Джен Фанфик: Семь королевств: путь прогрессора

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
Название: Семь королевств: путь прогрессора
Фандом: сага
Автор: Хильда Белая Шапка
Категория: джен
Размер: наверное, будет макси
Пейринг/Персонажи: ОЖП, ОМП, планируется охват всех канонных персонажей
Рейтинг: R
Жанр: научное фэнтези с прогрессорами
Предупреждения: Мир основан на Мире Полудня Стругацких с многочисленными отсылками, но это НЕ Мир Полудня.
Краткое содержание: Высокоразвитая цивилизация будущего отправляет в Вестерос прогрессора.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину
Статус: в процессе



«Заныли нестерпимо комары,

И звёздами покрылось небо чёрное,

- Но, мёртвая! - коня пускаешь в рысь,

Вперёд, по Вестеросу обречённому...»

Вместо эпиграфа. Песня моя, но в оригинале там был, конечно, не Вестерос.






Глава 1. Форт Малярия

Переход прекратился, и невесомость уступила место привычному тяготению - вернее, незначительно большему, чем привычное. 1,05 «же», наверное - думала Эрин, наблюдая, как в кабине загорается свет, а в окошечке пульта проявляются лёгкие, стремительные буквы и цифры: ФМА 299. Дверь кабины истаяла, и девушка, вздохнув поглубже, перешагнула комингс.

ОБЪЕКТ: Эрин Стахович

ЛЕГЕНДА: Райна Селорис, племянница магистра

СТАТУС: Начало наблюдения; объект готовится к принятию обязанностей


Этот горизонт сети трансгресса был жарким и сырым. Дышать в коридорах было трудно, стены зала, куда вышла Эрин, были покрыты влажными пятнами. Это-то как раз было неудивительно, поскольку башни трансгресса на нецивилизованных планетах Централитет предпочитал строить в недоступных, ненаселенных местах, и перемещаясь на такой горизонт, скорее надо было гадать: очень жарко будет, или очень холодно.

Коридор был тускло освещён, и полнился обычным шумом работающей башни трансгресса: рокотом и гулом реактора тёмной энергии во внутреннем дворе, астматическим шипением сбрасываемого портального потенциала, лязгом проносящихся мимо быстрых ремонтных арахнодроидов. Башня жила своей жизнью и не заметила, казалось, вовсе прибытия на планету новой сотрудницы.

«Десятый этаж, комната 302» - вспомнила она. - «Комендант там».


ВОЗРАСТ: 236 стандартных лет

ОБРАЗОВАНИЕ: Три высших, история - специалист, политология - специалист, физическая культура и спорт — специалист

СПОРТИВНЫЕ ЗВАНИЯ: кандидат в мастера спорта по фехтованию


Кабинет коменданта оказался просторным и уютным помещением, похожим на гостиную в хорошем отеле. Здесь было прохладно, работал климат-контроль. Освещал его сейчас только яркий панорамный экран на стене, дававший обзор безрадостного пейзажа за бортом башни трансгресса. Перед глазами Эрин простиралась бурая равнина, покрытая коркой такыра, лежавшая до горизонта, а на горизонте виднелась кромка леса. Над равниной сновали туда-сюда «жабки» - одноместные шаттлы-гравипланы.

- Не слишком-то тут красиво - прокомментировал это вместо «здравствуйте» мужчина средних лет с высоким лбом и небольшой бородкой клинышком, видимо - комендант. - Но выбора нет. Там, на горизонте - токсичные джунгли Соториоса, резервуар болезней и опасной фауны. Нам пришлось полить десять километров вокруг башни мощными дефолиантами, чтобы обосноваться здесь.

- И всё равно это место называют фортом Малярия - язвительно ответила Эрин.

Как известно, централитяне не стареют, и признаки, которые у природных людей приходят с возрастом, изменившие свою природу люди Централитета приобретают разве что от нездоровой жизни и нервных расстройств. И, тем не менее, комендант выглядел так, что будь он природным человеком, ему можно было бы дать лет сорок. Централитяне и болеют мало благодаря очень сильному и точно настроенному иммунитету, но здешние джунгли, по-видимому, были признаны опасными даже для людей Централитета.

- Видите, жабки полетели? Это сторожевики, с легкими пушками. Утром нашли поблизости гнездо виверн, я послал их выжечь тварей ко всем чертям.

- И всё это для того, чтобы получше спрятаться от аборигенов? Не проще было бы обосноваться в космосе? - спросила Эрин.

- Местные уже додумались до астрономии - ответил комендант. - Они бы обратили внимание на странные звёзды, то падающие, то взлетающие. А тут нас обнаружили всего однажды.

- Правда? И кому же понадобилось лезть так глубоко в джунгли?

- Давно это было - ответил комендант, садясь за стол. - Да вы присаживайтесь, а я расскажу. Форт тогда еще был только построен, а я был таким же свежим молодым специалистом, как вы сейчас. С утра включаю экран, вижу - летит что-то. Думал - виверна, а оказалось - аборигенка на драконе. Послал сторожевики, с приказом приземлиться. Потом товарищ Алкснис - слышали? Наш сотрудник из Комитета Контроля. Он полчаса имел беседу с этой Джейн... как бишь её? - Джейнарой. Наконец убедил молчать о нас и сказать своим, что джунглям Соториоса нет конца. Для этого ему пришлось показать ей скорчер в действии и пригрозить, что если будет выпендриваться - пойдёт домой пешком. Вот так вот!

Эрин слушала истории словоохотливого коменданта, который, похоже, много лет здесь не видел ни одного нового лица. Этот мир - Планетос, как прозвали его наблюдатели Прогрессората - считался крепким орешком, и мало было желающих тут работать. Он уже на тысячи лет застрял в примитивности и по какой-то причине не желал развиваться. Учёные долгое время только исследовали его, не вмешиваясь, и только совсем недавно - лет десять назад - Верховный совет дал добро на прогрессорскую деятельность на Планетосе. И всё равно, сотрудники сюда не шли. Почему? Это и предстояло ей сейчас выяснить.

- Все эти истории очень занимательны, Богдан Зиновьевич - ввернула она, припомнив имя-отчество коменданта. - Но я ожидала, что вы...
- Введу вас в курс дела, да - понял её с полуслова комендант. - Вы направлены на работу в Вестеросскую миссию. В самую трудную. Нарочно напросились, верно?
- Я просила взять куда возьмут - ответила Эрин. - Не знала, куда направят.
- Вот - произнес Богдан Зиновьевич, нажав на клавишу, и изображение на панорамном экране сменилось. Теперь на нем появилась карта смутно знакомых по учебной программе земель, а справа от неё - фотография молодого русоволосого человека с усами и бородкой, одетого в покрытый заклёпками чёрный бригантный доспех. - Ваш новый начальник, Антон Витицкий. Там известен под именем сира Йорга Руки Закона, межевого рыцаря. Командир миссии.

Тут только Эрин поняла, откуда ей знакомо лицо командира миссии. Это же Тошка! Её однокашник в академии "Зелёные дали", одной из многих, в которых централитяне воспитывали своих детей. Она не видела Тошку уже чуть больше двух столетий — с того самого дня, когда они выпустились и вошли во взрослую жизнь. Она понятия не имела, что за человеком он стал, но подсознательно считала его знакомым и чуть ли не родным. Второе знакомое лицо в этом чужом мире — первым был её бывший преподаватель из университета.

- А кто ещё в миссии? - спросила Эрин.
- По штатному расписанию в миссии должно быть еще двое сотрудников - пояснил комендант. - Но один два месяца назад влез в историю и перестал выполнять приказы, и нам пришлось послать Группу Критического Вмешательства, чтобы похитить его и отправить на Землю лечить душевные травмы. Вы, собственно, тут вместо него. Второй погиб три дня назад, заявка о его замене сейчас обрабатывается. Так что вы, стажёр, будете правой рукой Руки Закона, прошу прощения за невольный каламбур. Вы с вестеросской культурой хорошо знакомы?

Эрин до прибытия сюда долго изучала выданные ей документы учебной программы, в которых описывалась история первых людей и андалов. Не сказать, чтобы совсем незнакомая - во времена ее детства изучение Планетоса было в моде, и когда они с Тошкой и Костей Тальбергом убегали с занятий в "Зелёных далях", они в ближнем лесу играли в Харрена Красного и Гаргона Квохериса. Язык она изучила по аудиоматериалам неплохо, хотя и не могла говорить на нем без акцента. В истории более или менее ориентировалась, хотя в географии заметно плавала, как и в геральдике знатных родов.

- Сносно для своей легенды - ответила она. - Я ведь по легенде не местная, а из Браавоса. Здесь работает мой бывший преподаватель, он и устроил меня в Прогрессорат...
- Ах да, магистр Виго Селорис. В миру Джереми Сорос, видный специалист по истории торговых республик Ренессанса. Здесь - член правления Железного банка и командир миссии в Вольных Городах. Он ведь по легенде ваш дядя, верно?
- Странно, почему он не взял меня в свою миссию.
- Чего ж тут странного? - задал риторический вопрос Богдан Зиновьевич. - Все хотят работать в Вольных Городах. Там Прогрессорат делает наибольшие успехи, там сотрудники своими глазами видят плоды своей работы. Но местов, как говорится, нет - миссия не резиновая. А вестеросская миссия испытывает жесткий кадровый голод, вот поэтому туда вас и направили.

- И как я туда попаду?
- Сид, наш пилот, доставит вас до окрестностей города Белой Гавани. Здесь вам выдадут комплект снаряжения и деньги на покупку лошади. На ней доберетесь до Волчьего леса, там приметная изба есть - Трезвая берлога. Там и находится база миссии, и там вы встретитесь с доблестным сиром Йоргом и вашим дядюшкой. Они-то и введут вас в курс дела. Сейчас, подождите, я выпишу вам документы на выдачу снаряжения и пропуск в ангар, там спросите Сида - его все знают. Снаряжение получите в комнате 405.


ОПЫТ РАБОТЫ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ: Отсутствует

КОММЕНТАРИИ СОТРУДНИКА ОТДЕЛА КАДРОВ: Типичная вечно молодая шалопутка из Свободного поиска. Но образование хорошее, и рекомендация от видного сотрудника есть, стоит дать добро на стажировку.




На листке пласт-папира, который выдал ей Богдан Зиновьевич, было напечатано:

Артикул №5: Костюм для верховой езды летне-осенний, богатого браавосского патриция, обоего пола. Размеры 178/42/41.

Камера наблюдения персональная, модель «Розан-3»

Монета вестеросская «дракон», новодел, монетный сплав МСП-205, 5 штук




«Надо же, даже специальный монетный сплав придумали... Ах, ну да, мне же профессор Сорос рассказывал, была на какой-то планете какая-то некрасивая история с «золотом дьявольской чистоты». После неё, видимо, и придумали этот МСП-205» - думала Эрин, ища комнату 405. Ей пришлось подняться пешком по лестничному колодцу и десять минут снова идти по жаркому коридору огромной кольцевой башни, которая и звалась Фортом Малярия.

Комната 405 оказалась чем-то вроде склада или лабаза. Маленькая прихожая оканчивалась стеной с окном и дверью; за окном на фоне полок и штабелей считала ворон за терминалом девица блондинистой наружности. Услышав звук втягивающейся двери, она оторвалась от своего занятия и монотонно проговорила:

- Талон?
Эрин предъявила талон, и кладовщица убежала вглубь склада. Вскоре она вернулась с объёмистым пакетом.
- Ваш костюм - сказала она. - Пока переодевайтесь, а я распакую вам камеру.

Эрин раскрыла пакет и извлекла оттуда вещи, с которыми ей предстояло сродниться в этом мире. В пакете была черная туника с геометрическим серебристым орнаментом, черные кожаные лосины, иссиня-черный плащ с капюшоном, а также ремень, высокие - выше колена - сапоги на низком устойчивом каблуке и перчатки всадника с длинными широкими раструбами, все три предмета - из черной блестящей кожи, похожей на хромовую. Всё какое-то слишком мрачное и простенькое для костюма богатого патриция, подумала Эрин... и тут вспомнила, что в Браавосе лишь безденежные брави ходят, как попугаи, а богатые магистры, патриции, их сыновья и племянницы носят тёмные скромные цвета - черный, тёмно-синий, тёмно-фиолетовый. Протестантская этика, чтоб её. Кальвинизм, мать его.

Сняв рыжий, пропахший потом компенсационный костюм, Эрин натянула обновки. Все было почти впору, только сапоги, кажется, немного натирали. Ну ничего, разносятся. Тут подоспела кладовщица и положила на окошко иссиня-черный, под цвет плаща, берет с серебряным розанчиком на лбу. Присмотревшись, Эрин увидела в центре розанчика стеклянный кружок. Объектив камеры!

- Ваш глаз бога - сказала кладовщица.
- А как же... обруч? Золотой? - переспросила она.
- Модель «Дон-2» давно снята с поставок - все так же монотонно ответствовала кладовщица. - Слишком привлекал внимание грабителей. К тому же там антенны устаревшие, отчего и нужна была эта широченная бижутерия. Здесь антенна - металлизированная нитка, которой сшит берет. Новая модель. Справа над ухом - гарнитура спутниковой радиосвязи, если надо будет выйти на связь - натяните берет на правое ухо и говорите.

Действительно, справа на внутренней стороне берета виднелась какая-то пуговка, видимо - гарнитура. Эрин примерила берет, пригладив перед этим копну рыжих волос, и попробовала натянуть правую сторону на ухо.

- Раз, раз, раз. Как слышно?
- Они не ответят - прокомментировала кладовщица. - Я пока не зарегистрировала его в сети. Снимите, там внутри бирка с номером. Впишите вот сюда номер и распишитесь в получении и инструктаже. Бирку сдайте.

Наконец, везде расписавшись и зарегистрировав «глаз бога» в сети, Эрин покинула склад. «Пора привыкать к псевдониму» - сказала она себе. Райна Селорис. Племянница Виго Селориса из Браавоса. Члена правления Железного банка и владельца торгового дома «Марио и брат». Ей предстояло стать торговой представительницей этой фирмы в Вестеросе. Быть купцом там - не лучшая участь, но то - местным купцом. Гражданин Браавоса - это совсем иное, гражданина Браавоса побоится обижать иной рыцарь, а родственницу шишки из Железного Банка не тронет и лорд.

Сид в ангаре нашелся быстро. Это был крепко сбитый рыжебородый мужчина в таком же, как еще недавно был на ней, рыжем пилотском компенсационном костюме. Он сидел на скамейке в углу ангара и покуривал кукурузную трубку, портя свои отменные централитянские лёгкие. Рак ему не грозил, эту беду давно победили, но вот до эмфиземы мог докуриться даже централитянин.

- Куда поедем? - спросил он.
- В Белую Гавань - ответила Райна (будем теперь называть её так).
- Ну садись, полетели - он указал рукой на двухместную модель «жабки».

Они устроились в креслах, и «жабка» стартовала. Это средство передвижения, размером со старинный автомобиль, внешне напоминало морду земной лягушки, отчего так и называлось; при взлёте у неё выдвигались небольшие крылья. Их явно не хватало, чтобы поднять в воздух такое тяжелое тело, но не будем забывать, что «жабка» была шаттлом репульсорным и на ходу её вес был почти равен нулю. Двигателей у «жабки» было два: многорежимный реактивный для атмосферы и плазменный для вакуума; при желании ее можно было использовать для полетов внутри системы, хотя гиперварп-двигателя на «жабке» не было, как и креплений для внешнего гиперварп-кольца.

- А нас не заметят? - спросила Райна, когда под ними замелькали ухающие, ревущие джунгли Соториоса.
- Система «хамелеон»! - похвастался Сид. - Вот сейчас наше днище нежно-голубого цвета. Ночью оно станет черным-черным. На большой высоте нас и днём не увидишь. А низко мы летаем только в ночку потемнее. Смотри, сейчас наберу высоту и уйдем на сверхзвук. Ты можешь пока поспать, а если не хочешь, так я музыку включу.

Райна не возражала против музыки, да и дремать ей магнитола не мешала. Она медленно погружалась в сон, пока певец из динамиков пел свою жизнеутверждающую песню:

Как жили мы, борясь,
И смерти не боясь,
Так и отныне жить тебе и мне,
В небесной вышине,
И в горной тишине,
В морской волне и в яростном огне,
И в яростном, и в яростном огне!

* * *

Когда Райна миновала могилу Брандона Строителя - восьмую по счету и последнюю на этой дороге, было уже совсем темно. Хваленый дотракийский жеребец, взятый в Белой Гавани за два дракона, оказался сущим барахлом: он вспотел, сбил ноги и двигался скверной, вихляющей рысью. Райна сжимала ему коленями бока, хлестала между ушами перчаткой, но он только уныло мотал головой, не ускоряя шага. Вдоль дороги тянулись кусты, похожие в темноте на клубы дыма. Нестерпимо звенели комары. В мутном небе дрожали редкие тусклые звёзды.

- Но, мёртвая! - крикнула Райна по-русски, с размахом треснув жеребца раструбом перчатки. Была уже полночь, когда она въехала под полог Волчьего леса. А далеко за её спиной, там, где узкая дорога отходила от Королевского тракта, двигалась шумная процессия.

Это король Роберт Баратеон со свитой ехал в Винтерфелл.
 

Пуффинус

Знаменосец
Прелесть. Буду ждать продолжения. Антон Витицкий - это вообще, как говорил персонаж валентиновского "Дезертира", "полное объедение для тех, кто понимает!".
 

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
Глава 2. Трезвая берлога

- Кстати, благородные сиры и магистры, чей это шаттл позади избы? - спросила Райна..
- Мой - ответил дядюшка Виго, полный мужчина с русыми бакенбардами, одетый в черный камзол и такой же берет с розаном, как и у Райны. - Не могу себе позволить путешествовать на корабле, мое время стоит дорого. Не то, что у всяких межевых рыцарей.

«Интересно, как он с нашим-то метаболизмом ухитрился наесть такое пузо?» - подумала Райна. Она помнила профессора Сороса обычным централитянином интеллигентной профессии - худощаво-астеничного телосложения, без грамма жира. «Должно быть, какая-то особая фармакопея...»

- Тысяча извинений, седьмое пекло! - ответил сир Йорг с сильным долинским акцентом. - Пока я ехал сюда, меня трижды останавливали стражники северян и я дважды дрался с какими-то болотными жителями.
- Ладно, не извиняйся - оборвал его дядюшка Виго. - Обрисуй лучше обстановку моей «племяшке».

В это время мейстер-расстрига Хогг, номинальный хозяин избы, на секунду вышел из прострации, пропел куплет из разрешенной к распеванию песни «Медведь и прекрасная дева», и перевернулся на другой бок. Из его широких ноздрей исходил густой спиртной дух.

- А почему тогда берлога трезвая? - спросила Райна. - Он же пьян, как сапожник.
- Много раз бросал с нашей помощью - ответил Антон Витицкий, он же сир Йорг. - Столько таблеток заказали с Большой Земли и на него извели. Аппарат его я разбивал - делал медный, паразит. Всё без толку, если человек хочет нажраться, на это нет управы. Даже наши тут спиваются порой, а мейстер Хогг абориген, природный человек.

- Обстановка, Антон! - напомнил ему дядюшка Виго. - Обстановка!
- Да, обстановка - раздражено отозвался Антон. - Смотри. Задача наша, казалось бы, простая, всё по базовой теории феодализма. Есть ленно-вассальный феодализм - это «дано». Нужен капитализм, как в Вольных городах. Решения два. И первое - чётко по учебнику, через абсолютизм. Поспособствовать укреплению власти какого-нибудь короля. Организовывать третье сословие, дабы оно было опорой его власти. Сменится несколько поколений, несколько королей, Королевские земли разрастутся до размеров половины Вестероса, города вырастут, и всё будет готово к сгону оставшихся верховных лордов с земли. Довод за: работает, надёжно, проверено. Довод против: долго, муторно.
- А что за второе решение? - спросила Райна.
- А вот здесь в игру вступаю я - ответил профессор Сорос. - По всем признакам, в Вестеросе назревает классическая феодальная усобица. Железный банк не может не поучаствовать в этом. Мы выберем «сборщика долгов» среди претендентов на трон, накачаем его деньгами и наемниками и приведем к власти. Отдавать он будет концессиями на уголь и нефть, на железные рудники, на землю для заводов и мануфактур. Всю эту музыку я сбываю с молотка разным компаниям из Вольных городов, в итоге здесь строится промышленность, растут города, а лорды лишаются богатств и чахнут на корню. И тогда за два-три поколения здесь всё созреет для буржуазной революции. Но на самом деле это всё ерунда.
- Ерунда? Почему?
- Потому что мы забываем кое о чём. О том, что в Америке принято называть «слон в гостиной». Elephant in the living room - перешёл он на родной язык.

Райна, двуязычная с детства, прекрасно знала эту идиому. Так называлось что-то, что имеет огромную значимость, но что все почему-то не замечают. То ли сговорились не замечать, то ли какая-то избирательная слепота.

- Я говорю о причине того, отчего здесь застрял прогресс - пояснил профессор. - О местных нарушителях реальности. О так называемых Иных.

Нарушители реальности. Так вот в чем была неприятная особенность этой планеты. Объекты, отказывающиеся подчиняться привычным законам физики. Или, что намного хуже, субъекты. Централитет только недавно признал существование таких явлений, и было множество учёных, предлагавших свои теории по поводу того, как работает так называемая «магия». Псионика, М-брана, третья сигнальная система, пятая сила - терминов было не счесть, но ни один не мог точно описать или предсказать эти грозные явления с окраин Ойкумены.
- Есть мнение, что эти товарищи - бедные местные родственники Конца Цикла, аномалии, которую наши учёные сейчас исследуют в Проденгуме - пояснил дядюшка Виго.
- Конца Цикла? Того самого, который уничтожил цивилизацию Первых Странников?
- Эрин, это только гипотезы - оборвал её Антон. - И про связь Иных с Концом Цикла, и про то, что Первых Странников кто-то сожрал, и если кто-то, то он. Это всё темна вода во облацех. Но что мы точно знаем - так это то, что они имеют самое прямое отношение к неестественному климату этих мест. И косвенно, через периодические климатические катастрофы, тормозят прогресс в Вестеросе.

- Так убрать их как-то разве нельзя? - спросила Райна.
- Кто убирать-то будет? Наша дорогая родина, которая не имеет армии и ни с кем никогда не воевала? Наше коммунистическое постгосударство, наш Верховный Совет из врачей и учителей, с которым случается родимчик, стоит хоть кому-то сказать на заседании слово «война»? И чем? Скорчером, которые нам выдают один на троих для защиты от зверя?
- У нас есть десант... Комитет Контроля. Группа Критического Вмешательства, наконец...
- Это всё не войска. Охотники на опасных животных, оперативники, контрразведчики. Но не войска. Скажу тебе по секрету, Эрин - хотя я этого тебе не говорил - что у Комитета Контроля есть проект развертывания армии и флота на случай внешней агрессии. Но он будет приведен в действие только в случае нападения на Централитет как таковой. Во всех других случаях, стоит Комитету спустить со стапелей хоть один корвет, старые бздуны из Совета поднимут такой визг... «Мы! Наша цивилизация! Истинный коммунизм! Общество без насилия!». Нет, с Иными как-то разделаться надо нам, прогрессорам, и Земля нам мотоциклетов с пулемётами не пришлёт. И в этом - главная задача. Изучить и обезвредить. И никто не обещал, что мы сможем сделать это одним мизинцем.

Услышав слово «мизинец», мейстер Хогг заворочался во сне.

- Лорд Петир Бейлиш - сказал он. - Гиена вы, вот и всё.


Когда дядюшка Виго сел в свою «жабку» и улетел по многочисленным делам, а мейстер Хогг наконец погрузился в глубокий сон, Райна и сир Йорг сидели на крыльце избы и разговаривали. Райна пила кофе из маленькой фарфоровой чашечки, а сир Йорг делился со стажеркой секретами мастерства прогрессора. Кофе был местный, выращенный в Волантисе - достижение миссии дядюшки Виго, которым тот очень гордился. На вкус, правда, он был горек, как лисий яд.
- Черт возьми, я так рад снова тебя видеть — говорил он. - Помнишь Гаргона Квохериса и Харрена Красного?
- Конечно. Я тогда поразила тебя в пятку. В правую — рассмеявшись, ответила Райна. - А блиндаж помнишь?

Блиндаж он помнил, как и учительницу Ксению Артуровну, которую они так любили оставлять в дураках, как и вкус дикой земляники в лесах под "Зелёными далями".
- А Костя Тальберг? Где он сейчас?
- Работает в каком-то институте, о прогрессорстве не помышляет. Ладно, предлагаю считать вечер воспоминаний законченым. Так зачем конкретно я тебе нужна?

Сир Йорг сразу посерьёзнел.
- Ты мне нужна именно как специалист по связям с лордами - рассказывал он. - Я выработал себе репутацию как уважаемый многими охотник на головы разбойников, у меня великолепные связи с наемниками и межевыми рыцарями во всех концах Вестероса, но этого мало. Прогрессору нужно влияние во всех кругах. Мой съехавший с катушек сотрудник, твой предшественник - блистательный юный лорд Эшфорд, он же Руди Крамер - работал у меня как раз по высшим слоям общества. К несчастью, он вляпался в некрасивую историю с девицей и местным контрразведчиком, евнухом Варисом, который догадался, что никакой он не Эшфорд. А может, даже и не лорд. И уж точно не юный, а старше Варисова батюшки. Сейчас он глотает таблетки в клинике на Земле, а его место заняла ты. Как ты планируешь выходить на лордов?
- Как торгпред компании «Марио и брат». Специи, перцы, слухи, сплетни, секреты и всё самое остренькое - это наш товар.
- Торговец информацией, значит? Умно. Да, пожалуй, сойдёт. С твоим дядей тебе открыты многие двери. Но мой тебе совет: никогда не забывай, что мы - централитяне, а они - нет. Они мыслят не так, как ты привыкла. Они не гуманны. Они жестоки. Они умеют и любят лгать.
- Я научусь всему этому. Я всё это знаю из учебников и спецкурсов. Я готова убивать. Подставлять. Резать глотки, вешать и материться. Ёшкин кот! - весело воскликнула Райна.
- Эрин, твой энтузиазм меня слегка пугает - признался Антон. - Но кое-чему не способен научиться никто из нас. Я говорю о самом трудном вопросе для разведчика. О половом вопросе. Здесь живут природные люди. Они сношаются, как животные, наставляют друг другу рога, примащивают друг друга под столами и на столах. А мы... Не мне тебе объяснять, какими мы созданы.
- Один лишь раз дано любить нам, детям воздуха и света... - обескуражено процитировала Райна. - Да, ты прав. К этому привыкнуть невозможно.
- Крамер однажды опозорился - продолжил Антон. - Ему нужно было выудить информацию у одной распутной леди. Она была готова говорить, но только в постели. Он не смог. Его чуть не стошнило, и он выпрыгнул в окно, а леди потом распускала сплетни, что он евнух.

Райна встала, прошлась туда-сюда по траве перед Трезвой берлогой. Тема была чувствительной, она понимала её важность, но думать об этом сейчас не хотелось. С этим вопросом она как-нибудь свыкнется… со временем. А сейчас хотелось пройтись по другим тонкостям ремесла.

- У меня кофе закончился - сказала она. - Поставь на печку чайничек.
- Сейчас поставлю - отозвался Антон. - Ты вот ещё что: берегись этого Вариса. И гражданинчика, о котором бормотал наш добрый мейстер Хогг, тоже берегись. Есть мнение, что они подозревают о нас... что-то. Пока что всего лишь что-то. Ты не никто из ниоткуда - ты Селорис, и магистр Виго охотно подтвердит твою личность, но это не значит, что ты не можешь случайно раскрыться. Берегись.

Он сбегал в избу, долго возился там с растопкой и наконец вернулся.
- Чайник закипит минут через пять. И ещё совет. В сундучке под кроватью лежат датапады и контактные линзы с мониторами дополненной реальности. Здесь есть сеть со спутника, а в ней - фотографии практически всех важных лиц, которые могут быть тебе интересны. Пользуйся этим, обязательно. При всех наших технических возможностях нет ничего обиднее обознатушек.
 
Последнее редактирование:

talsterch

Ленный рыцарь
это великолепно . Терпеливо и с уважением жду продолжения
 

Хильда Белая Шапка

Ленный рыцарь
Глава 3. Один умалишенный и два рыцаря

От предшественника Райне досталось не так уж много. Койко-место в Трезвой Берлоге на всякий случай, датапад с записями, местного производства пергаментный журнал, в котором тоже было кое-что начеркано, и... неразгаданная тайна. Именно этой тайной Крамер занимался, когда попался на карандаш евнуху Варису с печальными для себя последствиями.

На предпоследней странице журнала размашистым почерком было выведено имя: «Джон Сноу». Чуть ниже - слово «выяснить» и шесть восклицательных знаков, а затем слово «отец», и знак вопросительный. Всё это было написано крупно, наискось, и больше ничего на странице не было. Следующая, последняя страница была заполнена до половины. Там не было ничего интересного, только названия каких-то кораблей и имена капитанов. Или это тоже имело отношение к тайне?

Райна решила последовать совету Витицкого и пошарить в базе кадров. Датапад услужливо предоставил ей изображения десятка Джонов Сноу, проживавших в Вестеросе за последнее столетие. Нет, Крамера определенно интересовал не Джон Сноу, сын всадника из Барроутона, скончашийся 60 лет назад от невыясненной хвори живота. И не тот Джон Сноу, что служил кастеляном у каких-то из Флинтов (Райна еще не научилась их различать) 35 лет назад и умер, зарезанный в пьяной драке. И уж точно не Джон Сноу, живший 90 лет назад, наполовину пентошиец, анацефал и рыцарь Белой Гавани (отец его, тогдашний лорд Мандерли, был с большими странностями). Речь явно шла о ныне живущем. В датападе была его фотография, датированная прошлым годом: красивый темноволосый мальчик с угрюмым лицом. Без труда нашелся и его отец: ныне правящий лорд Севера Эддард Старк. Это у нему у Крамера был какой-то вопрос?

Витицкий на тот момент еще не уехал, поэтому наилучшей идеей было спросить у него: в чём тайна, что нашел Крамер, связанное с этим Джоном Сноу? Антон не знал.
- Он выяснял что-то про происхождение этого бастарда - пояснил он. - А там внезапно пошло-поехало, умчался в столицу. Оттуда связывался с Фортом всего один раз, доложил сумбурно, не по существу. А потом мы узнаем, во что он вляпался, и за него берется ГКВ.
- А нельзя как-то связаться с Землёй? Спросить, что он имел в виду?
- Пробовал уже. Ответ прислал его лечащий врач. Сказал, что при упоминании Джона Сноу больной приходит в психомоторное возбуждение, и во избежание срыва лечения расспросы придется отложить до полного выздоровления пациента. Знаешь? Не бери пока в голову. Занимайся, чем собиралась заниматься - строй сеть торговли информацией.

Совет она приняла - что ей ещё оставалось делать? Но про запись в дневнике Крамера не забыла. Поэтому сейчас она собирала вещи прямиком в Винтерфелл - по последним сводкам, туда поехал король, так что начать строительство сети следовало оттуда. Да заодно и присмотреться к этому Сноу и его отцу.

Антон вышел её проводить. Надо сказать, что с утра он куда-то отлучился и вернулся только к вечеру, когда она уже собиралась.
- Слушай внимательно - сказал он. - Я ездил передать весточку своим знакомым межевым рыцарям. Люди неотесанные, но надежные. Встань лагерем у Королевского тракта, там, где отходит дорога в наш лес. Там условленное место - они встретят тебя там. Дашь им по монетке, и они будут сопровождать тебя как телохранители.
- Но мне не нужны телохранители! - возразила Райна. - Я прошла курс веерной защиты, приемы обезоруживания, и вот этой тростью вполне способна крепко ушибить пару-тройку разбойников.
- И привлечь к себе внимание, да. Я понимаю, что ты способна постоять за себя, но на людях будет лучше, если у тебя будут телохранители. Их зовут сир Тристифер из Белой Гавани и сир Томард Короткий. Гербы - белых полконя на синем у Тристифера и скрещенные стрелы у Томарда. Доверяй им. И не пускай в ход свое умение.

Райна тяжело вздохнула, взвешивая в руке деревянную трость с увесистым набалдашником. Трость была куплена в Белой Гавани, сделана из железноствола, и ей без особого труда можно было парировать удары мечей - если только мечи не из местной чудо-стали, валирийской, как она называлась.
- Знаешь, одна цитата вспомнилась - сказала она. - Как там было? У Хемингуэя. «Выполняя задание, вы будете при оружии, для
поднятия авторитета. Но пускать его в ход вам не разрешается ни при каких обстоятельствах».
- Ни при каких обстоятельствах - подхватил цитату Антон. - Вы меня поняли? Да, именно так.


Ждать межевых рыцарей долго не пришлось. Два всадника с факелами появились на тракте сразу же, как над Волчьим лесом сгустились сумерки. Что ж - думала Райна - в конце концов все не так уж плохо. Межевые рыцари не часто становятся телохранителями у купцов, и как правило - за царскую плату, куда дороже обычных наемников. Такой эскорт прибавит ей авторитета. А в деньгах она не нуждалась, как и в специях, которыми по легенде должна торговать, прикрывая этим делом свой основной товар - информацию. В конце концов, на её родине гвоздика и перец доступны всем. Интересно, а если угощать специями этих межевых рыцарей на привалах - это прибавит им лояльности?

- Ну, здравствуйте - сказала она, когда двое наконец приблизились.
 
Сверху