Гет Фанфик: Второй шанс

Алора

Кастелян
Название: Второй шанс
Фандом: сериал/сага
Автор: Алора
Категория: Гет
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Джон Сноу/Дейенерис Таргариен, Тирион Ланнистер
POV: Джон Сноу
Рейтинг: PG -13
Жанр: Драма, POV
Предупреждения: Постканон, современность
Краткое содержание: После воскрешения Джон Сноу перестал стареть и жизнь его растянулась на века, за которые Вестерос прошёл путь до современного мира. За эти годы он встречал реинкарнации многих друзей и родных, но искал среди них лишь одну - реинкарнацию Дейенерис Таргариен.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
Статус: в процессе
 

Алора

Кастелян
Диана
Утро крупного историка, автора двух известных работ про Тёмные века Вестероса, профессора исторического факультета Королевского университета Королевской Гавани имени короля Джейтона первого, Джехейриса Сэнда начиналось с чашки крепкого кофе и сигареты на веранде дома. Этому утреннему ритуалу было уже столько лет, что он уже и не помнил с чего всё началось. Почему кофе, а не чай или какао? Когда он начал курить? Ответов на эти вопросы он не помнил, они были слишком незначительны.

— Джейх. — Он вскинул голову на звук голоса. Даже удивительно, как быстро он привык отзываться на это чужое имя. Из-за невысокого забора ему махала очаровательная соседка — Лианна. — Ты сегодня поздно. Никуда не торопишься?

— Сегодня же день Республики. У всего университета выходной, государственное учреждение ведь. Видела бы ты как вчера наш ректор с работы убегал. — Кричать ему не хотелось и он, затушив сигарету, подошёл к соседке.

— А тебе разве не хочется? — Лианна очаровательно захлопала глазами потом хихикнула, должно быть представила ректора, и он, уже в который раз невольно задался вопросом, была ли она хоть немного похожа на ту, другую Лианну. — Мы с Реем уже собирались уходить. Нам всем сегодня дали отгул в честь праздника, представляешь?

— Представляю, но у меня и без парада дел хватает. — Парад пройдёт перед руинами замка. В том месте, где он не желал появляться. — Учебник вот на рецензирование прислали.

— Ну и занимайся своими учебниками. — В голосе Лианны сквозила лёгкая досада, но не злость. Она, казалось, вовсе ни на кого не злилась. — А мы с Реем сходим, развлечёмся. — Она фыркнула, уже было развернулась, но замерла. — Подожди. Я же тебе так и не сказала того, чего хотела.

— Правда? Я заинтригован. — Она не отличалась ни забывчивостью, ни легкомысленностью. Если она, что-то «забыла», значит пыталась пробудить его интерес. Удалось ей это весьма неплохо, хотя после стольких лет и интриганов эта наивная попытка была очевидна.

— К нам прилетела… — Она сделала многозначительную паузу. — Глава нашей корпорации.

Не самая свежая новость, о визите в Республику Вестерос главы крупнейшей на двух континентах фармацевтической корпорации «Солнце и Звёзды» рассказывали по радио. Хотя некая неожиданность в новости была. Корпорация открыла первый офис в Вестеросе лишь пять лет назад, когда на место прежнего директора пришла его молодая и прогрессивная племянница. До этого директора компании никогда не посещали Вестерос и не хотели даже думать об открытии здесь офисов или фирменных магазинов. — На открытие завода приехала?

— Ага. — Несколько дней назад «Солнце и Звёзды», закончила постройку своего первого завода в республике, так что приезд её главы можно было предположить. Будучи очень хорошо осведомлённым человеком можно было. — Очень душевная женщина. И речи здорово говорит, так и хочется вскочить и идти за ней, куда бы не позвала. — Лианна ответила уже ища что-то в телефоне, а у него в сердце что-то кольнуло. Однажды он знал ту, что полностью соответствовала этому описанию. — И вроде даже не по бумажке… А, вот, нашла. — Она победно развернула телефон, показывая фотографию. Много счастливых людей на фоне нового завода, а по центру… — Вот она. — Лианна увеличила изображение стоящей по центру девушки. Дыхание перехватило. Это была она. В строгом деловом костюме, вместо платья, с коротко остриженными волосами, вместо длинных кос, но именно она. Такая, какой он видел её в тот день. Живая. — Я как присмотрелась, так поняла, что она одно лицо с той девушкой на картине, и решила тебе показать. — Лианна говорила, что-то рассказывала, но это было так неважно. Он столько лет искал её и вот она на фотографии, перед ним. Он нашёл её. — Джейх, ты меня вообще слушаешь? — Кажется ему удалось почти невозможное, разозлить Лианну. — Что я тебе сказала? Не слышал, да? А я сказала, что она пойдёт на сегодняшний парад. У неё есть приглашение на трибуну.

— Пойдёт на парад говоришь? — У него тоже было приглашение на этот парад, на трибуну для почётных гостей. Обычным горожанам придётся смотреть его на огромных экранах, установленных по всему историческому центру, зато потом они смогут принять участие в демонстрации. Весёлое, говорят, действо. — Уверена?

— Я слышала, как она это с мистером Хиллом обсуждала. Своим заместителем. Главой Вестеросского отделения. — Ещё когда он переезжал с Севера в столицу, он дал себе клятву никогда не приближаться к её историческому центру. Что ж за свою жизнь он нарушил столько клятв, что сосчитать было трудно, ещё одна ничего не стоила. Он переживёт все воспоминания, которыми полно это место ради встречи с ней. Другого шанса может не быть. Она наверняка вернётся в Эссос вскоре, после открытия завода её ничего здесь не держит. Он не мог упустить такой шанс.

— Знаешь, Лиа, я передумал. Стоит взглянуть на этот парад. Юбилейный всё же. — Она весело улыбнулась, блеснула глазами. Хитрость удалась. Скрытного и замкнутого соседа удалось вытащить на праздник. Что же, у неё были основания гордиться своей внимательностью и находчивостью. — Если хотите, я могу подвезти вас с Реем. Вот только выберу костюм поофициальнее.

***


Прекрасный вид на руины замка открылся ещё на подъезде к холму Эйгона, так что пришлось пожалеть, что он решил ехать за рулём. Воспоминания о том, что случилось в этом замке несколько столетий назад упорно лезли в голову. Даже Рейегар сидевший рядом заметил его рассеянность.

— Всё в порядке, Джейх? Ты сегодня какой-то не такой. — Рейегар — реинкарнация Рейегара Таргариена, его отца. Не сразу удалось привыкнуть что он и Лианна будут жить в соседнем доме. Хотя они оказались хорошими друзьями — верными и внимательными если его родители были такими же, то горечь с которой о них вспоминали их близкие, была ему понятна.

— Всё нормально. — Он встречал многих, кого он когда-то знал или о ком слышал ещё тогда. Они никогда не помнили своего прошлого, но всегда были удивительно похожи внешне и характерами, часто носили те же имена и порой имели схожие судьбы. — Просто воспоминания неприятные. — Воспоминания о том времени, когда ещё не было никакого Джехейриса Сэнда, а его звали Джоном Сноу. Сколько лет он уже не откликался на это имя? Но Рейегару это всё точно не нужно было знать. В лучшем случае он решит, что друг повредился рассудком.

— Какие? — С заднего сиденья полюбопытствовала любопытная Лианна. — Мне казалось, ты никогда здесь не бывал.

— Это было давно. Здесь погиб очень дорогой мне человек. — И как не стыдно врать? Она не погибла, он убил её, своими руками убил ту, что доверяла ему, что любила его, и он заплатил за это сполна.

— Джейх, прости. — Лианна ошеломлённо выдыхает, в её голосе столько сочувствия, что становится противно. Не от того, что она сочувствует, нет. От того, что он не заслужил этого сочувствия. — Я не знала. Даже подумать не могла. Думала, что ты не ездишь в центр из-за каких-то твоих исторических штучек.

— Ничего. Я не слишком люблю об этом рассказывать. — Джон вывернул руль, сворачивая на подземную парковку искусно замаскированную под старинное здание. Тот, кто его строил, явно не учил историю. Такие здания стояли здесь ещё до того, как столица была сожжена и ни одной целой постройки не осталось, после их уже не строили. Но для него оно было лишь ещё одним воспоминанием, таким же как руины Красного Замка. — Всё приехали, выбирайтесь. — Совершенно современный бетон парковки немного притушил воспоминания, и Джон смог припарковаться и не врезаться ни в одну из многочисленных машин, оставленных автомобилистами со всей столицы и ближайших пригородов. На холм Эйгона и в обычные дни машинам ходу не было, а на сегодня все главные улицы стали пешеходными.

— Спасибо, Джейх. — Лианна выглядела подавленной, да и на лице Рея прежних радости и предвкушения праздника заметно не было. Испортил людям день, можно гордиться собой. Что стоило просто отшутиться, нет нужно было поведать им свою трагедию, пусть и в крайне урезанном виде. — Извини ещё раз.

— Не за что просить прощения. Я ведь сам решил ехать. — Улыбаться он за эти годы натренировался хорошо, и не отличишь настоящую улыбку от фальшивой. — Кроме того, нельзя же жить прошлым.

— Тогда, хорошего дня. — Лианна робко улыбнулась, Рейегар поддержал. Хорошо бы они забыли о сегодняшнем разговоре. Джон не собирался посвящать их в свою историю более чем уже посвятил. Он рассказал её лишь одному человеку за все эти годы и больше откровенничать не собирался.

— Хорошего дня.

Они разошлись сразу после выхода из парковки. Рейегар заметил кого-то из своих коллег из оркестра, и они с Лианной убежали, а Джону остался долгий одинокий путь на холм Эйгона. Когда-то он также шёл к замку, только город тогда был совсем иным. Ни шумной весёлой толпы, не нарядных зданий, только снег и пепел. На входе на площадь его обыскали, попросили пройти через рамку металлоискателя и показать зазвеневший телефон и ключи, которые он по рассеянности не вытащил. Процедура вызвала у него лишь горькую усмешку. Если бы тогда, четыре столетия назад, безупречные хотя бы в половину столь же ответственно подошли к охране королевы, его бы здесь не было.

С трибун вид на замок был ещё лучше, если знать куда смотреть, то можно увидеть постамент, на котором когда-то стоял Железный Трон. Груды расплавленного метала, которым он стал не было уже давно. Расплавили в смуту, что началась после правления Брана. Рядом с Джоном мужчина в строгом костюме рассказывал нарядной девочке, что руины последнее, что осталось в столице от Тёмных веков, девушка фотографировалась на фоне бывшего дворца, пытаясь изобразить лицом что-то, что по её мнению, наверное, должно было изображать королевское величие. Для них всех эти руины были лишь страницей истории, красивым местом для фото, но не для него.

Джон оглянулся, стараясь отвлечься. Он пришёл сюда не ради этих людей и уж точно не для того, чтобы предаваться тем горьким воспоминаниям. Он пришёл сюда ради неё. И, к счастью, долго искать её не пришлось. Она стояла совсем рядом с ограждением трибуны, разговаривала по телефону, и место рядом с ней было свободно.

— Вид отличный. Прямо на руины. — Он так и замер, когда подошёл ближе и услышал её голос. Совсем такой же, как тогда. Можно попробовать закрыть глаза и представить, что этих четырёх столетий не было, что он вновь стоит в тронном зале, а перед ним его Дейенерис. — Да нет, всё нормально. Не извиняйся. Я же сама сюда хотела. — Она рассмеялась тем смехом, что он так любил когда-то. — Я тебе доверяю. Сколько раз говорить. Если ты сказал, что оно того стоит, значит стоит. — Джон подошёл ещё ближе, так невероятно хотелось коснуться её плеча под тонкой тканью рубашки, провести рукой по переливающимся на солнце серебряным волосам, убедиться, что она не мираж. — Сами то как? Хороший ресторан? — Вновь смешок. — Ну я рада за тебя. Выпейте там по бокальчику за меня. И решись наконец сделать предложение своей даме сердца. — Смех искрился в её словах, в голосе. Когда он последний раз слышал этот голос, тот звучал совсем иначе. Возбуждённо, взволнованно, с болезненной уверенностью. Как бы ему хотелось чтобы тогда она говорила с ним вот так. Тогда у него не достало бы сил причинить ей вред. — Хорошего дня вам обоим. Передавай привет. — Она прекратила разговор, и Джон решился обратиться к ней.

— Простите, у вас здесь не занято? — Он мог гордиться собой, голос даже не дрогнул, хотя и прозвучал совсем не так уверенно как ему бы хотелось.

Она быстро обернулась, и он замер от того, что такое знакомое лицо оказалось так близко. Неимоверных усилий стоило напомнить себе, что она не помнит Дейенерис Таргариен, никогда не видела Джона Сноу, что он для неё незнакомец. — О, вовсе нет. Присаживайтесь. — Она наклонилась, поправила кремовый плащ, видимо сброшенный на спинку кресла, но сползший и на соседнее. Выпрямилась, несколько секунд вглядывалась в его лицо со странным выражением, затем улыбнулась. — А я вас знаю. — Знает? Не может этого быть. Никогда реинкарнации не обладали памятью тех, кем они были прежде. Она не могла помнить его. А если могла, то почему улыбается? — Вы Джехейрис Сэнд, историк. Вы написали хронику Войны Пяти Королей и историю второй Долгой Ночи. А ваш дед писал о королях Таргариенах. — Так вот значит как. Кажется его лицо и вправду мелькало в каких-то телепередачах, он не был уверен. Телевизор Джон себе так и не завёл, почему-то он напоминал ему о Бране. — Я прочитала все его монографии. Они восхитительны.

— Он был двоюродным дедом. — Поправил Джон не в силах не улыбаться рядом с ней. На самом деле никакого деда, конечно, не было. Он сам был и дедом и внуком, но людям об этом знать точно не стоило. Одна мысль о бессмертии могла породить страшные вещи. — Но статьи писал действительно хорошие. Говорил, что чтобы писать о Таргариенах — нужно ощущать себя Таргариеном.

— Мудрый был человек. — Она вновь повернулась к площади, окинула руины задумчивым взглядом.

— А вы глава корпорации «Солнце и Звёзды». — Решил продолжить знакомство Джон. Как же её звали? Простое какое-то имя, совсем не такое как прежде. И никаких титулов, хотя и слов глава корпорации было более чем достаточно. В этом мире это могло значить куда больше, чем королевский титул где-нибудь на Летних Островах. — Которая первой решилась открыть филиалы корпорации в Вестеросе.

На секунду её взгляд похолодел, но лишь на секунду, а может Джону это и вовсе почудилось. — Да, я Диана Шторм. — Так вот как её звали. Фамилия будто напоминание об одном из титулов Дейенерис — Бурерождённая. — Вы не подскажете что сейчас будет? Я здесь впервые, но мой друг очень рекомендовал мероприятие.

— Хотите верьте, мисс Шторм, а хотите нет, но несмотря на несколько лет жизни в столице я на данном мероприятии тоже впервые. — Называть её фамилией, что когда-то носили бастарды так непривычно, но она не давала разрешения обращаться по имени, такому же чужому и непривычному.

Она рассмеялась, улыбаясь совсем как Дени когда-то. — Выходит мы оба здесь новички. Ну что ж, так даже интереснее. Она тряхнула головой, короткие, едва прикрывающие ей плечи, волосы закачались. — Можете звать меня Дианой, вы своего рода мой кумир. Мне будет приятно.

— Тогда вы можете звать меня Джейхом. — Оказал он ответную любезность, хотя гораздо больше хотелось, чтобы она назвала его Джоном. Хотя бы раз, но так, как Дени делала это тогда, когда он сам ещё не возвёл непреодолимой стены между ними. — Так зовут меня друзья, надеюсь у нас есть шанс стать ими.

Она вновь рассмеялась. Дени всегда много смеялась, когда была счастлива. Жаль, что это счастье, в том числе и его усилиями, продлилось так недолго. — Я буду только рада, Джейх. — Имя, чужое имя прозвучало так, будто она чуть поддразнивала его, так, как оно звучало в устах Дени. — Смотрите. — Заиграла музыка, и мимо руин замка печатая шаг двинулись гвардейцы особого полка. — Красиво. — Мечтательно произнесла она. — Совсем не так, как на настоящей войне.

— Вы видели настоящую войну? — В Эссосе было несколько военных конфликтов за последние годы, но ни один из них не затронул Волантис, где располагался центральный офис «Солнца и Звёзд».

— Нет. — Тихо почти неслышно произнесла она. — Но я знаю какой ужас она может нести. Боль, смерти, горе. И потому вдвойне приятно смотреть на тех, кто не знал войны и для кого военная форма лишь красивая церемониальная одежда.
 
Последнее редактирование:

brook

Знаменосец
Леди Алора спасибо за новую интересную историю, как раз упоминала сегодня, что мне очень интересна подобная тема, да и к модерну имею слабость) В общем, очень интригующе, ждем дальнейшего развития событий, взвимодействия и прочих вкусностей)
 

Алора

Кастелян
Леди Алора спасибо за новую интересную историю, как раз упоминала сегодня, что мне очень интересна подобная тема, да и к модерну имею слабость) В общем, очень интригующе, ждем дальнейшего развития событий, взвимодействия и прочих вкусностей)
Я когда увидела ваш ответ в клубе ещё подумала, что мысли имеют свойство совпадать. Взаимодействий будет много, вкусностей поменьше, для них есть препоны с обеих сторон, но я постараюсь:)
 

brook

Знаменосец
Я когда увидела ваш ответ в клубе ещё подумала, что мысли имеют свойство совпадать. Взаимодействий будет много, вкусностей поменьше, для них есть препоны с обеих сторон, но я постараюсь:)
Да, интересное совпадение)

Еще хотела спросить по поводу имени Диана) Уже во втором фике Дени под ним скрывается) Просто фонетическая схожесть или символизм, тайный смысл?)
 

Алора

Кастелян
Да, интересное совпадение)

Еще хотела спросить по поводу имени Диана) Уже во втором фике Дени под ним скрывается) Просто фонетическая схожесть или символизм, тайный смысл?)
Мне имя нравится:) Я её с Тайны как Диану и воспринимаю и писать мне так легче
 

Alleyne Edricson

Наемник
Замечательнейшая идея.
Когда-то Джон не знал ничего, а теперь знает слишком много. А Дени - наоборот, милая бизнес-леди, практически как в первых книгах :meow:
Такая светлая меланхолия после отстойного сериального финала.
 

Алора

Кастелян
Замечательнейшая идея.
Когда-то Джон не знал ничего, а теперь знает слишком много. А Дени - наоборот, милая бизнес-леди, практически как в первых книгах :meow:
Такая светлая меланхолия после отстойного сериального финала.
Спасибо. Джон прожил больше четырёх столетий, пережил смуты, войну и смену режимов, и уверен, что теперь-то он видел всё. Но всё знать невозможно и он в этом убедится.
А Дени то милая и солнечная, но и с ней всё не так просто. Джон может себя убеждать, что холодный взгляд ему почудился, но ведь он был.
 

Rossa

Наемник
Джон может себя убеждать, что холодный взгляд ему почудился, но ведь он был.
Да, упомянутый в тексте Волантис вызвал подозрения ))
Алора , спасибо за интересное начало, буду ждать продолжения.
 

Алора

Кастелян
Да, упомянутый в тексте Волантис вызвал подозрения ))
Один из самых развитых городов Эссоса наиболее удачное место для центрального офиса. Хотя он там скорее из-за истории компании, которая весьма длинна и таинственна))
 

Леди Яна

Знаменосец
Воу.
Скажу честно, пейринг не мой, да и сам модерн не моя страсть, но блиииин- идея :greedy::greedy::greedy: Ита потрясающе. :in love:
Буду следить за продолжениями :creative:
Он рассказал её лишь одному человеку за все эти годы и больше откровенничать не собирался.
Сэмми? Это же Сэмми? Да, автор, да? :puppyeye:
Телевизор Джон себе так и не завёл, почему-то он напоминал ему о Бране. —
:D А инстаграм о Сансе? :D
 

Алора

Кастелян
Воу.
Скажу честно, пейринг не мой, да и сам модерн не моя страсть, но блиииин- идея :greedy::greedy::greedy: Ита потрясающе. :in love:
Буду следить за продолжениями :creative:
Спасибо. Идея не совсем моя, из заявок на фикбуке, но я постараюсь развить по мере сил.
Сэмми? Это же Сэмми? Да, автор, да? :puppyeye:
Н-нет. Но об этом человеке будет уже в следующей главе.
:D А инстаграм о Сансе? :D
Инстаграм не предполагался:D Хотя какие-то соцсети там точно должны быть
 

Алора

Кастелян
Летний дождь

Дождь хлынул неожиданно, когда демонстрация ещё не успела завершиться. На самом деле Джон вовсе не собирался к ней присоединяться, но Диане хотелось посмотреть всё, а он никак не мог оставить её из-за такой мелочи.

- Какой ливень. И солнце при этом. – Она со смехом стряхнула воду с волос, успевших намокнуть, пока они бежали к летней веранде этой кафешки. – Часто у вас в Вестеросе такие?

- Летом случаются. – Джон скинул насквозь промокший пиджак на спинку стула. Повезло, что бежать было недалеко, иначе столика им вполне могло не достаться. – Мы их называем солнечными дождями. После них всегда самые красивые радуги.

- Радуги и в Эссосе бывают. – Она попыталась расправить намокшую и липшую к телу кофту, но удавалось плохо, ткань не слушалась, и Джон поймал себя на мысли, что не может оторвать взгляда от её пальцев. «Что вы думаете о ней? У неё доброе сердце. Я видел как вы смотрите на её доброе сердце». Он с трудом отвёл глаза. Как же невовремя вспомнился тот разговор. Не прошло и полугода после него, и он вонзил кинжал в её сердце. – Только редко. У нас летом дождей не бывает. Только зимой и осенью немного. Тогда всё расцветает, так красиво. – Она мечтательно улыбнулась. – Я слышала, в Тёмные Века зимы и лета могли длиться по несколько лет. Как вы думаете, это правда?

- Сохранившиеся источники тех лет говорят именно об этом. – Как же трудно сперва было представить, что зима и лето могут длиться лишь по несколько лун предсказуемо сменяя друг друга. Из-за этого в первый год даже голод случился. Урожай не успели собрать. Потом обвыклись. Бран где-то в глубине веков нашёл время ещё до появления Короля Ночи, когда такая смена сезонов была нормой. Календарь был его изобретением. Жаль сейчас об этом никто не вспомнит. Король Брандон для всех лишь тот, после кого случились смута и раскол. – Но это могут быть лишь легенды. Есть теории, что их летоисчисление отличалось от нашего.

— Вот как. Никогда не слышала. – Она улыбнулась. – Хотя, наверное, так и должно быть. Ведь сколько лет прошло.

- Те кто придерживаются теории длинных сезонов считают, что именно изменение их длительности подтолкнуло общество к развитию. До этого мир был слишком непредсказуемым. Об изобретении нового не задумывались, только о том, как накопить еды на зиму, которая может настать в любой момент. – Джон и сам считал так. Он видел как после второго объединения стали развиваться наука и искусство. За четыре столетия в их мире появилось столько нового, сколько не появлялось за всю его предыдущую многотысячелетнюю историю. А в Эссосе развитие началось ещё раньше. Там ведь не было раскола, зато был Залив Драконов, ставший лидером прогресса. Может, если бы не тот кинжал в его руках, Вестерос, а не Волантийское княжество Эссоса, считался бы мировым лидером?

- А какой теории придерживаетесь вы? – Диана наклонила голову набок, но ответить ей Джон не успел, рядом со столиком возник официант с лицом полным скорби всех угнетаемых народов Соториса.

- Не желаете меню? – Кажется ему сегодня отказывали столько раз, что он успел попрощаться и с работой, и с репутаций.

- Давайте. – Диана протянула руку, но меню получила не сразу. Таких слов явно не ждали, и официанту понадобилось время, чтобы понять, что оформлять увольнение по собственному желанию ему ещё рано. – Роза простора. – Процитировала Диана название на обложке, когда повеселевший парень отошёл. – Красиво.

— Это у нас ещё со второй династии мода на цветочки и прочие просторские штучки. – Джон усмехнулся, история была презабавной. – По глупости и незнанию, естественно. Роза символ Тиреллов, а их к тому моменту уже почти сотню лет как не было. Хотя после прихода к власти свободных в моду вошли драконы. Эти, видно, ещё не успели переметнуться.

- Драконы? – Она приподняла брови. – Таргариенов?

- Да, их. – Не могла она не знать о партии Народной Свободы, превратившей Дейенерис, его Дейенерис чуть ли не в идол. Только вот в той девушке о которой говорили эти борцы за права всего человечества ничего не было от настоящей Дени.

- Пусть уж лучше цветочки. – Она буркнула это на грани слышимости и уткнулась в меню. – Надо же так над историей надругаться.

- Вы изучали историю Таргариенов? – Дурацкий вопрос, он понял это как только спросил, она же говорила, что перечитала все статьи, по истории дома, что он писал.

- Немного, но достаточно чтобы понять, что они превратили людей в лозунги. – Она высмотрела что-то в меню, удовлетворённо кивнула, раздражение пропало из голоса. – Я возьму себе горячий шоколад и вот эту симпатичную пироженку. Будете что-нибудь заказывать?

- Нет пожалуй. – Джон вытащил из нагрудного кармана рубашки сигареты, каким-то чудом пережившие дождь, и зажигалку. – Вы как относитесь к сигаретному дыму?

- Нормально, хотя сама не курю. – Она поднятием руки подозвала официанта и пока Джон раскуривал сигарету продиктовала заказ. – А вам идёт сигарета. Раньше мне казалось это невозможно. – Она хмыкнула, вытащила из сумочки телефон. – Можно вас сфотографировать? Буду знакомым показывать как надо выглядеть, если уж решил себе лёгкие курением портить.

- Пожалуйста. – Он бы тоже её сфотографировал. Вот такой, улыбающейся, с мокрыми после дождя волосами, в облепившей тело рубашке. Весёлую, непосредственную. Чтобы когда снится тот самый день, смотреть и помнить, что она может быть счастлива в этой жизни, что это зависит и от него тоже.

Она что-то нажала на экране, улыбнулась, передвинула стул и повернула телефон к нему. – Вы хорошо получились. Фотогеничны. Я плохо выхожу на фотографиях.

- Не может быть. – Джон выдохнул дым в сторону, благо дождь закончился и люди начали расходиться, и наклонился к ней. Фото и вправду вышло неплохим, он бы лучше его повесил на стенд кафедры в Университете, чем висящий там кошмар, но профессор с сигаретой — это так непедагогично. Даже если всё студенты знают, что он курит. Но куда важнее фото была возможность быть так близко к ней, знать, что она не оттолкнёт. – Вы слишком красивы.

- Самый банальный комплимент из всех. – Она открыла галерею, пролистала несколько альбомов и в одном из них открыла фото, где она позировала вместе с серьёзным мужчиной на две головы выше. Лицо казалось холодной восковой маской, а она сама лишь куклой. – Вот видите.

- Слишком официально. – Чтобы затянуться Джону пришлось выпрямиться, но, наверное, так было и лучше. Не стоило злоупотреблять близостью к ней. – Я знаю только одного человека, который хорошо получается на таких. И то потому, что в момент фотографирования он думает не о нём, а о квантовой физике. Есть что-то попроще?

- Обожаю физиков. Познакомите? – Она вышла из одного альбома и зашла в другой с говорящей подписью «Любимые». – Такие интеллектуальные люди. Они говорят, а ты себя человеком из Тёмных Веков чувствуешь. – Следующее фото оказалось с тем же мужчиной, только теперь он обнимал её за талию, и оба хохотали над чем-то.

- Он уже женат. – Шутка получилось несколько натянутой, но он не хотел знакомить их. И вовсе не потому, что ревновал. – И я не представляю как жена его терпит. – Он усмехнулся уголком губ и поспешил перевести тему. – А это не Роберт Баратеон с вами?

- Именно он. Уже три года вокруг меня вьётся. Всё предлагает замуж выйти. – Бывший враг, а в этой жизни друг и может даже жених. Порой ему не верилось, что так бывает, что они совсем ничего не помнят. – Даже в Эссос ко мне приезжал. Очень перспективный жених. Слияние наших компаний обеспечит нам почти полную монополию на рынке.

- Тогда почему же Роберт ещё не объявил о помолвке разгромом парочки самых дорогих баров столицы? – В ней остался не только свет Дени, но и её королевские расчётливость и ум. Других таких он не встречал и менее всего был готов после стольких лет поисков отдать её Баратеону.

- Я наивно жду настоящей любви. Баратеон на её роль не очень подходит. – Она захлопала глазками, изображая юных любительниц порассуждать о любви на страницах соцсетей, и Джон улыбнулся. Она, его Дени, невероятный сплав из наивности и света, мудрости и расчётливости. Его королева, пусть у неё даже нет титулов и короны. – Смотрите. – Она пролистнула на следующее фото, где она обнимала светловолосого, чем-то смутно знакомого ему мужчину. – Я с дядюшкой Джорахом. Самым лучшим, добрым и заботливым. – И вправду – Джорах Мормонт. Оказывается и так бывает. Тогда, он желал её как женщину, а здесь любил и воспитывал как племянницу. – Он моя поддержка и опора. Самый верный друг. Чтобы ни произошло, я всегда могу вернуться к нему. – И у него когда-то был друг, в которого он верил. А потом его сослали на Стену за убийство королевы, а друг стал Великим Мейстером и даже не навестил ни разу. С того дня он Сэма не видел, да и слышал о нём лишь однажды, когда тот умер. – Так, что там дальше? – Она открыла следующий снимок и сразу заслонила его пальцем, явно собираясь листать дальше, но тут появился официант, и ей пришлось отвлечься и положить телефон на стол.

На фотографии были не живые люди, это был рисунок, сфотографированный на телефон. На нём Диана прижималась спиной к мужчине, а он уверенным жестом прижимал её к себе. Не стоило даже гадать этот человек не был родственником или другом. И он тоже напоминал Джону кого-то. Кого-то ещё из той жизни.

- Шоколад вкусный. – Её голос прозвучал натянуто, кажется, она не хотела, чтобы он видел что-то столь сокровенное. Пожалуй стоило послушать предупреждение и не задавая вопросов перейти к другому кадру, но тут Джон наконец смог вспомнить человека на рисунке.

- Кто он? – Это был Джейме Ланнистер. Намного моложе, ухоженнее и счастливее, чем при последней их встрече, но именно он. Неужели именно он был той самой любовью, которую она ждала? В груди заныло. И на что он вообще рассчитывал? Он сам убил её, предал, отказался от неё. С чего он решил, что может присвоить себе эту её жизнь, если сам оборвал ту?

- Человек, который помог мне обрести себя. Остаться человеком, когда всё вокруг рухнуло. Мой Джейме, хотя он предпочитал, чтобы его называли Джейсон. Джейсон Голд. Её глаза заблестели, и она поспешно склонилась над чашкой.

- Простите. – Это была не любовь, другое. Он понимал. У него тоже был такой человек. Тот, кто вернул его в реальный мир. Напомнил, что он ещё живёт и глупо хоронить себя заживо. Та, из-за кого всё рухнуло тогда, стала для него проводником в новую жизнь. Её звали Сара Риверс, но узнать в ней Сансу Старк было даже слишком легко. Наивная, мечтательная, не знающая жизни девочка, она мечтала о принце, а влюбилась в чудовище. Им обоим повезло. Он увидел её в парке вместе с этим человеком, с тем, к кому не стоило приближаться, кого звали Рамси Болтоном когда-то. Не пожелал принимать этого. Понадеялся, что сможет изменить её судьбу, не дать погибнуть или превратиться в циника. Завёл знакомство, стал частым гостем в её доме и добился того, что она забыла о своём избраннике. Он мог бы открыть ей глаза, но ему так хотелось сохранить в ней наивность и веру в людей, которые она растеряла в той жизни. Наивная любовь девушки переросла в крепкую дружбу, она вышла замуж, завела детей, а потом и внуков, прожила долгую счастливую жизнь, не в пример той другой. Когда она была уже совсем стара, он решился рассказать ей о себе, о том, кем он был на самом деле. Он не мог этого не сделать. Больше полувека он строил свою жизнь вокруг неё, оберегая и защищая, он вспомнил каково это – жить. Она поверила ему. Поверила и взяла обещание, что он не отстранится от жизни вновь, когда её не станет. Через семь дней он похоронил её. В тот же день появился молодой перспективный историк Джон Сэнд, которого шесть лет назад сменил двоюродный внук Джейхерис Сэнд. Он сдержал обещание.

- Не стоит. – Диана лишь помотала головой и отломила кусочек пироженки. Разговор прервался сам собой. Видимо, её воспоминания были не менее болезненными, чем его. Говорить она не хотела. Кажется, он своей глупой догадкой разрушил всё, что удалось создать.

Шоколад она допила быстро, без видимого аппетита доела пирожное. Ей явно не терпелось уйти. Официант получил плату и на чай, и Диана встала. – Меня где-то здесь ждёт машина. – Всё же пояснила она поднявшемуся следом за ней Джону. – Там ещё дом такой старинный.

- Я провожу вас. – Он бросил окурок в пепельницу, накинул на плечи пиджак. Кажется, машина ждала её около той парковки, где припарковался он сам. – Здесь недалеко. Минут пять, если не торопиться.

- Спасибо. – Она подобрала пальто, вздохнула, слабо улыбнулась. – Я была слишком резка. Простите.

- Вашей вины нет. Я видел, что вы не хотели говорить об этом фото. Не стоило спрашивать. – Неужели она не зла на него. Он с трудом мог в это поверить. Он так бесцеремонно влез туда, куда лезть не стоило, а она простила ему это? – Это мне стоит извиниться.

- Извинения приняты. - Улыбка стала куда уверенней. – Мне стоит спрятать это фото подальше. Оно у многих вызывает интерес. - Он промолчал, всё ещё не глядя ей в лицо. Мокрые камни мостовой блестели и на них так легко было поскользнуться, стоило быть осторожней и следить за Дианой. – Как вы смотрите на то, чтобы встретиться завтра, Джейх? У нас был крайне интересный разговор об истории.

- Завтра? – Завтра у него были студенты и впервые ему не захотелось к ним идти. – У меня пары. Только если после четырёх.

- Прекрасно. Мы можем встретиться за обедом. – Она пожала плечами, в глазах блеснули хитрые искорки. – Машина заедет за вами, если вы не против.

- Какая машина? – Он мог бы и сам добраться. Хотя тогда ему не придётся добираться до дома на автобусе. Выпив, даже немного, он за руль не садился. Сам убьётся – не беда, но из-за него могли пострадать другие.

- Вон та. – Она фыркнула и показала туда, где между двумя домами притулились роскошное алое авто. Разумеется, совершенно не по правилам, но к такой машине ни один золотой мундир даже не подойдёт, не говоря уж о том, чтобы вызвать эвакуатор. – До завтра, Джейх. – Она чуть вскинула брови, вновь изображая куколку. – До встречи на обеде.
 

brook

Знаменосец
Алора спасибо за скорое продолжение, леди, отличная история) Насыщенная эмоциями глава - мысли, сомнения, фрагменты прошлого, переплетения судеб, мироустройство - и трогательно и грустно.

хотя на месте про Сансу я очень сильно напряглась:confused: но с другой стороны очень тронуло, что Джон помог ей сохранить чистоту души:thumbsup:

Только вот в той девушке о которой говорили эти борцы за права всего человечества ничего не было от настоящей Дени.
Вот этот момент еще заинтересовал, но думаю, вы еще к нему вернетесь)

Вообще у меня возникла мысль, что с Дени так же не все просто, как и Джоном) Специально или нет - но очень классно подано)

В общем, очень интересно и интригующе, и про прошлое и про перспективы будущего, с удовльствие буду ждать, что будет дальше)
 

Алора

Кастелян
Алора спасибо за скорое продолжение, леди, отличная история) Насыщенная эмоциями глава - мысли, сомнения, фрагменты прошлого, переплетения судеб, мироустройство - и трогательно и грустно.
Оно на самом деле не должно было быть таким скорым, но я вчера села писать Корону, посмотрела на экран, посмотрела и взялась за Второй шанс))
хотя на месте про Сансу я очень сильно напряглась:confused: но с другой стороны очень тронуло, что Джон помог ей сохранить чистоту души:thumbsup:
И всех то бедная Санса напрягает, а ведь у Джона были причины бояться за неё и пытаться изменить её судьбу (не только ради сохранения в ней всего доброго и светлого)
Вот этот момент еще заинтересовал, но думаю, вы еще к нему вернетесь)
Немного вскользь, но вернусь, он подводящая к определяющему сюжетному повороту.
В общем, очень интересно и интригующе, и про прошлое и про перспективы будущего, с удовльствие буду ждать, что будет дальше)
Спасибо. Надеюсь, что успею за вечер ещё одну главу закончить, а то весь день в разъездах
 

brook

Знаменосец
И всех то бедная Санса напрягает, а ведь у Джона были причины бояться за неё и пытаться изменить её судьбу (не только ради сохранения в ней всего доброго и светлого)
Ну а как не напрягать-то, после... Но буду верить в вашу Сансу и интересно узнать, что же у Джона были за причины:creative:

Оно на самом деле не должно было быть таким скорым, но я вчера села писать Корону, посмотрела на экран, посмотрела и взялась за Второй шанс))
Спасибо. Надеюсь, что успею за вечер ещё одну главу закончить, а то весь день в разъездах
Буду надеяться, все сложится и жду продолжение:creative: Удачи и вдохновения:hug:
 

Алора

Кастелян
Но буду верить в вашу Сансу и интересно узнать, что же у Джона были за причины:creative:
Моя Санса уже не более чем история Джона, а про причины будет в главе флешбэке, где будет о судьбе Семи Королевств и многократно упоминавшемся расколе.
 

Алора

Кастелян
Истории и люди

- На этом мы на сегодня закончим. К следующему семинару каждый из вас должен подготовить короткий доклад по одному из королей второй династии. Обдумайте, кого вы хотите взять и сообщите мне об этом в течение двух дней. – Джон выключил компьютер, на котором демонстрировал стилизованные изображения последних лет раскола. – До встречи через неделю. - Пока он убирал ноутбук, пока прятал бумаги, большая часть студентов, судя по звукам, успела уйти, но кто-то точно остался. Обострённые чувства у него сохранились ещё с первого похода за Стену, и, даже не поворачиваясь, он знал, что за его спиной кто-то есть. – И что вам двоим нужно? Уже определились с королями. – Последнее не было вопросом. Он знал, что ответ утвердительный, и даже не сомневался в том, каких именно королей они выберут.

- Да, профессор. – У Кэт Талли роскошные ноги, которые она вовсе не стремится прикрывать длинными юбками или брюками, копна рыжих волос и необыкновенные голубые глаза её семьи. – Я бы хотела писать про Джейтона Первого. – Кто бы сомневался. Великий король объединивший королевства после раскола, основатель второй династии, пламенем и кровью прошедшийся по всем королевствам. И почему его никто не назвал безумным? Возможно, он просто не был столь милостив с ненадёжными советниками.

- Хорошо, Кэт. Только не увлекайся. Помни, короткий доклад. – Девочка просияла, как и каждый раз, когда он обращался к ней по имени. Её влюблённость не была для Джона секретом, и может он даже отнёсся бы к ней благосклонно, Кэт была красивой и неглупой девочкой, а любовь на века в таком возрасти случается редко. Но встречаться с реинкарнацией Кейтилин Талли. Его тётушки. Джону становилось плохо от одной мысли об этом. – А ты Пётр?

- Я хочу Лейтона Третьего, профессор. – И опять, кто бы сомневался? Последний король Хайтауэр, попавший под влияние либеральных идей Браавоса и преобразовавший монархию в республику, как нельзя лучше подходил Петру.

- Хорошо. – Пётр Беляшев если чем и был похож на Петира Бейлиша, так это деловой хваткой, экономический факультет однозначно его судьба, безответной влюблённостью в Кэт и дедом иностранцем. Старший Беляшев приплыл откуда-то из Ибена и наградил внука необычными для Вестероса именем и фамилией, чего тот ужасно смущался и просил однокурсников называть его на Вестеросский манер Петиром. Джона попросить пока не рискнул, а сам он называть студента именем старого врага не собирался. – Будет очень интересно, если ты сделаешь свой обычный экономический разбор. – Мальчик тоже просиял. Экономические разборы он делал потрясающе, даже Джон заслушивался. Если с Дианой всё сложится, можно будет порекомендовать ей мальчика. – Кэт, будь так добра, отнеси ноутбук на кафедру. Я сегодня немного тороплюсь.

- Да, профессор. – Девушка так вцепилась в лямку сумки, будто там были по меньшей мере сокровища банка Браавоса. Зато можно не сомневаться, что на Петра эту сумку не перевесят, юноше было более чем достаточно двух рюкзаков: своего и Кэт. – До свидания.

- До встречи, ребята. – Джон махнул молодёжи, выходя из аудитории, и только развернулся к лифтам, как мимо пронёсся ещё один колоритный знакомый. Бран Сноу, реинкарнация его драгоценного младшего братца, рассекал по университету на коляске с моторчиком одной рукой придерживая лежащие на коленях бумаги, другой управляя и плечом удерживая у уха телефон, по которому яростно кого-то отчитывал.

- Какая у тебя температура? Вот какая? Да при такой температуре ничего не пойдёт, не говоря уж о том, что нужно тебе. – Какими именно терминами оперирует Бран, бодро затормозив у лифтов и продолжая яростно отчитывать должно быть студента, Джон не совсем понимал. Они с равной вероятностью могли быть из физики, химии или какой-нибудь микробиологии. Ведущий профессор физического факультета вообще отличался крайне широким кругозором в области точных наук и максимально узким во всём остальном. – Ты температуру то подними и всё у тебя пойдёт. – Активно жестикулируя свободной рукой Бран направился в открывшийся лифт и два, уже не придерживаемых листа, ожидаемо выпорхнули. – Всё, я в лифте. Перезвоню.

- Бран, ты обронил. – Джон не слишком много общался с ним, каждый раз вспоминался последний разговор с тем Браном, а это воспоминание он никак не мог причислить к числу любимых.

- Что, а спасибо. – Бран сгрёб бумаги, нажал на первый этаж. – Не студент, а наказание какое-то. Ты представляешь, он при нулевой температуре пытался получить взаимодействие ядер…

- Бран, если ты расскажешь, чем занимается твой студент, то я прочту тебе лекцию по истории второй династии, как раз подготовлюсь. – О физике Бран мог болтать часами, будто других тем и не существовало. Хотя, как-то он обмолвился, что в детстве мечтал стать крутым спецназовцем, но в восемь лет его на пешеходном переходе сбил пьяный дурак. Месяц в коме, инвалидность и прощание с мечтой навсегда. В отличие от того Брана сверхъестественных способностей он не приобрёл, если, конечно, не считать таковыми номинацию на крупную международную премию по физике, должность заведующего кафедрой и звание самого вероятного кандидата на пост следующего ректора. И всё это в двадцать три года. Хотя сам Бран говорил, что склонность к физике имел всегда, просто трагедия побудила его осознать это.

- Не надо. Я это уже прослушал. – Какое точное слово, лучше о знаниях Брана по истории и не скажешь. – Читай своим юристам.

- Экономистам. – В очередной раз поправил Джон, зная что всё бесполезно. Путал Бран не из-за незнания, а из-за лёгкого презрения, смешанного с высокомерием. Двери открылись, выпуская их в холл первого этажа. – Ты уже домой?

- Куда там. – Бран отмахнулся, вновь забыв про бумаги, но в этот раз всё же успел их прихлопнуть. – Нужно съездить в лабораторию к этому чучелу. Посмотреть, что он ещё успел испортить. – Джон уже заранее сочувствовал неизвестному студенту. И как того угораздило выбрать Брана в научные руководители? – А потом к очередному большому босу. Нам опять пытаются перекрыть финансирование. Какое счастье, что у меня есть Мира. Без неё уже никакого проекта бы не было.

— Это точно. - Бран уже не раз жаловался, что его проект, разрабатываемый совместно с медиками, пытаются удушить. Видно, кому-то очень не хотелось прорывов в Вестеросской медицине. Всё держалось только на юридических талантах жены Брана – Миры Рид и влиянии её отца, крупного человека в консервативной партии. Теперь, когда консерваторы проиграли выборы, всё должно было стать ещё сложнее.

- Никуда я без неё. – Солнце резануло по глазам, стоило выйти из здания, ветерок коснулся волос, так и подмывая их распустить. – Как хорошо-то. Вот теперь верится, что до лета всего пара недель осталась. Не то что в прошлую среду. Холодно, дождь, брр. - Джон кивал в такт словам Брана, но почти не слушал, его взгляд почти сразу привлекли ярко красное авто и стоящая около него девушка – Диана. – Ты меня вообще слушаешь? Куда смотришь так внимательно? – Бран видимо проследил за его взглядом и хмыкнул. – Ого, кто к нам пожаловал. Сама Диана Шторм. Что ей тут нужно, интересно?

- Ко мне приехала. – Несколько рассеянно отозвался он, но потом понял что что-то не так. – Ты её знаешь?

- Да. Её корпорация работает над проектом аналогичным нашему. - Бран возмущённо фыркнул. – Если мне не перестанут вставлять палки в колёса, во всех смыслах, точно к ней уйду, даже если придётся в Эссос переехать. Замолвишь за меня словечко в честь старого знакомства?

- Почему бы нет. – Ради того, чтобы отделаться от Брана он что угодно замолвит, тем более, что специалист тот действительно хороший. – Я пойду. До встречи.

- До встречи, Джейх. До встречи. – Знакомец тяжко вздохнул и порулил к пандусу, а Джон поспешно сбежал по ступеням, навстречу ей.

- Добрый день, Джейх. – Сегодня она была в платье. Алом платье с чёрной вышивкой. Цвета Таргариенов, цвета Дени. – Вы такой официальный сегодня.

- Студенты. – Он расстегнул верхнюю пуговицу пиджака и стянул с волос резинку, слегка разрушив официальность образа. – Нужно как-то поддерживать репутацию. А то на шею сядут.

- Верю. – Она взглянула как-то странно. – Садитесь. Я уже выбрала где мы будем обедать, если вы не против.

- Не против. – Он улыбнулся, надеясь, что заведение ему по карману. Сидеть и скромно пить воду с салатом как-то не хотелось.

— Вот смотрите. – Кресла у её авто были удивительно мягкие. Дени всегда любила комфорт. – Как вам? – На экране телефона высветилось изображения «Семи Королевств», одного из самых помпезных ресторанов столицы. Хотя цены у них были терпимые. Пожалую на не самой дорогое блюдо, напиток и десерт ему хватит, но платить придётся отдельно. Времена, когда он мог в честь своей леди дать целый пир, давно прошли. Не без его помощи.

- Не был не разу. Но знаю тех, кто был. Кухня у них, говорят, хорошая. - Рейегар с Лианной как-то раз туда сходили и весь оставшийся месяц питались продуктами быстрого приготовления, но остались довольны. Да и карьера Рейегара почти сразу удивительным образом пошла в гору.

- Прекрасно. Надеюсь у них есть свежие южные фрукты. Без них обед не обед. – Глава «Солнца и Звёзд» вполне могла позволить себе подобные причуды. Ей бы фрукты достали где угодно. – А с кем вы общались там у университета?

Переход был резковат, но тема ресторана себя и вправду исчерпала. – С Браном Сноу. Он физик, очень серьёзный специалист. – Он ведь пообещал замолвить словечко. Большего Бран может не ждать.

- Да, я кажется слышала о нём. – Она нахмурилась. – Он работает над аппаратурой для проведения операций без хирургического вмешательства?

- Над чем-то таким. – После слов Дианы суть проекта сразу стала понятна, а ведь Бран до этого пытался ему что-то объяснить, но в воображении Джона конечная цель проекта рисовалась как нечто среднее между космическим кораблём и скальпелем.

- Дядюшка Джорах давно предлагал его переманить. Мы тоже работаем над подобным проектом. Но я не уверена. – Она поёжилась, будто что-то помнила или скорее знала и имела причины опасаться Брана. – Что вы можете о нём сказать?

- Хороший специалист. – Джон пожал плечами, он не слишком знал этого Брана. – Человек сложный, но не злой. Фанат всего, что можно связать с физикой. Дайте ему оборудование, лабораторию, предмет исследования и возможности для исследования, и он будет счастлив.

- А как у него с верностью? – Верностью? Что-то нехорошее было в этом хорошем слове, неправильное. Он бы и сам спросил так же, но сейчас так не говорили. – Большая компания, много соблазнов, сами понимаете. – Её улыбка отбила желание думать о такой ерунде. Какая разница в конце концов как она говорит? Может в Эссосе это нормально.

- Жене не изменяет, коллег не подсиживает, в сбыче на сторону корпоративных тайн не замечен. Идеальный сотрудник. – Джон усмехнулся, захотелось пошутить. – Но это всё неточно. Вдруг он под покровом ночи у студенток экзамены принимает.

Она рассмеялась. Шутка была придумана в университете для неверных мужей, но ушла в народ, и теперь о ней знали те, кто никакого отношения к преподаванию не имел. – Если это самое страшное, что он мог натворить, то я рассмотрю его кандидатуру. Нам не хватает совсем немного, чтобы довести прибор до ума. Может этот ваш Брандон нам поможет.

- Он Бран. Это полное имя. – Брандонами после раскола детей не называли. Даже Браны стали редкостью, имя, когда-то частое, стало сродни проклятию. – Не назовите его Брандоном, иначе никакого сотрудничества не получится.

- Простите. Я не знала. – Он немного смутилась, опустила глаза. – У вас же был такой король. Я думала имя в честь него.

- Именно из-за короля этим именем детей больше не называют. – Раскол и последовавшая за ним смута выкосили две третьих населения Вестероса, и это всего через четыре года после войны с Иными, пожара Королевской Гавани и Войны Пяти Королей. Не стоило удивляться тому, что люди возненавидели даже имя короля, после которого случился раскол. А сейчас ещё и пришедшие к власти свободные решили поднять старую песню и заново пройтись по предателям, убившим Дейенерис Таргариен – Тириону Ланнистеру, Брандону Старку, ну и, конечно, Джону Сноу. Куда же без главного виновника. – Слишком много трагичных событий последовало за его правлением.

- Раскол? – Каждый человек хоть немного знавший историю слышал это слово.

- Раскол. И смута. – Машина затормозила перед «Семью Королевствами», аккуратно пристроилась в один ряд со столь же роскошными авто.

- Спасибо, Подрик. – Диана выбираясь из машины улыбнулась своему немолодому уже шофёру. – Можешь пока отдыхать. Я позвоню тебе.

- Благодарю, мисс Шторм. – Имя у водителя какое-то знакомое. Ещё одна реинкарнация? Возможно, но Джон не помнил этого человека. – Но мистер Хилл попросил меня заехать за ним.

- Тогда пусть напишет мне, когда ты освободишься. – Она махнула рукой и повернулась к Джону. - Подрик водитель моего заместителя, главы Вестеросского отделения. Он любезно предоставил мне его и машину, на время моего нахождения в Вестеросе.

- Хороший у вас заместитель. Доверяете ему? – В той жизни она доверилась не тем людям и её это убило. Признать, что он тоже оказался не тем человеком было больно, но необходимо чтобы больше не повторить той ошибки.

- Как себе. Он ни разу меня не подводил. – Швейцар открыл перед ними дверь впуская в ресторан. Светлые бежевые стены, аккуратные белые колонны. Стиль поздней второй династии, когда уже никаких Семи Королевств не было. Опять кто-то погнался за красивыми словами положив всё что можно на историческую достоверность. – Как вам ресторан?

- Название не соответствует архитектурному стилю, а так весьма уютно. Поздняя вторая династия вообще отличается мягкими цветами и округлыми формами. Всё было направлено на создание уюта и комфорт человека.

- Вы столько всего знаете, Джейх. – Их проводили к столику, должно быть Диана заказала его заранее, вручили меню. – Расскажете мне какую-нибудь историю из истории?

- Какую вам? – Цены в меню ожидаемо кусались, это нужно было пережить. Время в компании Дианы стоило и этих денег и намного больше. – Я веду спецкурс у экономического факультета, проходим вторую династию.

- Про вторую династию нам всем читали. – Диана фыркнула, кивнула каким-то своим мыслям, должно быть что-то выбрала. – Я бы послушала про что-то более таинственное. Про того же Брандона Старка, например. Он же был единственным королём Старком?

- Да это так. – Воспоминания кольнули болью. Ему не хотелось говорить о младшем брате, сразу вспоминался ужас в его глазах и тихое «я не хочу умирать, Джон». – Он не оставил потомков. Есть теории, что он собирался жениться, но не успел. Слишком молодым умер. – Она наклонила голову, явно желая услышать что-то ещё. Ну почему именно он? Насколько было бы проще говорить о второй династии, смуте, Войне Пяти Королей, да о чём угодно, но не о Бране. – Он был последним королём избранным на Большом Совете. – Санса, Арья, Тирион и по одному лорду от каждого региона, вот и весь Большой Совет. Смех один, но Сэм написал Большой Совет и так это сборище лицемеров в историю и вошло. – Перед смертью он тоже собрал Большой Совет. Есть теория, что собирался отречься от власти и инициировать выборы нового короля, но этого не случилось. – Эту теорию сам Джон и ввёл, когда ещё только решил заняться историей. Не было сил слушать предположения о назначении этого совета, одно другого нелепей.

- И как вы считаете, каким королём он был?

- Никаким. – Брану не было дела до правления. Он предпочитал проводить время в видениях, а не за указами или на заседании совета. Страной правил Тирион, пока не погиб за полгода до смерти Брана. – Но если теория верна, то стоит признать, что страну он любил и не хотел бросать на произвол судьбы. Может предвидел раскол.

- Предвидел. – Задумчиво пробормотала Диана, глядя будто сквозь меню. – А как вы считаете, ДейенерисТаргариен, которую так любит партия Народной Свободы, могла бы стать лучшей королевой?

Джону показалось, что его ударили. Это что кара? Считал, что тебе трудно говорить о Бране? Попробуй-ка рассказать реинкарнации Дейенерис Таргариен о Дейенерис Таргариен. – Нам слишком мало известно о ней. – Только и смог выдавить он. Позорное бегство стало казаться вполне себе выходом из ситуации, но тут свершилось чудо. Чудо носило форменную одежду и подошло поинтересоваться определились ли они с заказом. Пока Диана диктовала заказ, пока он сам, образовалось время чтобы собраться с мыслями и решить что же именно можно сказать, чтобы и ответить и намекнуть, что он не желает обсуждать эту тему. – Если она была такой, как о ней рассказывают свободные, то вряд ли из её правления вышло бы что-то кроме череды смертей. Но свободные любят преувеличивать.

— Это точно. Послушаешь их, так в Тёмные Века и вовсе не было благородных людей. – Ну почему же не было. Были. Только о просто благородных людях историй не складывают. Достаётся либо властителям, либо мерзавцам, либо святым. – А что вы думаете о ещё одном персонаже этой истории? – Вообще их было ещё два, но с учётом того, как ему везло сегодня, могло прозвучать только одно имя. – О Джоне Сноу или… Как там его правильно?

- Эйгон Таргариен. – Он навсегда отказался от этого имени, когда убил Дени. Даже выбирая себе псевдоним он не смог взять имя Эйгон. Слишком уж много в нём было боли и воспоминаний. Среди предков нашёлся король Джейехейрис, мудрый и справедливый, и Джон позаимствовал его имя, лишь немного изменив.

- Да, да об Эйгоне Таргариене. Послушать свободных, так он само зло во плоти. – Тут свободные ему польстили. До зла в тот день ему было далеко. Предатель, дурак, трус, испугавшийся другого её лица – всё да, но не зло. Зло действует осмысленно, а он как марионетка повиновался чужим командам. – Он предал то, в чём клялся. Как называют таких людей? – Джон болезненно дёрнул плечом. Вот да, как тебя можно назвать? – Предатель. Да ещё и дурак, наверное. Поддался на чужие уговоры, не пожелал думать своей головой.

Что-то дрогнуло в её лице. Она приоткрыла рот, будто хотела что-то сказать, но тут раздалась трель телефонного звонка, и Диана переключила внимание на сумочку. – Да. Да здесь. – В её голосе проскользнуло раздражение. – Уже? Так быстро? Но ты говорил… Хорошо, хорошо. Заходи, спроси десятый столик. Мы здесь. – Она тряхнула головой резко уверенно. – Нет. Здесь закуток, долго искать будешь. Давай, у меня обед. – Она сбросила, вздохнула, смущённо посмотрела на Джона. – Извини. Мой заместитель подъехал. Нужно подписать документы одному человеку. Мы думали он завтра утром подъедет, но он хочет сегодня. Я отойду буквально на десять минут.

- Я понимаю. – В какое бы время она не жила, кем бы не была, она не могла принадлежать только ему. Он понял это только когда потерял её. Больше он никогда так не ошибётся. – Бизнес в первую очередь. Я подожду.

Она улыбнулась, чуть повернула голову и вновь улыбнулась кому-то за спиной Джона, вынудив его повернуться в ту сторону. К ним шёл подозрительно знакомый карлик. Уверенный шаг, костюм с иголочки, оценивающий взгляд, будто вернулся на четыре столетия назад. – Знакомьтесь, Джейх. – В голосе Дианы улыбка. Так же она говорила на трибуне перед парадом. – Мой вестеросский заместитель – Тирион.

Ланнистер. Едва не спросил Джон, почти выдав в себе человека из другого времени. Ланнистеров не было вот уже четыре века. Так же как и Старков.
 

brook

Знаменосец
Алора спасибо за продолжение, леди) С каждой главой становится все интереснее - и по историям персонажей, и по прошлому Вестероса в целом:creative:

Особенно вот этот товарищ заинтересовал)

– Я бы хотела писать про Джейтона Первого. – Кто бы сомневался. Великий король объединивший королевства после раскола, основатель второй династии, пламенем и кровью прошедшийся по всем королевствам. И почему его никто не назвал безумным? Возможно, он просто не был столь милостив с ненадёжными советниками.
Подозреваю, что он должен быть связан с нашими героями, возможно это сам Джон. И продолжаю подозревать, что с Дени не все так просто, подозрение только усиливается:sneaky: И даже думала, что в истории с Браном и его проектом чувствуется рука ее компании. Хотя если бы это все было так, смущает ее взаимодействие с Тирионом, ну и мягкая реакция на Джона... :question: Интересно, вся история будет от лица Джона, или ее глав тоже появятся?:question::angelic::oops::Please: Отлично поданы его мысли, сомнения, терзания, про нее тоже бы почитать хотелось) Но в принципе, это имело бы смысл только если окажется, что с ней и правда не все так просто.

Очень классно видеть новые версии старых персонажей - Кэт, Пётр ( :D ), тот же Бран, мелькнувший ненадолго Подрик, упомянутая Мира) Ждем, кто же еще появится) Еще раз спасибо за столь интересную историю)
 
Сверху