1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Слэш Фанфик: Я уснула в камере пыток

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Gerda, 27 авг 2018.

  1. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Название: Я уснула в камере пыток
    Фандом: Игра престолов
    Автор: Gerda (на фикбуке Gerda Lind)
    Бета: Saarig
    Категория: Гет, Слэш
    Размер: Миди
    Пейринг/Персонажи: Григор Клиган/Санса Старк, Рамси Сноу, Русе Болтон, Теон Грейджой,
    Рейтинг: R
    Жанр: Драма, юмор, AU
    Предупреждения:AU, OOC, Смерть главного персонажа, Нецензурная брань
    Краткое содержание: Санса Старк и Григор Клиган поменялись телами, а после попали в руки к Рамси. Сноу хочет жениться на леди Старк и подружиться со Скачущей Горой, но он не знает всей правды. Сможет ли Рамси добиться своего? Как поведет себя Григор Клиган, оказавшись в застенках у Кровавого бастарда? Что будет делать Санса, влюбившись в Григора? Как Теон Грейджой сохранил пальцы, член и здравый рассудок? Все это и немного больше вы увидите в этом абсурдном, пугающем, веселом и драматичном фанфике!
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: В процессе
     
    Последнее редактирование: 1 окт 2018
  2. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    1. Я уснула в камере пыток, где на стенах тиски и клещи

    − Я запер её в подземелье и не кормил пару дней.

    Рамси Сноу задумчиво расхаживал по роскошным покоям, поигрывая румяным яблоком, которое сжимал в руке. Затем откусил, шумно прожевал и продолжил.

    − Потом устроил роскошный ужин. Вежливо предложил пересмотреть свои взгляды на наш брак.

    Теон Грейджой забился в уголок, наблюдая за своим мучителем. Он ещё не впал в тупое безразличие дворняги, которая устала бояться и голодать и приобрела потрясающее равнодушие к издевательствам и смерти. Теон боялся, что жестокий взгляд бесцветных глаз остановится на нём, толстые губы раздвинутся в лукавой улыбке и Рамси Сноу посетит очередная идея. Да, бастард был мастаком по части выдумок, которые касались изощрённых издевательств и пыток. Он умел забраться в голову, вывернуть всё наизнанку и натравить на жертву её собственные страхи.

    − Она швырнула в меня подносом и сказала, что не очень голодна. Не очень голодна! После того как я держал её в чёрном теле все эти дни. Я чего-то не понимаю? Может быть, новости, которые доходили до нас из Королевской Гавани ошибочны? Девчонка терпела от этого трахнутого принца всё! Пугливая бестолковая курица, которая мечтает выйти замуж за знатного лорда и рожать ему детей! Ведь так, Вонючка? Ну?

    Теон задрожал, когда высокий молодой мужчина приблизился к нему. Он хотел забиться в угол, но подавил в себе такой порыв. Однажды Теон Грейджой понял, что эта мерзкая собачья кличка нужна Рамси, чтобы превратить свою жертву в совершенно другого человека. Когда бастард так обращался к принцу, то верил в то, что говорит с покойным слугой. Представьте себе, у этого больного на голову извращенца была какая-то привязанность! Правда, он послал любимца на верную смерть, когда понадобилось. Но оказалось, что Рамси Сноу − сентиментальный ублюдок. Когда Теон это понял, он пришёл и к другому выводу. Придерживаясь роли слуги можно немного обезопасить себя от бурных шуток Рамси Сноу. Конечно, светлоглазый бастард был чокнутым на всю голову ублюдком, но были определённые моменты… Возможности хотя бы немного его направлять. Конечно, раболепно склоняться перед Рамси, говорить то, что он хочет, делать, что прикажет было безумно унизительно. Но так Теон сумел избежать освежевания нескольких пальцев, ослепления и ряда других «весёлых затей». Он даже умудрился сохранить приемлемый вид, хотя и ходил в омерзительных лохмотьях, а смердел так, что люди шарахались, увидев его вдали.

    — Вы совершенно правы, милорд, — Теон почтительно склонил голову, пряча лицо.

    То, что Рамси Сноу едва не трясёт и при виде его лица, он тоже понял. Теон всегда гордился благородными чертами, смугловатой чистой кожей и ясными шальными глазами, склонявшими девиц к сладким грехам. Рамси Сноу явно завидовал, ведь сам-то он похвастаться приятной внешностью не мог. Деревенский детина со страшными бесцветными зыркалками, противными прыщами и рыхлой фигурой… Правда было у бастарда странное своеобразное обаяние, но оно как-то не помогало, когда речь шла о личных делах. Флирт в понимание Рамси − милая дискуссия о том, как он не хотел бы ломать пальцы Теону, но придётся, если он не возьмёт у него в рот. Вот и причина, почему бастард оставил Грейджоя красивым. Ему нравилось, когда гордая и яркая жертва склонялась перед ним и подчинялась разным прихотям. Теон осознал и принял, что чтобы сохранить целость и сохранность, он должен проглотить гордость вместе с чужим семенем. Его глупую гордость, которая стала причиной всего. Он мог бы покончить с собой, конечно. Мог и не мог. Не хотел после смерти встретить укоряющего Робба, увидеть серьёзный взгляд Неда Старка, нахмуренный лоб Кейтлин Талли… Он предал Старков и поплатился. Мог ли он уйти из жизни, не попытавшись исправить хоть что-то? Сейчас, когда в подвале у хозяина сидела Санса Старк, Теон верил, что настал его шанс. Но вот незадача, как же провернуть всё так, чтобы помочь ей и уцелеть самому?

    − Ты говорил, что она мелкая дурочка, − укоризна прозвучала в голосе Рамси Сноу, заставив Теона дрожать. − Трусливая и бестолковая. Может быть, ты врал мне, Грейджой? Давай спустимся с тобой в этот грёбаный подвал! Там ты посмотришь на эту упрямую рыжую сучку и повторишь мне, что сказал! А? Не хочешь?

    Рыхлое лицо с крупными чертами придвинулось к лицу Теона чуть ли не вплотную.

    − Хорошо, − тихо сказал Грейджой. − Но я не вру. Она правда была такой. Не знаю, что с ней не так. Прошлая Санса согласилась бы на ваше предложение. Только вот…

    Только вот… Может быть девице хватает гордости умереть, но не отдаться чокнутому бастарду? Рамси Сноу же не может поступить с ней как с леди Дастин? Или может? Он же в отсутствие отца хозяин всего и всех. Согласие невесты необязательно. Свадьбу можно устроить и так. Но бастард этого не делает.

    − Только что, Грейджой? − голос Рамси угрожающе понизился. − Хочешь сказать, она ломается потому, что я не знатный лорд? Ну, говори, проклятье! Ты рос рядом с ней, ты знаешь её! Не бойся за свою шкуру, я хочу услышать честный ответ! Мне нужна эта девка, и ты мне поможешь её получить.

    − Но… Хм… Хозяин, вы же устроили брак с леди Дастин, − задумчиво сказал Теон.

    Он понял, что избежать прямых разговоров с Рамси Сноу не удастся. Всё равно, если ему суждено быть наказанным, бастард это сделает.

    − Даже если дело в вашем… происхождении, − он очень быстро проговорил это слово, − не понимаю, почему вы просто не устроите свадьбу как в прошлый раз? Вы, конечно, разумнее меня и наверняка лучше знаете!

    Ему было мерзко и больно в обычные времена, когда говорил поганые комплименты своему мучителю, желая, чтобы эта кровожадная скотина подавилась за ужином или сдохла от несварения желудка. Но сейчас всё изменилось.

    − Это не старая вешалка Дастин. Её можно было пустить в расход. Но вот если со Сансой Старк что-то пойдёт не так… Отец этого мне не спустит, − веско сказал Сноу. − Но есть кое-что ещё… Ты не видел её, Грейджой. Она чокнутая, точно говорю, — доверительно шепнул Рамси. — Если бы я не знал о ней то, что знаю от тебя и других… Проклятье, она на меня похожа!

    Теон истерично хихикнул, окидывая хозяина быстрым взглядом. Он успел изучить его большое рыхлое тело во всех деталях, познать все нюансы характера. Вспоминая стройную гибкую лань, которая беззаботно скакала по Винтерфеллу, он ну не мог сопоставить это с мясником, страдающим ожирением. Долбаный пекарь не отучился жрать на ночь пирожки!

    − Я не совсем понимаю вас, − быстро сказал Теон. − Может быть, вы правы и мне лучше увидеть? Тогда я смогу как-то понять, что происходит.

    − Ты прав, Грейджой, − покровительственно кивнул Сноу, − Пойдём немедленно.

    Они покинули вульгарно-роскошные покои, где Теон так часто валялся на постели связанный, испытавая на своём теле поцелуи бича и удары, касания ножа и удавки, жестокие укусы и унизительные проникновения. Теперь он безумно стыдился своих детских шуточек о том, как прелестная крестьянка впервые познала женское счастье в лапах у шайки разбойников. Теперь-то, давясь горькими слезами унижения и беззвучно рыдая в подушку, Грейджой понимал, почему от такого многие девушки сходят с ума и вешаются. В холодных затемнённых коридорах Дредфорта Теону было лучше. Не было воспоминаний. И он мог прятаться в тенях, избегая изучающего взгляда Рамси Сноу. Он следовал за бастардом, который указывал путь. Впрочем, путь в царство боли и смерти Теон прекрасно знал. Был постоянным посетителем, так сказать. Только жил, к счастью или к сожалению, очень долго для завсегдатая.

    − Может быть, она в обществе Григора Клигана спятила? — Рамси поделился этой мыслью уже остановившись у толстой железной двери, отделявший видимость нормального мира от мира действительно ненормального. − Признаться, он оказался чокнутым.

    − А вы ожидали чего-то другого? − хихикнул Теон.

    Иногда на него находило и он правда становился давним другом детства Рамси Сноу. Может, бастард так настойчиво этого требовал, что Грейджой начал понемногу влезать в чужую шкуру? Когда он осознавал в себе это, то до жути пугался. Но не сейчас. Сейчас он должен был лавировать во что бы то ни стало.

    − Нет, конечно, я о нём слышал, — со сладкими мечтательными нотками в голосе сказал Рамси. −Но хм, я думал он… другой.

    Ага. Ещё один чокнутый садист и псих. Теон всегда боялся, что хозяин читает его мысли, хотя вообще-то это было невозможно. Но всё-таки, когда Рамси с поразительной чуткостью понимал, что творится в чужой голове, это пугало и казалось почти божественной способностью.

    − И с ним что-то не так? Что же?

    Теон улыбнулся, но тут же замер, когда Рамси Сноу немного напрягся, услышав его слова. Он вытянулся струной и это выглядело почти красиво. Бастард напомнил сильное, могущественное животное, плавно несущее откормленное сытое тело, и время от времени раздающего удары всяким тварям. Грейджой с трепетом ждал. Он допустил ошибку? Но какую?! Бастард долго задумчиво на него глядел. Но потом Сноу вновь расслабился, обмяк. Его животик немного выпер, а розовый кафтан, плотно облегающий тело, натянулся как на барабане.

    − Я слышал, он на многое способен. Если нужна информация от человека, Григор Клиган её добудет хоть как. Я слышал, на поле боя ему почти нет равных. Да и всё, что говорят о его прошлом… Принцесса, пожар в замке, смерть отца на охоте, весёлая казнь родного дяди… − Рамси издал почти смущённый смешок. − Но, Грейджой, я пригласил его посмотреть на испытание новой дыбы и клянусь тебе, Скачущая Гора чуть не проблевался! Он сказал какую-то хрень о том, что голоден или хочет посрать, а потом сбежал. Нет, я, конечно, считаю, что такой гость заслуживает уважения и почёта… Особенно раз привёз сюда девчонку. Редкостно умный человек. Знал, что у Ланнистеров ему ничего не светит с их королевами-шлюхами и карликами, поэтому… Но я рассчитывал на несколько другое…

    То есть хотел обрести в Григоре Клигане дружка по интересам. Открыли бы новый кружок, гоняли бы служанок и шлюх по лесам! Но что-то пошло не так. Рамси выглядел обеспокоенным до странности, и это смущало. Теон редко видел напряжённого Рамси Сноу. Наверное… Наверное, он просто боялся силком тащить девчонку к венцу! Опасался, что она вытворит что-то неожиданное. Вот в чём дело! Лицо Грейджоя застыло. Ему хватало ума, чтобы не озвучивать ТАКОЕ.

    − Вот тут я её держу, Грейджой. — Рамси Сноу остановился перед массивной дверью, обитой железом. Ни решётки, ни окон. Нижний уровень. В каморке не было даже окна. Видимо, садист решил надавить на изнеженную барышню по-крупному. Хотя по своему опыту Теон знал, что в каморках с решётками хуже. Там и холоднее, и крысы водятся. То есть, ему-то эти твари были на руку. Приходилось их жрать. Перешёптываясь с узниками он узнал и о методах охоты в этих угодьях. Кто-то подманивал на собственную кровь и плоть, кто-то учился швырять верёвку с петлёй и ловить добычу. Но Сансе Старк, надо полагать, это не требуется. Жирный * чудак * хотя бы даёт ей хлеб и воду. Но есть существенный минус. Тут она находится в одиночестве и полной изоляции. В пугающей тишине… В плену у собственных мыслей и страхов… Грейджоя передёрнуло.

    Рамси помедлил, вставляя ключ в замочную скважину. Замер. Широкая спина напряглась. Да, он и правда не очень хочет заходить. Странное поведение жертвы в новинку. Хотя многие же вначале сопротивлялись! Теон и сам пытался, пока не понял, что если хочет жить, нужно играть по правилам. Правила Рамси Сноу менял довольно часто, трудно было успевать. Но если не пытаться, то лучше проломить себе голову о каменную стену или откусить язык. Что же там такое творится?! Какого монстра боится Рамси Сноу?

    Она была не похожа на монстра. Теон помнил леди Старк хорошенькой девочкой, которая хихикала с Джейни Пуль, выпрямляла спинку перед королевой и её двором, опускала ресницы, стесняясь смотреть на наследного принца. Милая, симпатичная девочка, которую будет довольно скучно трахать, ведь она порядочная и постесняется «делать это» при свете дня, а узнав о разных позах рухнет в обморок. Санса Старк повзрослела. Точёные черты лица, высокая упругая грудь, прикрытая тонкой тканью платья, очертания изящных лодыжек…. Она сидела, подогнув ноги под себя, старалась согреться. Тонкие запястья сковывали цепи. Ублюдок! Но что-то было не так. Что-то было совсем не так. При виде Рамси Сноу девица ухмыльнулась. Губы раздвинулись в хищном зверином оскале. Глаза её сверкали, как самые яркие звёзды.

    − А, женишок. Принёс мне очередные дары? Не соблазняй, я обещала умереть девственной.

    − Ну, это легко устроить, − нахмурился Рамси. − Но, может, вы прекратите ломать комедию, леди Старк? Признаю, я был слишком… пылок, мог напугать вас порывом чувств. Давайте говорить как разумные люди. Я освобождаю вас, мы женимся. Вы получаете всё, что заслуживаете по праву рождения, дарите мне наследников. Вы же всегда мечтали о браке. Мой отец самый знатный лорд Севера.

    − А ты?

    Ответ был коротким и бил не в бровь, а в глаз. Рамси едва не перекосило. Теон видел каких усилий бастарду стоило не сломать девчонке челюсть. Безумная! Просто безумная!

    − Вы правда предпочтёте смерть браку со мной? Король подарит мне фамилию отца, и я буду законным наследником самого знатного лорда Севера.

    − Не самого. Старки пока на первом месте, — поправила Санса. − Если Грейджой не добил тех, до кого не добрался.

    Теон покраснел и вздрогнул, испытывая мучительный стыд. Хотел послать девице взгляд, молящий о прощении и обещающий поддержку, но она на него даже не глядела. Как будто он насекомое, не заслуживающее внимания.

    − Вы хорошо осведомлены, леди Старк, — угрожающие нотки в голосе Рамси предвещали бурю. − Слишком хорошо. Откуда вы знаете такие вещи?

    − Ветер многое приносит, − она улыбнулась.

    — Пойдёмте. Я устрою вам небольшую прогулку. Может быть, вам придётся по душе увиденное, и вы передумаете.

    Бастард резко снял с девицы цепи. Посмотрел на неё с демонстративным вызовом. Теон перепугался бы до усрачки, а она просто глядела на бастарда спокойным, холодным взглядом. Казалось, что Рамси Сноу и его жертва поменялись местами. Странно, ведь власть то в руках хозяина Дредфорта. Поведёт запугивать, со знанием дела догадался Теон. И правда. Сноу подхватил пленницу под локоток и потащил за собой. Грейджой плёлся следом, спотыкаясь на ходу, поскольку трёх пальцев на ногах всё же лишился. Небольшая плата за сохранность глаз и языка. Но Сноу нравилось видеть глаза Теона, пока он работает ртом. Это и спасало от лишения таких важных частей тела. Грейджой без особой охоты брёл следом за странной парочкой, передёргиваясь при мысли о том, что увидит.

    − А вот это железный бык, − хвастался Рамси, показывая диковинное устройство. — Засовываешь туда упрямого пленника, разжигаешь огонь. Он орёт, а слышится мычание. Очень забавно! О, посмотрите сюда, леди Старк! Кажется, тот бедняга вырубился от боли! Ну, когда завинчивают эти «сапожки» и кости крошатся, конечно, трудно оставаться в сознании. Зато, сдирая кожу можно этого добиться, подвесив жертву вверх тормашками.

    Сноу зловеще рассмеялся и резко дёрнул девушку за руку, потянув к камере, из которой доносились дикие вопли. Там четвертовали человека. Он жутко орал, кровь хлестала рукой. Грейджой едва не вывернулся наизнанку, прикрывая лицо рукой. Она равнодушно смотрела.

    − Соль нужно сыпать на конечности после того как оттяпали, — неожиданно сказала Санса Старк. − Так больнее будет. Спасибо за прогулку, милорд. У вас интересно, но меня мутит, и голова кружится. Верните меня в мою камеру.

    Рамси от неожиданности даже выпустил её ладонь, которую сжимал жёсткой хваткой. Девица воспользовалась этим, чтобы спокойно выйти из камеры. Застыла в дверях, повернувшись к ним спиной. Ждала.

    − Ну что ты на это скажешь, Грейджой?

    За ними закрылась плотная дверь подземелий. Теон мог сказать лишь одно.

    − Она ёб***ая, − веско заключил он и добавил: − Милорд.

    Рамси Сноу кивнул.
     
    Regina, Янта, Lali и 3 другим нравится это.
  3. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    2. Она не желает победы. Я теперь буду вместо нее

    − Что ТЫ здесь делаешь? − Григор Клиган подался вперед.

    В дверях камеры появился огромный мужчина, перегородивший дверной проход. Гора увидел свое прежнее тело. Гигантский рост, широченные плечи, грубоватое лицо воина, привыкшего брать свое огнем и мечом… Такой человек идеально смотрелся в тюремных застенках. Увидеть самого себя в дверях одиночной камеры… Да от такого зрелища впору спятить! Если бы не давность перевоплощения, Гора решил бы, что и правда бредит. Тщательно огражденный от людского общества, оставшись наедине с собой в холодной крохотной комнатушке, Григор имел все шансы погрузиться в пучину безумия. О да, любезный хозяин Дредфорда умел принимать почетных гостей! Учитывая репутацию кровавого бастарда, удивляться было нечему. Конечно, Сноу знал, как обращаться с пленниками. Особенно с ценными пленниками, от которых чего-то хотел.

    − Я переживала. − Грубый мужской голос дрогнул. − Как ты выдерживаешь здесь? Я бы сошла с ума от одиночества и страха!

    Точеное личико Сансы Старк скривилось в гримасе отвращения. Горе не понравилось, что его тело демонстрирует робость, неуверенность и страх. Впрочем, какие еще чувства могла проявить пугливая изнеженная девица? Ей еще повезло. Если бы она оказалась сейчас на месте Григора, давно поддалась бы чарующим ухаживанием чокнутого бастарда и вышла за него замуж. Но леди Старк родилась в рубашке. Она спряталась от Рамси Сноу лучшим возможным образом! Такого просто не бывает. Не может такого быть! Где же это видано, чтобы люди менялись телами? Гора даже не слышал о подобных случаях. Но вот это произошло именно с ним. С ума сойти! Григор Клиган застрял в теле девицы и стал объектом грязных домогательств. Точнее не домогательств, а династических планов, но Горе было от этого не легче.

    − Как ты сюда проникла? − хмуро спросил Григор Клиган. − Сноу долбаные ключи повсюду разбрасывает?

    Хороший вопрос. Судя по тому, как свободно в изолированную камеру проникал Теон Грейджой, бастарду только казалось, что у него хорошо охраняемая тюрьма. На самом деле это местечко походило на проходной двор. Вечером накануне у Горы побывал любимый питомец бастарда, сегодня в гости заявилась Санса Старк, а по ночам неизвестные доброжелатели простукивали стены, используя старый добрый шифр. Сначала Григор прислушивался, надеясь на возможную помощь. Потом просто плюнул на это дело. Видимо обитатели тюрьмы узнали о новой пленнице и о том, кто она. Шило в мешке не утаишь. Особенно такое шило, как наследница Севера. Наверное, узники обрадовались, решив, что присутствие леди Старк как-то им поможет. Бестолочи. Они не понимали, что леди Старк самое бесправное и несчастное создание в этом проклятом месте. Заложница брачных интересов. Рамси Сноу не был глупцом, понимал, что ему подвернулся великий шанс. Гора осознавал, что противостояние бастарду может дорого ему обойтись. Впрочем, Григор знал и кое-что еще. Рамси Сноу не мог серьезно калечить ценную добычу. Лишившись здоровья, Санса Старк не сможет рожать детей. А если пленница умрет, не выдержав пыток, то любящий папочка снимет с Рамси шкуру. Угрозы угрозами, но бастард будет держать себя в рамках. Другой вопрос насколько тесные эти рамки. Пока что Сноу ограничивался угрозами и демонстрациями пыток. Григор выдерживал характер. Поганая ситуация. Сама Санса Старк явно не понимала серьезность происходящего, раз до сих пор торчала в Дредфорде. Григор знал, что может умереть в этой камере. Он был морально готов к этому. Леди Старк явно надеялась на чудо.
    − Ключ украла, − нервно хихикнула Санса, прикрыв губы рукой в типично женском жесте. − Я вам поесть принесла.

    Гора усмехнулся. Леди Старк сперла ключ и посещает ценную пленницу, пользуясь доверием Сноу. Ах да, бастарда же едва не трясло от возбуждения, когда он увидел того, кого принял за Гору. Знал бы он правду! Наверное, Сноу обрадовался знакомству с единомышленником. Темная слава следовала за Григором, предвосхищая его появление. О его злодеяниях ходили легенды. Рамси Сноу явно проникся. Чувствительный юноша! Да, Гора виртуозно умел пытать и знал как правильно работать с телами и умами людей. Он умел добиваться от пленников своего, поэтому знал, как мыслит Рамси Сноу, и что стоит за каждым его поступком. Пожалуй, поэтому Григор не боялся. Сильнее всего пугает неизвестность, но все приемы и манипуляции Рамси были Горе отлично знакомы. Сам применял. Да и пугаться Григор Клиган не привык.

    − Зря ты здесь торчишь, − сказал Григор. − Забирай Немого и уезжай.

    Правда Немого легче убить, чем заставить уехать. Он не купится на то, что следовать нужно за телом хозяина. Немой предан Горе как собака. Собака… Да, с Псом вышло нелепо. Умер, защищая пленницу, которой помог сбежать. Впрочем, Пес сам виноват в случившемся. Не надо было пускать слюни на невесту короля, а затем устраивать ей побег. Бедный влюбленный кретин! Пришлось воспользоваться его светлыми чувствами, чтобы смыться из Королевской Гавани. Повезло, что Пес оказался порядочным. Не дошло до насилия. Григор морально готовился к тому, что такое может произойти. Пылкие взгляды Пса смущали даже его. Да, трахаться с родным братом, которого всю жизнь ненавидел казалось Горе безумным извращением. Григор был способен на безумства, но не настолько же! Впрочем, худшего не произошло. Пес очень удачно помер в схватке с шайкой немытых разбойников. Как же Григору повезло, что мимо проезжал Немой в обществе Сансы Старк! Они перебили шайку, правда леди Старк скорее действовала наобум, размахивая огромным мечом во все стороны. Как она не покалечила саму себя? Повезло. Сама встреча была редкостно удачной. Пса они хоронили уже вместе. Девчонка положила на его могилу прелестный веночек, который сплела не отходя от могилы. Она даже пустила слезу! Хорошо хоть брат не узнал за кого погиб на самом дел и не увидел тело Григора, а то мог бы и убить в пылу гнева. Вот тогда план вернуть все на свои места накрылся бы медным тазом! Впрочем, угодив в темницу, Гора был далек от воплощения своего плана. Он денно и нощно думал, что же делать. Но Григор не был глупцом…

    − Я не могу уехать и бросить вас! − возмутилась Санса и, запустив руку за пазуху, вытащила сверток с едой.

    Гора с жадностью выхватил сверток и развернул его. В начале знакомства Сноу пытался прельстить его пышным жестом. Устроил роскошный ужин с пятью переменами блюд и рекой вина. Жрал ублюдок как не в себя. Григор гордо отказался. Он наблюдал за сытым веселым бастардом, а потом вернулся в темницу голодный, но несгибаемый. О да, Сноу не кормил Гору пару дней, прежде чем провернул эту шутку. Думал, что пленница сломается. Прельстится дичью под пикантным соусом. Продастся за дорнийское вино. Но Григор тоже знал, как ломать упрямых пленников. Смерть от голода… Если бы Гора не знал, что Рамси Сноу преследует важную цель, может, опасался бы куда сильнее. Но Григор понимал, что рано или поздно Сноу придется накормить ценную пленницу. Если слабое женское тело держать в холодном каменном мешке и морить голодом, оно может погибнуть. Несколько дней без еды Гора мог претерпеть. Он оказался прав. Вскоре после неудавшегося ужина, безмолвный мрачный тюремщик принес хлеб и воду. Не лучшая пища, но какая есть. Достаточно для того, чтобы поддерживать в себе жизнь. Время работало на Григора. Он уповал на возвращение Русе Болтона. Болтон славился бесчувственностью и жестокостью, но также слыл умным и расчетливым человеком. С его возвращением положение так или иначе изменится. А потом можно будет подумать о побеге. Да, время работало на него.

    Гора не посвящал Сансу Старк в свои планы. Он вообще думал, что девчонка уехала. Он бы так и поступил. Торчать здесь сущее безумие! Но Санса Старк осталась здесь. Ну спасибо ей за роскошный пир! Жареное мясо, запеченный картофель, свежий хлеб и даже…

    − Вино… − блаженно протянул Гора. − Да вы просто прирожденная воровка, леди Старк!

    Он жадно набросился на еду, зажмурившись от удовольствия. На некоторое время Григор Клиган забыл обо всем.


    ***

    Санса пытливо наблюдала за своим телом. Такое знакомое, но в то же время чужое! Резкие, порывистые движения, непривычное выражение лица, хищный взгляд… Она и не знала, что может выглядеть вот ТАК. Григор Клиган утратил огромное тело и воинскую силу, оказавшись в изнеженном хрупком сосуде, но продолжал вести себя так, будто ничего не изменилось. Сансе всегда казалось, что с ней жестоко обращаются потому что она слабая, беспомощная дева. Она была лишена стоящего оружия в жестоком мужском мире. Как говорила королева Серсея, у мужчин два вида мечей и они вовсю используют оба. Ха! Дважды ха! Теперь она поменялась местами с Григором Клиганом. Он оказался заточенным в тюрьме хилого девичьего тела, а Санса обрела выносливое мужское. И что же? Гора дерзил Рамси Сноу и вел себя так, словно ничего не боялся. Его держали взаперти, в то время как Санса могла свободно перемещаться по замку и уехать в любой момент. Над головой Горы нависла жуткая опасность. Сансе ничто не угрожало. Григор Клиган держался бесстрашно, как будто не тревожась о том, что с ним может сотворить безумный лорд Сноу. Сансу по-прежнему снедала неуверенность. У нее появились крепкие мускулы и кое-что еще, но наличие тренированного тела и мужского достоинства не сделало ее храброй. Ее страшил мрачный Дредфорт, до дрожи в коленях пугал кровавый бастард с бесцветными шальными глазами. Она ужаснулась, увидев рядом с Рамси Сноу безвольное сломленное существо, которое некогда было дерзким и обольстительным Теоном Грейджоем. Морским принцем, который вызывал трепет и бабочки в животе одной улыбкой. Учтивым и бойким красавцем, заставляющим краснеть и хихикать как служанок, так и знатных дам. Как?! Как Рамси Сноу превратил его в это лебезящее мерзкое создание?! Что он делал с Теоном, чтобы загнать в шкуру угодливого слуги? О, Санса вполне могла представить, что делал этот палач! Рамси Сноу лично показал ей, что творит с несчастными, попавшими в его власть. Он провел ее по пыточным застенкам, демонстрируя орудия боли, попутно глумясь над страданиями пленников. Санса едва не лишилась чувств от увиденного. Она не могла смотреть на несчастных людей с изувеченными телами. Зияющие раны, торчащие кости, ободранная кожа, растерзанная плоть… Запах крови и испражнений вызывал тошноту и головокружение. А Рамси Сноу дружелюбно улыбался ей и чего-то ждал.

    − Я украду для вас что-нибудь еще. − Девушка улыбнулась.

    Ей было трудно смириться с мыслью, что в ее теле поселился самый пугающий рыцарь во всем королевстве. Одним ужасным утром Санса обнаружила, что она не в себе. Сначала ей показалось, что все это странный сон, который никак не заканчивается. После болезненных щипков и пощечин, нанесенных самой себе, девушка начала подозревать, что внезапно сошла с ума. Она закрывала глаза, жмурилась до боли. Затем открывала их и смотрела в зеркало. А там отражалось мужское лицо со знакомыми грубоватыми чертами и жестокими светлыми глазами. Еще на Турнире Десницы она обратила внимание на огромного рыцаря. В отличие от большинства, он носил простые доспехи и привлекал внимание исключительно собой. Мастерскими, отточенными движениями, силой и свирепостью. О да, он пугал и восхищал одновременно! Восторг исчез, когда Пес рассказал ей семейную историю о старшем брате. Хриплый грубый голос Сандора все еще стоял в ушах Сансы. Она часто вспоминала страшный рассказ и всякий раз поражалась лютой жестокости Григора Клигана. Конечно, осознав, что оказалась в теле Скачущей Горы, леди Старк едва не тронулась умом. Если бы не Немой…

    − А где Немой?

    Гора окончил трапезу и небрежно вытер руки о брюки. На ткани остались жирные разводы. Санса нахмурилась. Впрочем, манеры Григора Клигана не имели никакого значения. Куда важнее было то, что он мог противостоять Рамси Сноу. Санса не понимала, какой у Григора план, зато знала, что бастард не отступится. Рамси Сноу лично благодарил ее за неоценимую услугу. Думал, что Гора привез ценную пленницу ради звонких монет. О да, в начале Рамси Сноу и не скрывал ликование. Но Григор Клиган оказывал сопротивление. Он оказался стойким. Шло время, и бастард мрачнел. В последнее время он стал задумчивым и встревоженным. Санса не знала, что бродит в его голове. Неопределенность изводила. Будущее было размытым. И… она не могла бросить здесь Григора Клигана.

    − Бродит по замку, − отозвалась Санса. − Мы ищем способы побега.

    Выражение лица Григора Клигана было бесценным. Санса не сдержала смешок. Ну да, безумно. Находясь в Королевской Гавани, она никогда не планировала побег. Вернее, она мечтала упорхнуть из клетки, но всегда рассчитывала на чью-то помощь. И вот теперь находясь в царстве боли и скорби, девушка планирует побег для своего тела. Для Григора Клигана, застрявшего в ее теле. Это ли не смешно?
    − Вы что, совсем рехнулись? − Вскинул бровь Гора и расхохотался.

    ***

    − А чего вы ожидали? Что мы бросим вас и уедем?

    Григор услышал в собственном голосе обиженные нотки. Леди Старк походила на ребенка у которого отняли игрушку. Уморительное зрелище. Горе не нравилось, когда чувства девицы отражались на его лице. Каким же жалким он выглядел! Побег… Какой пленник не мечтает о побеге? Грейджой бренчал здесь ключами, бормотал о возможности удрать. Каялся за предательство Старков, говорил разными голосами, обращался к самому себе как к Вонючке, вел беседу с хозяином, которого не было рядом. В общем, устроил театр одного актера. Но сбрендивший Грейджой был плохим пособником. Выйти из камеры не мудрено. Вон даже Санса Старк умудрилась стянуть ключи! Другой вопрос, как бежать из замка сумасшедшего, который в свободное время любит охотиться за крестьянками со сворой собак. Убить Сноу и скрыться — хороший вариант, но к сожалению бастард не дурак. Он окружен хорошо вооруженной охраной. Немой не справится с десятком людей, а Санса Старк не владеет оружием. Даже оказавшись в сильном натренированном теле воина, она оставалась бесполезной.

    − Отличный вариант, − хмуро отозвался Гора. − Бери деньги, вали за Узкое море. Откроешь там таверну, заведешь семью. Или станешь наемником и будешь всех убивать. Почему ты здесь торчишь?

    О, в преданности Немого Григор не сомневался. Слуга останется здесь до последнего. Жизнь отдаст, чтобы спасти хозяина. А вот на Сансу Старк рассчитывать не приходилось. Жертва по природе своей. Она не могла защитить себя в Королевской Гавани. Даже не пыталась бежать. Григору хватило одной выходки выблядка Джоффри. Сученыш приказал Боросу ударить пленницу за…. да Гора уже не помнил за что. Жгучая пощечина обожгла, как раскаленный прут, поднесенный к коже. Глаза непроизвольно наполнились злыми слезами. О, это было не столько больно, сколько унизительно. Гора решил, что рано или поздно отомстит скотине. Он мечтал отрубить Боросу его жирные поганые лапы. О, мерзавец никогда не осмелился бы поднять руку на Григора, пока тот находился в своем настоящем теле! Сейчас Борос находился в безопасности дворцовых стен, но Гора поклялся, что поквитается с мерзавцем, если когда-нибудь выберется отсюда живым.

    − Сноу предложил мне погостить. − Пожала плечами Санса.

    О да. Гостеприимство кровожадного ублюдка. Интересно, как бастард проявляет любезность с гостями, которые ему нравятся. Наверное, показывает им местные достопримечательности. Место, где заживо хоронит непокорных слуг. Башню, откуда очень удобно свешивать пленников за ноги, чтобы развязать им языки. Дыбу из редких сортов дерева. Дредфорт чарующее местечко!

    − Смирись с тем, что будешь доживать жизнь в моем теле, − посоветовал Гора. − Уезжай отсюда как можно скорее. А я разберусь.

    − Нет! Я не могу уехать и оставить вас, − упрямо мотнула головой Санса.

    − Лучше отсюда прослежу, чтобы все было в порядке.

    − Дура, − констатировал Григор Клиган.

    ***

    − Дура, − согласилась Санса.

    Наверное, она и впрямь была непроходимой дурой. Не могла бросить здесь… себя? Но Григор Клиган вовсе не был ею. Да и удерживала ее не мысль о возвращение в прежнее тело. Санса изначально не очень верила в план Григора Клигана. Воин бредил мыслью, что за Узким морем им смогут помочь. Он хотел объехать дальние земли, обратиться к колдунам Кварта, Красным Жрецам, Безликим… К кому угодно, кто мог исправить ситуацию. Но волшебство покинуло их мир вместе с драконами. Санса сомневалась в успехе. С другой стороны, с ними произошло настоящее чудо. Магия, не иначе. О да, она не прекращала надеяться, но надежда была очень слабой. Появление Сноу на сцене вконец спутало планы. Мерзкий урод, из-за которого ее тело страдает в темнице…

    − Вам холодно?

    Санса едва не задохнулась от жалости, увидев, что Григор непроизвольно дрожит. Совсем исхудал. Изящные скулы заострились, лицо побелело, как у фарфоровой куклы. Выперли ребра и ключицы. Запястья и лодыжки стали тонкими, как веточки. В душе Сансы поднялось возмущение. Ее жаркой волной захлестнули ненависть и гнев. Она с радостью впечатала бы стальной кулак в поросячью физиономию Сноу. О да, теперь ей хватало силы! Правда после такого удара ее тоже бросили бы в темницу. Такого как Сноу нужно убивать, как бешеную собаку! Санса сомневалась в том, что смогла бы убить человека.

    − Здесь плохо топят. − Губы Григора Клигана скривились в улыбке.

    Сансу удивляло, насколько хорошо он держится. Стальная воля в хрупком теле. И почему она так много думала об этом? Сначала пыталась понять, почему Гора так уверен в себе, несмотря на происшедшее. Он ведь лишился силы, потерял все! Она думала, что поведение Григора Клигана изменится, когда тот очутился взаперти. Сначала даже немного злорадствовала. Верила в то, что ему просто повезло родиться мужчиной и сильным. А потом злорадство переросло в восхищение. Она видела перед собой красивую юную девушку с железным характером и… реагировала. Странно реагировала. Какой стыд! Сансу неудержимо влекло к собственному телу. Или к личности внутри? Да, еще одна причина по которой она не могла уехать. Не хотела бросать Григора Клигана, который считал ее дурой.

    − Давайте, я вас согрею, − небрежно предложила она.

    За брошенными мимоходом словами скрывался целый каскад чувств. Страх перед отказом, и не меньший страх перед согласием. От одной мысли о том, как она дотронется до узких плеч, обнимет тонкую талию, прижмет невесомое тело к себе, внутри все сводило сладкой судорогой. Санса до смерти боялась, что Гора заметит ее реакцию. Извращение… Безумное извращение… Ей не хотелось, чтобы Григор Клиган посчитал ее чокнутой извращенкой.

    − Давай.

    Григор Клиган кивнул, и Санса радостно села рядом. Ее рука обвила девичью талию, прижимая к себе гибкое тело. Сердце разразилось стуком, дыхание сперло. Рыжие волосы щекотали ее шею. От них пахло дымом и полынью. Девичье тело податливо прижалось к ней, подрагивая от холода. Было так странно и невыразимо приятно чувствовать эту близость… Пользуясь возможностью, Санса начала поглаживать свое же тело тяжелой горячей рукой. Огромная ладонь скользила по мягкому боку, растирала поясницу, поднималась выше к острым лопаткам… Санса старалась не думать о бурной мужской реакции. Это было ожидаемо. Такое происходило и раньше. В первый раз было безумно непривычно и стыдно. Потом она привыкла. Санса понимала, что ЭТО такое, несмотря на отсутствие опыта. Могла ли она представить, что когда-нибудь у нее встанет на саму себя?! Григор Клиган хохотал бы до колик, если бы узнал, что с ней сейчас творится. Лицо Сансы горело, член стоял как каменный. Она молча сидела в темноте и обнимала Григора Клигана, застрявшего в ее теле.
     
    Последнее редактирование: 27 авг 2018
    Lali, Lady D., Семишкурый и 5 другим нравится это.
  4. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    3. Всё равно нет смысла бороться. Я и так давно уже пала...

    На следующий день Рамси Сноу учтиво предложил Сансе поужинать вдвоем. Девушка не на шутку встревожилась. Казалось бы, ничего особенного не произошло. Хозяин Дредфорта всегда держался с Горой (вернее с тем, кого считал Горой) очень любезно. Он излучал вежливость и радушие. Санса знала темную сторону личности кровавого бастарда, и ее скорее пугало такое дружелюбие. У Рамси Сноу присутствовало странное обаяние. Он мог быть приятным, если хотел. Но зрелище пленников, гниющих заживо в пыточных застенках навсегда застыло перед глазами леди Старк. Конечно, она не хотела оставаться наедине с ним. От бешеного ублюдка можно было ожидать чего угодно! Увы, у нее не было веской причины отказать лорду Сноу. Пускай бастард был простолюдином, и в замок его пустили не так давно, но даже с ним Санса не могла нарушать правила приличий. Особенно с ним. Перечить кровавому бастарду было попросту опасно! Так что она явилась, терзаемая подозрениями и опасениями. Ее встретили учтиво и спокойно.

    В покои лорда Сноу ее сопроводил безмолвный слуга. У запертых дверей дежурили неподвижные стражи с копьями. В конце коридора расхаживали еще четверо людей из охраны. О да, вся челядь в Дредфорте отменно выполняла свою работу. По другому и быть не могло. Страх заставлял людей служить с пылом и усердием. Если на кону твоя жизнь, а в наказание за промах могут ошкурить или лишить глаз, поневоле будешь стараться! Здесь слуги буквально ходили на цыпочках и читали мысленные пожелания господ. Так по прибытию в Дредфорт слуга подбежал с гостю с тазиком, наполненным водой, а перед сном Санса обнаружила у себя в постели грелку. Если так подумать, здесь прослеживалась логика. После долгого пути люди спешат умыть запыленное лицо и ополоснуть грязные руки, а холодные северные ночи заставляют дрожать от холода даже закаленных людей. Григор Клиган прибыл из теплых южных земель, следовательно мог замерзнуть с непривычки. И все же, Сансу даже пугала предусмотрительность местных слуг. Она привыкла к выполнению приказов, но не к тому, что ее мысли читают. Вдруг прочитают что-то не то? Что же, видимо в Дредфорте людей дрессировали так же умело, как свору свирепых псов, которых так любил Рамси Сноу!

    Нельзя недооценивать силу страха. Так говорил Григор Клиган. О, Санса долго привыкала к его поведению и высказываниям. Постепенно она даже перестала бояться, что безумец убьет ее спящей. Скачущий Гора не был тем непредсказуемым психом, каким его все считали. У Григора Клигана присутствовала своеобразная логика. Но понимание пришло к девушке далеко не сразу. Впервые увидев свое тело с заточенным внутри Горой, Санса перепугалась. Особенно, когда Григор Клиган медленно подошел к ней и уставился долгим непроницаемым взглядом. У Сансы колени подкашивались от страха, хотя она находилась в огромном сильном теле воина, и Гора не мог причинить ей вред. Но он пугал до одури, даже превратившись в хрупкую барышню! Оказавшись под прицелом холодных изучающих глаз, леди Старк поняла, что у нее большие проблемы. Она заблуждалась. Большие проблемы начались, когда их узнали и захватили люди Русе Болтона.

    Рамси Сноу стоял возле открытого окна, опираясь руками о широкий подоконник. Бастард смотрел на солнце, тающее между черными башнями. Любовался символично кровавым закатом и думал о своем. Бледные глаза затуманились, лицо казалось мечтательным и одухотворенным.

    − Милорд, − учтиво окликнула его Санса.

    Она мастерски избегала фамилию «Сноу», благо привыкла еще в детстве, когда общалась со сводным братом. Бедный Джон… Встречая кровавого бастарда, Санса почему-то вспоминала о нем. Она предпочитала избегать Джона с тех пор, как поняла шаткость его положения. Не любила заговаривать с братом, отделывалась пустыми фразами и учтивыми улыбками. Как будто общаясь с бастардом, могла замараться сама. Робба не беспокоили такие пустяки. Он был лучшим другом Джона. Вместе они ездили на охоту, фехтовали под руководством сира Родрика, работали и отдыхали. Арья тоже не брезговала сводным братом. Она постоянно устраивала какие-то безумные розыгрыши с Джоном. Нередко шутки были направлены на Сансу, и ее безмерно раздражала эта парочка. Чтобы досадить Арье, Санса сказала сестре, что она тоже бастард как и Джон. Они же нисколько не были похожи на леди Старк. Оба темноволосые, сероглазые с длинными вытянутыми лицами отца… За такую шутку родители долго ругали Сансу. Она сочла это несправедливым. А теперь девушка тосковала даже по Арьей и Джону. Мысли ее устремлялись все дальше на север. В сторону Винтерфелла, который разрушили Железнорожденные. В сторону неприступной громады Стены, где Джон нес свой Дозор…

    − Иногда приятно ужинать в тишине и покое. − Рамси Сноу улыбнулся, делая приглашающий жест к роскошному столу. − Тем более, я пренебрег обычаями гостеприимства. Вы на Севере недавно и можете подумать, что мы не умеем принимать гостей!

    Санса качнула головой, присоединившись к хозяину. Ей удалось сесть на массивный деревянный стул, ничего не уронив и не сломав. К чести Сноу, стул этот был окован железом. В самый раз для гиганта вроде Горы! О, тело у Григора Клигана было огромным и примечательным. Но присутствовали и некоторые неудобства. Санса с трудом привыкала к новым проблемам. В ее исполинских руках все ломалось! Однажды под ней подломились даже ножки стула! Девушка больно ударилась пятой точкой, Григор Клиган до обидного громко и обидно хохотал. Потом посоветовал соизмерять силу, чтобы не выглядеть как растяпа. Дельный совет! В теле Горы требовалась осторожность. Воин мог без преувеличения гнуть ножи голыми руками. Хорошо, что к нынешнему моменту Санса Старк научилась управлять этим телом. Наверное, Рамси Сноу удивил бы неуклюжий Гора, который не вписывается в дверные проемы и крушит все на своем пути. Чем-чем, а несуразностью Григор Клиган никогда не славился.

    − Да все просто отлично, милорд. Мне все нравится, − сказала Санса, подлаживаясь под грубоватую и просторечную манеру Скачущей Горы.

    От красивого языка пришлось отказаться. Гора заявил, что так изъясняются тщеславные * чудак *и-придворные. Она попыталась украсить тело воина более интересными фасонами, использовала для одежды другие цвета, а Григор Клиган колко спросил, когда она собиралась завить ему волосы и подвести глаза. Горе явно не понравилось, что его облик попытались приукрасить! Он заявил, что убьет ее долгой и мучительной смертью, если увидит в зеркале второго Лораса Тирелла. Леди Старк очень задело едкое замечание. Сир Лорас был признанным франтом, но никто не мог усомниться в его храбрости! Правда, Григор Клиган почему-то очень смеялся, когда она завела речь о доблести Лораса Тирелла. Сказал, что сир Лорас любит сражаться на копьях задним числом. Санса не поняла, что Гора имел в виду, и даже не стала упоминать о том, как сир Лорас одержал победу в Турнире. Злить Григора напоминанием было бы самоубийством! Наверное, он просто завидовал изящному облику сира Тирелла. Ну и ладно! Но он мешал Сансе привести в порядок даже ее собственную внешность! Она всего лишь хотела выглядеть красиво! Девушка попыталась хотя бы вставить в прическу цветок, но Гора ругался, как разбойник, отбрыкивался, и пришлось оставить все как есть.

    Жизнь была несправедлива. Григор Клиган заставил ее меняться. Научил грязным ругательствам, от которых леди Старк вначале бледнела и краснела. Потом стал разучивать с ней скабрезные песенки. Попивая вино возле костра, Санса пела ТАКОЕ, что ее родители и септа перевернулись бы в гробу. Но вот низкий голос Григора Клигана отменно подходил для пошлых двусмысленных песен. Санса осознавала, что у песен есть потаенный смысл, хотя сама не всегда понимала, о чем идет речь. Но судя по тому, как неприкрыто ржал Григор Клиган, куплеты были что надо! Даже Немой смотрел на хозяина с укоризной. Впрочем, попривыкнув к Горе и происходящему, Санса начала требовать объяснений. И в конце концов ее начало забавлять, как воин старается разъяснить ей, о каком таком огромном набалдашнике идет речь в песне о волшебнике. Или почему песня о деве и медведе не так невинна, как кажется. О, слушая разъяснения Горы, Санса начала понимать, почему придворные нередко над ней посмеивались. Родители упустили кое-что важное в ее воспитании. Только оказавшись рядом с Григором Клиганом Санса начала понимать, какой же наивной неискушенной дурой была все эти годы. Григор Клиган единственный учил ее уму разуму. Остальные все эти годы посмеивались и пользовались ее невинностью. Но у Горы был свой интерес.

    − Боюсь, что ты выставишь меня непроходимым болваном, − говорил он. − Тебе хватит дурости. А я потом буду отмываться.

    Обидные слова, но Гора был прав. Поначалу она больше молчала, боясь навлечь на себя гнев. Но Сансе невольно приходилось говорить со своим спутником. Они затрагивали все новые темы, и к Сансе приходили все новые понимания. Григор Клиган был прямым и жестоким. Он не боялся задеть ее чувства. Но объяснения его были разумными и понятными. Он знал, что творится в умах у людей и объяснял Сансе их мотивы. Особенно сложным стал разговор о Псе. Леди Старк всего лишь спросила, как Григор уговорил брата увезти его из Королевской Гавани. Гора так хохотал, что опрокинул на себя кубок с вином. Потом разъяснил. Объяснение Сансе совсем не понравилось.

    − Да он просто трахнуть тебя хотел. Влюбился несчастный, − небрежно бросил Гора.

    Санса залилась краской. Ей никогда ТАКОЕ в голову не приходило. Грубый, злой Пес, который вечно на нее рычал и обзывал глупой пташкой… Она всегда думала, что раздражает Сандора Клигана. О, телохранитель Джоффри любил улучить момент и лишний раз озвучить насколько глупа и наивна маленькая пташка.

    − Так это от безысходности, − пояснил Гора. − Знал, что ничего не светит. Вот и бесился.

    Такое объяснение имело смысл. Пожив при дворе, даже глуповатая пташка поняла, что каждый человек преследует свои интересы. Пес не стал бы просто так рисковать жизнью, чтобы увезти никчемную девочку, которую ни во что не ставит. Деньги? Но победитель Турнира выиграл кучу золотых и даже не расходовал их, как положено. Не купил роскошный выезд, не приоделся, не приобрел прекрасный особняк. Судя по всему, Пса не слишком интересовали деньги. Тогда объяснение Горы очень подходило. Но назревал другой вопрос…

    ***

    Рамси Сноу радовался, что период смятения окончен. Он не любил чувствовать непонимание и беспомощность. Леди Старк выбила почву у него из-под ног. Присутствие Грейджоя не помогало. Ох уж этот Грейджой с этими его блядскими губами и томным взглядом! Надменный самовлюбленный глупец верил в своё превосходство, пока не столкнулся с Рамси. Он думал, что умело прячет ненависть, но Сноу умел находить десять отличий. Впрочем, Грейджой был слишком забавной игрушкой, чтобы ломать его полностью. Он забавлял Рамси, вносил свежую струю в его жизнь. К сожалению сейчас, когда Грейджой мог пролить свет на происходящее, он оказался бесполезным. И все же кое-что пленник сумел сделать. Одна случайно оброненная фраза заставила Сноу глубоко задуматься.

    − И с ним что-то не так? Что же?

    Рамси действительно не понимал. По слухам, Санса Старк была мягкой и податливой словно воск. Григор Клиган славился такой неуемной жестокостью, что заочно вызвал у Рамси восхищение. И оба глубоко разочаровали Сноу, оказавшись совсем не такими. Санса Старк должна была согласиться на брак через пару дней голодовки. Григор Клиган должен был разделить увлечения Рамси. Но этого не произошло. И что же из всего этого следовало? Грейджой зародил в Рамси сомнения, но Сноу не мог понять в чем тут дело. Пока не услышал причудливый разговор.

    После долгих раздумий Рамси устроил ужин на двоих. Он все еще пытался переварить услышанное. Новая информация попросту не укладывалась в голове. Когда к нему в руки попала Санса Старк, он понял, что поймал удачу за хвост. Рамси не был баловнем судьбы. Ничто не доставалось ему просто так. Ради того, чтобы попасть в отцовский замок, он избавился от сводного брата. Отравил бесполезного глупца, который явился на мельницу в атласе и мехах, ожидая, что Рамси растрогается и проникнется родственными чувствами. Как же! Домерик был наивным болваном. Туда ему и дорога! Да Рамси едва скрывал лютую ненависть перед сытым засранцем, поганым лорденышем, который незаслуженно занял его место в роскошных хоромах! Избавиться от ублюдка было несложно. Медленно действующий яд отправил Домерика в могилу всего через пару недель. Потом на пороге мельницы появился вооруженный отряд в черно-розовых плащах с гербом лорда Болтона. Либо пан либо пропал… Рамси не знал, казнит ли его отец или помилует. По счастью тот оказался больше расчетливым, чем сентиментальным. Пустил незаконнорожденного сына в замок, привлек к делам. Конечно, он смотрел на Рамси без особой симпатии. Иногда Сноу больно задевал брезгливый и холодный взгляд лорда. Впрочем, Рамси получил что хотел. Больше никакой тяжелой работы. Слуги выполняли за него все. Простую одежду сменили роскошные наряды и драгоценные украшения. Рамси знал, что заставит отца изменить отношение. Он очень старался. Хотел растопить лед лорда Болтона. Отчасти удалось, когда он захватил Винтерфелл. Тут ему можно сказать повезло. Второго такого болвана, как Теон Грейджой поискать нужно было. Но все же, Рамси долго пробыл в темнице Винтерфелла и думал, что так там и помрет. Военное время, никому не было особого дела до вонючего слуги лорда Сноу. Если бы не Железнорожденные, подох бы всеми забытый. Но Рамси вовремя проявил смекалку. Он изначально выдал себя за собственного слугу, зная, что так будет безопасней. Сказал, что сможет свидетельствовать в деле о похищении и убийстве старой шлюхи Хорнвуд. Под видом Вонючки ждал правосудия, а потом Винтерфелл так удачно захватили островитяне. Вкрасться в доверие отчаявшегося Грейджоя было несложно. Он купился и на клятвы верности, и на отменную игру Сноу. Рамси пришлось примерить на себя роль угодливого слуги и ради роли пропитаться вонью, от которой самого мутило. Но главное милый принц купился. Рамси оказал ему бесценную услугу. Жалкий глупец не смог даже уследить за малыми детьми, упустил их. Тогда-то кровавый бастард и предложил гениальную идею, и даже осуществил все своими руками. Сдирал кожу с лиц мертвых детей, жалея о том, что они уже скончались. Но Грейджою хватило и этого зрелища. Он стоял рядом бледный и жалкий, едва не блевал от испуга. После, боялся смотреть Сноу в глаза. Никчемный * чудак *! Дал выполнить Рамси грязную работу и пытался его избегать! Ну, а потом снова воспользовался услугами Сноу, когда приперло. О, Рамси мог бы и удрать с мешком денег, которые ему отдал наивный идиот, но деньги были такой мелочью по сравнению с тем, что Рамси мог. Он привел войско отца, перебил вражескую армию и устроил пожар. Замок до основания не разрушил, конечно. Винтерфелл был возведен из камня и не мог полностью сгореть, а тратить время на безуспешные попытки не имело смысла. Но даже небольшие разрушения стали символом. Оскверненное гнездо Старков произвело на отца впечатление. Любовью к бастарду он не проникся, но доверил Рамси управление делами и отправился воевать. В отсутствие отца Сноу обладал безграничной властью и упивался ей, как только мог. Казалось, что лучше и быть не может, а потом появилась Санса Старк в сопровождении Григора Клигана…

    − Признаться, я люблю южные вина, − заметил Сноу. − У нас на Севере вино не делают. Суровый климат. А вот крепкие настойки — самое то. Особенно холодными осенними вечерами. Мне по душе медовая или перцовая. Не желаете ли отведать, сир Клиган?

    − Спасибо. С радостью, − отозвался гость.

    Рамси улыбнулся и собственными руками наполнил кубок Григора Клигана. Вернее Сансы Старк, которая каким-то образом угодила в это бренное тело. Бедняжка. Ей даже не приходило на ум, что принимая питье из рук Рамси Сноу, можно очнуться в железной деве! Наивная девица. Но Рамси не собирался вредить ей. Настоящий Григор Клиган не оценит, если Рамси покалечит его тело. И все-таки уму непостижимо, как это произошло! Подслушав разговор в темнице, Рамси решил, что он бредит. Такое просто невозможно! Но если подумать, это многое объясняло. Строптивое поведение девицы, из которой на юге веревки вили. Явную робость Григора Клигана. Пожалуй, Рамси столкнулся с удивительным и необъяснимым. Видимо, придется немного изменить способы достижения цели.
     
    Последнее редактирование: 3 сен 2018
    D'arja, Regina, tea и 3 другим нравится это.
  5. talsterch

    talsterch Межевой рыцарь

    отличный фанфик. Только не Леди Дастин а Леди Хорнвуд.
     
    Gerda нравится это.
  6. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    о, спасибо. что-то я ступила
     
    talsterch нравится это.
  7. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 4. Среди старых кошмаров забытых мне снились странные вещи

    В крохотной камере царил непроглядный мрак. Чернильная тьма казалась бездонной. Она питалась отчаянием многочисленных пленников, но сейчас полакомиться было нечем. Пленница, которая лежала на узкой койке, спокойно спала, не обращая внимания на обстановку. Ее грудь медленно поднималась и опускалась.

    Григор Клиган устал от холода и голода. Слабое тело погрузилось в дрему. Воин заснул и ему приснился причудливый сон…


    ***

    … Зеркало рассыпалось на множество мелких осколков. Куски стекла усеяли роскошный дорогой ковер. В отражении осколков Григор все еще видел чужое лицо. В рассыпавшихся стеклышках отражались искаженные частицы. Алые всполохи шелкового наряда, рыжие огоньки длинных роскошных волос, синие звезды глаз, высокие скулы и тонкие черты… Гора сразу узнал человека в отражении. Королевская невеста… Трудно было не узнать Сансу Старк.

    Санса Старк была милой дурочкой, которая пришлась некстати при дворе. Блестящая внешность, умение красиво танцевать и играть на арфе, природная кротость… Гору тошнило от приторности девицы. Его раздражал заискивающий взгляд северянки. Должна же у волчицы с Севера быть хоть какая-то гордость! Но нет, она таращилась на принца Джоффри, как баран на новые ворота. Потом Эддарда Старка обвинили в предательстве и казнили, а девица прозрела. Поняла, что стала овечкой среди стаи волков. Клигану не было дела до ее трагичной судьбы. Он не умел проникаться страданиями слабых.

    − Проклятье! − с губ воина сорвалось сдавленное рычание.

    Григор глазам своим не верил! Не верил отражению в зеркале. Не верил никому и ничему. А вдруг его все же настигло безумие? Или он бредит в горячке? Нужно срочно прийти в себя! Боль — лучший способ опомниться. Щипки не помогали. Гора задумчиво посмотрел на стекло, усеявшее мягкий ковер. Он наклонился, почувствовав как шуршащая материя платья плотно обтягивает бедра и зад. Глупые бабские тряпки… Как они такое носят? Мужчина нахмурился, подбирая острый осколок и без долгих раздумий всадил себе в руку. Он внимательно уставился на красную струйку кровь. Извиваясь по запястью, она стекла вниз, испортив безупречный узор ковра. Рука пульсировала. Григор чувствовал как пульсирует кровь, но не обращал внимание на боль. Бывало и хуже! Он крепко зажмурился, сжал кулаки и постоял так несколько минут. Затем осторожно открыл глаза. Ничего не изменилось.

    − Мать твою! — Григор сделал глубокий вдох и выдох, отгоняя панику, подступившую к горлу.

    Он явно не мог прийти в себя. Верно бредил после ранения в голову… Заснул в походном шатре, уютно растянувшись на медвежьей шкуре, а очнулся за сотни миль в Королевской Гавани. Бред какой! Воин с силой укусил себя за губу, ощущая медный привкус крови. Все вокруг было таким реальным! Аромат лимонных пирожных, разлившийся в воздухе. Щебет птиц за окном. Далекие крики чаек. Можно подумать все происходило не во сне, а наяву. Как назло, в этот момент в дверь постучали. Григор мгновенно оценил обстановку. Он стоял среди осколков стекла с порезанной рукой и разбрызгивал клюквенные капли крови. Отменное зрелище. Заходите все! Ну, а из всех зашел…

    Пес… Усилием воли Гора заставил себя держаться спокойно. Пес не мог знать, что в беззащитном девичьем теле затаился лютый враг. Пес не набросится на него и не сунет лицом в камин. Вот было бы забавно! Гору бросило в жар при мысли об этом. Он застрял в нелепой ситуации и беспомощен. А вообще, что Пес забыл в покоях Сансы Старк? И что леди Старк должна делать? С какими словами можно обратиться к человеку, которому с детства мечтал проломить голову?

    − Милорд? — отрывисто произнес Григор, не подозревая о том, насколько пугающе выглядит со стороны с панически бледным лицом, расширившимися зрачками и заляпанным кровью дорогим платьем.

    Пес уставился на Гору с непонятным испугом. Затем стремительно пересек комнату и потянулся к Григору. Гора едва не отпрянул, когда брат грубо ухватил его за руку. Сандор уставился на порез, а Григор подавил желание вмазать ему вазой по затылку. Его совсем не радовало близкое соседство брата. Сейчас он едва доставал Сандору до груди. В этом слабом теле он не мог справиться с опытным воином.

    − Что ты творишь, глупая девчонка? − в голосе Пса сквозило раздражение, но серые глаза выражали страх.

    Братец ухватил Григора за руку и потащил к тазу для умывания. Не выпуская Гору из цепких лап, Пес начал промывать рану.

    − Ты думаешь, кому-то легче стало от этого? − прорычал Сандор с нескрываемой злобой. − Думаешь, твои родные порадуются, если ты лишишь себя жизни? Лучше думай о том как тебе отсюда… − Пес осекся.

    Гора изумленно хлопал длинными девичьими ресницами. Кажется, Сандор решил, что пленница решила порешить с собой. Нужно думать от хорошей жизни. Но больше Гору интересовало другое. С какой стати Сандору было не похер на все это? Посмотрите-ка, какой заботливый, мать его!

    − К мейстеру идти нельзя, − тем временем говорил Пес. − Джоффри не должен знать о случившемся. Живо переодевайся. Король прислал меня за тобой, а он не так уж и терпелив.

    − Благодарю вас, милорд. − Гора рассеянно кивнул.

    Следующие слова заставили Григора застыть. Нужно переодеться. О да, платье все в кровище. В таком виде к королю идти и правда нельзя. Но хм… А ведь это гребаное платье самостоятельно не снимешь. Знатные дамы не могли раздеться без помощи слуги или любовника. А у Григора рядом был только проклятый брат. Причем брат был прав. Королю не стоит знать о случившемся. За попытку самоубийства он устроит Сансе Старк веселую жизнь. Точнее Горе, который временно оказался в ее теле. Рассказать о своей беде некому. В такую правду никто не поверит. Решат, что девица сбрендила от переживаний, запрут в монастыре с Молчаливыми Сестрами. Тогда Григор не сможет решить проблему вообще. Открыться Псу? Гора посмотрел на страшное, обгоревшее лицо брата. Ох, умирать ему совсем не хотелось. Смерти Григор не боялся, но вот беспомощности…
    − Я не могу живо переодеться, милорд, − заметил Гора с безумной усмешкой на лице. − Такие платье невозможно снять без чужой помощи…


    ***

    … Чья-то влажная рука легла на лоб спящего Григора. Он рывком приподнялся, но ослабшее тело подвело воина. Гора со стоном упал на пышные подушки.

    − Лежите-лежите. Вы заболели. Каюсь, моя вина.

    Знакомый голос раздался где-то в изголовье. Гора открыл глаза и тут же зажмурился − свет резанул до боли. Григор пополз вверх по скользящим простыням, пытаясь сесть. Ему удалось, хоть голова и кружилась, а во рту скопился отвратительный вкус горечи. Кожа плавилась, кровь бурлила, грозясь выплеснуться наружу. Его лихорадило…

    − Подохнуть спокойно нельзя… − Гора прищурился, глядя в бледное рыхлое лицо кровавого бастарда. − В камере без твоей рожи лучше было.

    Он закрыл глаза, медленно опускаясь на постель. Сейчас ему не хватало сил на противостояние лорду Сноу. Так хреново Григору не было давно. Голова раскалывалась и пульсировала. Хриплое дыхание срывалось с губ. Тело бесконтрольно подрагивало. Григор поднес руку ко лбу, но это не принесло облегчения.

    − Лед должен помочь.

    Григор почувствовал холодное касание, а затем по его лбу скользнула струйка воды. Лед быстро таял от соприкосновения с пылающей кожей. Гора вздохнул, грубо отстраняя руку Сноу.

    − Я не поменяю решение из-за хренового куска льда, − прохрипел он.

    − Поменяете, когда мы поговорим еще раз. Но лучше сначала отдохните… сир Клиган.

    Звук его имени подействовал не хуже пощечины. Гора резко сел, голова грозила развалиться от боли, череп пульсировал. Он уставился на бастарда, который удобно устроился в кресле напротив и разглядывал его бледными внимательными глазами.

    − Ты знаешь. Откуда?

    Неужели она допустила промах? Григор стряхнул с себя одеяло, порываясь встать.

    − О Боги, успокойтесь! − хохотнул бастард. − В порядке ваше тело. Я просто услышал забавный разговор. Признаюсь, сначала я не поверил своим ушам!

    ***

    После ужина с Сансой Рамси заперся в своих покоях и не выходил несколько дней. Думал. Сначала он хотел припереть к стенке ее, а потом решил, что лучше решать вопросы с тем, у кого есть характер и мозги. Пытать тело Григора Клигана не лучшая идея. Он может оскорбиться и тогда Рамси вовсе не добьется своей цели. Отец не поймет, если узнает о том, что Рамси держал леди Старк в плену и не смог с ней договориться. Из-за кошелки Хорнвуд отец разъярился, хоть Рамси и присоединил ее владения к Болтоновским. И никто не смог отобрать их, хоть и пытались! Рамси усмехнулся. Но старушка Хорнвуд была развлечением, к тому же не лучшим. Брачная ночь с ней была скучной — между ног ее давно высохло, стояло у Рамси плохо, даже кое-какие выдумки не помогли. После одного раза он решил, что геройство не для него и запер дамочку в башне. Она сама же была виновата в том, что отказывалась от его пирожков! Рамси от всей души готовил их сам в дворцовой кухне, куда время от времени наведывался. Но старушка проблевалась, когда любящий муж учтиво намекнул на содержимое пирожков. Подумаешь пошутил! То есть не пошутил, но вообще он хотел проявить остроумие. Не оценила! Вот и померла с голоду. Неповадно будет брезговать дарами супруга! Но вот Санса Старк совсем другое дело. После бойких выходок идиота-Грейджоя Санса Старк стала ключом к Северу. Как же им повезло…

    Рамси улыбался и хмурился, думая над одной деталью. Отцу лучше об этом не знать. Это ведь уму непостижимо! Такое путешествие между телами просто невозможно! Но это произошло. Разговор не был подстроен. Гора застрял в теле девицы и заставить его жениться не удастся. Санса Старк должна быть в здравом уме и твердой памяти, соглашаясь на брак. Что же делать? Договориться с ним по-честному? Рамси не привык к такому, но ради торжественного случая…

    Он долго размышлял и все же решил предложить честную сделку. Выложить свое знание как козырь, ошарашить и смутить. Потом можно будет обговаривать условия. Рамси приказал убраться в самых лучших покоях замка, развести огонь в камине, подготовить грелку, подогреть вино со специями и немного легкой пищи. Сам он отправился в подземелья. Девчонка выглядела изнуренной и лежала то ли во сне, то ли в обмороке. Он легко подхватил на руки исхудавшее тело и отнес в комнату. Уложил на кровать, прикрыл теплым пледом и уселся в кресло рядом. Ждать пробуждения…

    Проснулся Гора через несколько часов. Рамси даже позавидовал такой выдержке. То есть, жертвы могли уходить в себя, измучившись и доведя себя до безумия, но их беспамятство не было крепким здоровым сном. Григор Клиган побледнел, похудел, но спал вполне спокойно. Удивительный человек! Интересно будет наконец пообщаться с ним. Правда, сначала общение не заладилось. Рамси заулыбался. Какой непостижимый упрямец! Давно ему не попадались такие стойкие. Вот интересно, попади сам Рамси в пыточные застенки… Что бы тогда было? Он никогда не рвался на роль жертвы и даже не был уверен в том, что смог бы терпеть то, чему подвергал людей. Сломался бы? Покончил бы с собой? Глядя на Григора Клигана возникали такие мысли…

    − Ладно. Ты знаешь. Что дальше?

    Гора казался совсем больным, его трясло, но успокоиться упрямец не хотел. Рамси мысленно вздохнул.

    − Вы хотя бы поешьте бульон, пока я с вами говорю, − сказал он.

    На него пристально уставилась пара лихорадочно поблескивающих глаз. Губы пленника сжались в тонкую жесткую линию. Почему-то идея поесть Григору Клигану не нравилась. Но…

    − О Боги! − хохотнул Рамси. − Вы правда думаете, что я подмешал что-то в еду? Серьезно?

    Подозрительность Горы не знала предела, но воин был прав, ведь Рамси такое и правда проворачивал! Подмешивал ничего не подозревающим пленникам всякие травки и порошки с любопытным эффектом. Или мог отравить медленно действующим ядом. Они смешно трепыхались и выполняли задания, чтобы получить противоядия! Но в этом случае… Рамси с оскорбленным удивлением на лице взял ложку и съел пару ложек бульона. Налил себе вина из кувшина и пригубил.

    − Ну зачем мне вас травить? − укоризненно спросил он.

    Как ни забавно, сработало. Гора коротко кивнул, и Рамси поставил на его колени поднос с едой. Легкий куриный бульон с вареными яйцами, немного хлеба и овощей… Григор Клиган уронил ложку и Рамси подался вперед, ненароком заглянув в зону декольте. Поднял взгляд. Пленник смотрел на него пылающим взором как тигр. Так… От идеи покормить с ложки, раз руки ничего не держат придется отказаться. Ну и пускай засрет кровать. Покрывало не девственность. Можно купить незапятнанное.

    − Мы с вами оказались в удивительной ситуации, − негромко сказал Рамси, пригубив вино. − Такого не происходит, но случилось. Мы оба понимаем, что нужно мирно решить вопрос. Правда же, сир Клиган… Мне вовсе не нужна ни ваша смерть, ни смерть леди Старк. Я думаю, мы с вами даже можем отлично поладить!

    После всех оскорблений и колкостей Гора в кои веки молчал. Может быть, потому что он ел. Только пронизывающего взгляда он с Рамси не спускал. Забавное чувство. Мурашки бежали по коже. Впервые Рамси чувствовал рядом с кем-то прикосновение опасности. Отец был безжалостным и коварным, конечно. Но в его поступках была логика. О Горе же Рамси слышал немало, но не мог объяснить, что стояло за его поступками. И не мог предсказать дальнейшее. О, это было опасно, но это и будоражило! Признаться, Рамси даже начинало все это нравится!

    − Что ты предлагаешь? − коротко спросил Гора, доедая бульон и кладя бледные руки на бордовое покрывало.

    − А я предлагаю. − Рамси наполнил кубок вином и подал его пленнику. − Договориться о браке. Я не собираюсь тебя насиловать. Просто брак для видимости. Может, ты вообще скоро вернешься в свое тело, а я буду женат на Сансе Старк. Но пока этого не произошло, будем развлекаться вместе. На охоту ездить, пленников допрашивать! Научишься заново владеть мечом. Будет весело!

    Бледные глаза Рамси разгорелись при мысли о перспективах. О да! У него были, конечно, товарищи по играм. Но они так часто разочаровывали… Не было в них огонька! Либо тупая скотская жестокость, либо полное отупение и равнодушие к боли. Но боль была целым искусством! Рамси знал, что этот талант дается не каждому, и ему надоели лебезящие люди отца. Шпионы отца… Но если с ним рядом будет человек, который прославился умением причинять боль…

    − Я хотел найти какого-нибудь колдуна, − неохотно сказал Гора. − Чтобы смог все вернуть…

    Рамси кивнул. Ну вот. Продвижение. Теперь Григор Клиган говорит с ним без оскорблений. Немного участия и согласится на сделку. Не глупый же. Знает, что просто так уйти не уйдет. И если не стал убегать с придурком Грейджоем… Да, с Грейджоем нужно что-то делать… Ключи крадет, предлагает побеги… Ноги, может, ампутировать? Тогда далеко не сбежит. Санса Старк тоже, кстати, ключи крала. Но это уже другой вопрос. Наказать ее можно будет потом, если вернется в свое тело. Тогда у него будет на это власть и не нужно будет думать о реакции Григора Клигана…

    − Это тоже можно устроить, − улыбнулся Рамси. − Отправить воронов в разные места. За хорошие деньги и мейстеры сюда приедут, и жрецы Красного Бога, и колдуны из Кварта.

    Гора все еще сомневался. Оно и понятно. Трудно убедить такого упрямца.

    − Слушай. Я не могу обещать, что ты точно вернешься в свое тело, − проникновенно сказал Рамси. − Это не в моей власти. Но мы можем пойти хоть сегодня и отправить нужные письма. И если ты останешься таким… придется смириться и радоваться жизни.

    − Если меня заставят вышивать с глупыми бабами, я им иголки под ногти загоню, − мрачно сказал Гора.

    Рамси улыбнулся.

    − А я тебе помогу, если тебя кто-то попробует заставить.

    − Ладно. − Григор Клиган вздохнул. − Я согласен.
     
    slava220272, D'arja, Regina и 4 другим нравится это.
  8. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 5. Среди диких чудовищ, голодных, о своей не заботясь жизни

    − Как ты мог?!

    Голос Сансы опасно вибрировал. Она пыталась говорить тише и спокойнее, но голосовые связки Горы, разработанные на поле боя, явно не подходили для секретных разговоров. Не хотелось, чтобы сюда сбежались все слуги, но проклятье, леди Старк была в ярости! Она рисковала своей жизнью и здоровьем, оставшись в замке у мерзкого психопата. Она крала у Сноу ключи, забирала на кухне еду, прокрадывалась в подземелья, чтобы проникнуть к ценной пленнице… За это могли кожу содрать, и не только! О, она шла на все ради встречи с Григором Клиганом, и все ради того, чтобы однажды увидеть опустевшую камеру. У нее чуть сердце не оборвалось, когда Гора исчез! Она успела многое передумать. Представляла несчастного на дыбе (о, теперь леди Старк знала, как выглядят люди, которых растягивают до пределов человеческих возможностей), слышала безумные крики боли, в то время как ему дробили ноги железными сапогами, вдыхала соленый аромат крови, которая стекала вниз по содранной коже…

    Скрывая беспокойство, она за час обошла весь замок. Лицо отрешенное, равнодушное. О, в Королевской Гавани Санса научилась владеть собой! Там ее наказывали за всякое отступление от правил Джоффри! Санса умела держаться и по-настоящему обнаружила ценность своего таланта только здесь в Дредфорте. О, тут все ощущалось острее! Жизнь била ключом! Вот только какая жизнь? Сердце Сансы давно так не трепетало и не заходилось, пока она неслась быстрым шагом Григора Клигана по открытым галереям, обшаривала коридоры, врывалась в служебные помещения. Рамси Сноу нигде не было. Слуги занимались привычными делами. Все выглядело до ужаса спокойным и обыденным. Ее нервы натянулись как тонкие нити. Когда она нашла Немого в конюшне, нити дрогнули и порвались. Санса излила на слугу накопившиеся слезы и ужас. Немой выслушал ее, ушел и исчез на несколько часов. За время его отсутствия леди Старк едва не рехнулась. Хотела по старой привычке обгрызть ногти до кровавых заусенцев, но вдруг вспомнила, что может теперь надраться как моряк, и никто ей в этом не помешает. Уединилась в покоях, сжимая в объятиях огромный мех с вином, и наклюкалась. Разумеется, не одним мехом. Скачущая Гора — мужчина большого роста, стати и прочего, поэтому ему нужно много выпить, чтобы захмелеть. К возвращению Немного Санса была пьяна. Она так надралась, что была готова принять любые новости. Но…

    − Но я…

    Гора удивленно взирал на нее. Он вальяжно разлегся на подушках, как королевна. Хрупкое тело прямо-таки утопало в перинах, чистые волосы рыжими локонами спадали на звериные шкуры, которым Гору укрыли вместо покрывал. Огромная бурая, светло серая и даже рыжая рысья… В Винтерфелле Сансу так не баловали! В изголовье стоял большой кувшин с вином, серебряный кубок и прозрачная ваза с фруктами. Стены украшало старинное оружие и батальные картины. Можно подумать, что эта комната ждала Григора Клигана. Несмотря на шум в голове, Санса насторожилась.

    − Я думала, что тебя пытают. Убивают, − ее голос дрогнул.

    Гора пожал плечами, откидываясь на подушки. Грязное платье сменила белоснежная ночная рубашка с кружевным воротничком. Не прозрачная, не обтягивающая, но мысль об обнаженном теле под тонкой тканью будоражила. Санса мысленно себя обругала. Не время о таком думать! И вообще, она обижена! Девушка упрямо закусила губу, сложила руки на широкой мощной груди и уставилась на сира Клигана.

    − Он неожиданно переместил меня сюда, − негромко сказал Гора. − Я отогрелся, поел, выпил вина. Спал почти все время. Теперь меня уже не так лихорадит.

    Санса вздрогнула при последних словах. Она и забыла, как Григора трясло там в подземельях. Но не забыла острые ощущения, когда девичье тело прижималось к ней в поисках тепла. Навязчивые мысли лезли в голову, возвращались во сне. Только во сне происходило куда большее… Девушка густо покраснела. Села на кровать, бездумно уставившись на свои руки. Позор какой. Думать о таком, когда он болеет… Глупые мысли. Сейчас с Горой все хорошо. Лежит в теплой постели, пьет горячее вино. В согревающих объятиях не нуждается. И славно.

    − Я рада, − сказала она. − Сноу вернулся в разум?

    Что-то подсказывало Сансе, что добрые поступки хозяину Дредфорта не свойственны. Зря Гора принял знаки любезности. Может, решил немного потянуть время? Вдруг Русе Болтон возвращается? Или что-то еще произошло. Немой мог рассказать Горе то, что Санса не могла понять. Знаки слуги она не всегда могла расшифровать, зато Григор общался с Немым так, словно мысли умел читать.

    − Не совсем, − уклончиво сказал Гора.

    − Что значит не совсем? − Санса резко выпрямилась, взирая на Григора.

    − Мне пришлось заключить с ним сделку.

    − Что?!


    ***

    Гора не успел обдумать сделку. Он напрягал все свои силы, чтобы довести разговор до конца, но как только Сноу ушел, сразу вырубился. Бастард тянул до последнего. Горе вообще показалось, что Сноу не хочет уходить. Но, видимо, в итоге хозяин Дредфорта понял, что Григора морит. Он приставил к нему слугу, показал колокольчик для вызова, отдал несколько приказов и ушел. Григор выпил еще кубок вина, опрокинулся на мягкие перины и уснул. Слава Семерым, ему больше не снилась встреча с братом… Проснувшись, Григор вяло поел, выпил снадобье от мейстера (проверив его на слуге) и снова отрешился. Несмотря на то, что Гора спал и в камере, тело явно считало себя уставшим. Григор не сопротивлялся желанию. Он знал, что организм сам расскажет, что делать. О, давно он так не высыпался! Спал бы и спал еще. Разбудил и вернул к действительности громкий хлопок дверью.

    Санса Старк стояла над кроватью со зверским выражение лица. Не успел Гора опомниться, как она начала на него орать. Точнее проорала она одну фразу, потом осеклась и сбавила тон. Вот так-то. Конечно, Григор привык раздавать приказы, которые можно было четко услышать на другом конце поля, но здесь такие вопли не подходили. Рамси Сноу не стоит знать насколько хорошо Гора ладил с леди Старк в пути. Да и о произошедшем в подземельях тоже. О, Григор, как ни странно, спокойно отнесся к стояку, который прижался к его бедру. Бедная наивная девочка вряд ли знала, что он заметит, но свое тело Горе было знакомо. Понятное дело, желание должно было возникнуть. Но опять же, Сноу о таком знать не стоит. Гора налил себе вина. О том, как он расскажет Сансе Старк, Григор даже и не думал. Только сейчас вспомнил о том, что это и ее тело.

    − У нас нет выбора, − просто сказал он. − Русе Болтон может нескоро вернуться. А я за это время копыта в подземельях откину. А если он вообще не вернется? Военное время.

    Санса Старк молчала, уставившись на него с торжественным видом. Гора почувствовал, что в нем закипает раздражение.

    − А что мне надо было сделать? − язвительно спросил он. − Благородно помереть в застенках Дредфорта? Трахаться я с ним не буду, не волнуйся. Может, вернемся в свои тела и…

    − И трахаться с ним буду я, − закончила Санса.

    Вот об этом Гора тоже как-то не подумал. И ответить ему было тоже нечего. Он молча смотрел на девушку.

    − Слушай, давай не будем пока о таком думать, − предложил наконец Григор. − Я не знаю что будет, и как, но Сноу прав. Пока суть да дело, все может вернуться на свои места. Ты можешь уехать. Сноу может подавится сливой и сдохнуть. Вернется Русе Болтон. Прибудут войска Амберов или еще кого… Все отлично!

    − Все отлично, − тускло сказала Санса, поднимаясь с постели. − Пойду… подышу свежим воздухом. Или посплю. Я выпила много, пока искала тебя. Я позже зайду. Сладких снов, Григор.


    ***

    Она пошла в Богорощу. В Дредфорте Богороща была не такой как в Винтерфелле. Чем дальше на Север, тем самобытней обитель Древних Богов. На Юге их присутствие не ощущалось даже перед пугающим ликом чардрева в дворцовой Богороще. Туда Санса приходила по привычке, чтобы помянуть отца, септу, Леди, погибших северян из свиты. До произошедшего она больше тянулась к красоте и изяществу южной религии. Ей нравилось возносить молитвы Семерым, любоваться их образами, участвовать в торжественных церемониях. О, прежде Санса с упоением обращалась к Семерым. Когда она была маленькой и глупой девочкой, влюбленной в Джоффри, и восхищавшейся королевой. Когда она еще верила в доброту придворных и благородство рыцарей. Она молила Семерых о том, чтобы стать женой Джоффри, родить ему красивых львят, а позже стать настоящей королевой, как леди Серсея. Глупые пустяковые мечты. Когда казнили отца, Санса начала молить о другом. Обращалась к Воину, моля даровать победу Роббу. Просила Деву спасти ее от постели Джоффри. О, она обращалась к ним всем, даже к Неведомому. Но в итоге Санса только разочаровалась. Видимо, она не была нужна Богам. Никто из них не хотел ее защищать. И тогда религия стала для нее способом отвлечься и занять себя. Джоффри не был религиозным. Он не любил посещать септы, помогать бедным людям. Чтобы избегать его, Санса начала ежедневно ходить на молитвенные церемонии. Она часами находилась в септе, думая о своем, но долгие месяцы не обращалась к Семерым. Богороща иное. Богорощу любил отец. Каждый поход в Богорощу был напоминанием о семье, которой Санса лишилась.

    Девушка села на землю и прислонилась спиной к белоснежному стволу. Она закрыла глаза, поглаживая широкой ладонью шершавую кору. В воздухе пахло свежим снегом и прелой листвой. Санса повернула голову и почувствовала, как царапает щеку о какую-то щепку. Раньше ее пугали лики, вырезанные на деревьях. Она бы не осмелилась приблизиться к такой пасти. Сейчас же руки Сансы сами обвились вокруг ствола, но даже с обхватом Григора Клигана, она не смогла полностью сомкнуть свои объятия. Над ней нежно шелестела красная листва. Она сулила успокоение. С ней тихо беседовали, шептали на ухо что-то непонятное, но очень близкое. Родное. Перед глазами промелькнул образ Леди. Санса зажмурилась, чувствуя как по щеке стекает слеза.

    − Они говорят.

    Чей-то голос вырвал ее из состояния полудремы. Девушка ошарашенно распахнула глаза. Сердце затрепыхалось в груди.

    − Что?

    Она уставилась на фигуру, ссутулившуюся за кустами. Голос казался каким-то знакомым.

    − Старые Боги. Они говорят.

    Теон Грейджой вышел на свет и остановился неподалеку. Санса уставилась на воспитанника отца невидящим взглядом. Весь замок знал о том, что он сделал. Мускулы на руках напряглись. Теперь она была в теле способном на быструю решительную месть! Видимо лицо Сансы заметно исказилось − предатель отпрянул, но как ни странно не убежал.

    − Послушай… − сорвалось с его губ, когда девушка поднялась и ухватила его за шиворот, поднимая над землей. − Послушай, послушай, я не убивал их. Не убивал Брана и Рикона!

    Пелена застилала глаза Сансы. Она сдавила горло Грейджоя до тихого хрипа. Он так забавно дергался и дрыгался в руках Горы. Впервые Санса поняла, почему Джоффри так нравилось причинять боль. И узнала, что испытывает Рамси Сноу, когда развлекается с очередной жертвой. Наверное, Григор тоже ощущал это мрачное ликование. Сладкое упоение своей силой и властью. Она рассмеялась, оскалив зубы и сжала руку сильнее, а потом вдруг перед глазами промелькнула вспышка. Она увидела… Увидела Брана. Брана и Ходора, а с ними низкорослого паренька и вооруженную девушку с нечесаными волосами. Мимолетная вспышка пронзила нутро. Они живы. О, слова Грейджоя она не услышала. Ее опалило ЗНАНИЕ.

    − Что ты сказал? − переспросила она, выпуская Грейджоя, который грязным кульком рухнул к ее ногам.

    − Бран и Рикон живы, а ты не Григор Клиган. Ты Санса, − хрипло сказал тот, барахтаясь на четвереньяках.

    − Что за бред? С чего ты взял? − вскинула бровь она. − Что значит живы? Ты же убил их. Их тела здесь! − Не могла же она поверить видению.

    − Они сказали, − Теон обвел руками вокруг и пояснил недоумевающей Сансе. − Старые Боги со мной говорят. Хотят, чтобы я искупил свою вину. Поэтому я приходил к нему в темнице. Предлагал убежать. Но он не хотел бежать со мной. Не верил. И ему было наплевать на мои слова, что Бран и Рикон живы. Но тебе нет. Значит я не спятил. Ты правда Санса. А я не убивал их. Я убил других. То есть не я. Это сделал Рамси Сноу. Но я стоял рядом и видел… Видел, как он снимает кожу с их лиц. А потом мы их одели как Брана и Рикона. Я виноват перед тобой, перед вами… Но я должен искупить, должен….

    − Я не хочу говорить с тобой. − Санса брезгливо отступила назад. − Просто… оставь меня. Не подходи ко мне. Ты жив, но рядом с Рамси Сноу это временно. Ты предатель, а я не хочу иметь дело с предателями.

    − Но ты тоже предала. − Теон Грейджоя хихикнул. − Боги мне рассказали. Они мне многое рассказывают! Мы оба с тобой предавали. Я подожду. Ты не хочешь говорить со мной, но Боги сохранят мне жизнь, пока я нужен. Я подожду…

    Он продолжал что-то бормотать, удаляясь в заросли. Санса застыла на месте. Ей было жутко. Она едва не заорала, когда почувствовала, как на ее плечо ложится чья-то рука.

    − Милорд. Так и знал, что найду вас здесь.

    За спиной стоял Рамси Сноу. Как он подкрался так беззвучно? Как долго находился здесь? Сердце Сансы колотилось как бешеное.

    − Я… хотел подышать свежим воздухом, − отрывисто сказала она.

    − А я присоединюсь. Хочу донести до вас несколько новостей. − Мило улыбнулся Сноу.

    − Каких же?

    − Я знаю.

    − Что?

    − Правду о вас знаю, − раздраженно сказал Сноу, сверкнув глазами.

    − Вам Боги сказали? − хихикнула Санса, вспоминая Грейджоя.

    − Какие Боги? Почему Боги? − нескрываемо удивился Сноу.

    − Старые Боги. Мы же на Севере.

    − Нет. Подслушал вас в подземельях, − отмахнулся Рамси.

    Санса замерла. Вот эту деталь Григор упустил, когда говорил, что о чем-то договорился. Да она и забыла спросить, так на него разозлилась.

    − О. И что же?

    − А то, что я нашел общий язык с… леди Старк, − усмехнулся Рамси. − Мы заключили сделку. Она желает исправить положение. О, я готов в этом поучаствовать. Поискать подходящих людей.

    Санса непонимающе смотрела на собеседника. Без нее уже все решили. И причем тут она? К чему этот разговор? Санса отвыкла от роскоши на что-то влиять. Да и обладала ли она когда-либо такой роскошью?

    − Отлично. Рад слышать, − пожала плечами она.

    − Вы останетесь здесь, конечно. Если кто-то что-то исправит, брак останется в силе. Но никто не должен знать.

    Санса подавила смешок. Вон Грейджой уже знает. И он сумасшедший. Пойдет сейчас и разболтает всем. Может стукануть на него, как говорится? Пусть Сноу убьет предателя. Насчет Брана и Рикона он мог лгать. Да и семью Сансы все равно предал. Но откуда он узнал о том, что Санса сделала? Неужели Боги? Заложить Грейджоя успеется…

    − Я и не собирался уезжать, − сказала Санса. − Север мой дом. И рассказывать о таком было бы безумно. Да и кто поверит Григору Клигану?

    − И правда.

    − Нужен предлог, чтобы чаще общаться с леди Старк. − Санса нашла в себе наглость, раз уж с ней решили что-то обсуждать.

    − Для чего?

    − Не будьте кретином. Она не хотела учиться правильному поведению в пути, но теперь придется. Или любой умный человек заподозрит неладное. Да и мне нужно больше знать о том, как себя вести.

    − Что, научите ее вышивать? − со странным смешком спросил Сноу.

    − Для начала хотя бы укладывать еб***ые волосы.

    − Ну… хорошо. Назначу вас ее телохранителем.

    Санса скрыла торжествующую улыбку. Хоть какую-то проблему она сумела решить. Теперь удастся общаться с Григором, не вызывая подозрений. И может быть…

    − Отлично. Еще мне нужно потренироваться с мечом. Будет странно, если я не смогу выполнять обязанности. Немой раньше преподавал фехтование. Нужно уединенное место и чтобы нам не мешали.

    Дела шли на лад. Настолько насколько это возможно.
     
    slava220272, D'arja, starina7 и 6 другим нравится это.
  9. talsterch

    talsterch Межевой рыцарь

    Кстати а чем вызвано это АИ? Станис победил и Гора решил убежать? Немой= Илин Пейн ?
     
  10. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    нереальностью ситуации в целом. Немой это просто новый персонаж )
     
    tea, Lali и talsterch нравится это.
  11. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    кстати, если вам интересен Немой ну и в целом Гора, Санса, у меня есть фанфик с ними же. Он называет тебя пташкой. Не уверена видела ли я среди комментариев там ваши. Но тоже занятный сюжет
     
    D'arja и talsterch нравится это.
  12. Lali

    Lali Межевой рыцарь

    Уважаемый автор, а продолжение будет или на этом все?
     
  13. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    будет, будет. я редактирую главу и жду мою бету - у нее завал на работе.
    извините за ожидание
     
    Lali нравится это.
  14. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 6. Среди диких чудовищ голодных, о своей не заботясь жизни

    Теон стоял на коленях, склонив голову. Он ждал хозяина в уединении роскошных покоев. Холодный ветер яростно врывался в открытые окна, теребя багровые занавески. Руки Грейджоя покрылись мурашками, от затылка по позвоночнику пробежала дрожь, но пленник даже не пошевелился. Он знал, что лучше не двигаться и ничего здесь не трогать. Возможно, окно оставили открытым случайно, но вдруг это очередное испытание хозяина? Теон не хотел рисковать ради такой мелочи. Теперь ему было что скрывать. В душе комьями трепыхалась тревога. Она разрасталась, заполняя его изнутри. Нет ничего хуже, чем пытка неизвестностью!

    Час назад слуга передал приказ срочно явиться в покои лорда Рамси. Грейджой встревожился и поспешил к хозяину. Он так торопился, что вспотел, пока доковылял до спальни бастарда. Во рту скопился вкус крови, прилившей от искалеченных ног. Каково же было его удивление, когда Сноу в покоях не оказалось! Он задерживался, заставив Грейджоя сходить с ума от беспокойства. А вдруг Рамси что-то узнал? Скорей бы он пришел! Теон нервно хихикнул, поймав себя на мысли. Он сгорает от нетерпения перед приходом Рамси! Чокнуться можно! Но чем раньше бастард придет, тем быстрее Теон узнает, зачем его позвали. Скорее всего Сноу придумал новое изуверское развлечение, но его задержали дела. Очередную порцию пыток Теон выдержит. Должен! А в лучшем случае бастард просто захотел пообщаться. Иногда он приглашал Грейджоя посидеть у камина, поболтать, выпить вина. Поступки Сноу были непредсказуемыми. Однажды он приказал слугам нагреть воду и собственноручно помыл Грейджоя. Умелые мягкие руки скользили по смуглому телу островитянина, смывая с гладкой кожи грязь и пыль. Теон дрожал от каждого прикосновения. Он ждал, что вот-вот ловкие пальцы сменит острие ножа, но этого не произошло. В другой раз Сноу молча избил его до полу-беспамятства. Он раз за разом вбивал грубый сапог в живот Теона, а потом отвесил несколько резких пинков в лицо. Глаза, к счастью, уцелели, а синяки мейстер свел травяными мазями, но Грейджой до сих пор помнил вспышку беспричинного животного насилия. И куда подевались тонкие игры боли? Рамси избил его грубо и без всякого изящества.

    Теон тихо вздохнул. Он боялся появления хозяина. Рамси мог узнать о том, что происходило в последнее время. О Сансе. О том, что с Теоном общаются Боги. Боги не желали, чтобы Севером правили Болтоны. Болтоны предали Север. Они не верили в силу чардрев. Они ничего не понимали. Раньше Теон тоже не понимал. Смеялся над лордом Старком, когда тот посещал Богорощу. Островитянина пугали крашеные деревья с уродливыми лицами. Так было пока Боги с ним не заговорили. Они обратились к Теону по имени. Пленник уже начал забывать себя, свыкался с уродливым прозвищем, но чардрева не позволили. Они хотели, что бы Теон Грейджой помнил о том, что натворил. Чтобы не забывал свое настоящее имя. Как можно искупить вину, если забыл? К нему вернулось осознание, а Боги помогли скрыть это от мучителя.

    Когда Старые Боги начали говорить, Грейджой решил, что сходит с ума. Он чувствовал, что за ним постоянно следят. Сначала грешил на людей Рамси. Хозяин позволил Теону ходить по замку и даже выделил ему покои, которые охраняла стража, но ему не доверяли. Наблюдали за каждым его шагом. Но слежка, которую чувствовал Теон была другой. Нет, даже не слежка. Присмотр. Кто-то поселился в Теоне и наблюдал за окружающим миром его глазами. Тихий спокойный огонек зажегся в груди и не угасал даже рядом с Рамси. Огонек разгорался, если Теон оказывался рядом с Богорощей. Когда Грейджой впервые дотронулся до белоснежного ствола Чардрева, импульс был таким мощным, что островитянин потерял сознание. После этого к нему пришли видения. Теон увидел Брана с одноглазым вороном на плече. За спиной у Брана возвышалась белая громада Стены. Даже во сне Теон почувствовал жуткий холод и запах льда. В другой раз Грейджоя до смерти перепугал Робб, который сидел в центре кровавого пиршества. Его шею венчала голова лютоволка. Леди Кейтлин шла как живая, но у нее было лицо утопленницы. Она пыталась что-то сказать, но разрезанное горло издавало лишь жуткий хрип. Голова лорда Старка криво ухмылялась Теону с заточенного кола, а Арья поднимала слепые глаза к свету, вглядываясь в его лицо и не видя. Но чаще всего Теон стал видеть Сансу. Сначала в Королевской Гавани. Одинокую, несчастную и запуганную. Затем в дороге. С дерзкой улыбкой на лице, верхом на рыжем коне. Ее сопровождал мужчина с жутким шрамом на лице. Теон помнил его из прошлой жизни. Телохранитель принца Джоффри. Хриплый смех, ужасный ожог, дерзкая речь… В видениях он был другим. Улыбался. Казался счастливей. Санса с ним о чем-то говорила, иногда они лежали рядом у костра. Потом он исчез, и вместо него появились другие воины. Огромный мужчина с испуганным лицом и смуглый чужеземец с темными заморскими глазами. Теон поверил в силу Старых Богов, когда эта троица появилась в Винтерфелле…

    Рамси ворвался в покои всполохом розового и черного − он любил красоваться в семейных цветах. Хотел доказать, что стал важным человеком, хотя не был таким на самом деле. Теон прикрыл глаза, чувствуя как по шее стекает струйка пота. От крамольных мыслей ему становилось дурно. В последнее время мыслей становилось все больше. Грейджой до тошноты боялся, что Рамси каким-то образом поймет. Тогда его глаза станут печальными и он скажет, что «очень разочарован». Рамси не любил, когда Грейджой вел себя неправильно, и всячески за это наказывал. Оставалось радоваться тому, что Сноу тянуло к красивым игрушкам. Иначе Теон не отделался бы парой пальцев.

    − Ну что, мой принц? Я долго заставил тебя ждать. Прощу меня извинить. Можешь встать.

    Голос Рамси казался веселым, но это ничего не значило. Теон неторопливо поднялся с колен. Если слишком спешить, Рамси спросит, почему Теону не в радость ждать любимого хозяина. Если промедлить, Сноу скажет, что Теон недостаточно расторопно выполняет приказы. Грейджой научился тщательно обдумывать каждый свой шаг и жест. Идеально скрывал чувства, которые прежде так ярко проступали на красивом лице. Он продолжал почтительно смотреть в пол. Грубые черные сапоги Сноу нарушали картину и казались неуместными посреди роскошного ковра. Да и сам ублюдок выглядел неправильно. Не место ему в пышных покоях, а вот на кухне среди пирожков и ножей или в пыточных застенках — самое место. Накормить, а потом пытать… Или не кормить и пытать. В этом был весь Рамси. Губы Теона дрогнули в полуулыбке, но он быстро спохватился. Или недостаточно быстро?

    − Я знаю, ты бы хотел увидеть меня раньше. Но я был занят важным разговором.

    Рамси приподнял лицо Грейджоя за подбородок. Пришлось вскинуть взгляд и посмотреть в бесцветные глаза. В прошлой жизни Теон посмеялся бы над человеком с пустыми зыркалками как у трупа. Какая мерзость! Он что, сдох неделю назад и стал воплощением сказок об Иных? Или это дохлая рыба? В прошлой жизни… Теперь Теон стал осмотрительным.

    − Каким же, хозяин? − наконец спросил Грейджой.

    Почтительное молчание подходило для любого случая, но если Теон слишком долго не отвечал, Сноу приходил в бешенство. Или делал вид? Трудно сказать, что Рамси чувствовал на самом деле. Иногда Грейджою казалось, что хозяин постоянно играет, а иногда, что он совершенно искренен во внезапных порывах.

    − Я договорился с леди Старк о браке, − сказал Рамси.

    − Что?! − слетело с губ Теона, и он, забывшись, уставился на бастарда во все глаза.

    Неужели?! Ах они ублюдки! Проклятые деревья не удосужились ему рассказать! Неужели это произойдет?! Неужели Теон ошибся, и деревья не хотят, чтобы Болтоны катились к Иным за Стену? Ради чего тогда его мучают?!

    − Ты что же не рад за меня? − Рамси прищурил глаза.

    На Теона словно вылили ушат с ледяной водой. Его лицо пылало. Он остро почувствовал близость Сноу. Так заяц ощущает присутствие голодного хищника.

    − Я просто изумлен, мой лорд. − Дрожащие губы с трудом справились со словами. − Она так упорствовала. Как вы добились этого?

    − Предложил ей то, от чего она не сможет отказаться.

    Усмешка промелькнула на рыхлом лице Сноу. Он явно подумал о чем-то приятном. Теон покрылся холодным потом. Но внезапно он осознал кое-что. Санса вне досягаемости. Настоящая Санса. В ее теле другой человек. Интересно, а Сноу знает?

    − Когда же свадьба, мой лорд?

    По ответу на этот вопрос можно понять, применял ли Рамси пытки. Хотя Гора достаточно безумен, чтобы терпеть до конца. Как же он согласился?

    − О, она должна немного прийти в себя. Отлежаться, отъесться, подлечиться. − Голос Сноу был спокойным, но нотки недовольства прослеживались.

    − И все же, я думаю, ты за меня не рад.

    − Но почему? − пролепетал Теон.

    Рамси отодвинулся от него. Подошел к массивному стволу и подхватил огромный кувшин с плодовым вином. Наполнил серебряный кубок и медленно пригубил. Грейджой трепетал. Почему этот ублюдок не мог быстрее шевелиться? Говорить сразу? Выносить приговор немедленно? Но Сноу не был бы собой, если бы не медлил.

    − До меня дошли слухи. Прискорбные слухи.

    Рамси поманил Грейджоя к себе, присаживаясь на краешек стола. Дерево жалобно заскрипело под тяжелым весом. Теон затравленно смотрел на хозяина. Он не знал, что мог узнать Сноу. Тайн у Грейджоя появилось довольно много. Лучше играть в неведение. Так безопасней.

    − Я не понимаю, хозяин.

    На лицо Сноу набежала тень, и Грейджой поспешно пошел к нему. Каждый шаг становился очередным на пути к эшафоту. Но неожиданно он снова почувствовал тепло. Согревающий огонек в груди разрастался в костер. В уши Теона ворвался ободряющий шорох тысячи листьев, нос защекотал горьковатый аромат коры. На его плечи легли надежные сильные руки, которые обещали, что все будет хорошо.

    − Ты приходил к ней и предлагал ей убежать, − сказал Сноу. − Или будешь отрицать?

    − Нет. − На лице Грейджоя заиграла сумасшедшая улыбка. − Не буду отрицать.

    Впервые за долгое время Рамси опешил. Во взгляде мелькнуло изумление, брови приподнялись. Он бы и рот приоткрыл, но вовремя овладел собой.

    − Как ты мог так поступить? Я думал мы с тобой друзья. Я очень разочарован.

    Раньше эти слова довели бы Теона до истерических рыданий. О, он мог целовать ноги мучителя и говорить что угодно, лишь бы не тронул его глаза, его мужское естество, не покалечил непоправимо. Что угодно, только не стать уродливым калекой! Потом можно убежать и снова стать собой. Если ноги целы и все на месте, можно забыть и начать новую жизнь. Так Грейджой думал, ради этого унижался. А теперь… Теперь в нем вновь разгорался огонь. Теон улыбался, глядя на хозяина.

    − Я хотел сыграть с ней в игру, как вы, хозяин.

    Казалось за него говорит кто-то другой. Бесстрашный и отчаянный. Грейджою внезапно стало весело. Он нагло врал в глаза мучителю и знал, что ему ничего не сделают.

    − Ты… Ты хотел сыграть в игру?

    − Ну я же не стал бы на самом деле предлагать ей бежать, зная, как вы умеете охотиться, − усмехнулся Теон. − Просто хотелось понять, что вы ощущаете. Вы говорили, что тот кто был до меня… он понимал. Я тоже хочу научиться. Быть ближе к вам, хозяин!

    Сноу никогда не отпускал Теона так быстро. Раньше за мельчайшую провинность измывался часами, а сейчас спустил такое… Вот оно доказательство силы Старых Богов!
     
    D'arja, Karatirnak и starina7 нравится это.
  15. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 7. Все равно о ней думать поздно, но проклятое чувство долга...

    − Скажи… Ты веришь в то, что пленник может полюбить своего похитителя? Проникнуться его жизнью и увлечениями?

    Гора и Рамси прогуливались по внутренней стене. Григор все еще чувствовал слабость, но не хотел разнежиться, валяясь на перинах, как томная барышня. Раз уж застрял в этом теле на неопределенный срок, нужно его укрепить, чтобы снова почувствовать себя воином. Бегать по утрам, закаляться, делать упражнения и, конечно, тренироваться с мечом. Впечатляющей силы у него не будет, но можно развить гибкость, быстроту и маневренность. Жаль только он потерял столько времени из-за гребаной болезни. Пришлось отлеживаться две недели, давясь отвратительными настойками мейстера. Основную часть времени Гора спал. Скуку скрашивали визиты Сансы, Немого и Рамси Сноу. О, хозяин Дредфорта заходил по несколько раз на дню. В остальное время Григор сходил с ума от безделья. Как можно лежать и целыми днями пялиться в потолок? Он выл и лез на стену от скуки! Когда мейстер заявил, что леди следует полежать еще недельку для верности, Гора вышел из себя и сказал, что если его не отпустят сегодня же, он пожалуется жениху. Рамси расстроится, вскипятит мерзкое лекарство и вольет через воронку мейстеру в глотку. Угроза подействовала. Старикан тут же признал, что леди совершенно здорова и может выйти на прогулку. Гора ликовал. Не меньше него радовался и Рамси. Он едва не подпрыгивал от нетерпения, пока Гора приводил себя в порядок.

    Перед выходом Григор принял ванну, о чем мечтал уже давно. Смыл с себя липкий лихорадочный пот и неприятный запах болезни, промыл длинные волосы, которые стали жирными и сальными. Обстричь бы их, но леди Старк поднимет истерику! Ей было важно, чтобы прежнее тело выглядело красиво. Раньше Гора успешно отделывался от нее. В пути не до нарядов и украшений. Сейчас увильнуть не удалось. Санса заставила его нарядиться и сделать прическу. Заявила, что первый выход в люди имеет значение. Важная особа должна выглядеть представительно или никто не будет ее уважать. Как ни забавно, Сноу ее поддержал. Он явно любил нарядную одежду и дорогие украшения, чего Григор не понимал. В Королевской Гавани любили выставлять себя напоказ, и в этом мужчины не уступали женщинам. Чего только стоили фантастические наряды лорда Ренли, блеск и золото Джейме Ланнистера, драгоценности Лораса Тирелла… А Горе всегда было наплевать на дорогие тряпки. Зачем воину щегольской наряд и блестящие цацки? Григор впечатлял окружающих своими умениями. Но сейчас ситуация изменилась. Под двойным напором ему пришлось нарядиться. Он не хотел рисковать прогулкой из-за спора об одежде. Рано или поздно Гора перейдет на брюки и дублет, а пока проще согласиться.

    − Оденься теплее, − строго сказал Рамси, запихивая Гору в роскошную шубу.

    − И шапку не забудь, − вторила ему Санса.

    Неужели они думали, что он не способен о себе позаботиться? Впрочем, Сноу оказался прав, когда заставил Гору тепло одеться. Григор все еще подрагивал, несмотря на то, что кутался в меха. Но холод не загонит его обратно в теплые покои! Григор так давно не видел небо над головой и не вдыхал свежий воздух. Сначала пыточные застенки, потом больничный режим… Нет, он извлечет из этой прогулки все, что возможно!

    − Не пробовала влюблять пленников, − сказал Гора.

    Они решили, что разговаривать нужно как положено. Людям будет чему удивиться, когда Григор возьмет в руки меч, но если кто-то услышит, что к леди Старк обращаются как к мужчине, пойдут слухи. Им приходилось следить за словами, оглядываться через плечо и вести себя сдержанно. Санса оказалась права. На них все смотрели. Он не ожидал такого внимания. То есть его и раньше замечали, но никогда не ждали от него какого-то особого поведения. От него хотели, чтобы воевал хорошо и четко выполнял приказы. Наверное, идеальное поведение необходимо, когда занимаешь высокий статус. Григор впервые понял, насколько ему повезло. Если бы он родился в знатной семье, то мучился бы всю жизнь из-за глупых правил и ограничений. А так Гора выполнял приказы, а во время походов и заданий позволял себе вольности. До сих пор он и не подозревал, как хорошо жил. Столкнувшись с ограничениями, Григор осознал, насколько же знатные люди несвободны. Ему пришлось вести себя осмотрительно. Главное, чтобы рано или поздно все это закончилось.

    На Гору пялились жадно и удивленно. Он понял, что Рамси старался держать появление ценной пленницы втайне. Запугал всех, кто хоть что-то знал. Весьма умно. Сноу не хотел опозориться. Понимал, что может и не сразу добьется согласия. В пыточных застенках кое-кто из узников явно знал правду, но жизнь там была совсем другой. Тайны застенков оставались в застенках. В темноте и холоде. Мертвые с живыми секретами не делятся, а пленники Рамси полумертвые. Конечно, появление леди Старк стало большим событием. Не зря Санса настояла на старковских цветах, когда наряжала Гору по своему вкусу. Даже полные кретины поняли, с кем Рамси гордо фланирует по внутренней стене. К тому же, он не понижал голос, обращаясь к леди Старк по имени.

    − Но если так подумать? − Сноу передал Горе мех с подогретым вином, и Григор благодарно кивнул.

    Он остановился, сделал глоток и блаженно закрыл глаза. Лицо обдувал холодный северный ветер, на волосы оседала пороша, снег щекотал ноздри. Гора чувствовал на щеках поцелуи мороза. Позже на чувствительной нежной коже разгорится румянец. В теплых покоях щеки будет пощипывать и покалывать. Странное, непривычное ощущение… Сейчас Григор впервые в полной мере осознал девиз Старков. Зима близко. Он ощущал ее в воздухе.

    − Холодновато, а? − Рамси по-дружески пихнул Гору в плечо.

    Кажется, он старался быть милым и приветливым. Григор открыл глаза и глотнул еще горячего вина, любуясь заснеженными верхушками елей и сосен. Терпкий вкус на языке, горьковатые специи и сладкий мед… Как давно он не пил хорошее вино и не чувствовал себя так свободно!

    − Прохладно. А у пленников всякое случается. У них же голова набекрень, − сказал Гора, лениво отвечая на вопрос Сноу. − Если умело все делать и чередовать боль с лаской, наверное, это возможно. А почему ты спрашиваешь?

    − Да так. Просто стало любопытно. А давай попробуем такое устроить? У меня есть несколько одичалых на примете. Стоящие парни.

    − Ты хочешь влюбить в себя парней? − вскинул бровь Гора.

    − Нет. Они для тебя. − Сноу задержался с ответом на короткое мгновение. − А я займусь милыми дамами.

    − Ну что же, почему бы и нет. − Пожал плечами Гора. − Интересно посмотреть, как они отнесутся к пытающей их девушке. Никогда не слыхала о палачах и изуверках женского рода.

    − А я слышал, что септы − настоящие мастерицы пыток, − засмеялся Рамси. − Заставляют сдерживать естественные желания и вести себя хорошо. Запугивают посмертными мучениями.

    − В свое время я выкинула одну в окно. Но это было случайно! У меня нет ненависти к религиозным людям. Ну что смешного-то?

    Рамси откровенно хохотал, не замечая, как приближенные скрывают изумленные взгляды. Смеющийся Сноу… Противоестественное зрелище!


    ***

    Рамси торжествовал. Все эти грязные ублюдки, шпионы отца, скоты, которые считали его никчемным бастардом, которому не место в замке… Все эти паскуды подавились от злости, когда увидели как Рамси прогуливается по замку в обществе леди Старк. Не просто прогуливается, но и общается. Мило беседует, смеется. О, это был лучший момент в его жизни! Переезд в замок оказался совсем не таким приятным, как представлял себе Рамси. Он думал, что наконец получит то, что заслужил. Не только нарядную одежду, роскошные покои, послушных слуг, но и почет, и уважение. Оказалось, что Рамси заблуждался. Родной отец смотрел на него ледяным взглядом, и в тусклых глазах поблескивал огонек презрения.

    − Так это ты — мой бастард? − Первые слова лорда Болтона, обращенные к сыну.

    Он небрежно сказал это при людях, которые приволокли Рамси в замок. Рамси даже не успел переодеться. На одежде осела мука, на руках поблескивало масло. Они с матерью собирались испечь пирожки с мясом, и от Рамси пахло жареным луком. Мать так спокойно отреагировала, когда к ним явился вооруженный отряд, а главный объявил, что именем лорда Болтона… Рамси криво усмехнулся. У его матери было ледяное сердце и выдержка не хуже, чем у признанного воина. Она любила рассказывать историю его зачатия и рождения. После лорда Болтона она не стала выходить замуж повторно. Зачем? Лорд Болтон подарил ей мельницу мужа и избавил от обидчиков. Никто не осмеливался ссорится с отважной мельничихой. Она сумела поиметь свое, явившись к самому опасному человеку Севера! О, мать умела торговаться с людьми. Этот ее талант и выдержка даже восхищали. Наверняка мать не заплакала бы, если бы ей привезли голову Рамси.

    − Да, это я. − Простой ответ на простой вопрос, затаенное унижение.

    Рамси впервые находился в роскошных покоях, он никогда не бывал в красивых замках. Впору озираться вокруг, раскрыв рот, но ставки были слишком высоки. Он с честью выдержал долгий разговор с ледяным лордом. Ни разу отец не обвинил его в убийстве Домерика, но он знал. Точно знал. К счастью, лорд Болтон оказался именно таким — безжалостным и расчетливым, как все говорили. Если бы не это, точно отправил бы Рамси на казнь. А так он остро нуждался во взрослом и дельном сыне. Поэтому бастарда пустили в пышные хоромы, и началась новая жизнь.

    − Шли бы вы все на х*р, − Рамси улыбался своему отражению в зеркале. − Я победил, мать вашу. Победил!

    О, все шло превосходно! Григор держался прекрасно, а выглядел так, что закачаешься! Дорогое серое платье, роскошная белая шуба, теплые кожаные сапожки. Жаль, что диадему не надел, но ее не нацепишь поверх шапки, а Гору все еще потряхивало после лихорадки. Рамси едва дождался триумфального момента. Проклятый мейстер держал Григора в постели полмесяца! Рамси уже изнывал, так ему хотелось показать всем, что за редкую пташку он поймал в свои сети. Конечно, он утаил о своем приобретении. Пригрозил людям, отрезал пару языков. Тем торжественней был первый выход рука об руку с невестой. Гора правда спорил, не хотел наряжаться, но на пару с леди Старк удалось его убедить. Пожалуй, она оказалась полезной. Подлинность Сансы Старк не должна вызывать сомнения. Если леди Старк начнет выражаться как вояка и вести себя как матерый солдат, даже кретины заподозрят неладное.

    − Видишь, отец… И я способен на что-то, − усмехался Рамси. − Вот приедешь и посмотришь какая у меня жена, старый ты ублюдок!

    Дело оставалось за малым. Нужно отправить те дурацкие письма, о которых говорил Гора. Он надеялся все исправить. Ладно. Рамси обещал и он исполнит свое обещание. Он любил врать людям в глаза, но Григор Клиган был своим человеком. С ним лучше не ссориться.

    ***

    − Ты неплохо смотрелся.

    Санса придирчиво разглядывала Григора. Она наконец убедила его прилично одеться. Фамильные цвета никогда ей не нравились, но пришлось выбрать их из-за значимости момента. Серое платье, сшитое по фигуре; по подолу — вышивка серебряной нитью; кружевные рукава; пояс, поблескивающий мелкими бриллиантами; роскошные шуба и шапка из белоснежного меха. Рыжие волосы тщательно завиты и спадают по плечам. Санса беспокоилась о манерах Горы, но он держался сдержанно, спокойно. Гордо выпрямленная спина бывалого воина, плавные движения ловкого бойца. Пожалуй, первый выход прошел удачно. Ну и кто оказался прав? А ведь он еще спорил! Но общественным мнением пренебрегать нельзя. Если люди заподозрят неладное, то могут и казнить самозванку. И что тогда делать Сансе? Она застрянет в теле Горы навсегда, но хуже того… Потеряет его.

    − Ну спасибо.

    Григор насмешливо посмотрел на нее и небрежно бросил шапку на кровать. Пушистая шуба соскользнула с плеч, оседая на ковер. Гора прекрасно выглядел и в простом платье, но Санса отметила, что он слишком похудел. Тело стало тонким, как прутик, ключицы заострились, лицо побледнело. Следы заключения и болезни…

    − Не спорь со мной, − резко сказала она, плюхнувшись в жалобно скрипнувшее кресло.

    Санса налила себе вина со специями, жадно вдохнула бесподобный аромат и осушила кубок одним махом. Одна из прелестей новой жизни − никто не мешает делать, что хочется. Пей сколько влезет, ходи где хочешь. Все боятся, не смеют слово резкое сказать.

    − Терпеть не могу все это… − уныло сказал Гора. − Все эти бабские штучки… Наряды…

    − А представь, что будет, если люди поймут, что ты не Санса Старк. Казнят без лишних разговоров, − сурово отметила Санса. − Все знают, что Санса Старк − одна из первых модниц Севера. И вдруг они видят замухрышку в крестьянских тряпках.

    Григор удивленно посмотрел на нее. Кажется, такое до сих пор не приходило ему на ум. Он думал, что Санса так настаивает на соблюдение правил из-за какой-то странной прихоти? Ну так и ей бывало скучновато, когда служанка по часу заплетала ей волосы и делала прическу. Результат девушке нравился, а вот сидеть и тосковать не очень. Раньше ожидание скрашивала болтовня Джейни. Но в Королевской Гавани после казни отца говорить было не с кем. Санса не доверяла служанкам от королевы и молчала, пока ей укладывали волосы и наводили красоту. Да, она была хорошенькой, от нее сладко пахнуло, а на остальное Джоффри было наплевать.

    − Мне как-то не приходило на ум, что наряды так важны.

    − Конечно, Григор, − вздохнула Санса. − И наряды, и умение держаться. Когда ты занимаешь высокое положение, приходится следовать правилам. Даже наш хозяин это делает. Фамильные цвета, дорогие наряды, золото… Теперь еще и леди Старк рядом. Это очень повышает его статус.

    − Так он поэтому так рвался на прогулку?

    Санса мысленно покачала головой. В некоторых вещах Григор совсем не разбирался. Впрочем, это его не портило. Придворные из Королевской Гавани слишком хорошо во всем разбирались, но толку от этого не было. Гора был жестоким воином, но общаясь с ним Санса менялась. Становилась сильнее. Обретала веру в себя.

    − Ну да. Вряд ли его тут уважают. Слушаются, да. Но…

    Санса вздохнула, снова вспомнив о Джоне. Бедный Джон… Если бы у нее не было сводного брата, она бы не понимала сейчас, что творится в голове у Рамси Сноу. Санса помнила как демонстративно избегала Джона, когда поняла правду о нем. Как он съеживался, встречаясь с ее нарочито холодным взглядом. Какие же унижения он терпел, когда приходилось сидеть вместе со слугами! Что он чувствовал, когда приехал король и его посадили подальше от семьи Старков? Бедный Джон…

    − У меня был брат. Джон. Он был незаконнорожденным, − вздохнула Санса. − Я думала, что с ним нельзя говорить, что лучше его не замечать. Как будто общение с ним могло меня замарать. Знаешь, когда я была совсем маленькой и ничего не понимала, Джон со мной возился. Рассказывал какие-то сказки, рвал для меня цветы и учил названиям. Мне было с ним хорошо. А потом я выросла и поняла, какая пропасть нас разделяет. Я была жестока с ним, и сейчас при виде Сноу постоянно вспоминаю о том, какой гадиной я была.

    − А где твой брат? − спросил Гора.

    Вид у него стал какой-то встревоженный, нервный.

    − Он уехал на Стену в тот день, когда мы отбыли на Юг. Мама не желала, чтобы Джон оставался в замке.

    − Ну… Может, ты увидишь его и сможешь извиниться. Твой брат-то не мертв, − мрачно сказал Григор. − Налей-ка мне тоже вина.
     
    slava220272, D'arja, Karatirnak и 3 другим нравится это.
  16. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 8. Я уснула, выключив звёзды, так хотелось упасть ненадолго

    Григор вскрикнул и проснулся. Он взмок от пота, тело сотрясала мелкая дрожь. Из темноты выплыл темный силуэт, и опытный воин сжал кинжал, который спрятал под подушкой. У постели стояла служанка, которую Рамси ему навязал. Она спала на лежанке неподалеку от господской постели и была готова услужить леди Старк и днем, и ночью. Григор уверял Рамси, что ему это ненужно, но Сноу настаивал, что это необходимо для статуса. Пришлось смириться. Еще одно тупое правило. Ненужное ограничение. Гора ненавидел, когда у него в покоях находились посторонние. Он коротко приказал девке принести вина, и она тут же ушла, переваливаясь на ходу. Гора проводил толстушку сумрачным взглядом, а сам откинулся на ложе, вспоминая странный сон.

    … Пес сидел у костра и мрачно пялился в огонь. Судя по всему, у него было отвратительное настроение. Гора молчал, опустив взгляд. Он устроился на поваленном бревне, скрестив ноги, а руки подставил теплу. Ночной привал. Они успели уехать достаточно далеко от замка чтобы не бояться погони. Григор не знал, как вести себя со спасителем. Столько лет ненависти к брату, а теперь… Григор тихо вздохнул. Вскинул голову и обнаружил, что Пес пожирает его жадным взглядом.

    − Кто первым ложится спать? − Гора нарушил молчание первым.

    Услышав этот вопрос в первый раз, Сандор изумился, но теперь уже привык. Гора вытребовал себе нож для дежурства. Если что-то произойдет, у него должно быть хоть какое-то оружие.

    − Давай я, − хрипло сказал Пес. − Вчера ты первая легла.

    Григор кивнул…

    − Ваше вино, леди Старк.

    Вернулась служанка. Гора кивнул. Что бы ни думала деревенская девка, которую взяли в замок, она молчала по поводу привычек своей леди. Наверняка Григор делал много странных вещей, но находясь на службе у Рамси Сноу живо научишься держать язык за зубами. Или лишишься языка. Он молча взял кубок и жадно выпил половину. Вино согревало. Вспоминать сон было неприятно. Но сначала все было нормально. Он увидел, как путешествовал с братом. Григору было трудно разговаривать с Псом. Не оставляла мысль, что сейчас идеальная возможность убить брата. Он доверяет девочке. Можно зарезать его во сне. Но что-то Гору останавливало. Может быть, стыд. Как он мог просто взять и подло убить одного из лучших воинов королевства? Или он испытывал невольную благодарность несмотря на…

    … Григор сидел у потрескивающего костра, наблюдая за спящим братом. Он чутко вслушивался в ночные шорохи, но знал, что они в безопасности. Чужое присутствие… Его ни с чем не спутаешь. Горе было знакомо странное покалывание возникавшее, когда на тебя враждебно таращились из темноты. Он различал звуки мягких шагов, когда к тебе подкрадывались с дурными целями. Нет, ничего такого Григор сейчас не ощущал. Где-то неподалеку в траве копошился ежик. Ночная птица завозилась в дупле и высунула голову, прислушиваясь к ночным шорохам. Григор вскинул голову и посмотрел на высокое темное небо в котором ясно горели звезды.


    Где-то неподалеку хрустнула ветка и Гора вздрогнул. Он резко выпрямился, сжимая в руке нож. Вперился в зазор между деревьями, чутко втягивая воздух. Ему показалось, что он что-то слышит. Может быть, за широким стволом кто-то притаился? Григор таращился в ночную темноту, пока перед глазами не побежали белые пятна. Он зажмурился и снова открыл глаза. Белесые разводы не исчезли, но поползли в его сторону, словно туман. А затем из темноты выпрыгнуло что-то. Огромный прыжок, невозможный для нормального зверя. Григор закричал от неожиданности, распластавшись на спине. В его грудь передними лапами упиралось огромное серое свирепое чудовище, скалившее острые зубы. Оно было похоже на волка, но морда казалась более вытянутой. Лютоволк… Раздался шорох. Григор скосил взгляд и увидел, как к нему подходит еще один. Меньше размером, с гладкой бархатистой шерстью и далеко не такой грозный. Третий же оказался совершенно белым, но в темноте поблескивали кроваво-красные глаза. Обнаженной шеи коснулись длинные белые клыки, Гора почувствовал на своей коже теплое дыхание. Струйка крови скользнула вниз по коже. Вокруг спиралями завивался туман. Он нес с собой что-то опасное, дурное. Григор попытался вырваться, но волк придавил его к земле, а белизна надвигалась, надвигалась… Когда она окутала Гору целиком, он с криком проснулся…


    Он не желал оставаться в постели и вспоминать жуткий кошмар. Липкий страх… Такого ужаса Григор давно не испытывал! Он выскользнул из кровати и приказал служанке принести платье и теплый плащ. Ему требовалось отвлечься. Гора бестрепетно вышел в ночной холод, покинув безопасность теплых покоев. Солдаты на страже приветствовали леди Старк, и Григор ответил спокойным кивком. Он прошелся по внутренней стене, спустился во дворик. Эхо шагов гулко преследовало его.

    − Леди Старк?

    Гора вздрогнул, услышав грубый мужской голос. Его собственный голос. Он обернулся и увидел Сансу. Кивнул в ответ на приветствие.

    − Что вы здесь делаете посреди ночи и без сопровождения?

    Хорошо замаскированный вопрос. Со стороны могло показаться, что телохранитель волнуется за ее безопасность. На самом деле леди Старк беспокоили дурацкие приличия.

    − Мне захотелось подышать свежим воздухом, сир Клиган.

    − Здесь есть свежий воздух?

    Гора звонко рассмеялся. После пугающего сна даже такая шутка вызвала бурную реакцию.

    − О нет. Стены, сплошные стены. Не люблю замкнутые пространства. Но разве здесь есть другие места?

    − О да. Богороща.


    ***

    Санса бродила по ночному замку, пытаясь отрешиться от навязчивых ярких картинок, которые пришли к ней во сне. Сны о семье, о лютоволках и о Севере были привычными и изматывающими. Они начали сниться Сансе после казни отца. Нередко девушка просыпалась с рыданиями, подступавшими к горлу, и долго лежала на роскошном ложе сотрясаясь всем телом. Она вновь переживала худшие моменты своей жизни, минуты горького унижения и отчаяния. Она вновь стояла на помосте беспомощная перед бушующей толпой и наблюдала, как Илин Пейн отрубает ее отцу голову Льдом. Стояла на стене Красного Замка, стараясь отрешиться и не видеть жуткое зрелище, предложенное королем. Плакала на коленях перед троном, пока ее одежду рвали на глазах у равнодушных придворных. О, сегодня она предпочла бы любой кошмарный сон. Лучше так! Но к Сансе пришел Григор в ее теле. Пришел и принес в тишину спальни дерзкую усмешку, легкий аромат пота и трав, небрежную уверенность и… И, проклятье, себя! Санса застонала, прижимаясь лбом к холодной стене и с силой сжимая кулаки. Сдохнуть хотелось от такого! Она проснулась в жалком состоянии, вся дрожа. Почувствовала что-то липкое у себя на бедре. Какой позор! Хотелось выть и рыдать от обиды. Какой же дурой она была, всегда выбирала людей, которые на нее плевать хотели…

    Мысли роились в ее голове, пока Санса металась по ночному замку. Хорошо, что обитатели Дредфорта спали и не видели ее тоску и отчаяние. Но неожиданно она столкнулась с героем своего сна. Проклятье… За Григором нужен глаз да глаз! Какого же хрена он шатается по замку в одиночестве? Это же вопиющее поведение для благородной леди! Санса сама себя удивила, когда вместо того чтобы отчитать Гору, пошутила. А он неожиданно бурно отреагировал. Расхохотался. От звонкого чистого смеха она почувствовала напряжение в паху. Проклятье! Хоть бы он не заметил!

    − Я не бывала там, − заметил Гора.

    − Могу проводить, миледи, − Санса усмехнулась. − Очень необычное место.

    Главное, не столкнуться там с психованным Грейджоем. К счастью, после того странного разговора он не попадался Сансе на глаза. Лгал он или нет, но предатель вызывал у нее тихое бешенство. Правда… Правда его колкие слова подействовали. Она тоже в свое время предала собственный род. Неужели, теперь она никогда не сможет искупить свою вину?

    − А здесь… славно, − неожиданно сказал Гора, спокойно усаживаясь под деревом.

    − Вы что! Не смейте! − рыкнула Санса так, что Григор подскочил и уставился на нее с изумлением и даже испугом. − Я… Я имел в виду, что вы можете застудиться, миледи. Вы… можете сесть ко мне на колени.

    − И ради этого стоило так орать? − Гора покачал головой, но поднял свой тощий зад с холодной земли и подождал, пока Санса усядется.

    Комок подступил к горлу. Проклятье… Возбуждение, которое маячило где-то рядом вернулось и обрушилось на Сансу с новой силой.

    − Григор… − пересохшими губами пробормотала она.

    − Мммм?

    − Я… Ну я…

    Гора приподнялся у нее на коленях, опираясь о плечо. Санса смущенно смотрела на него и не знала как сказать то, что рвалось наружу.

    − Тебе нужна женщина.

    Слова Горы были неожиданными и сродни ушату ледяной воды, вылитому на голову.

    − Что?

    − Ну, судя по стояку в штанах. Давно никого не было в постели. Не волнуйся, я все устрою.

    − Но… Но… − К горлу Сансы подступил комок, на глаза уже наворачивались слезы обиды.

    − Завтра выберешь, кто тебе нравится.

    − Нет, мать твою! − рыкнула Санса, стряхивая Гору с колен.

    Григор смотрел на нее с немалым удивлением, продолжая сидеть на холодной земле.

    − А… В чем проблема-то?

    − Ты хочешь навязать мне какую-то шлюху?!

    − Расслабишься, получишь удовольствие.

    − А не пойти бы тебе на хер, Григор?

    Санса развернулась и в бешенстве покинула Богорощу. Вот ведь бесчувственная скотина!


    ***


    Гора изумленно глядел вслед разъяренной Сансе. И чего он такого сказал? Вроде бы все правильно. Может ее смутило упоминание о стояке в штанах? Девчонка нередко удивляла Гору своей щепетильностью. Словно из другого мира! Впрочем, может, так оно и было. Он жил среди воинов. В окружении Григора ценили силу, ловкость и умение обращаться с оружием. В милом мирке Сансы Старк пели и вышивали, делали прически и грезили о прекрасных принцах. О стоячих членах речь и не шла! Но как о таком можно молчать, если этот член тебе в задницу упирается? Григор узнал о проблеме и хотел помочь. У Сансы возникали вспышки гнева, которые мучили Гору в его теле. Он просто хотел предотвратить вспышку насилия. Рамси подбирал красивых служанок. Его вкусу можно было доверять. Выбрать одну из них, дать денег и все решено! Гора уже обдумывал этот вопрос раньше. Что же… Разговор сложился неудачно.

    − Ну вы дали маху.

    Григор подскочил и выхватил кинжал, занимая защитную позицию. Из-за кустов выбрался человек, в котором Гора узнал Теона Грейджоя. Он медленно опустил руку. Сердце колотилось как бешеное.

    − Проклятье, о чем ты?

    С тех пор как Григор оказался на воле, он не встречал Теона Грейджоя. Пленник посещал его в темнице несколько раз, предлагал помочь с побегом и нес какую-то чушь. Гору удивляло, что Рамси предоставил ему такую свободу. Может быть, считал, что Грейджой полностью сломлен? Судя по всему, он заблуждался. Григор таких ошибок не допускал. Пленник он и есть пленник. Пленнику место в камере пыток, а отпустить его можно разве что к праотцам. Впрочем, Гора не собирался указывать Рамси на его ошибки. Рамси любил игры. Григор подозревал, что однажды Сноу доиграется, но молчал по поводу Грейджоя. Ему было любопытно. Сейчас Григор пожалел о том, что не открыл Рамси глаза на предательство пленника. Нужно было заложить поганца и оставить на растерзание Сноу, а сейчас придется прирезать его самому. Мелкая сволочь услышала личный разговор и может разнести сплетни по всему замку. И дернуло же его вести доверительные беседы в таком месте! Но Гора правда не ожидал, что в Богороще кто-то есть. Люди Болтона почему-то сторонились этого места. Впрочем, сейчас это только на руку Григору. Нет лишних свидетелей. Он улыбнулся и медленно направился к Грейджою.

    − Ну, то, что вы сказали насчет женщин. Санса явно не оценила.

    Григор вскинул голову. В голосе Грейджоя совсем не было удивления. Как будто все так и должно быть. Он что, напрочь спятил? Поверил в невероятное сразу?

    − Что ты несешь? − Григор поддерживал беседу, собираясь напасть на пленника неожиданно.

    − Ох, вы что же полный кретин, сир Клиган? Санса хочет именно вас. Влюбилась. Она всегда была романтичной девочкой!

    Гора вытаращил глаза в изумлении.

    − Грейджой. Ты что несешь? Я тебя убить могу за все это.

    − Можете. Но не убьете. − На губах Теона мелькнула тень прежней озорной улыбки и он удалился в темноту.

    Гора недоумевающе пялился ему вслед. Санса хочет именно его? Влюбилась? Что за бред…
     
    slava220272, super, Karatirnak и 3 другим нравится это.
  17. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 9. Все равно о ней думать поздно, но проклятое чувство долга

    − Отец возвращается, − Рамси задумчиво подбросил яблоко в руке.

    Он стоял у широко открытого окна. Рослый, широкоплечий, Сноу кутался в черный мягкий плащ, вдыхая морозный свежий воздух. Гора поежился, сделав глоток вина и откинулся на подушки. Его тело прикрывала огромная медвежья шкура, которую приволок Рамси. В камине весело полыхало пламя, которое наводило на не столь радужные мысли о покойном братце. Григор залпом допил горячее вино со специями и потянулся к кувшину. Рамси резко захлопнул створки окна и подошел к постели. Он разлил подогретое вино по чашам и присел на кровать, которая жалобно скрипнула под его весом. Гора в свои лучшие времена запросто ломал мебель, а ту что выдерживала, можно было смело считать надежной и мастерски изготовленной. Теперь оценку качества проводила Санса, которая постепенно привыкала к новому телу и уже начала орать на слуг, требуя привести идиота, который изготовил ʺэту хлипкую дряньʺ. В последнее время у нее было паршивое настроение.

    Если бы Санса увидела Гору наедине с Рамси, взбесилась бы еще сильнее. И Григор не был уверен по какой причине. Из-за соблюдения нелепых приличий или того, на что намекал Грейджой? Тот странный разговор нет-нет, да всплывал в его голове. Во время тренировок, на которых угрюмость Сансы сменялась ожесточенными попытками овладеть наукой фехтования. За трапезами, где она мрачно сидела, стараясь вылакать все вино Дредфорта. Горе не хотелось верить, что сказанное Грейджоем, может быть правдой. И не потому что Григор плохо относился к Сансе Старк. За последнее время Гора даже успел к ней привыкнуть. Чего стоило ее нежелание свалить в безопасные места, оставив его наедине с проблемами! Не походило это на боязнь за свое привычное тело… Нет, девчонка правда привыкла к его обществу и они неплохо ладили до последнего момента. Влюблена? Это какой-то кретинский бред! Но памятуя о том, что наговорил свихнувшийся Грейджой (а как он узнал о смене тел?!), Гора осторожничал и старался не показывать Сансе Старк насколько тесно общается с Рамси Сноу.

    А тут еще новость такая. Неожиданная.

    − Надо же. − Гора приподнял бровь, откликаясь на известие. − Что-то произошло?

    Рамси встрепенулся. В бесцветных глазах мелькнуло удивление. Он явно привык к тому, что окружен идиотами. А Гора просто задался вопросом, с чего вдруг глава могущественнейшего (после Старков) северного рода возвращается в свои владения в разгар войны. Ценный союзник с большим сильным войском необходим на поле боя. Особенно когда сражаешься против таких опасных противников как Ланнистеры. Не прогуляться же лорд Болтон решил в зимнее время! Его присутствие требовалось куда южнее.

    − С чего ты так решил...а? − в последний момент поправился Рамси, хлопая ресницами.

    И этот человек держал Гору в заточении, показывал пытки вместо развлечений и морил голодом. Он еще и умудрился осквернить родовое гнездо Хранителя Севера, захватить ценных заложников и сделать из Грейджоя забавную игрушку. Но временами… Временами Сноу вел себя очень странно. Иногда это напрягало. Потому что Гора всегда считал, что хорошая жертва − предсказуемая жертва. Рамси же умел поразить. И неважно чем.

    − Не знаю как воюют северяне, но на Юге как-то не принято отпускать одного из лучших военачальников домой посреди войны.

    Рамси безотрывно глядел на Гору несколько долгих мгновений, а потом припал к чаше с вином. Когда оторвался от нее, на полных его губах заиграла довольная улыбка. Рыхлые щеки окрасились румянцем. Рамси медленно расстегнул плащ и тот плавно соскользнул на кровать. Сам Рамси опустился на гладкий мех, перевернулся на бок и задумчиво посмотрел в глаза Григора.

    − Да, ты как всегда права! − весело засмеялся он. − Есть новости. Отличные новости! Даже не знаю, может стоит дождаться отца и он сам обо всем расскажет? Деталей у меня все равно нет!

    Интересничает. Опять. Григор терпеливо выпил вина. Помолчал. Может стоит осторожно намекнуть Сноу, что загадки напрягают? Гора был воином, привычным к четким приказам. Иногда, разумеется, он делал что-то ʺдля себяʺ. Забирал добычу, разбойничал на вражеских землях, которые, и так, разграбят после победы, угонял в плен чужих женщин. Нужно было просто делать это не так явно, не жадничать и не затрагивать личные интересы Тайвина Ланнистера. Немного смекалки и можно жить вполне приятно и сытно. Но то, что делал Гора, не шло ни в какое сравнение с интригами при дворе. И вот почему Григор терпеть не мог жизнь в Королевской гавани − борьба за власть, ложь, сплетни и предательства. Все это так утомляло. Гора предпочитал поле боя, честную игру с жизнью и смертью. Недомолвки и развлечения Рамси, когда речь шла о чем-то важном…

    − Если думаешь, что мое неведение поможет при знакомстве с твоим отцом, то мы можем его подождать, − подавив раздражение, сказал Гора.

    Нет, чего-то Рамси явно не хватало. Дальновидности что ли? Такой как Рамси может захватить замок, перебив всех защитников, спалить все припасы в округе. И только потом он подумает о том, что теперь нечего жрать ему самому. Вот и теперь Рамси явно удивился, осознав что Гора может проколоться, не зная важную информацию.

    − Что же… − протянул он, щедро наполняя чашу вином и готовясь выложить сногсшибательную новость. − Ты что о самой войне думаешь? Кто победит? Старки или Ланнистеры?

    − Скажем так… − Гора почуял какой-то подвох. − У Ланнистеров мощь, отборные войска, опытные полководцы. Но врагов у них тоже немало. Если Станнис Баратеон объединится со Старками… возможны варианты.

    − А вот и нет! − радостно провозгласил Сноу. − Уже не возможны!

    Его так и распирало. На лице играла улыбка, он раскраснелся, а глазки блестели от неприкрытого удовольствия. Гора приподнял бровь, допивая вино и потребовал добавки. Такой разговор вряд ли стоит продолжать на трезвую голову. Возвращение Русе Болтона. Необычно счастливый Рамси. Старки убили Джейме и Тайвина Ланнистеров, поэтому можно возвращаться домой? Нет, с чего бы тогда Сноу так ликовал? Болтоны ненавидели Старков, которые сначала присвоили титул королей Севера, а потом стали Хранителями.

    − Ладно. Не томи! − нетерпеливо сверкнул глазами Гора.

    Если Сноу хотел вывести Григора из себя, измучив таинственностью, ему отлично удалось! Неужели новость, которую он собирался озвучить стоила всего этого?

    Как оказалось… Стоила.

    − Все Старки мертвы? − медленно переспросил он, не поверив своим ушам.

    − Точно! − улыбнулся Рамси, щелкнув пальцами. − Старки мертвы, война закончена, а к моему отцу переходит титул Хранителя Севера! Ты представляешь что это значит?

    Гора задумчиво кивнул. Болтоны стали могущественнейшим родом на Севере. И если Русе Болтон спокойно едет домой, выходит, он договорился с Ланнистерами. Возможно Болтон и поспособствовал окончанию войны. Тайвин Ланнистер всепрощением никогда не славился. Не отпустил бы такого опасного врага. Что касается Русе Болтона... Григор вспомнил войну против последнего короля из рода Таргариенов. Самому Горе было тогда семнадцать лет, совсем молодой. Он до сих пор помнил свой восторг во время первой битвы. Чистое незамутненное чувство, которое затмило все детали сражения. Впрочем, память ему не полностью отшибло. Помнил он и Русе Болтона, который тоже участвовал в восстании.
    Григор видел этого тихого расчетливого человека, но никогда с ним не разговаривал. Слышал о его приказе перебить всех союзников Таргариена. Роберт Баратеон воспротивился. Велел пощадить храбрых и благородных противников. Он всегда был великодушным и доблестным, за что его обожали подданные. Жаль, что королем стал дерьмовым − транжирой, развратником и пьяницей. Но да, таких как Роберт Баратеон народ любил. Русе Болтон и Тайвин Ланнистер же… Они друг друга стоили. Несложно представить, как безжалостный, коварный и холодный лорд Дредфорта совершает предательство ради власти.

    − Значит, заслуги твоего отца хорошо оценили, − Гора задумчиво провел рукой по щеке, отстранено посмотрев на Рамси.

    И снова Сноу недоумевал. Не мог понять как это Григор до такого додумывался. Несмотря на такие странности, Рамси тоже оказался хитер. Утаивал от Григора истинное положение дел. Не на пустом же месте возник такой союз. Если там так или иначе перебили Старков, очевидно это было тщательно спланировано. Не мог Рамси совсем ничего не знать. Осмелился бы он захватить родовое гнездо Старков, если так? Но стоит ли выпытывать подробности у Рамси? Да нет. Вряд ли отец подробно докладывался, скорее отдавал четкие приказы. Очевидно одно. Русе Болтон выходил в бой против самого Тайвина Ланнистера. Участвовал в восстании. И после всего этого лорд Дредфорта спокойно возвращается домой, став Хранителем Севера.

    − Теперь, когда все улажено, можно сыграть свадьбу, − слова Сноу вырвали Гору из задумчивости.

    Свадьба… А он, пока выздоравливал и получше знакомился со Сноу, грешным делом, забыл о какой-то там глупой церемонии. Рамси вот нет. И выглядел он сейчас очень довольным. Как кот, добравшийся до сметаны. Свадьба с Сансой Старк… Конечно, так можно и впечатлить холодного безжалостного отца. Вряд ли такой человек как Русе Болтон уважает своего незаконнорожденного сына.

    − Я бы на твоем месте подождал, − сказал Гора.

    − А чего ждать? − Рамси насторожился, лицо его окрасилось подозрением.

    Молодец, не полный идиот. Несмотря на веселые беседы о пытках и совместные развлечения в казематах, не доверяет до конца. Григор оценил. Он и сам никогда не полагался на клятвы пленников.

    − Пока ты станешь Болтоном, − спокойно пояснил Григор. − Если твоему отцу подарили такой громкий титул, то наверняка король также легко признает тебя законорожденным наследником. Или ты хочешь чтобы Санса Старк вышла замуж за Рамси Сноу?

    Интересно, почему известие о гибели Старков вызвало в Григоре такую странную реакцию? Казалось бы, какое ему дело до того, что перебили эту странную в своем благородстве семейку? И вдруг до Горы дошло.

    Санса Старк.

    − Проклятье! Ты прав! На этот раз он не посмеет мной пренебрегать! − воскликнул Рамси, вскакивая с кровати и проливая вино на дорогой плащ.

    Григор немного отодвинулся, а возбужденный Рамси заметался по комнате. Надо же, как его проняло. Ну да, находясь в положении бастарда, Сноу не застрахован от того, что любящий папаша выгонит его из богатого замка на мороз. А тут… Тут такие перспективы, аж дух захватывает!

    − Конечно. К тому же, нужно подготовиться к этой еб*чей свадьбе, − кивнул Гора.

    − Почему это еб*чей? − чуть ли не обиженно спросил Рамси, приостановившись.

    − Идиотские наряды, заботы о том какие пироги подать и как должны выглядеть приглашения… − со скукой в голосе протянул Гора. − Давай назовем ее еб*ной!

    Занять такими делами можно было бы Сансу, но любой идиот удивится, если Григор Клиган внезапно начнет давать указания по поводу начинки для свадебного пирога и обсуждать фасоны наряда для невесты. К тому же… Если Санса узнает о судьбе своих родных, страшно представить что будет. То есть, находись она сейчас в своем привычном теле, ничего убийственного Гора бы не ожидал. Но вот Санса, живущая в громадном теле воина... Причем в ней проявляются его... особые черты. Вроде припадков бешенства. Это уже опасно!

    − А поехали на охоту? − задорно улыбнулся Рамси. − Нахрен все эти скучные приготовления и подобный вздор! Давай развеемся! Сколько обсуждаем, а до сих пор не выезжали!

    − Поехали! − согласился Гора.

    На фоне возникших проблем съездить на охоту − отличная мысль. Нет ничего лучше преследования пленников-Одичалых, когда у тебя впереди свадьба, знакомство со свекром и объяснение с Сансой Старк в твоем теле.

    Стоит ли что-то говорить Рамси? Если он будет неосторожен в своих восторгах, то Санса может что-то заподозрить. Оставить ее в неведение? Вполне разумно, учитывая ситуацию. Что она может предпринять? Переоценив новоприобретенную силу, ринуться на вооруженный отряд, который будет охранять лорда Болтона? Свернуть шею Рамси? Но в итоге ее обезвредят и казнят. Вместе с телом самого Григора.

    И разве дело только в теле?

    − Слушай… − задумчиво сказал Гора.

    Рамси снова распахнул створки и высунулся в окно, с наслаждением вдыхая холодный воздух. Горе пришлось укутаться в шкуру чуть ли не с головой. Тело Сансы Старк почему-то плохо реагировало на холод, хотя казалось бы! Наверное, девочка слишком изнеженная. Это Гора привык купаться в речной воде во время походов. И эту воду никто для него не подогревал.

    − Что? − Сноу повернул голову к Григору.

    − То что ты мне рассказал… Кто об этом знает? Кроме нас двоих.

    − Да никто, − легким тоном ответил Рамси. − Отец всегда говорил, что тайна это то, что знают двое. И важные письма нужно сжигать, чтобы не попали в чужие руки. А мейстер у нас приученный, знает что будет, если откроет хоть одно без разрешения.

    Григор неопределенно хмыкнул. Ну да, наверное, мейстер сразу останется без рук. Чтобы не повадно было хватать чужое. И без глаз, дабы не мог больше прочитать ничего лишнего. Ну и конечно же без языка, ведь мало ли кому он расскажет о том, как Карстарк приглашал лорда Болтона на день рождения старшего сына! Главное, что открыл такое ценное письмо без спроса!

    − А что?

    − Девчонка Старк, − коротко пояснил Гора.

    Рамси призадумался. Судя по выражению лица, он понял к чему Григор клонит. Да, такой опасностью не стоит пренебрегать.

    − И что делать? − спокойно спросил он с мерзковатой улыбочкой на лице.

    Гора прекрасно понял о чем Сноу сейчас подумал. Нет человека − нет проблемы. В любое другое время Григор согласился бы с Рамси. Весьма разумно убрать человека, у которого есть мотив и возможность отомстить. Но речь шла о Сансе Старк. И о настоящем теле Горы. Поэтому…

    − Ну… вряд ли твой отец станет рассказывать за столом о том, что и как происходило, − предположил Григор. − Особенно, увидев… меня здесь.

    Русе Болтон показался ему человеком бессердечным, но разумным. Зачем доводить ценную пленницу, последнюю из рода Старков? Она вполне себе может сигануть из окна, узнав о гибели родных и роли в этом Болтонов. Куда лучше держать ее в тепле и покое, чтобы рожала детей. Дети станут гарантом положения Болтонов. Конечно, лорд Болтон сделает все, чтобы до Сансы Старк не дошли неприятные слухи. Или к тому моменту как они дойдут, девочка будет искренне верить в добрые намерения лорда Болтона, который не раз приезжал в гости в Винтерфелл, когда она была еще ребенком.

    − Да, уверен, что он не станет присваивать себе… подобные заслуги, − очередная выразительная улыбка тронула губы Рамси, который не постеснялся бы признать за собой такой поступок.

    − Тогда остается просто держать ее в неведение, − сказал Гора. − Не исключено, что все вернется на свои места. Зачем держать под боком жену, которая готова тебя убить?

    − Да, да. Она ничего не узнает, − кивнул Рамси, в глазах которого мелькнуло какое-то непонятное чувство.

    Гора кивнул.

    Наверное… Наверное, нужно поговорить с Сансой. Только не о ее семье.

    В конце-концов, какое дерьмо произошло.

    Что-то кольнуло в груди.

    Нет. Так будет лучше для нее самой.
     
    slava220272, D'arja, starina7 и 2 другим нравится это.
  18. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 10. Я уснула в густом тумане. На краю совершенного мира

    Санса залпом осушила кубок вина и утерла влажный рот кулаком. Что хорошо в теле Горы, так это то, что никто не лезет в твои дела! Желаешь выпить − спокойно идешь в погреб, берешь любой бочонок и тащишь к себе в спальню. Желаешь потренироваться − выходишь на площадку и сколько угодно размахиваешь мечом. Вот бы ей Арья сейчас позавидовала! Она постоянно удирала из под присмотра септы Мордейн, а потом ее долго и безуспешно отчитывали и леди-матушка, и сама септа. Не помогало. Арья вздыхала, кивала, а через несколько дней снова бежала туда, где упражнялись старшие братья. Санса считала, что это безумие. Зачем нужна эта грязная площадка, где тебя до синяков лупцуют тренировочными мечами, когда можно сидеть в теплых покоях, запивать лимонные пирожки молоком, вышивать и неспешно беседовать с подругами? Но, оказавшись в теле Горы, она поняла в чем тут дело. Пускай на улице холодно, ветрено, а пропустив удар мечом ты заработаешь синяк, зато никто не посмеет дать тебе пощечину безнаказанно. Никогда тебя не разденут перед толпой придворных, не заставят отвечать на оскорбления, делая вид, что тебя ничто не задевает. Оружие это сила. Также как могучее тело. Ведь в теле Скачущей Горы ее действительно боялись! Санса видела, как уважительно расступаются воины из болтоновских отрядов. Как ее провожают внимательными взглядом часовые на стене. Она слышала шепотки стражей и замечала страх в глазах у слуг. Служанки шарахались от нее, прижимаясь к стене. Боялись, что почетный гость сотворит с ними нечто ужасное. Глупенькие!

    Санса могла сделать в теле Горы почти все что пожелает. Не только на правах сильного, но и на правах почетного гостя. Договоренность со Сноу работала. Он сделал ее телохранителем ʺСансы Старкʺ, позволил тренировки с "ней". Казалось бы, все шло замечательно. Одна лишь беда. Зачем нужно было хитрить и устраивать встречи наедине с Горой, когда Гора плевать на нее хотел?

    Санса наполнила кубок вновь и горестно хлебнула вина, жалея себя. Какой же дурой она была. И ведь не скажешь, что Григор Клиган ее не предупреждал. Сам же гнал ее отсюда. Она осталась. Ради чего? В мрачных стенах Дредфорта ей было неуютно. Здесь все было пропитано страхом. Едким, удушливым страхом. Рамси Сноу теперь знал ее секрет и в бесцветных пугающих глазах она замечала странную задумчивость. Если хозяин замка пожелает, то отправит ее в застенки. Но пока что Сноу ничего такого не делал. Видимо на него влиял Гора. Гора не хотел, чтобы с его телом что-то произошло. Пока Григор мечтает вернуть все на свои места, можно считать, что все они в безопасности.

    Сноу привязан к Горе.

    Не очень приятная мысль. Может Григор и не замечает, а вот Санса, как и все безответно влюбленные, очень даже замечала. Она жила при дворе. Приехала туда наивной и невинной девочкой, но постепенно иллюзии развеивались. Она видела многое. Просто не желала верить в то, что жизнь настолько отличается от красивых баллад. Не хотела понимать и принимать. Пришлось. Как хорошо, что Григор избавил ее от иллюзий. Теперь она понимала, что кроется за этими хищными взглядами Сноу. Не на нее он так смотрел. На Григора.

    Что больше всего убивало Сансу? То, что Гора сам общался с этим мясником. Гулял по замку, беспечно прохаживался по внутренней стене, охотно выезжал на длительные прогулки в лес. Сноу сопровождал Григора почти постоянно! Вился вокруг Григора, пристав как репей! Сансе же оставались тренировки наедине. Но этого было мало! Почему же Гора так хорошо общался с Рамси Сноу?! Неужели все дело в том, что их объединяли общие интересы? Вместе они спускались в пыточные казематы, куда Санса не отваживалась за ними следовать. Она не знала, что там происходит. Сноу возвращался оттуда окрыленный и безоблачно счастливый, а Гора непроницаемо спокойный. Неужто совместные пытки доставляли им такое удовольствие? Или происходило что-то и кроме этого? В глубине души Санса понимала, что быть такого не может. Ну не может, и все! Не подпустил бы Гора к себе мужчину. С одной стороны это было хорошо. То есть, представить, что Рамси Сноу трогает Григора… От одной только мысли хотелось проломить этому уродливому бастарду башку кулаком. С другой стороны…

    Григор ее не хочет. И никогда не захочет.

    Санса невесело засмеялась. Вот тебе и наука непорочности. Как все было просто, когда она сама была невинной девой. Никаких неправильных мыслей. У нее не возникало порочных желаний. Разве что почувствовать нежный поцелуй прекрасного принца. А сейчас ее новое тело, явно привыкшее к… плотских утехам, во всю требовало чего-то. Точнее не чего-то, а кого-то. Не абы кого, а вполне конкретного человека. И от всего этого Санса начинала сходить с ума.

    Стук в дверь. Она рыкнула что-то неразборчивое. Если какая-то служанка хочет убраться в покоях, лучше ей не лезть. Мало ли что… В последнее время она боялась самой себя. Так-то Санса не совсем представляла что и как, но подозревала, что если дойдет до дела, тело будет знать. И в таком состоянии она может причинить кому-то вред. Может Гора был прав. Нужно с кем-то расслабиться и все пройдет. А еще лучше уехать отсюда, несмотря на обещание, данное Сноу. Наверняка он не станет ее задерживать. Наверняка он будет счастлив, если Гора никогда не вернется в свое тело.

    В дверь снова заколотили.

    − У меня уже есть сраное вино! − рыкнула Санса, распахивая дверь. − Так что вали-ка ты отсюда на…

    Она резко замолчала и даже невольно прикрыла рот ладонью, увидев на пороге… Гору, который с легким любопытством ее разглядывал.

    − Ой, − неловко сказала она, − А я тут… угощаюсь. Хочешь?

    Вроде бы Григор Клиган не тот человек, который жутко оскорбиться после того как на него наорали. Но нехорошо вышло. Почему она постоянно так злиться? Раньше ей легко удавалось соблюдать правила этикета и держаться любезно с каждым. Сейчас Санса едва сдерживалась от того, чтобы не прибить за неверное слово, за малейшее промедление. Неужели прежде от подобного поведения ее удерживала лишь физическая слабость? Или сейчас она просто дала себе волю?

    − Да, − Гора улыбнулся, проходя в комнату.

    Санса захлопнула за ним дверь и на мгновение почувствовала ликование. Попался! Поймав себя на странной мысли, она изумилась. Нельзя же так думать! Гора зашел в гости, они выпьют вина. Ничего такого в этом нет. Но оказаться с ним наедине спальни, было как-то удивительно, волнующе. Дрожащими руками она начала разливать вино по кубкам. Григор забрался в кресло. Подол платья приподнялся, обнажив тонкие щиколотки. Кровь прилила к лицу Сансы. И не только к лицу. Она зажмурилась, думая о ледяной громаде Стены, об Иных, о пике с насаженной на нее головой отца…

    − Держи, − сказала она, протянув Горе кубок и резко опустилась в кресло напротив.

    Оно жалобно заскрипело, но выдержало. И славно. Было бы обидно обрушиться под ноги объекту своих чувств, пролив на себя вино. Григор итак-то не воспринимал ее всерьез.

    − Спасибо, − кивнул Григор.

    Сделал глоток вина и непроизвольно облизал влажные губы. Розовый язычок скользнул наружу и Санса скрипнула зубами, подавив желание сгрести его в объятия и терзать этот сочный ротик, пока Гора не ответит ей с таким же пылом.

    − А что ты вдруг решила зайти? − отвлекаясь от мечтаний спросила она. − Сноу же без тебя теперь никуда.

    Хорошо, что Григор не проявил особой радости при упоминании своего приятеля. Или Санса убила бы эту жирную скотину голыми руками!

    − О. Он к охоте готовится, − небрежно сказал Григор. − Мы завтра выезжаем. А к тебе зашл...а, потому что мы уже давно нормально не общались. Все какие-то дела… − он вздохнул.

    Санса ошарашенно посмотрела на Гору. Вот так новость! Григор прежде не проявлял особого желания с ней поболтать. Точнее, он с ней разговаривал, конечно. Подтрунивал, высмеивал, жизни учил. Но Санса не подозревала, что Горе нравится с ней общаться.

    − Да, дела, − кивнула она.

    В прежние времена, еще до поездки на Юг, она бы мило хихикнула и сказала, что польщена. А будучи влюбленной в Джоффри, Санса открыто удивлялась, когда прекрасный принц уделял ей внимание. У нее было множество поклонников на Севере, но ухаживания Джоффри казались чем-то невероятным. Он же… Как оказалось, он ни во что ее не ставил. Даже высмеивал ее искренность потом. Называл привязчивым щенком. Поэтому Санса удержалась от того, чтобы удивленно переспросить Гору, правда ли он хочет с ней общаться. Неужто решил уделить ей пару минут между пыточным туром и выездом на охоту в обществе * чудак *а-Сноу?

    − А еще я хотела… извиниться, − Гора сделал глоток вина и посмотрел на нее с какой-то неловкостью.

    − Извиниться? − шокировано переспросила Санса. − Это еще за что?

    Неужели он вытворил что-то такое, за что нужно извиняться? Например… трахнулся с этим ублюдком. Да за такое она свернет толстую шею бастарда! А еще лучше, переломает руки и ноги, порежет лицо и швырнет на съедение его любимым сучкам!

    − Тот наш разговор, − Григор замялся. − Ну когда я тебе предложила… женщину найти.

    Санса замерла. И вот что хуже? Можно не ревновать и не терзаться при мысли о Сноу. Но начинать эту тему… Лицо ее застыло. Она выпрямилась, поджала губы и внимательно посмотрела на Гору.

    − Извинения приняты, − Санса надеялась, что тема исчерпана.

    Не хотелось, чтобы беседа зашла не туда и Григор узнал правду. Казалось бы, стыдиться нечего. Он ведь и тогда перевел все в плоскость плотских желаний. Такой как Гора и не поймет, что дело не в этом. Или не совсем в этом. Санса окинула собственное тело жадным взглядом, изучая все то, чему не придавала значения, когда не была мужчиной. Ну да, тогда, разглядывая отражение в зеркале, Санса как-то не думала о том, какими будут на вкус ее губы, уместятся ли ладные грудки в ладонях и что она будет ощущать, оказавшись внутри этого тела.

    − Слушай… − Гора неловко заерзал и Санса испугалась, что пялилась слишком пристально, напугала и теперь от нее удерут.

    Нужно было дверь запереть.

    − Я просто хочу знать, что у тебя все с ЭТИМ в порядке, − продолжил он.

    − Что значит в порядке? − деревянным голосом спросила Санса. − Я уже сказал, что не хочу никаких шлюх.

    Трудно поверить, что она обсуждает такое. Но это происходит. Здесь и сейчас. Как ни смешно, ей почти не стыдно.

    − Хм… Понимаешь ли, я свое тело знаю хорошо, − пожал плечами Гора.

    − И что из этого следует?

    − Если ты будешь продолжать терпеть… Что-нибудь произойдет, − пояснил Григор. − Ты ведь чувствуешь злость? Желание прибить за любую мелочь?

    Санса осторожно кивнула. Да, она давно не была в таком бешенстве. Причем эта ярость никуда не уходила. На тренировочной площадке она покалечила не одного воина. Многие ведь хотели попробовать на что способен почетный гость Рамси Сноу. Санса не льстила себе. Она была уверена, что опытный боец одержал бы над ней победу, ведь она не так хорошо владела мечом. Но пока грубой силы, злобы и кое-каких навыков хватало. Желающих сразиться резко поубавилось.

    − Рано или поздно это выльется во вспышку. И неизвестно кто окажется под рукой, − просто сказал Гора.

    − Например, кто-то вроде Пса? − невольно переспросила Санса.

    Теперь замер уже Григор. Меткий удар, точно в цель.

    − Например,кто-то вроде Пса, − без выражения повторил он.

    Они уставились друг другу в глаза. Припадки ярости… Она часто чувствовала как что-то сдавливает голову изнутри. Выплеснуть гнев… Отчасти помогали тренировки. Но полного просветления не было. Всякий раз как Санса видела Сноу, который чуть ли не в обнимку с Григором ходил… Пелена застилала глаза… И однажды…

    − Я понимаю, − таким же невыразительным тоном откликнулась она, зябко обхватывая свои плечи.

    Иногда Гора выходит из себя и происходят страшные вещи. Если она сотворит что-то со Сноу, то жалеть об этом уж точно не будет. Но вдруг под рукой окажется сам Григор? Как она будет жить, зная, что изувечила его? Санса залпом осушила чашу вина и налила себе еще.

    − К тому же…

    Санса вскинула голову. Ей показалось, что Гора собирается озвучить какую-нибудь неприятную новость. В Красном Замке о нее ежедневно вытирали ноги. Жизнь в Дредфорте нельзя было назвать счастливой, но здесь она была в относительной безопасности. Никто ее не унижал. Она могла ходить куда захочет и делать все, что хочет. Хотя, окажись Санса здесь в своем настоящем теле, Сноу быстро бы показал ей, кто хозяин. Не стал бы так церемониться и обхаживать как Григора.

    − Григор, проклятье, говори! − вспылила она. − Хочешь сказать что-то неприятное, озвучь это сразу!

    Гора невольно усмехнулся, подумав о чем-то своем.

    − Русе Болтон возвращается. Когда он вернется, будет свадьба.

    Перед глазами Сансы потемнело. Свадьба. До сих пор она верила в то, что Григор знает, что делает. Сидя в темнице, он уверял, что Сноу не посмеет его пытать, калечить. Просто попытается запугать. Так и произошло. Потом Григор убедил ее, что договоренность со Сноу обезопасит их всех. Да, ублюдок позволил Сансе бродить по замку и делать все, что в голову взбредет. Той же свободой пользовался и Немой. А Гора почти постоянно находился при бастарде, но явно от этого не страдал.

    Но свадьба?

    − Нет! − она облизнула пересохшие губы. − Григор, ты не можешь этого сделать! Просто не можешь!

    Гора недоуменно посмотрел на нее.

    − Мы же все обсудили, − сказал он. − Это фиктивный брак. Что-то в будущем наверняка изменится. Для нас всех, − помедлив, добавил он.

    − Этот брак не будет фиктивным!!! − выходя из себя заорала Санса и подавшись вперед, схватила Гору за плечи. − Глаза раскрой, мать твою! Неужели ты не замечаешь, как он на тебя пялится?

    Гора ошарашенно притих и не сопротивлялся, пока Санса трясла его за плечи. Хотелось заставить его услышать, понять! Сноу может и изображает из себя славного друга сейчас, но вот дойдет до свадьбы и… Да страшно подумать что там этот чокнутый псих может сотворить!

    − Да о чем ты? − недоуменно спросил Григор.

    Санса подавила порыв ярости, да и желание дать Горе легкую затрещину. К тому же, в ее случае пощечина легкой уж точно не будет.

    − Втрескался он в тебя! − прорычала она, сжимая плечи Григора. − Ходит, таращится. Выделывается перед тобой как кретин. Ты что ослеп совсем?!

    − Но я же… Я… − беспомощно проговорил Гора, хлопая длинными ресницами. − Я ведь не девчонка.

    − Не девчонка? − Санса расхохоталась, пугающе приближаясь к истерике. − А это что?

    Она грубо скользнула ладонями по телу, которое оказалось у нее под руками. Нащупала груди и с силой сжала. Огладила бока и спустилась к бедрам, сдавливая их.

    − Да даже мне плевать кто ты, когда я это вижу! А уж ему подавно, если знать, что он с Грейджоем творил!

    Забавно, но ей было приятно видеть растерянность на побледневшем лице Горы.

    − Скорее я сама трахну это тело, чем он до него дотронется, − угрожающе заявила Санса, притягивая к себе Григора и впиваясь в желанные губы грубым поцелуем.

    Жалобно затрещала рубаха, которую Санса разорвала, срывая со своей жертвы одежду.
     
    super, slava220272, D'arja и 3 другим нравится это.
  19. Gerda

    Gerda Ленный рыцарь

    Глава 11. Я итак давно уже пала. Я уснула, выключив солнце...

    Рамси всегда любил подготовку к охоте. Предвкушение пьянило почище хорошего вина. Все начиналось с приказов. Конюхи знали, что кони должны быть накормлены, вычищены, оседланы. Если тебе предстоит долгая развлекательная прогулка по лесу, нужно быть уверенным в том, что животное под тобой сыто и здорово. Было бы неприятно упасть с недовольного коня и переломать себе ноги. Или обнаружить, что скакун хромает, когда резвоногая жертва вихрем несется сквозь пролесок, надеясь выжить. Правила Рамси были очень простыми − фора в полчаса, а потом за убегающей добычей пускались в погоню сучки. Обычно их предусмотрительно морили голодом по несколько суток, отчего те становились только злее. Яростно накидывались на добычу стаей и раздирали в клочья на глазах у улюлюкающей свиты. В такие моменты обычно делали ставки − как быстро жертва умрет, сможет ли убить хоть одну собаку, что будет обещать в обмен на свою жизнь. В зависимости от настроения Рамси менял сценарий. Бывало, брал в лес несколько жертв. А иногда не позволял собакам их убивать, справляясь своими силами.

    Рамси было ничего не жалко для своих зубастых любимиц. Он испытывал странное удовольствие, когда свирепые твари, которые перегрызали глотки по приказу, ластились к нему. Терпели пинки и болезненные удары хлыста, когда у Рамси не было настроения. Забирались к нему в кровать и оставались на ночь, согревая своим теплом. Они были умными, понимали все, как люди, и не предавали. Они были верны исключительно Рамси. Забавно они отреагировали на Гору… На настоящего Гору. На других гостей рычали, кусались, если Рамси не отзывал. Все боялись сучек, а Григор смотрел на свору с холодным любопытством, и жестокие твари, рыча издалека, опасались подходить к нему ближе. Они даже начали скулить, когда Гора оттуда уходил. Очень странная реакция. Но и Горы был необычным человеком. Крайне необычным.

    Распорядившись по поводу лошадей и собак, Рамси отправился на кухню, где суетились повара. Он нередко заглядывал туда. Рамси ведь рос на мельнице, был единственным сыном мельничихи. Поэтому ему пришлось таскать на себе ведра с водой, крутить жернова, молотя зерно, замешивать тесто. Когда немного подрос, матушка научила и выпекать хлеба, пироги. После того, как Рамси попал в замок к отцу, он полюбил наблюдать за кухонной работой. Старые привычки крепки. Рамси уютно чувствовал себя в жарком помещении со множеством пылающих очагов. Стук ножей, разговоры поваров и слуг, аппетитные запахи жареного мяса, выпечки и десертов. От одних только ароматов во рту скапливалась слюна! О, Рамси всегда любил вкусно поесть. Правда, на нем сказывалась любовь к жирной дичи, пирожкам с начинкой и прочим вкусностям. Но сын благородного лорда Болтона мог выглядеть как угодно. Тем более, сын новоиспеченного Хранителя Севера! Все равно его ждет свадьба с красоткой! Если так можно сказать о Горе…

    − Больше крема, − приказал Рамси, подходя к человеку, который занимался сладкими пирожками.

    В отсутствии отца на кухне нередко менялись люди. Если Рамси не нравилось то или иное блюдо, он за это наказывал. Обычно лишал нерадивого повара нескольких пальцев на руке и предлагал лучше стараться. Но лучше стараться с тремя пальцами вместо пяти было затруднительно. В итоге такой недотепа заканчивал в застенках. Впрочем, разве это было проблемой Рамси? Еще на мельнице он привык к хорошей, пускай и простой еде. Распробовав тонкие кушанья для знати, Рамси требовал, чтобы ему подавали только самое лучшее. Сами виноваты, если отлынивают!

    − Да, господин, − подрагивая, ответил повар, потупив взор.

    Рамси несколько мгновений изучал его. Стоит ли сейчас немного развлечься, запугивая челядь? Взвесив все за и против, Рамси решил, что не стоит.

    − Старайтесь, старайтесь, − покровительственно сказал он. − В этот раз на охоту едет леди Старк. Если она останется недовольна вашей едой… Я бы не хотел быть на вашем месте.

    Все должно быть идеально. Чтобы… она была довольна. Рамси уже немного запутался и не знал, как ему правильно думать о Григоре. С одной стороны, это Гора, о чем он прекрасно помнил, когда они развлекались в застенках и планировали интересные игры. С другой стороны, как-то сложно называть свою невесту Григором. Было в этом что-то очень странное. Вот с Грейджоем не было ничего подобного − Рамси трахнул его, чтобы опустить, окончательно поставить на колени и сломать. А потом… Потом почему бы и нет? Грейджой был гордым, и было довольно любопытно раз за разом опрокидывать его на спину и иметь в разные места. Но вот тут… Тут Рамси и сам не был уверен в том, что происходит. Хотя кое-что он точно понял для себя.

    Ему не хотелось, чтобы Гора вернулся в прежнее тело и рядом оказалась настоящая Санса Старк. Красивое тело, в котором ходил Григор… Оно было второстепенно. То есть, конечно, здорово, когда у тебя самая прекрасная и знатная леди. Это доказывает, что ты добился многого, не смотря на происхожедние. Но в то же время Рамси отлично знал, что любое прелестное тело можно изуродовать до неузнаваемости. Можно превратить идеальное лицо в маску ужаса. Хотя Рамси и предпочитал оставлять тех жертв, которых трахал, красивыми. В общем, физическая оболочка Горы была не так важна. А вот то, что став… женой, Григор не уедет в один прекрасный день… Вот это Рамси очень даже волновало.

    Они ведь так здорово ладили! Григор не был надменным * чудак *ом, несмотря на то, что его помазал сам Рейегар Таргариен. Обычно ведь рыцари − те еще спесивые засранцы! Даже обычные воины, которым повезло родиться в законном браке, или мелкие дворяне, пятые сыновья, даже они кривили нос и строили из себя благородных господ. Но не Гора. Гора… Он был легким. Относился к людям так, как они того заслуживали. Рамси сам видел, как Григор обращается со своим слугой. Он рассказывал о Немом. Один из лучших фехтовальщиков, человек, который спокойно вел себя на пороге мученической смерти. Это было достойно уважения. В то же время, Гора спокойно переходил к жестокости, когда считал нужным. И Рамси уважал это. Прия тели (которые шпионили в пользу отца) либо ударялись в зверство и не видели всех граней пыточного искусства, либо угодливо подхихикивали, соревнуясь в безжалостности. Гора был действительно мастером дела.

    − Ленокс, − не забудь проверить стрелы и копья, − сказал Рамси, заходя к оружейнику.

    Пожалуй, это был один из немногих людей в Дредфорте, которых Рамси действительно уважал. Он был погружен в мир мечей и шлемов, щитов и топоров, копий и рапир. Угрюмый, невысокий, но мощный, он дневал и ночевал в кузне. На Рамси он взглянул досадливо, словно тот отвлекал от важной работы. Коротко кивнул и продолжил свое дело.

    Рамси же… Рамси решил заглянуть к Горе. Предложить ему вместе выбрать жертв для забавы. Обычно он отбирал их сам, но тут такое дело… Ему, правда, хотелось, чтобы Григору понравилось. Как горячо влюбленный беспокоится о том, чтобы девушка оценила изящный браслет или посвященную ей песню, так Рамси желал чтобы его гость проникся охотой на Одичалых.

    Он мог бы заставить Гору остаться. В случае чего, мог бы. Но Рамси желал другого. Чтобы Григор САМ захотел остаться.

    По пути к покоям Горы Рамси столкнулся с Сансой Старк, которая вынырнула из ближайшего коридора. Кажется, она тоже собиралась зайти в гости. Торопилась так, что даже не заметила Рамси, пока тот ее не окликнул. Тогда резко остановилась и развернулась. Вид у нее был взъерошенный и какой-то ненормальный.

    − ЧТО? − рыкнула она и громкое эхо разнеслось по коридору.

    Глаза ярко сверкали на белом как молоко лице. Рамси даже немного напрягся, он ведь в одиночестве шел к Горе. Не предполагал, что в коридорах собственного замка нужно кого-то опасаться.

    − Я говорю, в гости к леди Старк собрались? − Рамси мастерски скрыл беспокойство за приветливостью.

    Он уже слышал от других воинов, что Гора лютует на тренировочной площадке. Одному стражу руки вывихнул, другого отделал тренировочным мечом так, что ребра переломал, третьего вообще со стены сбросил. Как-то странно. В теле Григора живет милая кроткая девица, но почему-то она набрасывается на людей, срывается на слуг и даже кажется опасной. Нет, если бы Григор сам так себя вел, Рамси бы не удивился. Слуг полно, как навозных мух, одним больше, другим меньше. Подобное поведение в исполнение настоящей леди Старк − совсем другое дело. Надо с Горой поговорить. Наверняка он знает, что происходит.

    − НЕТ! − блеснула безумными глазами Санса Старк. − Просто мимо проходил… милорд. А Вы?

    Рамси тут же показалось, что она врет. Интересно, почему? Что там вообще стряслось? Пожалуй, нужно уделить внимание этому дельцу. Все-таки отец скоро возвращается. Он любит, когда вокруг порядок и покой. Мирные земли, тихие люди. Если по замку будет бегать бешеный Григор Клиган, ломая людям конечности, отец, чего доброго, выгонит его из владений. И это в лучшем случае. Хотя… Это замечательная идея!

    − Да вот, собирался обсудить предстоящую охоту, − улыбнулся Рамси. − Вы с нами, сир Клиган?

    Никто не посмел бы упрекнуть его в неприветливости. До поры до времени Рамси был очень гостеприимным.

    − Вряд ли, − отрицательно качнула головой Санса Старк, смерив его тяжелым взглядом.

    − И правильно. Вам вряд ли понравится, − кивнул Рамси.

    Вот так-так… Ему ведь не показалось, что в глазах девицы полыхает ненависть? Неужели проведала о смерти близких и роли в этом отца? Да нет, как бы она узнала о таком? Рамси никому, кроме Григора, не говорил. Но то, как Санса Старк на него смотрела… Убить хотела, не меньше. Он такие взгляды легко распознавал. Многие жертвы в застенках так глядели и угрозами еще сыпали, пока Рамси не выбивал из них всю дерзость.

    − Принеси вино и фрукты в покои леди Старк, − приказал он, увидев проходившего мимо слугу. − Еще увидимся, милорд, − Рамси с трудом заставил себя повернуться к новой Сансе спиной.


    ***​

    Гора поморщился, вытягиваясь на кровати. Тело болело так, словно он несколько суток не вылезал из седла. Разламывалась спина, тянуло поясницу, но хуже всего чувствовалось внутри. Немой сочувственно суетился вокруг. Он подложил под спину Григора подушку, принес для него грелку и снабдил большим запасом вина. От макового молока Гора отказался. Он знавал и худшие боли. Правда, не подозревал, что ему выдастся прочувствовать ТАКОЕ, но как оказалось…

    Служанок Григор не подпустил к себе. Плевать на приличия. Рамси прекрасно знает о том, что Немой сопровождал его всю жизнь. Чтобы какие-то глупые курицы толклись у его постели… К тому же эти бабы могут понять, ЧТО произошло и тогда по Дредфорту разлетятся сплетни.

    − Я до сих пор не могу поверить, − Гора глубоко вздохнул, глуша вино, как воду. − Немой, меня… поимело собственное тело. Как к этому относиться?

    Он сокрушенно покачал головой. Пугаться Гора не привык. Еще с детства преодолевал внутренний страх, пока не искоренил его начисто. Смерть Григора никогда не страшила. Лишь бы была быстрой и достойной! Воинской! Какая же радость медленно и мучительно помирать от ранения в живот? На такой случай Гора приказал Немому добивать его сразу же. Страдать из-за неизлечимой болезни тоже ничего хорошего. Нечем гордиться. От старости же умирают только слабаки и слюнтяи! Боль… Гора почти всю жизнь провел с болью. Боль от ранений, неудобства, сопряженные с походной жизнью. Да и БЕЛАЯ ТВАРЬ, что терзала его голову ослепительным светом, заставляя выть и кататься в агонии, опасаясь, что она выжжет глаза…

    ЭТО было не так больно. Точнее, было больно, конечно. Не то чтобы Григор привык сильно церемониться с женщинами, но кое-что уж понимал. Например, что вот так просто не всунешь. Можно попытаться, но результат вряд ли будет таким, на какой рассчитывал. Особенно учитывая размеры. Он представить себе не мог, что сам такое испытает. Не сказать, что он умирал от омерзения в тот момент, нет. Странно, но отвращения не было. А вот когда дошло до дела…

    − Просто ужас. Как будто меня наизнанку вывернули и обратно… − описал впечатления Гора.

    Немому рассказать о случившемся пришлось. Ведь Григору было действительно плохо. Конечно, стыдно такое озвучивать другому мужчине. Почему с ним вообще такое произошло? Григор никогда никого не опасался. Жил с твердой уверенностью, что на правах сильного может делать что угодно. После случившегося Гору потрясла мысль, что с ним тоже могут сделать кое-что. Не то чтобы он верил в свою неуязвимость на поле боя, однако, это совсем другое!

    Немой озабоченно кивнул. Он явно беспокоился. Хотел облегчить страдания Горы. Не понимал, что НА САМОМ ДЕЛЕ терзает Григора. Не внутренняя боль. Не унижение из-за того, что мужское тело отымело. Нет, больше всего Григора мучила мысль, что он лишился чувства безопасности. Не трусил, нет! Он бы убил первого, кто сказал, что струсил! Но… Появилось опасение, которого раньше в нем не было. И Григору было за это очень СТЫДНО.

    − Она сказала, что Сноу на меня пялится, − шепнул Гора, словно опасался сказать это громко, превратив в реальность. − Словно втрескался. Немой, скажи… ведь это не так?

    То, что девчонка рехнулась на почве воздержания и ревности… Это он понял. Будучи хозяином своего тела, Григор понимал, что это была вспышка, умопомрачение. Нужно было вести себя осторожней! Не приходить и не провоцировать. Но ведь Григор был уверен, что его телу нужно просто потрахаться! Вот оно и потрахалось. За его счет. Какой позор! И в тот момент не было смысла что-то говорить, она бы не услышала. И вырваться Григор при всем желании не смог бы. Неужели виноват он? Но он не просил об этом! Не нужна была ему влюбленность и озабоченные порывы девчонки Старк!

    Немой, тем временем, красноречиво повел бровью и поджал губы. Он явно соглашался с мнением Сансы Старк. Глаза Григора расширились в испуге. Если бы сторонний наблюдатель, который не знал правду, увидел рыжую голубоглазую красавицу в этот момент, то решил бы, что она кокетничает, показывая притворный испуг и отнекиваясь от утомивших ее поклонников.

    − Нет! Ты наверняка ошибаешься. Что за чушь? − голос Горы прозвучал неожиданно громко и тонко.

    Немой пожал плечами. Мол, как скажешь. Но хочешь признавать или нет, а это так. Григор обессиленно уронил голову на подушки. А ведь Сноу казался ему нормальным! Более-менее. И что вообще значит втюрился, когда речь идет о таком, как Рамси? Да нет, они просто хорошо ладят! Интересы общие, договоренность взаимовыгодная… Не больше!

    Стук в дверь. Гора подскочил на кровати и пролил на себя вино, затравленно посмотрев на Немого. В таком состоянии он не хотел показываться людям. Хреново было во всех смыслах. Просто раньше все было так понятно и очевидно, а сейчас… Сейчас Гора даже не знал, что обо всем этом думать.

    − А я зашел по поводу охоты, − Рамси появился в комнате и тут же заполнил ее своим присутствием. − Распорядился насчет еды и прочего. Но пленники… − в процессе разговора, он изучал Гору, а потом светлые глаза удивленно расширились. − Что случилось? Ты заболела? − встревоженно спросил он.

    − Не поверишь, женское недомогание, − скривил губы Гора. − Но не волнуйся. Полежу немного и буду как новенькая.

    После пугающих слов Сансы, которая явно просто взбесилась на почве ревности, а также наблюдений Немого, не знавшего, что говорит, Григор немного напрягся, увидев Рамси. Вроде бы, тот не проявлял ничего неположенного. Не пытался трогать. Но…

    − О! Так давай я пришлю мейстера. У него есть снадобья на все случаи, − предложил Рамси, садясь на край кровати.

    Гора взвесил предложение и счел его разумным. Дал бы еще мейстер что-нибудь такое, после чего происшедшее забылось. А ведь ему предстоит встреча с Сансой. И что он должен ей сказать после случившегося? Таких безумных вспышек у него не было давно. После случая с Псом и ряда подобных… Григор научился как-то отслеживать симптомы, чтобы не дошло до крайности. Конечно, Санса не могла с этим справиться.

    − Давай, − согласился Григор.

    В комнате появился слуга, который принес кувшин с подогретым вином и блюдо с нарезанными фруктами. Гора задумчиво взял бокал из рук Рамси. Предусмотрительно так. Заботливо. Интересно…

    − Слушай, я тут кое-что видел, − сказал Рамси, медленно жуя ломтик груши и запивая вином.

    Сердце Горы ушло в пятки. Новое ощущение. Не сказать, что приятное. Но он вопросительно посмотрел на Рамси.

    − С Сансой Старк столкнулся по дороге к тебе. И вид у нее был…

    − Какой? − напряженно спросил Григор.

    − Я бы сказал безумный. Я даже…

    Рамси осекся и продолжил поглощать фрукты. Григор жадно хлебнул вина. Санса к нему шла, не иначе. Интересно, зачем. Точнее, понятно зачем. Зная девчонку Старк… Наверняка у нее там угрызения совести, чувство вины. Хотя если смешать это с реакциями тела, выйдет что-то причудливое. Стоит ли наедине с ней видеться после такого?

    − А что она говорила и делала?

    − Да ничего особого. Явно соврала, что шла не к тебе. Отказалась ехать с нами на охоту, − пожал плечами Рамси. − Смотрела на меня так, словно я ее братьев младших освежевал, − он хохотнул, предлагая Григору разделить на двоих двусмысленную шутку. − Ты не знаешь, часом, что это с ней? И откуда такая реакция?

    Григор задумчиво посмотрел на Сноу. Рассказать ему правду? Ни за что. Если он узнает о происшедшем… О том, что можно безнаказанно так поступить… Нет, это должно оставаться в тайне. К тому же, Рамси может тут же приказать четвертовать Сансу Старк. Не заинтересовавшись объяснением в виде неконтролируемой вспышки гнева.

    − От ревности, видимо, − Григор усмехнулся, отхлебнув из кубка.

    − От ревности? − поразился Сноу. − С чего вдруг?

    − Да понимаешь, девица-то романтичная. Привязалась ко мне, − небрежно пожал плечами Гора. − К тому же… женщин давно не было, сам понимаешь. Ну вот она и вбила себе в голову, что ты в меня… втрескался и теперь бесится.

    Последнее Григор озвучивал, внимательно наблюдая за реакцией Сноу. Который не выдал ничего конкретного. Гора не понял, хорошо это или плохо. Ни возмущения, ни смеха. Рамси даже притих на несколько секунд.

    − Может… нужно прислать ей пару шлюх? − наконец спросил он, глядя на Гору.

    − Попробуй, − Григор усмехнулся. − Я попытался предложить, и леди Старк послала меня на хер.

    − С ума сойти… − протянул Рамси. − Мне говорили, что она ноги руки людям на площадке ломает и на слуг срывается… Это вообще что?

    − Видимо, мое тело, − Гора неопределенно развел руками.

    − А может ее того..? − негромко спросил Рамси. − Отослать куда-нибудь? − быстро добавил он. − Не хотелось бы, чтобы она меня со стены скинула, приревновав.

    − Давай начнем с шлюх.

    Гора покачал головой. День назад они с Рамси придумали отличный план, как держать Сансу в неведении по поводу смерти родных. Интересно, а что на этот раз может пойти не так?
     
    super, slava220272, D'arja и 3 другим нравится это.
  20. D'arja

    D'arja Спящий

    шикарное продолжение!:thumbsup: ждём дальнейшего развития событий!:meow:
     
    Миар и Gerda нравится это.