1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Только пятеро

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Daena, 9 фев 2019.

  1. Daena

    Daena Знаменосец

    Название: Только пятеро
    Автор: Kingmaking
    Ссылка на оригинал: https://archiveofourown.org/works/17657159
    Категория: гет
    Размер: мини
    Персонажи: Кейтлин Талли, Джейме Ланнистер
    Рейтинг: R
    Предупреждения: АУ
    Краткое содержание: Кейтлин Талли вышла замуж за Джейме Ланнистера
     
    Shtee нравится это.
  2. Daena

    Daena Знаменосец

    Кейтлин считала отца благоразумным, нежным и мягким в обращении, не тем, кто интересуется игрой престолов. Но когда дело коснулось браков его дочерей, лорд Хостер действовал быстрее ветра, и Кейтлин оказалась помолвлена с Джейме Ланнистером, золотым мальчиком Запада. Ему было десять, на два года младше нее, и его вызвали из Кракехолла на воспитание в Золотой Зуб, который был достаточно близко к Риверрану, чтобы он мог навещать его каждый год.
    В первый год он приехал с Аддамом Марбрандом и Лотаром Фреем. Первый был хорошим другом Джейме, его волосы были еще более рыжими, чем у Кейтлин. А второй был двенадцатым сыном с больной ногой, дурным характером и непристойной заинтересованностью в Лизе, чья рука еще никому не была обещана. Но Фрей, правда? Какая чепуха.
    Кейтлин танцевала с Джейме, танцевала с Аддамом и смеялась над Лотаром со своей сестрой и Петиром, который был мрачен уже несколько дней и развеселился только придумав прозвище «Лотар Колченогий».
    На второй год… Скончалась матушка, между первым и вторым визитом. Отец оплакивал ее, так оплакивал, что не мог утешиться. Лиза и Эд обратились за лаской к Кейт, а Кейтлин к дяде Бриндену. А потому, когда Джейме вернулся, Кейтлин встретила его как леди Риверрана, во всем, кроме титула. Они не танцевали, но вместе охотились, с собаками и соколами, навещали Бракенов и Блеквудов. Именно в замке Блеквудов Кейтлин впервые услышала разговоры о Брандоне Старке, драгоценном наследнике Винтерфелла.
    Когда Кейтлин исполнилось пятнадцать, а Джейме тринадцать, визита не было, потому что его сестра-близнец заболела в Утесе Кастерли, и он не доехал и до Розовой Девы, прежде чем смог уговорить свою свиту сопроводить его вместо того в Утес. Кейтлин не была против, она бы также поступила для Лизы, но Лиза теперь была помолвлена с Брандоном Старк и жила в Белой Гавани, служа чашницей у леди Мандерли.
    Что-то тут было не так, Кейтлин уверена, что что-то тут было еще, какая-то еще причина, по которой ее лорд отец отправил Лизу на Север, а Петира назад на маленький островок его отца, но они оба такие юные, и у нее нет времени думать о детских играх, только не теперь, ведь время летит так быстро, у нее давно течет лунная кровь, а Джейме Ланнистер вырастает в красивого мужчину, который въехал в ворота Риверрана, чтобы жениться на ней, теперь, когда ему пятнадцать и он стал рыцарем.
    ***​
    Кейтлин была в него влюблена, она так краснела, что Эдмур и дядя Бринден подшучивали над ней. Черная Рыба смотрел на ее жениха с сомнением, но Эдмур умолял о праве стать его оруженосцем, умолял о рассказах о приключениях Джейме, как будто мальчишка пятнадцати лет, пусть и рыцарь, мог набраться таких историй. Но Кейтлин была влюблена. Он был учтив, высокомерен, красив, немного холоден, но она вытерпела бы все, ради Утеса Кастерли и золотоволосых детей, за то, чтобы ее семья стала выше по положению.
    Обстоятельства велят им ждать. Эдмур сломал руку, свалившись с чардрева, Лиза, по дороге из Белой Гавани, заболела в Девичьем Пруде и осталась в Харренхоле с лордом и леди Уэнтами, как раз когда подошло время великого турнира. Кейтлин должна была посетить его как жена Джейме, она должна была ехать на этот турнир уже беременной, но вместо этого она едет одна, без своего нареченного, потому что Тайвин Ланнистер запретил сыну туда отправляться. А потому Джейме остался в Риверране с отцом и дядей Бринденом, беседуя с ними о прошедших войнах, а Кейтлин поехала в Харренхол, чтобы воссоединиться там с Лизой и стать свидетельницей прелюдии к будущей войне, посреди воющих волков и бледнеющих солнц, в виду нежных синих роз в руках леди Лианны.
    Лиза завидовала Лианне, Кейтлин знала, завидовала любви Брандона и интересу принца, но она побледнела и разрыдалась, услышав о ее исчезновении. Брандон помчался на юг, чтобы найти сестру, помчался на юг, чтобы разобраться с Рейгаром Таргариеном, и он просил Джейме поехать с ним. Самый юный рыцарь королевства, сын и наследник Тайвина Ланнистера, несомненно Безмуный Эйрис послушает его. Но Джейме во всем повиновался отцу, как Кейтлин во всем повиновалась своему, и он остался с ней в Риверране.
    Он был там, когда пришли новости об аресте Брандона, был там, когда Рикард Старк проехал через Риверран, чтобы спасти своего сына, был там, когда они узнали, что они оба мертвы, был там, когда Лиза повалилась наземь, рвя на себе волосы от горя, был там, когда Семь Королевств занялись огнем. Отец созвал знамена, потому что Нед Старк пообещал жениться на Лизе, чтобы все поправить.
    Поправить. Его отец сгорел, а брат задохнулся до смерти, и Нед Старк еще совсем мальчишка, едва старше самой Кейтлин, и он должен теперь держать в узде дикий Север, должен сделать счастливой Лизу и свергнуть тирана. У него есть помощники, конечно. Аррены, Талли… А вскоре и Ланнистеры. Джейме не терпелось отправиться в битву, а Кейтлин не терпелось выйти замуж, стать женой и матерью. Оба желания исполнились: Джейме отправился лить кровь на реке Трезубец, а кровь Кейтлин больше не пришла после ее брачной ночи.
    Тайвин Ланнистер вызвал Кейтлин в Утес Кастерли, когда погиб принц, и хотя Кет понимала, что будущий лорд дома Ланнистеров должен появиться на свет в огромном золотом замке дома Ланнистеров, она не смогла заставить себя покинуть бедную Лизу, которая потеряла ребенка, которого оставил ей Нед Старк. Кейтлин осталась, чтобы утешить Лизу, Кейтлин осталась, и от того Лиза рыдала и плакала каждый раз, когда малыш толкался.
    Кейтлин родила сына в Риверране, и назвала его Робб, в честь короля, которого собирались короновать ее муж и свекр. Робб Ланнистер, с волосами Талли и глазами Талли. Она держала своего малыша, сама кормила его грудью, не обращая внимания на окружающий мир, не обращая внимания на слезы Лизы и отсутствие Джейме.
    Половина Королевской Гавани сгорела, половина армии Ланнистеров погибла в ужасном диком огне, в зеленом пламени, но Джейме среди них не было. Оглядываясь назад, казалось, что стоило бы, чтобы был.
    ***​
    Она пропустила коронацию и свадьбу короля Роберта, отправившись в Утес Кастерли с Роббом и дядей Бринденом как раз когда Тайвин Ланнистер, его дочь и родичи поехали в Королевскую Гавань – то, что осталось от Королевской Гавани. Великая Септа Бейлора пережила огонь, но Блошиный Конец исчез, вместе с домами и террасами, садами и особняками. И старый король, дорнийская принцесса и ее дети… Город сгорел, армия сгорела, но маленьких Таргариенов убила сталь, а не огонь.
    Кейтлин была рада, что ей не нужно было быть там, она была рада, что ей не нужно знать, ей было достаточно ее комнат в Утесе Кастерли, холодных и золотых камней. Ей дали комнату с балконом, садом, маленькой септой и семью окнами с видом на море. Утес огромен, Утес устражающ, но Кейтлин – мать будущего лорда, и она не боится.
    Тайвин Ланнистер посмотрел на Робба с чем-то, напоминающим одобрение или что-то вроде того, и наконец называл его «отличным мальчиком». Отличный мальчик без отца: Джейме остался со своей сестрой в Королевской Гавани на целый год, потом еще на полгода, довольный тем, что его жена и наследник безопасно закрыты в Утесе, под охраной его отца. Кейтлин писала ему письма и изредка получала ответы. Ее муж, ее муж уже два года, и при этом она делила с ним постель всего раз. И одного раза было достаточно, чтобы зачать Робба и обеспечить ее будущее.
    Кейтлин знала, что в устроенных браках любовь бывает редко, что такие браки редко бывают счастливыми и теплыми, во всяком случае, не в начале. Она не ждала, что Джейме будет ее любить, она даже этого и не желала. Лорд Хостер любил леди Минису, и ее смерть погубила его.
    Все было хорошо, это было легко – притворяться, что она не ожидала иного. Это нормально, что Джейме хотел составить компанию своей сестре, это нормально, что молодому мужчине интереснее вечная занятая – и наполовину сгоревшая – Королевская Гавань. Утес тоже вечно занят, если честно, так, что у Кейтлин голова шла кругом, когда ей передавали драгоценности, когда-то принадлежавшие леди Джоанне, ожерелье леди Джейн, желтые мирийские кружева леди Роханны. Ей не нужен был Джейме.
    Ей не нужно было чувствовать себя любимой, желанной, нужной.
    Конечно, в ней была гордость Талли, и она не смела обратиться с этим делом к своему свекру. Пусть Джейме будет незнаком своему сыну, пусть Джейме игнорирует своих отца и жену, и даже младшего брата, который несчастен без него. У Кейтлин нет времени на Тириона, она занята Роббом, своими новыми родственниками и своими западными леди, но мальчик одного возраста с Эдмуром, и она не могла его не жалеть. Она была добра к нему, настолько, как могла, покуда обижалась на брата, которого тот обожал, а Тирион был добр к Роббу, читая ему, пока не сгорали свечи, а Робб не засыпал у него на коленях.
    А потом королева объявила о своей беременности, и Тайвин приказал сыну вернуться.
    Кейтлин надела красное платье в цветах Ланнистеров и Талли, когда встречала мужа, когда наконец представила маленького Робба его отцу, когда наконец позволила себе глубоко вздохнуть, потому что она больше не была брошенной женой наследника Утеса Кастерли. Джейме занял место рядом с ней во время пира, и это было совсем как во время пира в Риверране, когда Кейтлин думала, что ее будущее было счастливым, пусть даже шла война. Они не о многом говорили, и Кейтлин решила, что Джейме скучает по своей сестре, как сама она скучала по Лизе и Эдмуру. Но казалось, что Джейме был рад снова свидеться с Тирионом, и это Тирион уговорил Робба после пира обратить внимание на его отца больше, чем послав мимолетный взгляд.
    Если бы мальчику не было всего двенадцать, Кейтлин заподозрила бы, что это он уговорил Джейме прийти в ее постель, через две недели после возвращения. Они были чужими друг другу, столько лет прошло с их брачной ночи, но Кейтлин ничего не имеет против. Она родилась и была воспитана, чтобы ничего не иметь против, ожидая только уважения, там где другие – Лиза – ожидали заботы и любви.
    Любовь не обещает здоровых детей, Лиза уже должна была это понимать.
    Джейме исполнил свой долг по отношению к ней, и она исполнила свой, под лунным светом, льющимся в окна. Было… Было лучше, чем в их брачную ночь, но она почти забыла, как это было. Может быть, потому что был мир, хотя бы вокруг, пусть не в ее постели – закончив, Джейме быстро ушел, не сказав ни слова.
    Ей не нужно было чувствовать себя любимой.
    Кейтлин понимала, что он был с другими женщинами, там, в Королевской Гавани, и во время войны, но это не важно. На это можно не обращать внимания, нужно не обращать внимание, если она хочет оставаться на хорошем счету у Тайвина Ланнистера. Это было далеко, далеко от Утеса, далеко от Робба. Это было неважно.
    Ей не приходилось терпеть любовницу или бастарда, как Лизе приходилось терпеть Джона Сноу. Она винила мальчишку в своих трудных родах и мертвых детях, но Нед Старк отказывался отсылать его.
    ***​
    Серсея родила сына, золотоволосого Джоффри, и Джейме отправился в столицу с отцом и двумя десятками западных лордов, чтобы отпраздновать рождение, но во всяком случае, он оставил Кейтлин с ее ребенком.
    Она не управляла Утесом, только не с братьями лорда Тайвина и его жуткой сестрой. Кейтлин позволила себе расслабиться, принимая ванны и вышивая, прогуливаясь по садам Утеса Кастерли с Тирионом и Роббом, строча письма Лизе и отцу в Риверран, Эдмуру и дяде Бриндену, который покинул Утес и отправился в Винтерфелл, не заезжая домой.
    Рождение Сереллы было омрачено свадьбой Тириона.
    Тайвин и Джейме отказывались говорить об этом деле, и Кейтлин отказывалась о нем слушать. Это отстранило от нее Тириона, но у нее теперь было двое детей, двое детей, которые могли быть близнецами, если бы не четыре года разницы между ними. Серелла выглядела как Талли, совсем как Робб, но в ее волосах был намек на тень золота, хотя преобладала медь. И Кейтлин видела в ее чертах лица Джейме, или скорее невероятно красивую королеву.
    Она надеялась, что они сблизятся через Робба и Сери. И так и случилось, но лишь незначительно. Но Джейме ее не позорил, Джейме ее не обижал, и он любил детей, которых она ему дала. Этого было достаточно. Должно было быть достаточно.
    Джейме не знал Робба, когда он был ребенком. Наверное поэтому казалось, что он предпочитал Сереллу, но она была заботой Кейтлин и септ. Деликатная леди, в голубом и розовом цветах Талли, скорее котенок, чем львица.Свекр Кейтлин строил на нее планы, как уже планировал будущее Робба. Кейтлин сама мечтала о богатой западной жене для Робба, а может быть это будет Пайпер или Мутон. А также она мечтала о Кракехолле, Староместе, Хайгардене или Золотом Зубе для Сереллы, которая росла все выше и красивее с каждым днем.
    Джейме же планировал только свой следующий визит в Королевскую Гавань, но лорд Тайвин не позволял сыну покинуть Утес, пока во чреве Кейтлин не начал расти третий ребенок. Кейтлин вдруг осознала, что всего лишь один раз целовала своего мужа.
    Этого было достаточно, должно было быть.
    Она с трудом принесла Марлу в этот мир, десять часов крика, слыша, как Дженна Ланнистер командует людьми вокруг нее, пока не случилось что-то еще. В порту под ними загорелся флот Ланнистеров.
    Кейтлин уже пережила одну войну, и ей не трудно было проводить время в Утесе Кастерли, прижимая к себе Марлу, пока Джейме, король Роберт и его мрачный брат уничтожают железнорожденных. Как и после рождения Сереллы, лорд Тайвин приказал, чтобы Кет отдала Марлу кормилице, и она послушалась. Девушка была из Ланниспорта, с хорошеньким личиком и золотыми волосами. Кейтлин знала ее имя, но ничего больше.
    У нее и не было причин беспокоиться о девчонке на самом деле, пока не пришло время устроить турнир по случаю окончания войны с Грейджоями, и король Роберт обесчестил ее в собственной постели Кейтлин, пока Марла криком требовала молока. Кейтлин испытывала отвращение, и лорд Тайвин изгнал девчонку, но Джейме… Джейме был в ярости, и некоторое время Кейтлин могла убедить себя, что это из-за нее, что он не мог стерпеть, с каким неуважением король Роберт отнесся к ней.
    Но это было не так.
    ***​
    Рождение Лореона было трудным, он родился так скоро после Марлы, но Кейтлин справилась. Она проснулась и узнала, что Джейме вернулся из своего второго визита в Королевскую Гавань, узнала, что королева Серсея снова беременна, и испытала укол… Зависти? У королевы было двое детей, Джоффри и Мирцелла, каждый Ланнистер до кончиков ногтей, а дети Кет… Роббу семь, он самый прекрасный мальчик Запада, вскорости поедет на воспитание в дом Марбрандов, служить сквайром сиру Аддаму. Серелла мила, а Марла умна для своего возраста. Лореон – милый ребенок, но у него, Робба и Сери темно-рыжие волосы Талли, их голубые глаза. Только Марла похожа на отца, с золотыми волосами и изумрудно-зелеными глазами.
    «Она копия принцессы Мирцеллы» - сказал Тирион.
    «Ничуть не похожа», - ответил Джейме.
    Дженна Ланнистер нашла кормилицу для Лореона, женщину добрых нравов. Она была женой рыцаря из гвардии, и уже выкормила здоровых детей для дома Кракехол. Только после ее прибытия Кейтлин узнала о судьбе той… шлюхи, которая кормила Марлу. Ей сказали, что девчонку нашли мертвой в борделе, задушенной, вместе с ее детьми-близнецами, черноволосыми, как король Роберт.
    ***​
    У Кейтлин не было любимчиков среди детей, конечно же не было. А вот у Дженны, Тайвина, Джейме и Тириона были, и все разные. Тайвин сделал Робба своим чашником, Дженна занялась воспитанием Сери, возвышаясь над девочкой в своих ланнистерских красно-золотых цветах. У Тириона всегда наготове рассказ для детей, но больше всех он любил Лореона, каждую неделю открывая мальчику новый секрет Утеса, покупая ему игрушки в виде драконов и львов, волков и лошадей.
    Джейме любил Марлу. Марлу, с ее ужасным характером и капризами, Марлу, которая просто убивала Кейтлин, Марлу, которая заставляла увольняться няньку за нянькой, септу за септой, Марлу, которая была так непохожа на милую Сереллу, с ее нежным нравом. Джейме едва ли бывает в Утесе, навещая Эшмарк и Золотой Зуб, Светлый Остров и Пиршественные Огни, даже Старомест и Тарт, если не Королевскую Гавань, но Марла кричала «Папа, папа, папа», и пыталась вырваться из рук Кейтлин. А Джейме всегда был в дороге. Кейтлин не знала, куда он едет, но знала, что подальше от нее, подальше от его требовательного отца.
    Была ли она требовательной? Может она была в чем-то неправа, была ему плохой женой?
    Нет. Она родила ему четверых детей, и ей было только двадцать шесть. У них еще могли быть дети, она хотела еще детей, золотоволосых, чтобы поспорить с королевой. Но Джейме держался вдали, вернувшись только чтобы сопроводить Робба в Эшмарк. Кейтлин не позволила себе плакать, только не при Тайвине Ланнистере, вместо того она вырвала Сереллу из хватки Дженны, приструнила Марлу, научила Лори не залезать на мебель и не копаться в старых складских комнатах замка. Утес – это город посреди замка, с лигами и лигами многих коридоров, но это не место для игр мальчика.
    Играл ли Джейме в этих комнатах, когда был в возрасте Лори?
    Кейтлин хотела спросить об этом у Джейме, она хотела, чтобы он ответил.
    ***​
    Кейтлин виделась с Роббом каждый год после его отъезда в Эшмарк, где он рос, становясь рыцарем. Он был совсем как Джейме в его возрасте, разве что с рыжими волосами и голубыми глазами. Джейме, когда Кейтлин впервые встретила его, когда он мечтал о рыцарстве и славе. Он учтив и храбр, и ему было легче с сиром Аддамом и его родичами, чем с собственным отцом или своим грозным дедом.
    Рыцарство и слава Роббу, а потом когда-нибудь лордство; Серелла мечтала о короне, о замужестве с принцем Джоффри, кузеном, которого она никогда не встречала. А Марла и Лори… Они мечтали о приключениях, исследуя Утес и притворяясь пиратами, Детьми Леса, Ланном Умным, пока лорд Тайвин и Дженна не поговорили с ними, припугнув Марлу, что ее отправят в Веру, а Лори – на воспитание в Королевскую Гавань, далеко от всех, кого он знает.
    После этого Марла начала мечтать о Староместе, а Лори о том, чтобы стать рыцарем королевской гвардии.
    Ее дети играли у Закатного Моря, и однажды во время такой игры Джейме вернулся из Королевской Гавани, с лимонами и шелком для Сереллы, старыми книгами для Тириона, конфетами для Марлы и северным пони для Лореона. Марла криком потребовала лошадь и себе, и обменяла конфеты на деревянный меч для тренировок у какого-то пажа.
    А для Кейтлин у Джейме был пятый ребенок, и… Он стал каким-то другим. Более близким, заинтересованным в детях, внимательным к ее желаниям. От Тириона Кет узнала, что он о чем-то поспорил с королевой. Она узнала, что Джоффри Баратеон, девяти лет от роду, ужасный мальчик, будущий Безумный Эйрис, и он не достоин руки Сери. Она не стала обсуждать это с Джейме, а тем более с Тайвином и своей дочерью, вместо того обратив все внимание на свою новую беременность.
    Она не была легкой, в основном потому, что ее свекр устроил большой турнир по случаю двенадцатилетия Робба, собрав огромную толпу своих знаменосцев, Тиреллов и Талли, дочерей Кракехолов, Серретов, Браксов и Вестерлингов, каждая из которых надеялась привлечь внимание Робба, заполучить себе в мужья Ланнистера. Что хуже всего, приехала королева со своими детьми. Кейтлин никогда не видела свою золовку, и их встреча была омрачена тяжелым, неприятным чувством. Марла и Лореон играли с Томменом и Мирцеллой, Серелла мечтала о Джоффри, а Кейтлин оказалась между мужем и его сестрой, между своей ролью будущей леди Ланнистер и какой-то ссорой между Джейме и королевой. Можеть быть это были из-за мечты Сери о короне? Что-то насчет Мирцеллы, о том, чтобы отправить Томмена на воспитание в Утес?
    Она не знала. Она даже не хотела знать. Джейме никогда не открывался перед ней, а она никогда не открывалась ему, и в этом ничего особенного не было. Он больше не был юношей, который взял ее за руку в Риверране, а она больше не была восторженной юной леди, которая впервые отправилась в Утес Кастерли с ребенком на руках. Покуда он был рядом с ее детьми, этого было достаточно.
    Лиза приехала из Винтерфелла, без Неда Старка, но со своим маленьким сыном, Робеттом, с бледной кожей, бледными глазами, слабым здоровьем. Ее сестра никогда не отпускала от себя сына, и от этого Кейтлин чувствовала жалость и страх. Ей повезло с Роббом, Сери, Марлой и Лори, но что насчет следующего ребенка? Она была тяжелой, неповоротливой, постоянно усталой. У нее никогда не было времени, чтобы бегать за своими младшими, вместо того позволяя Тириону их баловать, отчего Джейме улыбался, а Тайвин Ланнистер прищуривал свои холодные золотые глаза.
    Лучше она поймает их за шалостью, чем Дженна или Тайвин, и именно поэтому она пошла искать Лори на седьмой день турнира Робба. Он уже почти закончился, оставался только король Роберт, пьяный и жалующийся. Кейтлин так и не простила его за историю с кормилицей, и она могла бы даже пожалеть королеву, если бы Серсея хоть как-то заинтересовалась сыновьями и дочерьми Кет, если бы была добрее к бедному Тириону.
    Лореон бежал впереди, смеясь над тем, как он ее не слушается, от кладовой к кладовой, быстрее, чем могла бежать Кейтлин, открывая каждую дверь, каждый шкаф, поднимая пыль, радостно хихикая.
    Пока он не застыл на пороге глубоко в недрах Утеса Кастерли. Он держал одной рукой дверь, другой прикрывая рот, и Кейтлин почти закричала «Лореон Ланнистер!», когда она догнала его и увидела и услышала.
    ***​
    Она увидела и услышала, услышала и увидела, но ее не увидели. Она повторяла это себе, пока спешила в свои комнаты, почти волоча за собой Лори. Мальчик дрожал, как листок, бледный, испуганный, и Кейтлин посадила его на кровать, с трудом присела перед ним, чтобы быть с ним на одном уровне, и сказала: «Тебе приснился страшный сон». Им обоим приснился кошмар, так это было. Солнце только заходило, но Кейтлин уложила своего младшего сына в постель и закрылась в своей личной септе, ее пальцы дрожали, живот крутило, к горлу огнем подступала тошнота. Как огонь, что сжег Королевскую Гавань, огонь, что сделал Роберта королем, дикий огонь глаз Ланнистеров, Серсеи, Джейме, Марлы, Тайвина и Дженны.
    Серсея и Джейме. Серсея и Джейме, вместе в старой кладовой. Сколько времени? Почему?
    Это должен был быть сон.
    Кошмар, просто кошмар, как и у ее сына. Сон. Она проснется, и Джейме будет в ее постели, признаваясь ей в любви, заботясь о своих детях.
    Своих детях.
    Джоффри, Мирцелла и Томмен, с золотыми волосами и изумрудно-зелеными глазами, Ланнистеры до кончиков ногтей, больше похожие на Джейме, чем собственные дети Кет. Почему, сколько уже?
    Кейтлин велела привести к ней детей, ее детей, и у нее было чувство, будто она готовилась к войне, она заперла Сереллу и Марлу с их септой, подальше от Джейме и королевы, отправила Робба ужинать с Эдмуром, Лизой и ее маленьким сыном. И Кейтлин закричала. Закричала, потому что теперь все становилось совершенно ясно, теперь, когда все стало понятно, ей больше не приходилось задаваться вопросами. Знал ли Тайвин? Тирион? Дженна? Нет, они не могли. Не могли, потому что иначе ее свекр что-нибудь сделал бы. Он не позволил бы своим детям так его позорить, не позволил бы своим детям подставлять дом Ланнистеров под проклятье Семерых.
    Никто об этом не знал, Кейтлин была в этом уверена, и никто не должен знать. Король Роберт начнет действовать, король Роберт… Человек, который потерпел то, что было сделано с детьми Таргариенов, он уничтожит Серсею, он уничтожит дом Ланнистеров, уничтожит Джейме и Кейтлин, их детей, выбросит их в Закатное Море, обрушит Утес Кастерли. Он сделает это, он это сделает. Кейтлин боялась этого человека, но еще больше она боялась Джейме, когда ее муж вошел в ее комнату. Золотой, красивый. Она любила его, любила его когда-то.
    «Что за суета?»
    «Я вас видела».
    И Кейтлин повторяла это снова и снова: «я видела вас, я вас видела, видела», и тошнота огнем поднималась по горлу, словно яд в ее рту, пока Джейме не пересек комнату и не встал перед ней, и она испугалась, что он ударит ее – она никогда этого раньше не боялась, никогда. Но вместо этого он холодно произнес: «Ты ничего не видела».
    Лицо как у Робба, нос Сери, волосы Марлы, яркая улыбка Лори. Роберт уничтожит дом Ланнистеров, как Мейгор уничтожил дом Харровеев. Джейме этого не понимал? Джейме не понимал, что он натворил? Больше огня, больше препятствий между ними, и Кейтлин сказала: «нет, не видела», и Кейтлин сказала: «Серелла не может выйти за Джоффри», и Кейтлин сказала: «Как ты мог так поступить?»
    «Дело не в тебе».
    Это так. И не должно быть в ней.
    ***​
    Родился Тайвальд, последний из ее детей, потому что она никогда больше не прикоснется к Джейме. Родился Тайвальд. Робб уехал в Эшмарк, и сделал Кейтлин бабушкой задолго до того, как она была готова, сделав ребенка Джейн Вестерлинг. Девчонка куда ниже его по положению, но Тайвин Ланнистер не потерпит бастардов, и она стала невесткой Кейтлин, принеся в руках мальчика с каштановыми волосами и зелеными глазами.
    Сереллу пообещали племяннику и наследнику Джона Аррена, Гарри не-Аррену, и она уехала в Долину в двенадцать лет. Кейтлин поехала с ней, Марлой и Лореоном, потому что шли разговоры о помолвке ее младшей дочери с наследником лорда Мутона, и она потребовала встречи с мальчиком. Кейтлин никогда не встречала Гарри Хардинга, и никогда не встречала Джейн Вестерлинг, пока Робб по глупости не соединил свою судьбу с ее. Мальчик Мутонов достаточно хорош, а Девичий Пруд – богатый город, но Марла была несчастна.
    Кейтлин не обращала внимания. Она не должна была обращать внимание. Ее семья должна быть идеальной, если они хотят пережить Серсею и ее сына, если они хотят пережить четвертый век.
    Лори отправился воспитываться в Риверран, и там он раздробил ногу в богороще. Он написал, что какой-то вредный Фрей обозвал его Лореоном Колченогим, и что он никогда теперь не станет королевским гвардейцев, но Кейтлин была только рада держать его подальше от Королевской Гавани и его кузенов.
    Его кузенов.
    Серелла стала леди Долины в четырнадцать лет, когда старый Джон Аррен умер в Королевской Гавани, выпав из окна в Башне Десницы. Джейме вернулся из столицы вскоре после этого, и Кейтлин не задавала вопросов. Кейтлин не хотела знать. Она никогда не хотела знать.
    Она следила за своим выводком львят, ее рыжие волосы покрывала седина, и все, кто видел, знали, что она была доброй женой сира Джейме, гордого отца пятерых золотых детей.
    Только пятерых.
     
    Последнее редактирование: 9 фев 2019
    WinterHere, Малышка Мю, D'arja и 13 другим нравится это.
  3. Lali

    Lali Межевой рыцарь

    Вроде и хорошо написан фик (и отлично переведен :thumbsup:), а вот очучение "не верю". Кет столько лет пилила Неда за Сноу, а тут стерпела трех и молчала в тряпочку.
    Вообще, грустно от впечатления бессмысленно прожитой жизни, но ведь и правда многие династические браки были такими, и жены в них проживали свою долю именно так. Киндер, кюхе, кирхе.
     
    WinterHere, Yoshkin Kot, D'arja и 3 другим нравится это.
  4. Dernhelm

    Dernhelm Лорд Хранитель

    Очень красивый и очень грустный, тоскливый фик. За Кэт печально до невозможности.
    Большое спасибо за перевод!
     
    WinterHere, Karatirnak и Daena нравится это.