Джен Фанфик: Самый преданный знаменосец

Ассиди

Присяжный рыцарь
Название: Самый преданный знаменосец
Фандом: сага
Автор: Ассиди
Бета: Myowlet
Категория: джен
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Станнис Баратеон, Роберт Баратеон, Ренли Баратеон, мейстер Крессен
Рейтинг: G
Жанр: флафф, пропущенная сцена
Краткое содержание: Роберт приехал в Штормовой Предел созывать знамена. Ренли доволен, а вот Станнис не очень.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину.
Статус: закончен

Когда прилетел ворон от Роберта, мейстер Крессен занимался с Ренли. Мальчик, угнездившись у него на коленях, пытался читать главу из книги о правлении Таргариенов. По этой книге учились читать Роберт и Станнис, а теперь и Ренли. Много картинок, много драконов — что еще надо маленьким мальчикам? Ренли, как и Роберт в его возрасте, долго не мог усидеть на месте, поминутно вскакивал, пытался махать руками, изображая дракона, бегал по комнате, угрожая устроить обвал горе книг и полкам со склянками. Но стоило взять его на колени — и он мог просидеть чуть ли не целый час, а иногда так и засыпал.

Увидев ворона, Ренли тут же радостно потянулся к нему руками и закричал:

— Ворон, привет! Ты от Роберта, да?

Ворон не удостоил Ренли ответом, сел край стола и громко каркнул. Ни мейстер, ни Ренли еще не успели увидеть, что же за печать на письме, привязанном к ноге птицы, но оба сразу догадались, что это от Роберта. Давно ждали от него вестей, давно в воздухе висело тревожное напряжение, и вот, наконец, все могло разрешиться.

Мейстер Крессен снял Ренли со своих колен и посадил на высокий стульчик, стоящий рядом. Отвязал письмо от ноги ворона, покрутил в руках, но печать вскрывать не стал. Ренли тут же встал ногами на стул, все его лицо выражало нетерпение.

— Я пойду Станниса позову! Он такой злой ходит, а прочитает письмо от Роберта — и обрадуется, да?

Мейстер Крессен очень сомневался, что Станнис обрадуется. А в том, что Ренли стоит бежать за братом, сомневался еще больше. Если малыш не полетит кувырком со ступенек и сумеет отыскать Станниса в коридорах Барабанной Башни, то их разговор непременно окончится нотацией старшего брата и плачем младшего. Станнис корил брата за все — что быстро бегает, что плохо учится, что не выговаривает несколько букв, из-за чего понять его очень сложно, и еще за многое другое. Ренли каждый раз убегал в слезах, но на следующий день снова тянулся к старшему брату, и все повторялось сначала. Мейстер Крессен неоднократно пытался убедить Станниса чтобы был с Ренли поласковее, на что Станнис только скрипел зубами и говорил, что нянчиться с ребенком не намерен, нянек и так полно.

— Я сейчас пошлю кого-нибудь поискать Станниса, — произнес Крессен, пододвигая к Ренли большой лист пергамента, чернила и перо, — а ты пока пиши: «Королева Алисанна летала на серебряном драконе».

По мнению Крессена, учить Ренли писать с четырех лет было еще рано, но Станнис настаивал, аргументируя там, что сам в этом возрасте уже умел читать и писать. Роберт даже в семь лет писал еще хуже, чем Станнис в четыре, а Ренли казался больше похожим на Роберта, чем на Станниса. Сначала действительно письмо шло еще хуже, чем чтение, но потом мейстер предложил Ренли рисовать картинку к каждой фразе, и малыш воспринял это с большим энтузиазмом. И сейчас на его рисунках уже можно было отличить дерево от замка, а рыцаря от коня.

Пока слуги искали Станниса, мейстер Крессен внимательно наблюдал за старательно трудящимся Ренли. Сколько лет прошло с тех пор, когда на его месте сидели рядом Станнис и Роберт? Лет четырнадцать уже, а как будто все было вчера. Станнис учился старательно, старался писать без помарок, а если делал кляксу, то начинал писать все заново. Роберт ни читать, ни писать не любил, обычно на второй-третьей фразе он спотыкался и начинал задирать Станниса. До драки обычно не доходило, но только потому, что Станнис драться упрямо не хотел, а Роберт не имел привычки драться с тем, кто младше его. Драться он очень любил, и на деревянных мечах, и врукопашную, но всегда выбирал противников постарше и не ниже себя ростом. Иначе неинтересно.

Ренли был больше похож на Роберта, чем на Станниса, но во многом отличался и от Роберта. Споткнувшись на сложной фразе из книги, Ренли не останавливался, а начинал придумывать сам. Он не прочь был и подраться на мечах, но всегда превращал сражение в игру. Собственно, согласился учиться читать и писать Ренли только потому, что чем больше прочитаешь книг, тем более интересные истории можно будет сочинить самому. Мальчик твердо вознамерился написать толстую книжку с картинками, правда, еще не придумал, о чем.

А еще, глядя на Ренли, мейстер Крессен постоянно вспоминал, что леди Кассана хотела девочку. Всю беременность она была уверена, что носит дочь, и, придя в себя после тяжелых родов, попросила принести «ее маленькую Аргеллу». А когда ей принесли мальчика, она долго смотрела с недоумением и только после того, как младенец схватил маленьким кулачком ее палец, рассмеялась и сказала: «Ну что же, мальчик, так мальчик». Лорд Стеффон, наоборот, хотел мальчика, признавшись Крессену, что если родится дочь, то придется породниться с Таргариенами, а он этого уже не хочет. Роберт и Станнис проявили неожиданное единодушие, заявив, что хотят братика, нормального, а не такого, как этот. Роберт сказал: «Этот зануда», а Станнис: «Этот распутник».

Пока что, по утверждению Станниса, Ренли нормальным не был. Нормальные мальчики в пять без малого лет не ходят с длинными волосами и не одеваются в платьица. А Ренли обожал яркие красивые одежки, ленточки, бусинки и прочие украшения. Любой другой мальчик обиделся бы, если бы ему сказали «ты похож на девочку». Любой, но не Ренли. А на прямой вопрос: «Ты мальчик или девочка?» Ренли обычно отвечал: «Я олень!». Некоторые гости, особенно купцы из Вольных городов, принимали Ренли за девочку. Он не обижался, зато Станнис очень злился, пугая Ренли и ввергая в недоумение купцов. Когда Ренли исполнилось четыре года, Станнис велел сделать ему деревянный меч. Ренли очень обрадовался и в тот же день повязал на него желтую ленточку. Как злился Станнис, и как смеялись люди Штормового Предела!

— Станнис идет, — прервал Ренли размышления мейстера.

Крессен всегда удивлялся, как Ренли чувствовал присутствие брата, не видя его. По утверждению Ренли, Станнис так громко скрипел зубами, что его слышно за милю.

Ренли снова уткнулся в свой рисунок, а мейстер Крессен встал, приветствуя входящего в комнату Станниса.

— От Роберта? — спросил Станнис и, не дожидаясь ответа, проворчал: — Соизволил написать, наконец-то.

Пока Станнис читал письмо, Ренли несколько раз бросал на него быстрый взгляд, но тут же снова опускал голову. Раньше он бы бросился обнимать Станниса, взахлеб рассказывая новости, которых у маленького ребенка всегда в избытке, но, множество раз нарвавшись на отповедь, Ренли уже приучился не кидаться на брата сразу. Правда, терпения обычно хватало ненадолго.

По выражению лица Станниса можно было понять, что ничего хорошего Роберт не написал. Дочитав свиток до конца, Станнис скривился, крепко сжал челюсти и стал читать сначала. Потом протянул письмо мейстеру.

— Читай.

Ренли не удержался и поднял голову от пергамента.

— Роберт скоро приедет?

Станнис еще крепче сжал челюсти. Ренли шмыгнул носом.

— Не отвлекайся, Ренли, — предостерегающе сказал мейстер Крессен.

Терпение у Ренли уже кончалось, мейстер видел это по его напряженной позе. Пока что он еще не закончил рисунок, но уже начинал ерзать на стуле, готовый в любой момент вскочить и мчаться на поиски приключений. И в первую очередь к Станнису, несмотря на то, что Станнис и приключения сочетались между собой меньше всего.

— Что скажешь? — спросил Станнис мрачно.

Мейстер положил свиток на стол и развел руками.

— У вас есть выбор, милорд. Либо вы присоединяетесь к своему брату в его мятеже, либо вы выдаете его королю и тем самым становитесь лордом Штормового Предела.

Станнис заскрипел зубами.

— Ты прекрасно знаешь, что я не сдам королю родного брата.

— Знаю, но я должен был вам сказать про выбор, — мейстер одобряюще улыбнулся. — Скажу еще, что даже если бы вы сдали Роберта королю и он бы наградил вас, на следующий день он вполне мог бы причислить вас к мятежникам и казнить заодно с братом. Еще лорд Стеффон беспокоился о его душевном здоровье, а теперь... — мейстер снова развел руками.

— А что, король заболел? — тут же влез Ренли, отбрасывая в сторону перо. — Он тоже бегал босиком по мокрой земле?

Мейстер закашлялся, пытаясь скрыть смешок. Станнис даже не улыбнулся.

— Роберт поднял мятеж, — произнес он сквозь зубы, — а расхлебывать придется нам.

Станнис хотел еще что-то добавить, но тут вмешался Ренли, которому окончательно надоело сидеть спокойно.

— А откуда он поднял? Не надо поднимать все, что валяется, можно руки запачкать!

Станнис отчетливо скрипнул зубами. Мейстер Крессен сказал как можно мягче:

— Ренли, «поднять мятеж» в данном случае означает отказаться подчиняться королю.

Ренли несколько секунд обдумывал услышанное, а потом вскочил на стульчик и радостно заявил:

— Я тоже поднимаю мятеж! Я не хочу спать днем и есть овсянку!

Мейстер грустно улыбнулся. Спать днем Ренли не любил еще с трех лет, когда его укладывали в кроватку, сразу начинал плакать. Но стоило усадить ребенка на колени или взять на руки, как он легко засыпал сам. Однажды он умудрился заснуть на руках у Станниса, и выражение лица старшего брата было непередаваемо. Станнис не знал, как ему повернуться и можно ли встать, пока не подошла кормилица и забрала малыша так, что тот даже не проснулся.

А вот с овсянкой Ренли придется примириться. С началом войны не скоро доведется отведать фруктов из Простора, ведь Тиреллы встанут на сторону короля.

Вслух всего этого мейстер не сказал, а встал с кресла и подошел к Ренли.

— Покажи, что у тебя получилось.

Прочитать, что накарябал малыш, было очень сложно, несколько букв он пропустил, а букву «р» написал в обратную сторону, зато рисунок искупал все недостатки письма. Дракон имел два крыла и зубастую пасть, королева была в длинном платье и с короной на голове, и все это было окружено цветочками. Цветочки Ренли рисовал везде, к месту и не к месту.

— Очень красиво, — похвалил мейстер. — Мы продолжим в следующий раз, а пока мне нам с твоим братом надо еще поговорить.

— Станнис, посмотри, какого я дракона нарисовал! — не унимался Ренли.

Любой другой на месте Станниса улыбнулся бы, но Станнис просто не умел. Он только чуть приподнял брови и обратился к мейстеру:

— Я думаю, довольно с нас драконов. В следующий раз почитайте с ним историю Штормового Предела.


С приездом Роберта в Штормовом Пределе сразу стало шумно. Из Долины Аррен Роберт выехал один, но в Штормовых Землях уже обзавелся свитой из знаменосцев, рыцарей, вольных всадников, солдат и слуг. Еще не войско, но близко к тому. Разумеется, первым встречать Роберта выбежал Ренли, и старший брат не обманул его ожиданий. Едва спешившись, подхватил на руки, закружил, подбросил в воздух и восторженно сказал:

— Как вырос-то!

Ренли счастливо засмеялся и обхватил брата за шею обеими руками.

— А ты надолго приехал? Станнис сказал, что ты поднял мятеж и не хочешь слушаться короля, а я тоже Станниса не хочу слушаться! А я умею писать буквы, а еще умею рисовать драконов и рыцарей, а мейстер Крессен сказал, что не надо рисовать драконов, и я научился рисовать тюленей, это проще, чем драконов! У них крыльев нету. А оленей сложно рисовать, у них рога, но я их тоже рисую! А у меня есть игрушечные дракон, олень и принцесса, я тебе покажу!

— Потом обязательно посмотрю, — серьезно ответил Роберт. — А я приехал созывать знамена. А потом на битву пойдем.

Ренли не очень понял про знамена, но, что такое битва, он уже знал.

— А меня с собой возьмешь? У меня есть деревянный меч, и я учусь сражаться! Возьми меня своим оруженосцем!

Станнис из-за спины Роберта что-то проворчал недовольно, но Роберт только засмеялся.

— Вот подрастешь немного — и возьму! А пока что ты мой меч поднять не сможешь — какой же из тебя оруженосец?

Двуручный меч, который Роберт принес с собой, действительно было не поднять. Ренли честно попробовал. Тяжело вздохнул, шмыгнул носом и сказал:

— Ты всех победи и возвращайся! А то Станнис сказал, что пока война, у нас ни персиков, ни апельсинов не будет, потому что они растут в Просторе и Дорне, а они против нас воевать будут. Ты их победи, отбери у них все персики и привези мне!

— Обязательно привезу! — рассмеялся Роберт. — А ну давай, показывай мне Штормовой Предел!

Роберт водрузил брата себе на плечи, и они отправились осматривать замок и приветствовать людей. Станнис, разумеется, тут же стал ворчать, что Роберт стукнет брата головой о потолок или уронит со стены, но Роберт и Ренли не обращали внимания.

Разумеется, то, чего опасался Станнис, все-таки случилось. При входе в кузницу Роберт забыл пригнуться, и Ренли стукнулся макушкой о притолоку. Станнис унес плачущего ребенка к мейстеру, а Роберт остался с Доналом Нойе. Когда Станнис вернулся, Роберт и Донал Нойе радостно напивались борским золотым. Да, Простор стоило побеждать не только ради персиков.

— Как Ренли? — спросил Роберт, ставя пустой кубок на стол.

— В порядке, — буркнул Станнис. — Роберт, ты пить приехал или знамена созывать?

— Одно другому не мешает, — рассмеялся Роберт.

Станнис считал, что как раз мешает, но переубедить Роберта было нереально. Он как привык пить с Доналом Нойе еще с того времени, как их родители отправились за Узкое море, так и не отвык. А потом, выпив чуть ли не полбочонка, брался помогать в кузнице. Станнис не знал, что именно там Роберт делал, но судя по тому, что кузницу он не сжег и себя не покалечил, кузнечным ремеслом он хоть как-то овладел.

Но сейчас-то не время было засиживаться с кузнецом, пить с ним и, тем более, помогать. Станнис горел желанием высказать брату все, что о нем думает, хотя и понимал, что переубеждать уже поздно. Мятеж уже поднят, король уже требует голову Роберта, и оба не успокоятся до самого победного конца. И лучше уж это будет конец Эйериса, чем Роберта.

Разумеется, Роберт не хотел расставаться ни с Доналом Нойе, ни с винным мехом. Разумеется, он притащил винный мех в малый чертог и продолжал пить, не стесняясь Станниса. И, разумеется, рвался созывать знаменосцев прямо сейчас, чтобы прикончить остатки борского золотого. Раз уж прикончить Рейегара прямо сейчас невозможно.

Роберт, наверное, ожидал, что Станнис начнет его отговаривать. И уже собрался стойко обороняться. Но Станнис спросил совсем другое:

— А кто будет королем вместо Эйериса, ты подумал? Принц Рейегар?

— Я убью его! — проревел Роберт.

Станнис не то не заметил эмоционального порыва брата, не то сделал вид, что не заметил.

— Если ты убьешь и принца и короля, то трон занять будет некому. Сын Рейегара слишком мал, и кто будет его регентом? Элия Мартелл? Тайвин Ланнистер? Ты уверен, что хочешь именно их у власти?

Роберт на данный момент хотел только выпить. Ну и прикончить Рейегара. Думать он не хотел.

— Какой ты зануда, Станнис, — Роберт махнул рукой с зажатым в ней кувшином, как ни странно, не пролил ни капли.

— Тебе никто не говорил, что, прежде чем поднимать мятеж, надо подумать о последствиях? Ни лорд Аррен, ни лорд Старк?

Лицо Роберта помрачнело. Джон Аррен действительно что-то подобное говорил, но Роберт так спешил покинуть Долину, чтобы созвать знамена, что совсем забыл слова своего наставника.

— Если вам удастся свергнуть Эйериса, то королем придется быть либо тебе, либо Джону Аррену. Больше некому. Вряд ли лорд Старк захочет оставить свой Север ради Железного Трона.

Роберт из всей фразы услышал только одно слово.

— Почему ты говоришь «вам»? Разве ты не со мной?

Станнис крепко сжал челюсти. Дали же Семеро братца!

Повисшую в чертоге паузу прервал скрип двери и тихое сопение. Спотыкаясь через шаг, вошел Ренли, таща за собой здоровенную желтую тряпку, украшенную чем-то черным. Станнис и Роберт не сразу поняли, что это стяг Баратеонов — желтый с черным оленем. На полдороге Ренли наступил на край знамени и упал, а при попытке встать намотал на себя другой край и окончательно запутался.

Роберт расхохотался.

— Ренли, — строго произнес Станнис, — что это такое?

Ренли боролся со знаменем, и ответить не мог. Роберт отставил кувшин, подошел к ребенку и, в два счета распутав сеть из знамени, взял брата на руки.

— Ты сказал, что собираешь знамена, — заявил Ренли, удобно устроившись у Роберта на руках, — вот я и принес! Самое большое!

Роберт захохотал снова. Станнис снова сжал челюсти.

— Ренли, «созывать знамена» означает «собирать войско», — сказал Роберт, отсмеявшись.

Ренли наморщил нос и поднял брови. Потом кивнул и плотно прижался к Роберту. Что-то пробормотал, уткнувшись брату в плечо, но даже Роберт не понял, что.


На следующий день Ренли привел войско. Роберт со Станнисом и мейстером Крессеном обсуждали полученные от знаменосцев письма, и Роберт громко возмущался, что не все лорды Штормовых Земель готовы по одному его слову мчаться воевать против короля.

— Сначала я выйду против них, а потом уже против войска Таргариенов! — громко говорил Роберт, стуча кулаком по столу. Станнис на всякий случай отодвинул от него кувшин с вином. — Как они смеют не подчиняться своему лорду!

Станнис мог бы сказать, что, не присоединяясь к мятежу, лорды и рыцари Штормовых Земель подчиняются своему королю, но при Роберте говорить подобного не стоило. Роберт явно ожидал каких-то слов от младшего брата, но тот только сжал челюсти и нахмурился.

И в это время в малый чертог ввалилось возглавляемое Ренли войско. Войско состояло из семи мальчиков и одной девочки, в возрасте от двух до восьми лет. Самый младший был без штанов, самый старший облачился в кожаный дублет и подшлемник и держался с очень серьезным видом. Девочка — молочная сестра Ренли — держала в руках знамя. Олень на знамени был вышит криво, вероятно, девочками ненамного ее старше. Сам Ренли был одет очень аккуратно, на деревянный меч повязал аж три ленточки — две желтых и одну черную, в левой руке держал ножик для фруктов, а на голову вместо шлема нахлобучил глиняный горшок. Войско вошло в двери и почти построилось, но тут самый младший врезался в Ренли, упал и громко заревел. Девочка налетела на него и выронила знамя. Ренли на ногах удержался, но шлем уронил. Только самый старший стоял прямо, всем своим видом показывая, что малышня играет, а он не с ними, и вообще он почти оруженосец.

Ренли встряхнул головой, с тоской поглядел на шлем, но решил не надевать, чтобы не потерять снова. Вытянулся по струночке, даже встал на цыпочки и звонко выкрикнул:

— Войско, стройся!

Войско в попытке построиться запуталось еще больше. Самый младший споткнулся о горшок, упал и снова заревел, еще громче, чем раньше. Девочка бросилась его утешать, забыв про знамя. Двое мальчиков возраста Ренли решили подобрать знамя, но не сошлись на том, кто же его понесет.

Ренли понял, что кричать на войско бесполезно, и обратился к Роберту.

— Мы пришли к тебе на помощь! Будем всех побеждать!

Роберт громко расхохотался. Мейстер улыбнулся. Станнис заскрипел зубами.

— Ренли, — произнес мейстер, продолжая улыбаться, — в твоем войске хромает дисциплина. Какие же вы воины, если о собственные ноги спотыкаетесь? Что вы в бою будете делать?

Ренли растерянно захлопал глазами. Он давно уже придумал, что будет делать на войне, как будет нестись на лошади, размахивая мечом, а потом отрубит голову самому главному врагу, но сейчас до него начало доходить, что в этой фантазии что-то не так. На лошадь он не залезет, а с пони рубить головы неудобно. Особенно деревянным мечом.

— Шел бы ты урок учил, — сквозь зубы выговорил Станнис. — Все гербы и девизы Штормовых земель так и не выучил!

Роберт, отсмеявшись, протер заслезившиеся от смеха глаза и обратился к брату:

— Хватит ворчать! Ты все время на меня ворчишь, то тебе не так, это не этак, а Ренли, от горшка два вершка, и то меня понял — и знамя поднял и войско привел!

Ренли с надеждой посмотрел на брата.

— Ты возьмешь нас с собой?

Роберт подавил смешок.

— Для тебя есть очень важное поручение. Храни для меня Штормовой Предел и смотри, чтобы Станнис ничего не испортил! Справишься?

Ренли усердно закивал. Войско перестало спорить между собой и влюбленными глазенками уставилось на Роберта.

— Я скоро вернусь и привезу мешок персиков и мешок апельсинов!

Войско радостно заулыбалось. Ренли — радостнее всех.

«Стану королем, отдам Штормовой Предел Ренли, — подумал Роберт. — Вот кто мой самый преданный знаменосец!»
 
Последнее редактирование:

starina7

Мастер-над-оружием
Ассиди , милейший и флаффнейший флафф ! Только стяг Баратеонов желтый, а олень черный. Ренли немножко напутал. Или девочки, сшившие знамя. А как Ренли хранил Штормовой Предел - есть ваш фанфик "Один в замке", так что вы - дважды молодец !
 
Последнее редактирование:
Сверху