1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Их Милости

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем aurelle, 22 апр 2018.

  1. inntent

    inntent Оруженосец

    Алора А насчет холодности, тут героев обсуждать кмк дело неблагодарное, они все же не очень натуральные. Мне кажется, что они такие чисто для удовольствия леди Аурель, но тут я её могу понять ;)
     
    Катиза, aurelle и brook нравится это.
  2. aurelle

    aurelle Знаменосец

    А с чего он должен разбираться в её чувствах? Брак по расчету, вообще-то... Дела государства и долг первым делом. Можно конечно и воспользоваться благами которые преподносит жизнь короля, только вот он немного боится себя рядом с ней. Личное мешает долгу - Мейстер Эймон четко сказал однажды. А у Джона миссия. И он почти уверен, что умрет.
    А вообще он более уязвим в отношении чувств, в отличие от Дени. У меня здесь все так, что ему влюбиться проще, и он это предчувствует, что конечно не очень хорошо с позиции трезвости и благоразумия.
    Жена, кстати, в чувства не впадает, вроде как. Ну и да, он гордое говно...
    По сути он ведь не принц, не рыцарь, а бастард и брат НД. Чего ещё от него ожидать на начальном этапе...?;)
     
    Катиза, brook, Алора и ещё 1-му нравится это.
  3. aurelle

    aurelle Знаменосец

    Вот лучше и не скажешь...:thumbsup::hug:
     
    Катиза и brook нравится это.
  4. Corlys

    Corlys Ленный рыцарь

    :facepalm::rolleyes::oh: О, милое летнее дитя... как же многому тебе еще предстоит научиться!:D
    Наверное, я плохой человек, раз так наслаждаюсь Дениной фрустрацией. Да уж, эта история настоящая... радость и услада.:) И глоток свежего воздуха.
     
    aurelle, inntent и Катиза нравится это.
  5. aurelle

    aurelle Знаменосец

    Я, видимо тоже плохой человек, раз это пишу:meow:
    Они ещё всякое друг дугу покажут. Когда такие личности сходятся, ухххх:sneaky:
    Спасибо большое за тёплые слова про мой скромный труд;)
     
    Катиза нравится это.
  6. aurelle

    aurelle Знаменосец

    Глава 5 (POV Джон - Тирион - Дени - Джон)

    Для тех кто ждёт POV Джейме - его в этой части пока нет, но будут раскрыты некоторые другие детали. В этой главе Их Милости берут выходной и пытаются сблизиться, а потому вместо событий имеет место быть много болтологии;) пока так)))


    - Доброе королевское утро... - пропел нежный голос Дейенерис, и Джон проснулся в тот миг окончательно.

    Когда он открыл глаза, то сразу же встретил взгляд своей супруги, которая сидела на нём, и понял, что её вес сверху на этот раз был крайне некомфортным, но под пристальным вниманием королевы оставалось только терпеть...

    - Доброе, моя королева, - ответил ей Джон с лёгкой улыбкой и снова закрыл глаза на пару мгновений, чтобы собраться с мыслями под её давлением.

    Он аккуратно обхватил её за талию. Тёплая после сна, прекрасная в свете утра, но больше всего ему хотелось скинуть её с себя, чтобы выбраться из-под одеяла и встать.

    Дейенерис пристально смотрела на него и молчала. В улыбке читалась опасность, и утро вовсе не обещало быть добрым.

    - Ты ведь совершенно точно хочешь мне что-то сказать, моя королева. Не молчи, прошу тебя.

    Она наклонилась и приблизилась к мужу лицом к лицу, оперевшись локтями на грудь. И это было вовсе не нежно.

    - Мне не нравится ложь, Ваша Милость...

    Джон выдохнул. Когда, спрашивается, в это раннее утро она уже успела уличить его во лжи?!

    - Я не совсем понимаю...

    - Сначала ты говоришь, что истосковался по радостям жизни и готов трахаться всю ночь напролёт, но потом превращаешься в лёд, озадачиваешься только делами и исчезаешь на несколько дней. Мне это не нравится, но кажется я понимаю причину. И я помогу тебе...

    - В чём именно? - ответил он невозмутимо.

    - Я твоя жена и способна понять, что бремя власти весьма сложно. Я слышала, что мужчины с такой ответственностью часто бывают бессильны... ну ты понимаешь. Так вот, я помогу тебе, если тебя вдруг постигнет неудача и...

    - Что? Нет, Дейенерис... - Он стыдливо закрыл глаза рукой. Какого чёрта? Она и правда так думает? - С чего ты взяла? Нет! Разве сама не чувствуешь?

    Она слегка поёрзала на нём, и Джону стало ещё тяжелее терпеть, напряжение внизу живота отдавало болью. Не иначе, как она издевается.

    - Ты называешь меня красивой, - продолжала она, как ни в чём не бывало. - Ты хочешь чтобы я тебя радовала, но сам избегаешь меня и играешь в холод и неприступность... Ты приходишь к своей королеве, как к той, что не является леди. Так не пойдёт. Нам нужно получше узнать друг друга. Нам нужно знать, что творится в наших умах, тогда мы станем едины.

    - Мы достаточно общаемся с тобой, Дейенерис. На действительно важные темы. Или ты про постель?

    Она подняла одну бровь и улыбнулась. Кажется, Джон нашёл её слабость. Неплохо, только в голове сразу же возник конфликт: честь противилась пользоваться ей, а тёмная сторона ликовала.

    - Я ведь говорила, что есть вещи и удовольствия, которые мне нужны и важны. И это будет ложью, если ты скажешь, что и для тебя это не так... Что мешает тебе признать это? Гордость?

    - Не гордость, долг, Дени. Это важно нам обоим... Чем меньше мы будем думать о...

    - Любви? - он смотрела на него невозмутимо и ровно, и Джон был несколько поражён такой чёткой догадкой. - Ты ведь это хотел сказать, не так ли?

    Джон полностью погасил улыбку, глядя на неё. Пусть на лице лучше будет холод и лёд, чем подобие его собственной уязвимости.

    - Да, милая. Привязанность и влюблённость. Я знаю, что вы, женщины, поддаётесь быстрее, и мне не хотелось бы, чтобы королева потеряла голову из-за чувств.

    Дени рассмеялась и, вытянув руки, приподнялась над ним.

    - Какая потрясающая самонадеянность! - восторженно проговорила она. - Но мне она нравится. Неотразимый Король Севера - похититель женских сердец. Ты, и правда, сильный, отважный и смелый, и ты очень хорош, но не настолько, чтобы я забыла, кто я такая. В моей жизни всё уже было, и любовь, и горечь потери, и привязанность. И я прекрасно уяснила для себя, что всё это пустое. И я прошу тебя, не стоит за меня волноваться. У нас много общих взглядов, и это прекрасно. Мы способны научиться ладить, я поняла это, и это тоже прекрасно. Но ведь никто не говорит о любви, Ваша Милость. И я умею убивать в себе чувства, как никто другой, поверь мне. Есть долг, есть удовольствия тела, всё это можно вполне совместить.

    - В таком случае, хорошо, что ты сказала об этом. Если для тебя это так важно, то можно попробовать. Мейстер Эймон говорил, что любовь мешает долгу, а наш союз долг и есть. Я очень рад, что ты это понимаешь. И я полностью согласен с тобой, ведь и в моей жизни всё это уже было. Да, сладко, да, хорошо, но когда пришло время прощаться - это было горько и больно. Не нужно этого, моя королева. Ни мне, ни тебе.

    - Когда придет время я легко отпущу тебя, Джон. Без слёз и волнений. Быть может, править нам долгие годы, но если это не так, я не буду рыдать.

    Джон выдохнул и, подхватив Дейенерис обеими руками, перевалил её на спину.

    - Я ведь не отказываюсь от радостей жизни, - он легко провёл пальцем по кончику её носа, как будто она была маленькой. - И теперь я взял с тебя королевское слово, и сам даю его, что никто из нас не будет ничего усложнять.

    - Замечательно, - улыбнулась Дейенерис и легко провела рукой по его щеке. - Время, Ваша Милость. Сегодня у нас много дел.

    - Верно, - он отстранился и через мгновение уже был на ногах. - Очень много всего. Переговоры и встречи.

    - Да, но только сегодня наш Малый Совет будет состоять из двух человек. Из тебя и меня, а встречи будут другими.

    Джон недоуменно посмотрел на Дейенерис, которая лежала на боку и выглядела так, будто никуда не спешила.

    - Да, Ваша Милость, - промурлыкала она томным голосом настроенной на любовь женщины. - Только ты и я. Я ведь говорила, что нам важно узнать, что у нас в головах. И сегодня мы будем общаться весь день. Не волнуйся, я уже распорядилась и сообщила советникам, что мы побудем вдвоём.

    И снова честь, на этот раз поддерживаемая ещё и чувством долга, попыталась возразить, однако это не помешало проступить на лице дерзкой полуулыбке.

    - И что это значит? - спросил Джон, глядя на то, как королева соблазнительно потянулась в постели, медленно встала и подошла ближе. Солнечный свет осветил всю её красоту, и её кожа и волосы засияли совершенно бесподобным образом. Даже дискомфорт и желание скрыться по некоторым природным причинам совершенно пропали...

    Она улыбнулась лучезарной улыбкой и ласково проговорила:

    - Это значит, что нам пора покинуть эти покои и отправиться в путешествие по нашему острову...


    * * *

    Тириону очень нравилось, когда Давос составлял ему компанию в игровой. Три девочки, которых карлик иногда развлекал в свободное от обязанностей советника время, порой изводили его покруче толпы стервятников, рьяно отстаивающей собственные интересы в попытках урвать своё.

    Юная советница Дейенерис была живой и смышлёной и очень нравилась Тириону своим умом и сообразительностью...

    Возлюбленная племянница, которая пребывала на Драконьем камне то ли в плену, то ли в гостях, таких чувств не вызывала, несмотря на то, что похожую на мать девочку он нежно любил. Мирцелла была очень тихой и пугливой, она часто молчала подолгу, а на вопросы отвечала только через некоторое время, и порой, казалось, что она и вовсе не слышит собеседника. Ради неё, в первую очередь, Тирион был готов терпеть свой шутовской наряд, и маски с накладным носом, потому что милейшее дитя превратилось в очень замкнутого подростка, унывающего из-за увечья, разлуки с семьёй и неопределённой судьбы. Малышка была принцессой всю свою жизнь, и Дейенерис старалась обеспечить ей достойные условия, она была заботливой и уважительно относилась к судьбе всех трёх девочек, и Мирцелла отвечала ей учтиво и спокойно, со свойственной ей мягкостью, однако в дивных зелёных глазах он часто видел тоску и тревогу. Относительно своего дядюшки-карлика она испытывала двоякое чувство. С одной стороны это была близость родственных душ. Она часто брала его за руку и держала подолгу, но с другой - были страх и печаль. Ещё бы, и с носом без своих шрамов он был уродом, а теперь ещё и стал для неё живым укором. Два льва - два калеки, вот как они выглядели рядом друг с другом. Благо она теперь не плакала, когда смотрела на него, и шок, и ужас от их первой встречи давно улетучились.

    Она была чем-то похожа на ещё одну гостью Драконьего Камня - Ширен Баратеон. Обе почти одного возраста, юные, лишённые дома и семьи, изуродованные принцессы. Только в отличие от Мирцеллы, Ширен никогда не была красавицей. Она вернулась, как она думала, в свой дом после путешествия на Стену ещё до появления Дейенерис Таргариен, и поэтому, по прибытию драконья королева приняла это спокойно и оставила осиротевшего ребёнка жить в своём замке. Это была какая-то мутная история про бегство из лап собственного отца, якобы одержимого жертвоприношениями, и судя по тому, что Ширен была необычайно привязана к Давосу и отчего-то к Аше Грейджой, король Севера, видимо, тоже был как-то в этом замешан. Однако, Тириону так и не удалось узнать подробности. Ни Джона Сноу, ни его советников было совершенно невозможно расколоть, напоить и хоть как-то выведать правду. Да, Дейенерис могла бы это сделать, если бы захотела. Дайте только боги им поскорее установить доверительные отношения...

    Тирион обожал кайвассу и радовался бы достойным соперникам, если бы не докатился до жизни дурака, к счастью, не в смысле того, что он растерял или пропил свой разум. Он часто проводил время с девочками в образе шута, и в один прекрасный день чёрт дёрнул его за язык предложить им научиться этой игре. Одна леди и одна бывшая рабыня охотно согласились.

    И в то утро Давос разделил с ним эту тяжкую участь - терпеть и поддаваться, пока Ширен и Миссандея постигали премудрости этой увлекательной игры. Ширен за доской увлекалась по большей части общением со своим другом Луковым Рыцарем в то время, как Миссандея внимательно слушала и наблюдала. Мирцелла же совершенно не проявляла интереса, хотя и играла часто в Дорне с принцем Тристаном, и судя по разговорам, очень даже неплохо. Тириону этот факт был очень печален, ведь, по его убеждению, лишённая влияния матери, она смогла бы стать достойным игроком и в жизни - умным, добрым и сдержанным, она могла бы стать отличной представительницей своего рода, их рода золотых львов...
    Наследник Утёса совершенно чётко понимал, что дальнейшая судьба принцессы должна была решиться в скором времени. Завоевание Запада предполагало некоторые ходы относительно Серсеи и манипуляцию ей. Оставалось только решить, как сделать девочку вовсе не предметом бездушного обмена и выставить её выживание и обретение своего дома не подачкой или торгом, а милостью Королевы Драконов. Ведь всё так и было. И было просто совершенно необходимо заявить об этом миру.

    Неожиданно дверь распахнулась без стука и в просторные светлые покои вошла королевская чета.

    - Ваши Милости, - Тирион и Давос проговорили одновременно, вызвав на лицах детей улыбки.

    Три юных леди встали и изобразили учтивые реверансы, Давос кивнул, вставая из-за доски.

    - Милорды Десницы, сегодня, я вижу, вам совершенно не приходится скучать, - проговорила Дейенерис с улыбкой, и тут же встретилась взглядом с Тирионом. - Милорд, вы мне будете нужны в скором времени, и поэтому, не стоит увлекаться игрой. Нам будут нужны ваши новые забавы и шутки, а потому прошу вас сейчас уединиться и приготовиться к своему завтрашнему выступлению.

    Умница-королева, она всегда знала, когда поддержать его жажду уединения и чтения книг. Тем более, дела действительно нужно было обдумать...

    Миссандея уже схватила за руку свою королеву и та, наградила её улыбкой и дружескими объятиями. Они очень привязались друг к другу, и девочка явно скучала по прежним временам, когда оказывалась более полезной.

    - У меня будет к тебе просьба, юная леди, - ласково проговорила Дейенерис, и Тирион улыбнулся тому, что она практически прочитала его мысли. - Его Милости нужно будет выучить валирийский язык.

    Длинное лицо Сноу вытянулось ещё больше от её слов.

    - Правда-правда, Ваша Милость, - подхватил Тирион. - Пусть ваши враги за Стеной общаются по-другому, по-грамкински или как там, по-снарковски, Вам всё же просто необходимо знать язык ваших предков. Язык Первых Людей, увы, потерян, но валирийский процветает во всём Эссосе. И некоторые вполне живые человеческие враги могут на нём говорить.

    Джон слегка улыбнулся и молча кивнул.

    - А я в свою очередь могу вас заверить, - вступил Давос, - что взрослому человеку обрести такие знания вполне под силу.

    И он улыбнулся Ширен, которая стояла рядом, приобняв его за пояс. Встретившись взглядом с Джоном, она слегка оробела, но тем не менее, сделала шаг навстречу.

    Бедное дитя, в очередной раз подумал подумал Тирион. Мало того, что природа так зло подшутила над ней, сделав синие глаза Баратеонов единственной красивой чертой, так ещё и обезобразила жуткой болячкой.

    - Ваша Милость. - тихо проговорила девочка. - Я давно хотела увидеть вас и поблагодарить ещё раз, - она покраснела всей своей здоровой кожей на лице. - Леди Аша иногда бывает у меня, когда у неё есть такая возможность, а Давос и вовсе по нескольку раз в день.

    А вы за всё пребывание в Доме Предков ни разу, додумал Тирион в своей голове. О, ну улыбнись ты ребёнку, твою же мать! Она хоть и не красавица, но всё же не "милейшая" леди Селиса.

    Джон слегка улыбнулся и кивнул.
    - Я очень рад, - было всем, что он смог из себя выдавить. Больше добрых слов для девочки у него не нашлось.
    Эти северяне чертовски сдержаны, упрямы и скупы на эмоции. Мальчишка порой упорно изображал из себя Нэда Старка, а сам при этом был на него не очень похож. Всё волчья гордость. Слава богам, что к Дейенерис он уже неровно дышал, хоть и мастерски это скрывал... Интересно, как скоро он сам себе в этом признается? Научился ведь игре с масками в Дозоре, в окружении куда менее приятных людей, видимо, это было просто необходимостью. Хороший опыт, но иногда можно быть и поприветливее...

    Ширен снова сделала реверанс и отошла подальше. Бедный, бедный ребёнок, вздохнул Тирион. Благо, хоть друг был рядом, и драконы её больше не беспокоили во сне, как раньше. Теперь даже их близость в реальности стала для неё меньшим кошмаром после попытки папаши-фанатика сжечь дочь на костре.

    Мирцелла всё время сидела молча рядом с Тирионом, перебирала тонкими пальчиками какое-то плетение, опустив глаза. Когда Дейенерис задала ему взглядом безмолвный вопрос о её состоянии, карлик еле заметно покачал головой, дав понять, что улучшений не наблюдалось. И тогда королева осторожно подошла ближе и ласково заговорила.

    - Как вы, милая леди? - улыбнулась она.

    - Всё хорошо, - Мирцелла подняла на неё свои большие зелёные глаза. - Миссандея сегодня заплела меня совершенно по-новому.

    Девочка продемонстрировала вычурную причёску из многочисленных кос, в которые были заплетены её окрашенные в рыжий локоны. Тирион вздохнул, памятуя о её природном золотом цвете.

    - Очень красиво, - Дейенерис легко дотронулась до косы, и принцесса снова опустила свой взгляд. Причёска не скрывала её увечье полностью.

    Королева взяла её за руку.

    - Спасибо вам, - пролепетала Мирцелла. - Вы очень добрая...

    Дейенерис чуть приобняла девочку за плечи и тихо сказала ей что-то на ушко.
    Тирион знал, что это были за слова. Это было очередное обещание и просьба немного потерпеть. Она уверяла Мирцеллу, что скоро все её беды кончатся и она окажется в доме своей семьи, в безопасности. Племянница прекрасно понимала, что больше не принцесса, что прежней жизни ей никогда не видать, но Дейенерис не желала, чтобы надежда на достойную жизнь покинула ребёнка окончательно. Только поступок и реальные действия помогут, не слова, но без доброты королевы всё было бы значительно горше и сложнее, учитывая непростой возраст и пережитое...

    Тирион посмотрел на Джона, который стоял молча, видимо, пребывая в новых открытиях.

    - Я очень рад за Вас, Ваша Милость, что вы сегодня сможете немного отдохнуть и развеяться. А то всё время в делах, совсем не бережёте себя. Благо, королева заботится обо всех нас.

    - Королева очень милостива, верно... - пробубнил он, не отрывая взгляда от Дейенерис, которая уже перешёптывалась о чём-то с Мирцеллой со взаимными улыбками. Она ему нравилась, Тирион готов был поклясться чем угодно, ведь в серых глазах не было ни холодности, ни равнодушия. Он любовался ей совершенно открыто.

    О да, вид Дейенерис в такие моменты непременно вызывает восторг. Учись, как нужно обращаться с детьми! А заодно посмотри на свою королеву. Она умеет быть ласковой... Жаль только, что объекту такой нежности нужно быть или ребёнком, или драконом.

    ** ** **

    Погода стояла ясная, но прохладный ветер ни за что не дал бы перегреться на солнце. Двое наконец вышли из замка и отправились к воротам, где их должна была ждать пара запряженных лошадей для конной прогулки. Дейенерис попросила Ирри и Чхику собрать всё необходимое для проведения одного дня на острове в походных условиях вне замка, надела лёгкую и удобную одежду - кожаные штаны и тунику - и взяла с собой тёплую накидку на случай прохлады.

    Они шли молча какое-то время. Джон выглядел так, будто задумался о чём-то, однако нарушил молчание первым.

    - Я заметил, что из всей компании, которую мы сейчас покинули, наименее пострадавшей выглядит бывшая рабыня из Эссоса. А две юных вестеросских леди, даже не просто леди, а принцессы, наследник богатого рода и приближённый короля изувечены...

    - Да, это так, - грустно кивнула Дейенерис. - Но только это внешнее. Миссандее повезло, но два её брата стали Безупречными. А ты ведь знаешь, как это происходит.

    Джон молча кивнул и посмотрел на неё.

    - Быть может, это неправильно, - задумчиво проговорила Дейенрис. - И быть может, смирение и чёрствость в отношении многих вещей - это верно и мудро для правителя, но я не могу мириться со зверствами. Я не могу терпеть издевательства над людьми, особенно над невинными детьми. Я никогда не соглашусь на то, что их жизни ничего не стоят и ими можно играть, как с вещами, что цену за них можно измерить. Нет. - Она покачала головой... - Это нечестно, и мне очень горько, что такое есть в мире и много. Я ведь другого мира и не знаю, но уверена, что могу повлиять на будущее, и возможно, даже на настоящее. Эссос, Вестерос - разницы нет, я это уже поняла...

    - Такие широкие взгляды не могут не восхищать, Дени. И ненавистников у тебя очень много, не так ли?

    - Очень, - ухмыльнулась она. - Тебе ли не знать? Ни за что не поверю, что твои решения легко восприняли все до единого.

    - Ты сама видела свидетельство того, что меня даже убивали, - улыбнулся Джон.

    Дейенерис ответила ему взаимной улыбкой и умолкла ещё на какое-то время, обдумывая некоторые вопросы в своей голове.

    - Ширен Баратеон благодарила тебя, видимо, за спасение своей жизни, - снова нарушила молчание Дейенерис. - Я слышала, что это заслуга Давоса, но и Аша Грейджой и ты как-то в этом тоже поучаствовали. Мне интересно...

    - Это Аша. Она бежала из плена Станниса, когда тот стоял под Винтерфеллом, и умудрилась забрать с собой его дочь, спасая от костра. Это был просто кошмар, я до сих пор не представляю, как они это пережили. Они появились на Стене как раз после того, как я освободился от клятвы и уже мог вполне принимать решения. И мы сохранили ей жизнь. Это было очень важным для меня - не дать ей стать жертвой Красной Ведьмы, которая своими ритуалами успела погубить многих людей, ничего этим не добившись.

    - Аша очень отважна. Совсем не такая, как остальные Вестеросские леди.

    - Верно, - улыбнулся Джон, - она совершенно не похожа на робкую деву из благородной семьи, хоть и является наследницей Великого дома.

    Не леди. Интересно...

    - Я была крайне удивлена, когда узнала, что флотом Короля Севера командует женщина. А потом увидела её и поняла, что она действительно настоящий флотоводец. Я слышала про суровый нрав островитян, про их бунтарство и склонность к разбою. Они весьма независимы и строптивы, но тебе каким-то образом удалось заключить крепкий союз.

    Дени склонила голову набок, приготовившись слушать разъяснения мужа...

    - Она появилась на Стене, когда я уже был одержим властью и Винтерфеллом... И... - он замолчал и нахмурился, явно не желая рассказывать о подробностях. - Дени... Я люблю и уважаю правду, но есть вещи, о которых...

    - Ты ничего мне не скажешь, - голос королевы звучал строго и беспощадно. - Надеюсь, ты передумаешь, иначе...

    - Кхалиси! - у самых ворот навстречу неожиданно выскочил Ракхаро.

    - Что случилось? - спросила его Дейенерис, которая была не очень довольна, что их беседу неожиданно прервали.

    - Ваша кобыла, я не смог запрячь Вам её... Потому что... Идёмте.

    Дени нахмурилась и быстро последовала за своим кровником к Серебрянке. Только бы с ней всё было в порядке...

    Дейенерис замечала в последнее время, что её лошадь была менее подвижной и более тяжёлой, но не придавала этому значения, потому что они по-прежнему прекрасно ладили. Лишь бы она оставалась здорова, подумала Дени, и увидев кобылу, тут же поняла, что на этот раз та была серьёзно обеспокоена. Она подошла к ней и ласково погладила её.

    - Что с тобой, моя милая? - Серебрянка успокоилась, услышав голос своей всадницы. - Тебя кто-то обидел? - она обратила взгляд на Ракхаро, который отчего-то широко улыбался...

    За него ответила Чхику, которая принесла Дейенерис её походные вещи...

    - Подойдите сюда, - она потрогала бок лошади. - Давайте руку, и Вы всё поймёте.

    Дейенерис немедленно положила свою ладонь и тут же поняла, отчего Серебрянка воспротивилась попытке оседлать её.

    - Не может быть! - воскликнула Дейенерис, и Чхику быстро закивала...

    - Да, кхалиси, у Вашей кобылы скоро будет маленький! - пояснила она радостным голосом.

    - Когда ты успела, милая? - спросила Дейенерис, обняла шею Серебрянки и прижалась к ней.

    Вот так неожиданность. Столько времени она верно служила ей, была её спутницей в походах, верным другом, её связью с Дрого. А теперь она отказывается от своей всадницы из-за беременности.

    - Всё в порядке? - осторожно спросил Джон, приблизившись. Он ведь не понял ни слова из разговора с дотракийцами...

    Дени посмотрела на него и улыбнулась.

    - Да. Моя лошадь решила обзавестись семьёй и потому больше не желает служить мне. Для них, пожалуй, не существует понятия долг...

    - Даже самые верные друзья-животные могут изменить, если их позовёт природа. С этим, пожалуй, нужно просто смириться. Главное, чтобы всё прошло хорошо... - Он улыбнулся и посмотрел в глаза Серебрянки. - А ты знаешь, что зима близко?

    Дейенерис едва не рассмеялась...

    - Слова истинного Короля Севера!

    - Да, и это правда, - улыбнулся Джон, и перевёл взгляд на Дени. - Она очень красива и похожа на тебя... - в улыбке проступила его привычная дерзость.

    - Ты хочешь сказать, что я похожа на лошадь? - рассмеялась Дейенерис.

    - Ну, отчасти. Она всё-таки более милая и не такая строптивая, как Королева Драконов...

    Она хотела возмутиться, но передумала. Это ведь так, она не объезженная кобылица, а дракон!

    А ещё у Серебрянки будет ребёнок, в отличие от Дени. Эта новость была и радостью, и укором. Наверно, было бы лучше, если бы Джона не было рядом в этот самый момент. Её смешанные чувства по этому поводу, пожалуй, было очень сложно скрывать, он мог видеть её глаза и с его проницательностью прочитать в них печаль, скрытую за улыбкой, было несложно.

    Лошади были готовы, и не сказав больше ни слова друг другу, король и королева уселись в свои сёдла и отправились в путь. Они ехали быстро. Жеребец, которого предоставил Ракхаро, оказался резвым очень кстати, и Дени мчалась, как ветер, словно пыталась оставить свою неожиданную печаль далеко позади. Чувство свободы, порыв ветра и стремительное движение вперёд создали такую иллюзию.

    - Ты обеспокоена состоянием своей лошади? - спросил её Джон, когда они остановились, чтобы двинуться дальше пешком. И в его голосе отчётливо звучали успокаивающие ноты заботы. - Не стоит, даже если холод наступит в скором времени, мы обеспечим ей должный уход в условиях зимы...

    - Не то чтобы обеспокоена. Нет. Просто... Она подарок моего первого мужа, и мы через многое прошли... - Она покачала головой и замолчала в попытках собраться и отвлечься от неприятных мыслей. - Знаешь, я тебя понимаю сейчас. Есть такие вещи, о которых я тоже не могу говорить. Пока не могу. Это личное. И пожалуй, нам не стоит знать всю правду друг о друге, чтобы установить нужную степень доверия.

    Джон молча кивнул, и помог ей спешиться. И так, взявшись за руки, они начали своё восхождение на вершину большого холма, где Дейенерис встречалась со своими драконами...

    Она любила это место. С этой точки открывался отличный обзор на большую часть острова. Его беспокойный рельеф уходил далеко и размывался синеватым туманом с одной стороны, с другой же - был виден берег моря и коса золотистого песка. В тот день волны были достаточно сильными, набегали одна за другой, разбивались с шумом, окатывая землю шипящей белой пеной. Жаль, ведь Дени хотела бы потом спуститься к воде и пройтись по берегу.

    Драконы на этот раз парили над морем достаточно далеко и заметили её не сразу. Они сделали ещё пару кругов над волнами и только потом взяли направление к матери.

    Джон наблюдал за ними очень внимательно, и, с трудом оторвав от них свой пристальный взгляд, огляделся и вздохнул полной грудью.

    - Здесь очень красиво, - сказал он с неким восторгом. - Это по-настоящему великое место, ведь на этом острове родились и Эйегон Первый, и его сёстры, и их незабвенные драконы.

    - Да, - чуть грустно улыбнулась Дени. - А в последствии их потомки переселились на большую землю, и казалось бы, у них появилось больше свободы, но драконы ушли спустя сто пятьдесят лет. Им построили дом и посадили на цепи. А здесь, на небольшом острове, вдалеке от погибшей родины, они были собой. Слишком большая цена была заплачена за то, чтобы Таргариены поняли одну простую вещь - драконы не рабы!

    - И потому ты так тщательно защищаешь свою свободу и свою территорию, Ваша Милость.

    Дени никак не ожидала в этот миг услышать подобные слова о себе, ведь она погрузилась в раздумья о предках, чуть оторвалась от реальности, в то время, как муж твёрдо стоял на земле. И прямо сейчас, до того, как он растеряет свои мысли от вида приближающихся драконов, пожалуй, стоило поговорить о настоящем - об их отношениях, которые пока были лишены чётких границ.

    - Будто волки этого не делают! - ухмыльнулась она. - Таков удел всех хищников.

    - Значит, весь этот остров - твоя территория, и ты просто позволяешь мне на ней быть?

    - Не совсем... Этот холм - место драконов. Они позволяют нам сюда приходить.

    - Хорошо, а что касается замка? Пожалуй, нам стоит определить, где только твоя территория, а где наша общая... Например, зал совета?

    - Он общий, будь уверен.

    - А тронный зал?

    Дейенерис задумалась, но выдала после небольшой паузы:

    - Общая тоже.

    - Хорошо... - улыбнулся Джон.

    Дени прищурилась. Интересно, как давно он искал момента, чтобы поговорить об этом?

    - Я могу сказать так, пусть общим будет весь замок, но мои покои и место, где я отдыхаю - моё. Я могу тебя пускать туда, но если я скажу нет, ты это примешь. Так же как и твои покои, покои твоих приближённых - это твоё.

    - А сегодня действительно важный день, - радостно проговорил Джон. - Мы уже успели так много всего определить. И недопонимания стало чуть меньше, по-моему, это здорово!

    Сказав это, он тут же поднял глаза в небо, и уставился на драконов. До чего же забавно наблюдать за тем, как при виде её сыновей он превращался из серьёзного мужа в мальчишку.

    - Ты готов, Ваша Милость, познакомиться с ними поближе?

    - Ага, - кивнул Джон, и Дени почти слышала в тот миг, как сильно забилось его сердце. - Только прошу тебя, Ваша Милость: без шуточек и угроз, хорошо? А то это немного нечестно.

    Драконы приземлились на этот раз очень близко, подступили к супругам с трёх сторон. Джон медленно повернулся на месте и оглядел их совершенно обалдевшими глазами. Да, в этот момент сохранить невозмутимость у него совершенно не получалось. Дени взяла его за руку.

    - Посмотри на них. Ты уже, наверно, слышал их имена, но я хочу представить тебе каждого лично. Это Дрогон. - Чёрный дракон на этот раз подошёл ближе первым. Он был спокоен внешне, только шумно пыхтел. - Он назван в честь моего первого мужа. - Дени посмотрела в красные глаза сына и обратилась к нему:. - Знакомься, Дрогон, это Эйегон, наш родственник и мой муж. Но, ты можешь звать его Джоном Сноу.

    - Только не при всех, - улыбнулся Джон и посмотрел на Дейенерис, и они рассмеялись, как дети. - А он очень красивый, и выглядит самым грозным.

    - Так и есть, - согласилась она.

    Дрогон тем временем сделал шаг назад и замер, словно приготовился понаблюдать за людьми чуть со стороны. Дейенерис вытянула руку и тут же изумрудно-зеленая голова Рейегаля оказалась рядом, готовая к прикосновению. Она погладила его между ноздрей.

    - А этого я назвала Рейегалем. Ты, верно, понимаешь, в чью честь...

    Джон молча кивнул и внимательно посмотрел на дракона. Его любопытные серые глаза были распахнуты широко. Нет, пожалуй, он не боится, но волнуется определённо.

    - Вытяни свою руку. Он не такой свирепый, как Дрогон, и может позволить себя погладить. Попробуй...

    Джон поднял вверх ладонь, пальцы слегка дрожали. Ещё мгновение, и он бы коснулся его, если бы не неожиданный удар в спину. В следующий миг Джон потерял равновесие, налетел на Дейенерис, и они вместе повалились на землю. Серые глаза округлились ещё больше.

    Дейенерис посмотрела на изумлённого мужа и тут же перевела взгляд на Визериона, который завис на ними, и весело рассмеялась.

    - Милый, ну что это? Какой же ты не сдержанный. Сделай шаг назад и замри!

    Дракон подчинился, а Джон нахмурился и быстро встал, подав Дени руку.

    - Я, кажется, просил, моя королева. К чему эти фокусы?

    Лицо мужа было красным то ли от негодования, то ли от неловкости.

    - О, ну что ты? Мне не обязательно просить драконов толкать тебя, чтобы ты оказался на мне. Достаточно дождаться наступления вечера...

    - Тебе больно? - спросил он сердито.

    - Не сильно, - Дени слегка потёрла поясницу и улыбнулась. - Больше смешно.

    - А мне нет. Я же просил не демонстрировать свою силу. Это нечестно.

    - Это не я, - широко улыбнулась Дейенерис. - Ты только посмотри на эту морду. Он же просто сгорает от любопытства, - Дени кивнула в сторону белого дракона, и Джон обернулся. - Это Визерион, он самый шустрый и любознательный, точно малое дитя. Назван в честь моего среднего брата Визериса.

    - Тебе просто необходимо немного поучить его манерам, - строго проговорил Джон и тут же сменил суровое выражение лица на весёлое, потому как Визерион склонил голову низко к земле и замер, но оставил свой хвост чрезвычайно подвижным.

    - Он напоминает мне другого белого зверя, - с улыбкой проговорил Джон. От суровости и хмурости не осталось и следа.

    - Он просто требует себя погладить. Видишь, виляет хвостом и сгорает от нетерпения.

    Дени встала рядом с Джоном плечом к плечу и посмотрела на Визериона, затем взяла руку мужа и подняла вверх. Дракон немедленно ткнул в неё носом, несильно, но уверенно. И Джон засиял от восторга.

    - Он такой горячий, и удивительный. Чешуя, словно из камня, но живая. Это настоящее чудо. - Он посмотрел дракону в глаза. - Ты чудо, ты знаешь?

    Дейенерис широко улыбнулась.

    - Он очень активный, и это может напугать, но, на самом деле, именно он самый добрый из трёх.

    - Неужели драконы умеют быть добрыми? - спросил Джон, встретившись взглядом с Дейенерис, пока его руки бережно поглаживали белую голову Визериона.

    - Умеют. Только для этого необходимо соблюдать некоторые условия... - ответила Дени уверенным голосом матери.

    - И какие же?

    - Нельзя ограничивать их свободу и нарушать их границы без их позволения. Нельзя замышлять против них что-то дурное, они это чувствуют очень тонко. Драконов нужно уважать...

    - И любить?

    Дени ухмыльнулась.

    - Ты конечно, можешь попробовать. Но очень скоро ты поймёшь, что это никак невозможно. Я их люблю, потому что они мои дети, но едва ли кто-то другой сможет... Они страшные, грозные, свирепые. Они жестокие и беспощадные. Они убийцы, огонь во плоти, а огонь несёт смерть живому...

    Джон смотрел на Дейенерис очень внимательно, какими-то удивительными горящими глазами, восторженными, дерзкими, уверенными.

    - Ох, милая моя королева, - спокойно проговорил он, не отрывая своего пристального взгляда, - если бы ты что-нибудь понимала в любви, ты бы знала, что для неё совершенно не нужно условий.

    Чёрт бы побрал его! На всё ведь своё слово! Это звучало, пожалуй, как оскорбление, ведь он ничего не знал о её сердце! Но она не нашла, что сказать. Просто молча погладила Дрогона, который так кстати оказался совсем близко в этот неловкий момент...

    *** *** ***

    (Продолжение ниже...)
     
    Последнее редактирование: 19 янв 2019
    Dennik, D'arja, fiolent и 7 другим нравится это.
  7. aurelle

    aurelle Знаменосец

    Глава 5, часть 2...

    *** *** ***

    После недолгого общения с драконами последовала длительная прогулка верхом, привал, затем ещё более долгая и неспешная прогулка пешком, и наконец, спуск к морю.

    Она нашли огромный и ровный камень на берегу, неподалёку от замка. Он вмещал на себе обоих супругов и был расположен высоко и удобно, так, что двое наслаждались близостью волн, и они при этом их никак не касались.

    Джон расстелил свой плащ для тепла. Ветер стал более агрессивным и порывистым. Влажность, мелкие солёные брызги не дали бы им просидеть долго, хоть и хотелось послушать ещё что-нибудь об удивительных событиях, которые произошли с его супругой в Эссосе.

    Они разговаривали обо всём - и о детстве, и о пути своей власти, о рабах и дозорных, об Иных и мудрых господах, о драконах и волках, но ни о чём подробном и личном... Дени говорила больше, Джон больше слушал. Столько разного она повидала на своём веку, а он видел лишь унылое место на Севере. И даже на этом острове он мог удивить её только пещерой с драконьим стеклом, в которой не было ничего, кроме мрака и чёрной пыли. Она пришла с одного края мира, он - с другого, два последних потомка драконьего рода, чтобы встретиться на драконьем острове...

    - Твой мир такой яркий и красочный, - заключил Джон с некоторой грустью, когда они завершали свою трапезу под открытым небом, сидя на валуне и потягивая вино из меха. - Мой и в половину не так интересен...

    - Я предпочитаю не глядеть сейчас в прошлое. Нет больше моего и твоего мира, Ваша Милость. Раз мы женаты, то есть только наш общий мир. Мы здесь, на острове предков, нам строить наше будущее вместе, придумывать, как одолеть наших врагов, объединиться, наконец.

    - Да, но мои мысли почти всегда далеко за Стеной. Я не могу не думать об этом.

    - Я понимаю, всему своё время. Сначала единство, ты ведь для этого здесь.

    - Да, - кивнул Джон. - А сегодняшний день принёс немало интересного, - он улыбнулся. - Спасибо, Ваша Милость, что настояла на отдыхе от государственных дел.

    Дени завернулась в тёплую накидку.

    - Нам нужно стать семьёй как можно скорее.

    - И как ты себе это представляешь? Чаще бывать на территории друг друга? Больше разговаривать? Для этого нужно время, этот процесс вряд ли получится как-то ускорить.

    - Ну почему же? У нас ведь на самом деле немало общего. Кроме фамилии...

    - Например то, что для вестеросцев мы с тобой варвары. Меня называют королём одичалых, а ты повелительница дикарей с юга.

    - Короли-дикари, - рассмеялась Дейенерис. - И оба готовы на многое ради достижения своих целей. Да, определённо, враждовать нам с тобой не стоило. Спасибо, Ваша Милость, что настоял на политическом браке.

    Джон улыбнулся и внимательно посмотрел на неё.

    - Мне кажется, нам пора возвращаться. Ты выглядишь так, будто тебе холодно. Ветер крепчает, а без моего плаща, на котором расположились наши с тобой королевские задницы, мне тоже становится неуютно.

    - Верно, пора. Мне уже наверняка подготовили горячую ванну, чтобы я смогла как следует согреться...

    Они поднялись и быстро собрались в путь. Дорога до замка была недолгой, и вскоре они уже оказались перед невысокими резными дверями королевской купальни.

    - Что ж, Ваша Милость, - проговорил Джон, повернувшись лицом к Дени. - Я проводил Вас до самых дверей. Можешь отпустить меня.

    - Нет, я хочу, чтобы ты согрелся вместе со мной.

    - И ты позволишь мне сейчас войти на свою территорию?

    - Да, я всё ещё хочу провести с тобой оставшееся время. Поверь мне, если бы это было не так, я бы тебя не держала.

    - Прекрасно, моя королева, - Джон поцеловал её руку и улыбнулся глазами, после чего двери купальни пригласительно распахнулись.

    Удушливый жар, как в седьмом пекле- таково было первое впечатление от окутанного паром помещения, в котором они оказались. Тело моментально покрылось потом под одеждой, а холодный порывистый ветер за пределами замка показался настоящим раем.

    - Значит, вот как выглядят купальни дракона. Там что, кипяток?

    Дейенерис как будто немного смутилась.

    - Я совершенно забыла предупредить, чтобы сегодня воду сделали не такой горячей, - она даже как будто немного расстроилась. - Едва ли ты сможешь войти в неё, Джон.

    Или она намеренно это сделала. Было сложно понять.

    - Ерунда, - ответил он невозмутимо. - В свою бытность дозорным я об этом мечтал. Не растаю...

    - Ты уверен? - спросила она несколько удивлённо.

    Чёрта с два он сейчас развернётся и уйдёт! Этот вызов Джон был намерен принять, а потому, уверенно отстегнул свой пояс для меча и бросил на пол. Дени быстро справилась с многочисленными ремешками обвивавшими её, бросила их небрежно, рванула шнуровку туники и быстро скинула её. За ней последовала и тонкая нижняя рубашка, затем штаны. Она раздевалась молча, и всё время смотрела в глаза мужа, а он в - её, делая тоже самое.

    Она подошла к небольшому столику и взяла в руку крупную шпильку, подвернула косу вверх и заколола её. Несколько шагов её маленьких ножек вниз по ступенькам, и она оказалась в небольшом бассейне, окутанная паром. Дейенерис проплыла до дальнего борта, затем повернулась и подошла ближе к мужу. Джон понял, что его самоуверенность непременно подвела его к испытанию, но об отступлении не было даже и мысли.

    - Ты боишься жара, Ваша Милость? - Её глаза бесстыдно блуждали по всему его телу. - Не поздно и передумать.

    Чтобы она потом ему об этом напомнила? Ни за что!

    - Я не могу передумать, моя королева. Этого требует долг, - и уверенно сделал шаг вниз.

    Дени наблюдала за ним с интересом, с дерзкой полуулыбкой. Она была расслаблена, явно чувствовала себя очень комфортно, когда чуть выгнулась назад, словно демонстрируя изящную шею, красивые плечи и роскошные груди, которые соблазнительно выглядывали из-под воды. Джон оценил всю красоту этого вида, однако вода обжигала достаточно сильно и отвлекала от любования. Не смертельно, вполне терпимо, главное залезть полностью и привыкнуть. Уголки его губ чуть поднялись вверх - ни один мускул на лице не выдаст его!

    - Ты ужасно упрям, Ваша Милость.

    - Может, мне просто хочется быть рядом со своей королевой... Настолько, что я готов испытывать неудобства. Тебе ведь это нравится, признайся.

    Дейенерис загадочно улыбнулась и промолчала. Джон расценил это, как Да.

    Он выдохнул и прислонился к борту, чтобы дать себе успокоиться. Движения в воде были мучительными, нужно было время, чтобы адаптироваться. Шрамы на груди покалывало мелкими иголочками, пульс стучал в шее... Чёрт, а она всё-таки втянула его в свою игру, намеренно или нет. Он оказался на её территории, крайне некомфортной, сложной, опасной. Всё в этом месте говорило о пламени - о её сущности. Она его жена, и бояться огня уж точно не стоило. Пусть он был жгучим и болезненным, но это нужно было вынести. Пусть она поймёт, что он способен на терпение ради своей цели и ради победы; пусть поймёт, что он будет завоёвывать своё, если потребуется, чтобы в итоге устанавливать свои правила.

    Они просидели молча достаточно долго. Никто не осмеливался нарушить тишину и спокойствие. Это были мгновения расслабления и молчаливых раздумий, наблюдения, пристальных взглядов, общения только глазами.

    Дени расположилась на ступенях у противоположного борта бассейна, вода доходила ей до талии, и её аккуратные груди были представлены взгляду полностью. Ей нравится наслаждаться силой своей красоты и слабостью других.Пожалуй, она могла бы в тот момент и уступить - не прыгать в горячую воду, чтобы в очередной раз показать свою уникальность, но это определённо было ей совершенно не свойственно. Она всегда будет верна только себе, и будет делать то, что хочет! Пусть думает, что ей удаётся им управлять.

    - Забавно. У тебя был выбор: остаться со мной или уйти. И ты выбрал первое. Не значит ли это, что ты не столь горд, как кажешься?

    - Не совсем... - улыбнулся Джон и не спеша двинулся, наконец, в её сторону.

    - Ты хочешь сказать, что тебе приятна такая горячая вода? Твоё тело ведь знавало огонь, судя по шрамам на правой руке, ты уже обжигался. Твоя кожа покраснела, но ты не уходишь...

    - Да, моя встреча с пламенем была мучительной. И сейчас находиться здесь не очень приятно, - он подошёл к ней вплотную, деликатно обхватил её лицо обеими руками и коротко поцеловал. - Но вкус победы очень заманчив... Он сладок, как моя королева...

    Дени улыбнулась и провела пальчиками по его мокрыми плечам. Руки Джона скользнули вниз по груди, талии, нашли её бедра и, разведя их в стороны, прижали её ближе к себе. Она охотно поддалась ему... Её тело было расслабленным и гибким, готовым, невероятно горячим и манящим.

    Она положила руку на его затылок, чтобы приблизиться и захватить его губы своими. Она прижалась крепче к его члену, слегка потерлась и негромко простонала сквозь поцелуй... Джон слегка прикусил её нижнюю губу, чуть оттянул её; её отяжелевшие веки поднялись.

    - Не могу скрывать, что мне приятна твоя готовность терпеть мучения ради меня... - тихо проговорила она.

    - Вообще-то это не так, - он взял её подбородок и провёл большим пальцем по ставшим красными полным губам. - Я собираюсь немедленно выйти отсюда. Вместе с тобой, моя милая. Мы ведь способны вместо двух предложенных вариантов придумать третий...

    Она улыбнулась.

    - Ты смотришь на меня, как на ребёнка, Ваша Милость.

    Джон усмехнулся и, сжав крепче её ягодицы, поднял её на своих руках.

    - Учитывая то, что я почти в тебе, это звучит, как обвинение в чём-то ужасном и непристойном, - он поднялся по ступеням вверх и аккуратно уложил её на борт. - Никаких дурных помыслов у меня нет... Только трахнуть свою тётку прямо здесь, на каменном полу.

    Джон крепко прижал её сверху, она вцепилась в его волосы на затылке своей хищной хваткой, когда он встретил её загоревшийся взгляд. В зрачках обоих плясали тени.

    - А ты наглый, племянничек, - ответила она с дерзкой ухмылкой. - А что если я скажу нет? А-а...

    Дени вскрикнула, когда он вошёл в неё, плавно, но неожиданно, и да, конечно она была на это согласна, в этом не оставалось абсолютно никакого сомнения. Но своё слово непременно вставила!

    - Поздно, милая. Ты уже разрешила мне проникнуть на твою территорию. Придётся смириться, что я тебя слегка потревожу и непременно оставлю свой след.

    Такая мокрая и горячая, и внутри, и снаружи. И момент завладевания ею был поистине чарующим, когда он заполнял её своей плотью полностью, растягивал её и ненадолго останавливался, чтобы прочувствовать это волшебство.

    - Я прощу тебя за дерзость, - проговорила Дейенерис королевским голосом, - если ты будешь делать своё дело молча.

    Это просто невероятно! Даже под ним, казалось бы, беззащитная и практически обездвиженная, она умудрялась смотреть сверху вниз!

    - Нет, - твёрдо ответил Джон. - Сначала ты скажешь мне, как такая сладкая, юная и прекрасная королева может быть такой вредной?

    Дени упрямо молчала, и Джон двинулся в ней очень медленно и осторожно. Она знает, чего хочет, и он хочет того же. Казалось бы, это хорошо, но королеве драконов же непременно надо испортить всё к чёртовой матери! Своим королевским словом!

    Она положила свои руки на спину и провела вниз, смело и решительно, что было очень приятно, опустила ладони на его зад и попыталась сподвигнуть на более решительные действия. Джону, на самом деле, очень хотелось подчиниться и как следует оттрахать её, особенно когда в ход пошли её острые ноготки, но он не стал поддаваться. Пока не стал. Пусть попросит, как следует!

    Когда его ленивые толчки под его пристальным взглядом ей наскучили окончательно, она закатила глаза и открыла свой рот снова:

    - Как смелый король одичалых может быть таким занудным?

    - Не занудным, Ваша Милость, просто деликатным. Чтобы Её Милости не пришлось ни за что прощать...

    - Ну хорошо, - ухмыльнулась Дени и провела рукой по его щеке. - Мне нравится твоя наглость.

    - И?

    - Мне нравится твоя смелость.

    - Продолжай...

    - Мне нравится, как ты берёшь меня. По-нашему...

    - По-королевски учтиво? - спросил её Джон, и снова остановился, на этот раз покинув её почти полностью.

    - Ну конечно же нет! И я люблю огонь, Джон. И ты любишь. Я хочу огня прямо сейчас!

    - А я нет.

    - Это ложь... - она смотрела упрямо в его глаза, которые были не менее упрямыми, молчала, затем увела взгляд, и Джону стало занятно наблюдать за тем, как она собирается с силами, чтобы уступить. - Ну хорошо, Ваша Милость одичалый король. Не соблаговолите трахнуть меня в полную силу? Ваша варварская королева Вас очень просит...

    На его лице просияла улыбка победителя.
    - Конечно, как скажет, Её дикарская Милость. - Он коротко поцеловал её губы и провёл по ним пальцем. - Умница, королева. А теперь помолчи.

    Их губы снова встретились, на этот раз надолго, такие жадные губы. Наглые языки сошлись в глубоком и сочном поцелуе. Джон подхватил её бёдра одной рукой, другая же легла на её шею. Он будет держать её крепче, чтобы она не ускользала на мокром камне. Это было не очень удобно, но когда она закинула свою ногу на его пояс, позволив проникнуть ещё глубже, закрыла глаза и положила руки на его спину, им было уже наплевать. Они уже двигались в одном ритме, и говорить больше ничего не хотелось. Вместо слов туманный воздух наполнили стоны, и шлепки влажных тел, и стук шпильки с драконом в её волосах о каменный пол.

    Быть мужем Дейенерис Таргариен в эти моменты - самая сладкая часть его долга. И пусть приходилось прорываться к победе, но она того стоила. Её лицо, полное удовольствия, громкие стоны, переходящие в крик, были наградой. И самое главное, это были глаза - влажные, хмельные, даже ласковые... И по-настоящему доброе слово, которое она могла обронить, когда он оставлял в ней свою метку, заявляя о том, что она его женщина...
     
    Последнее редактирование: 19 янв 2019
    Dennik, vasilissa, fiolent и 6 другим нравится это.
  8. brook

    brook Знаменосец

    aurelle в очередной раз повторюсь, невероятно интересно следить за взаимодействием этой льдисто-пламенной парочки, за тем как они сталкиваются и притираются друг другу, сопротивляются нарастающим чувствам и одновременно все глубже в них падают) Хех, интересно, кто сдастся первым))))
    Часть про воспитанниц Драконьего Камня особенно понравилась, рада, что все девочки живы) Тирион - нянька - мимими))) Очень трогательное их взаимодействие с Дени. Конечно с Мирцеллой сложная ситуация, но, надеюсь, разрешится без последствий для девочки.
    И про Серебрянку и забавно, и понятна грусть Дени.

    P.S. У Джона с Ашей что-то было?)

    Спасибо за новую главу):bravo::bravo::bravo::bravo:
     
    Последнее редактирование: 16 май 2018
    Катиза и aurelle нравится это.
  9. inntent

    inntent Оруженосец

    Катиза, brook и aurelle нравится это.
  10. aurelle

    aurelle Знаменосец

    А как вы сами думаете? очень интересна ваша версия, как читателя:)

    :sneaky: хехе
    всё узнаете;)

    На здоровье:happy:
     
    Катиза и brook нравится это.
  11. brook

    brook Знаменосец

    А сложно угадать, оба такие неприступные - упрямые)))
    При том, Дени вроде как изначально, на мой взгляд, больше готова идти на контакт, с одной стороны, но с другой, ей кажется, что она не увязнет в этом глубоко, справится)) С Джоном все наоборот, у него "на это нет времени", он и близко не подходит, понимая, что может упасть)))
    В общем, не буду гадать, буду ждать продолжения)))

    :D:D:D:D
     
    Катиза нравится это.
  12. aurelle

    aurelle Знаменосец

    Кстати, как вы поняли, здесь важен не столько факт было-не было, сколько факт того, что Дени это интересно. Конечно же этот вопрос она не оставит без ответа, и будет добиваться правды о своём муже;)
     
    Катиза, inntent и brook нравится это.
  13. brook

    brook Знаменосец

    Ну, она хочет - не хочет, а привязывается, так что интерес к человеку и пробуждение ревности понятно)) Тем более, я так поняла, Аша там же, на острове, рядом, и с ней приходится общаться)) Не все могут переносить рядом нахождение бывших своих половинок, а уж драконы...)))))))
     
    Катиза и aurelle нравится это.
  14. inntent

    inntent Оруженосец

    Ох, какое здоровское у них взаимодействие, финальная сцена и разговор в купальне так вообще нечто :in love: Хорошие сравнения Дени, сперва полушуточное с Серебрянкой, потом с драконами и с горячей водой) Вход Джона в воду понравилось вообще как описан.

    Насчёт того, кто первый сдастся, ставлю на Дени ;)
     
    Последнее редактирование: 16 май 2018
    Катиза, aurelle и brook нравится это.
  15. inntent

    inntent Оруженосец

    Ну это открыто, а так у меня вообще чувство, что Джон уже у её ног, если с них снять все проблемы и регалии, просто шифруется)
     
    Катиза, aurelle и brook нравится это.
  16. aurelle

    aurelle Знаменосец

    Вполне, ибо глазами Тириона это выглядит примерно так:
    Но! Тут хороший вопрос: когда это ГГ (=гордое гэ) сдастся? Конечно же нескоро...;) Может у Дени всё случится раньше, кто знает:p

    Спасибо за отзыв, леди:puppyeye:
     
    Катиза, inntent и brook нравится это.
  17. inntent

    inntent Оруженосец

    Как вы его, однако! :D
     
    brook, Катиза и aurelle нравится это.
  18. aurelle

    aurelle Знаменосец

    Ну что вы леди. Я же любя:p
    Они же мои лапочки:in love::puppyeye: с непростыми характерами:rolleyes:
     
    brook, Катиза и inntent нравится это.
  19. starina7

    starina7 Межевой рыцарь

    aurelle , горячая глава, просто знойная ! Неотразимый Король Севера и его королева, сладкая и вредная - прелесть же ! Ну хватит им уже терроризировать друг друга разговорами о долге ! Надо его просто исполнять. Ведь это такая редкость и такая радость, когда твой долг совпадает с твоими желаниями.
    Младшее поколение очень милое, и девочки,и драконы. Так и хочется сказать - дракошечки. Еще бы Призрака сюда, чтобы разлегся в дверях и не выпускал Их Милостей из спальни. Пусть исполняют свой долг, нечего отлынивать !
     
    brook, aurelle и Катиза нравится это.
  20. Klamira

    Klamira Знаменосец

    У меня не хватает слов, чтобы выразить как офигенно, увлекательно и правдопободно ты пишешь. Предыдущую главу я читала 3 раза, эту уже 2, и при каждом перечитывании нахожу что-то новое. Блин, они точно суждены быть вместе, ибо не могут два таких разных, и одновременно одинаковых человека не полюбить друг друга, рано или поздно даже политический брак приведет их к большому чувству)) Спасибо, бесподобная моя, ты делаешь мир лучше :hug::hug::hug::in love::in love::in love::in love::in love:
    Ответь, ты выкладываешь эти работы на фикбуке? Не лишай людей счастья, делись им
     
    brook, aurelle, Катиза и ещё 1-му нравится это.