1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Сны

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Angie, 26 мар 2019.

  1. Angie

    Angie Скиталец

    Название: СНЫ
    Фандом: сериал
    Автор: Angie
    Категория: гет
    Размер: планируется миди
    Пейринг/Персонажи: Сандор Клиган/Санса Старк, Джон Сноу, Тирион Ланнистер, Дейнерис Таргариен, Арья Старк и другие.
    Рейтинг: NC-17
    Жанр: Драма, АУ, первый раз
    Предупреждения: АУ, ООС, Изнасилование, Underage
    Краткое содержание: Им снятся сны, в которых исполняются их тайные желания. Станут ли они явью?
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: в процессе

    Она вздрогнула всем телом и подскочила на постели, вырываясь из цепких объятий сна. Ей снова снился Пёс. Личный охранник короля, жестокий убийца, урод с обожжённым лицом и единственный человек, который искренне заботился о ней в те нелёгкие времена, когда она жила в Королевской Гавани. По крайней мере, ей хотелось верить, что его забота о ней была искренней. О, жизнь хорошенько её научила не верить и не доверять никому, только своим, только семье. А Пёс был чужаком, и она не хотела думать о нём, не хотела вспоминать его и все те жуткие события, с ним связанные, но сны… Над ними власти она не имела, и они преследовали её почти каждую ночь, погружая в тяжёлый и тёмный омут кошмаров: мерзких, липких, багровых от крови, и каждый раз в них был он. Пёс.

    Санса опустила голову на подушку и прикрыла глаза, пытаясь сосредоточиться на предстоящих делах нового дня и надеясь, что мысли о чём-то реальном и обыденном помогут вытеснить из головы обрывки сна. Теперь она - Леди Винтерфелла и на её плечах лежит огромная ответственность, множество забот и хлопот.

    Девушка не заметила, как снова уснула...

    Она шла по коридору замка в Королевской гавани. Снова та запуганная жестокими выходками короля Джоффри девочка, недавно потерявшая отца. На стенах горели факелы, озаряя холодные каменные стены неровным, пляшущим светом. Она спешила в свою комнату, стараясь добраться туда как можно незаметнее и молилась о том, чтобы не встретить никого на пути. Но в этот раз боги не вняли её безмолвным молитвам. Прямо перед ней внезапно возникла высокая тёмная фигура, загородив собой путь, и ей пришлось остановиться.

    - Куда ты так спешишь, пташка?

    Сандор Клиган разглядывал её лицо из-под полуопущенных век и похабно ухмылялся, обнажая зубы. Санса замерла, затаив дыхание. Он сделал шаг вперёд, и она невольно отпрянула к стене, в тщетной попытке отстраниться от него как можно дальше. Конечно, у неё ничего не вышло. Мужчина тут же сделал еще несколько шагов и практически прижал девушку к стене своим могучим телом. Теперь она ощущала его зловонное, горячее дыхание, смрад от недавно выпитой браги и вчерашнего перегара. Сопротивляться было бесполезно. Что могла сделать она, хрупкая девушка, этому громиле. Санса испуганно посмотрела ему в глаза и почти пропищала, с трудом выдавливая из горла застревавшие в нём слова:

    - Я просто иду к себе в комнату, сир. Отпустите меня, пожалуйста.

    Пёс осклабился еще сильнее и прошептал, наклонившись к её уху:

    - А ведь я могу поиметь тебя прямо здесь и сейчас. Замок огромен и никому нет дела, если где-то в тёмном углу слышится какая-то возня. Ты бы этого хотела?

    Санса зажмурилась, стиснув зубы почти до боли и изо всех сил старалась не заплакать, но слёзы предательски выступили на покрасневших глазах. Она не успела ничего ответить, когда почувствовала, как он рывком задрал подол её платья и нижних юбок. Девушка тихонько вскрикнула, но Пёс не обратил на это ни малейшего внимания. Всё так же мерзко ухмыляясь, он медленно поднёс правую руку ко рту и обильно смочил пальцы слюной. Затем он так же неторопливо опустил руку просунул ей между ног. Она попыталась, было, изо всех сил сжать ноги, но он не позволил ей это сделать, протиснув свою ножищу между её коленей. Своими мокрыми от слюны пальцами он начал грубо и настойчиво гладить нежную кожу её лона, а затем нащупал выступающий бугорок плоти почти у самого лобка и стал круговыми движениями массировать его. Санса, дрожа всем телом, вцепилась обеими руками в его плечи и тихонько проскулила:

    - Не надо, прошу вас, перестаньте…

    - Я так не думаю, - почти прорычал он в ответ, продолжая настойчиво двигать пальцами между её ног. Кожа на его руках, привыкших к мечу, была грубой, а пальцы огромными и толстыми и внезапно к ней пришло осознание того, что всё её лоно измазано его отвратительной слюной. От этой мысли ей стало нестерпимо жарко, и кровь бросилась к лицу, заливая её румянцем. Но жар разгорался не только на щеках девушки. Она вдруг ощутила его глубоко внутри себя, этот огонь, который плавил её и постепенно начал вытекать наружу. Внезапно Пёс убрал руку и снова поднёс её к своему лицу. Он стал обнюхивать свои пальцы, жадно втягивая воздух ноздрями.

    - О даа, - прошипел он, довольно жмурясь, - я чую этот запах, ты потекла, девочка. Запах течной сучки я ни с чем не спутаю…

    Санса ошарашенно смотрела на него и пыталась осознать его слова, но он не дал ей прийти в себя, снова просунув руки между её ног. На этот раз он проник чуть дальше, нашёл её вход и просунул в него указательный палец. Сделать это было легко, потому что оказалось, что вход в её лоно был мокрым и скользким. Его палец проник неглубоко, остановившись почти у самого входа, а затем он начал массировать её изнутри, заставляя её истекать огненным соком, который струился по его пальцам и её ногам. Он добавил еще один палец и ощущения стали еще сильнее и слаще. Из горла Сансы вырвался сдавленный вздох, и бёдрами она подалась ему навстречу, но он резко вытащил пальцы и прорычал:

    - Нееет, малышка, если уж и порвать тебя в первый раз, то не так и не этим.

    Пёс снова нащупал её самую нежную и чувствительную плоть и продолжил ласкать её, смазывая её же собственной горячей влагой. Он тяжело дышал и громко сопел, почти рычал ей в ухо, а его твёрдая плоть упиралась ей в бок. Санса дрожала и почти перестала дышать, пытаясь поймать какое-то совершенно новое, острое и жгучее ощущение, которое приближалось с каждым движением его пальцев. Внезапно она вздрогнула всем телом, непроизвольно выгнулась и почувствовала, как пожар поглотил её полностью, сжигая без остатка её душу и тело. С губ слетел сдавленный стон и она…

    Проснулась.

    Никогда прежде ей не снились такие сны. Сны, после которых дыхание было прерывистым, а между ног было мокро и горячо. Может быть, всё дело в полнолунии? Ведь этого не было на самом деле. Нет, этого не было, он никогда не делал с ней ничего подобного. Ей вспомнился его вопрос, заданный во сне: "Ты бы этого хотела?"

    И, заливаясь краской стыда от внезапного осознания, Санса прошептала:

    - Да...

    За Стеной было безумно холодно, и неустанно дули сильные ветры. Ему, за долгие годы привыкшему к мягкому теплу Королевской Гавани, приходилось особенно туго. Даже тёплая одежда из меха и шкур не спасала от промозглого северного холода. Редкие привалы не приносил облегчения, и долгожданный отдых не придавал сил и бодрости. Северяне и особенно надоедливый рыжий одичалый, постоянно донимавший своими тупыми разговорами и дурацкими вопросами, чувствовали себя не так паршиво, как он.

    Очередной привал. Путники разместились у скал, которые хоть немного защищали от порывов ледяного ветра. Сандор Клиган тяжело опустился на землю, опершись спиной на огромный валун. Сломанная и кое-как зажившая нога напоминала о себе тупой болью, а желудок подводило от голода. Нужно было поспать хоть немного. Если получится.

    Рядом с ним нагло и бесцеремонно плюхнулся Тормунд.

    - Отвали от меня! - рыкнул на него Сандор. - Ты задолбал меня уже, вечно от тебя покоя нет! И нехрен ко мне прижиматься!

    Но рыжий придвинулся еще ближе и заявил:

    - На таком морозе нужно держаться поближе, так будет намного теплее! Сам сейчас почувствуешь!
    - Не знаю, что я, по-твоему, должен почувствовать, но если только почувствую твою долбаную лапу рядом со своим хером - оторву к чертям, а заодно и бошку откручу, чтобы в следующий раз думал, куда лезешь, - спокойно ответил Клиган.

    Тормунд только усмехнулся и Сандор прикрыл глаза.

    Нужно поспать…

    ...​

    Ему тепло, и он сидит в огромной ванне, наполненной горячей водой. В очаге у стены весело пляшет огонь, потрескивают поленья, и на душе так спокойно и легко, потому что больше не нужно никуда спешить, не нужно ни о чём переживать, он в безопасности, и можно просто расслабиться. Когда в последний раз он испытывал эти ощущения? Никогда?..

    Внезапно дверь открылась, и в комнату вошла она. Санса Старк. Рыжеволосая красавица, северная принцесса, дочь Эддарда Старка, Хранителя Севера, невеста короля. Теперь уже бывшая. Она сбежала с ним из Королевской Гавани, спасаясь от ужасов войны со Станисом Баратеоном, подступившей к самым стенам королевского дворца, и от жестоких выходок Джоффри. Битва на Черноводной осталась в прошлом, а в настоящем - тёплый дом, жаркий очаг, горячая ванна и она. Больше ничто не имеет значения. Даже извечная и жгучая ненависть к Григору отступила и больше не терзала душу стальными когтями. Теперь всё хорошо. Он отвезёт её в Винтерфелл к матери и братьям, а там видно будет, что дальше...

    - Вы забрались в ванну первым? - в голосе девушки звучало недовольство. - А мне потом мыться после вас в остывшей воде?

    Санса стояла и смотрела на него, всем своим видом демонстрируя обиду, и от этого выглядела особенно трогательно. Пока Сандор соображал, что бы ответить, она продолжила:

    - Что ж, придётся, видимо, мне помыться вместе с вами, судьрь, пока вода не остыла.

    Сандор открыл, было, рот, чтобы заверить её, что воды он для неё нагреет новой, но она уже проворно скинула платье, оставшись в нижней рубашке.

    - Закройте глаза, - потребовала девушка.

    Ему пришлось подчиниться, при этом он на всякий случай и дышать перестал, боясь поверить своему счастью. Она. С ним. В одной ванне… Даже в самых сладких мечтах он не позволял себе думать о чём-то подобном.

    - Всё, глаза можно открыть.

    Санса забралась в ванну и расположилась напротив Сандора. Над водой виднелась только её плечи и голова, рыжие локоны собраны в пучок на затылке, лишь несколько прядей обрамляли её прекрасное лицо и шею. Она была необыкновенно хороша, и сердце Сандора забилось часто и гулко, как барабан, подающий сигнал тревоги. Больше всего он боялся спугнуть её, сделать или сказать что-нибудь неуместное, что заставит её немедля уйти, а этого он допустить не мог. Сандор изо всех сил старался не касаться её под водой, подтянув ноги поближе к туловищу, но это не слишком помогало избежать взаимных прикосновений. Сансу, казалось, это ни капли не смущало, и она тихонько защебетала какую-то песенку.

    Клиган старался не смотреть в её сторону, но это было безумно сложной задачей, практически невыполнимой. Казалось, чем усерднее и старательнее он отводил взгляд от девушки, тем сильнее его тянуло посмотреть на неё.

    А еще приходилось гнать прочь мечты о её стройном, юном, разгорячённом и влажном теле. Как ни пытался он представить что-то другое, все его мысли занимал только образ Сансы, поднимающий с самого дна души Сандора все самые тёмные, жгучие и запретные желания, заставлявшие сердце то замирать, то гулко биться о рёбра в бешеном ритме страсти. Он с ужасом осознавал, что его член налился кровью и затвердел, и не было ни малейшего шанса скрыть это от Сансы. Избавиться от напряжения самостоятельно не представлялось возможным, ведь она была совсем близко, а выйти из ванны когда-нибудь, да придётся.

    Внезапно девушка прекратила напевать и сказала:

    - А хотите, я помогу вам вымыть голову?

    И не успел Сандор сообразить, что происходит, как Санса переместилась поближе к нему, намереваясь осуществить задуманное. Его лицо запылало, казалось, пылал он весь, от шрама на лице до пяток. Такого с ним не бывало, пожалуй, никогда. Что эта девочка делала с ним... И как ему держать себя в руках, ведь он пообещал не причинять ей вреда и доставить в Винтерфел в целости и сохранности. Но как? Если она будет продолжать свою сладкую пытку, то он не сможет больше сдерживать свои желания, и они вырвутся наружу стаей горящих демонов, сжигая всё на своём пути.

    Санса нежно дотронулась рукой до его щеки и спросила:

    - Что с вами, сударь?

    Её невинный тон просто взбесил его. Что с ним? Что с ним?!! Да как она не понимала, что он был на грани и безумие было вот-вот готово затмить его разум, не оставляя места ни одной здравой мысли о долге и чести.

    Сандор посмотрел на неё исподлобья и тут она сделала нечто невероятное. Она его поцеловала. Наклонилась и прижалась своими мягкими, нежными губами с его рту, обрамлённому жёсткой щетиной. Не ожидавший ничего подобного Сандор замер, боясь пошевелиться и чувствуя, как она впивается своими губами в его еще более настойчиво. Нет, это было невыносимо. Это было выше человеческих сил и вытерпеть подобную пытку не смог бы ни один живой человек, а он еще никогда в жизни не ощущал себя более живым, чем в это мгновение. Стена, так старательно воздвигаемая разумом, наконец, рухнула и чувства затопили его сознание, сметая на своём пути все запреты. Сандор подался вперед, левой рукой притянул девушку к себе, а правую положил ей на затылок, углубляя поцелуй. От невинности не осталось и следа, была только голая, горячая и пульсирующая похоть.

    Сандор попытался протолкнуть свой язык в её рот и...

    Проснулся от крепкой оплеухи. Прямо перед ним было мерзкое лицо рыжего одичалого, который таращил на него свои глазищи и старательно отплевывался.

    - Клиган, ты совсем сдурел?! - поинтересовался Тормунд. - А-а-а, я понял, тебе приснился приятный сон с красотками? Я прав? Признайся!

    Рыжий захохотал, хватаясь за бока и запрокинув голову.

    - Заткни свою пасть, недоносок! А не то я тебе сам её заткну, - проворчал Сандор, пряча глаза.

    Какой глупый, дурацкий, совершенно бессмысленный сон. Всё это никогда не могло бы произойти с ним на самом деле. Не в этой жизни.

    А значит, нужно было обо всём забыть и поскорее.

    Вот только как...

    С каждым днём становилось всё холоднее и холоднее. Хмурое небо то и дело одаривало землю снегом, а сильные ветры равнины уносили его прочь. Зима обещала быть долгой.

    Санса еще раз перечитала записку, которую доставил ворон из Королевской Гавани. Значит, Джон жив, и он скоро вернётся домой вместе с королевой Дейнерис, Матерью Драконов.

    Эта новость принесла несказанное облегчение и не только ей одной. Все обитатели Винтерфелла словно воспряли духом, и стали с надеждой ждать возвращения Короля Севера.

    Санса же думала в первую очередь о том, как им достойно встретить Джона и его гостей, хватит ли припасов, какие угощения нужно приготовить к праздничному застолью по случаю их возвращения и о многих других хозяйственных мелочах, которые хоть немного отвлекали её от мыслей о сновидениях, терзавших её почти каждую ночь. Ей продолжал сниться Сандор Клиган.

    Из разговоров с Арией Санса знала, что Сандор бился с Бриенной и она победила, но значило ли это, что он погиб? Да и знал ли кто-нибудь это наверняка? А если и знал, то хотела ли она на самом деле знать ответ на этот вопрос?..

    Скорее, нет, чем да. Так у неё была хоть небольшая, совсем крошечная, призрачная надежда увидеть его снова.

    Увидеть и попытаться понять, наконец, почему он так упорно продолжал ей сниться…

    Неужели… Он ей нравился? Этот огромный, суровый и жестокий мужчина, убийца, который не раз спасал ей жизнь.

    А может быть… он не был на самом деле таким, каким хотел казаться? Что-то было в его глазах такое, что заставляло усомниться в искренности его слов, когда он уверял, что нет ничего на свете прекраснее, чем убивать. Какая-то тщательно скрываемая от посторонних взглядов тоска и… доброта?

    Ей очень хотелось во всём разобраться и она с нетерпением ждала возвращения Джона. А вдруг в своём долгом путешествии он встречал Сандора или слышал что-нибудь о его судьбе, о том, что тот жив и он расскажет ей об этом…

    Санса в который раз попыталась отогнать навязчивые мысли о Псе и заняться повседневными делами.

    Но получилось, как всегда, плохо.


    ***​



    Величественный корабль с огромной мордой дракона на носу и парусами, украшенными гербом дома Таргариенов приближался к северным берегам Белой Гавани. Отсюда путники планировали продолжить своё долгое возвращение в Винтерфелл верхом.

    Все были уже порядком утомлены морским путешествием и с нетерпением ждали высадки на берег. К тому же, никаких особенных занятий на корабле не было.

    Тирион развлекал себя вином и философскими беседами с сиром Джорахом и одноглазым рыцарем Братства без знамён Бериком.

    Джон и Дейнерис, в основном, проводили время вдвоём за, как предполагалось, светскими беседами, а там, кто его знает, чем они могли заниматься за закрытой дверью каюты…

    Бриенна, молчаливая, как всегда, предпочитала сидеть в одиночестве, полируя свой меч, которым она очень дорожила, ведь это был подарок от Джейме…

    Сандор Клиган маялся от морской болезни и почти совсем не выходил из каюты. Его постоянно мутило, и он не мог толком ни есть, ни пить. Он уже тысячу раз проклял все корабли и все моря на свете, пообещав себе на будущее, что никогда больше его нога не ступит на палубу этой плавучей камеры пыток.

    Если оно у него будет, это будущее.

    Впереди их всех ждала смертельная битва с целой армией мертвецов и перспективы у живых были нерадостные. Надежда была на драконов Дейнерис, которые могли испепелять мертвяков пламенем, но будет ли этого достаточно… Никто не знал. Оставалось только вооружить армию живых оружием из драконьего стекла и молить Семерых о победе. Хотя молитвы, как он давно уже понял, мало кого спасали.

    Помогли ли Боги тем несчастным служителя Семерых, с которыми он строил церковь? Их лидер спас его от верной смерти после сражения с Бриенной. С ними Сандор, наконец, почувствовал себя не таким одиноким, почувствовал себя нужным , частью какого-то общего дела. Хорошего дела.

    И чем всё окончилось? Спасли ли этих людей Семеро от кучки ланистеровских головорезов?

    Спасли ли Семеро отца и дочь, которые были так добры к Сандору и Арии и накормили их супом с крольчатиной? Это были хорошие, добрые люди. И умерли они страшной смертью. Где были Семеро в тот недобрый час?

    А все те люди, которых убил сам Сандор? Не все из них были плохими, и не все из них были хоть в чём-то виноваты. Разве что в том, что в лихую минуту подвернулись под руку Сандора, сжимавшую меч и творящую правосудие, вернее то, что нахальный молокосос, король Джоффри, отдававший приказы своему верному цепному Псу, понимал под этим словом. Истинное правосудие было ему неведомо, как и милосердие к своим врагам, но что еще хуже - к своим друзьям и союзникам. Хотя, какие могли быть друзья у этого богомерзкого выродка.

    Сандор никогда не забудет, как Джоффри издевался над Сансой, как измывался над несчастной Пташкой. Мало ему было убить её отца прямо у неё на глазах, ему еще нужно было унизить её как следует, растоптать, смешать с грязью…

    Надо было не слушать её. Надо было просто сгрести её в охапку, перекинуть через седло и увезти, и плевать, если она стала бы орать на него и пытаться вырваться. Он всё равно был сильнее, он смог бы угомонить её и увезти подальше от Королевской Гавани и “любимого” женишка.

    Если о чём-то Сандор и сожалел, так об этом. Он дал клятву самому себе хранить и оберегать её, но сдержать эту клятву не смог…

    Где она теперь… Что с ней… Она уже, наверное, совсем взрослая, настоящая красавица…

    Эти мысли прервал новый приступ тошноты из-за морской болезни.

    Прежде она снилась ему и порой эти сны были не так уж невинны, как тот, что приснился ему за Стеной… Но во время морского путешествия она не приснилась ему ни разу. И это было даже к лучшему, незачем смешивать единственное светлое воспоминание его жизни с чередой мучительных, тошнотворных дней плавания, о которых он постарается поскорее забыть, едва только высадившись на берег.

    А когда высадится - вот тогда пусть она ему приснится еще.

    Хотя бы раз...

    Санса заканчивала вышивку на тёплом, подбитом мехом плаще, который ей очень хотелось сшить к возвращению Джона, его гостей и соратников в Винтерфелл. Кому именно предназначался плащ она не могла ответить даже сама себе, ведь Джону она подарила чудесный плащ с волком - эмблемой Старков, на ремнях накануне его отъезда. Этот же был другим - большего размера и подошёл бы мужчине намного выше ростом, чем Джон. На этом плаще она вышила профиль волка и собаки, так чтобы они словно смотрели друг на друга, если плащ набросить на плечи и застегнуть. Получалось очень красиво, но Санса никому не показывала своё рукоделие, чтобы избежать лишних вопросов.

    Она уже почти довышивала собаку, когда в дверь комнаты постучали и доложили, что к замку приближались всадники. Санса немедля вскочила и спрятала плащ вместе с нитками, иглами и прочими принадлежностями для рукоделия в сундук. Она быстро накинула на плечи тёплую накидку и поспешила во двор замка, чтобы встречать гостей.

    Да, это был он - Джон и его небольшой отряд. Как же она была счастлива, что брат вернулся живым и, она очень надеялась на это, здоровым и невредимым.

    Ворота Винтерфелла гостеприимно распахнулись, и путники въехали во двор, собравший в этот час всех обитателей замка, с радостью встречавших своего короля и его гостей.

    Первым Санса увидела Джона, он ехал впереди всех на статном гнедом жеребце и улыбался ей.

    Не заметить высокую, огненноволосую красавицу Сансу было сложно, и Джон быстро нашёл её глазами среди встречающих. Она стояла на балконе рядом с лестницей, и это было так похоже на ту первую встречу брата и сестры в Чёрном Замке, когда она прибыла туда в сопровождении Бриенны и Подрика.

    Санса бросилась вниз по лестнице, не дожидаясь, когда брат спешится, и набросилась на него с объятиями в ту же секунду, как он слез с коня. Джон с силой прижал её к себе и зажмурился от счастья. Это было ни с чем не сравнимое чувство, когда тебя любят и ждут дома.

    Санса готова была расплакаться от нахлынувших эмоций, но старательно сдерживала этот порыв, не желая показаться сентиментальной дурочкой перед братом и всеми остальными.

    - Джон, добро пожаловать домой! - прошептала она ему на ухо.

    Джон улыбнулся, отстраняя сестру от себя, чтобы заглянуть ей в глаза и так же тепло и радостно ответил:

    - Здравствуй, Санса! Нет во всех Семи Королевствах места лучше, чем Винтерфелл! Ты не представляешь, как я соскучился! По тебе и по дому.
    - Тогда у меня для тебя сюрприз: здесь есть кое-кто еще, кто с не меньшим нетерпением, чем я, ждали твоего возвращения.

    Джон окинул взглядом двор и увидел… Арью и Брана.

    Он медленно, не веря своим глазам двинулся им навстречу, но Арья, наплевав на все приличия, просто с разбегу повисла на шее у брата, как когда-то много лет назад, когда все они были еще детьми и понятия не имели, как надолго они расстаются и что принесут им грядущие годы разлуки с родными.

    Что стало с их семьей… Скольких они потеряли… Как сильно изменились те, кто остался в живых… Время, как равнодушное колесо огромной телеги проехалось по тропе их жизней, давя и калеча всё и всех на своём пути. Им оставалось лишь принять это и постараться сохранить то, что еще осталось, обнять тех, кого еще можно было обнять и спасти тех, кого еще можно было спасти.

    Пока Джон, чуть не плача, обнимался с младшей сестрой и братом, Санса, как хозяйка, приветствовала остальных гостей замка.

    Больше других её интересовала, конечно же, Дейнерис, Матерь Драконов. Она была в самом деле очень красива, как о ней и говорили. Невысокого роста, стройная, с длинными серебряными волосами - она была настоящей Таргариен, а её властный и немного холодный взгляд выдавал в ней истинную Королеву. Но в следующее мгновение она улыбнулась и протянула Сансе руку в знак приветствия. Глаза её заискрились добротой и теплом, и Санса протянула ей руку в ответ. Это было почти сестринское приветствие и обе немного смутились, но быстро взяли себя в руки.

    К Сансе приблизился Тирион. Встреча этих двоих была неловкой для обоих, учитывая все обстоятельства их недолгого брака, внезапного расставания и всех последующих событий, но всё же сердца обоих хранили только тёплые чувства друг к другу, и Санса искренне улыбнулась единственному Ланнистеру, который был её истинным другом и союзником. Тирион улыбнулся в ответ, отмечая про себя, как же прекрасна была Санса спустя столько лет и какая внутренняя сила струилась из её повзрослевших глаз.

    Она поприветствовала, казалось, уже всех, когда сир Джорах, верный рыцарь королевы Дейнерис, негромко сказал ей, что среди них есть раненый. Он въехал во двор Винтерфелла последним и, захваченная горячей встречей с Джоном, Санса попросту не заметила его. Почти у самых ворот на мощной белой кобыле, согнувшись, словно под тяжким грузом, сидел человек, укутанный в серый, грязный плащ. Голова его безвольно свешивалась на грудь и он едва держался в седле. Его волосы давно немытыми, слипшимися космами свисали на лицо, но Санса мгновенно узнала его и у неё похолодело всё внутри, а сердце, казалось, замерло, скованное толстым слоем льда.

    Это был он. Сандор Клиган. Пёс.

    Стараясь сохранять саммобладание, что давалось ей с огромным трудом, Санса распорядилась помочь ему спешиться и отвести его в покои в восточном крыле замка, где были приготовлены комнаты для гостей.

    Она попросила сира Джораха рассказать, что случилось, и он поведал, что по дороге в Винтерфелл на них напала небольшая банда разбойников и грабителей, просто кучка неудачников из дома Болтонов, сбившихся вместе после смерти своего лорда, дабы промышлять грабежами, насилием и убийствами путников в этих краях.

    С ними быстро расправились, но один из них успел полоснуть Сандора ножом по животу, а того подвела давняя привычка носить королевские доспехи , защищавшие живот и грудь. Теперь доспехов на нём не было, но ощущение защищенности осталось, что и сыграло с ним злую шутку.

    Рана не была глубокой, но воспалилась и начала гноиться, распространяя дурной запах. Её непременно нужно было прижечь, но Сандор, до одури боявшийся огня, ни в какую не давал сделать это и готов быть убить любого, кто сунулся б к нему с этой целью.

    Санса с тревогой выслушала рассказ и приняла решение поговорить с Сандором самолично. Сделать это нужно было как можно быстрее, дабы не терять драгоценное время.

    Прежде всего она отправила мейстера в комнату Сандора, чтобы тот осмотрел рану и доложил ей о состоянии больного и какие меры можно было принять в сложившейся ситуации.

    Затем Санса отдала распоряжение показать всем гостям их покои, дать им умыться, а тем временем накрыть столы в главном зале, чтобы устроить достойный праздничный ужин в честь этой долгожданной встречи.

    Покончив с первоочерёдными хлопотами, она направилась в комнату Сандора.

    Мейстер встретил её по пути туда и с сожалением объяснил, что дело весьма серьезное и медлить нельзя ни минуты, но больной, будучи мужчиной сильным и свирепым, не позволяет обработать рану как следует. Сам же мейстер рекомендовал бы прижигание, а затем обработку раны специальной живительной мазью. Также он собирался приготовить целебный отвар. Если всё это сделать как можно быстрее, то была надежда, что больной выживет. Если же нет - пережить эту ночь у него было очень мало шансов.

    Санса нахмурилась и закусила губу. Что ж, если кому и предстояло уговорить Сандора согласиться на прижигание раны - так это ей. Он много раз спасал её жизнь и честь.

    Пришла пора вернуть долг.

    В комнате было темно и не хватало свежего воздуха. Санса слегка отворила окно и подошла к кровати, ставя на тумбу у изголовья подсвечник с тремя свечами.

    Сандор лежал на спине, прикрыв глаза и тяжело дышал, приоткрыв рот. Санса присела на краешек постели и посмотрела на него. Он явно давно не мылся, одежда его была грязной и дурно пахла, рубаха разрезана или разорвана в районе живота и черна от засохшей крови.

    Санса осторожно потянула край рубахи вверх, чтобы посмотреть на рану. Живот был обмотан какими-то тряпками, пропитанными кровью и также источавшими зловоние. Она хотела, было, вернуть край рубахи на место, когда почувствовала, что её с силой схватили за руку.

    Девушка с испугом посмотрела в лицо Сандора и поняла, что он уже вышел из полузабытья и смотрел на неё злым, измученным взглядом. Постепенно злость в его глазах сменилась узнаванием, и он хриплым, тихим голосом проговорил:

    - Пташка… Это ты… Или я сдох, и это мой последний сон перед тем, как я отправлюсь в пекло...
    - Это я, - негромко сказала она, пытаясь высвободить свою руку из его мощной ручищи.

    Он тут же ослабил хватку, и она потёрла запястье, слегка поморщившись от боли. Даже на пороге смерти, он всё еще был очень силён и опасен.

    Санса слегка наклонилась к его лицу и заглянула ему прямо в глаза.

    - Сир Клиган, вам нужно прижечь рану.
    - Я не сир, - ответил он, негромко но твёрдо. - И прижигать я ничего не дам.
    - Если не прижечь, вы умрёте, а этого я не допущу, так и знайте! - в голосе Сансы была такая решимость и страсть, что она сама испугалась своего напора.
    - Я никому не нужен, Пташка, - глухо ответил Сандор. - Если я сдохну, меня сожгут и на следующий день не вспомнят. Просто оставь меня здесь, а если поймёшь, что мне конец, добей меня или попроси кого-нибудь сделать это, если сама не сможешь.

    От этих слов в горле у Сансы встал огромный ком и ей стало трудно дышать. Не так она представляла себе их встречу. Те сны, что снились ей все эти дни и месяцы создали в её голове совершенно иную картину, но реальность была отвратительна и жестока. Впрочем, ей давно пора было бы привыкнуть к этому. Разве бывало с ней иначе? То, что она вообще дожила до сегодняшнего дня, уже можно было считать чудом, а уж то, что она была в Винтерфелле с Джоном, Арьей и Браном - было практически невероятной удачей, на которую никто из них не мог надеяться.

    Санса сделала над собой усилие и с трудом выдавила:

    - Я не оставлю вас умирать, сир, и возражений я не приму.

    Быстрым движением она положила ладонь на его рот, не давая ему говорить.

    - Вы должны жить, и вы будете жить. Я сделаю для этого всё, что смогу. Слишком много потерь я пережила за эти годы, слишком часто теряла друзей и не намерена терять еще одного.
    - Друзей? - переспросил Сандор, едва она убрала ладонь от его губ. - Ты считаешь меня своим другом?
    - Конечно, - ответила Санса твёрдо. - Вы мой друг и вы мне нужны.

    Она замолчала, он тоже не сказал ни слова.

    - Хорошо, - ответил Сандор, подумав. - Я согласен. Но у меня есть два условия.
    - Какие?
    - Ты уйдёшь в самый дальний, самый глухой угол этого грёбаного замка и закроешь уши. Я не хочу, чтобы ты слышала, как я буду верещать, как свинья на бойне, когда они будут жечь меня.
    - Хорошо, - просто ответила Санса, хоть и понимала, что верещать он не будет, а будет молча, стиснув зубы, терпеть боль. - Что еще?
    - Ты будешь сидеть со мной сегодня ночью. Если я сдохну - я хочу сдохнуть, держа твою руку.

    Сандор понимал, как должно быть, глупо прозвучали его слова, но ему было плевать. Эта сраная жизнь не дала ему ничего хорошего, чтобы вспомнить на смертном одре, так хоть на пороге загробного мира он получит немного того, что другие люди называли счастьем.


    ***​



    Санса вышла из крипты, где провела какое-то время в молитвах и ожиданни. За это время мейстер должен был уже закончить процедуру, а его помощницы обтереть Сандора травяным настоем, который помогал от жара, и переодеть в чистые одежды.

    В главном зале уже были накрыты столы, и все собирались к ужину. Санса намеревалась посмотреть, как себя чувствует Сандор, а затем отправиться на ужин.

    Она осторожно вошла в его комнату, дверь тихонько скрипнула и затворилась за ней. Внутри на этот раз было намного светлее, так как мейстер зажёг несколько свечей. Сандор всё так же лежал на спине, но уже в чистой одежде и дремал.

    Мейстер стоял у постели, размешивая что-то в небольшой склянке.

    - Это мазь, - сказал он негромко, увидев вошедшую Сансу. - Я только что окончил её готовить. Нужно обработать рану и прикрыть чистой тканью. Один раз сейчас и еще раз утром. Если, конечно, он доживёт до утра.
    - Спасибо, мейстер, я всё сделаю, - ответила Санса, беря у него из рук склянку. - Вы можете идти.
    - Хорошо, госпожа. И давайте ему пить целебный отвар. Вот он здесь, в кувшине. Он поможет утолить жажду и укрепит тело.

    Санса кивнула и мейстер тихонько вышел из комнаты. Она присела на постель и дотронулась ладонью до лба Сандора, убирая налипшие пряди волос. Лоб был горячим, жар всё еще терзал измученное тело, не давая как следует отдохнуть.

    Внезапно она поняла, что спокойно смотрит на его лицо и шрамы, так пугавшие её когда-то. Теперь же она не замечала их, они были неотъемлемой частью этого мужчины и представить его без них она не могла.

    Вид его больше не был отталкивающим. Это открытие застигло её врасплох, и Санса замерла в удивлении от этого внезапного осознания.

    Она поставила, наконец, склянку с мазью на тумбу у кровати и смочила кусок материи в миске с холодной водой, а затем положила его на лоб Сандора. Пусть хоть немного, но это поможет облегчить его муки.

    Затем она аккуратно задрала его рубаху и осмотрела рану. Прижжённая кожа выглядела ужасно, однако зловоние от гниющей плоти стало почти не ощутимым, что уже было хорошим знаком. Она взяла склянку и лёгкими движениями нанесла целебную мазь, как посоветовал мейстер. Закончив, она прикрыла рану чистой материей и опустила на место рубаху.

    Сандор не шелохнулся, он явно был в забытьи, и Санса даже порадовалась этому. Она встала с постели, намереваясь уйти, и вдруг услышала его слабый голос:

    - Пташка? - почти прошептал Сандор. - Ты… ты всё слышала?
    - Нет, - ответила она быстро. - Я ничего не слышала, правда. Я была в крипте, а туда не доносятся никакие звуки внешнего мира. За это вы можете быть спокойны.
    - Хорошо.

    Сандор помолчал, собираясь с силами и спросил:

    - Ты придёшь посидеть со мной, как обещала?
    - Да, я приду. Сейчас мне нужно уйти на ужин, чтобы поприветствовать гостей, но после я приду и проведу у вашей постели всю ночь. Я обещала, и я это сделаю.
    - Хорошо… Иди…

    Сандор закрыл глаза и Санса вышла из комнаты.

    ***​

    В главном зале было светло от множества свечей, озарявших накрытые столы, уставленные угощением для гостей и обитателей замка. Санса сидела за главным столом по правую руку от Джона. Слева от него сидела Арья и рядом с ней Бран. Остальные гости были рассажены за соседними столами и все уже приступили к трапезе.

    Ужин начался речью Джона, которую он произнёс, подняв кубок сладкого вина во славу Севера, Винтерфелла и всех, кто считал себя друзьями и соратниками северян в предстоящей битве с Королём Ночи. Гости выпили и принялись за угощение. Тут и там завязались застольные беседы.

    - Где ты была, Санса? - спросил Джон негромко. - Я искал тебя, хотел поговорить перед ужином, но не смог найти.
    - Я была в крипте, а затем мне нужно было позаботиться о сире Клигане. Он ранен.
    - Да, я знаю. Не повезло ему. И дела его, судя по всему, плохи…
    - Мейстер сказал, что сегодняшняя ночь будет решающей, - сказала Санса тихо. - Я посижу с ним, если ему понадобится помощь, нужно, чтобы кто-то был рядом.
    - Но зачем это делать тебе, - спросил Джон с недоумением. - В замке хватает женщин, которые смогут быть прекрасной сиделкой для больного. Тебе совершенно незачем самой проводить ночь в его комнате.
    - Я должна, Джон. Я ему обещала. Не волнуйся за меня. Сандор мне не враг. Он столько сделал для меня, и я ему стольким обязана… Что облегчить его страдания в такой тяжкий час - это самое меньшее, что я могла бы сделать для этого человека…
    - Я не знал, - сказал Джон, глядя Сансе в глаза. - Расскажи мне всё.
    - Хорошо, но только не сейчас. У нас гости, мы должны позаботиться о них, а разговоры оставим на потом. Я тоже хочу услышать обо всём, что произошло после твоего отъезда.
    - Непременно, - Джон кивнул. - Я непременно тебе всё расскажу.

    Они посмотрели друг на друга и обменялись понимающими взглядами. Их время поговорить по душам еще придёт, но не сегодня.

    ***​

    Сандор лежал неподвижно, закрыв глаза. Дыхание его было всё еще тяжёлым, но уже не таким, как прежде. Санса присела на краешек постели и тихонько взяла его руку в свою. Его ладонь была большой, грубой и мозолистой. Это была рука, не привыкшая к отдыху и праздности. Жизнь этого человека была нелёгкой, хотя, у кого она была таковой в эти смутные времена…

    Внезапно Санса взяла его ладонь обеими руками и, поддавшись сиюминутному порыву, поднесла к своим губам. Она не знала, что на неё нашло, но это было правильно и просто жизненно необходимо ей в это мгновение.

    - Пташка… - услышала она его приглушенный голос. - Ты пришла…
    - Я здесь, - ответила Санса, поспешно возвращая его руку на постель. - Я буду сидеть здесь, с вами до утра, вы можете спать спокойно. Вам нужно поспать, чтобы поскорее поправиться.
    - Я не хочу спать, - ответил Сандор, глядя на неё. - Я хочу слушать твой голос. Спой мне, я прошу тебя.

    Санса давно уже не пела песен и почти забыла все слова, но отказать ему в этот момент было невозможно, и она тихонько запела.

    Это была старинная песня о Севере, о его славных рыцарях и прекрасных дамах, о подвигах королей и походах героев.

    Санса пела, закрыв глаза и держала руку Сандора в своей руке, легонько сжимая его пальцы. Чтобы он знал, что она здесь для него. Чтобы он знал, что он не один. Чтобы он знал, что она его не оставит.

    Она допела и открыла глаза. Ей показалось, что в его глазах стояли слёзы, но в дрожащем свете свечей было сложно разобрать, так ли это было на самом деле. Он тяжело вздохнул и сказал:

    - Спасибо…

    Она ничего не ответила, не зная, что сказать.

    - Расскажи мне, что приключилось с тобой за эти годы. Я так долго тебя не видел. Ты стала совсем взрослой…
    - Я не хотела бы сейчас вспоминать об этом, - ответила Санса, опустив голову. - К тому же, вам нужно поспать.
    - Это может быть моя последняя ночь, Санса, - медленно проговорил Сандор, и она вздрогнула, впервые услышав своё имя из его уст. - Если ты не расскажешь мне теперь, то потом я уже не смогу тебя слушать. Расскажи.

    И она рассказала.

    Она говорила долго, временами прерывая свой рассказ, чтобы дать Сандору целебного отвара, которым мейстер велел поить его время от времени. Сандор глотал отвар с трудом, но всё же ему это удавалось, и Санса молча радовалась, надеясь, что таким образом он быстрее преодолеет болезнь и поправится.

    Когда она окончила свой рассказ, было уже почти утро.

    - Я была глупой, наивной девочкой, когда мы с вами расстались, - сказала она печально. - Мои детские надежды превратились в пепел, и ветер развеял его без следа…

    Она замолчала и хриплым голосом Сандор сказал:

    - Не ты одна лишилась надежд юности, Пташка… Когда-то и Пёс был молод и глуп и мечтал, что у него будет жена и свои собственные щенки… Смешно…

    Санса тихонько сжала его ладонь и ответила:

    - Не стоит вам сейчас разговаривать. Вам нужно поспать. Я никуда не уйду, обещаю.

    Сандор посмотрел на неё в последний раз из-под полуприкрытых век и наконец сомкнул их, погружаясь в глубокий сон без сновидений.
     
    Последнее редактирование: 26 мар 2019
    Xe!, Eowyn, D'arja и 2 другим нравится это.
  2. Angie

    Angie Скиталец

    Добавлена Глава 5 / Обещание.
     
    Xe!, Eowyn и Миар нравится это.
  3. Angie

    Angie Скиталец

    Добавлена новая глава.

    Время тянулось мучительно долго и от усталости Сансу начало клонить в сон. Она всё так же держала руку Сандора в своей и слушала его размеренное, глубокое дыхание.

    Он спал и это самое простое и обыденное действо казалось Сансе настоящим чудом.

    Сандор спал и во сне выздоравливал, чему она очень радовалась. Он обязательно поправится и всё у них будет хорошо.

    У них…

    Санса поймала себя на этой странной мысли и тут же постаралась спрятать её подальше, в самом дальнем и тёмном уголке сознания.

    Она поняла, что долго так не выдержит и уснёт сидя, или даже во сне упадёт на пол, так как сидела она на самом краешке постели.

    Нет, так не годится. Нужно что-то предпринять.

    А что если…

    Что если прилечь на кровать рядом с Сандором?

    Ведь он спит и всё равно ничего не узнает. Все остальные обитатели замка тоже спят.

    Никто не увидит её, Леди Винтерфелла, в одной постели с посторонним мужчиной, не являвшимся ни её мужем, ни женихом.

    Так почему бы и нет?

    Санса поразмыслила еще немного и, осторожно обойдя постель кругом, прилегла на краю, рядом с Сандором.

    Он не проснулся и она, немного успокоившись, положила голову на подушку.

    Санса лежала на правом боку, подложив под щёку ладонь, и смотрела на спящего мужчину.

    Внезапно ей безумно захотелось дотронуться до него.

    Она очень боялась его разбудить, ведь тогда бы он застал её в своей постели, а это было бы до крайности неприлично. Что бы он тогда о ней подумал…

    Но желание потрогать его лицо, кожу, было настолько сильным и жгучим, что она тихонько привстала, опершись на локоть и медленно провела ладонью левой руки по щеке Сандора. Щека давно заросла щетиной, как и его подбородок.

    Одними кончиками пальцев Санса потрогала его губы. Ладонь обдало горячим дыханием и внутри у неё внезапно тоже стало горячо.

    Она придвинулась к Сандору чуть ближе и легонько, едва касаясь кожи, потрогала его шрамы на второй щеке и на лбу. Веки его подрагивали во сне и, повинуясь внезапному порыву, Санса по очереди поцеловала его закрытые глаза, едва касаясь кожи губами. Она прекрасно понимала, что это было безумием, но ничего не могла с собой поделать. Этот мужчина притягивал её к себе, как магнит.

    Санса опустила глаза и посмотрела на его приоткрытые губы. Соблазн был так велик, что она до боли прикусила свою нижнюю губу и зажмурилась.

    Это не помогло.

    Понимая, что удержаться всё равно не сможет, Санса медленно и осторожно поцеловала его в краешек губ.

    А затем еще раз.

    И еще…

    Забыв об осторожности, она целовала губы Сандора, нежно поглаживая шрамы на его щеке.

    А потом случилось то, что и должно было случиться.

    Он проснулся.

    - Пташка… - прошептал он, притягивая её к себе. - Еще… Поцелуй меня еще…

    Уговаривать её не было никакой нужды. Санса с жаром впилась в его губы, наслаждаясь каждым мгновением этой запретной близости. Всё это было так неуместно и даже опасно, ведь он был болен и практически без сил, а она набросилась на него, как оголодавшая кошка на кусок мяса.

    Но она чувствовала, что ему это нравилось, ощущала жар его тела и то, с какой силой и нетерпением он прижимал её к себе. Она не могла и не хотела думать, был ли это огонь болезни, сжигавший его, или пламя похоти, зародившееся в ней и перекинувшееся на него.

    Ей было всё равно. Ничто в целом мире уже не имело значения - только он и она, и эта ночь, и постель.

    Санса провела рукой по его напряжённому телу и нащупала место в паху, где ткань его бриджей вздыбилась, готовая вот-вот прорваться от сильного натяжения. Она торопливо, наощупь попыталась развязать тесёмки, в то же самое время продолжая ласкать губы Сандора страстными поцелуями.

    Проделывать это левой рукой было не очень удобно, но она всё же кое-как справилась со злополучными завязками. Затем она освободила от одежды его горячую, пульсирующую плоть и обхватила своей рукой.

    Сандор приглушённо застонал от удовольствия и бёдрами подался ей навстречу, подсказывая, что нужно делать. Санса всё поняла и принялась двигать ладонью вверх и вниз, пытаясь доставить ему максимум наслаждения, однако очень скоро ей в голову пришла мысль, что был другой, намного лучший способ сделать это.

    Поцеловав Сандора еще раз и игриво прикусив его нижнюю губу, Санса проворно подвинулась на кровати, сместившись поближе к его животу и паху.

    Вечером накануне помощницы мейстера тщательно обтёрли Сандора чистой водой с добавлением целебных трав и теперь его кожа источала горьковатый запах с нотками полыни, лаванды и зверобоя. Дурного запаха от ран Санса не ощутила вовсе.

    Осторожно, будто пробуя на вкус, она лизнула головку члена и Сандор снова застонал от удовольствия. Санса медленно охватила губами всю головку целиком и зажмурилась от наслаждения.

    Это было просто волшебно и в равной степени удивительно, что никогда раньше она не подозревала, насколько приятно это могло быть с правильным мужчиной.

    С тем, кто не бил, не унижал, не издевался.

    С тем, кто всегда защищал и оберегал, кто готов был сражаться до последней капли крови, кто терпел боль, стиснув зубы, и не роптал на судьбу, стараясь держать свою печальную историю при себе, чтобы не казаться слабым и не вызывать жалость.

    Санса осознала вдруг, что и сама была уже совершенно мокрой от горячей влаги, источаемой её изнывающим от желания лоном.

    Она принялась энергично двигать головой, с каждым движением погружая его член всё глубже в свой рот и в то же время лаская рукой его яички. Сандор тяжело дышал, вцепившись руками в простынь и ритмично толкаясь ей навстречу.

    Ей настолько нравилось доставлять ему удовольствие таким образом, что не хотелось, чтобы всё это когда-нибудь заканчивалось. Хотелось еще и еще до бесконечности.

    Однако терпеть так долго Сандор не мог, он задышал чаще, лёгкая дрожь пробежала по его телу и он излился в горло Сансы упругой, сильной и горячей струёй.

    Санса с наслаждением проглотила всё до капли, с удивлением отмечая про себя, что вкус его семени был ей приятен.

    Она отстранилась от него, облизывая алые, припухшие губы и...

    В это мгновение дверь комнаты отворилась…

    На пороге стоял Джон.

    Он всё видел и всё понял, любые оправдания звучали бы глупо, Санса это понимала.

    - Санса! - воскликнул Джон и голос его вибрировал от возмущения и гнева. - Санса!

    Она посмотрела на него беспомощно и растерянно, даже не пытаясь что-то говорить в свою защиту.

    - Санса! Да проснись же ты!

    Она резко открыла глаза и села.

    Уже давно было утро, из приоткрытого окна доносился какой-то гомон со двора, сама же она всё так же сидела на краю кровати Сандора. Он всё еще спал и она, видимо, задремала, сидя подле него.

    У кровати стояла Арья.

    - Ну ты и спишь, сестрёнка! - весело сказала она. - Я тебя еле добудилась!

    Это был сон. Всего лишь сон.

    Санса вздохнула и ощутила облегчение, смешанное с сожалением.

    Нет, Джон не застал её в постели Сандора, но…

    Это бы всего лишь сон...

    Лишь сон...
     
    Xe!, Eowyn, D'arja и ещё 1-му нравится это.
  4. Angie

    Angie Скиталец

    Добавлена новая глава.

    Санса вскочила с постели Сандора, удивив Арью своей излишней поспешностью.

    - Что с тобой, сестрёнка? - спросила та, немного насмешливо. - Дурной сон приснился? Или, может, оса ужалила?

    В глазах младшей Старк скакали задорные искорки, и она пристально разглядывала Сансу, пытаясь понять, что с ней происходит.

    - Сон… - ответила Санса немного неуверенно. - Да, сон. А где Джон? Что происходит вообще?
    - Джон пока у себя, просил позвать тебя к завтраку, так как ты что-то не торопишься спускаться из покоев Пса, - Арья многозначительно кашлянула и покосилась на лежащего Сандора.

    Щёки Сансы вспыхнули и она поспешно отвернулась, пытаясь скрыть это от сестры. Она наклонилась и потрогала лоб Сандора, чтобы убедиться, спал ли жар. Лоб был прохладным, а дыхание ровным и уже далеко не таким тяжёлым, как прежде. У Сансы будто камень с плеч упал, такое облегчение она почувствовала, поняв, что больной явно идёт на поправку. Что там мейстер говорил? Что утром необходимо обработать рану целебной мазью еще раз.

    - Передай Джону, что я скоро спущусь, - сказала Санса, беря в руки склянку с мазью.

    Арья еще раз многозначительно откашлялась, кивнула и вышла из комнаты.

    Санса изо всех сил старалась не обращать внимания на намёки сестры, но после того, что ей приснилось этой ночью, делать это было очень сложно. Какой стыд! Какой ужасный стыд! Видеть такие сны о тяжело больном человеке! Ведь Сандор был при смерти, а ей в это время снилось, что она… с ним… О, Семеро, дайте сил, чтобы совладать с собой и держать себя достойно… Лишь бы никто не догадался. Арья, маленькая плутовка, очень проницательна, она не могла не заметить смущение сестры и уж точно сделала свои выводы.

    Что же делать…

    Пытаясь разобраться в себе и привести мысли в порядок, Санса тем временем приподняла низ рубахи, убрала материю, прикрывавшую рану и нанесла новую порцию целебной мази, стараясь не думать о крепком теле Сандора и особенно о той его части, что пониже пупка… На её счастье Сандор всё еще спал, и она постаралась закончить процедуру как можно скорее.

    Справившись, наконец, Санса тут же поспешила вниз, чтобы успеть к завтраку и не вызывать еще больше вопросов и недоумённых взглядов. Одну из помощниц мейстера она попросила присмотреть за Сандором и оказать всяческую помощь, если он проснётся и ему понадобится что-либо. Если же будет что-то срочное, необходимо было доложить ей незамедлительно. Девушка коротко склонила голову в знак послушания и удалилась наверх, в покои больного.

    ***​

    Завтрак был далеко не таким пышным, как ужин. Расселись все по-простому, не придерживаясь обязательных приличий. Войдя в зал, Санса увидела Джона, о чём-то мирно беседовавшего с Дейнерис, под пристальным взглядом сира Джораха, который, казалось, и вовсе забыл о еде, не спуская глаз с этих двоих. Остальные гости и обитатели замка расселись тут же, за одним длинным столом. Конечно, народу было значительно меньше, чем вчера, так как завтракали узким кругом, не приглашая посторонних.

    Санса без лишних колебаний устроилась рядом с Браном и приняла из рук служанки миску с кашей. Все разговоры были, в основном, о том, что их ждёт дальше и какие шаги следует предпринять в первую очередь.

    - Доброе утро, - обратилась Санса ко всем присутствующим.

    В ответ ей раздались сдержанные приветствия, а леди Бриенна просто коротко кивнула, с теплотой посмотрев на свою хозяйку. Вернее, Санса, конечно же, не была ей хозяйкой, но Бриенна поклялась служить ей до конца своих дней и считала этот обет особой честью, коей удостоиться может не каждый.

    - Как состояние нашего больного? - как можно более деликатно и тихо, дабы не привлекать излишнего внимания, поинтересовался Тирион, сидевший напротив Сансы.
    - Уже лучше, спасибо, - ответила Санса также негромко. - Жар прошёл, а мейстер говорил, что это добрый знак.

    Тирион кивнул и отпил вина. Сансу всегда поражало, как этот человек умудрялся пить вино с самого утра, оставаясь при этом в состоянии судить здраво и трезво. Видимо, сказывались годы практики. Сама же Санса пьянела от одного бокала и предпочитала пить вино лишь вечером, и то по каким-то значительным поводам, вроде вчерашнего. Да, были времена, когда она считала глоток вина чем-то запретным, а оттого столь желанным, но тогда она была еще совсем девчонкой, влюблённой в принца Джоффри, и с радостью принимала кубок из рук этого мерзавца. Те времена прошли, а сладкое вино тех дней обернулось ядом предательства и невосполнимых потерь, оставив лишь горький привкус на губах.

    - Вам не стоит волноваться, леди Санса, - сказала Бриенна. - Этот здоровяк живучий.
    - Это уж точно, - поддакнула Арья, смеясь.
    - Я не вижу здесь повода для шуток, - резко оборвала её смех Санса. - Сир Клиган чуть не умер.

    После этих слов Тирион посмотрел на Сансу с интересом, а Бриенна с тревогой и недоумением. Арья же лишь убедилась в своих подозрениях, что между её сестрой и Псом что-то происходит.

    Заметив реакцию окружающих, Санса потупила глаза и сделала вид, что увлечена едой. Решив, что будет благоразумнее помолчать, она прислушалась к соседним разговорам.

    - А я считаю, что нам нужно выступать прямо сейчас, - твёрдым голосом заявила Дейнерис.
    - Сейчас нам необходимо подтянуть силы и передохнуть хотя бы несколько дней, - мягко, но убедительно ответил Джон, глядя на неё. - Лорды Долины обещали нам своих людей, но их еще нужно собрать, а на это уйдёт время.
    - Пока мы ждём, ходоки доберутся до Стены, - возразил ему сир Джорах. - И не факт, что она выдержит.
    - Но если мы выдвинемся раньше - то всё равно не сможем сдержать их, - ответил Джон. - У нас просто не хватит людей.
    - У нас есть драконы, - сказала Дейнерис. - А людей нам в любом случае не хватит. Ходоков намного больше.

    Неизвестно, сколько бы еще длился этот спор, если бы со двора не вбежал запыхавшийся сын конюха. Он встал как вкопаный и уставился на Джона, явно готовый что-то сказать, но ждущий дозволения. Тот, моментально поняв, что дело важное, резко сказал:

    - Говори.
    - Там человек! Человек прискакал со Стены! Он говорит, чтобы я позвал Вас, лорд Сноу!

    Все тут же повскакивали со своих мест и направились к выходу. Первым вышел Джон.

    Во дворе, грязный, одежда в бурых пятнах крови, нечёсаный и с парочкой запёкшихся порезов на лице, стоял Тормунд. Его еле державшегося на ногах коня уже увели на конюшню. Сам Тормунд тоже выглядел уставшим и порядком осунувшимся.

    Бриенна, забыв об осторожности, смотрела на него во все глаза, а он сразу нашёл взглядом её, но их безмолвный разговор был прерван Джоном:

    - Тормунд! Как ты здесь? Что случилось?

    С трудом оторвавшись от созерцания своей златовласой красавицы, Тормунд ответил:

    - Ходоки. Стена рухнула. Они идут. У них дракон…
    - Кто у них? - голосом, в котором звенела сталь, переспросила Дейнерис.
    - Дракон, - повторил Тормунд. - Он стал одним из них. Мне жаль…

    Все с сочувствием посмотрели на Матерь Драконов, а она была настолько ошарашена этим известием, что, не сказав больше ни слова, опустила голову и удалилась. Сир Джорах последовал за ней.

    Встревоженный, Джон подошёл к Тормунду и сказал:

    - Идём. Тебе нужно поесть и отдохнуть с дороги. Потом ты всё расскажешь.
    - Ну, или он может есть, пить, отдыхать и рассказывать, - внёс предложение Тирион.
    - Да, так будет даже лучше, - согласился Джон, и все вернулись в зал вместе с ними, чтобы продолжить прерванную трапезу и узнать подробности. Правда, есть всем присутствующим уже расхотелось.
     
    Xe!, Eowyn, D'arja и 2 другим нравится это.
  5. Angie

    Angie Скиталец

    Добавлена новая глава.

    Сандор всё еще спал, когда Санса зашла проведать его. Это было даже к лучшему, так как она не хотела быть той, кто расскажет ему ужасные вести, привезённые Тормундом. По дороге в его комнату она встретила мейстера, и он заверил её, что глубокий и длительный сон Сандору сейчас жизненно необходим, и что волноваться нет нужды.

    В её отсутствие Сандора снова обтёрли водой с целебными травами и сменили ему одежду. Служанка, видимо, так торопилась скорее спуститься вниз и узнать новости со Стены, что впопыхах позабыла на постели рубаху Сандора, которую нужно было постирать. Санса взяла её в руки и осторожно понюхала.

    От мятой, порядком поношенной, но добротной и прочной ткани исходил крепкий запах мужского пота, однако никакой неприязни он почему-то не вызвал. Наоборот, Сансе захотелось вдохнуть его поглубже и она, быстро оглянувшись, чтобы еще раз убедиться, что в комнате кроме неё никого нет, зарылась лицом в материю и стала вдыхать этот сильный и странно приятный аромат. Ей подумалось, что, застань её кто-нибудь за этим занятием, немедля решили бы, что она повредилась рассудком. Как хорошо, что никто её не видит.

    - Пташка, - услышала она тихий шёпот Сандора и моментально бросила рубаху на кровать.
    - Я здесь, - ответила она, пытаясь побороть смущение от того, что он поймал её на горячем. - Как вы себя чувствуете?
    - Хорошо, уже почти совсем хорошо… И называй меня Сандор.
    - Нет, я так не могу, - стала отнекиваться Санса, которую страшила перспектива произносить его имя вслух, обращаясь к нему. Ей казалось, что таким образом она непременно выдаст себя, и он сможет проникнуть в её голову, услышать все её потаённые мысли, а главное, узнать, какие сны снятся ей по ночам.
    - Нет, можешь. Я прошу тебя.
    - Ну, хорошо, - нехотя сдалась Санса. - Я постараюсь. А вам нужно поесть. Я принесу куриный бульон.
    - Можно целую курицу. А лучше две, - сказал Сандор. - Я жутко голодный.

    Санса удивлённо посмотрела на него, затем улыбнулась, коротко кивнула и вышла, не забыв захватить рубаху для стирки.

    Нет, рассказывать о том, что Стена пала под натиском ходоков, она не станет. Кто угодно, но не она.


    ***



    Сандор проводил Сансу долгим взглядом и уставился в потолок. Чувствовал он себя довольно сносно, а в сравнении с последними днями, которые показались ему медленным спуском в ад, и вовсе прекрасно.

    Он понимал, конечно, что ему очень помогло прижигание, целебные отвары и мази, но всё равно чувствовал, что больше всего ему помогло присутствие Пташки. Если бы не она, он был бы уже в пекле, не уговори она его прижечь рану.

    Сдохнуть было не страшно, к этому он давно уже был готов, но огонь… Жадные, жрущие всё и вся языки пламени, до красна раскаляющие металл… Справиться с этим ужасом, который зародился в нём еще в раннем детстве после жестокой выходки Григора, и от которого волосы на всём теле вставали дыбом, было нелегко, но ради неё он справился. Она сказала, что он - её друг. И еще сказала, что он ей нужен. Никогда он и мечтать не смел, что Пташка скажет о нём что-нибудь подобное. А она сказала… Она просидела с ним всю ночь, держа его руку в своих маленьких пальчиках.

    А еще она рассказал, что было с ней после их разлуки в Королевской Гавани во время битвы на Черноводной… От её слов, от тех жутких, мерзких подробностей о том, что делал с ней её муж, бастард Болтона, Сандору хотелось выть и крушить всё вокруг. Если бы силы не оставили его из-за болезни, сжиравшей его тело, он разгромил бы эту комнату, в щепки, разнёс бы всю мебель. Но даже если бы он от всего замка камня на камне не оставил, эта бурлящая ярость не покинула бы его нутро, он это знал, ей было бы мало.

    Щенок Сноу молодец, вырос, стал настоящим волком с клыками, достойными его отца. В его смелости и отваге Сандор и сам уже успел убедиться, но со слов Сансы, он вышел один против всего войска Болтонов, стоял, подняв меч, смело глядя на несущуюся на него кавалерию. Болтоны были разбиты, и у Джона был шанс прикончить Рамси, но он не сделал этого. Позволил Пташке самой расправиться с ублюдком. За это Сандор проникся к нему уважением, но сам бы он навряд ли смог сдержаться. За неё он оторвал бы выродку голову голыми руками и перегрыз хребет, если бы понадобилось.

    Этот мир создан убийцами и вот его маленькая, наивная Пташка сама стала одной из них.

    Убийцей.

    Что ж, для неё это к лучшему. Без умения убивать, выжить в надвигающемся аду будет попросту невозможно.

    А что она делала, стоя у его кровати? Ему показалось, она держала в руках… Что? Его рубаху?

    Как жаль, что этой ночью она ему не приснилась, но знать, что всё это время она была рядом - это намного лучше любого сна.

    Его мысли прервал скрип отворяющейся двери и на пороге возник Джон Сноу. Он был один и вид у него был встревоженный. Подойдя к постели Сандора, он сказал:

    - Мне сообщили, что ты идёшь на поправку. Я рад, это добрые вести.
    - Да, как видишь, я еще не сдох, - ответил Сандор. - Садись на кровать, не стой, так разговаривать будет удобнее, а ты пришёл мне что-то сказать, я прав?
    - Да, - ответил Джон, присаживаясь. - Тормунд прискакал сегодня утром. Принёс вести со Стены. Ходоки прошли. У них дракон Дейнерис и с его помощью они разрушили Стену.
    - Хреново, - сказал Сандор задумчиво. - Значит, времени у нас больше нет.
    - Времени у нас и раньше было в обрез, но теперь его и в самом деле не осталось.
    - Я готов, - ответил Сандор, пытаясь приподняться на постели.
    - Ты не идёшь, - твёрдо сказал Джон. - Еще вчера ты еле на ногах держался и до полного выздоровления тебе еще нужно хорошенько отлежаться, а мы едем на войну, равных которой мир доселе не видывал. Ты слаб и тебя прикончат там первым, поэтому ты не идёшь.
    - А что ты мне предлагаешь, - почти зарычал Сандор. - Отсидеться здесь, покуда вы там будете мертвяков рубить?! Ну уж нет!
    - Я не отсидеться тебе предлагаю! - повысил голос Джон. - А остаться здесь и защищать моих сестёр и брата! Все способные держать в руках меч уйдут со мной, а они останутся здесь без защиты, и я прошу тебя остаться и защитить их! Ходоки - наша главная угроза, но нельзя забывать, что она - не единственная.

    Джон замолчал, вопросительно глядя на Сандора. Тот молчал тоже.

    - Ну вот что, - сказал лорд Сноу наконец. - Я даю тебе время поразмыслить над моими словами. Приказывать я тебе не в праве, ты сам должен решить…
    - Я согласен, - не дав ему закончить фразу, сказал Сандор. - Если ты просишь меня об этом и считаешь, что так нужно, то я согласен. Клянусь, что буду защищать их до последней капли крови и не отступлю ни перед чем. Со мной они будут в безопасности.

    Джон кивнул, и после небольшой паузы сказал:

    - Мы выезжаем завтра на рассвете. Возьмём всех, кто может выдвинуться с нами прямо сейчас. Остальных соберёт лорд Тирион, и они присоединятся к нам так скоро, как только смогут.

    Тирион. Тирион был первым мужем Пташки, но их брак так и не был консумирован. Этот ублюдок всегда был везучим, хоть и мелким, как гном. Однако, оказалось, что чести в нём поболее, чем в иных здоровяках.

    - Я понял, - коротко ответил Сандор.
    - Выздоравливай, - сказал Джон и, протянув руку, несильно сжал его плечо в знак поддержки.

    Затем он поднялся и направился к выходу, но в дверях столкнулся с Сансой, которая принесла поднос с едой.

    - Нам нужно поговорить, - сказал он ей негромко.
    - Я скоро приду, - ответила она.
    - Найдёшь меня в моей комнате.

    Оглянувшись еще раз и кивнув Сандору, Джон вышел из комнаты.
     
    Xe!, Eowyn, D'arja и 2 другим нравится это.
  6. Angie

    Angie Скиталец

    Добавлена новая глава.

    Разговор с Джоном вышел коротким. Не тратя времени и слов попусту, он наскоро обрисовал Сансе общую картину, и выглядела она не слишком обнадёживающе. Джон с войсками северян и Дейнерис с её драконами, дотракийцами и безупречными двинутся в Последний Очаг, замок Амберов. Там они надеялись провести решающую битву с войсками Короля Ночи, чтобы не дать ему продвинуться дальше на Юг и добраться до Винтерфелла. Тирион с войсками Долины последует за ними так скоро, как только сможет всех собрать. С тактической точки зрения, стратегия была не лучшая, но ради сохранения Винтерфелла Джон был готов на всё, а Дейнерис настаивала на скорейшем выступлении, потому было решено выдвигаться сегодня же.

    Сансе, Арье и Брану надлежало оставаться в Винтерфелле и ждать вестей. С ними оставался еще и Варис, который не имел ничего против такого плана. Толку от него в решающей битве всё равно не было бы, а сохранить ему жизнь было важно, поскольку он был одним из советников Дейнерис.

    Кроме того, с ними оставался Пёс, который был всё еще очень слаб и не мог сражаться. Санса постаралась ничем не выдать своих эмоций, но в душу её закралась... Радость? Она переживала, что Пёс будет настаивать на своём участии в битве, наплевав на своё состояние, но Джон не собирался брать его с собой и Санса выдохнула с облегчением. Пойди он в Последний Очаг - его ждала бы неминуемая гибель. Пусть лучше остаётся в Винтерфелле, она присмотрит за ним, поставит на ноги, а потом уж… Что потом, она и сама не знала, но главное - он останется здесь ещё на какое-то время. При мысли об этом она покраснела, некстати вспомнив тот свой сон, в котором она вела себя самым недопустимым и развязным образом.

    Джон принял раскрасневшиеся щёки сестры за волнение и тревогу. Он подошёл к Сансе и взял её за руку.

    - Не переживай, Санса. Сандор поклялся защищать вас, и я верю ему. Тебе нечего бояться. Он тебя не обидит. К тому же, я думал, вы с ним поладили...

    - Я его не боюсь, Джон. Но мысли о грядущем сражении с Королём Ночи не дают мне покоя...

    - Мы обязательно победим, - с этими словами Джон мягко сжал пальцы Сансы своими, как бы подбадривая её, но она прекрасно видела тень сомнения и неуверенности в его глазах.

    Предсказать исход этой битвы не мог никто, а Джон всегда был реалистом. Намного хуже было бы, если бы он был твёрдо уверен в победе, ибо безоговорочная вера всегда таит в себе опасность недооценить противника и переоценить свои силы, а страх - напротив, очень часто помогает обострить все чувства и предугадать действия врага в решающий момент.

    - Я знаю, - просто ответила Санса и также легко сжала руку Джона в ответ.

    ***​

    Сандор очень быстро шёл на поправку. Уже через несколько дней после отбытия Джона, Дейнерис и всех остальных в Последний Очаг он мог вставать и чувствовал себя вполне сносно. Голова не кружилась и тело понемногу наполнялось прежней силой. На его раны по-прежнему дважды в день наносили лечебную мазь, но делали это служанки, а не Санса.

    Тот ужасно неприличный сон никак не шёл у неё из головы, и она решила не притрагиваться к Сандору без крайней на то необходимости, дабы он не заметил её смятение и волнение при виде его обнажённого тела. Санса была уверена, что немедля покраснела бы как маков цвет, и он бы тут же всё понял. Ей было безумно стыдно, что подобные мысли вообще посещали её голову, ведь он был ей не ровня ни по происхождению, ни по имущественному положению, ни по манерам, к тому же он был значительно старше, а уж о его внешности и говорить нечего… С какого боку ни глянь - он ей не пара.

    Да он и не делал никаких намёков, позволяющих допустить, что она ему нравилась. Раньше, в Королевской Гавани, он только пугал и хамил ей. Да, он, конечно, не раз помогал и даже спасал её, но она была тогда совсем еще девчонкой, глупой и наивной. Он ведь не мог видеть в ней женщину. Или… Мог?

    Санса гнала от себя эти мысли, но на смену им приходили еще более тревожные, о Джоне и предстоящей битве с Королём Ночи. А вдруг всё уже состоялось? А вдруг Король Ночи победил и вот-вот придёт в Винтерфелл, ведя за собой свою армию мёртвых. Что тогда?.. От этих мыслей ледяной ужас сковывал всё тело и хотелось бежать и прятаться. Только вот куда? Бежать было некуда, поэтому Санса старалась просто не думать об этом. Уж лучше было, краснея, думать о Сандоре, чем о возможной скорой смерти…

    Она то и дело спрашивала у Брана, не знает ли он чего, не видел ли чего в своих видениях, но тот лишь отрицательно качал головой и снова погружался в свои мысли.

    Направляясь в очередной раз проведать Сандора, в коридоре Санса встретила мейстера и тот сообщил, что состояние раненого уже не внушает никаких опасений и его даже можно вымыть, однако воде следует быть тёплой, ни в коем случае не горячей. Санса поблагодарила мейстера за помощь и отдала распоряжение служанкам приготовить большую лохань с тёплой водой.

    ***​

    Сандор сидел в огромной деревянной купальне и тщательно мылся, радуясь, что наконец-то может полноценно смыть с себя весь пот и грязь последних недель. Обтирания во время его болезни немного помогали, но, конечно, заменить настоящее купание не могли.

    В голове промелькнула шальная мысль, что было бы неплохо, если бы обтирания эти делала сама Пташка, не поручая это служанкам… Тело мгновенно отреагировало на образ рыжеволосой красавицы, склонившейся над его обнажённым торсом и нежно обтирающей его всего с головы до пяток.

    Сандор не удержался и начал ласкать себя рукой, прикрыв глаза от удовольствия. Он уже и не помнил толком, когда в последний раз развлекался со шлюхой, так давно это было, а тут еще превратившаяся за несколько лет в аппетитную красотку Леди Винтерфелла, пекло её раздери, постоянно мелькала у него перед глазами, словно ароматный шмат мяса перед носом оголодавшей собаки. Всё как тогда, в Королевской Гавани. Она так близко, стоит только руку протянуть, но сделать это невозможно… К тому же, он, псина похотливая, поклялся её брату охранять и оберегать её, а не под юбку лезть…

    Но ведь мечтать ему никто не может запретить…

    - Сандор, - раздалось вдруг откуда-то сзади. Он сразу понял, кто произнёс его имя. Пташка.

    - Да, - почти прохрипел он в ответ, лихорадочно соображая, что делать и как скрыть от неё торчащий колом член. Если она подойдёт ближе и встанет к нему лицом - непременно всё увидит… Сандор согнул ноги в коленях, прикрывая таким образом пах и чуть повернул голову, пытаясь определить, успела ли она увидеть что-то, или нет.

    - Помощь нужна? - спросила Санса, подходя поближе. - Я могу позвать служанок, чтобы они…

    - Не надо, - рыкнул Сандор, не дав ей закончить фразу. - Сам управлюсь.

    Помолчав немного, будто что-то обдумывая, Санса сказала:

    - Тогда позволь мне помочь тебе вымыть волосы.

    В голове у Сандора зашевелилось подозрение. А не спит ли он часом? А вдруг это продолжение того сна, что снился ему еще тогда, за Стеной, в котором он и она в одной ванне, и она целует его своими припухшими, влажными губами… Иногда ему снились сны с продолжением. Очень реалистичные сны. Правда, очень редко, но ведь бывало же…

    - Хорошо, - просто ответил он, всё ещё пытаясь определить, спит он или нет.

    Санса тем временем подошла к нему вплотную, взяла ковш, опустила его в ванну, чтобы набрать воды, а потом медленно вылила её на голову Сандору, второй рукой наклоняя его немного вперёд. Затем она набрала в ладонь средство для мытья волос, которое так хорошо умели готовить помощницы мейстера, и принялась намыливать голову Сандора.

    Он почувствовал, что от её мягких, нежных но в то же время таких уверенных прикосновений его член набух еще сильнее, готовый вот-вот взорваться от неутолённого желания. Пташка мыла ему голову, гладила его по волосам, массировала кожу под ними. Всё, как ему мечталось.

    Нет, это никак не могло быть наяву. Он точно спал. А раз так, то…

    Не в силах больше выносить эту изощрённую пытку, Сандор распрямил ноги, освобождая настойчиво требующее разрядки мужское достоинство, а потом поймал руку Сансы и потянул вниз, заставляя её наклониться и взяться за его пульсирующий член. Её голова оказалась на одном уровне с его и он прохрипел ей в самое ухо:

    - И вот тут еще помой, Пташка.

    Глаза Сансы расширились от удивления и краска стыда залила щёки. Она молниеносно отдёрнула руку и, заикаясь от возмущения, сказала:

    - Ч-что вы делаете, сир Клиган?!

    В следующее мгновение Сандор ощутил на щеке смачную оплеуху и всё понял.

    Нет. Это был не сон.

    ***​

    Санса влетела в свою комнату, словно стрела, пущенная из тугого лука, упала на постель и уткнулась лицом в подушку. О, Семеро, что это сейчас было? Что он… Да как он… Как вообще посмел сделать такое?! Он же дал клятву Джону! Ведь она же всего лишь хотела ему помочь с мытьём головы и ничего более! А он! Оказывается, у него просто огромный!

    В голове у Сансы царила полнейшая неразбериха.

    Щёки её пылали от стыда ли, от возбуждения ли, а мысли то и дело возвращали её к тому моменту, когда она обхватила рукой член Пса. Он был действительно внушительных размеров, намного больше, чем ей снилось. Вспомнив свой сон, Санса тут же представила, а поместился ли бы он ей в рот, такой-то толстенный… Покраснев еще больше, хотя, казалось, это было просто невозможно, она протяжно застонала, досадуя на себя, что разум её занимали такие непристойные вещи, тогда как думать надо было о Джоне (как он там?), о войне, о выживании, в конце-концов! Но как было ей не думать о Сандоре, не представлять жаркие сцены с его участием, когда он сам… Да как он посмел?! А ведь она никогда прежде не видела его полностью голым.. Не знала, что он был таким волосатым и мощным… Вернее, догадывалась, но увидеть всё своими глазами, сплошь мышцы, и руки у него такие большие и сильные…

    Санса невольно представила себя в кольце его рук, если бы она тоже разделась и забралась к нему в воду, и он бы прижал её к себе, а она бы позволила ему трогать себя везде, и даже там, где трогать девушек разрешено только мужу, а сама бы гладила его кожу, его шрамы и губы…

    Глаза закрылись сами собой и Санса незаметно погрузилась в сладостные грёзы…

    Внезапно раздался негромкий стук в дверь.

    Санса пружиной подскочила на кровати и попыталась привести мысли в порядок. В дверь постучали или ей показалось?

    Стук повторился и она дала позволение войти.

    На пороге возникла высокая фигура Сандора Клигана. Он прикрыл за собой дверь и неуверенно сделал несколько шагов от входа, глядя на сидящую на постели Сансу.

    - Я тут, это… Кхе… Зашел…

    - Да, я вижу, что вы зашли, милорд. Что вам угодно? - Санса намеренно старалась придать своему голосу холодности и надменности. Пусть знает, что она возмущена! Возмущена до крайности!

    - Я это… - Сандор мялся, опустив голову, и явно не зная, как сказать то, что он хотел. - В общем… Пташка, прости. Я думал, я сплю.

    - И часто вам снятся подобные сны, милорд? - спросила Санса как можно более безразличным тоном, изо всех сил пытаясь скрыть вспыхнувший интерес.

    - Ну… Как… Ну… Снятся иногда, - пробурчал Сандор.

    - И что же, в этих снах вы то и дело девушек смущаете?

    - Смущаю - это мягко сказано, но случается, что и они меня, - хохотнул Сандор, вспоминая свой сон, в котором она сама... Но тут же осёкся, виновато глядя на Сансу. Ему было стыдно за то, что произошло в купальне. Прежде он и понятия не имел, что ему, грубому вояке, привыкшему хамить и сквернословить на каждом шагу, могло быть за что-то стыдно. Но Пташка столько дней ухаживала за ним, была к нему добра и приветлива, у них стало получаться разговаривать друг с другом, нормально разговаривать, без издёвок и насмешек, и вот он сам всё испоганил. Ему хотелось как-то загладить свою вину перед ней, вернуть её расположение, но по всему получалось, что он только еще больше всё портил. Впрочем, как и всегда. Ну не умел он просить прощения, извиняться... Всё это было не для него. Вот крепкое словцо ввернуть к месту и не к месту - вот это самое оно! Это ему нравилось. А всяческие эти расшаркивания были для пустоголовых барышень да их сопливых кавалеров.

    Санса встала с постели и скрестила руки на груди, гордо вздёрнув подбородок.

    - Но в этот раз вам приснилась не какая-то девушка, а я, милорд. И вы всё равно посмели… Посмели... - Санса силилась подобрать подходящее слово, но на языке вертелись только самые неподходящие.

    - Как вы посмели?! - выпалила она наконец, не зная, что еще сказать.

    - Да так и посмел, пекло тебя раздери! - ответил Сандор ей в тон своим скрипучим голосом. - Что я, виноват, что только ты мне и снишься?!

    Эти предательские слова сорвались с языка, и он не успел даже подумать, что он вообще несёт. Вечно его взрывная натура брала верх над рассудком, заставляя выплёвывать ругательства, не думая о последствиях. Он тут же понял, что сболтнул лишку, но сказанного не воротишь… И теперь Птаха знает, что ночами во сне он видит её, и сны эти далеки от тех невинных волшебных сказочек о принцессах и феях, что она так любила. Ей-то, небось, снятся сплошь грёбаные цветочки да щеночки…

    Санса замерла не в силах поверить, что она только что услышала. Сандор Клиган, Пёс, сказал, что постоянно видит её во сне и Богам лишь известно, чем они там в этих его снах занимались, раз он так смело вложил своё “копьё” в её руку…

    Она силилась в это поверить, но не могла. Она ему снилась? Да с чего бы? Они же не виделись столько лет… Хотя... Он ведь ей тоже снился... Но всё это было уж слишком невероятным, чтобы быть правдой. Не могла же она ослышаться… Нет. Не могла. Но… Она ведь могла спать... Тогда не мудрено, что в её сне он говорит то, что ей хотелось бы услышать от него. Что он думает о ней, что она снится ему… Такое ведь уже случалось, она думала, что всё происходит наяву, а это был лишь сон…

    Но как это проверить?

    А что если… Попросить его сделать что-то такое, что наяву он ни за что не стал бы делать? Если согласится - значит, она точно спит! Ну а если откажется, то она сведёт всё в шутку, да и дело с концом.

    Приняв, наконец, решение, Санса приблизилась к Сандору, одаривая его загадочной улыбкой.

    - Что ж, если вы, милорд, во сне так жаждете продемонстрировать мне свою мужскую гордость, то я и наяву взглянуть не против.

    Как ни стыдно было признаваться в этом самой себе, но она и в самом деле не отказалась бы ещё раз поглазеть на его мужское достоинство. В купальне всё произошло так быстро, что она видела его только мельком. И, раз уж наяву этому не бывать, так хоть во сне...

    Сандор пристально смотрел ей в глаза и никак не мог понять, что у неё на уме. Она что, издевается? Сперва залепила пощёчину, а теперь сама же просит портки снять? Не может же она это всё всерьёз... Решила над ним посмеяться? Мстит за его выходку в купальне? Хочет, чтобы он с позором удирал, как шелудивый кобель, поджавши хвост, а она бы заливалась хохотом ему вслед? Так не дождётся! Нахрен всё! Сейчас он ей покажет! Будет знать!

    - Как пожелаете, миледи, - ответил Сандор с ухмылкой.

    Он решительным движением задрал рубаху и дёрнул завязки на бриджах. Глаза Сансы заметно расширились, а её самодовольная улыбка померкла. Под её пристальным взглядом, направленным на его промежность, возбуждение накатило на него с новой силой. Отлично, будет, чем похвастать. Она думала над ним посмеяться, чёртова девка! Не тут-то было! Еще посмотрим, кто будет смеяться последним, Пташка!

    Не раздумывая долго, Сандор дёрнул бриджи вниз и взору Сансы открылось то, что прежде она столько раз представляла в самых жарких и бесстыдных мечтах. Член Сандора торчал как огромная, толстая палка и у Сансы перехватило дыхание от этой невероятной картины.

    Он это сделал, несмотря на все клятвы и обещания вести себя достойно.

    Теперь сомнений быть не могло. Она совершенно точно спала.

    - Ну, что скажете, миледи? Нравится вам мой меч? - поинтересовался Сандор с насмешкой в голосе.

    - Неплох, однако сталь не валирийская, - с издёвкой ответила Санса, "отбивая удар".

    - Хоть и не валирийская, но "в бою" ему равных нет, - ухмыльнулся Сандор. Похабные шуточки он любил, не то что все эти великосветские беседы, скучные до зубовного скрежета.

    Ни он, ни она не заметили, как на пороге возникла Арья. У неё были новости о Джоне и битве с Королём Ночи, и она спешила поделиться ими с сестрой, но после того, что она увидела и услышала, войдя в её комнату... Арья смогла сказать только:

    - Битва за Винтерфелл, я смотрю, в самом разгаре?
     
    starina7 и Eowyn нравится это.
  7. Angie

    Angie Скиталец

    Добавлена новая глава.

    Сандор обернулся и уставился на Арью.

    Ну всё. Теперь ему точно конец. Стервозный волчонок всё тут же доложит братцу, Джону Сноу, и тот за честь Сансы согнёт “меч” Пса в подкову, и придётся как следует помять ему “кузницу”, чтобы сохранить свой “клинок” в первозданном виде. Пташка его, конечно, возненавидит за то, что брата отметелил, а рыжий одичалый будет кататься по полу в корчах, пока не сдохнет от смеха. Хотя, рыжий пусть дохнет. Хоть что-то хорошее во всей этой бредовой истории.

    В глазах Арьи явственно читалось непередаваемое наслаждение, которое она испытывала от всей этой довольно пикантной ситуации. Застать такую правильную и воспитанную леди, как Санса в одной комнате с полуголым мужиком, да еще за ведением столь дивных “светских” бесед… Нет, такого веселья Арья пропустить никак не могла. Сансе теперь до конца дней придётся терпеть подколы и шпильки от младшей сестры, а уж Псу о спокойной жизни и подавно можно забыть…

    Невольно, будто сам собой, взгляд Арьи переместился туда, где проходила демонстрация того самого “невалирийского клинка”, “боевые” достоинства которого были столь ярко воспеты его обладателем.

    - Держите меня, Семеро! - выпалила Арья, тараща глаза на предмет гордости Сандора. - Вот это дубина! Сестрёнка, а ты не погорячилась? Я бы на твоём месте подыскала себе соперника помельче, а с этим, боюсь, тебе не справиться…

    Сандор наконец опомнился. Недовольно бурча себе что-то под нос, он поспешно натянул штаны и завозился, завязывая тесёмки.

    - Арья! - воскликнула Санса, заливаясь краской. - Что ты говоришь такое! Немедленно прекрати!

    Если это был сон, то Сансе он начинал очень сильно не нравиться. Как же некстати Арья заявилась! Впрочем, как и всегда. И как теперь её выпроводить, чтобы “продолжить беседу” с Сандором…

    - И вообще, - сказала Санса, многозначительно глядя на сестру, - Поговорим позже, сейчас я занята.

    - Да уж я вижу, чем ты здесь занята, вернее вы оба, - фыркнула Арья, переводя насмешливый взгляд с Сансы на Сандора и обратно.

    - Да что же это такое! - Вышла из себя Санса. - Даже в моём собственном сне от тебя никакого покоя нет! Исчезни немедля, кому говорят!

    - Во сне? - удивлённо спросил Сандор.

    - Во сне? - почти одновременно с ним произнесла Арья. - Сестрёнка, ты не заболела?

    - Я в полном порядке, - ответила Санса, подходя к сестре с явным намерением выставить её из комнаты. - А тебе давно пора удалиться и не мешать мне своей болтовнёй!

    Ничего не ответив, Арья молниеносно протянула руку и ущипнула сестру за запястье. Та вскрикнула от боли и схватилась за место щипка второй рукой.

    - Арья! - воскликнула Санса. - Ты с ума сошла?! Больно же!

    - Ну что, проснулась? - ответила та, не обращая внимания на возмущение сестры. - Я тебе говорю: у меня есть новости от Джона. Так что, может, ты отложишь свои “дела” и выслушаешь меня?

    Ошарашенная осознанием, что всё это был вовсе никакой не сон, Санса не смогла выдавить ни слова в ответ и просто молча стояла, уставившись на сестру и пытаясь понять, что же здесь только что произошло.

    - Санса! Прийди в себя! - снова окликнула её Арья. - Сейчас не время для рыцарских турниров! Или что вы здесь устроили...

    - Ничего мы не устраивали! - стала оправдываться Санса. - Ты всё неправильно поняла! Я вообще не знаю, зачем он стал мне свой… эм… клинок показывать!

    - Что значит не знаешь, Пташка? Не ты ли просила меня портки снять? - возмутился Сандор.

    - Я?! - воскликнула Санса, старательно изображая возмущение. - Да как вы посмели! Чтобы я! Нет, Арья, ты же не веришь ему!

    Сансе было настолько стыдно и за всё произошедшее, и за эту наглую ложь в особенности, что она покраснела как маков цвет и старательно избегала смотреть Арье или Сандору в глаза.

    - Я пойду, пожалуй, - сказал вдруг Сандор, протискиваясь мимо девушек по направлению к выходу. Он и прежде не понимал, что вообще происходит, а после появления Арьи, её странного разговора с Сансой и обвинений в свой адрес, стал понимать еще меньше. В этом ему еще предстояло разобраться, но сейчас он счёл за лучшее ретироваться, чтобы не усугублять и без того щекотливую ситуацию своим присутствием. А новости о дохлых говнюках и их короле он и так узнает на конюшне.

    Проводив Сандора насмешливым взглядом, Арья закрыла за ним дверь и заявила:

    - А теперь, сестрёнка, ты мне всё расскажешь.

    - Что всё? - старательно изображая полнейшее непонимание, спросила Санса.

    - Что между вами происходит? Чем вы здесь занимались, пока я вас не застукала? И не вздумай прикидываться тупой гусыней, это раньше я бы тебе поверила, но теперь-то я в курсе, что ты не так проста, как хочешь казаться. Уроки Бейлиша и Серсеи не пропали даром. Ну! Говори!

    Желая избежать допроса, Санса отвернулась от сестры и уселась на кровать.

    - Не понимаю, о чём ты, - сказала она невозмутимо. - Ничего между нами не происходит, а то, что ты видела и слышала - это была всего лишь шутка.

    - Шутка размером с бревно? - не унималась Арья. - Выглядело как-то совсем не смешно, а, скорее, страшно. За тебя.

    - Арья!

    - Санса, или ты сейчас же мне всё выкладываешь, или я расскажу о том, что видела, Джону, а уж он эту шутку оценит по достоинству, будь уверена, с чувством юмора у него полный порядок. А еще у него есть меч.

    Санса молчала.

    Одарив сестру многозначительным взглядом, Арья добавила:

    - Валирийский.

    Поняв, что от Арьи так просто не отделаться, Санса тяжко вздохнула и начала рассказывать…

    ***​

    Во дворе замка, на конюшне, в кузнице - всюду было шумно, со всех сторон то и дело доносились радостные возгласы, весёлый гомон и обсуждения хороших вестей.

    Джон Сноу убил Короля Ночи. Армия мёртвых повержена. Живые победили.

    С одной стороны, новости эти радовали Сандора, но с другой ему было обидно, что из-за того глупого ранения он не принимал участия в самой главной битве своей жизни. Хотя, нет. Самая главная битва ждала его в Королевской Гавани.

    Его Брат.

    Григор.

    За последние дни, проведённые в тишине и покое, наслаждаясь обществом Пташки, он начал забывать о том, ради чего жил все эти годы. Ему даже стало казаться, что всё это было уже неважно. Все эти его мечты о мести старшему брату, его злость и ненависть. Своими заботливыми руками Пташка вылечила не только его тело, но и, сама того не ведая, залечила раны душевные. В голову Сандора всё чаще стали проникать совсем иные мысли, новые и непривычные. А что, если ему остаться здесь, в Винтерфелле? А что, если Пташка сделала бы его своим телохранителем? Или нашла бы ему какую другую работу. Он ни от чего не отказался бы. Идти ему всё равно некуда, так почему бы…

    И всё это было бы возможно. Наверное. Если бы не вся эта хрень в купальне, а потом в спальне Пташки.

    Что всё это значило? И что она там щебетала о том, что всё это был её сон? И что она наплела Арье, когда он ушёл? Свалила всю вину на него, ясно же… Теперь Арья расскажет обо всём Джону Сноу и тот поймёт, что доверял Сандору Клигану зря. Оно и не удивительно. Один раз он уже предал своего короля там, в Королевской Гавани, когда ушёл с поля боя в самый разгар сражения, так почему бы ему не нарушить клятву снова?

    На него волной накатила злость. На себя, на Пташку, на Арью - на весь мир. В такие моменты ему всегда помогало только одно средство - вино. Много вина.

    Сандор отправился на кухню, где без труда раздобыл кувшин какого-то пойла и добрый ломоть пирога с курицей.

    Кухарки не посмели и слова сказать этому уродливому, нелюдимому мужику, который, к тому же, пользовался очевидной благосклонностью самой Леди Старк. Вон, как она его выхаживала, даже ночами у его постели сидела.

    Устроившись в конюшне на тюках с сеном, Сандор принялся за свою нехитрую трапезу. Пирог оказался очень вкусным, да и вино достаточно крепким, так что настроение его очень быстро улучшилось, а всё произошедшее в тот день больше не казалось таким уж ужасным. Но всё же, поговорить с Пташкой не помешало бы.

    Вернувшись в свою комнату, он уже начал было прикидывать, когда будет лучше всего подойти к ней с разговором, но идти никуда не пришлось.

    Она пришла к нему сама.

    ***​

    Арья ушла к себе, и Санса, наконец-то, осталась одна. Она рассказала всё: о своих странных снах, о произошедшем в купальне и о том, что же на самом деле увидела Арья в покоях сестры. Как ни хотелось Сансе избежать всех этих объяснений, вгонявших её в краску, она понимала, что Арья запросто выдаст её Джону, если не будет понимать всей ситуации до конца. Но Арья всё поняла.

    - Как ни дико и невероятно это звучит, но ты, похоже, и вправду влюбилась в него, сестрёнка, - сказала Арья, задумчиво глядя на Сансу, когда та окончила свой рассказ.

    - Не выдумывай! Как только тебе такое в голову пришло! Я просто запуталась, вот и всё, - поспешно ответила Санса. Слишком поспешно.

    - Неубедительно, - хмыкнула Арья в ответ. - Ну же, Санса, ты можешь и лучше. Давай, заставь меня поверить, что я не права.

    - О, Семеро! Арья, да я даже не могу понять, где сон, а где явь, что уж говорить о чем-то большем!

    - Нечего тут понимать, всё и так ясно, как белый день, - отрезала Арья. - Но что ещё более невероятно, так это то, что этот кобель шелудивый тоже в тебя влюблен! Хотя, это, как раз, вполне объяснимо. Ты красавица, Леди Винтерфелла, а он в своей сраной жизни только потасканных трактирных девок и видал, вот и засмотрелся пёс на звезду.

    - На пташку, - тихо поправила сестру Санса. - И вообще, с чего ты взяла, что он в меня влюблён?

    - Уж поверь, так оно и есть.

    - Много ты понимаешь в любви, - сказала Санса, пряча глаза. - Он просто мне благодарен за лечение, не более того.

    - Ну да, а снилась ты ему, наверное, в образе Септы, ага, - снова хмыкнула Арья. - Не смеши меня.

    Чтобы прекратить эти бессмысленные препирательства, Санса попросила Арью рассказать, что слышно от Джона. Узнав новости, она почувствовала невероятное облегчение, словно огромный камень с плеч свалился. Джон жив. Король Ночи повержен. Теперь всё обязательно будет хорошо. Однако Арья немного омрачила радость сестры, добавив, что Джон вместе с Дейнерис отправляется на Юг, в Королевскую Гавань. И заезжать в Винтерфелл он, по всей видимости, не планирует.

    После ухода сестры, Санса попыталась привести свои мысли в порядок, Подумать следовало об очень многом: что теперь будет с Севером и как сложится дальнейший ход войны против Серсеи, и о многом другом, но больше всего ей хотелось поскорее разобраться в этой странной ситуации с Сандором. Ей было стыдно за свою ложь, и в то же время она сердилась на него за всё произошедшее. Да как он мог! Ведь, если это был не сон, то он и в самом деле просто взял и… и… разделся прямо у неё в комнате!

    Она приняла решение не затягивать с разговором и отправилась к нему сама.

    Лишь постучав в его дверь, она внезапно осознала, что время для визитов было совершенно неподходящее, но отступать было поздно.

    Сандор распахнул дверь почти сразу же и уставился на неё, не скрывая своего удивления.

    - Пташка? Что ты здесь делаешь в такой час?

    - Нам надо поговорить, - сказала она и решительно вошла в его комнату.

    - Давай поговорим, - усмехнулся Сандор, которому вино порядком ударило в голову. - Что, еще не все достоинства моего “клинка” обсудили? Хочешь еще раз полюбоваться? На этот раз без свидетелей?

    Из-за его насмешливого тона, тех пошлостей, что он говорил, и этого его взгляда, под которым она почему-то чувствовала себя до крайности неуютно, будто стояла перед ним полностью голой, Санса позабыла, что собиралась попросить прощения за свою ложь. Внезапно ей захотелось поставить его на место и стереть эту похабную ухмылку с его лица.

    - Сир Клиган, вы вели себя сегодня самым недостойным образом!

    - Я не сир! - рыкнул Сандор, сдвигая брови.

    - И это после всего, что я для вас сделала на протяжении вашей болезни! - продолжила Санса, не обращая внимания на его недовольство. На самом деле, оно её даже порадовало. - Как вы посмели позволить себе подобное неуважительное отношение ко мне, Леди Винтерфелла?!

    - Ты что, забыла, с кем имеешь дело, Пташка? - пророкотал Сандор, давая волю своему гневу. - Я пёс! Я тебе не рыцарь в золотых доспехах, который дарит дамам розочки-цветочки! Я самый настоящий грязный и паршивый пёс! И нечего было со мной возиться! Бросила бы подыхать на конюшне, так никто бы не оскорблял твои нежные чувства!

    - Может быть, мне стоило так и сделать! - Санса вовсе не думала так, но он настолько сильно разозлил её, что она не могла удержаться от резких слов.

    - Ты думаешь, я сам не знаю, что мне не место в этих покоях на тёплой и чистой постели? Можешь не волноваться, Пташка, надолго я здесь не задержусь! У меня еще есть неоконченное дело в Королевской Гавани!

    - Вот и прекрасно! Убирайтесь, да поскорее! Здесь вам никто не рад! - выпалила Санса, тут же пожалев о сказанном, но гордость не позволяла ей взять свои слова обратно.

    Одарив Сандора презрительным взглядом, она покинула его комнату.
     
    Миар и Eowyn нравится это.
  8. Eowyn

    Eowyn Наёмник

    Спасибо за продолжение:oops:
     
  9. Angie

    Angie Скиталец

    Очень рада, что вы читаете! :)
     
    Eowyn нравится это.