Гет Фанфик: Была бы верная супруга и добродетельная мать

Морской анемон

Знаменосец
Название: Была бы верная супруга и добродетельная мать
Фандом: сага
Автор: Морской анемон
Бета: Кайяра
Категория: гет
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Санса Старк/Уиллас Тирелл
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс, драма
Краткое содержание: Санса Старк замужем за одним мужчиной, но думает о другом.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: закончен
 

Морской анемон

Знаменосец
Cанса стояла на маленьком балкончике и вглядывалась в темноту. За ее спиной Уиллас негромко похрапывал в постели. Стоял самый глубокий, самый глухой час ночи – час волка, и ей не спалось: огромная спальня казалась слишком душной, перина, под которой они спали, жаркой, льняная рубашка мешалась, стягивала горло и заставляла зудеть тело. Поэтому она выбралась из огромной кровати, натянула ночные туфельки из тонкой мягкой кожи и вышла сюда.

Несмотря на то, что уже стояла осень, дни стояли жаркие и душные. Леди Алерия объяснила Сансе, что так бывает иногда перед тем, как станет совсем холодно – с Дорна дуют горячие ветры и приносят с собой кратковременную жару вместе с пылью, а потом она спадает, как не бывало. Стоял один из таких дней – днем дуло, не переставая, а сейчас все затихло, и воздух казался густым и неподвижным, как молоко, в которое налили чернил.

Положив руки на каменный парапет и бездумно глядя вдаль, она вдруг вспомнила Север – впервые не с раздражением или со скорбью, а с острой тоской по родному дому. Там ей никогда не было жарко. Санса знала, что, стоит ей закрыть глаза, она увидит все это как воочию – Винтерфелл, богорощу, горячие пруды, над которыми вечно стоит пар, большой чертог, Ходора, Старую Нэн, матушку… о, нет, нельзя думать о них, иначе она начнет плакать, да что там – рыдать в голос, разбудит Уилласа, а она не хочет, чтобы он видел ее слезы. Не сейчас. Санса оглянулась назад – в прямоугольник тусклого душного полумрака. Уиллас все так же ровно дышал и ритмично похрапывал, не заметив, что его молодая жена не лежит рядом с ним. Санса отвернулась и снова уставилась в ночь. Спит, и хорошо. Ей так необходимо побыть одной.

Она грустно усмехнулась – за последние три луны она ощущала себя гораздо старше своих тринадцати, чуть ли не старухой. Любопытно, это со всеми женщинами так бывает - наступает час, когда неотвратимость произошедшего обрушивается на тебя всей твоей тяжестью, и ты понимаешь, что, что бы ты ни сделала в будущем, ничего и никогда уже не изменится? И необратимость эта наступила не тогда, когда она произнесла брачные обеты в септе, и не тогда, когда разделила ложе с мужем, а неуловимо, незаметно, тихо – точно осень, которую ничто не в силах остановить или предотвратить.

Брачная ночь – Санса все это время невольно избегала вспоминать о ней, но в этой тьме было что-то такое, что подтолкнуло ее к обратному. Нет, все было далеко не так плохо, как она успела себе навообразить. Да, Уилласу не досталось ничего от фамильной красоты братьев и сестры, но, когда он снял рубашку и исподнее, Санса не нашла в его виде ничего уродливого или отталкивающего, даже покалеченная нога его не портила. И в постели он вел себя, как она теперь понимала, весьма достойно – не только исполнил свой долг, но и подготовил ее к тому, чтобы первый раз был для нее не таким болезненным, а позднее пообещал не касаться ее, пока она не созреет для беременности и родов. Вот только почему после того, как все кончилось, и она, тщательно вытерев между ног смоченной в ароматной воде тряпицей, готовилась заснуть, почувствовала такое острое разочарование? Чего, она, собственно, ждала? Что он проявит еще большее благородство и откажется скреплять брак в виду ее слишком юного возраста и того, что они совсем друг друга не знают? Или что ее брачная ночь будет похожа на любовную балладу о рыцаре и красавице, которые от любви не замечают ничего вокруг себя?

Не этого – прозвучал внутри нее горький ответ.

Все произошло довольно быстро, и как-то слишком приземленно и скучно, точно мытье рук перед обедом. Казалось, ее муж не замечает ее красоты и не придает значения тому, что она в первый раз лежит в его объятиях, а исполняет некую навязанную ему и не очень приятную обязанность. Он не был с ней намеренно жесток, как мог бы быть Джоффри, выйди она за него – или равнодушен и груб, как какой-нибудь незнакомец, женившийся на ней ради ее имени и приданого. О, нет. Он был безукоризненно вежлив, мягок, деликатен, но в каждом его взгляде Санса ловила странный холодок и нечто, похожее на раздражение. Ей помнилась боль – не острая, как от укола или пореза, а скорее тупая и пульсирующая, как в подвернутой лодыжке, и легкие шлепки, когда их тела соприкасались, и капельки пота над его верхней губой, и то, что он ни разу не посмотрел ей в глаза. Совесть требовала от нее быть благодарной Уилласу, но она не чувствовала в себе никакой благодарности, только вину и неловкость за ее отсутствие.

Неожиданно ей подумалось – а каким мог бы быть этот первый раз с другим мужчиной – с тем, кого она сама даже про себя не смела назвать по имени. От этой мысли Сансу вдруг бросило в жар – так, что задрожали колени и резко вспотели ладони, и она была вынуждена, покачнувшись, схватиться за парапет. Что с ней? Почему эти мысли повергают ее в такой жар и трепет? Прекрати, сказала она себе строго. Прекрати. Ты женщина и мужняя жена, нехорошо думать о других мужчинах. Но мысли никуда не уходили, наоборот – они превращались в обрывочные, смутные картины, от которых жар внутри только усиливался. Это были не просто фантазии – воспоминания. Рука, державшая ее руку железной хваткой, тяжесть мужского тела, навалившегося на нее, пряди волос, касавшиеся ее лица, перекрученные узлы кожи на его щеке. Тогда в ней был только страх перед охватившим его безумием, которое могло вырваться на свободу и уничтожить их обоих. За этим страхом она не уловила в нем того, что начинала понимать теперь - он желал ее. Странно – она помнила умом, что от него воняло потом, кровью, блевотиной и вином, но она не помнила этих запахов, а вот воспоминание о том, как жесткий рот на мгновение прижался к ее губам в яростном напоре, наоборот, было таким явственным, что губы закололо, и она, не замечая этого, облизнула их, чтобы унять дрожь, но мимолетное ощущение собственного языка только распалило ее еще сильнее.

Чувствуя, что теряет власть над собой, Санса опять попыталась вернуться мыслями в свою первую брачную ночь. Вспомнились руки Уилласа, ласкающие ее тело. Он был нетороплив и нежен, но в этих прикосновения не было ни капли волнения или восхищения – он касался ее как мейстер, а не как любовник. При этом в нем чувствовалось упорство и неотвратимость в достижении цели, и он скоро преуспел в этом – Санса и сама не заметила, как стала дышать чаще, по коже побежали мурашки, бедра напряглись, а внизу живота словно что-то ожило и забилось, и с каждым мигом это напряжение все нарастало – новое, странное и почти пугающее ощущение. Но ее воображение оказалось упрямее, и снова увело ее от мужа.

Тот, другой, возможно – скорее всего, – не был умелым любовником. Скорее всего, его руки были бы жадными и торопливыми, даже грубыми. Но он касался бы ее по-другому – с дрожью желания, с восторгом, за который она была готова простить ему любые огрехи. Не говоря уже о том, что на ее теле не осталось бы ни одного места, который не стал бы добычей сначала его взгляда, а потом и рук. Эти мысли снова бросили Сансу в жар – так, что даже голова закружилась. Боги, да что это с ней? Она стоит на балконе, будто призрак, пугая часовых на стенах, и умирает от желания к чужому мужчине, в то время как ее законный муж мирно спит и не подозревает, что в мыслях его северная роза уже успела изменить ему. Сансе стало стыдно, но стыд быстро заглушило другое чувство – острая, всепоглощающая тоска. Все, что она тут себе вообразила – этого никогда не будет, сколько бы она ни думала и не мечтала. Она проживет с Уилласом всю жизнь – возможно, очень, очень долгую. Он подождет год, самое большее – два – а затем предъявит на нее свои права. И, пока один из них не умрет, она каждый вечер будет ложиться с ним в постель, и он останется ее единственным мужчиной. Неожиданно Сансе захотелось, чтобы это случилось побыстрее – несмотря на то, что первая брачная ночь не доставила ей удовольствия, может быть, следующие ночи, и дети, которые за этим последуют, заставят ее забыть об этих глупых фантазиях.

Санса резко развернулась и ушла обратно в спальню, сбросила туфли, и, забравшись под перину, обняла мужа, надеясь, что тепло и близость его тела отвлекут ее от мыслей о других объятиях. Уиллас зашевелился и проснулся. Его серые глаза были совсем близко, и Санса в очередной раз не смогла прочесть его взгляд. О боги, даже сейчас она думает о других глазах – как назло, тоже серых! Не думая, она быстро поцеловала Уилласа в губы – просто, чтобы отвлечься. Он смотрел на нее, слегка нахмурясь, словно не понимая, что происходит, а затем вдруг прижал к себе и поцеловал в ответ – неожиданно страстно. Внутри Сансы поднялось облегчение, но Уиллас вдруг резко отстранился и почти оттолкнул ее от себя.

- Не надо, Санса – хрипло произнес он. – Ты, может быть, не понимаешь, но мне тяжело выносить твои поцелуи. Не заставляй меня делать то, о чем мы оба пожалеем. Я обещал, и исполню обещанное ради блага нас обоих. Спи, жена. – С этими словами он повернулся к ней спиной.

Санса закусила губу – только не плакать, не показывать, какой она себя чувствует униженной, растоптанной… и развратной. Боги, что ей делать? Заснуть, как велел ей супруг? Мучиться мыслями и фантазиями? Чего она хотела добиться этим поцелуем? Она не знала – и никто не знал. Сансу грызло одиночество. На самом деле, ей было довольно, если бы Уиллас просто обнял и поцеловал ее, улыбнулся и сказал ей что-нибудь ласковое – например, что она ему дорога или что он рад, что женился на ней. А он… он хотел другого. Как и все мужчины. И он тоже – хотел от нее только этого. Нет, неправда. Санса знала, что это несправедливый укор. Тот с ней разговаривал – не так уж много и разговоры эти ее пугали до трясучки, но он хотя бы замечал ее, видел в ней человека, а не сундуки с деньгами и громкое имя. И он уж точно не оттолкнул бы ее вот так.

Непролитые слезы застряли комом в горле. Санса Тирелл натянула одеяло повыше и тяжело вздохнула – винить некого, кроме самой себя. В одном Уиллас прав – сейчас ей надо заснуть, а что ее ждет в будущем – кто знает.
 

tea

Кастелян
Можно спросить? Почему Уиллас так странно себя ведёт? В тринадцать лет Санса точно взрослая по тамошним меркам. Да и если бы он ее действительно берег, мог бы отказаться и от первой ночи. Если он ее не любит, кто и чем принудил его жениться? Если любит, чего ждёт? Санса понятно о ком думает, а Тирелл что же? Тоскует по Оберину? Вообще ваш рассказ мне очень понравился, но с вот этой необъяснимой психологией я никак не могу смириться.
 

Лилия

Лорд
Хочет он этого или нет, но Уилласу необходимо консумировать брак и он это сделал. Для их реальности, Санса может и достаточно взрослая, но разумно дать ей ещё время. У полностью сформировавшейся женщины гораздо больше шансов нормально выносить, родить и вскормить дитя.
Касательно поведения Уилласа. Он тоже может быть думает о другой женщине, ну или о мужчине. Но к сожалению, все браки их сословия строятся на выгоде для семьи.
 

Eris

Межевой рыцарь
Хочет он этого или нет, но Уилласу необходимо консумировать брак и он это сделал.
Ну Тирион же тоже был должен. Однако же не стал делать того, что не считал нужным.
А вообще, конечно, никогда не думала, что мужчина с чувством долга так противно выглядит. И правда, на голубого похож. Должен, не должен... Бррр.
Вроде как это хорошо, но в постели, видно, ужас. Но Уиллас, как мы помним, и на поле боя не блистал - свалился и ещё попал под лошадь. :facepalm:
 

Морской анемон

Знаменосец
tea потому что Уиллас в этом фике тоже в некотором роде жертва обстоятельств. Сказали жениться - женился, сказали брак скрепить - скрепил, но как-то без особой охоты, и, конечно, без особых чувств -какие чувства к девушке, которую он практически не знает?
 

Морской анемон

Знаменосец
Eris да, и это был один из лучших поступков Тириона, но у меня не было цели их противопоставлять.

Уиллас не голубой и не противный. Он вообще ведет себя наилучшим образом в предложенных обстоятельствах, которые сам не в силах изменить. Откуда ж ему знать, что Сансе от него нужно не толко это?
 

tea

Кастелян
tea Сказали жениться - женился, сказали брак скрепить - скрепил, но как-то без особой охоты, и, конечно, без особых чувств -какие чувства к девушке, которую он практически не знает?
Что же он, настолько безволен?
 

tea

Кастелян
tea как раз потому, что он достаточно умен и понимает, что в тринадцать лет рановато детей рожать. А скрепленный брак практически невозможно аннулировать, что и требовалось Тиреллам.
Им с Сансой поговорить бы по-человечески.
 

Eris

Межевой рыцарь
да, и это был один из лучших поступков Тириона, но у меня не было цели их противопоставлять.
Я критически отношусь к Тириону и в его теме, помню, критиковала его за буйный нрав и даже приводила в пример других калек, и Уилласа в том числе. Дескать, ни за кем из калек такого не водится - один Тирион то напьется, то объестся, то скандал спровоцирует. А теперь вижу, что Тирион-то при всем его неприглядном поведении гораздо более мужествен.
А про Уилласа тут хочется сказать, как кто-то про Джастина Масси: "Я сомневаюсь не в твоей верности, а в твоем мужестве". Это совсем не комплимент, когда новобрачная в конфетно-букетный период мечтает о других мужчинах. А о своем отзывается так: "Бывают хуже". :facepalm:
Правда, Уиллас и в самом деле, если разобраться, не виноват, что он похож на мейстера. Видно, характер такой от природы. Мне кажется, лучшее, что могла бы в такой ситуации сделать Санса - это проникнуться к супругу состраданием. И воин не ахти, и кавалер не очень, и жениться не хотел. Будущее, мне кажется, Уиллас испортил сильно - такая гамма отрицательных эмоций у Сансы не скоро забудется.
Надо же, ведь хотел как лучше. :confused:
 

Морской анемон

Знаменосец
tea так он сам был не против - другое дело, что никто особо не спрашивал его, как, когда и на ком. В норме жених и невеста знакомы задолго до свадьбы.
 

Морской анемон

Знаменосец
Eris погодите, какой конфетно-букетный период? Это чистой воды брак по расчету. Не знаю, заметно ли, но вообще я с некоторой иронией показала разницу между идеальным мужиком в голове и реальным - в постели. Подозреваю, что ,если у Сансы первый секс состоялся с тем, о ком она мечтает, она была бы разочарована гораздо сильнее - Уиллас-то хоть знает, как с женщиной в постели обращаться. В общем, розовые мечты - это одно, а реальная жизнь - это другое. Рано Уилласа сбрасывать со счетов.
 

Морской анемон

Знаменосец
tea вооот - в этом проблема, а не в том, что у кого-то очередные розовые очки спали, а кто-то выбрал неправильную стратегию поведения из лучших побуждений.
 

Lali

Мастер-над-оружием
Eris Не знаю, заметно ли, но вообще я с некоторой иронией показала разницу между идеальным мужиком в голове и реальным - в постели.
Заметили-заметили ) как минимум, я )
Замечательная зарисовка вышла с томлением, вздохами и всеми всех непониманием. Мне кажется, тут никто не виноват, в том, какой он есть и каким его видят другие. Селя ви...
И еще раз, спасибо, это прекрасно и атмосферно
 
Последнее редактирование:

Eris

Межевой рыцарь
Морской анемон , вы использовали в своем рассказе очень эмоциональные краски. Гнев, обида, страстные мечты о другом... По-моему, это не разочарование - это хуже. Разочарование - это так, могло бы быть и лучше, но и так ничего. А тут вон что:
Санса закусила губу – только не плакать, не показывать, какой она себя чувствует униженной, растоптанной… и развратной.
Такие вещи, да ещё и в первую ночь, мне кажется, не забудешь до конца своих дней. И придется этому бедняжке спать с ледяной девой. Стена между ними воздвиглась до небес. Другое дело - что мужчине можно подыскать оправдания: в конце концов, он не хотел жениться, его заставили, я ему неприятна, а может, он вообще любит мужчин - но по доброте душевной он отнесся ко мне хорошо, несмотря на свое нежелание.
В общем, она ему, судя по всему, изначально противна, он ей уже тоже противен, но они вполне могут остаться друзьями. :killed:
 

Морской анемон

Знаменосец
Eris интересно смотреть, как в твоем тексте каждый читает что-то свое. Я не вкладывала в своих героев отвращения - более того, я специально подчеркиваю, что Санса воспринимает Уилласа с физической точки зрения как минимум нейтрально с креном в симпатию. ВОзможно, если бы у меня были здесь прописаны чувства Уилласа. было бы понятно и про него - но я не хотела раздувать короткий фанфик.

Мне кажется, тут никто не виноват
Вот именно. В начале любых отношений встречаются взаимное непонимание, противоречия и косяки. Три месяца - для брака это вообще не срок. Все может измениться кардинально - причем в любую сторону.

Такие вещи, да ещё и в первую ночь, мне кажется, не забудешь до конца своих дней.
Так обычно и думаешь в 13 лет. А потом, к счастью, жизненный опыт и приходящая с ними мудрость позволяет пересмотреть свои оценки. И потом - чего она, собственно, не должна забыть? Как ее муж был с ней аккуратен и деликатен, особенно, учитывая обстоятельства брака?
 

Eris

Межевой рыцарь
в каждом его взгляде Санса ловила странный холодок и нечто, похожее на раздражение.
- Не надо, Санса – хрипло произнес он. – Ты, может быть, не понимаешь, но мне тяжело выносить твои поцелуи. Не заставляй меня делать то, о чем мы оба пожалеем. Я обещал, и исполню обещанное ради блага нас обоих. Спи, жена. – С этими словами он повернулся к ней спиной.
По-моему, все это очень неприятно. Если мужчину силой принудили к нежеланному браку - тогда да, он молодец, что старается это по мере сил скрыть и не желает проявления чувств со стороны невесты - потому что боится случайно выдать ей неприятную правду.
Но если все не так - то он похож на глупца, который перечитал книжек и изображает на брачном ложе какого-то высоконравственного героя. Мне кажется, Уиллас у Мартина такой и есть. Не зря же Оберин вспоминает, что Уиллас травмировался на турнире по собственной вине: по глупости полез сражаться с противниками более высокой категории. Видимо, тоже слишком много читал и утратил связь с реальностью.
Надо же, как просто получить или нанести тяжелую травму. Как физическую, так и душевную. :wth: :^)
 

Eris

Межевой рыцарь
Eris однако, нигде не сказано, что его раздражает Санса :)
Так никто не знает, что его раздражает. Невеста видит то, что есть: мужчина корчил такие гримасы, будто ему неприятно, а при попытке его поцеловать заявил, что дал обет к ней не прикасаться и ее поцелуи вызывают в нем какие-то ужасные чувства, от которых все умрут. После чего с головой залез под одеяло.
Помнится, некоторые дамы ПЛиО умели обращаться с мужчинами, давшими обет целомудрия - но у тех дам было опыта побольше.
Единственное, на что можно рассчитывать в данном случае - что Уиллас все-таки достаточно положительный персонаж с чувством юмора и ему удастся со временем поколебать то дурное впечатление, которое он произвел своими глупостями на брачном ложе. Вот ещё одна причина, почему не стоит начинать знакомство с постели. :D
 
Сверху