Джен Фанфик: Легенда о первом Болтоне

net-i-ne-budet

Лорд
Название: Легенда о первом Болтоне
Автор: net-i-ne-budet
Бета: Lady Snark
Размер:
драббл, 482 слова
Пейринг/Персонажи: ОМП!Болтон, ОМП!Старк
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: насилие, свежевание, народная этимология
Краткое содержание: Преканон. Откуда есть пошла вражда между Старками и Болтонами.
Примечание: Написан на Зимнюю фандомную битву для команды WTF House Bolton 2018. Придумала я его намного раньше: меня вдохновила заявка на местный фест "Минифики по запросу" - "Сцена поклонения Первых Людей Старым Богам". Фантазия унесла меня далековато от пожеланий таинственного заказчика и сомневаюсь, что он появится и ему понравится ;)

Давным-давно, еще до времен Долгой ночи и Эры героев, были зимы на Севере короткими и влажными, а лета — длинными и знойными, как ныне в Дорне или даже Эссосе. Часты были тогда страшные засухи, безжалостно убивавшие урожай, и дети рыдали в колыбелях, ибо матери их не могли выдавить ни капли молока из груди. Одно лишь спасало людей — кровавые жертвы Старым богам. Собирался народ по деревням и селам, тянули они жребий, кому идти под нож у корней священного сердце-древа. Клали в кувшин с узким горлом камни, по числу людей, все черные, кроме одного. И кто вытянет белый камешек, тот и выкупал своей жизнью урожай.

Винтерфелл в те суровые времена был не замком, всего лишь деревенькой о четыре улицы. А у людей тогдашних вместо имен часто были прозвища: у кого по внешности, а у кого по норову или роду занятий. Главного в деревне так и звали — «Стар» или «Старк», потому что был он старым старостой. А сосед его, известный на всю округу кожевник, был жилист да невысок, но на язык остер, как короткая арбалетная стрелка. Его так и кликали: «Болт он, Болтон».

Случилась как-то в их краях страшнейшая засуха, долгие месяцы ни капли воды с неба не падало. Как принято, сошлись люди на площади, стали выбирать, кому умирать за всех. Семеро сыновей Старка вынули темные камни, а единственный сын Болтона — белый. Закручинился кожевник, запричитала жена его. Не дали боги других деток и вряд ли еще дадут, прервется род Болтонов, едва зародившись.

Как принято было, ушел их сын один в хижину у леса — день не есть, не пить, к жертвоприношению готовиться. А отец его, как ночь упала на землю, пробрался к дому Старков, подождал, когда один из сыновей до ветру выйдет, схватил его, скрутил, рот заткнул и отволок на поляну заповедную, Старым богам посвященную. Бросил мальчишку у корней белых, закричал безумно: «Так-то, боги, вы платите мне за честную жизнь?! Не все ли равно вам, из какой груди прольется кровь в ваши бездонные глотки?! Я, Болтон, принесу вам жертву, какой вы еще ни разу не видывали!» Закаркали вóроны с веток, зашуршала листва. Достал Болтон нож свой острый, свежевальный, и принялся сдирать с живого юноши кожу, словно тот зверь какой. А он выл, пытался вырваться, но напрасно, крепки были узлы, надежны веревки. Только когда всю шкуру снял Болтон с окровавленного тела, затихла жертва его. А он порезал на тонкие ленточки кожу и развесил на ветвях сердце-древа.

Первый раскат грома ударил, лишь Болтон поднялся с земли, поглядеть на свой ужасный труд. Второй — когда забрал он сына из лесной хижины. А третий раскат догнал его семью уже в пути. Долгожданный дождь настиг их на рассвете уже далеко от Винтерфелла. Знал Болтон, что не простит Старк ему самочинного жертвоприношения, знал, что путь к новому дому будет опасен и долог, знал — и все равно улыбался от всей души, подставляя лицо прохладным брызгам. Слева скакала его верная жена, справа — единственный сын и с ними были жестокие Старые боги.
 
Сверху