Джен Фанфик: Накануне Весны

starina7

Межевой рыцарь
7. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИЗМЕННИКИ
- Ну что, мы отменяем наши планы ? Мы не станем убивать наездницу Дрогона ?

Арья смеется. Она просто издевается ! Санса не издевается, она делает кое-что похуже - заботится о брате. Санса взяла его за локти, покрутила туда - сюда и заявила: "Это не годится !"

- Для присяги годилось, для королевского пира - в самый раз, почему теперь не годится ?

- В самый раз для Хранителя Севера, а для принца нужен наряд получше. Когда вы встречаетесь ?

- Завтра в полночь, - ответила Арья вместо Джона.

- Успеем. У меня есть серый бархат. Портных звать не будем, и никакой прислуги. Мы же не хотим, чтобы наутро Саймон сложил об этом балладу. Арья, ты мне поможешь.

- Что нужно делать?

- Будешь сметывать и обметывать. Только старательно, а не так, как в Винтерфелле. Ты же не хочешь, чтобы наш брат выглядел чучелом ?

Он так и выглядел. Глупым, растерянным, влюбленным чучелом, которое сестры вертели, обмеривали, только что смолой не мазали.

Джон сделал все, чтобы сохранить тайну. Он был уверен, что никто не мог подслушать его разговор с королевой. Никто и не подслушивал. Просто Арья умеет читать по губам. Она столько всего умеет, просто страшно становится.

Где та маленькая озорница, которую Джон был готов защищать от всех Болтонов мира? Странно, ведь он знает, кем она стала, и все же в памяти она была любимой сестренкой, и нуждалась в защите. Защита понадобится тем, кто встанет на пути у Арьи. Кто бы Джона защитил!

Назавтра Тирион Ланнистер счел, что нет в государстве более важных дел, чем сводить Джона в замковые купальни. Там, сидя с новым родственником в горячем бассейне, Джон выслушал несколько полезных советов такого рода, что даже пар над водой покраснел. Хорошо, что рядом не оказалось никого, кто умеет читать по губам. Хотя Джон не был в этом уверен.

Поздним вечером Джон, отмытый до скрипа, в серебристом костюме, изумленно глядел в Сансино зеркало. А из зеркала на него глядел принц.

- Да помогут тебе Семеро. Иди, Джон, - почему-то шепотом сказала Санса.

- Иди, Джон. Покажи ей, кто тут дракон ! - напутствовала Арья.
*******************************************************

Местом встречи была выбрана комната в бывших апартаментах королевы Маргери. Санса знала эту часть замка, но провожать брата отправилась Арья. Она хотела проследить, чтобы по пути Джон никому не попался на глаза. Пока ее не было, Санса не находила себе места от волнения. Все происходящее было ни чем иным, как государственной изменой.

Арья вернулась, и бутылка из Тирионовых запасов пришлась очень кстати.

- Ну что, как он там?

- Все в прядке, не заблудился. Шел, как Цареубийца на казнь - бодрым шагом, и с такой же усмешечкой - гори оно все диким огнем! Лишь бы не переволновался, а то не видать нам племянника на троне.

- Арья, думай, что говоришь! Раньше у этих стен было множество ушей.

- Теперь никого нет. Тут у вас вообще порядка нет. Когда я была здесь с Фреями, то в замок ходила когда хотела, меня вообще никто не замечал. Охрана никуда не годится. Королевской гвардии вообще нет. Мииринские драконы дождутся, что волантийцы пришлют к ним Безликого, хотя Безликого и гвардейцы не остановят. Меня бы не остановили. Скажи своему мужу, пусть заведет хотя бы мастера над шептунами.

- Уж не метишь ли ты сама на эту должность ?

- Ну нет! Я Безликая. Собирать сплетни и совать нос в чужие постели - это не по мне. Охранять я могла бы, если бы эти Таргариены того заслуживали.

- А они не заслуживают?

- Нет. Эйегон - вообще пустое место, а Дейенерис... Браавос основали беглые рабы, ты знаешь. Так вот, браавосцы, после того, что она наворотила в Заливе Работорговцев, ее иначе, чем Безумной Королевой, не называли. Если бы не Барристан Селми и Тирион Ланнистер, ей некуда было бы возвращаться верхом на драконе. Уж если кого и нужно защищать, так это твоего гиганта Ланнистера. У него мозгов побольше, чем у обоих Их Милостей, не зря голова большая. А вот скажи-ка, сестрица, снаряжение у него как, тоже большое?

- Арья !

- Что - Арья ? Леди о таком не говорят ? Ну так я не леди, я Безликая.

- А по-моему - бесстыжая. Ты опьянела с одного кубка, или переволновалась больше Джона?

- И это тоже. Проще убить кого-нибудь, чем сидеть и ждать, чем все закончится.

- Хватит об убийствах !

- Ничего не хватит. Знаешь, я тебя зауважала, когда до Браавоса дошли слухи, что ты отравила этого ублюдка Джоффри.

- Я этого не делала.

- А кто тогда?

- Кто-то из Тиреллов. Скорее всего - леди Оленна. Но Маргери знала об этом.

- Почему ты так решила?

- Маргери пила с ним из одного кубка. Джоффри отравился, а она нет. И это был "душитель". Считается, что против "душителя" нет противоядия. После того, как яд проглочен, жертву уже ничто не спасет. После того. Но не до того.

Противоядие нужно принимать не раньше, чем за пять часов до яда, и не позже, чем за два. Маргери дали это выпить перед тем, как она отправилась под венец, или вскоре после возвращения из септы. Оно горькое. Оно вяжет рот. Через два часа начинает болеть горло, через пять часов все само собой проходит. Она не могла не заметить. Она знала.

- Санса ! Меня учили в Черно-Белом Доме, но откуда истинная леди вроде тебя может знать об этом ? Ведь даже мейстеры уверены, что противоядия нет.

- А меня учили Молчаливые Сестры.

- Молчаливые Сестры знают такие вещи ?

- Ты не представляешь, как много они знают. Потому и молчат. И вот еще что. Хватит называть меня истинной леди.

- Раньше ты не возражала против этого звания.

- Я и сейчас бы не возражала, но к этому званию всегда прилагается клетка.

За мной Джон прислал почетный эскорт, он все сделал, чтобы я снова ощутила себя леди Старк, а для чего? Для того, чтобы снова загнать меня в эту клетку! В Королевскую Гавань, в жены к деснице, по сути - в заложницы.

- Тебе тут плохо ?

- Я не могу сказать, что мне плохо. Это комфортабельная клетка, золотая. Но мне в ней душно. Мой муж смотрит на меня с восторгом и предугадывает мои желания. Я - вторая дама в государстве. Я улыбаюсь, вью семейное гнездышко, вращаюсь при дворе, если это можно назвать двором. Но больше всего мне хочется превратиться в птицу, взмахнуть крыльями и улететь отсюда к сестрам и братьям.

- В твой обоз ?

- Да. Там я чувствовала себя свободной и защищенной. Неправду говорят, что нет на свете настоящих рыцарей. Я их знаю. Они были изранены, едва стояли на ногах, но сражались не за себя, не за своего сюзерена, не по приказу, не ради славы, почестей, добычи. Они спасали беззащитных женщин, даже не леди, простолюдинок. Мои Братья - Защитники. Двое из них были со мной на Севере, так что Джон их тоже знает. Они даже и от Джона готовы были меня защищать. Но я сама позволила отправить меня сюда. Мне захотелось комфорта и почета. Никто не виноват.

- Как хорошо, что я не леди. Не рассчитываю ни на кого, и сама могу себя защитить.

- А как же твой мастер Джендри, кузнец и воин ?

- Не трогай Джендри. Я за него жизнь отдам. За него, за Джона, за Брана и Рикона. За тебя. Я буду защищать свою семью. Вот не знаю, правда, нужно ли защищать тебя от твоего мужа, или его от тебя.

- Никого не нужно защищать. Мы неплохо ладим.

- В постели тоже ?

- Ты невыносима !

- Точно. Налей еще, и выпьем за твоих будущих львят.
*******************************************************

- О! Что я вижу! А я-то думал, что благовоспитанные северные леди в такой час давно уже спят. И моя дражайшая супруга забралась без спроса в мой шкафчик, не в первый раз, кстати. Леди, вы меня удивляете.

- А чем вы нас удивите ? Как там король ?

- Да никак. Его Эйегонское Величество никогда не умел пить. Спит без задних ног. И вы идите спать, леди.

- Лучше присоединяйтесь к нам, милорд десница.

- Ни в коем случае. Должен же быть в нашем деле хоть кто-то трезвый !

- Это вы-то трезвый, милорд ? Ну раз вы такой трезвый, расскажите что-нибудь. Мы здесь целый день в хлопотах, новостей не слыхали, а до утра еще далеко.

- Лучше вы мне расскажите, леди Арья, о планах, которые вы, слава всем богам, отменили. Неужели действительно хотели убить королеву ?

- Дракона убить сложно. Всадника - гораздо проще. А уж с вашей охраной - пара пустяков. Так что если бы Ее Милость решила поиграть в Эйегона Завоевателя, то не зажилась бы на свете. Но теперь ей ничто не грозит. Север присягнул.

- И Простор не заставит себя ждать, я надеюсь. Гарлан Тирелл прислал гонца с письмом. Ничего нового - в Красных Горах замечены наемники из Эссоса. Про волантийцев он еще не знает. Но начало положено.Это можно считать предложением союза. Так что королю было за что поднять бокал. Мне оставалось только следить, чтобы он не пустел.

Проклятье, никогда бы не подумал, что доживу до седин и превращусь в сводника, вроде Мизинца.

- Ну, настоящий сводник в этом деле - наш Бран, а вы, милорд, только мужа отвлекали.

- Все равно, мы все - государственные изменники. Наливайте, леди Арья !

- С удовольствием, лорд Тирион. И раз уж мы все тут - одна шайка заговорщиков, может обойдемся без титулов? Просто Арья, просто Санса?

- Просто Тирион. И у меня есть чем удивить именно вас, Арья.

- Валяйте, удивляйте.

- Видите ли, король в восторге от вестеросских дам. Санса не даст соврать, наши леди производят на него неизгладимое впечатление. А вы не просто вестеросская леди, вы прекрасная вестеросская воительница, к тому же незамужняя. У Его Милости есть план в отношении вас.

- Он что, задумал выдать меня замуж ?

- Нет, это лорд Старк задумал выдать вас замуж. Он весь день расспрашивал девиц Тирелл по поводу их кузена Уилласа. Они его восемь лет не видели, но расхваливали до небес. А так же напропалую кокетничали с юным лордом Рикардом. Должно быть, решили пойти по стопам своей кузины Маргери.

- О боги, Рикона нужно спасать! И Арью нужно спасать.

- Не волнуйся, Санса. Меня спасать не нужно. Я видела этого, с позволения сказать, жениха всего луну назад. Уиллас Тирелл разжирел. Скажите об этом Рикону. Рикон проехал через Простор, он поймет, что это значит, и выбросит из головы свои планы.

- А я предпочел бы, чтобы свои планы выбросил из головы король. Скажите, Арья, в вас никто не находил сходства с покойной Лианной Старк?

- Все, кто ее помнит. Дядя Бринден просто все уши прожужжал.

- А все, кто помнит принца Рейегара, не верят в историю с похищением и насилием. Они в один голос утверждают, что Рейегар по примеру Эйегона Завоевателя хотел иметь двух жен. К тому же Завоеватель пообещал Старкам брачный союз.

Двоим Таргариенам - Мейегору и Рейегару, двоеженство стоило жизни. Я не хочу, чтобы Эйегон Спасенный присоединился к ним в пекле. Не для того его спасали.

Арья Старк, я не хочу, чтобы вы стали второй Лианной. Покиньте Королевскую Гавань как можно скорее. Лорды Севера завтра отправляются домой, уезжайте с ними.

- Джон ничего такого не говорил.

- Джону придется задержаться на пару седмиц. Ну, вы понимаете. У короля есть некоторые замыслы, которые он хочет обсудить с Хранителем Севера. Но Джон все равно вернется на Север одновременно со всеми, если не раньше. Драконам дороги не нужны, летают они быстро, и кроме всадника могут нести на себе еще кого-нибудь.

- Кстати о драконах. Как вы думаете, должны ли мы представить королю его сестру, принцессу Рейенис ?

- Что ??? Дорогие леди-соучастницы, эта бутылка точно первая ?

- Первая и единственная, в отличие от жизни варга. У них есть еще одна, в теле того, в кого они смогли переселится, умирая.

- Варг - это ваш брат Брандон ?

- Варги - это все Старки, кроме Сансы, и некоторые Таргариены тоже. Только варг может приручить дракона.

- О боги ! Королева !
А принцесса... Где она? Или нужно спрашивать - в ком? Я представить себе не могу, как отнесется к этому король, но королева должна об этом знать. Где принцесса?

- Она пришла сюда с вами, Тирион. Обернитесь.

- Это... Этот кот ходит за мной, с тех пор, как... Коты не живут так долго !

- Великие варги - живут.

- Как я смогу рассказать об этом Ее Милости ? Она сочтет, что я допился... до черных кошек. Она просто не поверит.

- Она поверит, когда у Красного Замка приземлится Визерион.

- Откуда Арья Старк смогла узнать об этом?

- Принцесса не может говорить, как вы понимаете. Я - ее голос. Я не должна покидать Королевскую Гавань. Но я умею быть незаметной. Я была здесь каждый день во время суда.
Голос Арьи вдруг превратился в устрашающий шепот : "Я приглядывала за тобой!"

Тирион схватил бутылку и допил ее прямо из горла.

Джон вернулся с первым ударом колокола, усталый, как вол на пахоте, довольный, как кот, объевшийся сметаны, и повалился спать в Сансиной комнате. Сапоги, правда, снял.
 
Последнее редактирование:

starina7

Межевой рыцарь
8. ДОБРОВОЛЬЦЫ
Если бы маяки могли кричать, побережье оглохло бы от крика. "Всем ! Царство людей в опасности ! Стена повреждена. Армия мертвых готовится к штурму. Нужны добровольцы. Нужны валирийские мечи. Нужен обсидиан."

Бриенна не хотела отпускать его. Конечно, она не хотела, но Джейме сделал свой выбор, и не собирался его менять.

Она прижимала его руку к своему животу.

- Наш сын может родиться сиротой.

- Таких будет много, если мы победим. А если проиграем, никто вообще не родится.

Она использовала запрещенный прием.

- Я поеду с тобой.

- Не смей ! Я запрещаю тебе даже думать об этом. Я твой муж, я тебе запрещаю, слышишь! Наш ребенок - единственная надежда и твоего рода, и моего. Не губи наши надежды, Бриенна, пожалуйста! Поклянись мне, что останешься дома.

Она поклялась. Потом принесла ему Верный Клятве.

- У меня же есть Лев. Он валирийский.

- А вместе они - Лёд. Лёд должен защищать Север. Отдашь его какому-нибудь северянину. Все валирийские мечи пригодятся.

Уходя, он оделся во всё черное. Только черный овчинный плащ, который Безупречный дал ему перед казнью, остался в Вечернем Замке. В этом плаще Джейме пришел на Тарт. Этот плащ он накинул на плечи Бриенне в замковой септе. Пусть останется сыну на память.

Путь на юг Джейме проделал пешком. На Север он ехал на добром коне во главе отряда, с запасом фуража и продовольствия.

Лорд Сэльвин Тарт позволил Джейме взять всех, кто пожелает к нему присоединиться, но некоторых просил забрать обязательно.

- У многих наших богатых купцов, сказал лорд-тесть, на кораблях есть молодчики, что любого пирата так отпиратят ! Когда лиссенийцы собираются идти на абордаж, эти ребята перескакивают на вражью палубу и рубят там все, что движется. Они пьют такое, что боли совсем не чувствуют. Им случалось захватывать пиратские корабли, которые по недомыслию пытались захватить их корабль.

Море замерзло, и все они год как сидят без дела в Морне. Они шатаются по кабакам, бьют посуду, дерутся скамейками. У них кончаются деньги. Тот, кто уведет их отсюда, сделает доброе дело. Богоугодное, можно сказать.

До Перевалки было еще так далеко, а снег валил и валил. К ночи и ветер усилился. Не зря эти берега назвали Штормовыми Землями. Ветер здесь почти всегда, но эта ночь обещала настоящий буран.

Земля поманила теплыми огоньками на берегу. Чем ночевать в продуваемых ветром шатрах, лучше за крепкими стенами, пусть в тесноте, но под крышей, у горящего очага. А что кому-то нельзя ступать на землю Вестероса, так ведь могут и не узнать, а узнают - не обязательно выдадут. Все же целый отряд за спиной.

Ну и получил, что хотел. Вот тебе и крыша, и стены из толстых бревен. И цепь, и караульщик за дверью.

А грозные бойцы, кошмарный сон всех лиссенийских пиратов, и пальцем не шевельнули ради Джейме. "Вихты имен не спросят, ну и мы не спросили".

Гостеприимные поселяне теперь спорят, везти тебя в Королевскую Гавань живьем, или достаточно твоей головы, а ты лежишь, обмотанный цепью, как куль с глазами, и ничего не можешь поделать. Остается закрыть глаза и вспоминать.

Джейме был в плену много раз. Если считать краткое знакомство с Братством Без Знамен, то пять. Пять раз за десять лет - многовато, даже для такой зимы. Словно кто-то хотел сказать - не за то сражаешься ! Не за тех ! Как будто он мог выбрать сторону. Семью не выбирают. Хотя, Тирион вот выбрал. Но Тирионова выбора Джейме не желал ни себе, ни даже своим врагам.

Плен в Риверране до и после побега отличался настолько, что его можно считать за два. Лучше всего был первый. Джейме жил под стражей, но с комфортом, как ценнейший заложник. Ему даже как-то разрешили помахать деревянным мечом во дворе. И кухня отличная, хотя рыбных блюд могло быть и поменьше.

Потом за ним пришли Тирионовы люди. Где он раздобыл такого мечника? Брату везет на хороших бойцов. Взять хотя бы нынешнего лорда Стокворта. Мерзавец, конечно, но какой рубака !

Эйегону, которого семь лет назад прозвали Ярмарочным Драконом, в этом смысле везло меньше. Джейме помнил великое разочарование, которое испытал при виде Золотых Мечей, удирающих во все лопатки. Казалось, бегство врага должно приносить радость, но нет. Грозная сила обернулась пшиком. Легенда рухнула. Легкая победа горчила.

Золотая рота - есть такое тартское выражение, и существует оно ровно столько же, сколько и грозный отряд Злого Клинка. Означает - оборванцы, бродяги, ни на что не годное отребье.

После битвы трое стояли перед кислым Томменом и разъяренной Серсеей. Три виновника полной победы и счастливого избавления страны от самозванца - Рендил Тарли, Гарлан Тирелл и он, Джейме.

- Один позволил разбить себя эссосскому сброду с мальчишкой во главе. Это он их разбил ? Так что же не добил ? Это потруднее, чем дезертиров вешать? Стар и слаб ? Квиберн, позаботьтесь о лорде Тарли.

От другого только и требовалось, что выгнать зверя на ловца. Но сир Гарлан его упустил. Тиреллы хоть что-то способны сделать правильно? Ваше счастье, что зверь оказался еще глупее вас и сам прибежал в ловушку.

И где же он ? Где самозванец в цепях, дорогой брат ? Где хотя бы его голова ? У тебя, кажется, было десять бойцов на каждого его наемника, так как же он сумел ускользнуть, отвечай ? Не можешь ? Да что ты вообще можешь...

Теперь тот самый Эйегон приговорил и помиловал Джейме. Или не тот самый? Того Джейме в лицо не видел. Может его и не было никогда ? Может доспехи с драконом всегда носил Джон Коннингтон ? Джейме помнил свой гнев, когда под доспехами обнаружился рыжий мертвец средних лет, ни капли не похожий на Таргариена. Он помнил ужас, охвативший всех, когда на руке трупа разглядели пятна серой чешуи, которые уходили под рукав и добрались уже до локтя. Серая хворь ! Но обошлось. Тело обложили хворостом и сожгли. Всех убитых врагов, и наверное даже некоторых раненых, крючьями стаскивали в штабеля, перекладывали дровами, поливали маслом и сжигали. Никто их не разглядывал, никто даже не пытался обирать трупы. Потом солдаты сожгли крючья и рукавицы, в которых работали. Панику удалось предотвратить. Не рассказывать же об этом Серсее. Не при Томмене же.

У этого лицо вполне таргариенское. Может он и правда какой-нибудь потомок Эйегона Завоевателя. Может вообще Блэкфайр. Кто угодно, только не сын Рейегара и Элии, и сам об этом знает. Иначе не отдал бы так поспешно приказ, по которому Джейме было разрешено говорить только во время суда.

Никому, кроме Тириона, не нужен был этот суд. Тирион хочет, чтобы эти новые Таргариены хорошо запомнили и внукам-правнукам своим рассказали, ОТЧЕГО БЫВАЮТ МЯТЕЖИ.

А вот с этим плохо. Со внуками - правнуками. Семь лет прошло, как Мать Драконов взяла себе в мужья этого Эйегона Поддельного, а детей так и нет. Драконы не в счет, они престол не наследуют.

Когда она была женой кхала, то, кажется, ждала ребенка, но потеряла и его, и мужа. Потом ее мужем стал знатный гискарец, и всего через месяц законного брака он решил избавиться от супруги. Не вынес, бедолага. Казалось бы, жена улетела в неведомую даль, живи да царствуй, но этого, как там его, короля, сверг и взял под стражу сир Барристан Селми.

А теперь Барристан Отважный - уже не королевский гвардеец, а королевский судья. Джоффри создал... как это, любимое словечко Тириона... да, прецедент. Что-то нужное он все-таки создал, непутевый мой, злой мальчишка.

Всем известно, что против "душителя" противоядия нет. На самом деле есть, только пить его нужно заранее, если знаешь, что в пище будет яд.

Квиберн был просто напичкан такими знаниями, и недаром обзывал наших мейстеров невеждами. Джейме пообещал выпотрошить Квиберна как рыбу, если он расскажет кому-нибудь еще. Тиреллы были нужны. Серсея осталась в неведении.

Джейме много лет глядел на королеву Маргери и гадал: "Не захотела предупредить? Ей не позволили? Может, просто не успела ?"

А был ли выбор у Маргери Тирелл? Предупредить - и отправить на плаху свою бабушку, а может и отца с матерью, а может и всю семью, и провести жизнь с жестоким мужем и мстительной свекровью, а может и в Молчаливых сестрах. Или оставить все как есть, снова выйти замуж, теперь за восьмилетнего ребенка, и царствовать в свое удовольствие, править же никто не требует. Для нее все было очевидно. Она не Старк, она Тирелл. Она царствовала.

Она лгала себе, что царствует, даже когда Томмен умер. Даже когда ее отец сбежал из столицы, бросив дочь на растерзание безумной Серсее. Для лорда Тирелла тоже все было очевидно. Такую дочь уже не пристроишь ни с каким приданным, так пусть хоть место посторожит.

Она и сторожила. И Серсея сторожила место для Ланнистеров, пока один Ланнистер и один Тирелл пытались силой оружия удержать государство от распада. Не получилось. Но среди Тиреллов хоть был мужчина, вполне способный занять трон и править, а у Ланнистеров - разве что Тирион за морем. Джейме для этого точно не годился.

А то, для чего он годился, ожидало его на Сапфировом Острове.

Лорда Сэльвина навстречу дочери и будущему зятю выкатили в кресле. Назавтра он уже бодро расхаживал по замку, стуча тростью. На третий день чуть свет он ждал Джейме во дворе, молодецки сидя в седле, и повёз показывать свои владения.

Начали, по просьбе Джейме, с Гаретова маяка. Сир Станнис Гарет, как и лорд Сэльвин накануне, страдал от болей в пояснице. Роберт Гарет со старшим сыном Джастином отправились бить тюленей, а огонь на маяке целую седмицу поддерживал младший, девятилетний Раймон.

Свадьба состоялась на четвертый день, и теперь Бриенна беременна. Сына нужно назвать Раймоном, в честь смотрителя маяка.

Есть ли вообще у людей выбор, или мы тешим себя иллюзиями, пока судьба тащит нас, как пленников на веревке, от рождения к смерти ?

Выбор есть всегда и у всех. Так говорится. Какой выбор у тебя сейчас, Тот-Чье-Имя-Нельзя-Называть-В-Вестеросе ? Никакого. Лежи и дыши, пока позволяют.

Похоже, деревенские свой выбор тоже сделали. За дверью скрипит снег, лязгает металл, вьюга врывается в хлев, и тартские головорезы втаскивают под руки старосту и часового с кляпами во рту.

- Просыпайтесь, м'лорд. Уезжаем. А эти до утра полежат тут вместо вас.

- Мать вашу каракатицу! Утонувшего Бога душу и Квохорского Козла хвост! Что ж вы блеяли, как бараны, когда они меня вязали? Все пираты за Ступенями оборжались бы, глядя на вас.

- А что, надо было изрубить это мужичьё? Они нам блинов с медом, а мы их в куски? Так это мы запросто, только прикажите, м'лорд.

- Да поехали уже. Сестры - Защитницы выискались !
*************************************************************

Перевалка представляла собой смесь военного лагеря с ярмаркой. Добровольцам напоследок хотелось всласть пожить, торговцам - нажиться, и все были довольны. На берегу пылали костры, в котлах булькало, у бочек было не протолкнуться, хотя в них - не вино и даже не пиво, а вонючее пойло, выгнанное чуть-ли не из опилок. Слышался женский смех, звенел бубен, и кто-то отплясывал, а кто-то подпевал: "Медведь, медведь!" Медведь наступил певцам на оба уха, но никого это не останавливало. Раз живем!

В развалинах Камнепляса горели огни. Кто-то не поленился влезть на кручу ради полуразрушенных стен и какой-никакой крыши. На стене были вывешены щиты, по большей части неизвестные, но среди гербов межевых рыцарей Джейме, не веря глазам, увидел две башни, соединенные мостом. В руинах разместился Большой Уолдер Фрей !

Не в Риверран же идти Фрею. А Ланниспорт еще дальше. Ничего удивительного, что Большой Уолдер идет на Север через Перевалку. Удивительно, что он вообще туда идет, и не думает, что северяне сделают с ним.

Но разве сам Джейме не рискует точно так же? Недавно его уже узнали. Лучше всего не задерживаться здесь вообще. Но его люди развели огонь и располагаются на отдых. Нужно уходить с любым отрядом. Рубаки из Морна и без него не пропадут.

- Сир Джейме ? Не может быть !

Ну вот и дождался. Большой Уолдер собственной персоной.

- Меня нельзя называть по имени, сир Уолдер. То есть лорд Уолдер. Как вам это удалось? Вы же были третьим в очереди.

- Да, после Черного и вашего Тая. Но когда Рыжий сцепился с Черным, да что греха таить, когда мы все кинулись друг на друга, чудак Тай пытался нас растаскивать. Ну ему и наваляли со всех сторон. Так что Тай вообще ушел и увел своих людей, пока всех не перебили. Потом Черный получил стрелу в глаз, и теперь я лорд.

- А что случилось с моим двоюродным племянником?

- Ничего с этим хитрецом не случилось. Он пошел и под шумок занял замок, самый целый из трех. Так что Тайвин Фрей хоть и мой вассал, но богаче меня. А что до имени, я охотно сменял бы мое на ваше. Быть Фреем на Просторе не лучше, чем в Речных Землях. Мы сами постарались, и там, и тут. Вы бы видели, что здесь началось, когда мы пришли под нашим знаменем. Пришлось забраться на эту скалу, чтобы нас оставили в покое.

А как ваши дела ? Я видел обоз и многочисленный отряд. Тарт ведь небольшой остров ?

- Да, остров не велик, и у лорда Сэльвина всего шесть ленных рыцарей. Но со мной не рыцари, даже не вольные всадники. Это абордажники с купеческих кораблей. Их могло быть гораздо больше, далеко не все согласились. Некоторые были так пьяны, что вообще не понимали, на каком они свете. Но те, что здесь, умеренно пьют, хорошо соображают и отлично знают свое дело. Надеюсь,мы не посрамим Сапфировый Остров.

- Хотел бы я сказать, что мы не посрамим дом Фреев. Но для дома Фреев будет лучше, если я в этой битве не выживу. Тогда мой новорожденный сын сможет гордиться своим отцом.

- Вы правы. Нам есть что смывать своей кровью. Мы должны сделать все возможное для спасения царства людей, но лучшее, что мы можем сделать для наших детей, это погибнуть с честью.
 
Последнее редактирование:

starina7

Межевой рыцарь
9. ТРЕХГЛАЗЫЙ
Я обманул Рейегаль. Драконы и в самом деле как дети, и Рейегаль очень похожа на Арью в драконьем обличье, но обмануть драконицу оказалась проще простого. Я сумел убедить ее, что три дракона расправятся с Иными без труда, и много времени это не займет.

На двух драконах мы летим на Север вчетвером. Джон сел позади меня на Рейегаль, за Королевским Лесом мы приземлились, и Ее Милость взяла к себе Арью. Арья, конечно же, сразу предложила Джону поменяться местами, но уже было ясно, что я, даже привязанный к седлу, не удержусь на драконе самостоятельно, а Джон сильнее Арьи.

Я не могу летать на драконе, а королева ни в коем случае не должна участвовать в сражении. Боги уже подбросили монетку, и она упала правильной стороной. Нельзя подвергать опасности будущего маленького Таргариена.

Нам предстоит сражаться в телах наших драконов. Драконьи всадники будут находится в Винтерфелле, а Дрогон, Рейегаль и Визерион - выжигать Белых Ходоков. И я не знаю, чем все закончится.

Я действительно не знаю. Я видел множество сражений, множество поражений и множество побед. Я видел и такие победы, которые не лучше поражений. Я не знаю, какая из веток - наша. Силы равны.

Жизнь и смерть нашего мира лежат на незримых весах в шатком равновесии. Сколько еще оно продлится? Каждый шаг живых и каждый шаг мертвых качает весы. Что еще мы можем положить на нашу чашу?

На нее уже упала жизнь отца и Робба, и нежизнь матери. Пробитое кинжалом сердце Джона и обожженная местью душа Арьи. Безрассудная отвага Рикона и безоглядная доброта Сансы. И моя жизнь, и жизни наших волков, и тысячи других жизней, все уже там. Но перевеса нет.

Драконы... Ну что же, теперь вот и драконы. Их трое, они сильны, и драконье пламя нам необходимо.

Как неприступность стен зависит от храбрости и мастерства защитников, так и здесь. Храбрости нам не занимать, ни людям, ни волкам, ни драконам, а вот мастерство... Умница Рейегаль еще в Эссосе позволяла мне учиться. Принцесса Рейенис справляется великолепно, но Ее Милость, к сожалению, недоучка. Столько лет летала на драконе, столько лет твердила: "Я дракон!", но ей и в голову не приходило, что она может быть драконом на самом деле. Времени на обучение мало, она едва удерживается в Дрогоне во время полета, хотя на нем держится прекрасно, в отличие от меня. Но в бой ей нельзя. Многое будет зависеть от мастерства самих драконов.

Мастерство драконов ! Кто бы меня слышал.

Рейегаль - отличная охотница, быстрая, неутомимая, но охота - не сражение. На нее не охотился никто и никогда. На меня - да, охотились, но отбивался не я, и даже не Ходор. Будем надеяться на проворство драконицы, ну и я постараюсь не оплошать.

Дрогон охотился редко. Ему обычно пригоняли скотину на корм. Дрогон вообще не боец. Он - здоровенный конь с крыльями, просто летающий конь Бурерожденной, а иногда - ее палач. Каков он в бою? Будем надеяться на его ярость, и что Ее Милость не потеряет контроль над ним в самый неподходящий момент.

Как хорошо, что есть еще и третий. Третий дракон и третий наездник. Создание до того маленькое, что я столько лет не мог его заметить, и настолько мощное, что я не догадывался - это не стихийная сила, это разумное существо. Сущность. Она. Та, которую так давно обещали, с таким нетерпением ждали и с такой легкостью уничтожили.

Но она не из тех, кто позволяет себя убить. Попробуйте убить ветер! Убить волну! Убить траву! Ее так мало - почти не видно, и ее так много - она везде. Для нее не существует расстояний. Четверть века она познавала мир, из которого ее попытались удалить, а теперь осознала свою силу. Она сильнее всех Старков, и всех Таргариенов, и всех варгов, сколько их было и будет.

И она сражается. Двадцать пять лет каждый день она сражается за свою жизнь. Она - боец! По сути, из нас она - единственный воин.

И у этого дракона действительно три головы. Визерион, белый дракон, меньше и легче двух других, и гораздо быстрее, а пламя Валирии прокалило его чешую. Балерион, черный кот, умеет наносить удары и уклоняться от них. Рейенис Таргариен умна и сильна, она сможет прорвать защиту. Она уничтожит Алтарь Зимы. И она не вернется, ни в какой ветке. Но если не она, то кто?
********************************************

Драконам, как и всему живому, нужен отдых и пища. Это, кстати, погубило флот Виктариона Грейджоя. Когда он узнал, что в Миирине королевы нет, но есть драконы, то приказал трубить в рог и поднять якоря. Драконы полетели за кораблями, но никто не подумал, что делать с двумя драконами дальше. Потом драконы устали. Рейегаль опустилась на палубу одного из наспех отремонтированных кораблей, и проломила ее. И с перепугу дохнула пламенем. И увидела, что еды вокруг полно.

Так и летели два дракона за Железным Флотом, пока флот не кончился.

В окрестностях Риверрана мы приземлились, чтобы отдохнуть и дождаться Визериона. Белый дракон полетел в Дорнийские Марки. Для вразумления дорнийцев, как сказал король. Его отговаривали. Сестра Эйегона Завоевателя довразумлялась триста лет назад. Но наша Рейенис показала чудеса маневрирования. Визериона со стен Красного Замка обстреливали из скорпионов, и даже близко не попали ! Она - боец !

Короля дракон нести не желал. Рейенис перехватила власть, Его Милость уселся в седло, сделал круг, и сошел с дракона весь зеленый, на дрожащих ногах. Примерно как я под Риверраном, только меня нес на руках Джон. Зато другой человек, оказывается, давно был знаком с Визерионом. Даже королева не знала, что в ее отсутствие Тирион Ланнистер едва не был изжарен заживо и съеден. Но не был!

- Ты же не станешь тратить пламя на такую мелочь, как я ?

С этими словами десница вскарабкался по крылу, и Визерион взлетел! Он нарезал круги и петли над Красным Замком, а в небо неслись ликующие вопли карлика.

Визерион отправился на юг без всадника и раньше войска. На этой войне от драконьего пламени никто не погибнет. Достаточно будет присутствия дракона, чтобы эссосские наемники дрогнули и отступили. С дорнийским войском уже сражается Гарлан Тирелл, сильные и слабые стороны врага ему давно известны. На долю короля и Безупречного легиона останутся волантийцы - тоже хорошо знакомый враг, в хорошо знакомом соотношении, двое на одного Безупречного. И в Волантисе скоро узнают, что у Спасенного Короля теперь есть белый дракон. То-то будет радости.
**********************************************

Бринден Талли, наш двоюродный дед, предпочитает, чтобы мы звали его дядей. "Так я кажусь моложе",- говорит он. Но моложе он не кажется, и когда Ее Милость принимала у него и маленького Хостера присягу, сир Бринден сам преклонил колено, но поднимали его вдвоем под руки.

В Риверране уже нет Сестер-Защитниц, они ушли еще с Братством Без Знамен. Зато в замке и вокруг него расположился лагерь добровольцев, идущих на Север. Одни уходят, другие прибывают, но нет ни одного знамени известных домов, кроме Блэквудов и Бракенов. Эти состязаются, кто больше выставит бойцов, и теперь случайные люди идут к Стене с изображением чардрева или жеребца на щитах. Некоторых даже конец света не исправит.

Драконам предстоит уничтожить, или сильно сократить армию мертвецов. Та же сила, что поднимает мертвых и заставляет их исполнять волю Иных, делает вихтов уязвимыми для огня. Они горят, как сухая солома. Но Белые Ходоки вооружены ледяными копьями, и бросают их с нечеловеческой силой и меткостью.

Поэтому, как и в Красном Замке, мы в Риверране тренировались, управляя драконами на расстоянии. Мы должны были поджигать кучи ветоши, а с земли и со стен нас обстреливали жердями, намазанными охрой. В меня попали дважды, Дрогон был весь испачкан рыжим, а на светлой чешуе Визериона не осталось ни пятнышка.

Для нас будет много работы, когда мертвое воинство придет к Стене, но самое опасное дело ждет нас далеко на Севере, и я не знаю, с какими силами нам предстоит столкнуться. Плотная завеса окружает нечто в самом сердце ледяной пустыни. Я не могу за нее проникнуть. Что-то выбрасывает меня, причиняет боль, вселяет смертный ужас. Рейенис знает, что там, но даже она не способна увидеть и описать Алтарь Зимы.

Нам придется оставить живых сражаться с мертвыми, и увести наших драконов в неизвестность, потому что пока Алтарь существует, эта зима будет длится.

Обещанная Принцесса, Принц-Калека и Мать Драконов должны исполнить древнее пророчество. Принц не тот, но тоже калека. Мы попытаемся. Если не мы, то кто ?
 
Последнее редактирование:

starina7

Межевой рыцарь
10. ЛЕД И ПЛАМЯ
На Стене перекликались сигнальщики. "Идут вихты, очень много." - "Видим, заряжаем." - "Гости пришли. Угощение готово. Здесь четырнадцать Ходоков!" - "У нас больше двадцати." - "Видим сорок шесть." - "На равнине семь десятков, не знаем сколько в лесу. Нам везет, как обычно!" - "Ты неудачник, Эдд! У нас девяносто, тремя волнами. Взры...

Это случилось в Твердыне Ночи. Через головы мертвого воинства, с немыслимого расстояния, Белый Ходок бросил копье и перебил канат. Заряженный сосуд с огненной пылью рухнул вниз, взрыв разрушил основание махины, убил дозорных, которые обслуживали ее, и выломал часть Стены.

Когда взорвались остальные сосуды, трещины рассекли Стену сверху до самого основания. Мелкие ледяные пауки устремились вверх, а по ним, как по лестнице, карабкались мертвецы. Дозорные, собравшись к месту взрыва, обстреливали вихтов огнем, сбрасывали на них камни и бревна от разбитой махины, мертвые срывались вниз, но каждый держал в истлевших руках немалый кусок Стены. На огромном пауке через пролом перебирался Белый Ходок, и огонь затухал в его присутствии.

Защитники в ужасе глядели, как выбоина превращается в широкую пропасть. Для них не было спасения. Подъемник и сигнальная вышка рухнули при взрыве.

Но внизу уцелели вороны в воронятне, и полоумный дозорный, что во время просветлений называл себя Теоном, а в "темные" дни - Вонючкой, держа уголек тремя пальцами, коряво писал, привязывал куски пергамента и выпускал своих подопечных. Потом снял со стены лук, колчан с обсидиановыми стрелами, и заковылял навстречу врагу. Невозможно покалеченными руками сделать смертельный выстрел, но в Иного достаточно только попасть обсидианом. Он попал.

Первый в этой битве Белый Ходок разлетелся ледяными осколками, его паук стал просто снежным сугробом, а сотни вихтов рухнули и умерли окончательно. Но тысячи - продолжали движение и разодрали тело Теона Грейджоя на куски, слишком мелкие, чтобы быть вихтом.
*******************************************

Стена будто стала живым существом, и это существо бил озноб. Происходило нечто невозможное. Стена крошилась и проседала под собственной тяжестью. Белая сова летела вдоль Стены, и видела, как по всей ее длине накатывает темная волна. Мертвые пошли на штурм. Рикон вздрогнул и очнулся, стукнувшись о спинку кресла затылком.

- Взлетайте ! Скорей !

- Где ?

- Везде ! Они бросились, будто по сигналу. А Стена рушится.

- Где ?

- Везде. Бран, это что - оно самое? Магия закончилась?

- Магия Стены - да.

- Подъемники вмещают так мало людей ! Что будет с теми, кто стоит наверху?

Брандон не ответил. Глаза закатились, лицо сонное. Он уже летит. Зеленый дракон - с запада, белый - с востока, черному досталась середина Стены. Ух, как, должно быть, пылают сейчас вихты. От такого жара как бы Стена не подтаяла. А ведь и правда подтает. Магии-то больше нет.

Два драконьих всадника удобно расположились на лежанках в теплой комнате. Третий (нет на свете справедливости!) - где-нибудь в Красном Замке, клубком возле печки. У принцессы Рейенис нет своего тела, но есть три заёмные шкуры - черный кот, белый дракон и ... Арья Старк. Рикона мутило от одной мысли варговаться в человека, тем более от того, что кто-то может влезть к нему в голову, но Арье хоть бы хны. Арья встала, потянулась и ушла. Принцесса уже в полете.

Джон где-то у Твердыни Ночи - в большинстве Брановых видений все начиналось именно там, где когда-то тринадцатый лорд-командующий отдал душу Иной. Арья рвется к своему Братству и синеглазому кузнецу. Но ей и Рикону придется сидеть на месте. В Винтерфелле должен быть Старк, и притом бодрствующий. Рикон на цыпочках покинул комнату, где лежали в трансе Брандон Старк и Дейенерис Таргариен.
*********************************************

В Восточном Дозоре все братья успели спуститься с трясущейся Стены, и в полном бессилии наблюдали, как два мертвых мамонта били таранами не в ворота, а в трещины вокруг них. Трещины быстро расширялись.

Добровольцы ждали врага со стороны моря, за валом из бревен и горючего камня, готовясь его поджечь. Джейме Ланнистер чувствовал себя неуютно - за эти семь лет ему почти не приходилось сражаться пешком. Но латы не закрывают брюхо и ноги коня, да и вихты не соблюдают правил рыцарского боя.

Тартские бойцы пустили по рядам мех со своим зельем: "От него не пьянеешь, а боли почти не чувствуешь. Его даже Безупречные пьют." Вот пусть Безупречные его и пьют. У них известно чего не хватает.

Верный Клятве, как и хотела Бриенна, достался северянину. Джон Сноу - его имя, хотя и по виду, и по духу он больше Старк, чем все прочие Старки. У доброго меча будет отличный хозяин.

Джон Сноу прилетал в Восточный Дозор на зеленом драконе, сидя за спиной у своего искалеченного брата. Джейме не стал дожидаться, когда его узнают, подошел сам, назвался, и протянул Джону обе половины Льда. Джон вернул бывший Вдовий Плач, ставший Львом.

- Пусть Лев будет у льва.

- Так и должно быть, - произнес Брандон Старк с отсутствующим видом, и не понять было, говорит ли он о том, что сделал Джон сейчас, или о том, что в прошлом сделал Джейме.

Джон Сноу в это же время стоял за таким же валом у Твердыни Ночи, и Верный Клятве лежал у него в ладони, словно под нее и сделан.

Длинный Коготь Джон тоже отдал законному владельцу. Меч Мормонтов где-то на западном побережье сжимала сейчас Лианна Мормонт. Облетая стену, Джон заглянул на Медвежий Остров и попросил ее руки, конечно, если они выживут в этой битве. Лианна согласилась.

Джон понимал, что выживут они вряд ли, а от зажженной баррикады точно не будет пользы. Через пролом в Стене на пауке величиной с пол-мамонта прямо на Джона выезжал Великий Иной. За ним двигался на мертвых конях и лосях целый отряд Белых Ходоков, полсотни, не меньше, а всего их у Твердыни Ночи девяносто, и они тремя волнами ведут за собой тысячи вихтов.

Дрогон появился очень вовремя. Колонна вихтов занялась как хворост, но против Ходоков пламя было бессильно. Их отряд, окутанный паром, дружно развернулся, и навстречу дракону взлетели десятки копий. Каждое попало в цель, но выбитая чешуя и боль от ударов лишь раззадорили Дрогона. Джон просто чувствовал, как трудно Дени бороться с желанием дракона выжечь здесь все, что горит, но она справилась и увела его за Стену, обратив его ярость на мертвецов.

Лучники, между тем, били раз за разом обсидиановыми стрелами, и отряд Ходоков сильно поредел. У них за спиной уже не было толпы вихтов, и Джон скомандовал:

- В атаку ! Окружай их !
********************************************

С востока на запад вдоль стены летела Рея, сверкая при полной луне серебром и золотом. Ледяные копья бессильно свистели мимо, подумать только, они пытались охотиться на нее ! Ее захватил этот азарт охоты, опасной игры. Опасной для врагов ! Рея дохнула огнем и растопила речку у них на пути. Вихты бестолково топтались на берегу и горели, горели, а Ходоки протягивали руки, стараясь побыстрее заморозить воду. Как жаль, что у дракона нет когтей из валирийской стали. Уж она бы поохотилась ! Как забились бы враги в ее валирийских когтях ! С каким удовольствием она вонзила бы свои валирийские клыки в добычу !

Не то, чтобы она хотела их съесть. Она не сомневалась, что плоть у них жесткая, холодная, мерзкая на вкус. Но она - охотник, а они - добыча !

Визерион летел на запад, а Дрогон на восток. Двум самцам незачем встречаться, и Рея определила ряд курганов западной границей своей территории. Белый дракон приветствовал брата громким рыком, развернулся, и понесся обратно, очищать от мертвой дряни свои застенные владения.

Рейегаль на западе освобождала море ото льда. Ненадолго, и только узкую полосу в два десятка шагов, но людям нужно дать время. Люди откапывают своих братьев из-под завала рухнувшей Стены. Нагретый пламенем лед крошился, вихты падали в соленую воду, а соленая вода - окончательная гибель для них. Почему люди защищались с помощью огненной пыли, и забыли о таком простом средстве? Поздно жалеть, поздно рассуждать, Брандон Старк. Нужно выжигать вихтов. Рейегаль провела по льду еще одну огненную черту, огибая башню, и полетела на восток делать свою часть работы.

И вдруг словно пелена упала с глаз Брана. Он воочию увидел то, чего здесь не было, чего он не видел никогда... Да нет же, видел ! Он уже видел эту котловину среди скал. Она походила на жерло потухшего вулкана. На склоне такого вулкана Рейегаль укрыла свое будущее потомство - кладку из четырех яиц. Но это была другая котловина, и на дне ее было нечто. Большой валун или небольшая скала. Нет, ни то и не другое ! Не бывает таких ПРАВИЛЬНЫХ валунов. Хотя время, мороз и ветер потрудились над ним, но было ясно - это ПОСТРОЕНО человеческими руками. А может нечеловеческими.

И Брандон видел не один раз это место за завесой ледяного тумана. Его выбрасывало отсюда, он плакал от страха и стонал от боли, он все забывал, но он это видел. Алтарь Зимы. Магия иссякает, слабеет защита Алтаря, и он все вспомнил. Он знает дорогу. Он может показать.

Бран позвал. Позвал всех, так сильно, что Санса в Королевской Гавани схватилась за виски, Джон пошатнулся, едва не пропустив удар Иного, Арья сердито спросила: "Чего орешь ?", а Рикон выпалил всю брань, которую знал, причем - вслух, к ужасу оторопевшего Сэмвела, с которым занимался в это время историей Семи Королевств.

- Драконам пора улетать на север. Я нашел Алтарь.

- Было бы что искать, - капризным голоском трехлетней принцессы отозвалась Рейенис. Она сердилась. Ее оторвали от увлекательной охоты. - Там больно и очень жутко.

- Думаю, уже нет.

- Тогда - полетели !

И тут Брандон, уже не взором Трехглазого, а глазами Рейегаль, увидел множество Иных и вихтов у Стены. Он не доделал свою работу.

- Летите, я догоню.

Ледяное копье больно впилось в крыло.
*********************************************************

Дикая боль выбросила Дейенерис прочь, обратно в теплую комнатку, где она полулежала на топчане, обложенная подушками. Вернись!- кричал ей кто-то, может она сама себе. Вернись, уводи его, иначе ты его потеряешь!

Она вернулась, когда разъяренный от боли Дрогон уже шел на новый круг. Дракарис! Дракарис!

Боль ! Но на этот раз она удержалась. Дракарис ! Вот теперь можно и вниз. Нет, нельзя. Теперь если Дрогон сядет, то уже не взлетит, с такой лапой. Без лапы.

Вон там, в скалах, прячутся световые мечи. Выстроились в рядок, и нацелились, конечно, на Визериона. Они все охотятся за быстрым, проворным, хитрым Визерионом. А я вас сзади! И Рейегаль, умница, красавица, делает то же самое по другую сторону котловины. Дракарис! Вот вам ! Дракарис !

Теперь у нас есть дорожка, где они нас, пожалуй, не достанут. И вон он, Алтарь. Что еще это может быть, такое странное. Совсем небольшое. Трудно прицелиться.

Вверх. Вверх, пока хватит силы. А теперь - вниз. Не махать крыльями, больно. Просто расправить и скользить, как с горки.

Достали все-таки. Не умеет Дрогон уворачиваться. Огромный, могучий, никто никогда не нападал на него. Сознание дракона меркнет. Держись, сынок! Дракарис ! И еще ! Еще ! Вот тебе, тварь ! Гори !

Ее выбросило снова. Вернуться !

НЕКУДА.

Сын мой, сыночек, мой защитник, мой спаситель, солнце мое и звезды! Два столетия жизни отпущено драконам, ты прожил всего десять лет, и умер на лету.

- Ваша Милость !

Кто это, зачем это? Мой сын Дрогон, самый большой, самый сильный, погиб сейчас над Алтарем Зимы. Я только что умерла, дайте же мне поплакать !

- Ваша Милость !

Брандон Старк обращается к ней. Сидит и смотрит безжалостными северными глазами.

... И РЕЙЕГАЛЬ ...

- Ваша Милость! Осталась кладка, четыре яйца, два черных с красным, темно-зеленое и коричневое с золотыми прожилками. Они там, в пещере.

По бледным щекам Брандона текут слезы. Северяне не плачут, это плачет Рейегаль о своих детях.

- Их нужно прогревать и иногда переворачивать, и примерно через год они проклюнутся. Они и через пятьсот лет еще могут проклюнуться, но тогда понадобится очень жаркий огонь, чтобы скорлупа треснула. Вы зажгли этот огонь однажды. Четыре яйца лежат в пещере. Я знаю, где.

Брандон Старк вытирает мокрое лицо рукавом. Северяне не плачут.

- А Визерион ?

- Визерион жив и разрушает Алтарь. Он единственный способен это сделать.

Дейенерис больше не плачет. Она беззвучно молится, но молится не богам.

- Визерион, Белое Пламя Валирии ! На тебя вся надежда. Сделай это ради меня, сынок, отомсти за брата и сестру, сделай это !

Черный Балерион, живучий уличный боец! Сделай это. Ради всех живых, сделай это!

Рейенис, кровь моей крови, Обещанная Принцесса! Ведь это ты была обещана, не я. Вестерос ждал тебя, мы все так ждали тебя, мы тебя дождались, так сделай же это. Сделай ради царства людей, в котором ты прожила три своих года. Сделай это, маленькая! Не спрашивай о цене.
*****************************************

Дрогон, огромный как корабль, атаковал Алтарь, и впереди него несся вал яростного пламени. Светящиеся когти, все, что уцелели, заметались вокруг Алтаря, но Дрогона это не остановило. Его уже ничто не могло остановить. Что-то в Алтаре полыхнуло, по глянцевым плитам побежали трещины. Дрогон пронесся над Алтарем, едва не задевая его. Вверх, хотела крикнуть Рея, но он уже не мог вверх. Он был мертв. Земля вздрогнула от удара.

Рейегаль в одиночку очистила почти всю южную сторону котловины, но досталось и ей. Оба крыла ее были изранены. Не в силах больше держаться в воздухе, она приземлилась и просто по земле пошла к Алтарю на коротких лапах, помогая себе локтями. Так забавно ходят летучие мыши и драконы. Что-то трещало и проседало под ней, а потом она напоролась на молнию. Сверкающий коготь пронзил ее насквозь, дымная кровь фонтаном ударила из раны. Рейегаль сделала еще шаг, потопталась по когтю, молния погасла, а Рейегаль напоследок выдохнула пламя. Алтарь раскололся и посыпался куда-то вниз.

Рея осталась одна. Где-то внизу или вверху, здесь и не здесь, но сейчас, выла и визжала дурная махина, сверкала красными глазами, махала когтями из ледяных молний. Завывай - завывай, никто тебя не боится, никто тебя даже не слышит, никто не чинит, не кормит, не любит ! Никому ты не нужна, старая крыса, развалюха. Чего ты там генератор ? Ведро ты с мемокристаллами. Сдохни !

Вот тебе, и вот тебе еще ! У тебя скоро не останется твоих сверкающих когтей. Я их выжгу. Гори ! Сдохни !

Вот и нет их, твоих когтей, твоих холодных молний. Сдохни ! Тебя нет, и не надо! Что ? Ты еще жива ? Где-то не здесь, но сейчас, ты еще жива ? Ну, это не надолго! Достану, разорву, хвост выплюну !

И сложив крылья, белый дракон ринулся в нору без дна, которая только-что была Алтарем Зимы. Края отверстия мерцали тусклой радугой и медленно сходились. Сошлись.

Качнулись материки, плывущие по океану раскаленной магмы. Качнулась ось мира, и встала на место, как вывихнутая кость в сустав. Очень больно, когда вправляют такой большой сустав, и мир вскрикнул и вздрогнул от боли. Треснули льды от севера до юга. Отхлынули моря от берегов, и вернулись, разбивая скалы и прибрежные постройки, унося обломки, как листья. На высоком утесе на западном берегу Вестероса целый пласт слоистого рыжего камня откололся и сполз в море, и чардрево, что росло в пещере в Кастерли Рок, впервые увидело яркий свет, впервые ощутило ветер. Ветер ворвался в пещеру, взметнул опавшие листья, отломал немало живых веток, и унес свою добычу, кружа ее вихрем, роняя над морем и землей. Придет весна - придет же она когда-нибудь - и чьи-то ноги, или копыта, или лапы, втопчут веточку в мокрую землю, и протянется в глубину ниточка-корешок, и проклюнутся среди травы два красных листочка.
***********************************************

Остывала земля, раскаленная от жара. Остывали почерневшие алтарные плиты, трескались, осыпались, а то, что осталось, выглядело как одинокая скала или покосившаяся башенка на дне котловины. Башня из углей и пепла.

Остывала битва. Ледяное копье, пробившее Джону сердце, почти растаяло, а Верный Клятве торчал из груди его врага - мечи не тают. Джейехейрис Таргариен и Великий Иной лежали рядом, до странности похожие друг на друга. Примерно одних лет, оба темноволосые и длиннолицые. У обоих серые глаза смотрят в черное небо, и на спокойных лицах - тень удивления.

Вдоль Стены бродили люди. Живые искали живых, а мертвые могут подождать. Их уже никто не поднимет.

Двое тащились, поддерживая друг друга, оба в крови. Тот, что повыше, белобрысый, в иссеченных остатках синих доспехов, едва шел, навалившись на плечо того, что пониже, в черном плаще с капюшоном.

- Это не меня шатает, это земля дрожит. Шутка ли, такое сгинуло. Эй, говори со мной !

- Мы это сделали, Джейме. Мы, среди прочих...

- Уж без тебя-то здесь обошлись бы. Ты зачем за мной потащилась ? Ты что мне обещала? Неудивительно, что земля трясется. Как еще небо не рухнуло. Бриенна Тарт, Верная Клятве, нарушила клятву !

- Я тебе его отдала, Верного Клятве. А себе взяла Справедливую Деву, наш родовой валирийский меч. Он должен был быть здесь. Я должна была.

- Не увиливай. Не о мечах речь, о тебе. Справедливая Дева! Вот только ты - не дева, ты женщина и моя жена. Глупая женщина и никудышная жена. Хорошая жена должна слушаться мужа, а ты в бой потащилась, беременная ! А если бы погибла ?

- Отец пообещал мне. Если со мной что, он бы женился. Молодых вдов полно. Какие его го...

- Бриенна, ты что, говори со мной. Эй, на санях ! Сестра, правь сюда !

- Я не сестра, я брат Гай Весельчак. Клади-ка его... ее сюда. Что с ней было ?

- Сперва мамонт отшвырнул, потом вихты рубили ржавыми топорами.

- По-моему, жить будет. Кто ее перевязывал, ты ? Молодец. Правильная повязка - это иногда спасение. А с тобой что ?

- А что со мной ?

- У тебя из перчатки торчит кусок старого железа.

- Я заметил.

- Не дергайся, я вытащу. Теперь давай посмотрим руку... Чтоб мне провалиться ! Не бойся, мы никого не выдаем. А это, стало быть, сама Бриенна Тарт! Но как ты без руки умудрился ее перевязать ?

- Не в первый раз. Ты лучше скажи, что там с ребенком.

- С каким ре... Чтоб мне провалиться! Она еще и беременна? Ну, отчаянная ! Ты прости, брат, я в этом ничего не смыслю, сестры посмотрят. Только я с пустыми санями уехать не могу, нужно двоих, а лучше троих еще найти.

- Кажется, там кто-то шевелится. Пойдем поглядим.
******************************************************

Там, впереди, уже не было врага. Древняя махина издохла, не дожидаясь, пока ее добьют. Выработала ресурс и отключилась. Откуда-то Рея знала эти слова. Ресурс, генератор, интеллект, мемокристаллы и пьезокристаллы. Она была варгом, самым сильным из когда-либо живших. Она умела проникать в чужой разум. У старой развалюхи был разум. Искусственный интеллект.

Звезды сливались в разноцветные полосы. Мгновение длилось и длилось, невообразимые пространства оставались позади, а впереди, Рея знала это, был мир, многоцветный, теплый и живой, и там над зелеными горами в голубым небе под золотым солнцем и лиловыми лунами парили драконы. Мгновение закончится, и она окажется там, в мире, где драконы веками ждали Обещанного Принца. Всего мгновение, и они дождутся его.

Рея летела, и сердце ее наполнялось счастьем, совсем как тогда, когда она была человеческой девочкой, папа подбрасывал ее вверх, а мама смеялась.
 
Последнее редактирование:

starina7

Межевой рыцарь
ЭПИЛОГ
Вернувшись в Королевскую Гавань - в карете, а не на драконе - Дейенерис обрадовала своего супруга. Оказывается, великий северный колдун Брандон Старк, Трехглазый Ворон, без труда, просто мимоходом снял проклятье эссосской ведьмы. Прощание короля с королевой перед походом в Марки не прошло даром. У них будет наследник. Король был счастлив. Династия Таргариенов спасена!

Драконов у Таргариенов снова не стало, и потеряв свой самый сильный аргумент в переговорах, король на эти самые переговоры отправил в Дорн десницу. В результате переговоров принц Тристан Мартелл стал новым Хранителем Дорна, а его сестра Арианна со своим супругом Герольдом Дейном покинули Солнечное Копье на волантийском корабле. Осведомители Железного Банка докладывали, что в приватной беседе десница неоднократно называл принцессу Мирцеллу Розамундой, и она откликалась на это имя.

Из Миирина, следуя за птичьей стаей, через Травяное Море отправилась экспедиция, и действительно нашла в пещере на склоне горы кладку драконьих яиц. Одно из них проклюнулось в колыбели трехмесячного принца Рейегара. Яйцо было черным, а дракончик оказался красным.

На Сапфировом Острове ждали сына, чтобы назвать его Раймоном, но родилась дочь, и мучительная проблема выбора снова встала перед Джейме. Как назвать это белокурое чудо? После долгих споров девочке дали имя Кейтилин - в честь той, что познакомила когда-то ее родителей. Раймон Тарт появился на свет двумя годами позже. Едва море очистилось ото льда, однорукий лорд Тарт взялся за обновление старых причалов, потом обзавелся собственным торговым флотом, и очень скоро в Вестеросе стали говорить : "богат, как Однорукий", поскольку имя его так и осталось под запретом.

Леди Санса Ланнистер, Дар Севера, Солнце Запада, Санса Прекрасная, Мать Львов, так и не сумела отучить лорда Тириона от привычек его бурной молодости. Поэтому лорд-десница жил большей частью в Королевской Гавани, а его воспетая всеми менестрелями супруга - в Кастерли Рок. Когда двенадцать королевств по обе стороны моря были собраны в единую империю, король разрешил деснице переписку с братом, и лорд Тирион написал: "Визиты моей леди-жены в столицу подобны штормам в Узком море - начинаются с нежнейшего дуновения, и заканчиваются гибелью кораблей." Некоторые из них закончились также рождением детей. Всего их четверо.

Арья не позволила ни брату, ни королю распоряжаться ее жизнью, и сорвала все их брачно-политические расчеты. Нельзя жениться на женщине или выдать ее замуж, если она уже замужем. В недостроенной септе в Речных Землях вездесущий септон Мерибальд обвенчал ее с Джендри, и Эйегон VI в бешенстве пожаловал молодым Харенхолл. Арья попалась в собственную ловушку. Меньше всего ей хотелось быть хозяйкой замка, особенно - этого замка. От постылых забот она так и норовит спрятаться в волчью шкуру. Джендри не позавидуешь, потому что когда Арья сбегает в Нимерию, дома остается Никто.

К леди Серсее Фрей неожиданно явился пропавший слуга Арри. Парень заметно подрос и возмужал. Он привез леди Серсее меч и помятый шлем ее мужа, павшего в Битве Накануне Весны. Уолдер-младший гордится своим отцом.

Ради этого визита Рикон Старк в первый раз побрился.

Конец.


БЛАГОДАРНОСТИ:

Дж.Р.Р.Мартину и НВО;
Всем авторам Безумных Теорий (мои- недостаточно безумны для этого раздела);
Ассиди ,Tousique Sharikov , Lali - за первые отзывы.
Lady from Lannisport и Zel - за то, что упомянули меня в номинациях;
а так же всем, кто удосужился это прочесть.

ВСЕХ С НАСТУПАЮЩИМ РОЖДЕСТВОМ !
 
Последнее редактирование:

Lali

Межевой рыцарь
Джендри не позавидуешь, потому что когда Арья сбегает в Нимерию, дома остается Никто.
:thumbsup::bravo:
И вообще, с завершением замечательного фика! И вдохновенья на следующие ;)
 

Lady from Lannisport

Знаменосец
Потрясающий фик!:bravo:  Такой напряженный и безысходный вначале и такой добрый и справедливый эпилог! :bravo: Я получила огромное удовольствие и очень рада за всех, дошедших до финала:) Особо не люблю драконов, как ОМП, но их преданность наездникам заслуживает уважения и так здорово, что вы дали им возможность остаться в Вестеросе и возродиться, без них это не тот Вестерос.
Спасибо вам! И также с наступающим Рождеством!
 
Сверху