1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Огонь Владыки

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Бешеный Воробей, 20 мар 2019.

  1. Бешеный Воробей

    Бешеный Воробей Оруженосец

    Название: Огонь Владыки
    Фандом: сериал, сага
    Автор: Бешеный Воробей
    Категория: гет
    Размер: мини
    Персонажи: Бран Старк (Бринден Риверс)/Мелисандра
    Рейтинг: R
    Жанр: драма, PWP
    Предупреждения: фандомные теории (Б+Ш=М, Кроворон в теле Брана Старка) и, как следствие, условный вертикальный инцест
    Написано для команды WTF PLIO 2019, высокий рейтинг.
    Краткое содержание: Мелисандра хочет проверить, является ли Брандон Старк пособником Короля Ночи.
    Дисклеймер: все принадлежит Мартину, ни на что не претендую.
    Статус: закончен

    Со стороны могло показаться, что Винтерфелл замерз окончательно. Превратился в кусок льда, как и все вокруг — настолько выглядел он белым и неживым. Но жизнь все еще теплилась в нем, хоть и слишком слабая для того, чтобы противостоять Королю Ночи.

    В Винтерфелле слишком мало людей, а у людей слишком мало дров и провизии — хорошо, если запасы не закончатся до прихода армии мертвецов. Стена и Ночной Дозор теперь не сдерживают их, но… нет, одной магии Короля Ночи даже вместе с оживленным драконом недостаточно, чтобы разрушить Стену. Что-то должно было ослабить ее защиту — что-то, носящее на себе Его метку.

    Что-то — или кто-то. И этот кто-то наверняка сейчас в Винтерфелле.

    Кто?

    Мелисандра кутается — скорее по привычке — в красную шаль и внимательно оглядывает всех в полуразрушенном Великом чертоге. Пусть Джон Сноу и запретил ей появляться на севере, но ее долг перед своим богом — быть здесь и помочь одолеть Великого Врага. Ее помощь определенно понадобится, и молодой король понимает это, поэтому и не изгнал до сих пор. До последнего времени она была бессильна — даже определить подсыла Врага не могла — но теперь ее уверенность росла день ото дня.

    Тем, кто пронес Его метку на себе и пропустил Зло за Стену, мог быть только один человек.

    Брандон Старк. Калека. Чудом выживший за Стеной и побывавший там, куда не ступала нога смертного человека.

    Мелисандра понимает, что может ошибиться, но все указывает на него. Возвращение оттуда, откуда не возвращался никто, отрешенность от людей, ограниченность в пище и сне (ей самой пища и сон тоже не требовались, но она черпала силы в Р’Глоре, в то время как молодого Старка, скорее всего, питал Враг), даже изменение в характере — Враг может менять людей до неузнаваемости. Оттого-то и нет молодому Брандону дела до семьи, оттого он и сидит целыми днями в богороще и возвращается в комнату только по ночам, когда стужа становится невыносимой для живых — за Стеной, среди льдов и белых деревьев с кровавыми глазами, Враг силен, и через лед и деревья держит связь со своими приспешниками. Точнее, с приспешником.

    К счастью, у Мелисандры есть верный способ убедиться. Если подарить тому, кто носит Его метку, хотя бы немного огня Р’Глора, носитель метки падет. Правда, придется потом как-то объясняться с Джоном Сноу и прочими… но об этом Мелисандра предпочитает не думать.

    Она приходит в покои молодого Старка глухой ночью; комната неожиданно протоплена жарко, до духоты, а ее хозяин отчего-то лежит на постели, а не сидит, как обычно, в кресле у очага.

    — Зачем вы пришли, миледи?

    В голосе молодого Старка нет ни гнева, ни удивления — ничего, кроме смертельной усталости. Кажется, что он знал о ее приходе, и теперь ему не терпится от нее избавиться.

    — Не думаю, что смогу вам помочь.

    — Вы видите прошлое и будущее, неужели вам так тяжело увидеть мои мысли? — Мелисандра потягивается и одним движением выскальзывает из шелкового платья; так когда-то давно, в прошлой жизни, делала совсем другая женщина в покоях совершенно другого мужчины. — И боюсь, что помощь нужна не мне, а вам, лорд Брандон.

    Она скользит на постель, прогибаясь в спине, демонстрируя бедра и груди, и откидывает меха и тяжелое одеяло; молодой Старк не шевелится, но внимательно за ней наблюдает. Пальцы путаются в завязках исподнего, но Мелисандра с ними справляется; чуть приспустив белье, приникает к мужскому естеству молодого Старка губами — и чувствует, как тот вздрагивает.

    Теперь главное — не переборщить.

    Мелисандра проводит языком по всей длине члена, чуть урча посасывает головку и нежно, почти невесомо, ласкает яички; молодого Старка очень скоро начинает бить крупная дрожь. Говорят, будто калеки немощны, но его естество восстает; Мелисандра выпускает его изо рта — от подушек доносится сдавленный полустон-полувсхлип — и, перебросив ногу, медленно садится сверху. Она уже давно не была с мужчиной, поэтому вспышка саднящей боли внизу оказывается неожиданной; молодой Старк выгибается на кровати так, как только позволяет ему тело — судя по всему, он впервые совокупляется с женщиной. Он не может задать темп, не может даже подстроиться, но Мелисандре этого и не нужно — она делает все сама, как тогда с бастардом Роберта на Драконьем Камне.

    — Вам не слишком жарко, лорд Брандон? — Она скачет на нем, как на породистом жеребце, уперевшись руками в грудь и выписывая бедрами восьмерки. — Не боитесь сгореть? Владыка Света милостив: отрекитесь от Великого Иного, и Владыка позволит вам возродиться в его сия-а-ах…

    Пика они достигают одновременно. Мелисандра не удерживается и падает на грудь молодому Старку; тот отчего-то притягивает ее к себе, вонзаясь до упора, и, изливая в нее свое семя, рвано выдыхает:

    — Ш… Шира…

    И Мелисандра не может подняться, цепенея. Не от отвращения или усталости — от страха.

    То ли перед тем, что тело под ней не рассыпалось в прах, получив огонь Владыки.

    То ли перед тем, что глаза молодого Старка на бесконечно долгое мгновение вспыхивают красным, а в лице проступают знакомые — и почти забытые — черты.

    То ли перед тем, что тот, кого она считала Брандоном Старком, называет ее именем давно покойной матери.
     
    WinterHere, dreaming of summer, Лилия и 3 другим нравится это.
  2. Миар

    Миар Наёмник