. И она была этим очень довольна.

Она собиралась лечь в постель и попытаться уснуть. Сегодня одна, они оба решили, что так будет правильно - не дать зову плоти затуманить их разум в очередной раз.

День выдался непростым. Она долго восстанавливала силы в горячих купальнях... Чтобы потом придти в свои покои и почувствовать ещё большую слабость. И если тело отчаянно хотело уснуть, то разум не мог. Она прилегла, было, но вскоре встала с постели и налила себе кубок вина. Второй кубок был рядом, и отчего-то она наполнила его тоже...

Сделав глоток ароматного Золотого напитка, Дени вдруг ощутила, что в комнате было как-то слишком спокойно и тепло, и быть может, ей стоило выйти навстречу стихии, чтобы вдохнуть прохладный воздух полной грудью и успокоить свой разум дуновением морской свежести.

Она набросила своё тёплое вечернее платье на ночную сорочку и подошла к двери, и когда открыла её, увидела Джона. Они встретились взглядами и простояли молча и неподвижно какое-то время...

- Я думал не приходить к тебе, но не смог, извини...

Дейенерис открыла дверь шире и впустила своего мужа, не сказав при этом ни слова против... Он вошёл в покои и остановился, стоя спиной к ней...

- Сегодня был сложный день, Ваша Милость, - спокойно проговорила Дейенерис. - Но я довольна, как состоялись наши первые переговоры. Всё сложилось очень неплохо, и я уже верю, что мы скоро поладим.

Он обернулся и посмотрел в её глаза.

- И я надеюсь, но я хотел сказать тебе вовсе не это... - он сделал один глубокий вдох. - Я хочу, чтобы ты понимала, Дейенерис, что никто и ничто не учило меня быть королём. Никто и ничто не учило меня быть мужем, тем более королеве. Большую часть своего пути я был одинок. И пусть я вырос в семье, пусть у меня были братья и сёстры, но я всегда был побочным ребёнком. И приняв это, я выбрал совсем другой путь.

- Я понимаю, о чём ты, Джон. И ты справляешься очень неплохо для первых дней нашей супружеской жизни, правда.

- Не надо наказывать меня, Ваша Милость. За то, что ты так крепко спала и что я не смог тебя разбудить. И уж тем более не стоит угрожать драконами, прекрасно зная, чем для тебя это обернётся. Мы создали союз не для того, чтобы мериться силами. Да, у тебя их больше, но без моих сил и знаний ты рискуешь проиграть.

Дейенерис молчала, она была спокойна, и спорить ей совсем не хотелось.

- Ты собралась куда-то уходить? - спросил он, оглядев её наряд.

- Да, мне просто необходим свежий воздух.

- Я провожу тебя, куда пожелаешь, - он протянул ей руку, и она приняла её, чтобы выйти вместе из спальни и отправиться на большую террасу, с которой открывался красивый морской пейзаж.

Порыв прохладного ветра взметнул в стороны её волосы, и, да, это действительно было то, что нужно...

Беспокойная поверхность воды и шум разбивавшихся о скалы волн вдалеке, говорили о том, что море штормило. Но Дейенерис это радовало. Она родилась в бурю и потому, почувствовала, что подвижная стихия была ей по сердцу. Она закрыла глаза и вдохнула прохладу, встречая полный лик луны.

- Ваша Милость рискует замёрзнуть, - сказал Джон.

Она легко улыбнулась и покачала головой.

- Нет. Это то, что мне нужно сейчас...

Его лицо было мертвенно-бледным в тусклом свете луны, которая в ту ночь предстала полной и яркой. И если Дейенерис, внутри себя волновалась, как море, то её муж был подобно скованной льдом водной глади...

- Луна сегодня такая огромная, - проговорила она задумчиво. Луна моей жизни, вспомнились слова Дрого, её Солнца и Звёзд... - Мне говорили, что я похожа на неё...

- Позвольте с Вами не согласиться, - ответил Джон. - Луна может светить ярко, но совершенно не греет. Мейстеры говорят, что она лишь отражает солнечные лучи, но сама не является источником. Но ты совсем не такая. Тысячи людей знают, что Королева Драконов способна согревать и сиять, разве не так?

Дени была поражена. У него на всё было своё мнение. И ей совершенно нечего было сказать ему в ответ на эти слова.

Она молча уставилась на ночное небо, и он последовал её примеру. Они простояли так молча долгое время. Дени хотелось поговорить с ним, не о делах, а о чём-то личном, но отчего-то не могла побороть неловкость и подобрать тему для разговора.
Она снова посмотрела на его бледное вытянутое лицо... Он воплощение зимы, но странным образом она видела его совершенно другим прошлой ночью, когда им обоим было жарко в объятиях друг друга. Джон опустил свой взгляд на неё. В светлых глазах отражалось ночное светило.

- Я хотела спросить тебя, Ваша Милость, откуда на твоём лице эти шрамы? Они похожи на следы когтей зверя. Это был волк?

Он улыбнулся.

- Нет, волк снёс бы мне всё лицо. Это была птица, которая едва не лишила меня глаза. Но она напала на меня не сама. Когда я был за Стеной, на меня набросился один оборотень из вольного народа из-за того, что углядел во мне схожую связь с моим волком...

Дейенерис округлила глаза.

- У тебя есть способности оборотня? - её слегка передёрнуло. - Но как это? Ты что же, можешь...

Она снова посмотрела на луну, а потом на мужа, который тут же заявил ей на полном серьёзе:

- Да. У меня есть способности варга, человека связанного с волком. Я могу видеть его глазами и слышать его ушами... Некоторое время назад я научился контролировать эти способности, а раньше это происходило само по себе, чаще во сне.

Дейенерис впала в ещё больший ступор.

- И что же ты... становишься волком и воешь на луну?

Джон оставался абсолютно серьёзным.

- А то! Сегодня такое прекрасное полнолуние, я едва сдерживаюсь, чтобы не завыть прямо сейчас...

Она на миг потеряла дар речи, вглядываясь в его лицо, которое неожиданно преобразилось в широкой улыбке...

- Расслабься, Ваша Милость. Не надо бояться. Ты, верно, подумала, что я превращаюсь в волка сам?

Она кивнула, и тоже улыбнулась, осознав, что всё было вовсе не так, как нарисовало её воображение.

- Да, Ваша Милость, я тоже могу управлять грозным зверем. Он не так велик, как ваш дракон, чуть меньше лошади. Призрак - мой белый лютоволк с красными глазами, так похожий на Старых Богов, мой друг и верный спутник. Он остался на Севере в Винтерфелле. Я могу видеть волчьи сны и ощущать себя им, но сам всегда остаюсь человеком... Обещаю, что больше не буду тебя так пугать...

Дейенерис отпустило смятение и, поняв, что, возможно, её реакция на его слова выглядела глупо, рассмеялась, и Джон рассмеялся вместе с ней. Теперь он снова был другим. Налёт его холодности пал, и она видела перед собой юношу, которому было весело рядом с ней. Они смотрели друг на друга, глазами детей, не правителей. Он чуть поутих, и не отрывая от неё своего уже совсем тёплого взгляда, бережно положил руку на её щёку и легко провёл пальцем. Она тоже чуть стихла и уставилась на него.

- Тебе очень идёт улыбка, Ваша Милость, - сказала она.

- Как и её Милости, - ответил он мягко, и Дейенерис заметила, что он смотрел на её губы. - Я должен признаться тебе кое в чём, Дени... Есть кое-что с чем я не могу с тобой согласиться.

- А именно? - спокойно спросила она...

- С тем, что ты не услада и радость. Это не так, моя королева. При всех своих шипах и зубах ты можешь быть, я это знаю...

Дейенерис смотрела в его глаза достаточно долго. Нет, они не были холодны. В них читалась теплота, как и в голосе...

- Едва ли дракон на это способен, - ответила она ему, и её слегка передёрнуло от его пристального взгляда.

- Дракон дрожит... Ты замёрзла...

Он тут же скинул с себя тёплый плащ, и он лег на хрупкие плечи Дейенерис... Запах меха, северный запах её мужа... Ей стало хорошо и спокойно. Он взял её руки в свои. Его ладони были тёплыми, её же - успели замёрзнуть, и Дени не заметила, когда это случилось. Он согрел её пальцы своим тёплым дыханием, бережно потёр их своими, продолжая смотреть на неё. В большом северном одеянии она вдруг почувствовала себя маленькой, и словно проглотила язык, хотя собиралась поблагодарить супруга за заботу и доброту.

Он аккуратно приобнял её плечи, и они двинулись обратно в покои... Они шли молча и ничего друг другу не говорили, пока не подошли к большим резным "драконьим" дверям её спальни.

Если хочешь, ты можешь остаться со мной этой ночью, хотела сказать Дейенерис, глядя в глаза мужа. Но промолчала... Потому что в этот момент она желала, чтобы он сам решил войти в эту комнату вместе с ней, не спрашивая разрешения...

Джон наклонился, и взял её руку в свою, поцеловал её, легко погладив тонкие пальчики.

- Доброй ночи, моя королева...

И больше ничего не сказал, а развернулся и быстро зашагал прочь без оглядки...

Его Милость, её муж король Джон Сноу был человеком своего слова... Но ничего, следующей ночью он непременно придёт к ней.
 
Последнее редактирование:

Алора

Кастелян
aurelle Я помню, я обещала;)
Красиво, красиво, но совпадение в нашем понимании персонажей, кажется, и в этом фанфике всё... Сцену в зале совета я по понятным причинам :p не читала, но остальное очень даже. Сцена с драконами очень хороша, Дени немножко наехала на Джона, правда почему она это сделала, я так так и не поняла, наверное для этого надо про зал совета читать. А последняя сцена очень лирична, мне кажется, её можно было бы на музыку положить, очень красиво бы получилось. Ну и про сияние луны отражённым светом тоже прекрасно. У луны своего света нет, а вот Дени сияет и сама по себе. За это прямо особое спасибо, очень понравилось.
 

Алора

Кастелян
Вот там нет ничего такого, честно:) но она важна и причина наезда Дени именно там!;)
Спасибо, леди:)
Я вам поверила и прочла, действительно ничего такого, но реакция героев меня малость поражает, ну да ладно, они же ваши герои, вы их лучше понимаете:)
 

Klamira

Знаменосец
Леди, что ты со мной делаешь :cry: Какая трогающая до глубины души, идеальная по содержанию глава, какая тут Дени и какой Джон. Обожаю, что она не сдается и сразу очерчивает свои границы, в восторге от того, как он спокойно и одновременно сурово реагирует, не позволяя ей себя сломать :bravo: Боже, у меня сейчас столько сколько эмоций :in love::hug::bravo::D Спасибоспасибоспасибо
 

brook

Знаменосец
aurelle леди, спасибо, очень красивая глава)
Лед и пламя, две сильных личности столкнулись, учатся сосуществовать вместе, пытаются узнать и понять друг друга, притираются друг к другу и в то же время пытаются не дать собой управлять - все очень классно описано) Отличная история, на самом деле, в плане взаимодействия, и если вы вдохновитесь на продолжение - будет чудесно)
Очень красиво про луну и Дени, и забавно про Джона-оборотня))))
 

Klamira

Знаменосец
Нет, я не могу молчать. Ты волшебница, чистая магия во плоти, ведьма в конце-то концов :D Больше, еще больше общения, притирок, недопонимания, забавных моментов, и, естественно, любви
 

aurelle

Лорд
но реакция героев меня малость поражает, ну да ладно, они же ваши герои, вы их лучше понимаете:)
А всё потому, что эта история будет немного другой, менее эпичной, пафосной, более лёгкой и да, с юмором. Примерно такой:
больше общения, притирок, недопонимания, шуток, и, естественно, любви
;)
 

aurelle

Лорд
Лед и пламя, две сильных личности столкнулись, учатся сосуществовать вместе, пытаются узнать и понять друг друга, притираются друг к другу и в то же время пытаются не дать собой управлять - все очень классно описано) Отличная история, на самом деле, в плане взаимодействия, и если вы вдохновитесь на продолжение - будет чудесно)
Очень красиво про луну и Дени, и забавно про Джона-оборотня))))
Спасибо, леди:hug: Пока что меня всё вдохновляет. Эх, как бы теперь вернуться к своему макси. Видимо весна должна чуть отпустить. С другой стороны, отступление не так плохо и даёт свои плоды. Рада. что получается радовать;)
 

aurelle

Лорд
Ты волшебница, чистая магия во плоти, ведьма в конце-то концов :D
Теперь ты заставляешь меня краснеть:meow:
и да, кстати, здесь будут и другие ПОВы. Как Серсея вначале, будут ещё и остальные Ланны. Четвёртая часть, конечно же, пишется весьма активно)
 

brook

Знаменосец
Пока что меня всё вдохновляет.
И это самое главное)

Эх, как бы теперь вернуться к своему макси. Видимо весна должна чуть отпустить. С другой стороны, отступление не так плохо и даёт свои плоды.
Мы подождем) Тем более да, вы сами писали, что смена вектора помогает вернуться к истории и продвинуться в ней)

Я, в своих попытках написать хотя бы маленький драбблик, стала лучше понимать Мартина и меньше на него сердиться за то, что "Ветра"до сих пор не вышли. Начинаешь придумывать историю, что-то записываешь, потом приходят новые идеи или просто понимаешь, что действие заходит не туда или история не складывается. Начинаешь переписывать. Потому и не пишу частями, чтобы потом не жалеть или много не исправлять, но и целиком выдать сразу сложно. И это короткая история. А ему приходится справляться с кучей персонажей и линий, свести вместе все зацепки.

В общем, еще раз спасибо и удачи и вдохновения))

P.S. Картинка и правда удачно попалась и вписалась в историю))))
 
Последнее редактирование:

inntent

Оруженосец
и да, кстати, здесь будут и другие ПОВы. Как Серсея вначале, будут ещё и остальные Ланны. Четвёртая часть, конечно же, пишется весьма активно)
Было бы интересно реакцию Серсеи увидеть)
 

inntent

Оруженосец
Джон чувствовал себя идиотом. Его будто окатили ледяной водой, как собаку.
По-моему, я чувствовала себя также как и Джон на этом моменте :thumbsup:
Даже перечитать последние пару строк пришлось.
Но он и правда дико сглупил :facepalm: :D
 

Janissar

Ленный рыцарь
Лед и Пламя, и больше ничего говорить и не надо...
В этой паре не будет ведущего и ведомого. То, что я сейчас прочел - это идеальный вариант совместного правления, когда после войн и бед, наши Таргариены наконец-то вернут трон предков и станут править.
Но все политические дела меркнут на фоне зарождающихся отношений между Дейенерис и Эейегоном, это - истинные Пламя и Лед, и я не читал ничего лучшего про личностные отношения между нашими героями. Эти отношения перерастут в большую любовь, но сама фаза привыкания друг к другу, борьба за свое личное пространство, нежелание уступать, недопонимания и даже порой злость - описаны просто великолепно.
А сцена в зале, когда Дени и Джон остаются одни - это было нечто, это просто сногсшибательно. Я просто представил, что испытывал Джон... А Дени здесь - Королева до мозга костей, браво!
Леди aurelle - я уже и не знаю, что писать о Ваших трудах, ибо мои слова будут слабо соответствовать моему восторгу от прочтения Ваших работ и восхищению Вашим талантом.
Уважаемые соклубники Вас по праву называют Волшебницей, и не обижайтесь, леди Klamira была права, использовав слово Ведьма, Вы и впрямь - колдунья. Эта глава - Магия. Браво!

 

aurelle

Лорд
Эта глава - Магия. Браво!
Спасибо большое:puppyeye:
В этой паре не будет ведущего и ведомого. То, что я сейчас прочел - это идеальный вариант совместного правления
Представляете, да, сколько всего интересного случится до того, как они придут к гармонии... Мне вообще очень понравилась идея, а что если свести их до любви в династическом браке... В общем, надеюсь, получится показать достойно все свои задумки;)

И ещё, сразу хочу предупредить: страсти и постельного экшена будет много:facepalm: Ну сорри, не могу их без этого представить. И сериал ещё как следует подогрел вот этой красотой:
За что ему большое спасибо:rolleyes::in love:
 
Последнее редактирование:
Сверху