Гет Фанфик: А зомби здесь тихие

Gerda

Лорд
Название: А зомби здесь тихие
Фандом: Сага
Автор: Я
Категория: Гет
Размер: Мини
Пейринг/Персонажи: Григор Клиган/Серсея Ланнистер, Оберин Мартелл, Квиберн
Рейтинг: R
Жанр: Драма, хоррор
Предупреждения: Смерть главного персонажа, дабкон
Краткое содержание: Королева Серсея отдает Квиберну тело Григора Клигана для экспериментов. Некроманту удается поднять воина из мертвых. Но что чувствует воскрешенный Гора? И чувствует ли он вообще?
Я начала фанфик с описания поединка Красного Змея и Горы. Ход боя совпадает с книжным, но я добавила эмоции и чувства Григора. Еще в книге мне показалось, что Гора ведет себя довольно причудливо и я решила обосновать странности поведения.
Во второй части появляется уже воскрешенный Гора и глава написана от лица Серсеи
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: Закончен
 

Gerda

Лорд
— Я Оберин Мартелл, принц Дорна. Принцесса Элия была моей сестрой.
— Кто-кто?
Гора ошарашенно моргнул. Красный Змей только что кривлялся у него под ногами, но быстро переместился. Маленькая фигурка принца казалась неуловимой. Юркий и ловкий как обезьяна, он раздражал Гору резкими движениями и гневными выкриками. Раздражал Гору и слепящий диск солнца, застывшего на раскаленном синем небе. Лучи безжалостно слепили глаза и плавили мозги, проникая сквозь узкую щель забрала. Гора быстро поднял щит, защищаясь от яростных тычков копья. Оберин Мартелл наносил удары один за другим. Наконечник скользил по черным тяжелым доспехам и обитому железом щиту Григора. Проклятый шум! Рыцарь резко взмахнул мечом, отгоняя назойливого врага.
— Элия Мартелл, принцесса Дорнийская, — бесновался Красный Змей. — Ты изнасиловал ее. Ты убил ее. Ты убил ее детей.
Гора мечтал, чтобы принц заткнулся. Что за отвратительный голос! Пронзительные слова врывались в уши, заставляя мозг дрожать и агонизировать.​
— Ты изнасиловал ее. Ты убил ее. Ты убил ее детей. — снова и снова повторял дорнийский принц.
— Ты болтать пришел или драться? — раздраженно спросил Григор.
— Я пришел, чтобы услышать твое признание!
Гора рубанул огромным мечом, целясь в голову принца. Удары дорнийца достигали цели, но не вредили Григору, закованному в панцирь. Лязг и скрежет доводили до безумия. Изо рта Горы с шумом вырывалось дыхание. В проклятом шлеме было душно и узкая щель ограничивала обзор. Григор кружился, стараясь не упускать из вида вертлявого дорнийца. Иногда Гора взмахивал мечом, целясь в принца, но тот двигался слишком быстро. Клиган, закованный в доспехи за ним не поспевал. Красным змеем управляла безумная ярость. Смуглое лицо искажало ненависть.

А он похож на Элию…

— Ты изнасиловал ее, — твердил принц в промежутках между ударами. — Ты изнасиловал ее, — Григор с силой обрушил меч туда, где должна была быть голова принца. — Ты убил ее детей, — Гору передернуло, когда копье с диким скрежетом проехалось по латному вороту.
Рыцарь попытался обрубить древко копья. Если лишить дорнийца оружия, закончится этот проклятый шум! Тогда можно будет размозжить башку принца о брусчатку или заключить в горячие объятия. О, Григор мог раздавить мерзавца как таракана, зажав между латными руковицами!
— Ты изнасиловал ее. Ты убил ее. — Григор отшатнулся назад, когда копье едва не попало в щель забрала. — Ты убил ее детей. Ты изнасиловал ее. Ты убил ее. Ты убил ее детей. Ты изнасиловал ее. Ты убил ее. Ты убил ее детей.
Гора ринулся на противника как разъяренный бык, но принц снова ускользнул и ударил его в спину.
— Заткнись! Закрой свой поганый рот!
Пот струйками стекал по бледному лицу Горы. Он чувствовал, как едкие соленые капли разъедают глаза. Рыцарь перевел дыхание. Голова пульсировала, хотелось сбросить проклятый шлем и вдохнуть полной грудью. Воздух, свежий воздух…
— Ты изнасиловал ее.
— Хватит! — Гора обрушил удар в грудь принца, но тот метнулся назад.
— Ты убил ее.
— ЗАТКНИСЬ!
Клиган ринулся вперед. Сокрушить мерзкого ублюдка! Копье скользнуло по груди Горы, но он даже не заметил. Меч рыцаря блеснул на солнце, на заднем фоне отчаянно завопили. Оберин Мартелл отбросил копье и поднял щит, отгораживаясь от мощного удара. Уши резанул грохот металла о металл. Гора торжествующе захохотал, когда Красный Змей пошатнулся. Клиган напирал на противника, рыча как дикий зверь. Принц бросился наутек от огромного меча, которым Григор размахивал над его головой как серпом. Под меч Горы неожиданно попался какой-то зевака. Брызнула кровь, оросив черный доспех Клигана. Несчастный завопил и Гора рубанул еще раз.
— Заткнись! — взревел Гора, снеся жертве половину головы, пролетевшей метров на десять, расплескивая кровь и мозги.
Красный Змей тем временем оправился и вновь завладел копьем.
— Элия, — крикнул он Клигану. — Ты изнасиловал ее. Ты убил ее. Ты убил ее детей. А теперь назови ее имя.
Гора тяжелой поступью направился к принцу. На лице его играла зловещая улыбка. По темному металлу доспехов стекала свежая кровь.
— Ты слишком много болтаешь. У меня от тебя голова болит.
Григор предупредил дорнийца. Пусть принц наконец заткнется! Уже достал трепаться! Если уймется, Гора может и подарит ему чистую быструю смерть. В свое время он подарил Элии Дорнийской чистую смерть. Что еще от него хотят?
— Я хочу, чтобы ты произнес ее имя. Ее звали Элия Дорнийская.
Гора, презрительно улыбнулся. Красный змей внезапно сел, щуря глаза от солнца и сделал выпад. Клиган вновь попытался достать соперника, но Мартелл подался назад и Гора на мгновение потерял равновесие. Принц поднял щит, Григор зарычал, когда солнечные лучи отразившись в золоте и меди, резанули ему по глазам. Он инстинктивно поднял собственный щит, но неожиданно Красный Змей достал его! Копье пробило кольчугу, а потом Мартелл выдернул черное жало назад.
— Скажи это! Элия Дорнийская. Скажи!
Григор чувствовал как по боку струится горячая кровь. Края раны ныли и пульсировали. Он сделал шаг вперед, но перед глазами внезапно потемнело. На ровном месте у Скачущей Горы подвернулась нога и он едва не рухнул на пыльную землю. Григор начал поворачиваться вслед за вопящим противником. Он видел как вокруг роятся красные мухи, в голове пульсировало, к горлу подступила тошнота. Мир вокруг кружился, вокруг мелькали лица, голос принца напоминал рев трубы!
— ЭЛИЯ ДОРНИЙСКАЯ!
Копье ужалило Григора под колено. Гора зашатался и ничком рухнул наземь, не удержав в руке огромный меч. Воин перевернулся на спину. Над ним покачивалось и грозилось упасть безразличное лазурное небо. Из последних сил Григор приподнялся, опираясь на локоть. Застонал от боли, которая плющила череп изнутри, выжигая глаза…. А потом его живот насквозь пронзило копье, которое въелось во внутренности и заселило в живот рой безжалостно жалящих пчел. Григор не сдержал вопль боли. Противник торжественно отбросил в сторону его огромный меч.
— Если ты умрешь, так и не назвав ее имени, сир, я найду тебя даже в седьмом пекле, — пообещал он.
Нет, он не мог умереть. Не так… Гора заелозил ногами по мокрой от крови земле, пытаясь встать. Его пригвоздило намертво. Воин вцепился в копье, пытаясь вытащить его, но ему никак не удавалось. Он зарычал от бессильной злости, извиваясь и дрыгая ногами словно жук, пришпиленный булавкой.
— Назови ее имя!! — Принц Оберин поставил ногу на грудь Горы и обеими руками поднял меч.
Гора воспользовался шансом. Вскинул длинную тяжелую руку, ухватил принца за колено и потянул на себя. Потеряв равновесие Красный Змей упал, бесполезно взмахнув мечом. Григор с безумной улыбкой притянул принца к себе. Если он подыхает, так заберет с собой и Мартелла!
— Элия Дорнийская, — глухо засмеялся он. — Я убил ее детей. — Гора с силой вогнал стальные пальцы в глаза воющего противника, выдавливая и оставляя пустые окровавленные глазницы. - А после разбил ей башку. Вот так. — Григор вогнал кулак в рот Оберина Мартелла, кроша ровные мелкие зубы.
Ему хватило сил, чтобы отбросить мертвое тело в сторону.

***

Его омывала боль. Всепоглощающая, безжалостная, затягивающая в бездонный омут.
Она проникала в каждую клетку огромного тела, заставляя могучего воина содрогаться, корчиться и хрипло выть.
Боль раскинула над ним крылья черной птицы, не позволяя отрешиться, забыться, уйти в себя.
Он хотел уйти. Мечтал покинуть глупое тело из-за которого сейчас страдал.
Боль проникла через крохотную царапину. Копье проклятого принца было смочено ядом. Как он мог пропустить удар?
Над страдальцем склонилась фигура, облаченная в черные одеяние.
—Хороший материал. — задумчиво сказал он. — Найджел, дай-ка мне ножик. Нам потребуется кровь. Много крови…

***

— Эксперимент прошел удачно?
Серсея подавила нетерпение. Королеве не к лицу суетливость и спешка. Даже полезных людей она заставляла ждать. Квиберн оказывал неоценимые услуги, но она держала на коротком поводке слугу с таинственным и кровавым прошлым. Изгнанный своими собратьями, Квиберн занимался темными делами, впрочем Серсею мало волновали методы. Ее куда больше интересовали результаты. Но что если на этот раз они зашли слишком далеко?
Кто бы мог подумать, что Серсея прибегнет к магии? Она предпочитала более осязаемые материи — деньги, интриги и постель. Безотказные методы, но не сейчас. О, королева до сих пор сомневалась в том что поступила правильно, отдав тело Григора для страшных опытов. После встречи с мейегой Серсея старалась держаться от волшебства подальше. Мысль о предсказание давно отравляла жизнь королевы, но она надеялась перехитрить судьбу. Никто не знал об опасениях Серсеи. Джейме даже не подозревал о том, что сестра побывала у колдуньи. Брат не понимал за что Серсея так ненавидит карлика. Что же, предсказание начало сбываться! Проклятый валонкар лишил Серсею первенца, а затем в поединке, обличающем его вину погиб один из немногих людей, кому королева могла доверять.
Когда на пороге скорбящей львицы появился Квиберн и предложил провести один интересный опыт, она от отчаяния согласилась.
— О да, ваше величество. Вы желаете взглянуть на него?
Разумеется, она хотела увидеть результат. Ланнистеры славились тем, что извлекают золото из воздуха, но это было не так. Серсея спонсировала начинания Квиберна не ради пустых обещаний. Она не слишком верила в успех, надеялась и в то же время боялась. Возможно с помощью Квиберна удастся (о, она очень слабо в это верила, но не расставалась с робкой надеждой) поднять на ноги сына. Затем можно будет расплатиться и с карликом и с его женой-северянкой. Они скрылись как крысы, бегущие с тонущего корабля, но у Ланнистеров были длинные руки.
— Да. Посмотрим, что вы сумели сделать. — холодно сказала она, величественно поднимаясь с позолоченного стула, украшенного искусной резьбой.
Серсея не верила в успешный результат. Не удастся никому и никогда воскресить человека. Квиберн был способен на многое, но такое неподвластно никому кроме Богов. Королева вложила деньги в лабораторию, где бывший мейстер смешивал снадобья и устраивал эксперименты над врагами короны. Очень удобно и практично. Он изобретал полезные лекарства и неизвестные яды, стоял на пороге открытия в области исцеления от гангрены… О, Квиберн не был бесполезным. Но его слепая вера в воскрешение мертвых пугала Серсею.
— Здесь я его держу, ваше величество.
В мрачном помещение сладко пахло кровью и плотью. Серсея неоднократно бывала в лаборатории Квиберна. Вдоль стен стояли стеллажи книгами и полки с флакончиками в которых поблескивали разноцветные жидкости. Огромные полированные столы были завалены свитками с письменами, редкими фолиантами. В больших стеклянных сосудах кипели и побулькивали субстанции, от которых исходил вонючий пар. Серсея уже не обращала внимание на живых подопытных, запертых в клетках. Она знала, что мейстеры изучают искусство врачевания и ставят опыты на маленьких зверьках, но Квиберн не мелочился. К нему в руки попадали провинившиеся служанки, предатели, мелкие воры. Многие преступники находили последний приют в лаборатории сумасшедшего мейстера. Серсея не сомневалась в том, что Квиберн наполовину безумен. Впрочем, она слишком долго общалась с главным сумасшедшим королевства и это ее не смущало.
— Показывайте.
Серсея остановилась в двух шагах от огромного человека, накрытого длинным тяжелым плащом Квиберн подошел к подопытному и демонстративно сдернул с него ткань. Под плащом Григор Клиган оказался полностью голым.
— Открой глаза. — приказал Квиберн.
Серсея изучала тело воина жадным взглядом. Раны, которые Оберин Мартелл оставил своим копьем уже затягивались. Образовывались рубцы. Ушла мертвецкая бледность, отдававшая в зеленый цвет. Широкая грудь медленно поднималась и опускалась. Повинуясь приказу Квиберна, Григор Клиган распахнул веки.
— Перед тобой королева Семи Королевств. Поздоровайся и поклонись.
— Здравствуйте, ваше величество.
Голос Горы был монотонным и глухим. Серые глаза смотрели куда-то вдаль, сквозь присутствующих.
— Вы помните как вас зовут, сир? — спросила Серсея.
Сердце королевы стиснул железный кулак, но ей приходилось держать себя в руках. Квиберн показал ей голого подопытного. Что это? Намек на то, что мейстер слишком много знает или цинизм ученого? Впрочем, перед лицом ожившего мертвеца это не имело никакого значения.
— Он не помнит. — Квиберн ответил за Гору. — Подопытный забыл все, что касается его личности. Он будет подчиняться вашим приказам и не причинит вам никакого вреда, но разговор с ним вряд ли удастся.
Серсея сделала глубокий вдох, разглядывая Григора. Он был жив, но как будто отсутствовал. О, он выглядел как теплый живой человек, но держался холодно и отрешенно.
— Я хочу изучить его возможности. — сказала Серсея. — Я могу забрать его из лаборатории сейчас или нужно что-то доработать?
Полчаса Квиберн занимался «налаживанием», чтобы подопытный слушался только приказов королевы. Серсея терпеливо ждала, устроившись в кресле с бокалом вина. Григор жив… Мысль не укладывалась в голове. Она видела Гору, пришпиленного к земле копьем. Слышала хриплые предсмертные вопли и проклятия. Григор медленно и мучительно умирал! Видеть его вновь и слышать его голос… Голова шла кругом от такого!
— Его лицо придется скрывать. — сказал Квиберн. — Или люди поднимут бунт.
Он накинул на Григора Клигана огромный плащ с капюшоном, но плащ доставал лишь до щиколоток рыцаря. Нужно будет изготовить доспехи и шлем на заказ. Никто не должен знать о том, что для королевы воскресили мертвого. Люди слишком узко мыслят. Они глупы. Что же, придется скрывать Григора от окружающих.
Серсея открыла искусно скрытую дверь. Тайный ход соединял ее покои с лабораторией. Она с расчетом выбрала место, где Квиберн устроил свое логово.
— Следуйте за мной, сир. - приказала она Григору.
Гора послушно шел за королевой. Львица чувствовала его присутствие за спиной, но несмотря на то что воин дышал, она не слышала его дыхание. Он двигался совершенно беззвучно. Исчез и жар, исходивший от могучего тела. По коже Серсеи пробежали мурашки, зародившиеся в области затылка. Она с внезапным страхом представила, как на ее шее смыкаются стальные пальцы и Григор Клиган равнодушно сжимает, не обращая внимания на ее предсмертные хрипы. Львица испуганно обернулась и вскрикнула, едва не натолкнувшись на Гору, который резко остановился в шаге от нее. Женщина вскинула голову, взирая на Григора снизу вверх. Он возвышался над ней как башня, но разница в размерах напугала Серсею впервые. Впрочем, воин неподвижно стоял на месте безучастный ко всему. Босые ступни мужчины соприкасались с ледяными плитами пола, но казалось что это его не тревожило. Серсея не хотела оставлять Гору за спиной, но Квиберн сказал, что он не представляет для нее опасность. К тому же это же Григор! Рыцарь без страха и упрека, готовый ради нее на все! Серсея упрямо развернулась и продолжила путь. Гора возобновил беззвучные шаги.
— Проходите.
Серсея распахнула дверь, приглашая Гору в свои покои. Беззастенчиво уселась на кровать. Воин остановился неподалеку, застыв как истукан.
— Григор? — окликнула его королева.
Серые глаза были совершенно бесчувственными и далекими.
— Тебя зовут Григор. Григор Клиган. Ты помнишь?
— Меня зовут Григор Клиган. — помедлив сказал он.
Серсея потянулась к кувшину вина и наполнила два кубка. Обычно, когда она оставалась вдвоем с Горой, обязанности виночерпия исполнял он. Не позовешь ведь служанку, когда проводишь время наедине с мужчиной! Сейчас королева не могла воспользоваться услугами по другой причине. Слуги с воплями разбегутся, если увидят живым воина, которого насквозь пронзили копьем, а когда древко выдернули, кишки полезли наружу.
— Иди сюда. — позвала королева, похлопав по кровати.
Отрешенность Горы пугала, но может быть это временно? Хотелось на это надеяться!
Воин послушно сел на широкое ложе. Даже монументальная кровать с каркасом из драгоценных костей мамонтов скрипнула под его весом. Королева протянула мужчине кубок. Он так и сидел равнодушный ко всему. Принял кубок из рук Серсеи только когда она приказала.
Королева сделала глоток терпкого заморского вина. Горло сжимали спазмы. О, Гора послушно пил, но с тем же успехом он мог подпирать стену. Серсея боялась безмолвного воина, которого Квиберн вытащил с того света. Королева просто не знала, чего от него ожидать. Вино помогало ей отрешиться и забыться. Серсея допила залпом и налила себе еще. Повернулась к Горе, разглядывая его. Он мало походил на признанных красавцев, да и учтивостью не славился. Грубый, пропахший потом и кровью, Григор Клиган привлекал опасностью и безупречной верностью. Стоило попытаться оживить его. Стоило.
Серсея порывисто вздохнула, принимая решение. Рука ее скользнула по колену мужчины, поглаживая и поднимаясь выше. Она внимательно наблюдала за лицом Горы, но право, с тем же успехом можно было искать эмоции у статуи! Но тело воина реагировало. Серсея почувствовала под своей ладонью восставшую плоть.
— Сними с меня платье. — коротко приказала она, поворачиваясь к мужчине спиной.
Руки Горы привычно заскользили по спине королевы, разбираясь со сложной системой шнуровки и крючков. Он спустил платье вниз по точеным белым плечам королевы. Серсея стянула лиф до талии и повернулась к Григору Клигану, демонстрируя свои груди. У нее по-прежнему были красивые груди, которые заметно увеличились после рождения троих детей. Раньше Горе нравилось с ними играть.
— Дотронься до меня, — сказала Серсея.
Руки воина коснулись женского тела. Она не была лишена недостатков. Возраст и дети сказывались на фигуре. Но королева знала как себя подать. Она умела принимать идеальные позы и устраивала свидании при неверном свете свечей. Поэтому красота Серсеи была по-прежнему легендарной. А прежний Гора в отличие от этого вообще был от нее в восторге.
Серсея закрыла глаза, чтобы не видеть безразличное лицо. Рука ее заскользила вниз вверх, обхватив восставшую плоть. Ни звука не издал Гора. Было непонятно нравится ли ему или все равно. Сама королева отрешилась, чтобы дойти до нужного настроя.
Когда Григор вошел в нее, Серсея заплакала. Она понимала, что он жив, но в то же время мертв.

***

— О да, теоретически его невозможно убить. Полностью управляемый опытный воин. Идеальное орудие.
Гора неподвижно стоял посреди лаборатории. Его грудь поднималась и опускалась. С каждым вздохом он пытался приподнять навалившуюся сверху могильную плиту. Воин испытывал непреходящую боль. Зубодробительную, безжалостную, острую, как клинок. Он чувствовал, что едва удерживается в своем теле, что балансирует на краю. Его ухватили за кончик души, как будто взялись за кусочек кожи и медленно стягивали с тела, как кожуру апельсина. Но он не мог ничего сделать. Он просто хотел чтобы его отпустили.
— Хорошая работа, Квиберн. Вы создали безупречного наемного убийцу.
Иногда сквозь пугающее одиночество и пустоту прорывались голоса. Тогда его со всей дури шарахало импульсом. Он знал, что должен исполнять приказы, иначе будет еще больнее.
— Рад вам служить, ваше величество. Таким образом мы сможем создать целую армию наемных убийц. Что вы скажете по поводу…
Голова Горы пульсировала от боли, от которой не было спасения. Глаза под давлением чуть ли не выскакивали наружу. Он содрогался в бесконечной мучительной агонии.
— Не стоит. Джоффри ушел от нас. Я не хочу тревожить его покой.
Он хотел докричаться до них. Он не мог уйти сам. Его должны были отпустить. Но Григор Клиган не мог сказать ни слова. Он застрял между двумя мирами. Его поглотили беспомощность и бесконечность.
 
Последнее редактирование:

slava220272

Удалившийся
Не понятно почему Серсея говорит Квиберну: "Вы создали безупречного НАЁМНОГО убийцу". Разве кто-то собирается платить ожившему Г. Клигану деньги за его работу? В лучшем случае Серсея "оплатит натурой".
 
Сверху