aurelle

Знаменосец
это просто врожденное. Действительно есть люди, рожденные чтобы править и Дени как раз такая. И чтобы ее уравновешивать нужен очень сильный мужчина, который сможет ее время от времени покорять, не задевая при этом ее гордость и не вызывая всерьез ее гнева. Таких мужчин раз, два и обчелся, редкий вид)) Хорошо, что судьба свела их с Джоном))
:happy::thumbsup:как всегда, под каждым словом:hug:
Эурон это персонаж-загадка)) Я вот хоть формально и отправила его в список чудовищ, но на деле к ним не причисляю, потому что там сложнее все. Но его анализировать пытаться и понять занятие провальное, потому что ни фига не понятно что у него на душе и чего он на самом деле хочет, потому что дно там даже не двойное и то что он говорит и делает это даже не верхушка айсберга. И он затягивает, обволакивает, вот начинаешь его крутить-вертеть в попытке понять и приходишь к тому, что ни фига не поняла, но по уши влюбилась в персонаж)
Всё-таки Мартин гений. А всё гениальное, как известно, просто. Нагнать жути и не договорить - и всё, читателя будоражит желание разгадать и сложить паззл. У меня такое со многими локациями, окутанными тайнами. Наверно поэтому я, в отличие от многих, люблю Эссос. Валирия, Край Теней, Лорат с его странными лабиринтами, жуткий город, который даже люди-ящеры обходят стороной - много чего. В Вестеросе, впрочем, тоже такого полно. Легенды, говорящие жуткие вещи, просто творят невозможное с моим воображением. Книги меня этим и покорили, пожалуй.
Что касается Эурона, то сказать, что я прям "влюбилась", никак не могу:eek: Но персонаж очень и очень интригующий. Прям мороз по коже. И я уверена, что при его уме и опасности, он ещё опаснее и умнее, чем кажется, и такую кузькину мать покажет, что мама не горюй!:йо-хо-хо::волнуюсь: Не раз читала мнения, что железяне "легко выпилятся", но в корне не согласна. Вик - да, верю. Но не Эурон:eek: И потому, наверно, написала жуть в этой главе. И с этой же жутью в сердце я и жду Ветра... (хотя уверена, Дедушка напишет так, что я окажусь совсем не готовой:offended::facepalm:)
Не, все аккуратненько при всей насыщенности главы) Все отлично перетекает от одного к другому, никакого борща))
Спасибо:hug: всё равно не верю, но доброе слово приятно.
Вот-вот, отлично написан - не знаешь, чего сильнее хочется - убить или любить:D
:happy:;) ну и чудно:thumbsup: А с Дени, кстати, такого ощущения нет? (хотя кого я спрашиваю:D:facepalm:)
 

brook

Знаменосец
А с Дени, кстати, такого ощущения нет? (хотя кого я спрашиваю:D:facepalm:)
Ага, я же все-таки больше денифилка, потому по первому пункту с ней такого нет, или в очень легкой форме)
Но на самом деле просто жду, когда любовь победит упрямство или хотя бы смягчит их):in love:
 

Без_паники_Я_Фея

Межевой рыцарь
Наверно поэтому я, в отличие от многих, люблю Эссос. Валирия, Край Теней, Лорат с его странными лабиринтами, жуткий город, который даже люди-ящеры обходят стороной - много чего. В Вестеросе, впрочем, тоже такого полно. Легенды, говорящие жуткие вещи, просто творят невозможное с моим воображением.
Эссос я тоже люблю, особенно Край Теней меня завораживает и Валирия. Не отказалась бы почитать что-то очень подробное на эту тему, особенно о Валирии, ведь это были живые люди, со своими страстями и желаниями, чувствами и мыслями, наверняка все очень разные. Да и посмотреть бы не отказалась, особенно решающее сражение с ройнарами, 300 драконов в битве:greedy: Это ж услада для глаз и души:creative: И культ Многоликого еще меня привлекает, тоже не отказалась бы с головой в этот омут))
Что касается Эурона, то сказать, что я прям "влюбилась", никак не могу:eek:
Ну мое "влюбилась" оно весьма специфично)) Встретится с таким как Эурон в жизни - не приведи Рглор:волнуюсь: А вот читать про него это уже другое дело)) Ну так же как с Рамзаем)) У меня любовь к персонажам строится на интересе и чем он острее, тем более любим персонаж. И неважно какое он чудовище, важно что он делает мне интересно. У меня кстати книжный Эурон почему-то упорно ассоциируется с Чезаре Борджиа, явной похожести нет, но вот само ощущение от личности...
Не раз читала мнения, что железяне "легко выпилятся", но в корне не согласна. Вик - да, верю. Но не Эурон:eek: И потому, наверно, написала жуть в этой главе. И с этой же жутью в сердце я и жду Ветра... (хотя уверена, Дедушка напишет так, что я окажусь совсем не готовой:offended::facepalm:)
С Виком согласна полностью, хотя не хочу до слез его гибели:cry: А Эурон... с ним будет ой как непросто, с ним будет страшно и будет очень жестоко, но точно с ним не будет скучно))
Но на самом деле просто жду, когда любовь победит упрямство или хотя бы смягчит их):in love:
Победит рано или поздно)) Я тоже жду и верю, что так и будет)):hug:
 

aurelle

Знаменосец
8.
POV Джейме - Джон.

Скучно, скучно и ещё раз скучно. Вид на море, под окном обрыв. Серое небо. В нём чайки. На стенах драконы. Стул, кровать, стол, на нём свечи, графин с водой, кубок, зеркало. Можно лечь и поспать, но больше уже некуда.

Джейме присел и посмотрел на своё отражение. Худой, изрядно поседевший, какой-то жалкий.

Что я здесь делаю? Я должен быть в пасти дракона. Или в каком-нибудь бою. Или в пути. Или постели Серсеи. Под прицелом взглядов Таргариенов на допросе, наконец. Какая-то чушь. Его настолько презирают, что даже не пытаются выведать что-нибудь ценное?

Дверь скрипнула, и Джейме в момент вышел из своих размышлений. Потому что на пороге появился король-бастард собственной персоной.

- Ваша Милость, я польщён вашим вниманием, - он встал со стула и поклонился вошедшему Джону Сноу с учтивой улыбкой.

Никто, говорящий на всеобщем, не заглядывал к нему с того момента, как он попал в эту комнату... И хотя жаловаться Джейме Ланнистеру было совершенно не на что, молчание и неопределённость всё же оказались весьма гнетущими.

- Надеюсь, вам нравится пребывание в обители Драконов, сир, - ответил Сноу и отошёл подальше к окну.

- Более чем, - кивнул Джейме. - По правде говоря, не ожидал, что мне выделят покои, а не тюремную камеру. Полагаю, мне следует благодарить за это добрую королеву Дейенерис.

Джон никак не отреагировал на его слова. И в воздухе повисла долгая неловкая пауза.

- Эмм.. Я... Вы здесь... чтобы что? - осторожно спросил Джейме, глядя на Сноу, который замер в раздумьях... - Вопросы какие? Или вы хотите лично поведать о том, что меня ждёт, когда ваш корабль причалит и выяснится, что я не лгал?

Снова ни слова в ответ. В комнате по-прежнему был слышен только шум моря. Джейме невольно ухмыльнулся. Кажется, к нему явилось привидение - чёрный дух Рейегара, ничуть на него не похожий, несмотря на всю атрибутику.

- Может, мне рассказать о вашем отце? - спросил он, пристально глядя на тёмную фигуру у окна, и не дождавшись ответа, продолжил. - Он был... Как сказать... Внешне - само совершенство, само благородство, сияющий кронпринц - ну просто мечта... Я помню отчётливо очень многое... И славные слова, что о нём говорили, надежды... А потом... - Джейме сел обратно на свой стул. - Я часто думал, отчего всё случилось так, как случилось. Происшествие с вашей матерью... и всё такое... Невольно возникает вопрос: отчего такой человек погубил себя так нелепо... И для чего? Для того, чтобы вы родились? Наследник, который стоил стране тысяч жизней... И знаете, после всего, сейчас, я искренне рад за вашу династию. Честно. Вы выжили, сумели вернуть своё имя и титул. Вернулась и изгнанница Дейенерис. И не одна, а с настоящими живыми драконами. Вы нашли друг друга. Вместе же и отвоюете трон и продолжите ваш род, когда она нарожает вам кучу наследников.

Ни единого намёка на то, что произнесённые слова были хотя бы услышаны, не было. Это было такое испытание? Джейме не мог понять. Если он хочет услышать от него правду, то непременно получит её. В конце концов ему уже нечего терять, и потому поток мыслей понёсся сам по себе:

- Я могу рассказать вам про вашего деда... Того самого, которого я убил. Быть может, вы здесь для того, чтобы услышать от меня раскаяния или мольбы, или хотите узреть муки моей совести. Но ничего этого не будет. Даже если вы скормите меня дракону. Я ничуть не жалею о содеянном. Потому что безумие у власти - это чистое зло.

Джон Сноу, наконец, одарил Джейме взглядом. Чудесно. Однако в нём можно было прочитать не более, чем ничего.

- Я думаю, вы прекрасно знаете, что я хочу услышать от вас. Просто даю вам возможность сосредоточиться на словах правды. - Он сделал шаг навстречу. - Вы и Талли. В чём причина такой заботы и перемены сторон?

Да неужели ты заговорил, о Светлейший!

- Я уже объяснял вам. И это правда.

- Вы проворачиваете сделку с Фреями, увозите лорда Эдмара в Утёс, потом возвращаетесь к своей королеве, а после, с появлением драконов на горизонте, вдруг осознаёте свои ошибки и всё отменяете. Это, пожалуй, как-то можно понять. Но мне известно, что вы пробыли в Речных Землях гораздо дольше, чем было нужно. И, быть может, вам известно что-то больше. Вам, верно, известно о слухах, которые ходят...

- Об оживших мертвецах, вы имели в виду? - прямо спросил Джейме, и на этот раз в холодных радужках пробежала явная искра интереса.

- Есть вещи, которыми меня не напугать и не удивить. Вы же видели северного гостя из ларца?

- Что ж, - ответил Джейме, закрыв глаза рукой на пару мгновений. - Даже не знаю, с чего начать...

Джон молча пронзал его ледяными глазами. Да, я понял ваш грозный безмолвный приказ продолжать речь, Ваша Бастардская Милость.

- Узнав о гибели леди Кейтилин Талли, я почти расстроился, - начал Джейме с привычной ноткой дерзости. - Она была неплохим человеком, отпустила меня из плена вопреки воле своего сына-короля. Ланнистеры победили отчасти благодаря этому факту, и я был ей очень благодарен. Она отпустила меня и Бриенну из Риверрана, потом много чего с нами было... - Он задумался на мгновение. - И я тогда никак не мог подумать, что мы снова вернёмся к ней. Я - снова в плен, а Бриенна - на службу. - Он открыто посмотрел Джону прямо в глаза, и голос заметно стих. - Это она. Я видел её, и даже слышал её странный голос. Труп Кейтилин Старк был поднят какими-то загадочными красными жрецами в чаще леса; она взяла на себя управление отрядом Братство Без Знамён. Она и есть тот оживший мертвец, Ваша Милость, о котором все говорят. Смерть и плавание в реке оставили заметный след на её внешности. Но то, что стало с её личностью - ещё хуже. Это озлобленное существо, которому нужна только месть и кровь врагов её семьи. В том числе и моя. Я стал зрителем многих казней - меня даже не пытались повесить сразу. Вместо этого меня заставляли смотреть, как в очередной раз умирает человек с символом двух башен, не важно, старик или мальчишка. Я видел, как приводили ребят со львом на красном. Я видел, как все они корчились в петле и неизбежно подыхали. И когда я увидел достаточно - настал мой черёд. Но мне удалось сделать так, что вместо верёвки на горле мне указали на тропу, ведущую прочь из гиблого места. Мне удалось избежать казни благодаря обещанию вернуть Талли живыми в их дом, отдать ей последних Фреев, которые были недосягаемы в замке, и помочь Бриенне отыскать дочерей. Первое я почти осуществил, но со вторым - даже не думаю двигаться. Служить обезумевшему мертвецу - не мой удел. И не удел таких благородных людей, как Бриенна. Потому я попросил её о помощи и убедил вернуться на Тарт. До Сансы никому просто так не добраться, а Арья... Последний, кто мог бы знать о её судьбе, мёртв.

Джон Сноу нахмурился и медленно зашагал по комнате...

- Вам нужно ещё больше подробностей, Ваша Милость? - спросил Джейме после продолжительного молчания. - И... вы намекнёте на мою участь?

Джейме уже почти ненавидел эту отрешённость. Или это была тупость? Мать твою, как же ты можешь быть королём в таком случае!

- Вы покажете мне место, где встречались с Бессердечной, - заключил, наконец, Джон. - Так ведь теперь зовут её, верно? С этим нужно покончить и вы мне поможете. В Речных Землях и так слишком много страха и бед.

- Я... да, всё так... - замешкался Джейме. - Но, Ваша Милость, вам вовсе не следует отправляться туда самому... Отправьте хороший отряд... Или дракона... Или...

- А потом вы наденете чёрное, - продолжал Сноу, пропустив все слова мимо. - И отправитесь защищать царство живых. Всякий человек, владеющий мечом, ценен на Стене. Как бывший Лорд-командующий, я не могу бросить верный орден без хороших воинов.

- Закономерно, - ухмыльнулся Джейме. - Даже предсказуемо, я бы сказал. И безусловно, справедливо. Только позвольте попросить вас об одной малости. Или умолять, если хотите... Бриенна. Она ведь приедет сюда, я в этом уверен. Она... - Джейме нервно сглотнул. - Это достойнейший из рыцарей. Даже, можно сказать, образец рыцарской чести. Но всё же она женщина, и никак не заслужила наказания. Она может послужить вам своим мечом... Вашим мечом Старков, если вам так угодно.

- Знаете, - прищурил глаза Джон, - я думаю, что чёрное можно надеть уже сейчас. Это будет правильно.

Он слегка улыбнулся, и развернувшись, тут же покинул покои, хлопнув дверью.
Определённо кто-то из них двоих идиот. Только кто именно? Джон Сноу, который ни черта не умел разговаривать? Или Джейме Ланнистер, который ни черта не понял из того, что сейчас произошло?


*** *** ***

Чёрная удушливая пещера заставляла терять чувство времени - час прошёл, или неделя, или больше... Корявые стены блестящего стекла, глубокие морщины троп, новые ходы, грязь и пыль от многочисленных мелких обвалов делали пребывание здесь всё труднее выносимым.

По рассчётам Джона они очень сильно отстали в добыче стекла. И это было плохо.

Дверь запечатана - так ему говорили. Но надолго ли? Кровь стыла в жилах каждый раз, когда он вспоминал свои чувства от этих слов, услышанных далеко за Стеной. Ненадолго, её скоро пробьют - были его первые мысли. И ничто не могло заставить его думать иначе, даже убеждённость Брана, что тайный ход неподвластен врагу. Джон просто знал, что не ошибался.

Холод всё ближе, и он на нём помешан. Каждую ночь страшный скрип и треск льда - их голос, и дыхание зимы на коже. Иногда в моменты уединения Джону казалось, что Иные окружали его, хотя он был далёк от Стены, как никогда раньше. Они всё равно близко - в его разуме. Их глаза горят голубым совсем рядом, даже во сне. Даже когда он находился в личине Призрака и бродил по лесу в окрестностях Винтерфелла - он чувствовал их мёртвый дух...

Ответа нет. С каждым письмом с Севера только больше вопросов. Где спрятано настоящее Сердце Зимы, откуда они выползали на свет? Сколько их ещё явится? Какова их цель?

В те ночи, когда он оставался один, он всегда просыпался в агонии.

По утрам они обсуждали планы, а потом бросив Дейенерис краткое "прости, мне нужно заняться стеклом", он возвращался в пещеру к работам и своим людям.

Так Джон пропадал несколько дней, исчезая после утреннего общения в Палате Расписного Стола, в надежде найти ответ прямо здесь, под своими ногами, в этом источнике застывшего пламени. Хоть какой-то знак, хоть что-то, что сможет натолкнуть на мысли - чем уничтожить угрозу Иных? Мечом, который он получил от Кровавого Ворона - фамильным мечом с рубином, который будет пылать тем алым светом? Пока он привёл его лишь к власти, к наследию предков, к Королеве Драконов. И все эти блага были такими человеческими. Они прекрасны, но едва ли ими можно было побороть саму Смерть... Это не решит вопросов, не даст ответов.

В тот день он спустился в самую глубокую точку, где ещё не был раньше. Странная полость была обнаружена накануне совершенно случайно - обвал камней открыл этот ход в подземелье - небольшой тесный коридор, который значительно расширялся и прерывался непроходимой стеной. Глаза резало от коптящего факела, он беспощадно сжигал воздух в тесной глотке Драконьей горы. Дальше хода нет - так ему сказали, однако ноги и любопытство привели его в этот тупик.

Черно, как в аду. Джон скинул дурацкий шлем и закрыл глаза на несколько мгновений, чтобы привыкнуть к ещё более непроглядной тьме. Стена напротив выглядела необычно - слишком ровной. Он подошёл к ней вплотную, снял перчатку и приложил руку. Тёмный цвет с переливами и холодок, как от металла. Что за чудо?

ДРАКОН!!! Джон дёрнулся от крика и обернулся к пролому. Что-то случилось, подумал он, и мгновенно бросился назад. Стальной шлем отлетел в сторону с оглушительным грохотом, и через миг Джон уже был наверху.

К противному удушью добавились противный дух паники и суета.

- Дракон, Ваша Милость, - человек, сказавший эти слова, был до смерти напуган. - Здесь... Т-там...

Он указал трясущейся рукой в сторону выхода, и Джон немедленно сорвался туда.

Вход в пещеру очевидно был запечатан - в узком проёме не было видно и намёка на привычный дневной отсвет. Неужели вход завалило из-за драконов? От стен отражался странный звук, похожий на клокотание, и как только Джон преодолел последний поворот, то застыл на месте, увидев перед собой знакомую светлую морду и пару выразительных золотистых глаз. Дракон, засунул свою голову в проём и пролез настолько, насколько смог - так, что в проход поместилась вся его шея.

- Визерион?

Дракон издал негромкий рык, обнажив ряд грозных чёрных зубов и напряг свои ноздри. Пламя факела затанцевало в его глазах, и они сделались рыжими. Снаружи послышался удар хвоста о землю и звук погрома. Люди наверняка уже разбежались кто-куда. Дело - дрянь. Особенно если он решит выдохнуть огоньком. Джон не был уверен в тот момент абсолютно ни в чём, ведь Дени не было рядом. Это была их первая встреча без её участия, такая необычная и нелепая, и он понял, что очень сильно разволновался.

- Что ты тут делаешь? - спросил его Джон и улыбнулся, в попытке замаскировать свой невольный страх. Визерион чуть склонил голову набок и замер, прижившись к земле, а Джон оставил факел в пустом держателе на стене и подошёл к нему близко. Очень медленно и осторожно. Белые драконьи ноздри задёргались. - Ты пришёл сюда... ко мне? - спросил Джон тихо и приветственно вытянул руку вперёд. Сердце по-прежнему бешено билось.

Дракон вытянулся ещё сильнее навстречу и, коснувшись головой его ладони, чуть отпрянул назад и запыхтел.

- Чего ты хочешь, мой хороший? - проговорил Джон. - Ты зовёшь меня куда-то?

Визерион снова оскалился и ударил хвостом.

- Что ж, - продолжал Джон дружелюбным голосом, - нам обоим нужно немного успокоиться и решить, что делать дальше.

Твою мать! Он разговаривает с ящером, не имея ни малейшего понятия о том, как это делать! Понимает ли он хоть что-нибудь?

Джон попытался вспомнить хоть слово на валирийском - одно из тех, которым научила его Миссандея - но память словно отшибло. Он снова коснулся белых чешуек между ноздрей. Их глаза встретились.

- И что нам делать, скажи? Сидеть здесь? По-моему, лучше выйти и поговорить как-следует.

Боги, какая чушь!

Однако дракон его понял и через пару мгновений направился назад. Шаг за шагом, он двигался к выходу и, когда освободился полностью, повернулся на месте, снеся остатки ближайшей постройки длинным и гибким шипастым хвостом. Джон сжался, и ещё через миг Визерион подскочил, взлетел и тут же приземлился чуть подальше. Глубокий вдох и выдох. Джон оглянулся и увидел напуганные лица, которые выглядывали из своих укрытий. Чуть кивнув людям, он отправился к дракону, чтобы попытаться увести его прочь.

- Знаешь, - проговорил Джон увереннее и указал рукой на поломки. - Вообще-то всё это не очень хорошо. Это стекло нужно нам, а ты учинил разрушения и перепугал всех.

Визерион снова зарычал и отпрыгнул дальше. Игривый Визерион. Самый добрый из трёх. Быть может, он просто решил поиграться.

- Ты хочешь внимания? Хорошо, - улыбнулся Джон, поднимаясь на пригорок вслед за драконом. - Я согласен. Пойдём, куда скажешь.

Визерион, казалось, всё понял. С каждым приближением человека он отлетал чуть дальше, смотрел на него, с нетерпением ждал, когда он подойдёт, и снова убегал.

Так, преодолев немалое расстояние, Джон увидел, наконец, ворота замка, и Визерион поднялся в небо, сделал круг над курящейся кухней и сел у ворот. Затем негодник отлетел в сад, и когда увидел Джона в очередной раз, то позволил ему подойти очень близко к себе. Он покорно опустил голову, замотал хвостом, от которого на этот раз пострадали кусты.

- Хочешь поговорить со мной в саду Эйегона? - осторожно спросил Джон. Дракон ответил ему, вытянув шею и подняв голову высоко вверх. Он громко крикнул, и снова взлетел. Сделав круг над соснами чуть поодаль, он сильно ударил по верхушке одной из них и крикнул ещё раз. И через миг стремительно поднялся очень высоко и улетел. На этот раз без единого шанса быть настигнутым.

Джон стоял в недоумении. Что это ещё за игры? И тут же понял, что еще ни разу не заходил далеко в этот сад.

Погода в тот день выдалась на удивление безветренной. На воде штиль, не иначе. Высокие сосны стояли, словно замерев. Солнечно. В отсутствии сильного ветра воздух был тёплым, и Джону понравилось то спокойствие, в котором он очутился после наполненного тревогой чёрно-каменного подземелья. Сам Эйегон Завоеватель проводил здесь немало времени в раздумьях и планах. Возможно, это был знак.

Он двинулся вглубь неизведанной части сада, к тем самым соснам, которые не смогли оставить равнодушным белого непоседу-дракона. В низине, чуть дальше, блестел небольшой пруд, его покрытый мхом берег поднимался мягкой волной выше, уходил в тень, к "ногам" огромных деревьев. Под одним из них в ажурной тени Джон увидел знакомый белый силуэт.

- Ваша Милость, - улыбнулся Джон, приближаясь к сидящей на траве Дейенерис, но она его не услышала. Она смотрела на свои руки, и весь её вид был несколько растерянным и помятым.

- Дени! Ты в порядке? - спросил Джон, когда подошёл к ней ближе. Она не ответила, только закрыла глаза одной рукой и провела второй по волосам, чтобы вытащить прилипшие к косам травинки. На белой тунике алели пятна крови, и Джон немедленно бросился к её ногам. - У тебя кровь повсюду. Что с тобой? Ты ранена?

- Нет, Эйегон, - ответила она сонным голосом и посмотрела, наконец, в его глаза. - Всё в порядке. Это, видимо, сок от этих ягод. Их тут много, они словно разбросаны по земле...

- Слава Богам, - выдохнул он. - Ты меня напугала. - Он присел рядом с ней. - Постой, ты назвала меня именем Эйегон?

- Да, оно ведь твоё настоящее, - спокойно ответила Дени, приглаживая рукой волосы. - И поводов называть тебя иначе у меня нет. Мы видимся только на переговорах, где ты исполняешь роль Эйегона Таргариена. А после исчезаешь в важных заботах где-то в своих преисподнях.

Он смотрел на неё пристально и молчал.

- Я... Не смотри на меня так, - улыбнулась Дени немного застенчиво. - Я даже не знаю, что на меня нашло. Я видимо, задремала здесь. Сегодня у нас с детьми была большая тренировка и ... Вот я здесь вся в этих пятнах...

Джон оторвал от её белой одежды одну прилипшую ягоду и растёр в своей ладони.

- Боги, это же клюква! - воскликнул он с неким детским восторгом, посмотрев в сторону.

- Ты знаешь эти ягоды?

- Да. На Севере этого добра хватает. Она растёт на болотистой местности и очень полезна, особенно в пору холодов. Мейстер Лювин часто делал нам отвар из клюквы с мёдом. Это очень вкусно.

Дейенерис медленно встала на ноги и отряхулась, чтобы хоть немного привести свой внешний вид в порядок. Её босые стопы перед его глазами утопали в мягком мхе.

Джон быстро поднялся следом и отстегнул все доспехи и скинул свои сапоги, следуя примеру жены. Дени посмотрела на него одобрительно. Да, милая, без слов и на равных, как ты и любишь.

- И как же продвигается добыча стекла? - спросила она уже голосом королевы.

- Нормально, - сухо ответил Джон.

- Я слышу нормально каждое утро. Скажи правду.

- Нормально, Дени. Но мне хотелось бы, чтобы всё было быстрее.

Дейенерис подошла к мужу и, обхватив его лицо двумя ладонями, снова поймала его взгляд.

- Ты выглядишь больным и слабым, Эйегон, - проговорила она спокойно. - Меня это тревожит. Если ты плохо спишь, тебе нужна помощь мейстера...

- А сама-то ты хорошо ли отдыхаешь? Столько усилий для подготовки драконов...

- Не надо, Эйегон, - перебила его Дейенерис. - Есть вещи, которые никто кроме меня не сможет сделать. Я готовлю своих детей к войне. Просто ладить, как раньше, уже не достаточно. Но я не мучаю себя, поверь. Устаю, но не страдаю от этого. Негоже и тебе мучиться, ведь решения, что ты принимаешь, должны быть вразумительными и трезвыми.

- Это моя главная задача, и как дозорного, и как короля - думать и решать. Искать ответ. Даже в этой проклятой пещере он может быть. Я занят этим всецело. И да, прости, снова не уделяю тебе внимания, хотя мы и договаривались...

- Всё верно, - перебила его Дейенерис. - Я совершенно не беспокоюсь о том, что мы редко видимся. Для королевы может найтись и другая услада в свободное от дел время - какая-нибудь приятность или радость, которая отвлечёт и поможет немного расслабиться. Для этого тебе вовсе не нужно сидеть рядом и держать меня за руку. И твоё право выбора в пользу государственно важных дел я уважаю. Я ведь стала королевой далеко не вчера. Но губить себя все же не стоит. У нас слишком много задач, чтобы истязать себя сейчас - ещё до того, как мы приступим решать их по-настоящему.

Джон нахмурился.

- Я... - он закрыл глаза и выдохнул. - Все эти кошмары... Я не хочу делиться с тобой этим. Про то, как я чувствую смертельный холод во сне или то, как я рублю горящим мечом близких людей из моего прошлого. Их уже нет, но они являются мне, и я убиваю их вновь...

Дейенерис слегка призадумалась.

- Хм... Визерион привёл тебя сюда? - чуть улыбнулась она. - Всё же драконы чрезвычайно умны. Он знал, что делает. И возможно он спас тебя от окончательной потери разума. Как бы ты нашёл ответ? Проломил бы волшебную дверь, за которой он лежит? Нет, он знает другой выход. Потому и поступил так. Твоя война ещё не началась по-настоящему. А ты уже выглядишь так, будто устал от неё. Это плохо, Ваша Милость. Ты не должен брать всё на себя. Раздели это со мной. Я способна понять. В конце концов, твои тревоги касаются и меня. Нам ведь вместе воевать. Дракон привел сейчас тебя сюда, ко мне. Поэтому, если тебя беспокоят Иные, давай просто поговорим о них.

Джон переступил с одной ноги на другую несколько раз.

- Это место чудесно, - проговорил он тихо, глядя на свои стопы. - Покров под ногами мягкий, как мирийский ковёр в наших покоях. - Он огляделся. - Здесь полно жизни. Оно слишком хорошо, для разговоров и даже мыслей о смерти. - Он пристально посмотрел на жену. - Рядом с тобой мне никогда не снятся кошмары, Дейенерис. И боли в груди нет совсем. Волшебная ли кровь тому причиной, или что-то ещё - я не знаю. И я хочу, чтобы ты понимала, почему я иногда прячусь от тебя. Я должен видеть все ужасы, что вижу. Должен чувствовать боль... Это моё бремя.

- Наверно, это правильно. Мне сложно понять, ведь в моём настоящем нет места боли. Почти совсем. Но я попробую...

Нет. Джон покачал головой.

- Знаешь, - продолжал он, будто бы не заметив её слов, - несколько дней назад ты сказала мне потрясающие слова. Как король, я обязан любить то, что пытаюсь защитить. Я обязан любить свой край и дом, семью, людей... Закон, справедливость, честь, благородство, верность, дружбу. И я понял только сейчас, здесь, что должен любить больше всего - жизнь... Я обязан любить её. И я люблю...

Джон потянул завязки на своей рубахе и скинул её прочь.

- Что ты делаешь?

- Хочу насладиться природой, которая ещё хранит лето, - ответил он, опускаясь на землю. - Я ведь так давно просто не лежал на траве. И сейчас у меня есть такая возможность - внять жизни, валяясь в ногах моей прекрасной королевы...

Джон растянулся на ковре из мха и закрыл глаза.

- Ты можешь последовать моему примеру, - сказал он с улыбкой. - Это, и правда, непередаваемое удовольствие.

Дени опустилась на колени, когда Джон посмотрел на неё вновь. Тонкие пальчики быстро справились с застёжкой туники, которая была тут же легко сброшена. Обнажённая грудь Дейенерис сразу привлекла пристальное внимание, рука инстинктивно дёрнулась, однако Джону удалось пересилить себя и не дать ей волю.

Она молча легла рядом и закрыла глаза, Джон уставился на неё. Она соскучилась, но ни за что не признается вслух. Не скажет и он. И так, в безмолвии, они пролежали какое-то время.

Когда его ладонь нашла её ладонь, их взгляды снова встретились. Её глаза были такими тёплыми, и вместе с их взглядом в его сердце ворвалась безмятежность.

- Ты бледен и успел заметно похудеть за несколько дней - тихо проговорила Дейенерис, и, проподнявшись, отползла чуть подальше, чтобы набрать пригоршню ягод. - Ты говоришь, эти ягоды исцеляют. Так съешь же их.

Она протянула свои маленькие ладони с непривычно крупной клюквой. Джон сел, принимая собранное в свои руки.

- Я хочу, чтобы ты её попробовала, - сказал он, аккуратно положив одну ягоду в её рот. Алый сок слегка окрасил её губы.

- Кислая, - она чуть улыбнулась, однако не поморщилась. - С легкой горчинкой.

- Таков, примерно, вкус моей жизни, - ответил Джон, внимательно наблюдая за ней, когда она взяла ещё несколько ягод и съела их.

Дени забрала оставшееся и снова протянула ему в своей ладони.

- Твоя очередь насытиться полезным снадобьем. От самой природы.

Джон медленно взял её руку в свои и коснулся её губами.

- Благодарю за заботу, моя королева, - тепло сказал он, и поцеловал её ладонь снова. Мягкая и нежная. Даже перчатки, кнут и поводья никак не сказывались на её коже. И запах по обыкновению дивный.

- Таков цвет моей жизни, - сказала она. - Он такой же, как цвет этих ягод.

- Алый цвет тебе очень идёт, - улыбнулся Джон, стирая красную каплю сока над её верхней губой. - Цвет пламени.

- А тебе неплохо подходит этот вкус, - игриво ответила Дени, когда Джон подобрался к ней ещё ближе. - Но я бы добавила туда немножечко мёда...

Он легко коснулся кончиком языка её губ.

- Я даже знаю, где можно взять его прямо сейчас, - шепнул он, обнимая её за талию. - Твоя сладость подойдёт лучше всего...

- Так значит, всё-таки не будем говорить об Иных?

В пекло Иных! Он поцеловал её. Она ответила с напором и лёгким мурлыканьем удовольствия. Джон мягко провёл руками по её спине, и кожа Дени покрылась мурашками. Его грубые пальцы проникли в её растрёпанные косы, прервали поцелуй, оттягивая узел волос назад. Она прогнулась в спине, вытянулась под прикосновения его губ к её тонкой шее, и покусывания, влажной дорожкой стремящиеся к её дивной груди.

- Тебе не холодно, моя королева? - спросил Джон, когда она вздрогнула, почувствовав его зубы на своём твёрдом соске.

- Нет, Джон, - простонала она.

- Это хорошо, - ответил он, отрываясь от её груди. - Значит, я могу сделать вот так.

Он подхватил её и осторожно положил на спину на землю и, склонившись над ней с хищной улыбкой, дёрнул шнурки на её кожаных брюках.

- О, Ваша милость! Какая некоролевская беспечность, - рассмеялась она, когда, быстро преодолев все преграды завязок, его руки стащили её штаны вниз почти грубым движением.

- Самое то для королей-дикарей, - ответил ей Джон, стремительно избавляя себя от остатков одежды. - Должны же мы, наконец, сделать это под открытым небом. Сегодня все знаки говорят нам об этом.

Он приблизился к ней лицом к лицу снова, и Дейенерис ответила согласием, которое прозвучало в глубоком и страстном поцелуе. И в красноречивых стонах, когда его рука двинулась вниз по животу, достигла заветной горячей расщелинки между её бёдер. Джон легко провёл пальцем между мокрыми нижними губками. Хорошая, послушная девочка. Очевидно, что сильно скучала по своему мужу.

- Мы с тобой... как древние Первые Люди, - пробормотала она с полупьяной улыбкой, и вздрогнула, закусив свои губы, когда он приоткрыл её чуть шире и плавно вскользнул в её тесную глубину.

- Да, - выдохнул Джон, сплетая над её головой их потонувшие во мхе пальцы. - Где-то в пору лета и мира.

- Хорошая возможность понять, за что бороться...

- За лето, - ответил Джон, сделав неспешный глубокий толчок, - за мир... - и ещё раз. - За солнце... За всё, что я люблю... - Он коротко поцеловал её губы, продложая двигаться с каждым сказанным словом. - Я люблю жизнь... и свободу... и дом... - он сдавил её руки сильнее и прошептал в её губы. - А ещё я очень... очень... люблю тебя... трахать.

Особенно вот так распластанную по земле, слабую, нежную и покорную. И подчинять себе твой грозный и смертоносный огонь.

- Да... - едва слышно выдохнула она, - я тоже люблю... всё это, - и больше ничего не сказала.

Она закрыла глаза... Её лицо, полное наслаждения, покрасневшие губы распахнулись. Боги, до чего чарующий вид! И вокруг чудесный сад, превратившийся в ложе, пение птиц и королевские стоны. Нежное тело под его крепким двигалось в такт смелым толчкам. До чего же быстро он попал из кошмара в красивую сказку. Где и солнце, и лето, и прекрасная принцесса, и спасение, и беззаботная жизнь. И телу, и душе, чёрт её подери! Один удар сердца за другим - до чего же быстро он бросил свои гнетущие думы о смерти. Чтобы подумать о жизни. Чтобы просто пожить на мгновение в идеальном мире - в том, где можно легко пить мёд, смеяться, любить. Убей в себе мальчишку, позволь мужчине родиться. И Джон бессовестно предавал эту мудрость, убегая назад в беззаботность от бремени долга. Толчок за толчком внутри неё - горячо и сладко - и болезненный пульс в груди угасал.

Он отпустил её руки, дав волю её острым коготкам, которые тут же вцепились в его волосы на затылке и шею. Она охнула, когда он стиснул её округлые ягодицы, уперевшись лбом в её плечо. Дени окончательно терялась в такие моменты - в его крепкой хватке, под напором его плоти, когда расстояние между ними становилось ещё меньше. Границы реальности размылись. И Джон чувствовал, как летит высоко вверх, одновременно падая в пропасть, стремительно приближая к пику наслаждения и себя, и её.

Громкий выкрик Дени спугнул стаю птиц - дивная награда, радость и услада для слуха. Они снова кончили одновременно, и в завершение прекрасного акта любви под открытым небом для Джона это был прекрасный повод почувствовать себя победителем. Королевские тела будто растеклись через мгновение после сильнейшего напряжения, к обоим подступила истома, а жаркая волна откатила. Они лежали на земле, как двое наивных летних детей, слушали звуки природы и собственное дыхание.

- Солнце ещё так высоко, - проговорила Дени лениво. - А мы здесь беззаботно валяемся и даже не думаем уходить.

Она вытянула руку вверх навстречу лучам, пробивающимся сквозь крону дерева. Джон последовал за ней.

- Что поделать? - улыбнулся он, мягко поглаживая тонкие пальчики. - Такова воля его Высочества Белого Дракона. Придётся исполнить её, как следует. Во избежание его недовольства.

Она не ответила, просто положила голову на его плечо. Лёгкие движения её ладони по шрамам на груди, один выдох. От боли не осталось следа.
 
Последнее редактирование:

brook

Знаменосец
Какая прекрасная глава:in love: aurelle спасибо большое за этот глоток лета в сырой зимний день:in love:

Признаюсь честно, о каких мертвецах шла речь в прошлой главе, дошло только сейчас, когда начала читать свежую главу:oops: Тем интереснее возможная встреча Джона с Бессердечной и чем она обернется:question:

Джон и Кроворон, меч, Твердыня ночи (судя по всему) - тоже безумно интересная линия, буду надеяться, в одной из следующих глав об их встрече станет известно чуть больше:woot: Тем более у Кроворона на гербе был белый дракон, и белый же дракон хочет подружиться с Джоном) (интересно, сыграет ли герб Кроворона и цвет Визериона какую-нибудь роль в книге? И значит ли это что-то для сюжета? Или просто для красного словца - бастард с белым драконом на гербе (тем более в линии матери у него же старобожники), бастард (как все думают) с белым волком на гербе...)

Джон и Дени...) Два упрямца, которые никак не хотят сдаваться и отдаться своим чувствам и в то же время не могут отрицать тягу друг к другу)

Для королевы может найтись и другая услада в свободное от дел время - какая-нибудь приятность или радость, которая отвлечёт и поможет немного расслабиться.
Хи-хи) Думала, Дени хочет заставить Джона ревновать) Но он, казалось бы, не обратил на ее слова особого внимания) Или она не вкладывала в них особый смысл, но как-то показалось, что хочет его подразнить/поддеть)

Сцена в саду очень теплая и душевная, думаю по вкусу можно сравнить с клюквой с медом (чуточка горечи от того, что настоящего лета им ждать еще ох как долго и придется хорошенько за него побороться:ходок:) Но вместе, уверена, они справятся):волк::дрэгон:
 

aurelle

Знаменосец
Джон и Кроворон, меч, Твердыня ночи (судя по всему) - тоже безумно интересная линия, буду надеяться, в одной из следующих глав об их встрече станет известно чуть больше:woot: Тем более у Кроворона на гербе был белый дракон, и белый же дракон хочет подружиться с Джоном)
О, ну тебе же прекрасно известно, как я неравнодушна к параллели Джон||Кроворон. Всё не просто так;) и Визериоша тоже:in love:
Джон и Дени...) Два упрямца, которые никак не хотят сдаваться и отдаться своим чувствам и в то же время не могут отрицать тягу друг к другу)
может быть ты не заметила, но "я люблю" уже зазвучало. Только, да, парочка та ещё. По-прежнему принимаю ставки на то, кто сдастся первым:D
Но он, казалось бы, не обратил на ее слова особого внимания) Или она не вкладывала в них особый смысл
Наивное летнее дитя:D И вложено, и замечено, и непременно припомнится:sneaky: даже не сомневайся.

Спасибо за отзыв и теплые слова поддержки:hug::happy:
 
Последнее редактирование:

brook

Знаменосец
О, ну тебе же прекрасно известно, как я неравнодушна к параллели Джон||Кроворон. Всё не просто так;) и Визериоша тоже:in love:
:thumbsup::thumbsup::thumbsup:

может быть ты не заметила, но "я люблю" уже зазвучало.
Заметила:D Но прямо сказать об этом они еще боятся, боятся дать слабину:doh:

по-прежнему принимаю ставки на то, кто сдастся первым:D
По-прежнему боюсь прогнозировать, но по тому, как сопротивляется чувствам Джон и как тяжело его вытащить из панциря, понятное дело, хочется, что бы это был был он:Speechless::not guilty:

Наивное летнее дитя:D И вложено, и замечено, и непременно припомнится:sneaky: даже не сомневайся.
Ох, зная Джона, предчувствую, Дени отгебет за свою дразнилку по полной :oh:
 

Катиза

Знаменосец
aurelle Леди, спасибо..... не подвели:thumbsup:.... после Долгой дороги теперь буду ждать новых глав Милостей...... пусть ссорятся почаще...... примирение будет слаще:oops:;)
 

aurelle

Знаменосец
Катиза спасибо:):hug: постараюсь быть регулярнее:oops:

Эх, вот к завтраму хотела в Игре что-нибудь накинуть, так заболела... Регулярность откладывается.
 

vasilissa

Межевой рыцарь
Замечательно, неужели финал сериала отбил у вас охоту продолжать, надеюсь что нет...
Продолжения...хотим продолжения
 
Сверху