Пламя и Кровь (черновой перевод)

ЛедиЛёд

Знаменосец
Итак, вышла новая книга Джорджа нашего Мартина, и пришла пора приниматься за ее перевод. Эта тема - чисто рабочая, любые вопросы просьба задавать в организационной теме: https://7kingdoms.ru/talk/threads/12287/

Большая просьба!
СНАЧАЛА дочитайте этот пост до конца, и только ПОТОМ задавайте вопросы!


Всем, кто пожелает принять участие в переводе, будет нужна билингва: двуязычная таблица, с которой очень удобно работать. В левой колонке - английский текст, правую будете заполнять вы сами русским переводом.

Что будет необходимо для качественного перевода?
В первую очередь всем - и новичкам, и знатокам - понадобится полный английский текст ПлиКр, он выложен здесь:
https://yadi.sk/i/BdhnTUMHRPuX2A
Дело в том, что при подготовке билингвы возникли некоторые косяки: полностью слетел курсив, часть абзацев расщепилась на несколько, другая часть - наоборот, слиплась. Вам нужно будет сравнить текст билингвы и исходника и исправить вот эти мелочи.
Далее - всем будет нужен текст Путеводителя. В очень многих местах Мартин использует и предложения, и целые абзацы из этого текста. Будет весьма неплохо, если одинаковый авторский текст у нас будет всюду одинаково переведен. Лучше всего использовать билингву Путеводителя и скачать ее вот отсюда:
https://7kingdoms.ru/talk/threads/5157/page-36#post-2179599
Пользуйтесь глоссарием, принятым на форуме. Его вы найдете вот здесь:
https://7kingdoms.ru/talk/threads/5121/
Было бы очень желательно, если новые имена и термины, только что появившиеся, были собраны вот в этой новой теме:
https://7kingdoms.ru/talk/threads/12288/
Стиль перевода - обычный стиль Виленской, без использования современных терминов. По авторскому замыслу данная книга написана образованным вежливым мейстером. Таким стилем мы ранее переводили Путеводитель, а образец перевода нынешней ПлиКр вы можете посмотреть у нас на главной странице сайта:
https://7kingdoms.ru/2018/otryivok-iz-plameni-i-krovi/

За какое время нужно приготовить перевод?
Мы просим вас по возможности соблюдать рабочую дисциплину: делайте заявку на перевод в тот час, когда планируете заняться непосредственно работой. Нам было бы очень желательно получать переведенные фрагменты не позднее, чем через 5-6 часов после того, как вы оставите заявку. Если у вас не получается бывать на форуме часто, не берите много; предупреждайте, если исчезнете более чем на два дня.
Обычная практика: если перевод не появляется в течение двух суток со дня заявки, то высылается напоминание; ну, а если вы пропали более, чем на трое суток - не обижайтесь, ваш фрагмент передадут другому человеку.

Где взять билингву ПлиКр?
Она прикреплена к посту, посмотрите в его нижнюю часть.

Как сделать заявку?

Пишите пост в этой теме: "Беру фрагмент N" или "Беру фрагменты N и NN".
Позже, по окончании перевода, вы к этому же заявочному посту прикрепите свой перевод.

Что нужно делать с билингвой?

Сначала скачайте ее и сохраните у себя на компьютере. Затем у себя в ворде создайте новый документ, скопируйте туда из скачанной билингвы нужный вам фрагмент и переводите.

Когда перевод отрывка будет завершен, что нужно сделать?

Готовый документ заархивируйте, затем найдите свой заявочный пост и нажмите кнопку "редактировать". Там увидите возможность прикрепить к посту заархивированный файл.

Где список свободных фрагментов?
Вот прямо в этом посте, в нижней его части, в спойлере. Это список всех фрагментов с указанием глав, к которым эти фрагменты относятся. Список выполнен красным шрифтом, но будет потихоньку закрашиваться: фрагменты, взятые в работу, становятся голубыми, а если перевод уже готов - то обычными, черными. Даёшь ликвидацию красненького!

Как часто обновляется указанный список?
Не реже трех раз в сутки.

А если есть проблемы с прикреплением файла?
Если у вас чисто по техническим причинам нет возможности сделать перевод именно в формате билингвы - особенной беды нет, выкладывайте текст просто в посте, закрыв текст в спойлере. Хотя вы изрядно добавите работы редакторам...
Также можно загрузить билнгву на Яндекс-диск, а в заявочном посте сделать ссылку на вашу работу.

Как называть файлы?
Названия файлов: номер фрагмента и указание на перевод. То есть "65 перевод", "123 перевод" и т.п. Если вы дали какое-то иное название - ничего страшного, это просто пожелание.

Насколько много работы?
Работы хватит на всех - текст разбит на 200 фрагментов, всего в нем более 258 тысяч слов. То есть это немного меньше, чем первый том Игры Престолов и побольше, чем Путеводитель. И даже если в ваших планах нет места для долгой работы - мы будем очень рады, если вы подарите нам хотя бы один кусочек текста!

Одинаковые ли фрагменты?
Не везде. Большая часть текста разбита на фрагменты, удобные для перевода. Фрагменты объемом 4-6 тыс. знаков, или 800 - 1200 слов. Как показала практика, это наиболее комфортный и удобный объем текста для не слишком опытных переводчиков, особенно - для тех, у кого плоховато со свободным временем.
Однако те части текста, которые были переведены нами ранее, разбиты на большие фрагменты - и по 5000, и по 8000 слов - поскольку в этом случае, по сути, требуется только тщательная вычитка. Речь идет о Завоевании, Сынах Дракона и Порочном Принце. А вот бывшая "Принцесса и королева" разбита на маленькие фрагменты, ибо изменений там очень много.

Работа велась с 21 ноября по 3 декабря 2018 года. На 16.00 мск 03.12.18 - мы закончили!!!

Всего в работе принимало участие 16 человек (перечислены ответственные за отдельные фрагменты):
Анонимус-сан: фрагменты 13-17, 26-35, 46-48, 51, 52, 55, 56, 61-64
Багровый Ястреб: фрагменты 2-5, 36-41, 106-115, 121-130.
Бешеный Воробей: фрагменты 159, 167, 168
ЛедиЛёд: фрагменты 1, 9-12
Старуха Изергиль: фрагменты 25, 54
Arystan: фрагменты 164-166
Daena: фрагменты 68-90, 116-120, 191-195, 197-200
Dora Dorn: фрагменты 187-190
Gotcha: фрагменты 170-179
John Smith: фрагменты 131-133
miniDi: фрагменты 18-24, 94-105, 153-158, 160-163, 169
Orys: фрагмент 184
Sarantan: фрагменты 53, 67, 196
Shtee: фрагменты 6-8, 42-45, 49, 50, 57-60, 65, 66
taelshaany: фрагменты 180-183
Xanvier Xanbie: фрагменты 91-93, 134-152, 185, 186
Aegon’s Conquest – 1 (8200 слов)
The Wars of King Aegon I – 2, 3, 4, 5
Three Heads Had the Dragon –
6, 7, 8
The Sons of the Dragon 9, 10, 11, 12 (примерно по 5000 слов)
The Ascension of Jaehaerys I
13, 14, 15, 16, 17
The Year of the Three Brides – 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24
A Surfeit of Rulers – 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35
A Time of Testing 36, 37, 38, 39, 40, 41
Birth, Death, and Betrayal – 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52
Their Triumphs and Tragedies – 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67
Policy, Progeny, and Pain – 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90
Heirs of the Dragon 91, 92, 93
The Blacks and the Greens –
94, 95, 96, 97, 98, 99, 100
A Son for a Son 101, 102, 103, 104, 105
The Red Dragon and the Gold 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115
Rhaenyra Triumphant 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 125, 126, 127, 128, 129, 130
Rhaenyra Overthrown – 131, 132, 133, 134, 135, 136, 137, 138, 139, 140, 141, 142, 143, 144, 145
The Short, Sad Reign of Aegon II 146, 147, 148, 149, 150, 151, 152
The Hour of the Wolf – 153, 154, 155, 156, 157, 158, 159
The Hooded Hand 160, 161, 162, 163, 164, 165, 166, 167, 168, 169
War and Peace and Cattle Shows – 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177, 178, 179
The Voyage of Alyn Oakenfist – 180, 181, 182, 183, 184, 185
The Lysene Spring and the End of Regency – 186, 187, 188, 189, 190, 191, 192, 193, 194, 195, 196, 197, 198, 199, 200
 

Вложения

Последнее редактирование модератором:

Багровый Ястреб

Знаменосец
Вся глава "Правление Дракона - войны короля Эйгона I". Бугурт мейстера в конце из-за проигранной войны - бесценен.
Правление Дракона – войны короля Эйгона I


Долгое правление короля Эйгона I Таргариена (1 – 37 г. З.Э.) было по большей части мирным…особенно, в последние годы царствования. Но до периода Драконьего Мира, как позже были названы мейстерами Цитадели последние двадцать лет его царствования, были войны Дракона, последняя из которых была самым жестоким и кровавым конфликтом, что были в Вестеросе.

Хотя говорят, что Завоевание кончилось, когда Эйгон был коронован Верховным Септоном в Звёздной Септе Староместа, не весь Вестерос подчинялся Эйгону.

В Байте(Bite) лорды Трёх Сестёр воспользовались хаосом Завоевания, чтобы провозгласить себя свободной нацией и короновали леди Марлу из дома Сандерленд своей королевой. Поскольку большая часть флота Арренов погибла во время Завоевания, король приказал Хранителю Севера Торрхену Старку из Винтерфелла покончить с мятежом Сестёр, и армия северян под командованием сира Варрика Мандерли отплыла из Белой Гавани на нанятых браавосийских галерах. Вид их парусов в сочетании с появлением королевы Висеньи на Вхагар в небе над Систертоном лишил смелости жителей Сестёр: они спешно вынудили отречься королеву Марлу в пользу младшего брата. Стеффон Сандерленд вновь поклялся в верности, склонил колено перед королевой Висеньей, и отдал своих сыновей в заложники как гарантию своего хорошего поведения – одного Мандерли, другого Арренам. Его сестра, низложенная королева, была изгнана и брошена в тюрьму. Через пять лет ей отрезали язык, и она провела остаток своих дней в Молчаливых Сёстрах, обмывая трупы знати.

На другом конце Вестероса Железные Острова пребывали в хаосе. Дом Хоаров правил железянами много веков – только чтобы сгинуть в одну ночь, когда Эйгон обрушил пламя Балериона на Харренхолл. Хотя в нём сгорели Харрен Чёрный и его сыновья, Куорин Волмарк из Харло, чья бабушка была младшей сестрой деда Харрена Чёрного, объявил себя законным наследником по праву «чёрной линии» и стал претендовать на корону.

Не все железнорожденные признали его претензии. На Старом Вике у костей морского дракона Нагги, жрецы Утонувшего Бога возложили плавниковую корону на голову босоногого святого человека Лодоса, который провозгласил себя живым сынов Утонувшего Бога и утверждал, что способен творить чудеса. Другие претенденты объявились на Большом Вике, Пайке, Оркмонте (Orkmont) и больше года их сторонники дрались друг с другом на море и на суше. Говорили, что в воде между островами было так много трупов, что кракены появлялись сотнями, привлечённые кровью.

Эйгон Таргариен положил конец борьбе. Он прилетел на острове во 2 году после З.Э. на Балерионе. С ним пришли военные суда Арбора, Хайгардена и Ланниспорта и даже несколько ладей (longships) с Медвежьего Острова было отправлено Торрхеном Старком. Железнорождённые, чьё количество подсократилось за год братоубийственной войны, слабо сопротивлялись…. Разумеется, многие даже приветствовали приход драконов. Король Эйгон убил Куорина Волмарка Чёрным Пламенем, но позволил его несовершеннолетнему сыну унаследовать земли и замок отца. На Старом Вике гипотетический сын Утонувшего Бога, король-жрец Лодос призвал кракенов из глубин, чтобы сокрушить флот захватчиков. Когда этого не случилось, Лодос набил свою одежду камнями и вошёл в море «посоветоваться с отцом». Тысячи последовали за ним. Их раздутые, изъеденные крабами трупы годами прибивало к берегам Старого Вика.

После этого встал вопрос – кто будет править Железными Островами для короля? Говорили, что нужно сделать железнорожденных вассалами Талли из Риверрана или Ланнистеров с Утёса Кастерли. Некоторые даже настаивали на их подчинении Винтерфеллу. Эйгон выслушал все претензии, но в итоге решил позволить железнорожденным самостоятельно выбрать лорда-хранителя. Никто не удивился, когда они избрали таковым соотечественника: Викона Грейджоя, лорда-жнеца Пайка. Лорд Викон присягнул Эйгону, после чего Дракон и его флот покинули острова.

Полномочия Грейджоя распространялись, однако, лишь на Железные Острова: он отказался от претензий на материковые земли, некогда захваченные Хоарами. Эйгон пожаловал руины Харренхолла и окрестности сиру Квентону Квохерису, своему мастеру-над-оружием на Драконьем Камне, но потребовал от него признать лорда Эдмина Талли из Риверрана своим сюзереном. У новоиспечённого лорда Квентона было два сильных сына и пухленький (plump) внук, что обеспечивало наследование, но так как первая его жена сгорела от лихорадки три года назад, он согласился в будущем взять одну из дочерей лорда Талли в жёны.

С покорением Трёх Сестёр и Железных Островов весь Вестерос к югу от Стены управлялся ныне Эйгоном Таргариеном – за исключением Дорна. Теперь Дракон обратил своё внимание на Дорн. Эйгон попытался сперва привлечь дорнийцев словами, отправив делегацию крупных лордов, мейстеров и септонов в Солнечное Копьё, чтобы договориться с принцессой Мерией, по прозвищу Жёлтая Жаба Дорна, чтобы убедить её в преимуществах присоединения Дорна к владениям Эйгона. Переговоры заняли год, но ни к чему не привели.

Обычно Первую Дорнийскую Войну отсчитывают с 4 г. З.Э., когда Рейнис Таргариен вернулась в Дорн. В этот раз она пришла с огнём и кровью, как и угрожала. На драконе Мераксес королева появилась с воздуха и подожгла Дощатый Город, огонь перекидывался с лодки на лодку, пока всё устье Зеленокровной не было заполнено горящими обломками, а клубы дыма не стали видны из Солнечного Копья. Обитатели плавучего города использовали реку, чтобы спастись, так что погибло меньше сотни человек, и большинство от воды, а не драконьего огня. Но первая кровь была пролита.

А в другом месте Орис Баратеон вёл тысячу отборных рыцарей по Костяному Пути, пока сам Эйгон с тридцатитысячной армией, включавшей в себя две тысячи конных рыцарей и триста лордов и знаменосцев, шёл по Принцеву Пути. Лорд Гарлан Тирелл, Хранитель Юга, сказал, что этих сил достаточно, чтобы разгромить любую дорнийскую армию, что выйдет против них, даже без Эйгона и Балериона.

Несомненно, он имел для этого основания, но его утверждение не было проверено, так как дорнийцы в сражение не вступили. Вместо этого они ушли с пути армии короля Эйгона, сожгли поля и отравили колодцы на пути. Армия вторжения увидела, что дорнийские сторожевые башни в Красных Горах оставлены. На высоких перевалах авангард Эйгона обнаружил, что на их пути оставлены тела остриженных овец, чьё мясо было слишком гнилым, чтобы его есть. Армия короля уже испытывала нехватку еды и фуража, когда пересекла Принцев Путь, чтобы войти в дорнийские пески. Тогда Эйгон разделил свои силы, отправив лорда Тирелла на юг против Утора Уллера, лорда Адова Холма, а сам направился на восток, чтобы осадить лорда Фаулера в его горной цитадели Поднебесье.

И был второй год осени, и зима стояла на пороге. В это время года, надеялись захватчики, в пустыне будет не так жарко и воды будет больше. Но дорнийское солнце палило всё так же сильно, когда лорд Тирелл шёл к Адову Холму. При такой жаре люди хотели пить больше, но все источники и оазисы на пути армии были отравлены. С каждым днём умирало всё больше лошадей, их наездники следовали за ними. Гордые рыцари бросали свои знамёна, щиты, даже броню. Лорд Тирелл потерял четверть людей и почти всех лошадей в дорнийских песках, а когда дошёл до Адова Холма, то обнаружил, что он оставлен.

Атаки Ориса Баратеона были немногим действеннее. Кони его армии боролись за жизнь на каменистых склонах узких, петляющих перевалов, но многие погибли, когда достигли самых крутых участков дороги, где засели дорнийцы. Каменные глыбы рушились на головы рыцарям Десницы Короля – дело рук защитников, которых штормовики никогда не видели. Когда Костяной Путь пересекла река Виль, дорнийские лучники внезапно появились у моста, через который шла армия, и обрушили на неё град стрел. Когда лорд Орис приказал своим людям отступать, то большой обвал отрезал дорогу назад. Штормовиков, неспособных идти ни вперёд, ни назад, истребляли как свиней в загоне. Орис Баратеон сдался в плен вместе с дюжиной других лордов, надеясь на достойное обращение – но они попали в руки Виля из Виля, жестокого горного лорда по кличке Вдоволюб.

Король Эйгон добился бОльших успехов. Идя на восток через холмы, где стоки с вершин давали достаточно воды и дичи, он штурмом взял Поднебесье и после короткой осады – Айронвуд. Лорд Тора недавно скончался, так что его стюард сдал замок без борьбы. Дальше к востоку лорд Призрачного Холма Толанд отправил своего чемпиона, чтобы бросить вызов короля в схватке один на один. Эйгон принял вызов и убил чемпиона, только что узнать, что это был не боец Толанда, а шут. Сам лорд Толанд ускользнул.

Так же поступила и Мерия Мартелл, принцесса Дорна, когда король Эйгон прибыл в Солнечное Копьё на Балерионе, чтобы обнаружить, что его опередила сестра, Рейнис. После сожжения Дощатого Города она взяла Лимонную Рощу, Крапчатый Лес и Гнилую Воду (Stinkwater), приняв низкие поклоны старух и детей, но нигде не нашла врага. Даже Тенистый город за стенами Солнечного Копья был наполовину оставлен, и никто из оставшихся не знал, куда ушли дорнийские лорды и принцесса. «Жёлтая Жаба укрылась в песках» - сказала королева Рейнис королю Эйгону.

Эйгон ответил тем, что объявил о своей победе. В большом зале Солнечного Копья он собрал оставшихся вельмож и заявил им, что Дорн отныне является частью его владений, что отныне дорнийцы его подданные, а их бывшие лорды – изгои и мятежники. Были объявлены награды за их голову, особенно – за принцессу Мерию Мартелл, Жёлтую Жабу. Лорд Джон Росби был назначен кастеляном Солнечного Копья и Хранителем Песков, чтобы править Дорном от имени короля. Были назначены стюарды и кастеляны для других для всех других замков и земель, захваченных Завоевателем. После этого Эйгон и его армия ушли, как пришли – через холмы и Принцев Путь.

Едва они достигли Королевской Гавани, как в Дорне вспыхнуло восстание. Дорнийские копьеносцы появились как будто из ниоткуда, как пустынные цветы после дождя. Поднебесье, Тор, Айронвуд и Призрачный Холм были вновь заняты в две недели, а их гарнизоны преданы мечу. Кастелянам и стюардам Эйгона позволяли умереть лишь после долгих пыток. Говорили, что дорнийские лорды делали ставки на то, у кого из них дольше протянут пленные, пока они их расчленяют. С лордом Росби, кастеляном Солнечного Копья и Хранителем Песков, обошлись мягче, чем со многими. После того, как дорнийцы пробрались через Тенистый город, чтоб вернуть себе замок, Росби был связан по рукам и ногам, перенесён на самый верх Башни Копья и выброшен из окна пожилой принцессой Мерией Мартелл.

Вскоре остался только лорд Тирелл и его армия. Король Эйгон бросил Тирелла, когда покинул Дорн. Адов Холм, сильный замок на реке Сероводной, казалось, был достаточно подготовлен для того, чтобы отразить любой мятеж. Но река была серной, и от выловленной в её водах рыбы просторяне болели. Дом Кворгилов из Песчаника так и не был подчинён, так что копейщики Кворгила истребляли патрули и фуражирные отряды Тирелла, когда они заходили слишком далеко на запад. Вейты из Вейта делали то же самое на востоке. Когда вести о Дефенестрации в Солнечном Копье достигли адова Холма, лорд Тирелл собрал оставшиеся силы и пошёл через пески. Он заявил, что хочет захватить Вейт, пройти по реке на восток, вернуть контроль над Солнечным копьём и Тенистым городом и наказать убийц лорда Росби. Но где-то к востоку от Адова Холма, в красных песках, лорд Тирелл и вся его армия исчезли. Никто больше их не видел.

Не таков был Эйгон Таргариен, чтобы смириться с поражением. Война затянулась ещё на семь лет, хотя после 6 г. З.Э. она выродилась в бесконечную кровавую череду зверств, рейдов и мести, нарушаемую долгими периодами бездействия, дюжиной коротких перемирий и целым рядом убийств и покушений.

В 7 г.З.Э. Ориса Баратеона и других лордов, захваченных на Костяном Пути, вернули в Королевскую Гавань в обмен на золото по весу узников, но когда их вернули, то стало ясно, что Вдоволюб всем пленным отрубил правые руки, чтобы они больше никогда не поднимали меч против Дорна. В отместку король Эйгон сам ударил по горному оплоту Вилей на Балерионе и обратил с полдюжины их фортов и сторожевых башен в кучи расплавленного камня. Но Вили укрылись к пещерах и туннелях под своими горами, так что Вдоволюб прожил ещё двадцать лет.

8 г. З.Э. выдался очень засушливым, дорнийские налётчики пересекли Дорнийской Море на кораблях, предоставленных пиратским королём со Ступеней, и атаковали полдюжины городов и деревень по южному побережью Мыса Гнева (Cape Wrath), а также организовали пожары, распространившиеся по половине дожделесья. Говорят, что принцесса Мерия сказала об этом: «Огонь за огонь».

Это было не тем, что Таргариены могли оставить без ответа. В конце того же года в небе Дорна появилась Висенья Таргариен, и Вхагар обрушила пламя на Солнечное Копьё, Лимонную Рощу, Призрачный Холм и Тор.

В 9 г.З.Э. Висенья вернулась вместе с Эйгоном, вдвоём они сожшли Адов Холм, Вейт и Песчаник.

Дорнийцы ответили в следующем году, когда лорд Фаулер провёл армию по Принцеву Пути на Простор так быстро, что смог сжечь десятки деревень и захватить большой пограничный замок Ночная Песнь, прежде чем жители марок поняли, что случилось. Когда вести об атаке достигли Староместа, лорд Хайтауэр отправил своего сына Аддама и сильное войско, чтобы вернуть Ночную Песнь, но дорнийцы этого ждали. Вторая дорнийская армия под командованием Джоффри Дейна вышла из Звездопада и атаковала Старомест. Его стены оказались дорнийцам не по зубам, но Дейн сжёг поля, фермы и деревни на территории в двадцать миль вокруг города, и убил младшего сына лорда Хайтауэра, Гармона, когда мальчик возглавил вылазку. Сир Аддам Хайтауэр достиг Ночной Песни только чтобы обнаружить, что лорд Фаулер предал замок огню, а гарнизон – мечу. Лорд Карон, его жена и дети были угнаны в Дорн как пленные. Вместо того, чтобы преследовать Фаулера, сэр Аддам поспешил к Староместу, чтобы выручить город, но к тому времени сэр Джооффри и его армия уже ушли в горы.

Вскоре умер старый лорд Манфред Хайтауэр. Сэр Аддам наследовал своему отцу как лорд Хайтауэр, и весь Старомест взывал к мести. Король Эйгон на Балерионе отправился в Хайгарден, чтобы посоветоваться с Хранителем Юга, но Тео Тирелл, молодой лорд, меньше всех желала нового вторжения в Дорн после того, что случилось с его отцом.

Снова король использовал драконов против Дорна. Эйгон ударил по Поднебесью, поклявшись сделать из него «второй Харренхолл». Висенья на Вхагар принесла Звездопаду кровь и огонь. А Рейнис на Мераксес снова вернулась в Адов Холм… где и случилась трагедия. Драконы Таргариенов, вскормленные и обученные для битвы, неоднократно проходили сквозь дождь копий и стрел, с малым для себя уроном. Чешуя взрослого дракона прочнее стали, так что даже те стрелы, что пробивали её, редко могли сделать что-то большее, кроме как разозлить зверя. Но когда Мераксес поднялась над замком, защитник, стоявший на самой высокой башне замке, выстрелил из скорпиона, и железный болт длиною в ярд попал дракону прямо в правый глаз. Мераксес умерла не сразу, но рухнула на землю в смертной агонии, разрушив башню и большой участок навесных стен (curtain wall) Адова Холма.

Пережила ли Рейнис Таргариен своего дракона остаётся предметом споров. Некоторые говорят, что она не удержалась на драконе, упала и разбилась до смерти, другие – что она погибла под Мераксес во дворе замка. Некоторые утверждают, что королева пережила падение с дракона только чтобы умереть от пыток в темнице Уллеров. Маловероятно, что мы узнаем о действительных обстоятельствах её смерти, но Рейнис Таргариен, сестра и жена короля Эйгона I, сгинула в Адовом Холе в 10 году от Завоевания Эйгона.

Следующие два года войны стали годами Гнева Дракона. Каждый замок в Дорне сжигался трижды, так как Балерион и Вхагар возвращались снова и снова. Местами возле адова Холма пески плавились в стекло, таким горячим было огненное дыхание Балериона. Дорнийские лорды были вынуждены скрываться, но и это не гарантировало им безопасности. Лорд Фаулер, лорд Вейт, леди Толланд и четверо лордов Уллеров были убиты (один за другим), так как Железный Трон назначил щедрую награду за голову каждого дорнийского лорда. Но только двое из убийц выжили, чтобы получить свою награду, и доринйцы били в ответ, платя кровью за кровь. Лорд Коннигтон из Грифоньего Гнезда был убит во время охоты, лорд Мертинс из Туманного Леса был отравлен со всем двором, выпив дорнийского вина, лорда Фелла удавили в одном из борделей Королевской Гавани.

Сами Таргариены не были в безопасности. На короля покушались трижды, и его могли убить в двух из них, если бы не охрана. Однажды ночью было совершено нападение на королеву Висенью в Королевской Гавани. Погибло двое охранников, прежде чем она зарубила Тёмной Сестрой последнего покушавшегося.

Самое позорное дело той кровавой эпохи было совершено в 12 г. З.Э., когда Виль Вдоволюб явился незваным на свадьбы сира Джона Кафферена, наследника Фаунтона (Fawnton) и Алис Окхарт, дочери лорда Старого Дуба. Вдоволюба впустил через чёрный ход слуга-предатель, так что нападавшие убили лорда Окхарта и большинство гостей, затем заставили невесту глядеть, как они кастрируют её мужа. Потом леди Алис и её служанок изнасиловали, увезли и продали мирийскому работорговцу.

К тому времени Дорн стал дымящейся пустыней, по которой бродили голод, чума и разруха. «Выжженной землёй» называли его торговцы из Вольных Городов. Но дом Мартеллов остался верен своему девизу – Непреклонные, несгибаемые, несдающиеся. Один дорнийский рыцарь взятый в плен и приведённый к королеве Висенье, сказал, что Мерия Мартелл предпочтёт видеть свой народ скорее мёртвым, нежели в рабстве у Таргариенов. Висенья ответила, что она и её брат будут рады порадеть принцессе.

Годы и болезни, наконец, сделали то, что не смогли драконы и армии. В 13 г.З.Э. Мерия Мартелл, Жёлтая Жаба Дорна, скончалась в своей постели(как утверждали её враги, трахаясь с жеребцом). Её сын Нимор наследовал ей как лорд Солнечного Копья и принц Дорна. Ему было шестьдесят лет, его здоровье начало слабеть, и он не хотел воевать дальше. Он начал своё правление с отправки делегации в Королевскую Гавань, чтобы вернуть череп дракона Мераксес и предложить королю Эйгону условия мирного договора. Делегацию возглавляла наследница Нимора, его дочь Дерия.

Предложение мира принцем Нимором встретило сильную оппозицию в Королевской Гавани. Особенно против него была настроена королева Висенья. «Никакого мира без подчинения», заявила она, и её сторонники в королевском совете повторяли за ней. Орис Баратеон, озлобившийся в последние годы, предложил вернуть принцу Нимору его дочь, как минимум, без руки. Лорд Окхарт прислал ворона с предложением продать Дерию в «худший бордель в Королевской Гавани, чтобы каждый нищий в городе мог ею попользоваться». Эйгон Таргариен отверг все эти предложения; принцесса Дерия пришла послом, под мирным знаменем, и ей не будет причинено вреда, пока она под его кровом, поклялся король.

Король устал от войны, люди это видели, но дать дорнийцам мир без подчинения было равносильно тому, чтобы признаться в том, что любимая сестра короля, Рейнис, погибла напрасно, что зря были все эти смерти и кровь. Лорды малого совета предупреждали, что подобный мир будет расценен как знак слабости и может поощрить новые восстания, которые придётся подавлять. Эйгон знал, что Простор, Штормовые Земли и марки сильно пострадали во время войны, что они не забудут этого и не простят. Даже в Королевской Гавани король Эйгон не осмеливался выпускать дорнийцев из Эйгонфорта без охраны, опасаясь, что простолюдины просто порвут их на части. По всем этим причинам, писал позже Великий Мейстер Лукан, король был готов отказаться от дорнийских предложений и продолжить войну.

Тогда принцесса Дерия дала королю запечатанное письмо от своего отца. «Только для Ваших глаз, Ваша Милость».

Король Эйгон молча, с каменным лицом прочёл письмо при всём дворе, сидя на Железном Троне. Когда он встал, люди заметили, что король поранил руку. Эйгон сжёг письмо и больше никогда о нём не говорил, но той же ночью он оседлал Балериона и отправился через Черноводный Залив к дымящимся горам Драконьего Камня. Когда на следующее утро он вернулся, Эйгон Таргариен согласился условия мира, предложенные Нимором Мартеллом. Вскоре он подписал договор о вечном мире с Дорном.

И по сей день никто не может с уверенностью сказать, что могло быть написано в письме, врученном Дерией. Некоторые утверждают, что в нём были лишь простые слова одного отца, обращённые к другому, сердечные слова, тронувшие сердце короля Эйгона. Другие считают, что в нём был приведён список всех лордов и знатных рыцарей, погибших во время войны. Некоторые септоны дошли даже до утверждений, что письмо было зачаровано, что его написала Жёлтая Жаба незадолго до своей смерти кровью Рейнис, так что король не смог сопротивляться её чёрной магии.

Великий Мейстер Клегг, прибывший в Королевскую Гавань много лет спустя, пришёл к выводу, что Дорн больше не мог воевать. Клегг утверждал, что ведомый отчаянием принц Нимор мог угрожать в письме, что если его условия мира отвергнут, дорнийцы наймут Безликоих из Браавоса для убийства сына и наследника Эйгона шестилетнего Эйниса, сына короля от Рейнис. Это возможно…но никто никогда не узнает правды.

Так закончилась Первая Дорнийская Война (4-13 гг.З.Э.).

Жёлтая Жаба Дорна сделала то, что не удалось Харрену Чёрному, Двум Королям и Торрхену Старку; она победила Эйгона Таргариена и его драконов. Но к северу от Красных Гор её тактика вызвала лишь презрение. «Дорнийская храбрость» стала насмешливым обозначением трусости, среди лордов и рыцарей королевства Эйгона. «Жаба скрывается в песках, когда ей что-то угрожает» - написал один книжник. Другой написал так: «Мерия сражалась как женщина – с помощью обмана, измены и колдовства». Дорнийская «победа» (если это была победа) считалась бесчестной, и выжившие в этой войне и сыновья и братья убитых обещали друг другу, что настанет другой день, а с ним и месть.

Их мести нужно было ждать следующего поколения, и восшествия на престол молодого, более кровожадного короля. Хотя Эйгон I был у власти ещё двадцать четыре года, война с Дорном была последней войной Завоевателя.
 

Анонимус-сан

Знаменосец
Беру 13, 14, 15 - восхождение Джейхериса.

Из принцев в короли — восхождение Джейхериса I
Джейхерис I Таргариен взошёл на Железный Трон в 48 году З.Э. В возрасте четырнадцати лет и правил Семью Королевствами следующие пятьдесят пять лет, вплоть до своей естественной смерти в 103 году З.Э. В последние годы своего правления, и в годы царствования его наследников, он звался Старым Королём, но, само собой, Джейхерис был юным и энергичным мужчиной значительно дольше, чем старым и немощным, и многие вдумчивые исследователи уважительно зовут его Умиротворителем. Архимейстер Умберт, писавший сто лет тому назад, метко отметил, что Эйгон Дракон и его сёстры завоевали Семь Королевств (по крайней мере, шесть из них), а Джейхерис Умиротворитель превратил их в одно.

Перед ним стояла непростая задача, ведь его предшественники приложили немало усилий, чтобы уничтожить созданное Завоевателем — Эйнис своей слабостью и нерешительностью, а Мейгор жаждой крови и жестокостью. Джейхерису досталось обнищавшее, разорённое войной, забывшее о законе, расколотое на части королевство, тогда как новый король был лишь зелёным мальчишкой без опыта правления.

Даже по поводу его притязаний на Железный Трон имелись вопросы. Несмотря на то, что Джейхерис был последним живым сыном Эйниса I, его старший брат Эйгон заявил о своих правах раньше него. Эйгон Некоронованный погиб в Битве над Божьим Оком, пытаясь свергнуть своего дядю Мейгора, но перед этим успел жениться на своей сестре Рейне и стать отцом двум дочерям — близняшкам Эйрее и Рейле. Если Мейгор, как однозначно утверждали мейстеры, был всего лишь узурпатором без права на трон, тогда принц Эйгон был законным королём, и по закону ему наследовала старшая дочь Эйрея, а не младший брат.

Женский пол близнецов играл против них, также как и их возраст. На момент смерти Мейгора девочкам было по шесть. Более того, по дошедшим до нас свидетельствам современников, принцесса Эйрея была боязливым ребёнком, много плакавшим и мочившимся в постель, тогда как Рейла, более отважная и твёрдая, служила в Звёздной Септе и была обещана Вере. Ни одна из них не годилась в королевы. Их собственная мать, королева Рейна, подтвердила эта, когда согласилась, что корону следует отдать её брату Джейхерису, а не дочерям.

Некоторые утверждали, что сама Рейна имела более серьёзные права на корону, как перворожденное дитя короля Эйниса и королевы Алиссы. А кое-кто даже шептался, что именно королева Рейна освободила королевство от Мейгора Жестокого, организовав его убийство после бегства из Королевской Гавани на Пламенной Мечте, однако это так и не было подтверждено. Её пол, однако, говорил против неё. «У нас тут не Дорн,» - сказал лорд Рогар Баратеон, когда ему рассказали об этих рассуждениях, - «а Рейна не Нимерия.» Более того, дважды овдовевшая королева ненавидела Королевскую Гавань и двор, желая лишь вернуться на Светлый Остров, где она обрела покой, прежде чем дядя сделал её одной из Чёрных Невест.

Принцу Джейхерису оставалось полтора года до совершеннолетия, когда он впервые сел на Железный Трон. Поэтому было само собой разумеющимся, что его мать, вдовствующая королева Алисса, стала регентом, тогда как лорд Рогар служил ему Десницей и Протектором Государства. Однако не стоит думать, будто Джейхерис был всего лишь номинальным лидером. С самого начала царствования мальчик-король настаивал на участии в принятии всех решений, принимаемых его именем.

Стоило бренным останкам Мейгора I Таргариена сгореть в погребальном костре, его юному преемнику пришлось столкнуться с первым серьёзным решением: что делать с оставшимися дядиными сторонниками? К тому моменту, когда Мейгора нашли мёртвым на Железном Троне, большинство Великих Домов королевства и множество меньших лордов покинули его... но большинство не значит все. Многие из тех, чьи земли и замки стояли близ Королевской Гавани и в Королевских Землях оставались с Мейгором до самой его смерти, среди них лорды Росби и Тауэрс, последние люди, видевшие короля живым. Другими, ставшими под его знамёна, были лорды Стокворт, Мэсси, Харт, Байуотер, Дарклин, Роллингфорд, Маллери, Бар-Эммон, Стонтон и Баквелл.

В хаосе, последовавшем за обнаружение мёртвого тела Мейгора, лорд Стокворт испил чашу болиголова, дабы разделить смерть со своим королём. Баквелл и Роллингфорд отплыли в Пентос, но остальные вернулись в свои замки и крепости. Лишь Дарклин и Стонтон набрались храбрости, дабы остаться с лордом Тауэрсом и сдать Красный Замок принцу Джейхерису и его сёстрам Рейне и Алисанне, приземлившимся в замке верхом на своих драконах. Придворные хроники гласят, что когда Джейхерис сошёл со спины Вермитора, эти «трое верных лордов» преклонили пред ним колени и сложили мечи у его ног, славя его как короля.

“Вы опоздали на пир», - мягким голосом сказал им Джейхерис, - «и эти самые мечи помогли убить моего брата Эйгона над Божьим Оком». По его приказу трёх лордов немедля заковали в цепи, и некоторые свитские призывали казнить их на месте. Вскоре к ним в темницах присоединились Королевское Правосудие, Лорд-Исповедник, Старший Надзиратель, Командующий Городской Стражи и четверо рыцарей Королевской Гвардии, оставшиеся подле короля Мейгора.

Спустя две недели лорд Рогар Баратеон и королева Алисса прибыли в столицу со своим воинством, и сотни были схвачены и брошены в темницы. Рыцарям, оруженосцам, септонам и слугам предъявлялось одно и то же обвинение: они подстрекали и содействовали Мейгору Таргариену в узурпации Железного Трона и всех его преступлениях, зверствах и беззакониях. Даже женщины не стали исключением. Знатные леди, известные как Чёрные Невесты, были арестованы и получили презрительное клеймо Мейгоровых шлюх. Когда темницы Красного Замка оказались переполнены, встал вопрос, что делать с узниками. Если Мейгор должно считать узурпатором, всё его царствование было незаконным и те, кто поддерживал его, подлежали смерти за предательство. Такова была точка зрения королевы Алиссы. Вдовствующая королева потеряла двух сыновей из-за жестокости Мейгора и не собиралась предоставлять людям, исполнявшим его приказы, даже права на суд. «Когда моего мальчика Визериса пытали и убивали, эти люди не сказали ни слова против», - говорила он. - «Почему теперь мы должны их слушать?»

На пути её гнева встал лорд Рогар Баратеон, Десница Короля и Протектор Государства. Его светлость был согласен, что люди Мейгора заслужили кары, но стоит казнить пленников, и оставшиеся лоялисты узурпатора никогда не склонят колени. У лорда Рогара не останется выбора, кроме как атаковать их замки один за другим и искоренить там всех огнём и сталью. «Это можно сделать, но какой ценой?» - Вопрошал он. - «Это будет кровавое дело, которое может ожесточить против нас сердца». Протектор предложил людям Мейгора предстать перед судом и сознаться в своей вине. Тех, кого признают виновными в самых тяжких преступлениях, предадут смерти. Остальные дадут заложников как залог будущей верности и уступят часть своих земель и замков.

Мудрый подход лорда Рогара пришёлся по душе другим сторонникам юного короля, однако его точка зрения могла не возобладать, не возьми Джейхерис дело в свои руки. Хоть королю-мальчику было всего четырнадцать, он впервые доказал, что не собирается сидеть в сторонке, пока другие правят его именем. Со своим мейстером, сестрой Алисанной и несколькими юными рыцарями, Джейхерис взошёл на Железный Трон и призвал своих лордов. «Не будет ни судов, ни пыток, ни казней», - сообщил он им. - «Королевство должно увидеть, что я не мой дяд. Я не начну своё царство с кровавой бани. Кто-то пришёл под мои знамёна раньше, кто-то позже. Пусть же остальные придут сейчас.»

Джейхерис ещё не был ни коронован, ни помазан, и всё ещё оставался несовершеннолетним. Его заявление не имело законной силы, а он сам не имел влияния, чтобы изменить мнение своего Совета и регента. Но столь велика была сила его слов, столь решителен он был, глядя вниз с Железного Трона, что лорды Баратеон и Веларион как один поддержали принца, и остальные вскоре последовали их примеру. Лишь Рейна посмела возразить ему. «Они будут улыбаться, пока у тебя на голове корона», - сказала она, - «как однажды они улыбались нашему дяде, а до него нашему отцу.»

В конце концов, вопрос дошёл до регента... и хотя королева Алисса жаждала отмщения, она не желала идти против желаний сына. «Это заставит его выглядеть слабым», - сказала она лорду Рогару, - «а он никогда не должен казаться слабым. Из-за этого пал его отец.» И так большинство людей Мейгора было помиловано.

В последовавшие за тем дни, темницы Королевской Гавани опустели. Получив еду, питьё и свежую одежду, пленники под охраной прибывали в тронный зал, по семеро за раз. Там, под взорами богов и людей, они отрекались от верности Мейгору и на коленях приносили оммаж его племяннику Джейхерису, после чего юный король просил каждого встать, даровал ему своё прощение и возвращал ему земли и титулы. Но не стоит думать, что обвиняемые ушли без наказания. Равно лорды и рыцари были вынуждены послать сына ко двору, дабы тот служил королю и оставался заложником. От тех, у кого не было сыновей, потребовали дочерей. Богатейшие лорды Мейгора, такие как Тауэрс, Даркли и Стонтон, также уступили некоторые земли. Иные принесли свои извинения золотом. Королевское милосердие распространялось не на всех. Мейгоровы палачи, тюремщики и исповедники были осуждены за соучастие Тианне из Башни в пытках и убийстве принца Визериса, короткое время бывшего наследником и заложником Мейгора. Их головы отправили королеве Алиссе, равно как и руки, посмевшие поднять против крови дракона. Её милость изъявила «полное удовлетворение».

Ещё один человек также лишился головы - сэр Маладон Мур, рыцарь Королевской Гвардии, обвинённый в том, что он держал Серису Хайтауэр, первую королеву Мейгора, пока его присяжный брат сэр Оуэн Буши вытаскивал её язык, который отрезал Его Милость, что привело к смерти. (Стоит отметить, сэр Маладон настаивал, что вся история была сфабрикована и королева Сериса умерла от «сварливости». Он, однако, признался, что доставил Тианну из Башни в руки короля Мейгора и был свидетелем её убийство, так что на его руках всё равно была кровь королевы.)

Пятеро из Семерых Мейгора все ещё оставались в живых. Двое из них, сэр Оливер Бракен и сэр Раймунд Маллери сыграли роль в падении короля, вывернув свои плащи и перебежав к Джейхерису, но король-мальчик справедливо заметил, что они нарушили клятву защищать короля ценой собственной жизни. «Я не потерплю клятвопреступников при моём дворе», - заявил он. Все пять гвардейцев были приговорены к смерти... но по предложению принцессы Алисанны, было решено, что они могут спастись, сменив белые плащи на чёрные и вступив в Ночной Дозор. Четверо из пяти приняли подобное милосердие и отбыли на Стену. Вместе с перебежчиками сэром Оливером и сэром Раймундом отправились сэр Джон Толлет и сэр Саймонд Крейн.

Пятый королевский гвардеец, сэр Гарольд Лонгуорд, потребовал суда поединком. Джейхерис удовлетворил его прощение и решил сам выйти против сэр Гарольда в бою один на один, но этому воспротивилась королева-регент. Вместо этого чемпионом Короны стал юный рыцарь из Штормовых Земель. Сэр Гайлс Морриген был племянником Дамона Праведного, Великого Капитана Сынов Воина, которые возглавлял их на Суде Семерых против Мейгора. Жаждавший доказать верность своего дома новому королю, сэр Гайлс быстро одолел пожилого сэр Гарольда и вскоре был назван Лордом-Командующим Королевской Гвардии Джейхериса.

Между тем, вести о милосердии принца расходились по королевству. Один за другим оставшиеся приверженцы короля Мейгора распускали свои рати и покидали свои замки ради путешествия в Королевскую Гавань дабы поклясться в верности. Некоторые шли неохотно, опасаясь, что Джейхерис окажется столь же слабым и беспомощным, как и его отец... но поскольку Мейгор не оставил кровных наследников, не было претендента, способного возглавить сопротивление. Даже самые ярые сторонники Мейгора были сражены, встретившись с Джейхерисом, ибо он был истинным принцем: красноречивым, открытым, рыцарственным и отважным. Великий Мейстер Бенифер (недавно вернувшийся из добровольного изгнания в Пентосе) написал, что он был «учён как мейстер и кроток как септон», и хоть кому-то эти слова могут показаться лестью, это было истинной правдой. Даже его мать, королева Алисса, назвала Джейхериса «лучшим из трёх моих сыновей».

Нельзя сказать, что замирение лордов принесло Вестеросу окончательный мир. Попытки Мейгора уничтожить Честных Бедняков и Сынов Воина обернули множество верующих мужей и жён против него и дома Таргариенов. Пока он собирал сотни голов Звёзд и Мечей, сотни других продолжали борьбу и росли в числе, десятки тысяч малых лордов, поместных рыцарей и простолюдинов укрывали их, кормили, помогали и обихаживали их как могли. Рваный Сайлас и Деннис Хромой командовали бродячими шайками Честным Бедняков, появлявшимися и исчезавшими подобно призракам, при опасности растворявшимися в густых лесах. К северу от Золотого Зуба Красный Пёс с Холмов, сэр Джоффри Доггет свободно ходил между Западными и Речными Землями, пользуясь поддержкой и молчаливым одобрением верующей жены лорда Риверрана леди Люсинды. Сэр Джоффри, объявивший себя Великим Капитаном Сынов Воина, объявил о намерении восстановить некогда гордый орден во всей его былой славе и собирал рыцарей под свои знамёна.

Но величайшая угроза собиралась на юге, где септон Мун и его последователи встали лагерем у стен Староместа под защитой рыцарей лорда Окхарта и лорда Рована. Септон Мун был огромным мужчиной с громоподобным голосом и подавляющей физической мощью. Хотя его Честных Бедняки и провозгласили его «истинным Верховным Септоном», этот септон (если он им вообще был) не был образцом праведности. Он горделиво заявлял, что единственной книгой, которую он когда-либо читал, была Семиконечная Звезда, он никогда не цитировал святое писание и никто не заставал его за чтением или письмом.

Босоногий «Честнейший Бедняк», обладатель бороды и неукротимого религиозного пыла, мог разглагольствовать часами и зачастую разглагольствовал... о грехе. «Я грешник». Такими словами септон Мун открывал каждую службу, таковым он и был. Создание неуёмного аппетитаа, обжора и пьянчуга, он был известен своим распутством. Каждую ночь Мун проводил с новой женщиной, обрюхатив столь многих, что его последователи уверовали, будто его семя способно бесплодную женщину сделать плодовитой. И столь невежественными и глупыми были его последователи, что мужья начали приводить к нему жён, а матери дочерей. Септон Мун никогда не отказывался от подобных предложений, и через некоторое время его присяжные рыцари и латники начали рисовать «Хрен Муна» на щитах. Развернулась бойкая торговля дубинками, подвесками и посохами, имевшими сходство с членом Муна. Прикосновение к головке таких талисманов якобы приносило процветание и удачу.

Каждый день септон Мун обличал грехи дома Таргариенов и «лизоблюдов», допускавших их мерзости, пока истинный Отец Верующих внутри Олдтауна превратился в пленника в собственном дворце, не смея ступить за пределы Звёздной Септы. Лорд Хайтауэр хоть и закрыл ворота перед септоном Муном и его последователями и отказался пустить их в город, он также не выказал никакой решимости выступать против них с оружием в руках, несмотря на постоянные просьбы Его Святейшества. Хотя в числе причин указывается нежелание его светлости проливать праведную кровь, на самом деле он просто не желал сражаться с лордами Окхартом и Рованом, даровавшими Муну свою защиту. За это мейстеры Цитадели прозвали его лордом Доннелом Неспешным.

Долгое противостояние короля Мейгора и Веры делало необходимым помазание Джейхериса Верховным Септоном, с чем были согласны лорд Рогар и королева-регент. Но прежде чем это могло случиться, нужно было разобраться с септоном Муном и его оборванной ордой, дабы принц мог спокойно прибыть в Старомест. Имелась надежда, что весть о смерти Мейгора заставлят последователей Муна рассеяться, и некоторые рассеялись... но не более нескольких сотен из почти пятитысячного войска. «Что значит смерть одного дракона, если другой занял его место?», - вещал септон Мун своей паству. - «Вестерос не будет очищен, пока последнего Таргариена не убьют или скинут обратно в море.» Каждый день он проповедовал по-новому, то призывая лорда Хайтауэра сдать ему Старомест, то требуя у Верховного Лизоблюда покинуть Звёздную Септу и предстстать перед гневом преданных им Честных Бедняков, то призывая восстать простой народ по всему королевству. (И каждую ночь он по-новому грешил.)

На другом конце королевства, в Королевской Гавани Джейхерис и его советники решали, как избавить страну от этого бедствия. Король-мальчик и его сёстры Рейна и Алисанна имели драконов, и некоторые предлагали разобраться с септоном Муном также, как Эйгон Завоеватель и его сёстры разобрались с Двумя Королями на Огненном Поле. Джейхерису не по нраву была такая бойня, и его мать королева Алисса категорически запретила это, напомнив им о судьбе Рейнис Таргариен и её дракона в Дорне. Десница Короля лорд Рогар с некоторой неохотой заявил, что может повести на Простор свою собственную армию и разогнать людей Муна силой оружия... но это значило бы столкнуть его штормовиков и любые другие силы, которые он может собрать, с лордами Окхартом и Рованом и их рыцарями с латниками,. «Мы, конечно, победим», - сказал Протектор, - «но не без потерь».

Быть может, Боги слушали, и в пока король и Совет спорили в Королевской Гавани, проблема решилась самым нежданным путём. За стенами Олдтауна сгущались сумерли, когда септон Мун вернулся в свой шатёр для вечерней трапезы, изнурённый целыми сутками проповедей. Как всегда его охраняли здоровенне Честные Бедняки с топорами и всклокоченными бородами, но когда юная девушка пришла к шатру с флягой вина, дабы отблагодарить Его Святейшество за помощь, они пропустили её. Они знали, что за помощь требовалась девушке. Помощь, после которой в животе появляется ребёнок.

Прошло некоторое время, и люди снаружи шатра слышали лишь периодические вспышки хохота септона Муна. Но затем послышался стон и женский крик, за которым последовал вопль ярости. Заслонка шатра была распахнута настежь и оттуда вырвалась женщина, босая и полуголая, и бросилась прочь с широко раскрытыми от ужаса глазами, прежде чем кто-то из Честных Бедняков подумал её задержать. Септон Мун собственной персоной явился мгновение спустя — голый, рычащий и покрытый кровью. Он держался за шею, и кровь из вскрытого горла сочилась между его пальцев, впитываясь в бороду.

К сожалению, не могу заархивировать в файл по техническим причинам, поэтому вынужден выкладывать текстом и добавлять работу редакторам. Мне правда очень жаль.:cry:
 
Последнее редактирование:

Анонимус-сан

Знаменосец
Беру 16, 17. Перевод будет готов завтра.

Говорят, Мун шатаясь прошёл половину лагеря, метаясь от костра к костру в поисках зарезавшей его девик. В конце концов, великая сила подвела его, он рухнул и умер перед собравшимися вокруг него аколитами, рыдающими от горя. От его убийцы не осталось ни следа, она расстворила в ночи и больше её никогда не видели. Разъярённые Честные Бедняки днём и ночью переворачивали лагерь вверх дном, хватали десятки женщин и избивали любого мужчину, встававшего на их пути... но всё было зря. Даже личная стража Муна не могла придти к согласию, как выглядела убийца.

Стражники утверждали, что женщина принесла с собой флягу вина как дар септону. Фляга была ещё наполовину полной, когда обыскивали шатёр, и четверо Честных Бедняков, уложив тело своего пророка обратно на ложе, допили её на рассвете. К полудню все они были мертвы. Вино оказалось отравленным.

После смерти Муна оборованное воинство, которое он привёл под стены Олдтауна, начало распадаться. Некоторые его последователи уже разбежались при вестях о смерти Мейгора и восхождении Джейхериса. Ныне ручеёк обратился потопом. Прежде чем тело септона начало гнить, за его мантию уже соперничало с десяток человек, и между влиятельнейшими его сподвижниками начались столкновения. Можно было бы предположить, что люди Муна обратились за руководством к бывшим среди них двум лордам, но это далеко от истины. Честные Бедняки не питали ни малейшего уважения к знати... а нежелание лордов Рована и Окхарта отправить своих рыцарей и латников на штурм староместских стен вызывало подозрение.

Сами бренные останки Муна стали камнем преткновения между двумя его возможными преемниками, Честным Бедняком, известным как Голодный Роб, и неким Лоркасом, прозванным Учёным, якобы знавшим наизусть всю Семиконечную Звезду. Лоркас заявил, будто у него было видение, что Мун передаст Старомест в руки его последователей даже после своей смерти. Отняв тело септона у Голодного Роба, этот «учёный» дурак привязал его к боевому коню, нагое, окровавленное и гниющеей, дабы взять штурмом врата Староместа.

Но к атаке присоединилось меньше сотни человек, и большинство из них пало под дождём стрел, копий и камней прежде, чем они смогли приблизиться к городским стенам хотя бы на сотню ярдов. Тех же, кто добрался до стен, облили кипящим маслом или сожгли горящей смолой, в их числе и Учёного Лоркаса. Когда все они умерли или были на грани смерти, десяток храбрейших рыцарей лорда Хайтауэра выехали через калитку, захватили тело септона Муна и отрубили ему голову. Впоследствии, выдубленную и набитую соломой, её вручили Верховному Септону в Звёздной Септе как подарок.

Неудачный штурм был последней агонией похода септона Муна. Лорд Рован со всеми своими рыцарями и латниками покинул лагерь в течение часа. На следующий день за ним последовал лорд Окхарт. Остальные — межевые рыцари и Честные Бедняки, верующие и торговцы, разбежались во все стороны света (грабя и разоряя всякую ферму, деревню или острог, попадавшийся им на пути). К тому моменту, когда Неспешный лорд Доннел наконец проснулся и выехал из города со всей своей силой, дабы перебить бродяг, от тех пяти тысяч, что Мун привёл за собой к Староместу, осталось менее четырёх сотен.

Убийство Муна убрало последнее серьёзное препятствие для восхождение Джейхериса Таргариена на Железный Трон, но и по сей день спорят, кто же стоял за его смертью. Никто на самом деле не верил, что женщина, пытавшаяся отравить и, в конечном счёте перерезавшая «грешному септону» глотку, действовала сама по себе. Очевидно, она была лишь орудие... но чьим? Отправил ли её сам король-мальчик, или же она была агентом его Десницы, лорда Рогара Баратеона, или его матери, королевы-регента? Некоторые верят, что женщина была одной из Безликих, печально известных убийц-чародеев из Браавоса. В качестве доказательства они приводят её мгновенное исчезновение, то, как она «растворилась в ночи» после его убийства, а также тот факт, что стража септона Муна не могла однозначно сказать, как она выглядела.

Более мудрные люди и те, кто близко знаком с путями Безликих не особо верят данной теории. Против этого говорит крайняя неуклюжесть убийцы, тогда как Безликие подходят к убийствам с великим тщанием, дабы выдать их за естественную смерть. Для них это предмет гордости, краеугольный камень их искусства. Перерезать человеку глотку и оставить его с воплями бегать по горящему лагерю ниже их достоинства. Сегодня большинство исследователей сходятся на том, что убийца была не более чем одной из обитательниц лагеря, действовавшей по приказу либо лорда Рована, либо лорда Окхарта, а может и их обоих. Хотя ни один из них не осмелился покинуть Муна при жизни, та скорость, с которой они отреклись от его дела после его смерти наталкивает на мысль, что ненавидели они конкретно Мейгора, а не весь дом Таргариенов... и действительно, вскоре оба вернулись в Старомест, смиренные и покаянные, дабы преклонить колени перед принцем Джейхерисом на его коронации. Поскольку Старомест вновь был в безопасности, коронация состоялась в Звёздной Септе на излёте 48 года З.Э. Верховный Септон — или Верховный Лизоблюд, как представлял его септон Мун — лично помазал юного короля и увенчал его чело короной его отца Эйниса. Затем последовали семь дней пиршеств, в ходе которых сотни лордов великих и малых преклоняли колени и присягали Джейхерису на мечах. Среди них были его сёстры Рейна и Алисанна, его маленькие племянницы Эйрея и Рейла, его мать королева-регент Алисса. Десница Короля Рогар Баратеон, сэр Гайлс Морриген, Лорд-Командующий Королевской Гвардии, Великий мейстер Бенифер, архимейстеры Цитадели... и человек, которого никто не ждал увидеть — сэр Джоффри Доггет, Красный Пёс Холмов, самопровозглашённый Великий Капитан объявленных вне закона Сынов Воина. Доггет прибыл в обществе лорда и леди Талли из Риверрана... не в цепях, как многие ожидали, но с охранной грамотой с печатью самого короля.

Великий мейстер Бенифер впоследствии писал, что встреча между королём-мальчиком и разбойным рыцарем «задала тон» всему последующему правлению Джейхериса. Когда сэр Джоффри и леди Люсинда призвали короля отменить приказ его дяди Мейгора и восстановить Мечи и Звёзды, Джейхерис твёрдо отказал им. «Вера не нуждается в мечах.» - Провозгласил он. - «У неё есть моя защита. Защита Железного Трона.» Он, впрочем, отменил награду, объявленную Мейгором за головы Сынов Воина и Честных Бедняков. «Я не развязываю войн против моего народа,» - сказал он, «но я также не потерплю измены и мятежа.»

«Я восстал против твоего дяди точно также, как и ты», - дерзко отвечал Красный Пёс Холмов.

«Ты восстал», - согласился Джейхерис, - «и отважно сражался, никто не станет этого отрицать. Сынов Воина больше нет, как и твоих клятв перед ними, но твоя служба ещё не закончилась. У меня есть для тебя место.» С этими словами юный король поразил двор, предложив сэру Джоффри место среди рыцарей Королевской Гвардии. Как рассказывал Великий мейстер Бенифер, все шёпоты стихли после этого, и когда Красный Пёс обнажил свой меч, некоторые испугались, что он может напасть на короля... но вместо этого рыцарь пал на одно колено, склонил голову и положил меч к ногам Джейхериса. Говорят, по его щекам текли слёзы.

Спустя девять дней после коронации юный король отбыл из Староместа в Королевскую Гавань. Большая часть двора сопровождала короля в его великом торжественном путешествии по Простору... но его сестра Рейна оставалась с ним лишь до Хайгардена, где она оседлала своего дракона Пламенную Мечту и вернулась на Светлый Остров, в замок лорда Фармана у моря, покинув не только короля, но и своих дочерей. Рейла, отданная Вере, осталась в Звёздной Септе, тогда как её сестра-близнец Эйрея отправилась с королём в Красный Замок, где стала чашницей и компаньонкой принцесс Алисанны.

После коронации были замечены странности с дочерьми королевы Рейны. Близняшки всегда были зеркальными отражениями друг друга во внешности, но не в характере. Тогда как Рейла была смелым и волевым ребёнком, кошмаром для опекавших её септ, Эйрея была тихим, робким созданием, её легко было напугать и довести до слёз. «Она боится лошадей, собак, мальчишек с громкими голосами, мужчин с бородой, танцев, и она просто в ужасе от драконов», написал Великий мейстер Бенифер когда Эйрея впервые прибыла ко двору.

Однако, таак было до падения Мейгора и коронации Джейхериса. Впоследствии, девочка, оставшаяся в Староместе посвятила себя молитвам и учению, и никогда в дальнейшем не подвергалась наказаниям, тогда девочка, вернувшаяся в Королевскую Гавань проявила себя жизнерадостной, умной и предприимчивой, проводя половину дня на псарнях, в конюшнях и драконьих дворах. Хоть тому и нет никаких доказательств, широко известно, что некто — быть может, сама королева Рейна или её мать, королева Алисса — воспользовался королевской коронацией, чтобы подменить близнецов. Если так, неудивительно, что пока Джейхерис не обзавёлся кровным наследником, принцесса Эйрея (или девочка, носившая её имя) была наследницей Железного Трона. Все сходятся на том, что возвращение короля из Староместа в столицу было триумфом. Сэр Джоффри ехал подле него, и по дороге их приветствовали ликующие толпы. Там и тут появлялись Честные Бедняки, измождённые немытые братья с длинными бородами и большими топорами, моля о том же милосердии, что было даровано Красному Псу. Джейхерис прощал их при условии, что они отправятся на Север и вступят в Ночной Дозор. Сотни поклялись в этом, среди них такая фигура как Голодный Робб. «В течении всего одной луны после коронации,» - писал Великий мейстер Бенифер, - «король Джейхерис примирил Железный Трон с Верой и положил конец кровопролитию, терзавшему королевство при его дяде и отце.»
 
Последнее редактирование:

Dora Dorn

Ленный рыцарь
Анонимус-сан , ЛедиЛёд а нельзя ли просто загрузить билингву с переводом на Яндекс.Диск и скинуть сюда ссылку? Потому что у меня на айпаде архиватора тоже нет :(
 
Последнее редактирование:
Сверху