Пламя и Кровь (черновой перевод)

Тема в разделе "Работа над переводом «Пламени и крови»", создана пользователем ЛедиЛёд, 21 ноя 2018.

  1. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Беру 44, 45
     

    Вложения:

    • 44 45.zip
      Размер файла:
      28,8 КБ
      Просмотров:
      33
    Cat., _Nata_, Лилия и 8 другим нравится это.
  2. miniDi

    miniDi Ленный рыцарь

    153 - Час Волка
     

    Вложения:

    • 153.zip
      Размер файла:
      20,6 КБ
      Просмотров:
      61
    _Nata_, Cat., Лилия и 6 другим нравится это.
  3. Xanvier Xanbie

    Xanvier Xanbie Мейстер

    Добавил 149 и 150 в свой пост выше. Взял 151 и 152.
     

    Вложения:

    • 151-152.zip
      Размер файла:
      36,4 КБ
      Просмотров:
      38
    _Nata_, Cat., Xenia и 8 другим нравится это.
  4. Sarantan

    Sarantan Оруженосец

    Рискну. Возьму, пожалуй, фрагмент 53
    Upd: Как-то так. Надеюсь, не сильно накосячил:wth: :^)
    Пришлось свести в один несколько ячеек. Интересно, пострадала ли общая нумерация абзацев от этого?
     

    Вложения:

    Последнее редактирование: 24 ноя 2018
    Cat., _Nata_, Лилия и 8 другим нравится это.
  5. Xanvier Xanbie

    Xanvier Xanbie Мейстер

    Больше химии: сведение "Сынов Дракона". Маленькие правки (совпадение предложений на 75% и больше) я перевел сам, а большие несовпадающие фразы и абзацы выделил цветом. Для контроля, дифф английских оригиналов от Narwen. Таким образом, "Завоевание", "Сыны", "Принцесса и королева" у нас сведены, остался только "Порочный принц".
     

    Вложения:

    • sons_9-12.zip
      Размер файла:
      187,3 КБ
      Просмотров:
      33
    Cat., Лилия, _Nata_ и 10 другим нравится это.
  6. Анонимус-сан

    Анонимус-сан Знаменосец

    Беру 46, 47, 48. Как обычно, часть будет сегодня, часть завтра.

    Только тогда Рейна Таргариен оседлала Пламенную Мечту и отправилась в Красный Замок, чтобы сообщить брату о случившемся. «Элисса не любит драконов,» - сказала он королю. - «Она хочет золота на постройку корабля. Она продаст яйца. Они стоят целого флота.»

    Джейхерис выслушал сестру в своём солярии в присутствии одного только Великого мейстера Бенифера. «Если эти яйца проклюнутся, в мире появится другой драконий владыка, не из нашего дома.»

    «Они могут и не проклюнуться,» - сказал Бенифер. - «Неподалёку от Драконьего Камня. Жара... известно, что некоторые драконьи яйца попросту обращаются в камень.»

    «В таком случае какой-нибудь торговец пряностями из Пентоса станет владельцем трёх очень дорогих камней,» - сказал Джейхерис. - «В противном случае... рождение трёх драконов не так вещь, которую легко сохранить в секрете. У кого бы они не оказались, этот кто-то сразу же об этом раскудахтается. Нам нужны глаза и уши в Пентосе, Тироше, Мире, во всех Вольных Городах. Предложи вознаграждение за любые новости о драконах.»

    «Что ты собираешься делать?» - спросила его сестра.

    «То, что должен. То, что ты должна. Даже не надейся умыть от этого руки, милая сестрица. Ты хотела Драконий Камень и я дал его тебе, а ты привела туда эту женщину. Эту воровку.»

    Долгое царствование Джейхериса Таргариена было мирным, по большей части. Его войны были редкими и короткими. Но не стоит путать Джейхериса с его отцом Эйнисом. В нём не было ни слабости, ни нерешительности, свидетелями чему стали его сестра Рейна и Великий мейстер Бенифер, когда король молвил: «Где бы драконы не объявились, отсюда и до самого Йи-Ти, мы потребуем их возвращения. Их украли у нас, они наши по праву. Если это требование отвергнут, мы придём и заберём их. Вернём их домой, если сможем, убьём, если нет. Ни один детёныш не выстоит против Вермитора и Пламенной Мечты.»

    «И Среброкрылая?» - спросила Рейна. «Наша сестра –» « – не будет участвовать в этом. Я не подвергну её такому риску.»

    Тогда Королева Востока улыбнулась. «Она Рейнис, а я Висенья, иначе и быть не могло.»



    Великий мейстер Бенифер сказал: «Вы говорите о войне на другой стороне Узкого Моря, Ваша Милость. Цена –»

    «– должна быть уплачена. Я не позволю возродить Валирию. Представь, что сделают с драконами триархи Волантиса. Будем молиться, чтобы до этого не дошло.» Подводя итоги аудиенции, Его Милость предупредил остальных никому не говорить и пропавших яйцах. «Никто кроме нас троих не должен об этом знать.»

    Но для предупреждений было уже слишком поздно. На Драконьем Камне воровку прекрасно знали, особенно рыбаки. А рыбаки, как известно, плавают на другие острова, и слухи расходятся. Бенифер, действуя через пентошийского Мастера-над-монетой, имевшего агентов в каждом порту, дотянулся до другого другого берега Узкого Моря, как и приказывал короля, «платя добрую монету скверным людям» (по выражению Рего Драза) за каждую новость о драконьих яйцах, драконах или Элиссе Фарман. Небольшая армия шептунов, осведомителей, придворный и куртизанок строчили сотни докладов, некоторые из которых казались Железному Трону весьма ценными... но все слухи о драконьих яйцах оказались ложными.

    Мы знаем, что отправившись из Пентоса в Браавос, леди Элисса взяла новое имя. Её брат лорд Франклин отрёкся от неё и изгнал со Светлого Острова, так что она взяла имя бастарда собственного изобретения, называя себя Алис Вестхилл. Под этим именем она добилась аудиенции с Морским Владыкой Браавоса. Зверинец Морского Владыки был широко известен, и он был рад купить драконьи яйца. Полученное золото она положила в Железный Банк и использовала их для постройки Ловца Солнца — корабля, о котором она мечтала много лет.

    В Вестеросе, однако, об этом ничего не знали, и вскоре у короля Джейхериса возникли новые заботы. В Звёздной Септе Староместа Верховный Септон рухнул с лестницы, поднимаясь в свои покои. Он умер прежде, чем упасть. По всем септам королевства колокола звенели печальную песнь. Отец Верующих присоединился к Семерым.

    Впрочем, у короля не было времени на молитвы или скорбь. Сразу после похорон Его Святейшества, Праведные должны были собраться в Звёздной Септе и избрать его преемника, и Джейхерис знал, что мир в королевстве зависит от того, продолжит ли новый Верховный Септон политику своего предшественника. У короля был собственный кандидат на Хрустальную корону — септон Барт, присматривавший за библиотекой Красного Замка и ставший одним из его самых доверенных советников. Самому Барту пришлось полночи отговаривать Его Милость от этого решения: он был слишком молод, малоизвестен, слишком неортодоксален в своих воззрениях, и даже не был в числе Праведных. Не было никаких шансов, что его изберут. Им нужна другая кандидатура, более приемлемая для его братьев по Вере.

    Король и лорды Совета, впрочем, сошлись на одной вещи — любой ценой нельзя было допустить избрания септона Маттеуса. Его пребывание в Королевской Гавани оставило за собой тяжёлое наследие, и Джейхерис ни мог ни простить, ни забыть его слов у ворот Драконьего Камня.

    Рего Драз предполагал, что определённые взятки могут привести к желаемому результату. «Дайте этим Праведным достаточно золота, и они изберут меня,» - щутил он, - «хоть мне эта работа и даром не нужна.» Деймон Веларион и Кварл Корбрей считали нужным показать силу, но в то время как лорд Деймон хотел отправить свой флот, лорд Кварл предлагал возглавить армию. Альбин Месси, согбенный Мастер-над-законом, полагал, что септон Маттеус мог бы разделить судьбу Верховного Септона, доставлявшего схожие проблемы Эйнису и Мейгору — неожиданную и загадочную смерть. Септон Барт, Великий мейстер Бенифер и королева Алисанна были в ужасе от этих предложений, и король отверг их. Вместо этого он решил, что они с королевой вновь отправятся в Старомест. Его Святейшество был верным слугой богов и надёжным другом Железного Трона. Будет вполне уместно, если они проводят его в последний путь.

    Единственным способом вовремя добраться в Старомест был дракон.



    Совету и даже септону Барту нелегко было отпускать короля с королевой в Старомест. «Среди моих братьев всё ещё есть те, кто не любив Вашую Милость,» - заметил Барт. Лорд Деймон согласился с ним и напомнил Джейхерису о случившемся с королевой в Девичьем Пруду. Когда король заявил, что лорд Хайтауэр обеспечит ему защиту, члены Совета обменялись тяжёлыми взглядами. «Лорд Доннел заговорщик и лжец,» – заявил Манфрид Редвин. – «Я ему не доверяю и вам не советую. Он сделает то, что сочтёт выгодным для себя, своего дома и Староместа, а на всё остальное ему плевать. Даже на своего короля.»


    «Тогда мне лишь остаётся убедить его, что благополучие короля неразрывно связано с его собственным благополучием, благополучием его дома и Староместа,» - сказал Джейхерис. - «Уверен, у меня получится.» Этим он закончил обсуждение и приказал седлать драконов.

    Путь из Королевской Гавани в Старомест не близкий, даже для дракона. Королевская чета дважды останавливалась для ночного привала — один раз в Горьком Мосту и другой в Хайгардене, где держали совет со своими лордами. Совет полагал, что они могут предоставить хоть какую-то защиту. С Алисанной летел сэр Джоффри Доггет, а с Джейхерисом Алая Тень, Джонквиль Дарк, так что каждый дракон нёс примерно равный вес.

    Неожиданное прибытие Вермитора и Среброкрылой в Старомест выплеснуло на улицы тысячи зевак. Поскольку об их визите никого не предупреждали, многие горожане были в ужасе от того, что это могло предвещать... и более всех, надо думать, септон Маттеус, ставший совершенно белым, когда ему доложили. Джейхерис посадил Вермитора на широкой мраморной площади возле Звёздной Септы, но именно королева заставила весь город затаить дыхание, подлетев на Среброкрылой к самой вершине Высокой Башни, и раздув драконьими крыльями пламя знаменитого маяка.

    Хотя похороны Верховного Септона были заявленной причиной визита, к моменту прибытия королевской четы Его Святейшество уже упокоился в крипте под Звездной Септой. Несмотря на это, Джейхерис прочёл надгробную речь перед толпой септонов, мейстеров и простолюдинов, собравшихся на площади. В конце своего выступления он заявил, что останется с королевой в Староместе пока не будет выбран новый Верховный Септон, «дабы мы могли испросить у него благословения.» Как потом написал септон Гудвин, «простой народ ликовал, мейстеры глубокомысленно кивали, а септоны смотрели друг на друга и особенно на драконов.»

    Будучи в Староместе, Джейхерис и Алисанна ночевали в собственных покоях лорда Доннела на вершине Высокой Башни с видом на весь Старомест. Мы не знаем, о чём они беседовали друг с другом и со своими спутниками, эти разговоры велись за закрытыми дверьми в отсутствие мейстеров. Годы спустя, впрочем, король Джейхерис поведал обо всём случившемся септону Барту, и Барт составил краткую справку для истории.

    Хайтауэры из Староместа были древним родом, могущественным, богатым, гордым... и большим. Долгое время, согласно обычаю, младшие сыновья, братья, кузены и бастарды дома присоединялись к Вере, и за прошедшие века многие из них поднялись очень высоко. В 54-м году З.Э. младший брат лорда Доннела Хайтауэра, два племянника и шесть кузенов служили Семерым. Брат, один из племянников и двое кузенов носили серебристые мантии Праведных. Лорд Доннел желал, чтобы один из них стал Верховным Септоном.

    Короля Джейхериса не волновало, из какого дома будет Его Святейшество, будет ли он низкого или благородного происхождения. Его единственной заботой было сделать новым Верховным Септоном эксепционалиста. Звёздная Септа никогда более не должна подвергать сомнению традицию Таргариенов женить братьев и сестёр. Он хотел, чтобы новый Отец Верующих сделал эксепционализм официальной догмой Веры. И поскольку Его Милость не имел никаких претензий ни к брату лорда Доннела, ни к другим представителям его рода, ни с одним из них вопрос пока что не обсуждался, так что...

    После долгих часов обсуждения, взаимопонимание было достигнуто и укреплено великим пиром, на котором лорд Доннел славил мудрость короля, знакомя его со своими братьями, дядьями, племянниками, племянницами и кузенами. На другом конце города, в Звёздной Септе, Праведные собрались, дабы избрать себе нового пастыря. Без их ведома, среди них находились агенты лорда Хайтауэра и короля. Потребовалось четыре тура голосования. В первом вёл септон Маттеус, но, как и ожидалось, ему не хватило голосов для Кристальной короны. Затем, с каждым туром число отданных за него голосов уменьшалось, тогда как у других росло.

    На четвёртом туре Праведные нарушили традицию, избрав человека, не относившегося к их числу. Выбор пал на септона Альфина, дюжину раз объезжавшего Простор в своём паланкине от имени Джейхериса и его королевы. В Семи Королевствах не было более яростного защитника эксепционализма, чем Альфин, но он был старейшим из Семи Говорящих и к тому же безногим. Казалось очевидным, что Неведомый приберёт его скорее раньше, чем позже. Когда же это случится, его преемником будет Хайтауэр, пообещал король лорду Доннелу, рассчитывая, что его родичи прочнее свяжут себя с эксепционализмом под властью септона Альфина.



    Такова была сделка, если верить записям септона Барта. Сам Барт не сомневался в этом, хоть и сожалел, что из-за коррупции Праведными столь легко манипулировать. «Было бы лучше, избирай сами Семеро свой Голос на земле, но пока боги молчат, говорят лорды и короли,» - записал он, добавив, что и Альфин, и брат лорда Доннела, наследовавший ему, были более достойны Кристальной короны, чем когда-либо был септон Маттеус.

    Никто не был удивлён избранием септона Альфина больше самого септона Альфина, который в тот момент находился в Эшфорде. Странствуя в паланкине, он смог добраться до Староместа лишь через две недели. Ожидая его прибытия, Джейхерис успел посетить Бандалон, Три Башни, Нагорье и Медовую Рощу. Она даже слетал на Арбор, где испробовал лучшие вина острова. Королева Алисанна оставалась в Староместе. В день молитв и размышлений Молчаливые сёстры сопровождали её в Доме Матери. Другой день она провела с септами, заботившимися о больных и обездоленных. Среди послушниц она встретила свою племянницу Рейлу, которую Её Милость охарактеризовала как учёную и набожную девушку, «хоть и слишком часто заикающуюся и краснеющую.» Три дня она провела в великой библиотеке Цитадели, выходя оттуда лишь чтобы послушать лекции о валирийских Драконьих Войнах, искусстве врачевания пиявками и богах Летних Островов.

    После она пировала с архимейстерами в их обеденном зале и даже осмелилась поучать их. «Если бы я не была королевой, мне бы хотелось стать мейстером,» - сказала она Конклаву. - «Я умею читать, писать, думать и не боюсь воронов... или крови. Есть и другие знатные девушки, думающие так же. Почему не пустить их в вашу Цитадель? Если они не справятся, отошлите их домой, как вы отсылаете недостаточно умных мальчиков. Если вы дадите девочкам шанс, то удивитесь, сколь многие из них скуют цепь.» Не смея перечить королеве, архимейстеры улыбались и кивали головами, уверяя Её Милость, что обязательно подумают над её предложением. В конце концов, новый Верховный Септон добрался до Староместа, отстоял бдение в Звёздной Септе, был должным образом помазан и посвящён Семерым, забыв своё земное имя и все земные связи, и благословил короля Джейхериса и королеву Алисанну на торжественной церемонии. После этого к королевской чете присоединилась Королевская Гвардия и свита, так что Его Милость решил по дороге домой посетить Дорнийские Марки и Штормовые Земли, посетив Рогов Холм, Ночную Песнь и Чёрный Приют.

    Последнее королева Алисанна сочла особенно уместным. Несмотря на скромный, по сравнению с великими твердынями королевства, размер замка, лорд Дондарион был гостеприимным хозяином, а его сын Саймон играл на большой арфе столь же хорошо, сколь бился на турнирах, развлекая королевскую чету по ночам грустными песнями о любви под звёздами и падении королей. Из-за королевы правящая чета провела в Чёрной Гавани больше, чем планировалось изначально. Они всё ещё находились там, когда к ним прибыл ворон с ужасными вестями: их мать, королева Алисса, была на пороге смерти.

    Вермитор и Среброкрылая вновь взмыли в небеса, неся короля и королевы к их матери со всей возможной скоростью. Остальная свита продолжала путь через Каменный Шлем, Воронье Гнездо и Грифоний Насест под началом сэра Джайлса Морригена, Лорда-Командующего Королевской Гвардии.

    Штормовой Предел, великая твердыня Баратеонов, представляла собой всего одну башню, огромный барабан, воздвигнутый Дюраном Богоборцем в Век Героев, чтобы противостоять ярости божественных штормов. На вершине башни, под комнатой мейстера и грачевней, Алисанна и Джейхерис обнаружили мать спящей на провонявшей мочёй кровати, залитой потом и тощей словно древняя старуха, не считая вспухшего живота. С ней были мейстер, повитуха и три служанки, один мрачнее друого. Джейхерис нашёл лорда Рогара сидящим возле двери, пьяного и отчаявшегося. Когда король потребовал ответа, отчего он не со своей женой, лорд Штормового Предела прорычал: «Там Неведомый. Я его чую.»

    Лишь вино с каплей Сладкого Сна давало королеве Алиссе краткие передышки, объяснил мейстер Кайри. До этого Алисса четыре часа провела в агонии. «Она исторга из себя каждый кусочек пищи, что мы ей дали, и ощущала чудовищную боль.»

    “Ей нельзя,» - сквозь слёзы сказала королева Алисанна. - «Не сейчас.»

    “И месяца не прошло,» - подтвердила повитуха. - «Не дело это, млорды. Её что-то изнутри рвёт. Ребёночек помер или скоро помрёт. Мать слишком старая, толкать не может, вот ребёночек и вертится... не к добру это. Прощения просим, но помрут они оба к рассвету.»

    Мейстер Кайри соглашался с этим. Маковое молоко облегчило боль королевы, сказал он, и она подготовил и он был готов дать ей большую дозу... но это могло как помочь Её Милости, так и убить её, и почти точно убило бы ребёнка внутри. Когда Джейхерис спросил, что можно сделать, мейстер ответил:

    - «Для королевы? Ничего. Это выше моих сил. Есть шанс, небольшой шанс, что я смогу спасти дитя. Для этого мне придётся вскрыть мать и достать ребёнка из её чрева. Дитя либо будет жить, либо умрёт. Женщина точно умрёт.»

    Его слова повергли королеву Алисанну в рыдания. «Эта женщина — моя мать и королева,» - жёстко сказал Джейхерис. Он вышел прочь, поднял Рогара Баратеона на ноги и втащил обратно в комнату, где заставил мейстера повторить всё то, что он уже сказал ему. «Она твоя жена,» - напомнил король Джейхерис лорду Рогару. - «Тебе и решать.»

    Надо сказать, лорд Рогар так и не осмелился посмотреть на жену. Не смог он и вымолвить ни единого слова, пока король не схватил его грубо за руку и не встряхнул. «Спасти моего сына,» - сказал Рогар мейстеру. Затем он вырвался и вновь сбежал из комнаты. Мейстер Кайри свесил голову и послал за своими ножами.


     
    Последнее редактирование: 25 ноя 2018
  7. Dora Dorn

    Dora Dorn Ленный рыцарь

    Беру 189-190
     

    Вложения:

    Cat., Лилия, Xenia и 9 другим нравится это.
  8. miniDi

    miniDi Ленный рыцарь

    154, 155 - сегодня/завтра
     

    Вложения:

    • 154, 155.zip
      Размер файла:
      30,7 КБ
      Просмотров:
      49
    _Nata_, Cat., Лилия и 8 другим нравится это.
  9. taelshaany

    taelshaany Знаменосец

    Чуть обновила предыдущий отрывок, заодно проверила его по английскому тексту - все абзацы в норме.
    Беру 182 фрагмент.
     

    Вложения:

    Cat., Лилия, Oleg77 и 6 другим нравится это.
  10. Gotcha

    Gotcha Лорд

    Беру 170-171, сегодня
     

    Вложения:

    _Nata_, Cat., Лилия и 7 другим нравится это.
  11. Shtee

    Shtee Знаменосец

    Беру 49, 50
     

    Вложения:

    • 49-50.zip
      Размер файла:
      32,4 КБ
      Просмотров:
      42
    Cat., _Nata_, Arystan и 11 другим нравится это.
  12. Анонимус-сан

    Анонимус-сан Знаменосец

    Беру 51, 52.

    Столь велико было горе королевы, что даже тогда она не поняла, что произошло. Первым, кто высказал сомнения, оказался Рего Драз, королевский Мастер-над-монетой из Пентоса, когда Джейхерис собрал Малый Совет для обсуждения смертей на Драконьем Камне. Согласно записям мейстера Ансельма, лорд Рего поднял бровь и сказал: «Болезь? Никакая это не болезнь. Кишечные боли, смерть за день... это Слёзы Лисса.»

    “Яд?» - Удивлённо воскликнул король Джейхерис.

    «Мы в Вольных Городах отлично знакомы с такими вещами,» - уверил его Драз. - «Не сомневайтесь, это были Слёзы. Старый мейстер должен вскоре всё заметить, так что он должен был умереть первым. По крайней мере, я бы так сделал. Но не стал бы. Яд... бесчестен.»

    «Пострадали только женщины,» - возразил лорд Веларион. «Значит, только женщины приняли яд,» - ответил Рего Драз.

    Когда септон Барт и Великий мейстер Бенифер согласились с мнением лорда Рего, король отправил ворона на Драконий Камень. Едва Рейна Таргариен прочла письмо, её сомнения исчезли. Призвав капитана своей гвардии, он приказал найти и привести к ней её мужа.

    Эндроу Фармана не было ни в его спальне, ни в покоях королевы, не было его в великом чертоге, на конюшнях, в септе, или в Саду Эйгона. В Башне Морского Дракона, в покоях мейстера под воронятней, они обнаружили мейстера Ансельма с кинжалом в спине. Ворота были заперты и заложены, так что, не считая дракона, не было способа выбраться из замка. «Моему червяку-мужу не хватит на такое отваги,» - заявила Рейна.

    Эндроу Фарман нашёлся в Палате Расписного Стола с мечом в руках. Он не пытался отрицать отравление. Он им похвалялся. «Я подал им чаши с вином, и они выпили. Они пили и благодарили меня. Почему нет? Чашник, служка, так они меня называли. Сладкий Эндроу. Эндроу Шутник. Что мне ещё оставалось, кроме как упасть с дракона? Ну ладно, я мог бы сделать много чего. Я мог бы стать лордом. Мог бы писать законы, быть мудрым и давать тебе советы. Мог бы убивать твоих врагов с той же лёгкостью, с какой убил твоих друзей. Я мог бы сделать тебе детей.»

    Рейна Таргариен не стала отвечать ему. Вместо этого она приказал страже: «Взять его и заковать в цепи, но не причиняйте вреда. Я хочу, чтобы его член и яйца поджарили и скормили ему. Он не должен умереть, не съев каждый кусочек.»

    “Нет,» - сказал Эндроу Фарман, пока они обходили Расписной Стол, чтобы схватить его. «Моя жена умеет летать, и я тоже.» Сказав это, он без особого результата рубанул ближайшего стражника, рванулся к окну за ним и выскочил в него. Его полёт оказался коротким: вниз к смерти. Впоследствии Рейна Таргариен велела разрубить его тело на куски и скормила своим драконам.

    Его смерть была последней из значимых смертей 54-го года З.Э, но Год Неведомого принёс ещё больше зла. Подобному тому, как от брошенного в пруд камня расходятся круги по воде, сотворённое Эндроу Фарманом зло разошлось по стране, затрагивая и ломая жизни других уже после того, как драконы пожрали его почерневшие обугленные останки.

    Первыми ощутили последствия в Малом Совете, когда лорд Деймон Веларион изъявил желание покинуть пост Десницы Короля. Королева Алисса, как мы помним, была сестрой лорда Деймона, а его младшая племянница Лианна была среди отравленных на Драконьем Камне женщин. Некоторые подозревали, что отчасти решение лорда Деймона было продиктовано враждой с лордом Манфридом Редвином, заменившем его на посту Лорда-адмирала, но это представляется жалкой клеветой на человека, служившего столь долго и усердно. Давайте лучше поверим его светлости на слово и остановимся на том, что именно преклонный возраст и желание провести остаток дней с детьми и внуками на Дрифтмарке послужили причиной его отставки.

    Первой мыслью Джейхериса было найти преемника лорда Деймона среди других членов Совета. Альбин Месси, Рего Драз и септон Барта показали себя крайне способными людьми, заслужив королевские доверие и благодарность. Ни один из них, однако, не могу считаться вполне подходящим для этой должности. Подозревали, что септон Барт верен скорее Звёздной Септе, нежели Железному Трону. Более того, он был низкого рода, а великие лорды королевства никогда не позволят сыну кузнеца говорить голосом короля. Лорд Рего был безбожным пентошийцем, бывшим торговцем специями и выскочкой, и ещё более низкорожденным, чем септон Барт. Лорд Альбин, хромой и скрючённый, почитался невеждами за некое зло. «Они смотрят на меня и видят злодея.» - Говорил королю сам Месси. - «В тенях я смогу служить вам лучше.»

    Не было и речи о том, чтобы вернуть назад Рогара Баратеона или любого из бывших Десниц короля Мейгора. Лорд Талли за время своего пребывания в Совете в период регенсттва никак себя не показал. Родрику Аррену, лорду Орлиного Гнезда и Защитнику Долины, было всего десять лет и он лишь недавно стал лордом после гибели его дяди лорда Дарнольна и деда сэра Раймонда от рук одичалых налётчиков, за которыми они столь неосмотрительно погнались в Лунные Горы. Джейхерису практически удалось достичь взаимопонимания с Доннелом Хайтауэром, но он по-прежнему не доверял этому человеку, равно как и Лиману Ланнистеру. Бертранд Тирелл, лорд Хайгардена, был известным пьяницей, а его неуправляемый бастард опозорил бы корону, ступив на землю Королевской Гавани. Аларика Старка лучше всего было оставить в Винтерфелле. Человек упрямый, как все говорили, суровый, жёсткий и не умеющий прощать, он сделал бы заседания Совета не слишком уютными. И, само собой, не было и речи о том, чтобы пригласить в Королевскую Гавань железнорождённого.



    Не было и речи о том, чтобы вернуть назад Рогара Баратеона или любого из бывших Десниц короля Мейгора. Лорд Талли за время своего пребывания в Совете в период регенсттва никак себя не показал. Родрику Аррену, лорду Орлиного Гнезда и Защитнику Долины, было всего десять лет и он лишь недавно стал лордом после гибели его дяди лорда Дарнольна и деда сэра Раймонда от рук одичалых налётчиков, за которыми они столь неосмотрительно погнались в Лунные Горы. Джейхерису практически удалось достичь взаимопонимания с Доннелом Хайтауэром, но он по-прежнему не доверял этому человеку, равно как и Лиману Ланнистеру. Бертранд Тирелл, лорд Хайгардена, был известным пьяницей, а его неуправляемый бастард опозорил бы корону, ступив на землю Королевской Гавани. Аларика Старка лучше всего было оставить в Винтерфелле. Человек упрямый, как все говорили, суровый, жёсткий и не умеющий прощать, он сделал бы заседания Совета не слишком уютными. И, само собой, не было и речи о том, чтобы пригласить в Королевскую Гавань железнорождённого.



    Не найдя подходящей кандидатуры среди великих лордов королевства, Джейхерис обратился к их знаменосцам. Желательно было, чтобы Десница пребывал в летах, уравновешивая своим жизненным опытом молодость короля. Поскольку в Совете было несколько учёных мужей со склонностью к чтению, требовался также закалённых в битвах воин, чья боевая слава внушит страх врагам Короны. После того, как десятки имён были названы и отвергнуты, выбор в конце концов пал на сэра Майлса Смоллвуда, лорда Желудей из Речных Земель, сражавшегося за брата короля, Эйгона, у Божьего Ока, сразившего Уота Дровосека у Каменного Моста и выехавшего со старым лордом Стоквортом против Харрена Красного в правление короля Эйниса. Справедливо прославляемый за свою отвагу, лорд Майлс носил дюжину шрамов на теле и лице. Сэр Уиллам Оса, некогда служивший в Желудях, клялся, что в Семи Королевсках на сыскать столь же прекрасного, яростного и верного лорда, а его сюзерены, Прентис Талли и, несомненно, леди Люсинда, могли лишь похвалить Смоллвуда. Наконец убеждённый, Джейхерис дал своё согласие, взлетел ворон, и спустя две недели лорд Майлс уже направлялся в Королевскую Гавань.

    Королева Алисанна не участвовала в выборе Десницы Короля. Пока король и Совет были заняты, Её Милость покинула Королевскую Гавань и направила Среброкрылую на Драконий Камень, чтобы утешить сестру в её горе.

    Но Рейну Таргариен нелегко было утешать. Потеря столь многих дорогих подруг ввергла её в чёрную меланхолию, и любое упоминание имени Эндроу Фармана вызывало у неё вспышку гнева. Она не нуждалась в сестре и её утешениях. Рейна трижды пыталась прогнать её, даже кричала на неё в присутствии половины замка. Когда королева отказалась уйти, Рейна удалилась в собственные покои и заложила двери, выходя лишь чтобы поесть... всё реже и реже.

    Предоставив её саму себе, Алисанна Таргариен постаралась восстановить на Драконьем Камне подобие порядка. Прибыл новый мейстер, новый капитан был назначен командовать гарнизоном. Собственная любимая септа королевы Эдит прибыла, чтобы занять место оплакиваемой Рейной септы Мариам.

    Отвергнутая сестрой, Алисанна обратилась к племяннице, но и здесь встретила лишь гнев и отторжение. «Почему меня должна заботить их смерть? Она найдёт новых, всегда находит,» - сказала принцесса Эйрея королеве. Когда Алисанна попыталась рассказать историю о своё детстве, о том, как Рейна положила драконье яйцо в её колыбель, качая её на руках «как если бы она была моей матерью», Эйрея сказала: «Она никогда не давала мне яйцо, просто отослала прочь, а сама сбежала на Светлый Остров.» Любовь Алисанны к собственной дочери также разозлила принцессу. «Почему она станет королевой? Королевой должна стать я, а не она.» После этого Эйрея разрыдалась, умоляя Алисанну взять её с собой в Королевскую Гавань. «Леди Элисса говорила, что возьмёт меня с собой, но вместо этого ушла и забыла обо мне. Я хочу вернуться ко двору, к певцам, шутам, лордам и рыцарям. Пожалуйста, возьми меня с собой!»





    Тронутая слезами девочки, королева Алисанна пообещала обсудить это с её матерью. Но когда Рейна в следующий раз вышла из своей комнаты поесть, она ответила отказом. «У тебя есть всё, у меня ничего. Теперь ты хочешь забрать у меня ещё и дочь. Что ж, её ты не получишь. Утешься тем, что получила мой трон.» В ту же ночь Рейна вызвала к себе принцессу Эйрею, чтобы отругать, и то, как мать с дочерью кричали друг на друга было слышно на весь Каменный Барабан. После этого принцесса отказывалась говорить с королевой Алисанной. Потерпев поражение на всех фронтах, Её Милость наконец ретировалась в Королевскую Гавань к королю Джейхерису и радостному смеху собственной дочери, принцессу Дейнерис.

    Год Неведомого подходил к концу и возведение Драконьего Логово почти завершилось. Великий Купол в конце концов достроили, навесили массивные бронзовые ворота, и похожее на пещеру сооружение увенчало Холм Рейнис, уступая лишь Красному Замку на Холме Эйгона. Чтобы отметить завершение работ и отпраздновать прибытие нового Десницы, лорд Редвин предложил королю устроить великий турнир, грандиозней которого королевство не видело со времён Золотой Свадьбы. «Оставим все беды позади и начнём новый год с праздненств и гуляний,» - заявил Редвин. Осенняя жатва удалась на славу, налоги лорда Рего приносили реки золота, росла торговля, так что траты на турнир не должны были стать проблемой, а сам турнир должен был привести в Королевскую Гавань тысячи гостей и их кошельки. Совету предложение пришлось по душе, и король Джейхерис одобрил турнир, должный порадовать простой народ и «помочь нам забыть о бедствиях.»

    Все приготовления оказались расстроены из-за неожиданного прибытия Рейны Таргариен с Драконьего Камня. «Должно быть, драконы неким образом ощущают эмоции своих всадников,» - записал септон Барт. - «Когда Пламенная Мечта яростным штормом разорвала облака, Вермитор и Среброкрылая поднялись и так зарычали на неё, что всякий, кто был тому свидетелем, испугался, что драконы набросятся друг на друга с клыками и огнём, подобно тому, как Балерион разорвал Ртуть над Божьим Оком.»

    Драконы, в конце концов, не стали драться, хоть шипения и ударов хвостом было немало, когда Рейна сошла с Пламенной Мечты и ворвалась в Твердыню Мейгора, крича на брата и сестру. Вскоре выяснилась причина её ярости. Принцесса Эйрея сбежала. Она покинула Драконий Камень на рассвете, пробравшись в стойла и оседлав дракона. И не простого дракона. «Балериона!» - воскликнула Рейна. - «Безумное дитя взяло Балериона. Не детёныша, нет, нет! Она взяла Чёрного Ужаса! Дракона Мейгора, чудовище, убившее её отца. Почему его, если не чтобы причинить мне боль? Что я родила? Что за зверя? Я спрашиваю вас, что я родила?»

    «Маленькую девочку,» - ответила королева Алисанна, - «она всего лишь разозлённая маленькая девочка.» Но, по словам септона Барта и Великого мейстера Бенифера, Рейна её не услышала. Она отчаялась узнать, где было её «безумное дитя». Её первой мыслью была Королевская Гавань. Эйрея так хотела вернуться ко двору... но если она была не здесь, то где же тогда?

    «Подозреваю, это мы скоро выясним,» - спокойно сказал король Джейхерис. - «Балерион слишком велик, чтобы прятаться. И у него чудовищный аппетит.» Тогда он приказал Великому мейстеру Бениферу разослать ворона в каждый замок Семи Королевства. «Если кто-нибудь в Вестеросе хоть краем глаза увидит Балериона или мою племянницу, я тотчас же хочу об этом узнать.»

    Вороны разлетелись, но вестей о принцессе Эйрее не было ни в тот день, ни в следующий, ни в день после. Рейна на какое-то время осталась в Красном Замке, впадая то в гнев, то в дрожь, и пила Сладкий Сон, чтобы заснуть. Принцесса Дейнерис настолько боялась своей тёти, что начинала кричать всякий раз как та оказывалась поблизости. Спустя семь дней Рейна заявила, что больше не может сидеть и ничего не делать. «Я должна найти её. Если я не смогу найти её, то хотя бы смогу увидеть.» После этих слов она оседлала Пламенную Мечту и улетела.

    До самого конца этого жестокого года никто не видел и не слышал о матери с дочерью.


     
    Последнее редактирование: 26 ноя 2018
  13. miniDi

    miniDi Ленный рыцарь

    156
     

    Вложения:

    • 156.zip
      Размер файла:
      18,8 КБ
      Просмотров:
      35
    _Nata_, Cat., Лилия и 9 другим нравится это.
  14. Xanvier Xanbie

    Xanvier Xanbie Мейстер

    Сведение 91-93 (Порочный принц). Точнее говоря, старый "Порочный принц" - это фрагменты 92-93, а фрагмент 91 - это новый текст. Дифф оригиналов там же.
     

    Вложения:

    • 91-93.zip
      Размер файла:
      175,2 КБ
      Просмотров:
      41
    _Nata_, Cat., Лилия и 9 другим нравится это.
  15. Daena

    Daena Знаменосец

    74,75
     

    Вложения:

    _Nata_, Cat., Лилия и 9 другим нравится это.
  16. taelshaany

    taelshaany Знаменосец

    Беру 183 фрагмент.

    Пока добавила перевод, как есть, позже смогу поправить, если получу ответ в теме.

    Нашла мелкие ошибки и обновила перевод здесь и здесь.
     

    Вложения:

    Последнее редактирование: 27 ноя 2018
    Cat., Лилия, Xenia и 7 другим нравится это.
  17. Daena

    Daena Знаменосец

    73
     

    Вложения:

    _Nata_, Cat., Лилия и 10 другим нравится это.
  18. Daena

    Daena Знаменосец

    71-72
     

    Вложения:

    _Nata_, Cat., taelshaany и 7 другим нравится это.
  19. miniDi

    miniDi Ленный рыцарь

    157
     

    Вложения:

    • 157.zip
      Размер файла:
      22,8 КБ
      Просмотров:
      41
    Последнее редактирование: 26 ноя 2018
    _Nata_, Cat., taelshaany и 7 другим нравится это.