1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Планемо

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем akinto, 2 мар 2019.

  1. akinto

    akinto Межевой рыцарь

    Название: Планемо
    Фандом: сериал/сага
    Автор: akinto
    Категория: Гет
    Размер: мини
    Пейринг/Персонажи: Джон Сноу/Арья Старк, упоминаются: Санса Старк, Сандор Клиган, Нед Старк, Кейтилин Талли и др.
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: AU, фантастика, романтика.
    Предупреждения: смена сущности; слишком много космоса.
    Краткое содержание: Сквозь пустую ночь, навстречу неподвижным мирам, летит одинокий спутник давно погибшей планеты. Где-то там, в сотнях миллионов парсек его ждет любимая звезда.
    Публикация на других ресурсах: ficbook
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: закончен


    Планемо


    Все начинается этого. С единения.

    Один мир сливается с другим, пока вокруг дрейфуют мириады тонн космического мусора. Частицы сталкиваются, раскаляются - становятся одним целым. Ими движет притяжение. С одного конца вселенной сквозь пустую ночь летит одинокий спутник давно погибшей планеты. Однажды ее постиг катастрофический коллапс, вытолкнув его за пределы орбиты ее притяжения и он остался скитальцем молчаливой вселенной. Теперь он летит во тьме, догоняя давно ушедший свет взрыва его матери. Он летит навстречу неподвижным звездам, потому что где-то там существует его точная копия. Ничего не повторяется во вселенной, но он знает, что в сотнях миллионов парсек его ждет белая звезда. Она снилась ему на этапе зарождения, он будто уже провел рядом с ней несколько тысяч лет, а потом то ли проснулся, то ли уснул еще сильнее. Она была совсем крошечной - не такой яркой, как ее спутница-сестра.

    Космические владыки говорили, что альфа Винтерфелла светится ярче, чем звездное сверхскопление массой в миллионы солнц. Он видел ее свечение, и оно было обжигающим - оранжевым и очень страшным. Пламя Сансы раскаляло его поверхность до треска литосферы, испаряло камень, а он кружил вокруг двух звезд-сестер, и в самой удаленной точке орбиты - остывал, впитывал вековой холод космоса и несся дальше, набирая скорость, чтоб повстречаться с бетой Винтерфелла - маленькой белой звездочкой, чей свет остужал его обожженную каменную кожу, успокаивал его железное сердце в недрах, и играл гамма-излучением сияние на полюсах. Это была Арья - его самая любимая звезда. Космические владыки говорили, что она еще совсем молода - два миллиона лет, не больше. Поверхность ее строптива и непокорна, но уверенный и тихий свет сообщал, что она проживет гораздо дольше своей сестры.

    Санса однажды вспыхнет и поглотит орбиты своих планет: мелкого планетоида Джоффри, газового гиганта Петира и даже планету класса суперземля, которую принесло из системы Льва. Тирион был захвачен гравитацией Сансы, и купаясь в ее свете, блестел на тысячи световых лет вокруг. Но больше всего альфа Винтерфелла скучала по далекому астероиду на границе своей гравитации - Сандору. Однажды ему довелось встретится почти что со смертью – жестокий красный гигант опалил его и вскоре он был выброшен гравитационным маневром в черную тьму, летал среди одиноких комет, пока не заметил свечение Сансы. Ей бы хотелось наблюдать его чаще, ласкать его обожженную кожу звездным ветром, но он боится звезд. Он боится сгореть в их пламени, поэтому несколько тысяч лет вращался вокруг белого пятнышка - Арьи. Она не такая жаркая и уступает сестре в диаметре, но притяжение ее немыслимо, а на ближних орбитах даже смертоносно. Когда-то Сандор позволил себе приблизиться и это чуть не стоило ему жизни.

    Бета Винтерфелла молода, но находиться в непосредственной близости разрешено только одному спутнику. Тому, который сейчас несется сквозь мертвый космос, сквозь время и воспоминания, чтоб занять свое исконное место. Она скучает по нему так сильно, что в моменты пиковой активности мантия звезды взрывается и выплескивает в вакуум белые рукава вещества. Будто иглы, они пронзают мироздание, несут вековую боль, прямо из раскаленного сердца, и с каждым новым всплеском где-то на другом конце вселенной погибает мир. Она уничтожает далекие планеты бескомпромиссно и жестоко – от обиды, таящейся в средоточии гелия.

    Когда Арья отдаляется от сестры, она тускнеет, но становится спокойнее, точно бережет силы для новой вспышки. Может быть это ей поможет – она надеется, что поможет. Далекий Спутник заметит это и ей будет не так больно кружиться в безликой тьме, ведь туманность Волка медленно умирает. Растворяется в океане молчания. Арья молода, и ей бы так хотелось снова повстречать своего любимого Спутника, который видел ее рождение. Который снится вот уже миллион лет и скоро прекратит, потому что бета Винтерфелла исчезнет в темном океане вселенной так же молчаливо, как и вся туманность Волка. Она не знает, страшно ли ей. Когда-то в системе Льва столкнулись две звезды-близнеца – вспыхнули сверхновой и изменили орбиту белого гиганта Неда. Он был самым ярким в созвездии Винтерфелла, а теперь его нет. Арье грустно это вспоминать. Иногда ей кажется, что он сделает круг и вернется, но его свет с каждым новым тысячелетием иссякает и теперь уже совсем не виден. Пусть он обретет покой.

    В другую сторону Арье страшно смотреть. В миллионах световых лет отсюда, в глубине космоса произошло нечто немыслимое: ядро голубой звезды Кейтилин выгорело, и она схлопнулась внутрь себя под гнетом массы верхних слоев – теперь она стала бессердечной бездной. Немыслимо тяжелой и черной, и даже свет не может очертить ее контуров, потому что не родилась еще во вселенной та частица, которой бы удалось сопротивляться бесконечному притяжению сингулярности. Место, где заканчивается время. Оно для нее остановилось, а жизнью движет только неутолимая жажда поглощать заблудшие миры. Давным-давно вокруг нее тоже вращались планеты – Робб, Бран и Рикон. Теперь их нет. Никогда уже она не сможет вернуться из тьмы и Арье от этого горько. Слезы-протуберанцы пронзают космос иглами, будто пытаясь догнать Неда, пытаясь вернуть его в созвездие и забыть ту черную песнь матери-звезды, что звучит во мгле мертвой тишиной.

    Мириады астероидов, звезд и планет то и дело целятся в сестер, а бессердечная дыра поглощает их прежде, чем они пробьются сквозь кокон астероидов в систему, будто защищает. Мертвая мать-звезда.

    Космические владыки говорят, что Арью не постигнет такая судьба, ведь она слишком мала для подобного жестокого исхода, и ей хочется им верить, но растрачивая себя по атому, каждую сотню лет, она боится померкнуть на фоне сестры-альфы и навсегда перестать быть маяком для своего блуждающего спутника Джона. Что если он не рассмотрит ее? Потеряется в остывшей пустоте навсегда или спутает ее с другой звездой из туманности Дракона? Может он не узнает ее? Что если его поглотит Кейтилин? Не пропустит к своей дочери, приняв за угрозу. Она ведь уже оставила на нем отметины, когда еще излучала тепло. К Сансе ее свет был милостив, Арью иногда волновало ее мощным гравитационным полем, но Джону доставалось сильнее всего. Мать-звезда посылала на его поверхность смертоносные приливы вещества. Уничтожала атмосферу, а он прятался за Арьей в точке апогея орбиты и заживал, точно формируясь заново. Теперь все иначе. Оставив однажды систему, спутник пропал, и когда вернется, может сгореть в пламени Сансы или приблизиться к Арье смертельно близко. Она разрушает все. Выбросы вещества, порожденные болью, убивают целые миры – разве могут вокруг нее кружиться спутники?

    Она почти убила Сандора. Небольшая планетка – Джендри, которую принесло из системы Оленя, надолго не задержалась. Покружила пару тысяч лет, а затем ей, видимо, наскучило и с каждым десятилетием, она начала отдаляться от Арьи, пока узы их притяжения не разорвались. Печально это, ведь она привыкла к желтому спутнику. Единственный объект, которого она периодически видит – это черно-белый астероид Якен. Поворачиваясь к ней то одной стороной, то другой, он будто гипнотизирует ее, успокаивает и даже дурманит. За ним нельзя долго наблюдать, иначе войдешь в состояние, близкое к анабиозу. Однажды Арья смогла выпутаться из этой гипнотической ловушки – ударила протуберанцем прямо в сторону астероида, и он начал отдаляться. Теперь она одна. Летит сквозь ночь вместе со своей сестрой, разрушает миры раскаленными иглами и плачет по Спутнику. Ей бы хотелось однажды что-то создать. Настоящую жизнь. Но она боится убить ее на пике своей активности, да и не для нее это. Джону тоже нужно держаться от нее подальше, потому что все, кто ей дорог – в опасности. Они больше никогда не будут кружить в стремительном танце параллельных орбит. Она не сможет подарить его горизонту родное тепло и никогда больше не сыграет своим ветром ему сияние на полюсах. Кейтилин точно не пустит его в систему. Из-за этого бете Винтерфелла хочется вырваться из круга гравитации, лететь ему навстречу – стать Планемо. Но она не может, потому что ее место в туманности Волка. Она снова взрывается ядовитой вспышкой и отчаянный свет виден на миллионы световых лет вокруг.

    Густая темень вакуума нарушается далекой искрой. Джон оставляет позади холодные миры, проносится мимо красных туманностей и голубых гигантов, потому что видел впереди этот знакомый блеск. Ему нельзя останавливаться в пределах чужой гравитации, иначе он уже никогда не воссоединится со своей белой звездочкой. Космический ветер и мусор почти уничтожили его атмосферу, но он летит дальше. Он вернется к ней, даже если растеряет по пути все свои слои. Пока ядро остается в целости – сожалеть о потере алых облаков бессмысленно. Арья вылечит его, остановит дикий полет, а затем создаст новые облака вокруг его железного сердца. Ему нужно только донести его к ней.

    Что это?..

    Космический град метеоров сотрясает его сильнее, чем обычно. Некоторые из них сгорают в остатках атмосферы, а некоторые жалят израненную кожу столкновениями. В этой части космоса становится слишком неспокойно, будто космические владыки вдруг решили повернуть его вспять, остановить, либо наоборот подвести к гибели. Черная даль вдруг оживает чем-то злым, кишит камнями, которым нет конца. Теперь они крупнее и тревожат литосферу. Хвосты ледяных комет мельтешат впереди, и притягиваясь гравитацией, глыбы падают на поверхность, поднимая в космос гейзеры из расплавленной породы. Это не похоже на туманность Волка. Спутник никогда прежде не покидал колыбель своего сотворения, но такой дикой жестокости нет места в созвездии Винтерфелла – он точно знал. Должно быть, он все-таки заблудился. Далекая звездочка – это всего лишь голубой сверхгигант в миллионе парсек отсюда, а не бета Винтерфелла. Арья потухла. Он летел к ней слишком медленно. Ее больше нет. Только мрак остался, и обжигающие удары астероидов. Теперь ничего не важно. Если впереди гибель – он готов к ней.

    Откуда-то из тьмы выплывает жуткое чудовище и несется к нему навстречу. Все метеоры, что встречались прежде, были серыми. Должно быть их породила какая-то древняя катастрофа и со временем камень стал таким же обезличенным и мертвым, как и все вокруг, а этот монстр был жив. Яркая порода, спаянная в ядро, несет мгновенную гибель. Розовая планета. Это система Болтон, понимает спутник слишком поздно. Время замирает в точке соприкосновения двух объектов, а затем рождает вспышку мучительной боли. С него будто сняли весь земляной кокон и теперь осталось только сердце – раскаленное и открытое перед врагом. Тонны материи вздымаются ввысь, рисуя в пустом пространстве диск из частиц его полумертвого тела. Возвращаясь к тверди, они бьют в самый центр, сплавляются с магмой измученного естества и разрывают изнутри. Планетарный коллапс настолько драматичен, что спутник на мгновение выпадает из мироздания: звезды меркнут, холод космоса остужает недра. Это конец. Вокруг повисает взвесь его собственной плоти, а полюса крутятся в обратную сторону. Белая звезда вдали теряется и совсем пропадает. Это конец. Любимый маяк больше не зовет его домой, и нет ни одного мира в обозримой вселенной, где бы он теперь мог вылечить свое мертвое сердце.

    Это была не Арья...

    Вселенная заманила его в эту мрачную юдоль обманом. Разве мог он спутать настоящую Арью с похожей звездой? Наверное, мог. Камни, выброшенные в вакуум, возвращаются к нему мириадой стремительных ударов, царапают и разрушают ядро спутника, ложась каскадом. Один удар, второй, третий… Раскаляют его до невыносимых температур и выгоняют прочь из системы.

    Теперь он летит с еще большей скоростью, ведь Розовая планета хоть и разрушила его наполовину, но придала импульс – отослала в безвестное пространство других созвездий. Новый космос знаменует его гибель. Метеоры закончились, звезды померкли. Самые яркие туманности вдруг куда-то скрылись, а что впереди? Кажется, его настиг четвертый удар – прямо вдогонку. Остатки розовой планеты, должно быть. Хорошо, что он сейчас чувствует только холод. На миг ему даже кажется, что впереди его ждет тусклый огонек Арьи. Сначала едва различимый, затем крупнее и вот уже все вокруг заливает светом. Он не знает, как это – летать в белом космосе. Может это ему только снится, но просыпаться не хочется. Может он долетел до своей звездочки и сейчас несется к поверхности? Падает на ее раскаленную плоть? Но ему совсем не горячо. Наверное, так и должно быть, ведь бета Винтерфелла никогда прежде не обжигала его. Наверное, даже если он захочет сгореть от ее света – боли не будет. Может он уже сгорел? Она просто поглотила его в один миг и теперь он обыкновенный призрак, что живет внутри ее сердца. Если это так – значит все в порядке. Он вернулся домой.

    Звездный горизонт системы Волка молчит. В сотне парсек отсюда виднеется только Санса, что разгоняет мрачный вакуум оранжевым сиянием. На мгновение Арье кажется, что диск сестры посылает ей молчаливые сигналы. В один миг она то гаснет, то снова загорается. Может быть это игра? Когда-то Арья хотела поиграть с ней, но сестру испугала неистовая мощь ее внезапных вспышек. Вековое молчание – вот их игра теперь. Почему же сейчас она обратила на Арью взор? Проходят долгие-долгие века и наконец перемигивания заканчиваются. Свет сестры становится степенным и однородным, и когда альфа Винтерфелла огибает полукруг орбиты их центра масс, впереди возникает серебряное пятнышко – путешественник других систем.

    Мертвый астероид, влекомый притяжением, летит прямо к ней. Должно быть еще один загадочный друг, что оставит ее однажды, как Джендри, либо попытается загипнотизировать, как Якен. Кто бы это ни был - нужно предупредить, что шутки плохи. Звезда вспыхивает на миг, точно угрожая, но странному камню все равно. Еще немного и он обретет вокруг Арьи орбиту. Может даже быстрее, чем за тысячу лет. Может он станет ей другом? Ей бы хотелось этого. Освещать стылую тьму на миллиарды километров лучше вдвоем. Джон всегда отвечал ей ярким блеском. На каждый ее луч. На каждую вспышку. Светился вдалеке будто небесный страж, охраняющий покой. Когда коронарная активность Сансы тревожила ее поверхность, а магнитосфера Кейтилин смещала полюса на километр - Арья наблюдала за тихим Спутником, который спокоен как черная гладь созвездия Винтерфелла - и всякие катаклизмы переставали существовать. Время рядом с ним замирало. Они могли кружиться веками, опережая друг друга во вращении. Он рисовал ей картины в своих облаках - удивительные узоры нежно алых бурь, а она радовалась и посылала в ответ звездный ветер. Сможет ли этот ледяной камень сиять так же ярко? Скорее всего нет.

    Отдав себя притяжению, неизвестный гость приближается, и она узнает его. Космические владыки и раньше посылали ей страшные сны, но это видение самое жестокое из всех. Это ее любимый Спутник. Обожженный и раздробленный. Оставляя позади километры, Джон устремляется к ней, будто надеясь на последнюю милость. Гравитация беты Винтерфелла настолько велика, что свободный полет путешественника превращается в агонию.

    Ему так больно… Разве он заслужил?

    Ее гравитация тормозит его, перекручивает полюса, обращает вращение вспять, переламывает литосферу и переделывает материки заново. Из недр планеты в космос вырываются гейзеры магмы.

    Ему так больно…

    Она хочет прекратить это, перестать мучить его, но вовлеченные силы ей неподвластны. Верхние слои железа и камня откалываются, и вытягиваясь хвостом, соединяются в кольцо. Она разрушает его. Каждый миг разрушает, и плачет от этого протяжными вихрями плазмы. Он вернулся к ней и сейчас станет пылью.

    Сквозь боль и смерть, спутник минует свою прежнюю орбиту, на которой вращался когда-то и летит ближе. Нельзя. Она уничтожит его. Волнения внутри поднимают на поверхности дикие волны. Она видит его разрушенное сердце, каким еще ни разу не видела. Слышит взрывы его вулканов, которые ни разу не слышала, и чувствует гравитацию. Она чувствует ее… но как-то не так.

    Он отдал свою жизнь неведомым пространствам и теперь Арья обречена лелеять его мертвое тело. Конечная точка его путешествия рядом с ней. Это финал. Звезда тускнеет, выбирая удел своей погибшей семьи, а затем в последний раз выбрасывает в космос миллионы тонн коронарного вещества. Болезненная вспышка, освещает, кажется, всю вселенную. Прощальная песнь одинокой звезды ее мертвому спутнику. Пусть он упадет на ее поверхность и обретет покой.

    Спустя сотню лет гравитация притягивает его ближе, сужает расстояние между телами. Они никогда еще не были так близки. Следы чудовищных столкновений: разломы и кратеры – затягиваются и заживают. Обожженная кора заново сводит материки, и вокруг мертвой планеты постепенно начинают появляться новые облака.

    Он не умер?..

    Теперь он видит вселенную такой, какой она должна быть. Завершенной в своей красоте и преисполненной равновесия. Он вырывается из бездонного сна, чувствуя тепло гелиевого сердца своей любимой звезды, что звучит песнью радости. Арья радуется и свет ее проникает прямо в центр спутника. Гонит приливы магмы под литосферой. Запускает реки, образует океаны и пробуждает штормы невиданной силы – страшные, но живые. Дождь размывает опаленную породу, сносит вековые осколки Розовой Планеты, и формирует рельеф.

    После вековой разлуки они снова вдвоем. Уже по-новому - не так как раньше. Ближе, чем обычно, и от этого бета Винтерфелла успокаивается. Внезапные вспышки протуберанцев исчезают вместе с темным временем одиночества. Звезда больше не уничтожает миры лучами-иглами, и на мгновение даже, кажется, любит все мироздание – настолько неизъясним их новый с Джоном танец. Наконец спутник обретает свою окончательную орбиту, в пространстве ранее неведомом. Разве это ей не снится? Бете Винтерфелла хорошо была знакома дальняя орбита, по которой однажды летал черно-белый астероид Якен. Янтарный Джендри вращался ближе, но не тут…

    Этого не может быть...

    Космические владыки говорили, что она лишена этого. Законы мироздания определяют удел каждой звезды: созидание или разрушение. Сансе прочили созидание с самых ранних пор, а Арья слишком непостоянна для подобного искусства.

    Джон сейчас вращается в той зоне, которой у нее быть просто не может. Наверное, это шутка. За все время своего существования белая звездочка из созвездия Винтерфелла несла мирам только боль и смерть, она свыклась с этой долей, а теперь будто родилась заново. Ее любимый спутник Джон вращается в обитаемой зоне. Снова рисует ей картины в своих облаках и узоры их теперь голубые, а не красные. Она заглядывает сквозь атмосферу и видит не пустынные скалы, а зеленые холмы. Джон шумит водопадами, приветствует ее ветром, и двое понимают, что отныне туманность Волка – это колыбель новой жизни. Все начинается с этого.
     
    Последнее редактирование: 3 мар 2019
    Rizhiknay, Тамия, Иббениец и 21 другим нравится это.
  2. Lali

    Lali Межевой рыцарь

    Браво! Очень, очень поэтичная и эпичная космическая Песнь плазмы и льда :bravo:
     
  3. akinto

    akinto Межевой рыцарь

    Спасибо большое:):hug:
     
  4. Миар

    Миар Оруженосец

  5. EMey

    EMey Знаменосец

    Акинто, шикарно! Отличный фанф, утянула в коллекцию. :bravo:
     
  6. WinterHere

    WinterHere Лорд

    Вот уж, воистину, песнь Льда и Огня :thumbsup::bravo::bravo::bravo:
     
  7. starina7

    starina7 Межевой рыцарь

    akinto , это здорово! Оригинальная идея, и исполнение - на высоком уровне. Читая Ваши юмористические зарисовки, ждешь примерно того же, а тут совершенно новый стиль. Приятная неожиданность! Продолжайте в том же духе.
     
  8. akinto

    akinto Межевой рыцарь

    :hug::hug::hug:
    Я все время разрываюсь между угарным трешем и каким-нибудь лютым ангстом:D Но иногда хочется сочинить что-нибудь одухотворенное для баланса. Спасибо вам за отзыв:hug:
     
  9. Кэт Шредингера

    Кэт Шредингера Знаменосец

    У меня та же фигня)))
     
  10. akinto

    akinto Межевой рыцарь

    Бро:bravo:

    На самом деле это тоже можно превратить в угар одним лишь синопсисом:
    "Джон словил трип на спидах и ищет Арью, которой теперь, из-за психических расстройств на фоне одиночества и депрессии, кажется, что она звезда. Когда они встречаются - она ломает его полностью, что приводит к коме, а после того, как он приходит в себя - Арья оплодотворяет его".

    Предупреждения: насилие, кинк, инцест, мужская беременность.
     
  11. Миар

    Миар Оруженосец

    блин, это весьма оригинально, но тоже супер :bravo:
     
  12. Amsterdam

    Amsterdam Ленный рыцарь

    Просто космически бомбично:in love: Новая звезда в фанфикшине АрДжона:D
     
  13. Unbroken

    Unbroken Знаменосец

    Я даже не знаю, какая версия мне больше нравится.
     
  14. Миар

    Миар Оруженосец

    Вдохновленная Вашим творчеством, попробую сваять что-нибудь своё (сильно не бить, это мой первый литературный опыт, не считая школьной повести на тему как мы с одноклассниками ехали путешествовать на автобусе "нееблан"/аналог неоплан)

    Посвящение: здравому смыслу. Вернись, я всё прощу!

    Предупреждения: АУ, ООС, инцест, беременность, первый раз, местами флафф, местами откровенно бред, потеря логики и здравого смысла.

    События происходят как бы примерно в начале первого тома, но Арье 12 лет, Джону соответственно 17/18.

    Две группы всадников выехали из ворот Винтерфелла почти одновременно, на рассвете. Арья не находила себе места, какая-то непонятная не то грусть, не то тревога снедала ее изнутри. К полдню она все-таки решилась на разговор с отцом...
    И вот, взяв с собой самую малую поклажу, но не забыв об Игле, она мчится во весь опор, одна, но не домой..
    Уже ночь, небольшая группа путников спит у костра, и даже выставленный дозорный дремлет. Только один темноволосый юноша не может уснуть, и одна мысль, причудливее другой, сменяют друг друга. Темноволосая девушка спешивается недалеко от привала, привязывает свою лошадь.
    - Джон! Я так боялась не успеть к тебе! - шепчет она.
    - Арья! Это ты?! Что ты здесь делаешь?!
    - Тише, пойдём в лес, лучше, если меня здесь никто не увидит.
    Арья рассказывает брату, каких трудов ей стоило уговорить отца разрешить ей одной вернуться в Винтерфелл, ей хотя бы к утру нужно быть дома, иначе ее начнут искать.
    - Пожалуйста, не уходи в Ночной Дозор, я смогу договориться с леди Кейтилин, ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, - частит Арья, целуя Джона в лицо.
    Он не знает, что сказать ей, только тяжело вздыхает и ерошит волосы своей маленькой сестренке.
    - Пообещай мне, что ты хотя бы не будешь приносить клятвы, ведь иначе ты никогда не сможешь жениться..
    - Арья, я и так не смогу жениться на любимой девушке, что я могу ей предложить, я всего лишь бастард и у меня ничего нет.
    - Знаешь, если она действительно любит тебя, она могла бы уплыть с тобой в вольные города или еще куда нибудь, где всё это неважно. Скажи, ты любил когда-нибудь,- спрашивает Арья и замирает, словно боится услышать ответ и в то же время хочет этого больше всего на свете.
    Джон тоже замирает, он не знает, как сказать и стоит ли говорить. Наконец, спустя целую вечность, он произносит:
    - Я никогда не смогу быть вместе со своей любимой, ни здесь, ни в вольных городов, нигде, потому что она моя сестра. Прости меня, сестренка, прости за то, что ты потеряла брата. Я ухожу, и так будет всем лучше, и тебе тоже, когда-нибудь ты вырастешь и выйдешь замуж. Прости за то, что измарал нашу чистую любовь..
    - Ты правда, правда любишь меня?! - Арья смеется и осыпает поцелуями Джона. - Ты такой глупый, неужели ты до сих пор ничего не понял?! Я тоже люблю тебя, люблю больше всех на свете!
    - И ты согласишься выйти за меня замуж? За безродного бастарда, за собственного брата? Отречься от семьи, которая проклянет нас обоих и сбежать куда глаза глядят?
    - Да!
    Потрясенные они смотрят друг на друга и тонут в одинаковых серых глазах
     
  15. Миар

    Миар Оруженосец

    Сир Акинто, прошу прощения за вечернее бредирование в Вашей теме:sorry:
     
  16. akinto

    akinto Межевой рыцарь

    Премного преблагодарствую:hug:
    Милейшая зарисовка:bravo: Осознание чувств перед уходом Джона в дозор / Арья, которая сбегает из каравана к Джону - это уже давно классика хэдканона:puppyeye:
    Вот за что я люблю АрДжон, так это за то, что только здесь могут случаться фанфики в теме фанфика:D:creative: Ничего страшного:) Это классика))
     
  17. Миар

    Миар Оруженосец

    Спасибо!
     
  18. Hearmeroar

    Hearmeroar Лорд

    Лучшее описание секса в моей жизни :greedy:
    Спасибо, автор :thumbsup:
     
  19. Lemmi

    Lemmi Знаменосец

    Если кто и любит АрДжон до такой степени, чтобы возвести его в космический масштаб, то это ты, Акинто! :woot: Это было мощно :thumbsup:
    И знаешь, даже есть какая-то параллель между становлением звезды Арьи, и тебя как фикрайтера - долго шел, долго копилось, и наконец-то вылилось в полноценный фик, да еще и с таким выстрелом :bravo: Упоротый Вестерос эволюционировал в космический драббл, поздравляю :hug:
    Но и без юмора ты нас не оставляешь...
    :oh: 10000 из 10, проститестарыебоги, лучший мпрег :D
     
  20. akinto

    akinto Межевой рыцарь

    Спасибо:puppyeye::hug: Наконец-то я схватил свою музу за хвост и вытряс из нее что-то дельное, а то обычно она приносит какие-то огрызки и говорит "Ну пакеда, я пошла". И ты такой "Воу, воу... че мне делать-то?", а она тебе:
    [​IMG]
    Всегда пожалуйста)))
    Спасибо:)