1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Гет Фанфик: Волк пепла

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Анонимус-сан, 20 май 2019.

  1. Анонимус-сан

    Анонимус-сан Знаменосец

    Название: Волк пепла
    Фандом: Игра престолов
    Размер: Мини
    Персонажи: Джон Сноу, Дейнерис Таргариен, Арья Старк, Робб Старк, упоминаются Тирион Ланнистер, Тормунд, Санса Старк, Бран Старк и другие.
    Рейтинг: R
    Жанр: драма
    Предупреждение: АУ, небольшой ООС, смерть персонажа
    Краткое содержание: Мальчик встретил девочку, и мир сгорел. Каждый должен выбирать и всякий выбор несёт за собой последствия. В мире монстров нельзя остаться святым.
    Статус: завершён

    Квартийский песок обжигал лицо, заставляя Джона Сноу пожалеть о северных холодах. Три недели перехода через Красную Пустыню, смерти, дезертирство, предательства... и вот, наконец, Кварт лежал перед ним как на ладони. Заветный приз его королевы. Принц-консорт стоял на высоком гребе, глядя на разворачивающуюся внизу армию. Дотракийские всадники смазывали свои аракхи и натягивали тетивы тугих луков, Безупречные выстраивались в ровные квадраты, ощетинившиеся копьями, северяне пели боевые гимны, смеялись и подбадривали друг друга. Ветераны Винтерфелла, они дошли со своим повелителем до края мира. "Моя армия", - с гордостью подумал Джон.

    - Ваше высочество, Кварт затворил ворота, - доложил Джону один из офицеров свиты. Кажется, Давет... Сноу перестал запоминать их имена, так легче пережить потери. - Прикажете идти на приступ?

    Джон уже думал об этом. Приказы Дени были ясны: всякий город, что не откроет ворота перед Освободительной Армией, должен быть разрушен. Джон Сноу всегда был хорошим солдатом, всегда знал, в чём заключается его долг. Но ему не было чуждо и милосердие.

    - Пока что рано. Дадим им время подумать. Сообщи, что каждый час промедления будет стоить им сотню жизней. Чьих, они сами потом решат.

    - Слушаю и повинуюсь!

    Офицер ускакал прочь, и Джон остался один на холме. Он любил побыть один. Слишком долго он уже сражался на этой войне. Сир Аллисер не соврал, паршивый ублюдок был честен в свой последний миг. Он прошёл с боями весь Эссос от Волантиса до Кварта, разбивал армии, поднимал восстания, сжигал города и убивал героев. Его прозвали Великим Волком, пожирателем народов. Что ж, лучше зваться так, чем бастардом. Он хотел бы снова вернуться домой, возлечь с женой, обнять детей. Джону хотелось верить, что всё это ради них. Ради его возлюбленной королевы, желавшей видеть мир каким он должен быть, а не каким сотворили его жестокие бог. Ради его детей: старшенького Неда, так похожего на него самого, Робба и Джораха, ради Лианны и Арьи. Он не видел детей уже три года и это разрывало его сердце, но ведь и Дени не видела их столь же. Если она способна пережить разлуку, способен и он. Нед теперь уже, наверное, совсем взрослый и уже готов возглавить войско. Робб всё такое же непоседа и постоянно сцепляется с Лианной по любому поводу. Джораха последний раз он видел у груди матери, он, наверное, даже не узнает отца, когда он вернётся с этой войны. Но наверняка услышит рассказы о его доблести.

    "Ты ошибался, злобный маленький уродец," - зло подумал Сноу. - "Ты всегда ошибался."

    За последние пятнадцать лет было много крови, много невинных сгорело в огне войны, но всё же командующий не терял надежды. Мир становился лучше с каждым павшим врагом, Джон мог почти что ощутить это. Казалось, нужно сделать лишь один, последний шаг, и мечта его жены сбудется. Но дорога всё вилась и вилась вдаль, слишком далеко от того мальчишки, сосланного в Ночной Дозор. Что он делает тут? Почему он не дома? Есть ли ему дело до квартийских рабов? Нет, у него есть долг, и честь требовала повиноваться. Таков путь Старков.

    - Ваше высочество, эти трусы согласны на переговоры.

    - Отлично. Посмотрим, что они скажут.


    Квартийский посланник был одет просто роскошно. Расписная туника, открывавшая левую грудь (что, на взгляд Джона, было излишним), кольца в носу и ушах, золочёные сандалии. Сноу подумал, как бы славно этот индюк поплясал перед Дрогоном. Вот из-за таких вот индюков они никак и не могут закончить эту проклятую войну! "Боги, дайте мне сил"

    - Итак, Королева Пепела прислала своего цепного пса? - В голосе посланца сквозил яд, и Призрак рядом с Джоном показал клыки. Лютоволк теперь уже был стариком, отведавшим крови в полусотне битв. У него были свои щенки, но едва ли он заботился о них. Война изменила их всех.

    - Королева Обоих Материков прислала меня, чтобы освободить вас от вашей собственной глупости. Я, Джон из дома Старков, Великий Волк, владетель Винтерфелла, командующий армиями Царства Людей, принц-консорт Железного Трона и Защитник Государства говорю вам: сдайтесь или умрите.

    - Стены Кварта выдерживали и не такие осады, - высокомерно отвечал квартиец. - Моё имя Каво Накас, я говорю от лица Совета Тринадцати Кварта. Город не сдастся на милость завоевателям.

    Джон тяжело вздохнул. Сколько раз он уже это слышал? Сколько дураков убил? Первым был Тирион, его друг. Сердце Джона умерло, когда он снёс ему голову, но что ещё было делать? Подлый человечек подговаривал его убить королеву, попрать и честь, и верность, и любовь. Он не оставил Джону выбора. Дени сказала, что это его испытание, Сноу должен был доказать свою верность и свою любовь. И он доказал. Потом были многие, Сноу даже не помнил их имён. Вестеросские лорды в латах, и пентошийские магистры в шелках. Дотракийские кхалы, не пожелавшие признать власть Великой Кхалиси, и лиссенийские развратники в их садах греха. Джон Сноу сжёг их города, развеял по ветру их пепел и водрузил знамёна с драконом и волком на пепелище. Но с Квартом было другое дело... Дени когда-то жила здесь и мечтала вернуться. город ей нравился, несмотря на все преступления, что были совершены в нём против неё. Принц-консорт преподнёсет жене этот город в качестве дара, и она сама решит, что с ним делать.

    - Или вы сдадитесь, или вы умрёте. Третьего не дано. У меня нет дракона, но я привёз с собой Дикий Огонь. Если потребуется, я сожгу Кварт также, как сжёг Норвос и Толос.

    После этих слов два дюжих северянина подтащили к ним пленного. Квартийский лазутчик, взятый в бою близ Вейес Толорро. Джон взмахнул рукой и северяне облили шпиона зелёной жидкостью. Сноу никогда не нравилась эта часть дипломатии, но что было делать? Солдат должен исполнять приказы, а муж должен заботиться о жене. А жестокость... Дени всегда говорила, что история расставит всё на свои места. Их внуки даже и не вспомнят об этих неприятных событиях. Когда квартиец перестал кричать, Джон внимательно посмотрел в лицо посланника. На нём был страх и... возбуждение? Благие боги, да есть ли где-то предел человеческой развращённости?! Надо было просто сжечь их всех...

    - Н-но... зачем же сжигать Кварт? - тон подлеца стал заискивающим и почти льстивым. - Это богатейший город Востока, врата в Яшмовое Море! Отсюда вы сможете пойти дальше, до Йи-Ти и Асшая. Быть может, мы могли бы договориться, может быть достойные вашего положения дары...

    - Сдаётесь или умираете. Третьего не дано. - Он должен быть твёрд. Колесо нужно сломать ради будущих поколений, и пока этого не случилось, его сердце будет заковано в лёд.

    - Кварт готов стать частью вашей империи, - Боги, да он же сейчас обмочится! - но на что вам рабы? Мы были бы полезнее как союзник, сильный и богатый.

    - Господин Накас, - устало ответил Джон, - у меня есть приказы моей королевы, и никакие слова этого не изменят. Вы сдаётесь, рабовладельцы платят за свои грехи, рабы становятся свободными. Если нет, я прямо сейчас поскачу к своим людям и отдам приказ на штурм. Мы зальём ваш городишко Диким Огнём, а потом разберём пепелище. Но вы назад уже не вернётесь. Я вздёрну вас на виду у всего войска и на приступ мы пойдём с вашим трупом в качестве знамени.

    - Вы посмеете тронуть посла?!

    - Посмотрите мне в глаза, Накас. Меня прозвали Великим Волком, я пожираю города и оставляю лишь кости. Вы назвали меня цепным псом и это так. Когда королева желает, чтобы её враги изведали ужас перед смертью, она спускает меня с цепи. Но не обманывайтесь, я делаю это не из страха или слепого повиновения. Я говорю голосом королевы, мои руки - это её руки, и моё слово - её слово. Я желаю этого также сильно, как и она. Если нужно, я перебью всех послов в Эссосе.

    Призрак зарычал. Прежде он всегда был молчаливым, не издавал ни звука. Но теперь он всё чаще говорил, особенно когда жаждал крови. "И дался тебе этот кусок дерьма, неужели тебе правда хочется его съесть?" Лютоволк рванулся вперёд и квартиец упал с лошади. Свита Джона засмеялась, но ему самому претило насмехаться над чужим унижением. Даже такого слизняка как Накас.

    - Умоляю, милорд, отзовите своего зверя! - Накас уже обмочился и пытался отползти как можно дальше от Призрака. - Пожалуйста, я всего лишь посланник! Я согласен на всё!

    - Призрак, он того не стоит. - Лютоволк недовольно рыкнул, но вернулся к хозяину. Он был верным воином, знавшим, что такое честь. В отличие от столь многих... - Ну, что же вы решили, господин посол?

    - Я... я ведь ничего не могу поделать! Решает Совет, но он...

    - Я не собираюсь ждать решений никаких советов. Преклоните колени, и уйдёте отсюда наместником Кварта. Откажитесь, и умрёте. Выбор за вами.

    Накас какое-то время тяжело дышал, обдумывая его слова. О, ему хотелось стать правителем Кварта, в этом Джон не сомневался. И лучшей возможности ему не представится. И он не хотел умирать. Джон знал таких людишек.

    - Но что же мне делать? Не могу же я...

    - Как я уже говорил, выбор за вами. Мы всегда выбираем, даже если кажется, что выбора нет.

    ***

    Они вошли в город на следующее утро. Толпы рабов ликовали на улицах, тела господ висели вдоль главной дороги. Где-то ещё бушевали пожары, выкрикивались проклятия и здравицы, но город уже пал. Каво Накас сделал выбор, и город открыл ворота. Джона мало интересовало, как Накасу удалось это провернуть. Презренные люди и их мелкие дела недостойны пристального внимания. В конце концов, чтобы разбираться с такими вопросами, у них есть Арья. Вот бы маленькая сестрица была тут, и он бы вновь мог взъерошить её волосы. Но она теперь леди Штормового Предела и мастер-над-шептунами, её боятся почти также, как его самого. Волки на то и волки... Она не питала особой любви к Дейнерис, но зато любила своих племянников и племянниц, так что Джон не сомневался в её верности.

    - Милорд, как же так? Вы же обещали! - Обнажённый Каво Накас был прибит к столбу, и три раба забрасывали его камнями.

    - Я обещал не сжигать город и я его не сжёг. И я не лгал вам. Вы действительно стали наместником Кварта, но очевидно не справились с этой должностью. Иначе вас бы не прибили к столбу.

    - Пощадите, умоляю!

    - Проси пощады у своих рабов, - отмахнулся Джон. - Уверен, они тебя послушают.

    Под ноги Джона валились цветы и отрубленные головы. Кварт приветствовал своего освободителя и своего палача в одном лице. "Я - меч во тьме, дозорный на Стене". Как же поздно он понял истинное значение своих клятв! Но теперь он наконец нашёл своё место, обрёл себя. Он будил спящих, прикрывал щитом слабых и разил мечом надменных. Было время, когда он сам бы себя не понял.

    В тот день, после Великого Очищения, он был готов совершить непоправимое. Слова Тириона глубоко врезались в его разум, словно яд гадюки. Карлик предлагал ему остановить обновление мира, убить свою любовь и отречься от чести, чтобы защитить людей. И Джон был почти готов... Он никому не рассказывал об этом, то был его самый страшный и тёмный секрет. Но когда королева поцеловала его, когда предложила ему стать частью своей жизни и освобождения мира... Что ему было терять? Семью, которая не была его семьёй? Жизнь, которую у него давно отняли? Ему не было места ни в Винтерфелле, ни в на Стене, ни за ней. Его место всегда было рядом с ней, где ещё он нужен? Он не стал вторым Цареубийцей, он стал вторым Теоном Старком, Голодным Волком, что отплыл за Узкое Море, неся с собой смерть. Всю жизнь его использовали, люди вокруг знали, что он желал их защитить и пользовались его добротой. Джону надоело отказываться от себя, надоело вечно оглядываться назад, бороться с собой. Теперь он наконец-то стал тем, чем должен был быть всегда. Жертвы необходимы ради всеобщего блага, он всегда знал это, просто боялся признать вслух. Но больше он ничего не боялся.



    Королева прибыла через пять дней. К тому времени Джон уже успел подчистить улицы и выгнать крыс из подвалов. Дважды его чуть не убили Жалостливые, но Призрак отыскал по запаху их логово. И он к ним жалости не проявил. Принц-консорт восхищённо смотрел на снижающегося дракона. Дрогон теперь стал поистине огромен и его крылья отбрасывали гигантскую тень. Семь лет назад он отложил свою первую кладку, и у детей Джона были свои драконы, пускай и небольшие. Только малыш Джорах ещё не оседлал своего зверя, но его яйцо вот-вот должно было проклюнуться. Джон так и не решился взять себе нового дракона. Только не после Рейгаля... Дракон, названный в честь его отца, сгинул столь же бесславно и глупо. Судьба есть судьба.

    - Я гляжу, ты тут неплохо потрудился, - улыбнулась Дени, сходя со спины крылатого великана.

    - Город твой, любовь моя.

    Наконец-то он мог поцеловать свою жену, наконец-то он мог хоть на секунду расслабиться. Безупречные оцепили площадь, и никто не должен был проскользнуть, но наёмные убийцы не покидали снов Джона. В этих снах все они носили его лицо... Когда же он смирится со своим позором?

    - Я хочу обратиться к освобождённым жителям Кварта, - сказал Дени, пока они шли мимо домов из резного камня и малахита. - Ещё надо назначить наместника и его помощников, распорядиться насчёт гарнизона, и...

    - Это всё подождёт! Я не видел тебя полгода. Муж имеет право немного побыть с женой.

    - Ну, разве только немного, - лукаво усмехнулась королева и взяла его за руку.

    ***

    Немного растянулось на всю ночь и половину следующего дня. Остальные командиры могли искать утешение в объястиях лагерных потаскух, но Джон хранил верность своей королеве во всём. Как хранил некогда и его отец. Огромные статуи Неда и Робба теперь украшали Драконью Гавань. Мейстеры переписали историю и его семья отныне всегда сражалась за права Таргариенов. Интересно, что сказал бы на это отец? Неважно, он бы понял, что порой правда опаснее меча. Когда Джон заснул, он вновь оказался в крипте Винтерфелла. Со своим братом.

    - Ты много добился, братишка, - сказал Робб, глядя на своё посмертное изображение. - Хоть кому-то из нас повезло, а?

    - Зачем я здесь? - раздражённо ответил Джон, избегая глядеть на брата. - Это твоё место, не моё.

    - Неправда, и ты сам это знаешь. Обрядись в драконьи тряпки, женись на драконьей королеве, породи хоть целую армию драконов, но назовут тебя всё равно Великим Волком. Мы всегда были братьями.

    - Нет, не были! - как Робб этого не понимает? Неужели он настолько глуп? - Тебе должно было достаться всё! Винтерфелл, материнская любовь, корона и красавица-жена. А что ждало меня? Стылая могила на Стене, клятвы и забвение. Но погляди на нас теперь! Ты мёртв, убит по собственной глупости. Ты всегда был так глуп, братец...

    - Почему ты плачешь, Джон? - Робб обеспокоенно посмотрел на брата, протянул руку, чтобы утешить, но Джон оттолкнул её.

    - Потому что ты умер! И мне пришлось стать тобой, пришлось нести твой груз. Я пытался поступать честно, пытался поступать милосердно, и куда меня это привело? Меня убили также, как и тебя, как убили нашего отца. Я не хотел умирать.

    - Никто не хочет, братец, но ведь ты вернулся. Мне вот такой удачи не представилось.

    - Вернулся! - с горечью воскликнул Сноу. - Я вернулся, чтобы снова сражаться, снова терять. Джон, верни меня в Винтерфелл! Джон, стань нашим королём! Джон, помоги нам! Джон, спаси нас! И что я получил в благодарность? Я должен был убить любимую женщину, только бы они были счастливы. Разве так надо жить, Робб? Разве так надо жить?

    - Всего этого не было бы, убей ты её.

    - И что бы было? - ядовито отозвался Джон. - Думаешь, меня бы подняли на руки и усадили на Железный Трон? В лучшем случае, меня бы услали обратно за Стену, сторожить снег. У меня есть дом, есть жена и дети. Род Старков не прервётся на мне, я основал династию на следующую тысячу лет! Я сделал выбор, братец, первый в своей жизни. И этот выбор был правильным.

    - Ты сжёг половину мира ради своей мечты., - с жалостью в голосе промолвил Робб. - Оно того стоило?

    - Да, - твёрдо ответил Джон. - Оно того стоило и я не жалею ни о чём. Они были правы, Ланнистеры всегда были правы, а мы ошибались. Если хочешь что-то, просто возьми. Так поступают волки.

    - Ты изменился, братец. Что бы сказал отец?

    - У меня никогда не было отца, - отрезал Сноу. - Рейгар бросил меня ещё до моего рождения, а лорд Эддард лгал мне всю жизнь. Даже моя собственная мать не пожелала жить ради меня. Я буду жить ради себя и ради тех, кого люблю.

    - Наверное, ты прав. Как думаешь, я мог бы стать тобой, если бы принял другое решение, Джон? Мог бы я сейчас быть на моём месте?

    - Ты и должен был быть на моём месте, Робб, это всё для тебя, - сказал Джон и зарыдал.

    - Не плачь, братец, отпусти меня. - Робб подошёл к нему и положил холодную руку на плечо. - В этой истории нет героев, есть лишь люди и их выбор. Перестань корить себя за то, чего ты даже не совершил. Забудь об этом. Просто забудь.

    И Джон ощутил, как тяжкая ноша наконец свалилась с его плеч.

    - Я пойду дальше, Робб. Я сломаю это колесо и принесу Дени его обломки. А потом мы будем счастливы.

    - Никто не счастлив, Джон, - покачал голов брат. - Ты уже большой мальчик, давно пора бы это понять. Твоя война будет длиться вечно, и ты никогда не найдёшь покоя. Ты сам ступил на этот путь, на путь волка. Когда-то наша семья сошла с него и не без причины. Ты готов испить из Чаши Зимы?

    - Я всегда был готов. Робб.... я думаю, в мире чудовищ, быть героем значит быть самым страшным из монстров.

    - Да, увы, я этого так и не понял. - В глазах брата стояли слёзы, и он последний раз взглянул на Джона. - Прощай, братец, я всегда любил тебя.

    - Да, - ответил Джон, пока крипта осыпалась вокруг них, - но всё же ты меня оставил.


    ***

    Дени купалась в золотой ванне, пока он сосредоточенно смотрел на резные фигурки, изображавшие города и армии. В Белом Замке у них была огромная комната, изображавшая весь мир. Там были столы в виде материков и стулья как острова. Они часто смотрели на него с балкона, зная, что теперь всё это принадлежит им. Джон пытался сконцентрироваться на плане кампании, но у него не получалось.

    - Как я должен планировать войну, когда ты вот так лежишь?

    - Хочешь, чтобы я тебе помогла? - Дени слегка приподнялась из воды, обнажив свои груди. Джон ощутил, как в нём поднимается желание.

    - Хочу, чтобы мы вернулись домой, - неожиданно для самого себя сказал Джон. - Я устал, Дени.

    - Я тоже устала, но наше дело ещё не сделано.

    Королева вышла из ванны и накинула расписной халат. Ей было тридцать пять лет, как и ему, но она казалась столь же прекрасной, как в день, когда они встретились. То мгновение вытеснило для него и смерть, и победу над Рамси, и всю его прежнюю жизнь. Его путь начался именно тогда.

    - Любовь моя, разве мы сделали недостаточно? Мы прошли от Железных Островов до Рассветных Гор, создали империю, какой ещё не видел мир. У нас есть всё, чего может пожелать человек. Что ещё тебе нужно?

    - Джон, ещё остались земли, которые мы не освободили. Йи-Ти и острова за Нефритовыми Вратами, Джогос Нхай и далёкий Асшай у Края Теней. Я обещаю, наша война закончится там. Нужно просто сделать ещё один шаг...

    - Я устал делать шаги! - Джон тяжело сел в кресло и налил им вина. - Я хочу, чтобы мы вернулись в Винтерфелл, снова пришли в нашу богорощу. Снова были с нашими детьми. Я устал сражаться за этих людей! Они недостойны спасения, недостойны даже жалости. Посмотри на них! Жрут, срут и мучают друг друга, словно им большего ничего в жизни и не надо. Если они так любят своё колесо, пусть оно их раздавит!

    - Я понимаю тебя, любимый, - Дени взяла его руки в свои и заглянул в глаза. - Они глупы, жестоки и подлы. Но мы лучше них, мы знаем, что такое правда. Только мы можем освободить их, это наша жертва.

    Джону вспомнилось всё, через что они прошли. Он помнил, как слетала с плеч голова Тириона, до последнего изрыгавшая крамолу и ложь. Карлик умер несломленным, как и жил. Он помнил, как по его слову мятежные лорды отведали северной стали в Драконьем Логове. Они не знали, кем он стал, они не могли знать. Он помнил долгую кампанию по завоеванию Вольных Островов, марш-бросок по Дороге Демонов, усмирение Залива Работорговцев. Он обезглавил Даарио Нахариса, этого предателя... он был единственным, кого Джона убил по своей воле и испытал от этого удовлетворение. Стило лишь представить, как он прикосался к ней... Он прошёл с боями до городов древнего Сарнора и княжеств Омбера, принёс правосудие неразумным иббенийцам, и перешёл Красную Пустыню. Пятнадцать лет. Пятнадцать лет он не видел Винтерфелла. Нед родился в Волантисе, Робб в Квохоре, Джорах в Миерине, а близняшек они зачали в Вейес Дотрак. Будет ли Винтерфелл домом для них? Да и что их там ждёт? Безвылазно сидящая в башне Санса, утонувшая в собственной злобе,о которой Джон старался не вспоминать, до сидящий в богороще Бран, утонувший в собственных снах.

    - Ради наших детей, Джон, - сказал Дейнерис, положив его руку на свой живот. - Ради всех наших детей.

    - Когда... когда ты узнала?

    - Сегодня утром, как мы его назовём?

    Джону вспомнилось поле перед Винтерфеллом, на котором он завоевал корону. Бегущий мальчик, четыре стрелы... он был слишком медленным! Он должен был успеть!

    - Рикон, - со слабой улыбкой ответил Сноу. - И пусть он будет счастливее, чем был мой брат.

    Джон встал, отряхнулся и снова взглянул на карту. Он пойдёт и до Асшая, и дальше, если нужно. Он давно сделал свой выбор.

    ***

    Похоронная процессия растянулась на целую лигу. Десятки тысяч скорбящих тянулись со всех концов света. Лорды-пираты Железных Островов соседствовали с асшайскими колдунами в масках, а иббенийские китобои шли за белокурыми лиссенийцами. Они пришли сюда, чтобы воздать хвалу великой королеве-завоевательнице, прошедшей с огнём и мечом весь мир. Джон стоял на возвышении над саркофагом с телом жены. Он не плакал уже сорок лет. Джон Сноу разменял седьмой десяток, и силы давно покинули его тело, но на слёзы его всё же хватало. Сыновья, дочери и внуки окружали его, словно братья Ночного Дозора в день принесения обетов. Теперь он король. Король собственного горя.

    Он глядел на тело жены, но видел не состарившуюся королеву, а ту девочку, что некогда пересекла Узкое Море. Однажды она встретила мальчика, выросшего в тени Стены, не знавшего своей матери. Вместе они перевернули этот прогнивший мир и создали свой собственный. Они прожили долгую жизнь, дольше многих. Боги отпустили им столько счастья, сколько могли в своей жестокости. Больше, чем его отцу и брату. Но от этого было совсем не легче.

    Арья, худая как палка, но всё ещё крепкая и суровая, держала его за руку. Санса и Бран уже лежали в своих каменных могилах под Винтерфеллом, но Джону не дано было положить туда же свою любовь. Прах королевы должен лежать в огромном мраморном мавзолее посреди Драконьей Гавани. Так ли чувствовал себя Старый Король Джейхерис, хороня свою Алисанну? Джон поднял глаза на Дрогона, ставшего теперь огромным, словно дворец. Его скорбь была столь же велика.

    - Дракарис, - хриплым голосом скомандовал Джон, и дракон повиновался. Пламя объяло тело королевы, и тысячи скорбящих склонинили головы.

    Скорбящие! Половина присутствующих ненавидела Дени, а другой половине всё равно. Только ему всегда было дело. Мальчик встретил девочку, а мир сгорел. Забавная история, Тириону бы понравилось. Мальчик хотел защитить людей, а девочка освободить их. Джону хотелось бы вернуться туда, на много десятилетий назад, и прожить эту жизнь заново. Он хотел вновь ощутить квартийский песок под своими сапогами, вновь войти в воды Черва Мира и стоять на стенах Асшая, глядя в бездну Края Теней. Девочка умерла, мальчик остался жить. Зачем?


    Потом он долго сидел на Железном Троне, сжимая Длинный Коготь и глядя на пламя. Что видела в нём Дени? Говорило ли оно с ней? Сможет ли пламя вернуть его туда, где он был счастлив? Ему суждено было пережить всех женщин, которых он любил. Игритт, Дени... Они умирали, а он продолжал жить. Призрака давно не было, он лежал в собственной каменной гробнице в крипте. Ему не с кем было даже поговорить. Его дети скорбят как и он, но разве понять молодым печаль старости? Сэм не дожил и до пятидесяти, Тормунда доканало пьянство. Давос исчез после Сожжения и Джон никогда его не искал, да и сейчас он наверняка уже мёртв, если мертвы даже его сверстники. Такого его наказание? Остаться последним, кто помнит?

    Джон принял решение и позвал Арью.

    - Я ухожу, маленькая сестрица, здесь мне нет места.

    Арья взглянула на него как не сумасшедшего.

    - Ты король, твоё место здесь. Я знаю, ты любил её, но...

    - Ты ничего не знаешь! - сорвался на крик Джон. - Всё это я делал ради неё, ради наших детей. Теперь Дени мертва, а мои сыновья выросли, и у них есть свои дети. На что им жалеющий себя старик?

    - И ты вот так просто всё бросишь? - удивилась сестра. - После всего, что ты сделал? Джон, о тебе слагают легенды по всему миру, твоим именем называют детей и пугают детей! Без тебя всё рухнет.

    - Колесо сломано, маленькая сестрица, и дальше не поедет. Нед справится, он пошёл в мать. А ты ему поможешь.

    - Ты точно сошёл с ума. Нед и Робб вот-вот вцепятся друг другу в глотки, Джорах засел на Ленге и собирает флот для похода на Ультос, а Рикон хочет только драться и трахаться. Они хотят власти, славы и удовольствий, но империю им не удержать.

    - Как и мне, - печально ответил Джон. - Как и мне. Если наше дело рухнет после нас, значит мы были неправы, только и всего. Возраст научил меня смотреть на вещи здраво.

    - И куда же ты направишься?

    - Туда, откуда ушёл. Давно пора занять своё место.

    В дверях он обернулся и последний раз взглянул на девочку, ставшую старухой. В его глазах она навсегда застыла в тот день, когда он дал ей Иглу. "Коли острым концом".

    - Прощай, маленькая сестрица. Валар моргулис.

    ***


    Он шёл по снегам, и видел сны. Они звали его вперёд, туда, где он обретёт покой. Он шёл мимо руин Чёрного Замка, где кончилось его детство, прошёл через богорощу, где принёс свои обеты. Он миновал Замок Крастера и Молочную реку. Ему не удалось найти ту пещеру, где они были с Игритт. Отряд одичалых сопровождал его, молодые глядели на него, словно на божество. А может он таковым и был, богом войны и смерти, богом нового мира. Нет, богиней была она, а он всего лишь призрак. Он больше не чувствовал себя тем сильным мужчиной, что обрушил стены Байябхабада на головы его защитников и сокрушил стотысячное войско императора Йи-Ти. Теперь он лишь усталый старик, переживший своё время.

    Наконец, они пришли на место. Сны вели его именно сюда, в небольшой заросший грот. Его хозяева вышли из тени, невысокие существа с зелёной кожей. Они ждали его.

    - Ты пришёл занять место брата, Джон Сноу? - спросили Дети Леса.

    - Да.

    - Почему ты хочешь этого?

    - Я не хочу умирать, - честно признался король. - Я хочу вновь быть с теми, кого люблю, и хочу помнить. Я... я снова хочу летать.

    - Тогда ты будешь.

    Оставив своих спутников снаружи, Джон Сноу вошёл в грот. Посредине росло огромное чардрево с сотней ликов: молодых, старых, прекрасных и уродливых. В центре чардрева был вырезан трон. "Последний трон для короля пепла." Великий Волк опустился на него и в ту секунду ощутил, как острые корни пронзают его иссохшую плоть. И ему открылось всё. Он увидел причины вещей, и последствия, он увидел мысли и судьбы, само время. Перед ним простиралась бесконечность и он мог пойти куда-угодно.

    - Выбирай, Джон Сноу. Всегда выбирай.

    И он выбрал. Улыбнувшись, Джон начал погружаться в сон. Картины невероятного блекли и исчезали, одну за другой он отбрасывал все дороги, ведущие его вперёд. Вместо этого он сидел в великом чертоге Винтерфелла и молодая Дени была с ним. Там были все их дети и племянники, и лорд Эддард Старк о чём-то увлечённо спорил с принцем Рейгаром, обнявшим Лианну. Скорбный Эдд подливал вина Роббу, а Бран бегал с Риконом, и их волки резвились рядом. Арья и Санса смеялись над шуткой Сэма, а Лилли вела беседы с мейстером Эймоном. Джиор Мормонт ворчливо жаловался на погоду, растирая старые ладони. Не было больше войны, не было смерти и страданий. А когда они сполна наелись и напились, он повёл Дени в свои покои и они долго смотрели на огонь, обнявшись.

    Джон Сноу наконец-то вернулся домой.
     
    Последнее редактирование: 21 май 2019
  2. Lali

    Lali Межевой рыцарь

    Все тлен... Жаль, завоеватели понимают это на склоне лет, когда власть начинает выскальзывать из слабеющей хватки. Не скажу, что этот финал мне прям нравится, но он определенно логичнее и поэтичнее сериального теперь уже канона. А с учётом того, что написано меньше чем за день... Браво, сир!
     
    Spiva, talsterch, Элika и 2 другим нравится это.
  3. пани Ада

    пани Ада Оруженосец

    О БОГИ, СПАСИБО!!!
    сори за капс, но уже не буду исправлять. Еще раз спасибо за финал ИП здорового ченловека
     
  4. Нимврод

    Нимврод Знаменосец

    Если честно, не совсем понял. В конце Джон переписал реальность?
     
    Sancha нравится это.
  5. Анонимус-сан

    Анонимус-сан Знаменосец

    Нет, он попал в воображаемый мир, где он счастлив.
     
    talsterch и Sancha нравится это.
  6. Нимврод

    Нимврод Знаменосец

    Мнда. Не повезло человеку.
     
  7. Анонимус-сан

    Анонимус-сан Знаменосец

    Почему? Он прожил долгую, относительно счастливую жизнь, но у него нет иллюзий, что на том свете он снова встретится с дорогими людьми. Поэтому на склоне лет он решает быть с ними, пускай и не по-настоящему.
     
    Leksy, talsterch, Sancha и ещё 1-му нравится это.
  8. Миар

    Миар Наёмник

    Браво :bravo::thumbsup: Шустро пишете!
    Про выбор зацепило
    Одна (не очень) маленькая, (не очень) умненькая девочка вместо того, чтоб лечь спать выбрала читать фанфики, а утро уже совсем скоро:cry:
     
    D'arja, Sancha и Анонимус-сан нравится это.
  9. tania351

    tania351 Скиталец

    Спасибо! Прочитано, как говорится, залпом. Яркое описание всех лет жизни Джона и Дейнерис, можно легко довоображать, сколько крови и пламени было там. Ну и финал достойный. Джон, ты заслужил это своей волчьей верностью, живи долго в своих древесных снах!
     
    talsterch, Sancha и vasilissa нравится это.
  10. Ильмарэ

    Ильмарэ Наёмник

    Спасибо огромное! Вот он, тот финал который, я так ждала. После сериального Джона, ваш словно бальзам на душу.
     
    Последнее редактирование: 21 май 2019
    Анонимус-сан нравится это.
  11. fiolent

    fiolent Оруженосец

    Огромное спасибо!
    Я правильно поняла, покорение Кварта с последующим прилетом Дейенерис и Дейнерис в золотой ванне-это сцены по времени разнесены, не близко? Мне сначала показалось, что золотая ванна в Кварте.
     
    Анонимус-сан нравится это.
  12. Анонимус-сан

    Анонимус-сан Знаменосец

    Нет, в Кварте, просто чуть позже.
     
    fiolent и Sancha нравится это.
  13. fiolent

    fiolent Оруженосец

    Если сцены подряд, то тогда закономерный женский вопрос. Джон говорит, что они не виделись полгода. А Дени говорит, что вот только что поняла, что беременна.
    Беременность не первая явно. И до 6 месяцев не замечать? Обычно опытная женщина на 2м месяце понимает, что беременна. На 6 месяце у стройной женщины живот уже видно.


    Так что или разлука меньше, или ребенок не Джона ))))

    Правда еще есть вариант, что Дени прямо от момента зачатия понимает, что забеременела, суперзнание
     
  14. Миар

    Миар Наёмник

    Может он ее сзади с закрытыми глазами, вот и не видел полгода :Crazy:
    А может ребенок от Дрогона:дрэгон:
    А может разлука не ровно полгода, а например месяца четыре
    А может автор вообще цифры не высчитывал
     
    Анонимус-сан нравится это.