Стратегическая настольная игра «Монополия» в стиле «Игры престолов» по специальной цене 2349 руб.
  1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейенерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Сердце льда

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Алора, 22 апр 2018.

  1. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Название: Сердце льда
    Фандом: сериал/сага
    Автор: Алора
    Категория: джен
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: fem!Великий Иной, Р"Глор, Серсея Ланнистер, Джон Сноу/Дейенерис Таргариен
    Рейтинг: R
    Жанр: драма, POV
    Предупреждения: Смерть основного персонажа, смерть второстепенного персонажа, насилие
    Краткое содержание: В Вестерос пришла зима, а вместе с ней великая война живых и мёртвых. Люди сражаются с Иными и пытаются найти способ уничтожить таинственного Короля Ночи. Вот только всё может оказаться не таким, как кажется.
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: закончен

    Примечание: предыстория - Огонь и лёд
    Содержание:
    Сердце льда
    Осколки
    Слава королеве
    Душа огня
    Крылья ворона
     
    Последнее редактирование: 11 авг 2018
    brook нравится это.
  2. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Сердце льда
    Вопль дракона мёртвого ничем не был похож на крики его живых собратьев, разве что ужас наводил столь же сильный. Хотя сейчас, пожалуй, стоило порадоваться. Дракон кричал ни то от боли, если всё ещё был способен её испытывать, ни то от досады, если был достаточно разумен для подобных эмоций. Стрела с обсидиановым наконечником пробила крыло дракона, и теперь тот падал с неба, подобно ледяной звезде. Сир Бронн Черноводный, выпустивший стрелу, явился в замок недавно вместе с Джейме Ланнистером, который привёл часть войск Ланнистеров и горькие вести о том, что его сестра не собирается поддерживать живых в войне и, что даже то, что удалось привести эти силы – уже чудо.

    Сир Бронн действительно стал чудом для них сейчас. Дени собиралась сама сражаться с Визерионом, твердила, что этот дракон её ребенок, и только она может его уничтожить. Но Король Ночи не появился вместе со своей армией, напрасно люди на стенах Винтерфелла вглядывались в затянутое тучами небо, ледяной дракон и его жуткий всадник так и не появились. Зато появились мертвецы - десятки, сотни, тысячи они шли к Винтерфеллу сплошной волной, огненный ров вокруг замка, на создание которого ушло так много сил, задержал мертвецов, но ненадолго. Появились великаны – огромные жуткие и мёртвые и просто забросали огненную преграду снегом и валунами, и чёрная лавина ринулась на замок. Людям было не сдержать их, это стало понятно в первые же минуты боя. Джон и сам уже не понимал, что заставляло его думать, будто они смогут удержать Винтерфелл. На что он надеялся? На высокие стены, огненный ров и драконов? А может на валирийскую сталь и оружие из обсидиана? Реальность показала, насколько наивными были его надежды. Огненный ров был засыпан, по стенам мертвецы карабкались с ловкостью кошек, драконы жгли мёртвых тварей десятками, но никак не могли помочь тем, кто сражался на стенах. А оружие… Оно хорошо показало себя, но мертвецов было слишком много. Скольких бы ни убили люди, меньше тварей не становилось. Оно бросались по пятеро или шестеро на одного человека и просто разрывали его на куски. Замок было не удержать. Джон приказал людям готовиться отступать, с помощью заранее оговоренных сигналов Дени дали понять, что нужно расчистить огненную дорогу, и драконы улетели. Улетели, чтобы освободить проход для людей и сдерживать мертвецов. Тогда-то и появился Король Ночи. Джон слышал, что его дракон может летать так быстро, что взгляду трудно уследить, но сейчас Визерион, казалось, никуда не торопился и летел медленно, давая своему жуткому всаднику осмотреть поле битвы. За это он и поплатился. Сир Бронн был одним из последних людей, что оставались на стенах Винтерфелла и именно он зарядил огромный арбалет стрелой с обсидиановым наконечником и выстрелил в дракона…

    Ледяной дракон упал во двор Винтерфелла, взметнув вокруг себя фонтаны снега, снося постройки и ломая деревья. Джону хотелось бы верить, что его всадник не пережил падения, но судя по тому, что мертвецы ещё не рассыпались в прах его надежды вновь оказались ложными. Но всё же это был шанс. Шанс закончить всё прямо сейчас. Если бы ему удалось уничтожить Короля Ночи, то всё кончилось бы.

    - Уходите отсюда. – Джон вытащил Длинный коготь из ножен, одновременно обращаясь к стоявшему неподалёку Джейме Ланнистеру. – Быстрее пока ещё есть возможность! – Мертвецы больше не атаковали стены, они теперь стремились в коридор, который для людей создавала огнём драконов Дейенерис. Мертвецы сгорали, но успевали дотянуться до людей, преодолеть пламя, слишком многих они уже забрали с собой, и коридор продолжал неумолимо сжиматься. Ещё немного и замок превратится в ловушку. Если только Джону не удастся победить Короля Ночи здесь и сейчас.

    Противник уже ждал его внизу. Он выбрался из-за перекорёженного тела дракона и стоял посреди двора Винтерфелла. От одного этого зрелища у Джона сжалось сердце. Он вырос в этом замке, жил здесь, у него было столько прекрасных светлых воспоминаний связанных с этим местом, а теперь это существо приносит сюда смерть и разрушение и стоит во дворе замка с таким видом, будто это он тут хозяин. Как бы силён ни был Король Ночи, он никогда не стал бы настоящим хозяином Винтерфелла, и Джон собирался это доказать.

    Их мечи встретились с хрустальным звоном. С тем звоном, что он слышал каждый раз, как сражался с ходоками. Те, которых он убивал раньше, всегда выглядели поражёнными тем, что меч Джона не рассыпался, но Король Ночи никак не отреагировал. Он уже видел однажды, как Джон сражался с одним из его ходоков, и, несомненно, знал, что Длинный Коготь не обычный меч. Вот только это было не важно, валирийская сталь убивала ходоков, должна была убить и Короля Ночи. Вот только для этого нужно было до него добраться. Противник с лёгкостью отражал все атаки Джона, почти не атакуя сам, лицо его застывшее холодной маской, как и прежде не выражало эмоций, но вот в глубине льдисто-голубых глаз Джону чудилась насмешка. И от этого только сильнее хотелось уничтожить это существо, показать ему, что его насмешка и над самим Джоном и над живыми выльется лишь в его поражение.

    Чужой клинок неожиданно совершил очень быстрое обманное движение, и Джон, едва успев отбить удар, шагнул назад. Тени вокруг мгновенно сгустились, он и не заметил, как во время боя они дошли до ворот Винтерфелла, и теперь оказался под их широкой, закрывающей даже слабый свет аркой. Джону пришлось поспешно отойти назад, чтобы не давать преимущество противнику, который, наверняка, намного лучше видел в темноте. Джон и так уже чувствовал, как наливается тяжестью с каждым ударом меч, как всё труднее становиться успевать за чужими движениями. Схватка вымотала его и его враг, вне всякого сомнения, знал об этом, Джон понимал, что если он не закончит бой в ближайшие несколько минут, то погибнет и пополнит армию Короля Ночи. Эти мысли заставили его решиться, резкий шаг вперёд, отбить чужой меч в сторону и сразу удар. Король Ночи не мог успеть обить атаку, единственное, что он успевал так это ударить в ответ, но это было уже не важно, Джон готов был умереть, заплатив своей жизнью цену за победу живых.

    Что же произошло дальше, он не понял. Король Ночи каким-то образом смог увернуться от прямого удара, и Длинный Коготь лишь скользнул по его чёрным доспехам, а потом ледяная рука перехватила меч. Сколько они смотрели друг на друга, Джон не знал, возможно, прошла вечность, а возможно лишь пара мгновений, всё было не важно. Он видел лишь свой меч, лезвие которого его враг сжимал в ладони, холодные глаза цвета льда, казалось ставшие ещё ярче и лицо своего врага, которое странно исказилось, будто чьи-то ещё черты наложились на внешность Короля Ночи. А потом враг сжал ладонь, и лезвие Длинного Когтя пошло трещинами и раскололось, будто и не было сковано из валирийской стали. Прикрывая лицо от осколков, Джон шагнул назад, запнулся обо что-то, возможно о труп, и упал на землю.

    Всё было кончено. Король Ночи стоял над ним и та самая насмешка, что Джон видел в его глазах во время схватки, теперь точно не была иллюзией. Сердце сжал холод. Он не боялся смерти, но не хотел умирать вот так. Поверженным, проигравшим всё, что возможно было, перед лицом врага, которого он не смог одолеть, и который теперь мог забрать жизни его родных. Он не хотел, чтобы последним, что он видел в жизни, стала бы насмешка в глазах ледяного монстра встречи, с которым ему дважды удалось пережить. Он не хотел после смерти превратиться в бездушную мертвую тварь, способную лишь подчиняться приказам ходоков и убивать живых.

    Медленно, будто само время застыло льдом, Король Ночи поднял меч, занося его над поверженным противником. Джон решил не отводить глаза, это было последним, что он мог сделать, по крайней мере, перед лицом смерти сохранить достоинство, не дать повода монстру насмешничать над ним. Меч упал вниз, время дрогнуло и, разбив ледяную броню, вновь потекло с прежней скоростью. Король Ночи опустил оружие, но Джон всё ещё был жив, чтобы это не значило. Где-то за спиной захлопали крылья, земля содрогнулась от удара. Дени. Она пришла за ним.

    Ещё секунду назад Джону казалось, что он даже пошевелиться не сможет, но теперь силы неожиданно нашлись. Он дёрнулся в сторону, чтобы избежать следующего удара, вскочил на ноги и кинулся к Дрогону, приземлившемуся всего в нескольких шагах от него. И от Короля Ночи тоже. Дени не должна была, Король Ночи уже убил Визериона, и ничто не мешало ему сейчас убить Дрогона и Дени вместе с ним. Он бы остановился, чтобы отвлечь врага от них, если бы мог, но у него не было оружия и шансов. Оставалось только надеяться, что Дрогон успеет взлететь.

    Дени, помогая ему, почти втащила его на спину своего дракона, и тот сразу же ринулся вверх, вынудив Джона отчаянно цепляться за его шипы, чтобы не упасть. Они успели взлететь, но ещё оставался риск, что Король Ночи бросит одно из своих ледяных копий. Но когда Джон повернул голову, чтобы выяснить это, враг по-прежнему стоял на том самом месте, смотрел им вслед и даже не пытался предпринять хоть что-то, чтобы не дать им сбежать.

    - Джон. – Голос Дени звучал глухо. – Твоя нога.

    Только после её слов он почувствовал ноющую боль в бедре, а опустив глаза, увидел, что его доспехи оказались разрублены и покрылись тоненькой и сейчас стремительно тающей корочкой льда, и по ним стекает его собственная кровь.

    - Это его меч. – Голос, когда он попытался заговорить дрожал. – Он мог убить меня, но только ранил. Почему?

    - Может он просто промахнулся? – В голосе Дени не было уверенности, она понимала, что в такой ситуации не смог бы промахнуться даже тот, кто впервые взял в руки меч, а Король Ночи владел им виртуозно.

    - Нет. Он не убил меня, а потом дал нам улететь. – Джон вновь оглянулся, но их враг так и не двинулся с места, хотя теперь рядом с ним виднелась ещё одна крохотная фигурка. – Он отпустил меня, но зачем?

    ***​

    Мертвецы больше не двигались. Замерли, когда ослабла управляющая ими рука. Медленно-медленно одна из них подняла голову. До того мутные будто припорошенные инеем глаза налились льдистой голубизной, почти бесцветные ломкие волосы побелели и будто ожили, место потрёпанной линялой рубахи и рваной юбки заняли ледяные переливающиеся всеми оттенками голубого доспехи, на плечи невесомым покрывалом лёг плащ из инея. Тонкие белые губы той, что ещё недавно казалась лишь одной из мертвецов, исказила усмешка. Она одержала победу. Очередную, но на этот раз серьёзную. Она получила замок и победила армию, и пусть многие люди успели сбежать, пока она, сражаясь с мальчишкой, утратила контроль над своей армией, но оно того стоило, о да, стоило. Она посмотрела вслед улетающим драконам, и в её руке само собой возникло ледяное копьё на подобии того, которым она уже убила одного из этих существ. Можно было бросить его, попробовать достать ещё одного дракона, но какой был в этом смысл? Зелёный, тот что был без всадника улетел слишком далеко, она не достала бы его, а чёрный нёс на своей спине мальчишку, а она не для того позволила ему уйти, чтобы теперь убить. Копьё растворилось, давай драконам ещё время, замок сейчас интересовал её куда больше. Эти строения возникли уже после Рассветной битвы, кажется, так её назвали люди, и она хоть и видела парочку, но ещё не была не в одном лично. Кроме того этот был гораздо больше, просто огромным.

    Возле ворот замерла фигура, так похожая на человеческую. Её второе тело. Даже ненавистные Поющие смогли хорошо послужить ей. Они подарили ей это. Чем это было, она точно не знала. Знала лишь, что когда-то он был человеком, потом Поющие превратили его в своё оружие, надеясь, что он поможет сражаться с людьми, а после заключения пакта о нём забыли. А через много лет это нашла она, тело с полностью стёртой личностью будто созданное для того чтобы вместить её, душу льда.

    Она осмотрела то, что осталось от существа. Рука, которой он держал странный, пахнущий огнём меч растрескалась, только тронь и рассыплется осколками, доспехи, в том месте, где клинок коснулся их, лопнули, обнажая столь же удручающе выглядящее, покрытое трещинами тело. Пока её дух был в этом теле, он сдерживал разрушительный огонь, но вот сейчас она не рискнула бы вновь взять это тело себе. Слишком велик был риск, что оно просто рассыплется. Впрочем, оно своё дело выполнило. Она искала того, кого отметил Р‘Глор, и она нашла его. Теперь она знает человека, который будет сражаться с ней, а вот он даже не представляет, с кем ему предстоит встретиться. И это было хорошей новостью. Мальчишка был очень хорош с мечом, хотя и безрассуден. Он смог достать её даже без помощи огненного бога, вместе они могли стать очень опасным противником, но он не знал, кто его настоящий враг.

    Она вновь усмехнулась. Р‘Глор, конечно, почуял бы её в любом теле, но его здесь не было. Был лишь его отчётливый запах, не просто огненный, а именно его, шедший от мальчишки. Не могла же она убить избранника. Не пока огненный бог где-то далеко. Нет она должна была дождаться, пока его дух займёт тело избранника, а уж потом… Теперь оставалось только дождаться. Она могла просто отпустить мальчишку, но ранила его, чтобы он быстрее понял, что ему не справиться с ней самому, чтобы послушал жриц Р‘Глора и призвал его себе на помощь. Интересно, кого он принесёт в жертву. Наверное, ту девушку, что сидела на драконе. Она его любит, а избранники Р‘Глора предпочитают приносить в жертву тех, кто их любит, совсем как их божество.

    Она безразлично дёрнула плечами, какое ей дело до несчастной девушки, и повернулась к созданию Поющих. Пусть и не по своей воле, но оно хорошо послужило ей, а она не забывала о таком. Одним коротким движением возникшего в ладони ледяного клинка она разрезала его подобие доспехов, жаль создавать ледяные не получалось ни для кого, кроме себя настоящей, вытащила из его груди осколок обсидиана, когда-то вставленный туда поющими, и сжала руку, ломая огненный камень. Что-то будто вырвалось из её руки, а с до того мертвого лица на неё несколько мгновений с благодарностью смотрели живые человеческие глаза, а потом он развеялся тонким белёсым дымом, будто его и не было никогда.

    Ей оставалось только потрясти головой в недоумении. Кажется, вся личность человека была заточена в камне, а она и не знала, если бы знала, то отпустила бы сразу. Но какое это теперь имело значение? Она подняла голову. На одной из башен замка на ветру хлопало белое полотнище с серым лютоволком. Будто с тем самым, с которого всё это началось. Возможно, хозяева знали. Хотя, если бы знали, то знали бы и про неё и про то, что без помощи огненного бога её не победить. Нет, это было лишь совпадение. Лютоволки сильные звери, точнее были до того, как она практически уничтожила их, хозяева, наверняка, хотели показать силу своего дома. Она развернулась к воротам, в мыслях вновь восстанавливая контроль над своей армией, приказывая ей двигаться туда, куда ушли люди, а сама шагнула вперёд. Не всё человеческое, что в ней было умерло. Любопытство успешно пережило все эти тысячелетия, и теперь ей очень хотелось посмотреть на настоящий замок своими глазами и убрать с башни это раздражающее знамя.
     
    Катиза, Лилия, brook и ещё 1-му нравится это.
  3. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Осколки
    Она замерла перед дверью на несколько секунд, не решаясь толкнуть её, она так устала, ей нужно было отдохнуть, может, стоило послушать Тириона и пойти в другие покои, благо, их в покинутой крепости было достаточно.

    Неделя потребовалась измученной и потрёпанной армии людей на то, чтобы добраться от потерянного Винтерфелла до Рва Кайлин. Целая долгая неделя, в которую Дени не спала более трёх-четырёх часов в сутки. Она не могла спать, когда была так нужна людям, только она могла выяснять местонахождение мертвецов и огнём Дрогона уничтожать тех, что подходили слишком близко к людям. А ещё ей нужно было быть королевой, говорить с командирами, следить чтобы крохи спасённого продовольствия распределялись честно, благодарить за храбрость, присутствовать при сожжении павших, костры зажигали каждую ночь их долгого пути, следить чтобы люди не мерзли, успокаивать, ободрять, мирить и самое главное собственным примером доказывать, что можно и нужно продолжать бороться и ни в коем случае не сдаваться. И всё это – одна. Будто она вновь оказалась в Миэрине, только сейчас, когда она позволила себе почувствовать, что может разделить тяжесть своей ноши с другим, было ещё тяжелее. Нет, в делах ей помогали. Тирион, сир Джейме, сир Давос, леди Арья и леди Санса делали всё, что было в их силах, чтобы хоть немного облегчить груз, что лёг на плечи королевы, и она была им благодарна. Вот только нужно ей было совсем другое. Ей хотелось разделить с кем-то не только груз обязанностей, но и свои страхи и свою боль. Ей хотелось рассказать, что она всё ещё не может поверить в гибель сира Джораха, её верного медведя, сражавшегося до последнего и погибшего в попытке спасти свою племянницу. Хотелось рассказать о том, как кричали люди, которых мертвецы хватали, прыгая сквозь огонь, как до последнего рубилась с тремя Иными леди Бриенна, как Серый Червь верный и храбрый командир её безупречных пал, отражая атаки мертвецов. Но среди советников никто так и не успел стать достаточно близок для этого. И сейчас она пришла к единственному человеку, который стал.

    Джон выжил в битве за Винтерфелл не иначе как чудом, возможно, это боги услышали её молитву, но страшное существо, которое называли Королём Ночи, и которое отобрало у неё Визериона, не забрало самого близкого человека. Его меч прошёл мимо, и Джон был лишь ранен, когда должен был погибнуть. Они улетели на Дрогоне от Винтерфелла, только вот с каждым днём Дени всё больше и больше казалось, что она всё же потеряла Джона в том сражении. Его рана была не опасна, и мейстер сказал, что он вскоре поправится, но те раны, что были не видны глазу, оказались намного опаснее. Она не знала, что именно случилось, но знала, что Джон потерял то желание сражаться, что она видела в нём с самой первой их встречи. Ей рассказывали об этом Санса и Тирион, и даже боевая и, кажется, не способная на грусть и сожаления Арья обмолвилась парой фраз. Сама Дени так и не зашла к любимому за эти дни. На этом настоял Тирион, он сказал, что людям нужна королева, способная вести их за собой, бороться и вдохновлять своим примером. Она не имела право на слабость, не могла предаться сожалениям и позволить боли взять над собой верх. И она согласилась. Она помнила, каким потерянным выглядел Джон, когда она помогала ему спуститься с дракона после той битвы, и в глубине души боялась. Боялась, что её Джон, тот которого она полюбила к ней уже не вернётся, что пережить эту потерю и остаться сильной она уже не сможет. Она нужна была людям и не могла сломаться, и она, как бы ей ни было больно, оставалась одна.

    Но теперь они добрались до Рва Кайлин, мертвецы отстали, и у людей было, как минимум, два дня на отдых, и она пришла сюда. Пришла для того, чтобы попробовать побороться за дорогого ей человека. Она знала, что остальные опустили руки, но она не могла сдаться не попробовав. Не ради себя, она бы вынесла всю тяжесть этой войны, если бы потребовалось, боролась бы с Иными и победила бы, или погибла бы, пытаясь спасти свою страну и своих людей. Нет, не ради себя, ради него, ради того смелого и дерзкого лорда, что посмел не преклонить колени перед королевой, ради советника, который умел сказать верные слова и направить её ярость по нужному пути, ради до безрассудства смелого, пошедшего за стену, чтобы получить шанс на мир с Серсеей Ланнистер, ради понимающего, способного понять всю её боль от утраты ребёнка, ради честного, не предавшего присягу ей даже ради спасения мира и ради любимого, самого любимого, дорогого и нужного. Однажды по её вине уже погиб тот, кого она любила, она не могла допустить, чтобы подобное повторилось.

    Дени вдохнула, будто собираясь броситься в воду, толкнула дверь и вошла. Джон сидел в старом кресле возле одного из маленьких окон, едва пропускающих свет. Очаг не был разожжён и в комнате было холодно и царила полутьма, неприятная отчётлива напоминавшая о сумерках, что приходили вместе с Иными.

    - Дени. – Когда она вошла, он поднял голову и улыбнулся, ей даже на мгновение показалось, что Тирион и Санса что-то напутали, но потом она заметила и сама. В глазах Джона не было жизни, не было ярких огненных эмоций, что так нравились ей, от них остались лишь едва тлеющие угольки.

    - Здравствуй. – Она попыталась улыбнуться в ответ и развернулась к очагу. В этой полутьме было плохо и её самой, как она могла убедить его в чём-то. – Как твоя нога?

    - Мейстер сказал, что рана не опасна. Через пару лун будет уже и неясно, что ранение было. – Огонь не хотел высекаться, Дени была не слишком опытна в обращении с огнивом, для неё огонь всегда разводил кто-то другой. Как же это было глупо, огненная королева, не способная даже разжечь очаг. – Давай огниво.

    Она в изумлении повернулась. Джон подошёл так тихо, что она и не заметила. Не совсем понимая, что он хочет она вложила огниво ему в руку и подвинулась, уступая место у очага.

    - Ты никогда раньше не разводила огня? – Для него это проблем не составило, и совсем скоро первые язычки огня стали робко облизывать поленья.

    - Не приходилось. – Дени поджала ноги и повернулась к Джону. Он выглядел столь же потерянным, как и тогда после боя. Что же с ним случилось? – Джон, что с тобой произошло?

    - Произошло? – Он не мог не понять её вопроса, но всё же сделал вид, что не понял.

    - Ты собирал армию для того чтобы бороться с мертвецами, созывал весь Вестерос на войну, готов был примириться с Серсеей Ланнистер ради этого. А теперь, когда армия здесь, и ты ей так нужен, ты устраняешься от командования. Что случилось?

    - Какой смысл? – Он отвёл глаза, и Дени не смогла понять, о чём он говорит. Неужели, решил, что с Королём Ночи бессмысленно сражаться, что не стоит даже пытаться одолеть смерть. – Я проиграл свой бой и выжил лишь потому, что врагу вздумалось пощадить меня и потому, что ты, рискуя жизнью, спасла меня. Какой смысл от меня в этой войне?

    Так вот оно что. Теперь понятно. Дени так же чувствовала себя в Миэрине накануне свадьбы с Хиздаром, в яме Дазнака. Она проиграла, отдала то, что так хотела защитить и уже почти сдалась, но потом прилетел Дрогон и напомнил ей кто она такая. К Джону дракон не прилетит, но это было и не нужно, у Джона была она. – Джон, послушай. Я не знаю, что произошло, и почему Король Ночи отпустил нас, но я видела, как ты сражался. И видела, как этот монстр расколол валирийский клинок. Никто не смог бы одолеть его Джон, но ты сделал всё что мог. Его армия перестала преследовать людей, пока вы сражались, ты спас десятки, а возможно и сотни жизней.

    - Ты сама говоришь, что никто бы не смог его победить. – Он только опустил глаза и покачал головой. – Как с ним тогда сражаться? Как победить того, кого невозможно убить?

    - Я не знаю. Но Бран найдёт ответ, я верю в него, Джон. Он тратит почти все силы на то, чтобы понять, как одолеть Короля Ночи. Он не нашёл ответа пока, но обязательно найдёт, а наша задача спасти как можно больше людей и дать Брану время.

    - Вряд ли я смогу помочь. – Тихо и по-прежнему потерянно, что же ей делать? – Видно, я настолько бесполезен, что даже наш самый страшный враг меня отпустил.

    - Он отпустил нас обоих Джон. – Почти в отчаянии произнесла Дени, чувствуя, что ничего не получается. – И из-за меня и Дрогона так и не смог добраться до нашего войска, и, наверное, уже жалеет о том, что позволил мне уйти. – Понимание того, что нужно сказать пришло само собой. – Джон, он отпустил тебя, да. Так сделай так, чтобы он пожалел об этом. Чтобы это решение стало самой страшной ошибкой за всё время его существования.

    Когда она начинала говорить, Джон ещё смотрел в пол, но на последних словах их глаза встретились, и в его вновь был, казалось, затухший огонь. – Чтобы пожалел. – Медленно, будто раздумывая, повторил он. – Да, ты права. Не важно, почему он это сделал, важно, как я этим воспользуюсь. Спасибо тебе, Дени. Прости меня.

    - За что? – Она была так рада, что он вернулся. Настоящий он, такой, каким она его увидела впервые, такой, каким она его полюбила.

    - За то, что бросил тебя. Не помогал. Повёл себя как трус.

    - Ты не трус. – Она подвинулась к нему и положила ладонь на его плечо. – Моменты отчаяния бывают у всех. Лучшее извинение будет, если ты вернёшься к людям. Ты нужен им сейчас, и мне тоже нужен.

    - Разумеется, моя королева. – Он улыбнулся, и эта улыбка была настоящей. – Но возможно люди подождут всего одну ночь?

    Как же ей хотелось услышать эти слова, снова остаться с ним, позволить всем страхам, тревогам и горестям исчезнуть ненадолго. Желая растянуть это восхитительное мгновение, она вновь посмотрела в его знакомые близкие и такие любимые глаза. – Да, и люди, и Иные, и весь остальной мир подождёт одну ночь.
     
    aurelle, Катиза, Лилия и 3 другим нравится это.
  4. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Слава королеве
    Да, ты будешь королевой,
    пока не придёт другая — моложе и красивее тебя,
    чтобы низвергнуть тебя
    и забрать всё, что тебе дорого

    Тронный зал Красного Замка был освещён слабо, ни один луч света не попадал в него сквозь окна, и лишь развешенные по стенам факелы не давали залу погрузиться в темноту. Серсея стояла у подножия Железного Трона в окружении множества людей. Она не узнавала их, но точно знала, что они имеют право находиться здесь и даже более того, они ждут того же, чего ждёт она. Людей было так много, что увидеть их всех не было никакой возможности, казалось, что их было больше, чем способен был вместить тронный зал, но они все были здесь. И, несмотря на то, что их было так много, Серсея всё же стояла совсем рядом с троном, ей оказали достойное её уважение. Ближе чем она, к трону был только один человек, мужчина в чёрном, чьего лица она никак не могла разглядеть.

    Факелы на стенах вспыхнули ярче, заливая весь зал своим белым светом, и Серсея поняла, что они дождались. По проходу, между двумя бесконечными шеренгами людей, шла девушка в платье из снежно-белого шёлка, с рассыпанными по плечам и искрящимися, будто иней под лучами солнца, белыми волосами, льдисто-голубые глаза двумя звёздами посверкивали на лице. Медленно и грациозно девушка подошла к трону, поднялась по ступеням, развернулась и окинула зал взглядом голубых глаз. А потом в её руках возник тонкий ледяной ободок короны, который она бережно водрузила на свои белоснежные кудри.

    - Слава королеве. - Прошелестело по залу, и люди стали опускаться на колени перед владычицей. Опустилась на колени и Серсея, преклониться перед королевой было правильным и необходимым поступком.

    Лишь один человек не встал на колени. Мужчина, что стоял ближе всех к трону, лишь низко поклонился королеве, и Серсея, наконец, смогла разглядеть его лицо и узнать его. Джона Сноу мальчишку с Севера, который непонятным образом добился такого расположения у королевы.

    - Слава королеве. - Вновь зашептал зал, когда королева опустилась на Железный Трон, и Серсея вторила этому голосу...

    Только для того, чтобы проснуться в тронном зале, абсолютно пустом и освещённом светом немногочисленных и самых обычных золотисто-рыжих факелов. Она, кажется, уснула, сидя на Железном Троне, и ей приснился глупый сон. В этом королевстве была только одна королева - она, и никаким девицам с белыми кудрями и в красивых платьицах не забрать у неё её трон.

    Серсея обняла пальцами мечи из которых был сплавлен её трон. Может этот сон намекал на девчонку Таргариенов? Нужно было позвать Квиберна, велеть ему узнать про белый огонь, могут ли драконы выдыхать такой? Она даже открыла рот, но вспомнила, что звать ей некого. Квиберн бросил её, предатель, как бросили до этого Эурон Грейджой и Джейме. Предатели. Джейме ещё возвращался, бормотал что-то про войну, что нужно оставить столицу и спасаться. Серсея только рассмеялась ему в лицо. Он думал, что она не понимает, чего он хочет, что стоит ей только отойти от трона, как его тут же займёт девка с драконами. Джейме ещё что-то твердил про безумие и смерть, но Серсея точно знала, что лучше она умрёт королевой, чем склонится перед узурпаторами. И он снова ушёл, предавший один раз предаст и вновь, но увёл с собой и её людей. Теперь у неё только сир Григор, сторожащий её подобно молчаливой тени, но она всё ещё королева, и она никому не отдаст свой трон.

    За дверьми зала раздался тихий звон, будто льдинки падал на каменный пол и разбивались. Мерный звук, спокойный, завораживающий, его не должно было быть в покинутом замке. Звон затих, а затем с тихим скрипом отворились двери тронного зала и на его пороге остановился человек. Огненные блики отражались от его светлой, будто изо льда сделанной брони, окрашивая её в разные цвета. Несколько секунд в зале стояла завораживающая своей полнотой тишина, а потом человек двинулся с места и по залу вновь разнёсся ледяной звон.

    - Стой. - Сир Григор стал перед Серсеей, но спокойнее ей почему-то не стало. - Кто ты такой.

    Идущий не ответил ей, пока не прошёл весь зал и не остановился прямо перед сиром Григором, дав себя разглядеть. Только теперь Серсея поняла, что её гость, кажется, девушка. Очень красивая девушка, с белыми волосами и необычными льдисто-голубыми глазами.

    - Мёртвый, но служит живым. Это интересно, никогда такого не видела. - Когда гостья заговорила, её голос звучал как перезвон маленьких льдинок и дуновение холодного зимнего ветра. - Ты сделала его таким?

    - Нет. Это Квиберн, мой слуга. - Серсея не сразу поняла, что будто отчитывается перед гостьей, но когда поняла, её охватил гнев. Она королева Вестероса и она не позволит какой-то девчонке говорить с ней как с равной. - Кто ты такая и что здесь делаешь?

    - Квиберн, как интересно. - Казалось, девчонке не было дела до вопросов Серсеи. - И где же этот умелец?

    - Сбежал, как и все они. - Серсея уже была в ярости. - И я в последний раз спрашиваю тебя, кто ты такая и почему не сбежала с остальными?

    Она подняла свои голубые глаза и посмотрела на Серсею будто с насмешкой. - Да, в последний. Я Великая Иная и это от меня сбежали люди.

    Жутким холодом повеяло от этих слов, но Серсея отказалась им верить. Она помнила, что ей говорили в Логове на переговорах, и там не было ни слова о девушке, только о неком Короле Ночи. - А я была уверена, что они разбегаются от некого Короля Ночи.

    - Король Ночи уже восемь тысячелетий как мёртв. - Она сделала ещё шаг, но сир Григор заступил ей дорогу, не пуская к Серсее. - Есть только я, и разве имеет значение, как меня зовут люди? - Она протянула тонкую руку и положила её на грудь сира Григора. Сергея уже подумала, что сейчас её верный рыцарь уничтожит ту, что звала себя Иной, но он ничего не сделал. Стоял ещё несколько мгновений, а потом вдруг шагнул в сторону и глаза его в прорезях шлема теперь светились голубым светом.

    - Ты, ты что делаешь? - Серсея вжалась в свой трон, стараясь оказаться подальше от девушки, уже неторопливо поднимающейся по ступеням. - Отойди от меня, я королева, никто не имеет права ко мне прикасаться.

    Тишину зала неожиданно разорвал страшный грохот, всё вокруг осветилось зелёным свечением, которое, коснувшись стоящей перед Серсеей девушки, вдруг сделало её похожей на королеву из недавнего сна.

    - Ловушка захлопнулась. - Тихо и непонятно произнесла она.

    - Какая ловушка? Что тебе от меня надо? - Серсее вдруг захотелось оказаться где угодно, но только не здесь, можно даже без трона и короны, но только подальше отсюда.

    - Ничего. Ты слишком много говоришь. - Девушка сделала шаг вперёд, а затем тонкие, холодные, будто лёд, пальцы, коснулись горла Серсеи.

    ***​

    Зелёный свет скользил языками по стенам зала, делая странную постройку людей ещё более уродливой и нелепой. Лишь некое подобие трона, состоящего из множества мечей, эти отсветы не искажали. Напротив, трон, отчётливо пахнущий драконьим огнём, только в этом свете обрёл величие, которого был лишён при обычном огне. Хотя возможно дело было в том, что он избавился от сидящей на нём человеческой женщины.

    Инайя перевела взгляд на тело, распростёршееся у неё под ногами. Она до последнего цеплялась за мечи, из которых состоял трон, а ещё кричала что-то про королевскую власть, боялась, но вместо того, чтобы убегать лишь крепче вжималась в железо. Тонкая ладонь коснулась трона. Обычный, совсем обычный, пусть даже он и пах драконьим огнём. Инайя не понимала, почему эта вещь была для женщины дороже собственной жизни. Из любопытства она наклонилась и подняла тонкий серебряный ободок, скатившийся с головы женщины, покрутила в руках. И здесь ничего, лишь множество тонких нитей серебра, переплетённых между собой. Может, стоило попробовать совместить две эти вещи? Иная повела плечами, и опустила ободок на голову, а потом осторожно устроилась на сделанном из мечей троне. Но ничего так и не произошло. Да и чего она ждала, если соединить две обыкновенные железки – магическими они не станут. Даже сидеть на троне было неудобно, и Инайя встала. Ей было восемь тысяч лет, восемнадцать из которых она и сама была человеком, но поступки людей всё же оставались для неё загадкой.

    Серебряный ободок она вернула на голову прежней владелицы, одновременно вытянув бывшую королеву пустоты обратно в мир живых. Люди оставили её, но замок, где она сидела, зелёное пламя всё же не тронуло, а значит, она была им дорога. Возможно, наглядная демонстрация смерти близкого, наконец, заставит избранного остановиться и перестать убегать от неё. Она и так слишком долго позволяла ему и его армии бегать, почти не трогая их, хотя могла бы уничтожить одним ударом. Она ждала, что он сам поймёт необходимость сделки с Р’Глором, но он не хотел понимать. Вот и сейчас вместо сражения она получила лишь очередную ловушку.

    Город за окном горел ярко, где-то ещё оставался и изумрудный огонь, но почти везде он уже уступил место обыкновенному – рыжему. Поджечь огромный город ради того, чтобы уничтожить её мертвецов – смелый и разумный ход, но благородство подвело того, кто его планировал. Ещё на подходе к городу Инайя почувствовала, что в нём остался лишь один живой человек, и заподозрила неладное. Когда чуть позже она ощутила огромное количество людей где-то с другой стороны города, то всё стало понятным. Она могла пройти вокруг города, но не сделала этого, а лишь оставила армию у ворот и вошла в город одна, предварительно убедившись, что назойливый смотрящий сквозь зелень больше не сможет подглядывать через ворон. Она была неуязвима для любых обычных ловушек, а если бы в городе её ждал избранный… что ж так было бы даже лучше, она давно ждала этой встречи.

    Но ловушка оказалась рассчитана лишь на её мертвецов. Будь они в городе в момент взрыва и у людей всё бы получилось, она бы осталась без армии, лишь с обращёнными детьми, которых люди слишком быстро научились убивать. Но ловушка оказалась бесполезной. Ей и её обращённым не составит труда провести мертвецов через горящий город. Пускай избранный посмотрит на то, как рушатся его надежды и решится, наконец. Одного бога может победить лишь другой бог. Пусть избранный думает, что без сделки его люди и его мир обречены. Инайе не было дела до людей, и она не желала гибели миру, но в этот раз избранный соображал намного медленнее, чем в прошлый. Тогда он быстро понял, что требуется жертва, а этот всё никак не мог сообразить. Что же, значит, нужно было подтолкнуть его к верному решению. Она ждала восемь тысяч лет и могла подождать ещё немного, но близость цели возвращала ей ещё одно человеческое качество – нетерпение, в прошлый раз оно едва не стоило ей победы, но в этот раз она всё рассчитала и даже если Р’Глору удастся вновь одолеть её в поединке живым он не уйдёт.

    Тонких снежно-белых губ Инайи коснулось странное подобие улыбки. Легко она сошла по ступеням, ведшим к опустевшему трону, и двинулась к выходу из зала, уводя за собой двух новых слуг. Пора было проводить армию через город. Конец начатой восемь тысячелетий назад истории был близок, и она желала сделать его ещё ближе.
     
    aurelle, Катиза, Malahite и 2 другим нравится это.
  5. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Душа Огня
    Над Королевской Гаванью поднимались тяжёлые клубы чёрного дыма. Столица горела и, каким бы неприятной она ни была, Джону было горько смотреть на город, переживший столько всего, а теперь уничтоженный теми, кто должен был его защищать. Оставалось только надеяться, что всё это было не напрасно, что всё удастся и Король Ночи лишится большей части своих мертвецов. Сражения с огромной армией измученные и уже многих потерявшие живые не выдержали бы. Кроме того, Брану так и не удалось выяснить, как победить Короля Ночи, всё, о чём смог рассказать брат, это кусок обсидиана, при помощи которого человека сделали первым иным. Бран предположил, что если вытащить обсидиан из сердца Короля Ночи, то тот вновь станет человеком. Пока решили придерживаться этого варианта, но Бран обещал искать ещё.

    - Джон, Джон. - Бран будто специально подгадал своё появление. - Джон, я... - Его коляску толка Сэм, и глаза у обоих были расширенны, будто они увидели что-то ужасное, Джон и не помнил, когда Бран в последний раз проявлял столь сильные эмоции, наверное, ещё до рокового падения. - Джон, я нашёл...

    - Бран, успокойся. - Дени, его Дени. Она всё время была теперь рядом с ним. Помогала, советовала, теперь вот пыталась успокоить Брана. Джон не знал, что бы с ним было, если бы не она. После поражения под Винтерфеллом ему казалось, что весь мир рухнул, всё потеряло смысл, не хотелось ничего, всякая борьба утратила смысл. Тогда именно Дени смогла вернуть его к жизни, уговорить, объяснить. Он был обязан ей, и вся армия людей была обязана ей. Если бы ни она и Дрогон сейчас некому было бы сражаться. - Что случилось? Что ты нашёл?

    - Того, кто ведёт армию Иных.

    - Короля Ночи? - Бран с самой битвы за Винтерфелл не мог обнаружить их главного врага. Мёртвый дракон остался в Винтерфелле, заметить Короля Ночи среди его Иных с большого расстояния не удавалось, а близко они воронов к себе не подпускали. Несчастные птицы буквально замерзали на лету, а Бран после каждой такой потери оправлялся по несколько дней.

    - Нет. Джон, мы ошиблись. - Речь его по-прежнему была отрывистое и сбивчивой, но теперь хотя бы было возможно разобрать, что именно Бран хочет сказать. - Нет никакого Короля Ночи. Это была всего лишь пешка, фигурка, которую убрали сразу после Винтерфелла. Иных ведёт... - Брат неожиданно прервался и перевел взгляд куда-то за спину Джона. Оставалось только повернуться, чтобы увидеть, как из ворот Королевской Гавани не торопясь выходит человеческая фигурка, доспехи которой холодно поблескивали даже в мутном свете пришедшего с Иными снегопада. - Она.

    Голос Брана дёрнулся и сорвался, но вниманием Джона уже полностью завладел вышедший из ворот. Неторопливо, будто осознавая своё превосходство, он остановился, посмотрел на армию людей, и, несмотря на расстояние, Джону показалось, что этот взгляд предназначался именно ему, а затем поднял руки в том самом жесте, которым Король Ночи поднимал мертвецов в Суровом Доме. А потом ворота, до того едва приоткрытые распахнулись и из них толпой повалили мертвецы.

    - Не может быть - Выдохнула за его спиной Дени. - Не может быть.

    - Сир Давос, выводите людей, пусть Грейджой спускают лодки и грузят на корабли всех, кого смогут. Мы задержим мертвецов. - Джону казалось, что мир второй раз рушился вокруг него, но он не мог вновь позволить себе слабость. Он не мог сдаться, он должен был сражаться хотя бы для того, чтобы мирные жители Королевской Гавани могли добраться до бросивших якоря недалеко от берега кораблей раньше принадлежавших Эурону, а теперь Теону Грейджою. - Бран, кто такая эта она? Как с ней сражаться ты знаешь?

    - Да, знаю. - Сир Давос подчинился беспрекословно, а Бран кивнул сухо и болезненно. - Она Великая Иная, божество льда и холода, и она неуязвима для нашего оружия. Есть лишь одна вещь, способная убить её - огненный меч Р'Глора.

    - И как получить этот меч? – Голос повиновался с трудом, в памяти сразу возникли слова двух жриц огненного бога – Мелиссандры и Кинвары.

    - Надо призвать Р‘Глора. Нужна жертва. – Бран отвёл глаза, но Джону и не нужно было продолжение, всё было ясно. Он вновь перевёл взгляд на врагов. Та, кого Бран назвал Великой Иной медленно шла к армии людей, а вот вся её армия замерла у ворот, вся кроме одного мертвеца, который значительно быстрее своей хозяйки приближался к людям. Уже можно было разглядеть короткие золотистые волосы, увенчанные серебряным ободком короны, длинное чёрное платье и мертвые голубые глаза той, что когда-то была Серсеей Ланнистер. По привычке Джон положил ладонь на рукоять меча, но вытащить клинок, заменивший погибший под Винтерфеллом Длинный Коготь, ему не дали.

    - Нет, я должен это сделать. – На лицо Джейме Ланнистера, когда он, сказав это, шагнул из-за спины Джона, было больно смотреть. – Это моя вина. Если бы я убедил её уйти этого бы не случилось.

    Джон только склонил голову и вновь отвернулся. Ему не было дело до Серсеи Ланнистер, предавшая их и обезумевшая женщина заслужила свою участь, но смотреть почему-то совсем не хотелось.

    - Джон. Мне кажется, она хочет драться с тобой один на один. – Голос Брана всё такой же ломкий и болезненный.

    - Ваша милость. – А вот этот голос, тихий и вкрадчивый заставляет его вздрогнуть. – Вы должны принести дар Владыке и принять вызов Врага.

    - Леди Мелиссандра. – Твёрдая уверенность, отразившаяся в алых глазах, вызывает почти ненависть. – Я уже говорил, что с вами будет, если вы вновь выскажете это предложение.

    - Можете делать всё, что пожелаете, Ваша милость, но это единственный шанс на победу. – Она набралась уверенности после того, как побывала в Волантисе. – Владыка не явится, пока не принесена жертва. Посмотрите на всех этих людей, без вас они все погибнут, но одна жизнь, отданная Владыке, может спасти миллионы.

    - Джон, о чём она говорит? – Голос Дени, его Дени. Она стоит рядом, внимательно смотрит своими большими фиолетовыми глазами, способными, кажется проникнуть в самую душу. Самая красивая, самая любимая, самая необходимая. Даже подумать о том, чтобы пронзить мечом её сердце, как требует Мелиссандра, невозможно. Одна жизнь против тысяч. Одна, но самая нужная и родная жизнь против тысяч, но чужих и безликих. Его долг защитить людей. Ради этого долга он готов отдать собственную жизнь, но этого мало. Он должен отдать жизнь Дени, и вместе с богом, забравшим его сердце идти сражаться против бога, который хотел забрать жизни всех людей. Чем же один бог лучше другого? Почему доброму богу нужна жертва, чтобы помочь? Нет, так было нельзя, нельзя было взять и предать Дени, ни ради чего. Сделав это, он убил бы себя в первую очередь. После победы, добытой такой ценой, оставалось бы только броситься на меч. Так было нельзя.

    - Ни о чём, любимая. – Джон шагнул к ней, осторожно положил руку на плечо, прощаясь. – Садись на Дрогона и улетай. Если это существо хочет боя один на один, то значит, она его получит.

    - Джон, нет, так нельзя. Должен быть другой способ.

    - Нет, Дени. Другого нет. – Он осторожно вытирает слезинки, катящиеся по её щекам, и наклоняется для того, чтобы поцеловать в последний раз. Её губы солёные из-за слёз, и она обхватывает его руками за шею так крепко, что ему даже не сразу удаётся отстраниться. – Береги себя, Дени, и нашего ребёнка тоже. Возможно, однажды у наших потомков будет шанс вернуться. – Она хватает его за руку, может, хочет что-то сказать, но Джон не даёт ей. Враг уже ждёт его и если он сейчас позволит себе обернуться, то идти на верную смерть будет ещё страшнее, а он не может бояться, страх помешает в сражении, а Джон должен дать людям как можно больше времени чтобы спастись.

    - Ваша милость. – Мелиссандра вновь появляется рядом, тихая, как призрак. – Снимите перчатки. Великий Р‘Глор не сможет помочь вам, если вы не будете касаться меча.

    - Я уже всё сказал вам. Я не буду…

    - Я и не прошу. – Голос её тихий и спокойный, но решительный почему-то успокаивает, зародившуюся было злость. – Я уже всё поняла. Я прошу лишь снять перчатки.

    Снять перчатки это недолго, и, хотя пальцы сразу начинают мёрзнуть, Джон не спорит, он слишком хочет закончить это прощание, быстрее просто послушаться. Перчатки он просто бросает на снег, больше они никогда не понадобятся, ладонь ложится на меч и тот послушно выскальзывает из ножен. Этот клинок из валирийской стали отдала ему Мира Рид, когда осталась вместе с немногочисленными болотниками, чтобы хоть немного замедлить мертвецов. Меч не принёс счастья прежней своей владелице, не принесет и ему, но он может помочь спасти множество жизней. “Я щит охраняющий царство людей”. Прозвучали в сознании слова древней клятвы. Что же больше никто не произнесёт эту клятву, даже он сам, но сегодня он защитит людей в последний раз.

    Леди Мелиссандра возникла перед ним так неожиданно, что он даже не успел понять, откуда она взялась. Каким-то совсем не человеческим движением, будто она была и не женщиной вовсе, а живым пламенем, она подхватила лезвие меча, направила себе в грудь, посмотрела в глаза Джона и улыбнулась. – Во имя победы и славы твоей, Владыка, прими жертву мою. – Слова ещё не успели отзвучать, а жрица улыбнулась вновь и сделала шаг вперёд. Оружие не должно было быть опасно в ослабших руках Джона, но почему-то меч пронзил сердце леди Мелиссандры с невероятной лёгкостью. Она вновь улыбнулась, что выглядело особенно жутко в этот момент, последний раз тихо, одними губами прошептала, - За тебя, Владыка, - и умерла, а её тело так же легко соскользнуло с меча. И в ту же секунду меч вспыхнул огнём, а Джон почувствовал присутствие кого-то невидимого и почти неощутимого, но невероятно могущественного. Жертва была принесена, пусть и не такая, на которую рассчитывали жрецы, и, возможно, теперь у него был шанс. Джон выдохнул, крепче сжал меч, запретил себе думать, о чём-либо кроме предстоящего боя, и шагнул к терпеливо дожидающемуся его врагу.

    ***​

    Снег, снег, вокруг один снег. Интересно, и почему их сражения вечно происходят в снегу, неужели нельзя было на этот раз сразиться, скажем, в жерле вулкана? Иной это бы не повредило, а ему было бы приятно. Хотя какая, в целом разница, ему будет приятно, когда она умрёт, а то, что это произойдёт в снегу, в её царстве лишь добавит вкуса его победе. Хотя было и кое-что, что отравляло всё удовольствие от схватки.

    Этот мальчишка, которого он, Великий Р‘Глор, сделал своим избранным, посмел не послушаться. Он не принёс давно намеченную жертву потому, что, понимаете ли, влюбился. Р‘Глор никогда, кажется, ещё так не злился. Или злился? Один раз, тогда, когда понял, что сестрёнка украла половину принадлежащей ему силы, и теперь он обречен остаться лишь бестелесным духом. Не важно. Сейчас злость была не намного слабее. Это глупое слово – любовь. Оно не должно было помешать. Он старательно подготовил ситуацию, он через видения в огне направил людей в ловушку Иной, он подарил ей дракона, чтобы она могла разрушить раздражающую Стену и прийти на встречу. Он всё рассчитал, у людей не было другого шанса, кроме как молить его о помощи. Избранный сам должен был прибежать к нему и принести эту свою любовь, но он посмел не сделать этого. Он посмел поставить эту свою любовь выше его Р‘Глора выгоды. Из-за этого его жрице, весьма милой и приятной девчушке, пришлось пожертвовать с собой, ради его победы. И теперь Р‘Глор с нетерпением ожидал окончания схватки, чтобы разобраться с дерзким мальчишкой. Он и так бы подчинил себе сознание избранного, Р‘Глор давно хотел получить себе настоящее тело, сильное молодое, тем более мальчишка всё равно принадлежал ему. Если бы Р‘Глор не пожелал, то тело нынешнего избранного давно лежало бы в могиле. О да, он всё равно получил бы то, что хотел, но сделал бы это чуть более аккуратно, сознание мальчишки просто постепенно уснуло бы, без мучений. Но теперь, теперь Р‘Глор жаждал уничтожить посмевшего не подчиниться, доказать ему, что он ничто, что нельзя не подчиниться богу и остаться безнаказанным.

    Ледяной клинок мелькнул как-то подозрительно близко, завладев его интересом. А мальчишка был совсем не плох, Р‘Глор почти не помогал ему, но он держался с Иной на равных. Хотя она, кажется, тоже сражалась не во всю силу, двигалась слишком медленно, да и в знакомых льдистых глазах не было ни азарта боя, ни холодной злости, которые он помнил ещё с предыдущей схватки. Скорее там была… задумчивость, а ещё лёгкий интерес. Что же, интересно, могло так заинтриговать эту воровку? Мальчишкина любовь? Возможно. Она была достаточно умна, чтобы понять всю нелепость ситуации. Хотя её понимание никакой роли не играло. Пора было заканчивать бой и насладиться плодами победы.

    Он лишь легко коснулся сознания избранного, подсказал приёмы и движения, изобретённые им за эти восемь тысячелетий. Скорость боя сразу возросла, Иная почувствовала, его вмешательство и теперь сражалась по-настоящему. Сразу же появилась в её глазах и знакомая ненависть. Клинки со звоном скрещивались, и РГлор чувствовал себя более живым, чем когда-либо за время прошедшее с Рассветной Битвы. О да, вот так нужно было жить, быстро ярко, огненно. Сражаться и побеждать, покорять и уничтожать своих врагов. Ему хотелось хохотать во весь голос, останавливало лишь то, что тело мальчишки ещё не подчинялось ему. Но ещё немного, совсем немного и всё будет так, как и должно быть.

    Но что-то было не так. Иная не уступала, а тонкая и такая раздражающая улыбка на её губах стала откровенно насмешливой. Она многому научилась. Хотя она, несомненно, всё равно была слабее, всё портила неуклюжесть мальчишки. Но Р‘Глор знал, как её победить. Она всегда была слишком честной и правильной, её всегда было легко обхитрить. Он нашептал мальчишке обманное движения и тот послушался, со стремительной скоростью, которую ему давало присутствие Р‘Глора, провёл движение… И встретил блок, а потом ледяной клинок Иной скользнул вверх, она сама шагнула в сторону и Р‘Глору на мгновение показалось, что она выиграла. Но потом она вдруг оступилась, дрогнула, и он понял, что мальчишка каким-то образом без его помощи нанёс ещё один удар.

    Мальчишка оказался не так уж и плох. Стоило было быть с ним поосторожнее. Медленно Иная опустилась на колени, один бок заливала белоснежная кровь. Сейчас было самое время для празднования, но умирающая сестрёнка могла и подождать пару минут. Р‘Глор улыбнулся и скользнул вглубь сознания мальчишки, теперь оставалось только получить тело, а потом забрать силу у умирающей Иной и вернуть её себе.

    ***​

    Последним, что Джон запомнил была обжигающая боль в руке, когда пальцы смертельно раненной Иной сомкнулись на запястье. А потом всё погрузилось в темноту, он даже не успел понять, что происходит, а ещё через секунду тьма разошлась, и Джон оказался на крохотном пятачке, окружённом туманом. И каким-то образом он знал, что это не реальность, всё происходит внутри его сознания.

    Туман расступился и из него шагнул мужчина. Высокий красивый с коротко остриженными чёрными, как пепел, волосами и алыми, будто огонь, глазами. Он шёл медленно, как совсем недавно Иная, осознавая своё превосходство, полы тяжёлой одежды из чёрного и алого бархата едва шевелились, в опущенной руке переливался сотканный из огня меч.

    Гадать кто это даже не стоило, он был слишком похож и одновременно не похож на Иную, чтобы не оставалось сомнений, что это её вечный враг, бог огня Р‘Глор. Джон не знал, что конкретно это божество имело против него, но то, что намерения бога огня мирными не были, подвергать сомнению не стоило. В руках возникла знакомая тяжесть и, опустив глаза, Джон увидел свой Длинный Коготь. В реальном мире меча уже не было, но здесь в его сознании он по-прежнему существовал. Теперь Джон вновь был готов к сражению, хотя на самом деле хотелось только чтобы этот бесконечный, так похожий на кошмар наяву, день, когда нельзя было даже порадоваться своей победе и не вступить в новую схватку, закончился.

    Огненный и обычный мечи скрестились. От огненного бога шёл жар, такой же сильный, как холод, что шёл от его соперницы. Его алые глаза горели чем-то очень похожим на безумный восторг, а на губах плясала жутковатая улыбка. Почему-то сразу вспомнились глаза Иной. Джон видел их сегодня так же близко, но в них не было этого безумия, только ледяное спокойствие и искорки странного интереса, а потом боль, когда он всё же достал её. Она была так не похожа на огненного бога, но и чем-то похожа одновременно. Джон не мог бы сказать чем, это было что-то неуловимое, необъяснимое разумом.

    Сражаться с огненным богом было трудно, он двигался намного быстрее Джона и был намного опытнее в обращении с мечом. Спасало лишь то, что во время боя бог раскрыл Джону многие из своих приёмов. Очередная атака, её не так трудно обойти, но при скорости и ловкости бога это превратилось в настоящее испытание, которое Джону, однако, удалось преодолеть. Длинный Коготь обошёл защиту бога и… ничего не произошло, возникло ощущение, будто меч столкнулся с каменной стеной. Улыбка бога стала жестокой. Одним движением он перехватил лезвие меча ладонью, и Джон понял, что сейчас произойдёт, уже видел подобный трюк в исполнении другого божества. Меч растрескался, осыпался пеплом, а чужая рука с силой ухватила за плечо и швырнула на землю или что тут было вместо неё. Прощаться с жизнью второй раз за день было не менее страшно, но как-то жутко-привычно. Джон уже почти с безразличием смотрел, как огненный бог шагнул к нему, как протянул руку без меча, непонятно что, собираясь сделать, и как его ладонь наткнулась на возникшую прямо перед Джоном тонкую ледяную стену.

    Раздался странный звук, такой, затухая, издаёт огонь, и огненный бог исчез, не ушёл, Джон откуда-то знал это, но временно отступил. Догадаться, кто мог создать ледяную преграду, было несложно. Только бог может навредить богу. Оставалось только обернуться, чтобы вновь встретится взглядами с Великой Иной. Она изменилась. Не было больше ледяных доспехов, плаща из инея и туго скрученной косы. Теперь на ней было тонкое платье из белого шёлка, а копну распущенных локонов венчала ледяная корона. Зачем она помогла ему, что хотела. Может просто отомстить и убить лично.

    В голубых глазах неожиданно сверкнуло что-то похожее на улыбку, она сделала шаг вперёд, и протянула руку. Такой жест точно не говорил о мести. Скорее о поддержке и искреннем желании помочь. Зачем он не знал, но выбора не было, других богов, способных одолеть РГлора поблизости не наблюдалось, и Джон принял предложенную руку.

    Пальцы Великой Иной оказались очень холодными, а сама она очень сильной. Легко поставив Джона на ноги, она отпустила его ладонь, после чего наклонилась, провела рукой над горсткой пепла, оставшейся от Длинного Когтя, и пепел изменился, будто смёрзся, образовал новый клинок. Тонкая улыбка на белых губах, странные искорки в голубых глазах, и Иная вложила новое оружие в руки Джона, которому второй раз пришлось стать избранником бога. Туман вновь расступился и РГлор появился из него, опоздав совсем немного, приди он парой мгновений раньше, и Джон не смог бы защититься, но теперь у него было оружие, способное убить бога. Обмен короткими ударами, тихий шёпот божественной подсказки, неслышимый РГлору, атака… В отличие от Великой Иной огненный бог не истекал кровью, он мгновенно вспыхнул множеством искр и просто развеялся, но перед смертью в алых глазах сверкнул ужас и они стали человеческими чёрными.

    Меч в руках Джона растворился, будто дым, и он вновь повернулся к создавшей оружие. Он не знал, чего ждать от Иной, не знал не попытается ли она убить его, как пытался Р‘Глор. Но образ девушки уже будто подёрнулся дымкой, стал тонким, почти прозрачным, и Джон как-то понял, что она уходит, навсегда.

    - Спасибо вам, ваше величество. – Джон внимательно посмотрел во всё ещё яркие глаза, и низко поклонился ей. Она была врагом, но она спасла его сегодня, и что-то, возможно воспоминание о безумии в глазах РГлора, подсказывало, что не только его.

    - Не стоит благодарности, избранный. – Голос у неё похож на тонкий ледяной звон. – Ты хороший человек, благородный. Не каждый смог бы пожертвовать своей жизнью, но не предать того, кто любит тебя. Будьте счастливы с девочкой с драконами. – Иная вновь улыбнулась, теперь уже совсем как человек и растаяла, а Джона вновь поглотила темнота.

    И опять ненадолго. Несколько мгновений и он открыл глаза и сразу же вновь зажмурился. Слепяще-яркие лучи солнца, которое уже много месяцев не показывалось из-за облаков, скользили по снегу и становились, будто ещё ярче.

    - Джон, ты в порядке, Джон? – Тонкие ладони легли ему на плечи, а над головой зазвучал обеспокоенный голос Дени. Она была жива, она была здесь, рядом, а значит, они всё же победили.

    - Всё хорошо. – Он приоткрыл глаза, всё ещё щурясь из-за солнца, и улыбнулся ей. – Мы ведь победили?

    - О да, вы победили. – Вот только ответила ему вовсе не Дени. Вкрадчивый голос Вариса был последним, что Джон ожидал услышать. Всегда осторожный Варис должен был быть с теми, кто садился на корабли, но почему-то он был здесь, стоял посреди заснеженного поля, сжимая в пухлых руках богато изукрашенный кинжал. – Вы всё уничтожили. Владыка Света должен был возродиться сегодня, но по вашей вине этого не произошло. – Варис немного наклонился и Джон разглядел в его глазах огонёк очень похожий на тот, что горел в глазах РГлора. – Когда я был ребёнком, один колдун совершил надо мной ритуал. И тогда я услышал голос в пламени, голос Владыки. Он не дал мне умереть тогда, столько лет я делал всё ради этого дня, а из-за вас всё это оказалось бесполезным. – Меч лежал всего в нескольких шагах, один удар и очередному слуге теперь уже мёртвого бога пришёл бы конец, но сил подняться, да даже и просто дотянуться до меча почему-то не было. Варис шагнул вперёд, Дни тоже дёрнулась, будто пытаясь закрыть и защитить, но что она безоружная могла сделать, а затем тёмное с алым узором лезвие меча вышло из груди Вариса.

    - Мне всегда казалось, что он не слишком предан тем, кому клянётся в верности. – Джейме Ланнистер смотрел устало, видимо, смерть сестры оказалась для него слишком тяжёлой. – Вы в порядке?

    - Спасибо, сир Джейме. Я предполагала, что он может предать меня ради другого человека, но заподозрить Вариса в служении богу, я бы никогда не смогла. – Не согласиться с Дени было трудно, Варис всегда, казалось, не любил любых богов, а жриц РГлора и вовсе не выносил, и тут такое. Хотя Варис уж точно не был самым большим откровением этого дня. Джон покосился в сторону, туда, где рядом с его мечом лежало тело девушки. Совсем ещё молодая, хрупкая со светлой кожей и светло-золотыми волосами, старая давно вылинявшая рубашка пропиталась самой обычной красной кровью в двух местах, на боку и напротив сердца, широко распахнутые в небо глаза остались голубыми, но весь лёд ушёл из них, и теперь они скорее напоминали речную воду в ясный день. Кто бы мог подумать, что их самый страшный враг окажется благороднее и честнее того, кого считали последней надеждой. Тысячелетия два бога сражались друг с другом, бог огня и богиня льда, вот только не было среди них бога доброго или злого, были лишь два бывших человека, стремящихся уничтожить друг друга.

    - Кто это? – Сир Джейме тоже заметил лежащую на снегу мертвую девушку.

    - Великая Иная. Или та, кем она была до того, как стала богом. – Лицо Ланнистер дрогнуло при этих словах, исказилось плохо сдерживаемым гневом, и он отвернулся от девушки. – Надо забрать её, она заслужила того, чтобы её похоронили, как полагается.

    - Она наш враг. – Вот теперь сдержать гнев сиру Джейме не удалось.

    - Я помню. Её и не надо любить, но уважение она заслужила.

    - Мы многого не знаем и не понимаем. – Неожиданно тихо вмешалась Дени, о любви каждый решает сам, но уважение это совсем другое. Достоин ли любви юноша, убивший короля, которому он поклялся служить, чтобы спасти город? Это сложный вопрос. Но этот человек, несомненно, достоин уважения.

    - Пекло, а ведь ты с ней теперь и не поспоришь, Ланнистер. – Сандор Клиган подошёл к началу разговора об Иной, но до этого момента почему то молчал. – Заберём девчонку, если бы не она гореть бы нам всем в пекле.

    Откуда Клиган знает такие подробности, Джон решил не интересоваться, хотя сразу вспомнилось, что именно он увидел в огне знаки, приведшие их в ловушку. – Ей восемь тысяч лет. Она такая же девчонка, как ты праведник. – Только и ответил он.

    Клиган в ответ только ухмыльнулся и подобрал мёртвую девушку с залитого её кровью снега. Дени с трудом подобрала его меч, а сир Джейме помог встать самому Джону. Собственная слабость была почти обидной, он не получил не одного ранения, но стоять на ногах сам не мог, хотя возможно сказались две схватки, пусть одна была и не в реальности.

    - Что теперь поставим храм огненному богу? – Джейме спросил это всё ещё довольно мрачно, наверное никак не мог простить вежливость по отношению к Иной, забравшей у него двух дорогих людей.

    - Да я бы скорее храм Иной поставил и стал самым преданным последователем. – Жестокие огненные глаза вновь будто застыли перед ним, нет поклоняться такому богу он никогда бы не стал, даже если бы это имело хоть какой-то смысл. – Но какой смысл ставить храмы мёртвым богам.

    - Хорошо, что Дондарион тебя не слышит. – Об уважении к королевским особам Клиган, кажется, даже не подозревал, но сейчас Джону было всё равно. – Он этого огненного бога так любил, что не смог пережить его исчезновение.

    - Что значит не смог пережить? – Сердце тронул холодок. Сила Р‘Глора восемь раз возвращала Берика из мира мёртвых, но и самого Джона она тоже вернула, пусть и единожды.

    - Когда закончился ваш бой с Иной, вы оба упали, и мы подумали, что всё кончено. – Ответил на вопрос Джейме Ланнистер, и Джон был благодарен ему за то, что не пришлось выслушивать перемежающиеся ругательствами объяснения от Пса. – Но потом вокруг вас вспыхнуло пламя одно белое, другое алое и мы поняли, что бой ещё не закончен, а когда алое пламя потухло, Берик вдруг упал и все его раны разом открылись, хотя ещё мгновение назад он был вполне жив и очень переживал за своего огненного бога.

    Джон не ответил. Промолчал. Берик погиб, когда РГлор исчез, и его сила перестала поддерживать чужую жизнь, наверное, из-за этого же и сошёл с ума Варис. Слуги огненного бога потеряли опору после его смерти, вот только Джону было не понятно, почему он сам остался жив, ведь сила РГлора также вернула и его. Может дело было в том, что он сражался с огненным богом, а может… Он перевёл взгляд на запястье, на котором сомкнулись пальцы Великой Иной. Кожа на руке стала абсолютно белой, очертив тонкую женскую ладонь, и не чувствовала совсем ничего. Может дело было именно во вмешательстве Иной.

    Войско людей значительно оживилось с того момента, как он его покинул. Все переговаривались, на многих лицах были слабые улыбки, люди радовались тому, что они выжили, что их привычный и родной мир будет жить. Их встречали Сэм, устало улыбающийся Бран и Арья. Сансы, Тириона и Давоса не было, наверное, они ещё были заняты тем, что выгружали с кораблей, загруженных туда людей.

    - Джон, ты живой! – Арья дёрнулась вперёд, но замерла, заметила, что он и так плохо стоит на ногах.

    - Да, сестрёнка. Мы все живы. – Её радость наполняла сердце теплом, сразу становилось понятно, что всё позади.

    - Кроме неё. – Бран, который снова казался Браном, пусть и сильно повзрослевшим кивнул на тело девушки на руках у Клигана. – Великая Иная заслужила достойные похороны.

    - Мы могли бы сжечь тело. Дрова у нас есть, хватит на большой костёр и для неё и для всех её мертвецов. – Сэм предположил осторожно, наверное, и сам понимал насколько нелепо его предложение.

    - Её нельзя хоронить в огне. Это неправильно. – Бран только покачал головой. – Лучше сделать ей гробницу из белого камня, на одном из островов Черноводной. Украсить всё резьбой, чтобы всегда помнили и знали, к чему может привести жажда власти.

    - Это будет непросто. Людям не понравится, если мы скажем, что собрались с почётом хоронить убийцу их родных. - Сир Джейме, кажется, всё же смирился с их решением.

    - Мы не скажем. Мы скажем, что хороним ту, кто спасла нас от обезумевшего огненного бога, и это не будет ложью. – Джон с облегчением выдохнул, когда Ланнистер откинул полог его шатра и помог сесть на походную постель. – Спасибо, сир Джейме.

    - Не стоит. – Ланнистер только сухо улыбнулся. – Я пойду найду Тириона, возможно ему нужна помощь.

    - Он скоро перестанет злиться. – Пока Арья и Сэм помогали Джон снимать доспехи, Дени уложила его меч и села рядом. – Он потерял двоих в этой войне, с таким нелегко смириться.

    - А ты? – Он никак не мог не спросить. – Иная убила твоего дракона. Неужели ты смогла её простить?

    - Простить никогда. – Дени улыбнулась печально и сжала его руку. – Но для уважения не нужна любовь. Она была чудовищем, и всё же мой муж за что-то уважает её, а ему верю.

    - Спасибо. – Он улыбнулся, с помощью сестры снял поддоспешник и вздрогнул. Вся его рубашка была в крови и, что произошло, не стоило даже думать. Его раны открылись после смерти РГлора так же, как и у Берика Дондариона. Вот поэтому он и не мог встать, потерял слишком много крови, непонятным было только, почему всё же выжил.

    Снимать рубашку ему помогала уже Дени, руки любимой дрожали, где-то в стороне тихо ругалась Арья, Сэм бормотал что-то похожее на молитву и только Бран молчал. Его раны, казалось немного затянувшиеся за всё это время, вновь открылись, но сейчас кровь уже не шла из них она застыла, казалось чем-то остановленная. Безумное предположение заставило Джона коснуться кожи возле одного из ранений. Та была холодной, и пусть этот холод был уже едва ощущаем, но он всё объяснял, теперь всё встало на свои места. – Спасибо, ваше величество. – Произнёс он в пустоту, и ему послышалось, что в ответ раздался тихий похожий на перезвон льдинок смех.

    - Нужно пойти разобраться с лагерем, узнать, что со столицей. – Дени, несомненно, ничего не поняла, но встала решительно, одним движением пресекая любые вопросы остальных. – Зима ещё не кончилась, а людям нужно где-то жить.

    - Разве ты ничего не хочешь спросить? – Он перехватил её ладонь.

    - Я многое хочу спросить, любовь моя. – Она повернулась, мягко улыбаясь. – Но сейчас тебе нужно отдохнуть. Мы победили, Джон, у нас вся жизнь впереди и я смогу задать тебе все вопросы, какие захочу.
     
    Ассиди, aurelle, Катиза и 5 другим нравится это.
  6. aurelle

    aurelle Лорд

    Несмотря на то, что с первыми тремя главами я ознакомилась некоторое время назад, я прочитала их вновь с начала, вслух, как читала вместе с моим супругом все пять томов ПЛиО;)
    Ну что сказать.... Даже не могу достойно сформировать свои мысли, пожалуй:puppyeye:
    Это было офигенно! Очень интересно, захватывающе, волнительно, красочно. Получилась красивая, цельная и ёмкая история. Безумно понравилась сама концепция битвы двух божеств (несмотря на то, что всё вижу иначе, но в этом и самый смак), понравился тот факт, что они оба такие бездушные, сверхчеловеческие существа... Даже то, что Джона в очередной раз спасла женщина меня не расстроило, ведь его человеческий выбор оказался решающим, а это так мне по душе:happy:
    В общем, очень сильно и круто:) и спасибо вам огромное, дорогая моя коллега:thumbsup::hug:
    Я даже набралась чуть больших сил, чтобы описать своё видение, а это значит, что ваше творчество вдохновляет;)

    Реакция моего мужа был примерно таковой:
    поначалу слушал не очень внимательно, но с появление Инайи проникся, начал задавать вопросы и после уже втянулся в повествование до самой последней строчки...
    Очень понравились идеи, задумки, все описания. немного сложен был ему язык, ибо не привык к вашему стилю...
    Немного удивило ледяная Дени и её игнор в отношении Джона во второй части (твёрдо уверен, что любящая женщина должна бы вести себя иначе, даже если она королева... но это сугубо его 35-летний мужской взгляд). Однако намёк на ночь любви всё компенсировал, за что отдельное спасибо от нас обоих;)
    "Очень круто. Она молодец, так и передай," - примерно так он сказал мне, перед тем, как уснуть подобно ребёнку, которому прочитали хорошую сказку:D:D:D
     
    fiolent, brook, Алора и ещё 1-му нравится это.
  7. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    aurelle
    Я добралась, наконец, до устройства с нормальной клавиатурой и могу ответить:)
    О, битва огня и льда мной изначально предполагалась, причём именно в таком виде, когда они не могут встретиться напрямую и из-за этого вынужденны ломать судьбы людей. Хотелось показать, что какими бы они оба сильными не были, хоть в них слишком много и осталось от людей, но решает всё именно человек, даже если он и не может убить бога. Они всё же не совсем бездушные, если бы были бездушными, РГлор не желал бы мести за Меллисандру, а Инайя не помогла бы Джону, в них наоборот слишком много от людей, и в этом их и всего мира беда, не смогли они богами в полной мере стать.
    Я это немного иначе вижу. Инайя Джона не совсем спасла, она скорее просто уравняла возможности противников, дала Джону возможность победить, а не просто размахивать мечом в ожидании неминуемого поражения. Она ведь вполне могла и сама меч взять, и даже хотела этого, ждала тысячелетиями, но именно поступок Джона, его выбор, решение не предавать любимую, впечатлили Инайю, доказали ей, что среди людей есть не только подонки вроде её брата, но и благородные и верные, и это её настолько впечатлило, что она зауважала Джона и дала ему возможность уничтожить того, кто его по факту предал.
    Спасибо вам и вашему мужу за то, что прочли историю, а вам лично за прекрасный комментарий. Рада, что моя работа послужила источником вдохновения.
    Возможно, к ней будет ещё бонусная глава, но пока я не знаю когда.
     
    fiolent, Катиза, brook и ещё 1-му нравится это.
  8. inntent

    inntent Оруженосец

    Очень понравилась мистическая часть вашей истории и сама идея. Вроде и непротиворечиво и вполне ёмко и чётко, что редкость в объяснении природы иных (во всяком случае мне попадаются как правило или слишком банальные или наоборот настолько абстрактные конструкции, в которых такое чувство, что и автор то ли не разобрался сам толком, то ли просто решил навести тумана, чтобы скрыть отсутствие смысла).

    Правда история, эмоция и противостояние Инайи и Р'Глора мне тут интересно и легко читаются, а вот люди как-то мелко выглядят, почему-то их проблемы и метания не интересно совсем перечитывать (хотела прочитать ещё раз прежде, чем оставлять отзыв, но силы воли хватило только мельком пробежаться, чтобы вспомнить). Может это оттого, что люди и все их армии тут слишком беспомощны и просто инструменты и игрушки в руках сил высшего порядка, не знаю. То, что Джон победил не собрав все "артефакты силы", а с помощью Инайи делает его победу для меня более реалистичной, хоть и сражался он не с тем, с кем ожидалось ;)
    В общем, в любом случае, в плане "главного иного" и "владыки света" буду теперь все истории оценивать в сравнении с вашей :thumbsup:
     
    aurelle, Катиза, brook и ещё 1-му нравится это.
  9. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Спасибо. Я старалась. Идея возникла сама собой, но вот на проработку несколько месяцев ушло, видимо это и сказалось.

    Ну, в общем, эта история и не про людей, они мне были менее интересны, может поэтому и получились более пресными. Хотя беспомощными игрушками я их всё же не назвала бы, по сути именно они решили исход войны, не соверши Джон свой Поступок, Инайя не впечатлилась бы и не стала помогать и кто знает, как оно всё закончилось бы. Истории про артефакты не люблю. Я люблю людей, характеры, эмоции, выбор и умение найти третий путь из предложенных двух. Просто найти красивый клиночек и прибить им врага несколько банально, на мой взгляд. А посражался бедный Джон со всеми сп=начала с Инайей при помощи РГлора, потом с РГлором сам, потом с РГлором при помощи Инайи, ну и Варис в конце нарисовался, но главное, что остался верен себе до конца и смог уважать пусть даже и врага, но достойного врага.
    Спасибо, очень приятно. Я думаю, про них ещё попишу когда-нибудь интересные они ребята.
     
    aurelle, Катиза, brook и ещё 1-му нравится это.
  10. aurelle

    aurelle Лорд

    Вот в этом с вами согласна на 1000%:thumbsup: Вообще считаю, что ПЛиО - произведение о выборе. И о людях. Магия придает красоты, загадочности и особенности такому огромному и яркому миру, в котором живут такие обычные людские люди;)
    Ещё забыла вам сказать, что мне ужасно понравилась задумка с Варисом:bravo::thumbsup::bravo:. Мало кто его красиво пристраивает и даёт достойный обоснуй его тайнам;) я сама его просто убила, сделав Блэкфайером...
     
    Катиза, Алора и brook нравится это.
  11. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Ну эта история получилась не совсем о людях, что, конечно, не отменяет их важной роли во всём происходящем, а так да люди в ПЛиО намного интереснее задвинутой на задворки магии.
    Варис в этом фанфике был внезапен, как лосось в кустах черники. Изначально ходить с ножиком и угрожать хорошим людям должна была Кинвара, на что в общем есть намёк в Душе огня, но потом я поняла, что не отметить столь интересную личность, как Варис просто нельзя и в последний момент передала ему роль жрицы. А обычно я делаю с ним то же, что и вы, хотя вариант этого фанфика мне больше нравится, надо подумать, как его можно в Короне реализовать.
     
  12. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Крылья ворона
    Деревья молчали. Уже давно ни одно из них не отвечало ему. С тех самых пор, как люди победили в великой войне, с тех пор, как погиб Ворон. Брандон Старк никогда не рассказывал о том, что предшествовало последней битве между Великой Иной и Р’Глором. Никому и никогда. Он слишком долго не мог найти ответы, не знал о том, как люди могут победить, его самого уже было слишком мало, его сознание практически полностью принадлежало Ворону, но страх за брата, за сестёр, за семью, смог отодвинуть отрешённость, вернуть, пусть и не полностью, собственную волю. Он не знал, что именно двигало им тогда, когда он решил применить дар древовидца, прикоснувшись к метке, что оставил ему Король Ночи. Возможно, ему подсказали, а может, это было наитие порожденное отчаянием. Он коснулся метки и реальный мир, в котором армия людей готовилась к бою, в котором горела Королевская Гавань, и падал снег, перестал существовать. Он оказался на лесной поляне, заросшей травами и усеянной мелкими белыми цветами, здесь царило лето, и зелёный лес качал кронами, а прямо перед ним возвышалось огромное чардрево, плачущее кровавыми слезами.

    - Какая встреча. – Девушку он заметил не сразу. Беловолосая, с глазами цвета льда она стояла под древом всё время, но казалась неотъемлемой его частью, пока не шагнула вперёд. – Ворон устал бегать и решил лично пожаловать ко мне? – Что-то сжалось внутри, будто от страха, хотя сам Бран не испытывал даже тревоги, скорее уж любопытство, впервые за долгое время очень чёткое и ясное. – Спешу напомнить, что это моё место, и у тебя нет ни единого шанса. - Вот теперь неуютно стало и Брану. Улыбка девушки была жестокой, в её словах не было ничего обнадёживающего, а он даже не мог понять, что она от него хочет. Осторожно он сделал шаг назад, но от взгляда девушки это не укрылось. – Неужто сбежать решил, Ворон? Думаешь после того, как ты столько лет от меня прятался, я тебе позволю. – Мгновение, и её пальцы, сомкнулись на запястье Брана, а затем она с лёгкостью оттолкнула его, и там, где он стоял, остался стоять мужчина в чёрном плаще из перьев. – Вот мы и встретились, Ворон, теперь ты никого уже не сможешь поставить под удар вместо себя. – Короткий взгляд голубых глаз Великой Иной, каким-то образом после прикосновения её воспоминания перешли к нему, и теперь он знал и кто она такая и чего хочет, скользнул по Брану. – Уходи, мальчишка, может ещё свидимся. – И поляна померкла, а он вернулся в реальность.

    С тех пор Бран больше не слышал Ворона. Древний бог, много столетий переходивший из сознания одного древовидца в сознание другого, перестал существовать. Бран знал, что Великая Иная убила его, так же как убила потом Р’Глора, а затем, последняя живая богиня добровольно покинула мир, отдав последние крохи своей силы Джону, спасая его от неминуемой смерти. Богов в мире не осталось. А вместе с ними стала уходить и магия, порой быстрее, порой медленнее, но она уходила из мира, и, Бран был уверен, ничто не способно было этого изменить. Деревья молчали, слабели заклинания колдунов, вороны, после смерти того, чьим именем звались, стали обычными птицами больше неспособными доставлять послания, на севере медленно истекали слезами остатки великой Стены, но главным было не это. Из воспоминаний Инайи он знал, что когда она ещё была человеком, зимы и лета длились всего по несколько месяцев, предсказуемо сменяя друг друга. Теперь всё вновь было так, ни вечной зимы, ни вечного лета не наступило, а каждое время года было недолгим и предсказуемым. Люди пытались привыкнуть, многие верили, что всё ещё станет прежним, но Бран точно знал – не станет. Напротив, всё изменится ещё больше. Он всё ещё мог смотреть глазами зверей, и ещё парили в небесах драконы, но Бран чувствовал, что он будет последним варгом, как стал уже последним древовидцем, а из всех кладок Рейегаль проклюнулось лишь два яйца – те, что положили в кроватки своих детей близнецов Джон и Дейенерис. И маленькие Серебрянка и Призрак вряд ли когда-либо достигли бы размеров Дрогона или Рейегаль. Не было больше и лютоволков. Волчица, что они нашли в снегу и её щенки были последними, и лишь одна из них пережила зиму. Погибли Леди, Серый Ветер, Лето, Лохматый Пёсик, Призрак не смог покинуть окружённый мертвецами Винтерфелл, Бран почувствовал момент, когда оборвалась его жизнь. Осталась лишь Нимерия, живая и ведущая свою всё ещё большую, хоть и поредевшую стаю по Речным землям, но последняя, не станет её, не станет и лютоволков – так или иначе Инайя добилась и этой своей цели.

    Люди заплатили высокую цену за свою победу, очень высокую, и всё же, оно стоило того. Стоили дети Джона и Дени – маленькие Висенья и Рейегар, росшие рядом с родителями, не потерявшие ни отца, ни мать, не знавшие бед и лишений, подобно их родителям. Этого стоили множество живых людей, стоили Винтерфелл и Север, стоили улыбки сестёр и его собственная жизнь. Он больше не мог летать и ходить вновь никогда не сможет, зато теперь он вновь был полностью властен над своим сознанием, мог чувствовать, радоваться, любить… Арья больше никогда не оденет чужие лица, ставшие лишь клочками засушенной кожи, но сестре это уже и не нужно. Вместе с Джендри Баратеоном она уехала в Штормовые Земли, восстанавливает их, руководит Штормовым Пределом, раздаёт лордам замки и привилегии, и Бран вовсе не удивится, если через несколько дней к нему прилетит почтовый голубь с сообщением о свадьбе леди Старк и лорда Баратеона. Сансе никогда больше не придется играть в игру престолов. Сестра помогала ему восстанавливать Винтерфелл и Север, и покинула его лишь год назад, уехала в Западные Земли строить свою жизнь в замке благородного и доброго лорда, она часто пишет ему, и Бран знает, что она счастливее многих.

    Тихий скрип снега под сапогами. Он не слышит деревья, но знает, кто идёт. Ему не нужно оборачиваться, чтобы узнать поступь и тихое дыхание. Мира Рид – Подруга, верный товарищ, а теперь и жена. Она осталась защищать Ров Кайлин, сдерживать наступающих мертвецов, а встретились они на руинах Королевской Гавани. Из воспоминаний Инайи Бран знал, как она попала туда, и откуда две белые пряди в её волосах и какие кошмары ей снятся по ночам, но никогда он не скажет ей об этом и никогда не спросит. Возможно, однажды она сама расскажет, а возможно сохранит в тайне до конца жизни. Ему не было дела. Всё прошлое осталось в прошлом, воспоминания о нём могли слишком больно ранить.

    - Лорд Старк, ты так и собираешься сидеть и смотреть на это дерево. – Она кладёт руки ему на плечи, наклоняется и шепчет. От неё пахнет теплом и свежим хлебом. Сейчас сложно поверить, что когда-то она обмораживала руки в вечных снегах за Стеной и пахла рыбой и дымом. – Оно не скажет тебе ничего нового.

    - Не думаю, что оно хоть что-то скажет. Но, увы, юноша, что меня возит, куда-то пропал. – Позвать слугу не то чтобы сложно, но Брану нравится это место. Отец часто сидел здесь, здесь всегда царят тишина и покой.

    - Зима закончилась, а по земле коляску везти и я смогу. – Она улыбается, наверняка, они больше не избегают говорить о его увечье, чем больше молчишь, тем больше боли. Проще говорить, шутить, сделать частью жизни, принять, а не смириться. – Идём, кухарка испекла чудный хлеб. – Она развернула коляску и повезла её прочь, а за спинами неожиданный в тёплые весенние дни порыв холодного ветра знакомым Брану голосом рассмеялся в ветвях чардрева.
     
    fiolent, inntent, starina7 и 4 другим нравится это.
  13. Lambo7992

    Lambo7992 Межевой рыцарь

    Видимо, это последняя глава-эпилог.
     
    brook и Алора нравится это.
  14. Алора

    Алора Ленный рыцарь

    Да, так и есть. Такое своеобразное подведение итогов.
     
    Катиза, brook и Lambo7992 нравится это.
  15. brook

    brook Лорд

    Спасибо, леди) Достойный горько-сладкий эпилог) И светлый, и печальный.
    И радует, что Бран выбрал простую человеческую жизнь)

    Уже не раз писала, что изначально он у меня был одним из любимых персонажей, переживаю я за его выбор, особенно в сериале, где он совсем ушел в древонет... Как-то почти потеряла надежду.
    Тем приятнее прочитать про относительно хороший финал для него)
     
    Алора, Катиза и Lambo7992 нравится это.