1. Внимание! Отдельные фанфики могут иметь рейтинг 18+. Посещая этот раздел, вы гарантируете, что достигли 18 лет. Все персонажи фанфиков, вовлеченные в сцены сексуального характера, являются совершеннолетними с точки зрения законов РФ.
    Полезная информация для авторов: Правила оформления фанфиков (читать перед размещением!) Бета-ридинг
    И для читателей: Поиск фанфиков по ключевым словам Рекомендации и обсуждение фанфиков
    Популярные пейринги: СанСан Трамси
    Популярные герои: Арья Старк Бриенна Тарт Дейнерис Таргариен Джейме Ланнистер Джон Сноу Кейтилин Талли Лианна Старк Мизинец Нед Старк Рамси Болтон Рейегар Таргариен Робб Старк Русе Болтон Сандор Клиган Санса Старк Серсея Ланнистер Станнис Баратеон Теон Грейджой
    Другие фильтры: лучшее не перевод перевод юморвсе
    Игры и конкурсы: Минифики по запросу Флэшмоб «Теплые истории»Шахматная лавочкаНовогодний Вестерос или Рождественское чудо

Джен Фанфик: Король-олень

Тема в разделе "Фанфикшн (в т.ч. 18+)", создана пользователем Змея, 8 июн 2019.

  1. Змея

    Змея Наёмник

    Название: Король-олень
    Фандом: попытка увязать книжный канон с сериальным
    Автор: Змея
    Бета: belana
    Категория: джен
    Размер: 9 тысяч слов
    Пейринг/Персонажи: Джендри, Санса, Арья, лорд Мандерли, Винафрид Мандерли, Тирион, Бран, Эдмар Талли, Аша/Яра Грейджой, Давен Ланнистер, Бронн
    Рейтинг: G
    Жанр: общий
    Предупреждения: адская смесь книжного канона с сериальным, постканон
    Краткое содержание: некоторые события, оставшиеся за кадром восьмого сезона
    Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
    Статус: закончен
     
    Чебурашка, Lyanna и Daena нравится это.
  2. Змея

    Змея Наёмник

    — И что ты теперь собираешься делать? — спросила леди Санса.

    Джендри моргнул. С похмелья он всегда плохо соображал.

    — В смысле, м’леди?

    Арья уже закатила бы глаза и постучала бы ему по лбу согнутым пальцем, чтобы проверить, все ли дома. Леди Санса осталась невозмутимой.

    — Теперь ты лорд Штормовых Земель. Как ты собираешься получить над ними власть? Может быть, королева дала тебе войско? Или деньги? Как ты доберешься до Штормового Предела? Что скажешь лордам? Как докажешь, что ты тот, за кого себя выдаешь?

    Джендри замутило. Этот допрос мог означать только одно — Арья вчера рассказала сестре, как конюх, возомнивший себя лордом, сделал ей предложение. Дубина. Ни денег, ни войско, ни даже королевской бумаги с печатью — одна только дурацкая спесь, которую с него вечером сбила младшая сестра Старк, а утром — старшая.

    — Жизнь — не песня, — поучительным тоном сказала леди Санса. — Иногда приходится сражаться за то, что принадлежит тебе по праву. Я помогу тебе, но когда станешь лордом Штормовых Земель, то не забудь, что королева поддержала тебя словом, а я — делом.

    — Как скажете, м’леди, — робко ответил Джендри.

    «Может, она хочет, чтобы я на ней женился?» — подумал он обалдело. Леди Санса была настоящая леди, не то что ее бандитка-сестра: с белыми тонкими руками, узкой талией и тихим мелодичным голосом. Поверить в то, что она захочет замуж за кузнеца, хоть и ставшего лордом, было нелегко, но Джендри вчера на примере королевы убедился, что все благородные дамы слегка тронутые.

    — Для начала тебе нужна будет жена, — сообщила леди Санса, и Джендри окончательно понял, что пропал. Что он ей ответит? «Я не такой мальчик?» — Винафрид Мандерли, я думаю, подойдет.

    — Кто, м’леди?

    — Старшая внучка лорда Мандерли из Белой Гавани. Я видела ее только несколько раз в детстве, но все говорят, что она хорошая, разумная девушка. Дом Мандерли на Севере уступает только дому Старков, к тому же они молятся новым богам, так что она подойдет тебе больше, чем любая другая северная невеста.

    Джендри сделал шаг назад. Штормовые Земли, похоже, ему улыбнулись, и отказываться от них надо было сейчас, до того, как его потащат жениться на Винафрид Мандерли, кто бы она ни была.

    — М’леди, я, как бы сказать, уже обещался кой-кому.

    Леди Санса даже бровью не повела.

    — Да, я знаю, Арья оставила мне записку, перед тем как уехать. Но она тебе отказала, не так ли?

    Джендри хлюпнул носом.

    — Прошу прощения, м’леди. Она мне отказала, но я-то ей нет. Что ж я буду за человек, если сегодня одну замуж зову, а завтра другую?

    — Разумный, — без тени улыбки ответила леди Санса. Она задумалась о чем-то своем и стала такая красивая, что Джендри даже испугался — как будто не живая девушка, а Дева в септе.

    — Послушай меня, Джендри. Я мало знала твоего отца, но много времени провела с королевой Серсеей, больше, чем мне бы хотелось. Роберт Баратеон любил мою тетю Лианну и хотел жениться на ней, но судьба решила иначе. Он женился на Серсее Ланнистер, и всю жизнь винил ее за то, что она не Лианна. Никому от этого не было счастья. Так что подумай хорошенько и ответь мне сразу. Если тебе нужна только Арья, если ты женишься на Винафрид и всю жизнь будешь винить ее в том, что она не Арья, то я не стану тебе помогать.

    — Так не помогайте, — выпалил Джендри. — Я не просил вроде.

    Леди Санса поднялась со стула, и Джендри воочию увидел, как растворяются в тумане его Штормовые Земли.

    — Врать мне вам, что ли? — сказал он возмущенно. — Вы сейчас хотите, чтобы я пообещал всю жизнь любить какую-то леди, которую в глаза не видел. Когда я вчера вечером другую замуж звал. Может, знатные лорды так и любят по приказу, но я-то лорд только со вчерашнего вечера. Еще, может статься, леди Винафрид за меня не захочет идти, и что я, так и буду мотыляться, как флюгер на ветру, от одной леди к другой?

    Леди Санса чуть заметно улыбнулась.

    — Я попрошу мейстера нарисовать для тебя карту Штормовых Земель, и подписать все сведения о замках и знатных домах. Свои владения надо знать.

    Просить еще о чем-то — значило серьезно искушать судьбу, но Джендри уважал чужой труд и не хотел, чтобы мейстер зря старался.

    — Только пусть он крупно напишет, разборчиво, — пробормотал он, глядя в пол.
     
  3. Змея

    Змея Наёмник

    * * *

    Белая Гавань произвела на него сокрушительное впечатление. Конечно, у Старков был огромный замок, но Джендри, выросший на городских улицах, не мог толком оценить, в чем именно богатство земель, особенно зимой. Другое дело — город. Ясно было, что человек, который владеет целым городом, не выдаст свою внучку замуж за какого-то оборванца, да еще и бастарда в придачу. Тем более, такой человек, как лорд Мандерли, который весил, как трое Джендри вместе взятых.

    — Не знаю, не знаю, — задумчиво процедил лорд Мандерли. — Во время Восстания Роберта тоже полегло много знатных лордов, однако бастардам все же родовых замков не дарили.

    — Он не бастард, королева признала его законным сыном Роберта, — кротко, но твердо ответила леди Санса.

    — Не знаю, — повторил лорд Мандерли. — Может, по ту сторону Узкого моря так и принято. Может, в Заливе Работорговцев голые ходят и на козлах женятся, я не бывал. Таргариенам законы не писаны, ни божьи, ни человеческие, это правда. Но я-то, благодарение всем богам старым и новым, не Таргариен. Сами вы за него, я смотрю, замуж не идете, леди Санса.

    Леди Санса подняла руку и показала лорду Мандерли серебряный перстень-печатку, на котором была оттиснута голова лютоволка.

    — Я замужем за Севером, милорд.

    Лорд Мандерли хрюкнул.

    — Это пока до Винтерфелла не доехал какой-нибудь менестрель. С ресницами. Ну, да не мне вас учить, я всего-навсего толстый старик, который на коленке вас качал, когда вы ходить еще толком не умели.

    Он повернулся к Джендри и смерил его взглядом с головы до ног.

    — Ну, рассказывай, какой ты человек, лорд Штормовых Земель.

    Джендри открыл рот и закрыл, потом открыл еще раз, как карась, вытащенный из воды. Поди расскажи, что ты за человек, да еще так, чтобы важный старый лорд дал тебе денег, войско и знатную леди в жены в придачу, когда таких, как ты, на рынке пучок за пятачок.

    — Я… обычный человек, милорд. Вроде и не трус, потому как сражался как с живыми, так и с мертвыми, и не сбежал, но если вы мне скажете, что война кончилась, и мне до конца дней не надо будет за меч браться, я только рад буду. Если бы спросить тех, с кем я бился бок о бок, они бы, верно, сказали, что товарищ я неплохой, вот только они все убиты, так что, похоже, не такой уж я хороший товарищ. Неученый, но ложку мимо рта не пронесу. Кузнец я умелый, это правда, но кузнец вам, я думаю, без надобности.

    Лорд Мандерли громко, с хрипом откашлялся и повернулся в сторону леди Сансы, но та стояла такая довольная и невозмутимая, словно Джендри только что прочел балладу на пятьдесят куплетов собственного сочинения.

    — Ну все, теперь он нас точно выгонит, — сокрушенно сказал Джендри, когда они вышли из покоев лорда Мандерли.

    Леди Санса снисходительно улыбнулась.

    — Нет, ты молодец, все правильно сказал.

    — Правда, что ли?

    — Конечно. Ты не испугался, хотя на кону все твое будущее. Не стал хвалиться своими благородными предками, хотя мог бы. Не стал перед ним унижаться, хотя многие не удержались бы. Не обещал того, чего не можешь исполнить. Не прикидывался кем-то другим. И не клялся, что будешь вечно любить и уважать леди Винафрид. Лорд Мандерли знает, что ты не лорд, не воин и не ученый, он хотел узнать, что ты за человек — и узнал.

    От этой мысли Джендри почему-то стало неуютно. Он предпочитал, чтобы знатные люди вообще не знали, кто он такой, а уж тем более — какой он человек.

    — М’леди, а зачем это ему? Выдавать за меня внучку, давать мне корабли и войско? Понятно, мне это нужно, вам нужно, а у него других забот нет, что ли?

    Леди Санса остановилась и с интересом посмотрела ему в лицо.

    — А расскажи для начала, зачем это нужно мне?

    Джендри провел рукой по шее, вытирая пот.

    — Я думаю, м’леди, что вам нужны верные люди. Не королеве верные, не Джону Сноу даже, а вам.

    — Северу, — поправила его леди Санса. — Мне нужны люди, верные Северу. Белая Гавань — главный порт Севера, сюда приходят все корабли с товарами и продовольствием. Дом Мандерли всегда был верен дому Старков, но верность надо вознаграждать, запомни это. Вот, кстати, и ответ на твой вопрос. Если лорд Мандерли выдаст внучку за лорда Штормовых Земель, то зажмет в кулак половину торговли Семи королевств. Даже в прошлые зимы, когда не было войны, в Вестерос возили продовольствие из Эссоса, а сейчас, когда поля растоптаны, крестьяне убиты, а мельницы разрушены… Нам не выжить без привозного зерна, и тот, кто сможет его привезти, будет богаче короля.

    — Ага, — сказал Джендри. Что-то в этом рассуждении его смущало. — А почему тогда меня за ручку водите вы, а не королева? Ей-то важнее, чтобы в Семи королевствах было зерно?

    Леди Старк удовлетворенно кивнула.

    — Скажи, Джендри, для чего королева сделала тебя лордом Штормовых Земель?

    Джендри уже заметил, что леди Санса обычно задает ему вопросы не для того, чтобы услышать ответ, а для того, чтобы самой не отвечать. А еще для того, чтобы Джендри вроде бы как сам додумался до того, что она хочет ему сказать.

    — Ну… ей, наверное, тоже нужен верный человек в Штормовых Землях, — начал он осторожно. Потом вспомнил, как именно королева сделала его лордом. — А еще, прошу прощения, м’леди, на пиру все славили Джона Сноу, а ведь королева привела на битву войско и двух драконов, и сама билась с Белыми Ходоками, и ее людей полегло не меньше наших. Может, ей хотелось показать, какая она… ну, добрая. И земли может подарить. Чтобы ее любили.

    — И как, по-твоему, удалось королеве то, чего она хотела?

    — Не-а, м’леди. Потому что я, конечно, человек верный, но пока я груши в Белой Гавани околачиваю, толку от меня никакого, лорд я или нет. А насчет того, какая она добрая… все же подумали, что она меня сейчас драконьим огнем спалит за то, что я короля Роберта бастард. Обрадовались, конечно, что нет, но если по правде, никто людей не любит только за то, что они могли тебя огнем спалить, а не стали. И я слышал, как лорд Ройс потом говорил, что во время Восстания Роберта четыре королевства были против Безумного Короля, и если после победы королева начнет каждого вот так допрашивать, так она в четырех королевствах народ ополовинит. И хорошо, если просто напугает и земли даст, а если нет?

    То, что леди Санса вроде как хотела ему сказать, но не говорила, Джендри решительно не понравилось.

    «Лучше бы ты Джона Сноу так расспрашивала, — подумал он расстроенно. — До того, как он взял северян и пошел брать столицу и сажать королеву Дейенерис на Железный Трон».

    — Хорошо, но она же королева…

    — Нет, — мягко поправила его леди Санса. — Она кхалисси. Ты знаешь, что это значит?

    — Королева по-ихнему, нет разве?

    — Нет. Когда сир Джорах Мормонт был еще жив, я попросила его рассказать мне об обычаях дотракийцев. Они воины-кочевники, нападают на город или село, забирают добычу и уходят, не заботясь о том, что осталось после них. Если люди на этом месте умрут от голода и болезней, дотракийцы больше не придут их грабить, только и всего. Человек, который ведет дотракийцев в бой, называется кхал, а его жена — кхалисси.

    Джендри нахмурился.

    — Так она что же — ограбит нас и дальше пойдет?

    — Может быть, и нет. Но, как она мне сказала, драконы едят то, что захотят. А о том, что будем есть мы, она ничего не сказала, так что, видимо, придется нам самим о себе позаботиться.

    — М’леди… А почему лорд Тирион и лорд Варис ей ничего не посоветуют? Они-то не дотракийцы.

    — Потому что умный человек способен делать поразительные глупости, когда понимает, что неправ. Иди составь компанию леди Винафрид, ей, наверное, скучно. И, Джендри, запомни — «миледи». Не «м’леди».
     
  4. Змея

    Змея Наёмник

    * * *

    Леди Винафрид, по счастью, была не такой красавицей, как леди Санса, иначе Джендри бы просто сбежал и нанялся матросом на первый корабль до Вольных городов. Можно было даже представить, что какой-нибудь лорд на ней женится и будет с ней делать детей. Но все равно в ее присутствии Джендри краснел, потел и старательно рассматривал свои сапоги. Насколько было бы проще, если бы Арья не была такой заразой!

    Леди Санса научила его, как правильно разговаривать со знатными девушками — задавай вопросы и слушай, что она расскажет, а если она сама чего спросит, то не ляпай первое, что в голову придет, а подумай сначала.

    — Так она подумает, что я тупой, м’леди.

    — Если ты будешь долго думать, а потом скажешь какую-нибудь глупость, то да. А если сначала подумаешь, а потом ответишь впопад, то она решит, что ты серьезный человек, рассудительный.

    Джендри раньше не замечал, чтобы девушкам сильно нравились рассудительные, но решил, что леди Сансе виднее.

    О чем спрашивать знатную леди, он тоже не представлял. «Хорошо ли вам игралось сегодня на лютне?», что ли? Однако это как раз получилось само собой: в первую встречу с леди Винафрид он случайно посмотрел в сторону окна и сказал: «О, рыбаки приплыли».

    — Это когг, — снисходительно поправила его леди Винафрид.

    — И чего?

    — На них ходят торговцы, а не рыбаки. Этот корабль пришел из Вольных городов.

    После этого разговоры с леди Винафрид стали завязываться сами собой — они вдвоем вставали у окна и смотрели на море и обе гавани, большую и малую. Леди Винафрид знала про море и корабли все, что только можно: чем отличается когг от каракки и галеры, как выбрать самую лучшую рыбу на рынке, где в гавани работают бондари, канатчики, кузнецы, смолокуры и парусных дел мастера, какое дерево годится для постройки кораблей, что будет, если завернуть китовый ус в тюлений жир, заморозить и дать белому медведю, и как себя вести, если в море увидишь русалку.

    Джендри подозревал, что все это, за исключением, пожалуй, медведей и русалок, надо бы знать и будущему лорду Штормовых Земель, и хорошо бы при этом не пялиться из окна, а спуститься в гавань и своими глазами посмотреть, как сушат корабельные сосны, плетут канаты и разгружают бочки с китовым жиром. Однако он знал, что если сойдет вниз, то рабочий люд в гавани мигом признает его за своего, и тогда лорд Мандерли и прочие лорды сразу поймут, что Джендри им не ровня, а самозванец.

    — Почему вы не носите цвета своего дома, милорд? — спросила леди Винафрид.

    Джендри чуть было не объяснил, что у него две пары штанов, из них одна заемная, но вовремя вспомнил, что надо помолчать и подумать, и ответил рассудительно:

    — Я, признаться, миледи, и думать об этом забыл. Спасибо вам за разумный совет.

    Арья бы дала ему по шее и велела не важничать. Леди Винафрид кивнула и продолжила:

    — Закажите себе одежду в городе, здесь хорошие портные. И доспехи тоже.

    — Дурак я, что ли, на Севере доспехи ковать? — ляпнул Джендри и тут же уставился на свои сапоги. Говорили же, подумай сначала!

    — А почему нет?

    В голосе леди Винафрид звучал неподдельный интерес, и Джендри решил, что терять ему все равно нечего.

    — Потому что я, миледи, в Винтерфелле видел всяких северян, и бедных и богатых, и рыцарей и стражников, с мечами, топорами, копьями и рогатинами, одного только не видел — хороших доспехов северной работы. Если у кого был шлем или нагрудник, на который смотреть не стыдно, так можно и не спрашивать даже — ясно, что на юге купил или на войне добыл. Ваши кузнецы доспехов ковать не умеют, потому что ваши лорды, кроме совсем богатых, в них не воюют. Железо на куртки нашивают и в бой.

    Леди Винафрид, видно, хотела что-то возразить, но подумала и не стала. Небось, мать велела с женихами не спорить.

    — А вы могли бы объяснить нашим кузнецам, как выковать такой доспех?

    Джендри засмеялся.

    — Да вы что, миледи? Чтобы человеку объяснить, надо десять таких доспехов у него на глазах выковать, да другой десяток с ним вместе, да еще третий дать ему самому испортить да поправить. Проще уж самому.

    — И вы смогли бы сами выковать рыцарский доспех?

    Джендри чуть было не ответил, что раз плюнуть, но вовремя остановился, подумал и покачал головой.

    — И да, и нет, миледи. Простой доспех, для межевого рыцаря, смог бы, а такой, чтобы для лорда Баратеона — нет, там надо гравировщика звать и порошки специальные иметь, чтобы чернить, золотить, полировать… В Квохоре такое лучше всего умеют.

    — Я думаю, из Квохора можно привезти такие порошки, — деловито сказала леди Винафрид, и Джендри в очередной раз вспомнил, что она все-таки знатная леди. После того, чего он навидался за последние несколько лет, странно было говорить с девушкой, которой было не все равно, золоченые на ком-то доспехи или нет, и вовсе не потому, что она кузнец.

    — Если бы я был король, то запретил бы все это, — заявил он, набычившись.

    — Что — это?

    — Кружева миррийские, вино пентосское, порошки из Квохора… В Речных Землях, миледи, за курицу человека могут зарезать, а на Севере кое-где не могут, потому что живой курицы полгода не видели. Без зерна с востока Семи Королевствам не выжить, а какой же дурак повезет пшеницу, если можно кружева?

    — Вы размышляете как политик, а не как торговец, — огорошила его леди Винафрид.

    Но прежде, чем он успел понять, что это значит, двери в залу распахнулись и вошла леди Санса, такая бледная, какими, на памяти Джендри, бывали только воскрешенные мертвецы.

    «Арья», — подумал Джендри и перестал дышать. Такое лицо бывает только у тех, кто потерял близких. Арья, Арья, что же ты наделала?

    — Дейенерис Таргариен взяла Королевскую Гавань, — очень ровным голосом сказала леди Санса.

    «Нет, не может быть, чтобы Арья, она сразу бы сказала».

    — Так хорошо, миледи, значит, наши победили.

    — И сожгла ее.

    — Как это? Вывела людей в чистое поле и весь город спалила? А зачем?

    Леди Санса посмотрела на него с жалостью, и Джендри понял, какой он болван. Конечно, никто не выводит людей в чистое поле, когда берет вражеский город. Королевскую Гавань сожгли вместе с жителями, вместе с кузнецами, торговками, нищими, потому что города не берут по-другому. И Джон Сноу, когда уехал с королевой брать столицу, знал, что так будет. Но Арья? Арья, которая уехала в Королевскую Гавань?

    — Тирион отказался быть ее Десницей, она приказала его арестовать и, наверное, сожгла бы, как накануне сожгла лорда Вариса. Но Джон… убил ее.

    — Джон Сноу? Убил королеву?

    «Арья погибла, когда сожгли город. Вот почему Джон убил ее — за сестру. Арья сгорела».

    — Джон зарезал ее и сдался Безупречным.

    В голосе леди Сансы внезапно зазвучала такая ярость, что Джендри невольно пожалел Джона Сноу: если Безупречные его еще не прикончили, то родная сестра своими руками задушит. Но, значит, он не из-за Арьи?

    — Сир Давос как-то уговорил их не убивать Джона и Тириона, а созвать Большой Совет, чтобы судить обоих за измену. Джендри, помни, что сир Давос — лучшее, что ты получил в наследство, дороже Штормового Предела. Береги его и слушайся.

    — Хорошо, миледи. А… леди Арья?

    — Она велела северянам встать кольцом вокруг города и никого не выпускать, Безупречные и дотракийцы заперты внутри.

    Джендри шумно выдохнул. Только сейчас он заметил, что держит леди Винафрид за руку, и не просто держит, а сжимает так, что она, наверное, еще час не сможет пальцами шевелить.
     
  5. Змея

    Змея Наёмник

    * * *

    За несколько дней, пока оставшиеся на Севере воины дошли до Белой Гавани, леди Санса наняла четыре торговых судна и купила столько припасов, словно собиралась осаждать столицу целый год.

    В ночь перед отъездом сир Вилис, отец леди Винафрид, взял какой-то сверток, поманил за собой Джендри и привел его в домашнюю часовню. В свертке оказались тонкий матрас и одеяло.

    — Полагается в ночь перед посвящением в рыцари ночевать в септе, а в Снежной Септе зимой ты за ночь околеешь, — приветливо объяснил он.

    Джендри замер. Так он не пугался даже в ночь, когда его объявили лордом. Быть может, потому, что тогда он был пьян, а сейчас трезв, а быть может, потому, что в лордство свое он сам толком не верил, а про посвящение в рыцари знал, что оно надежно и навсегда.

    — Милорд… — начал он нерешительно.

    — Сир, — с улыбкой поправил его сир Вилис.

    — Сир. Я, признаться, даже не видел никогда, как в рыцари посвящают.

    Сир Вилис кивнул, как будто получил подтверждение чему-то несущественному.

    — Тут нет ничего сложного. Когда я тебе скажу преклонить колено — встань на колено, только на одно, а не два, я тебе не алтарь Матери. Когда я тебе положу меч на плечо, не дергайся и не крути головой — я еще никогда не слышал, чтобы кому-то ухо на посвящении отрезали, но все бывает в первый раз. Когда я тебе скажу: «Встань, сир Джендри» — поднимись, и я тебе опояшу мечом. Вот и все.

    — Вот и все, — повторил Джендри. — Знаете, милорд, то есть сир…

    — Если ты скажешь, что всегда мечтал о таком отце, как я, то я сблюю прямо в божьем храме, — предупредил его сир Вилис.

    Джендри от неожиданности засмеялся, впервые с тех пор, как стал лордом.

    — Я, сир, всегда мечтал стать лучшим кузнецом в Королевской Гавани, да видно, не судьба. Нет, я хотел сказать, не невольте леди Винафрид за меня замуж идти, если она не хочет. Я знаю, что вы ей отец и добра ей желаете и без моих советов, просто… Хотел вам это сказать и сказал, вот и все.

    — Да помилуют нас Семеро, — сказал сир Вилис и вышел из часовни.

    На следующий день, во время посадки на корабли, новоявленный рыцарь сир Джендри заметил, что леди Винафрид поднимается по трапу, а следом за ней тащат расписной сундук, в каких знатные леди хранят одежду. Он бросился в сторону, расталкивая грузчиков, отыскал своего будущего тестя и возмущенно заорал:

    — У вас десять дочерей что ли, а не две, что вы так ими разбрасываетесь?

    Сир Вилис взял его за ворот и молча потянул к себе. Джендри понял, что сейчас его будут бить. Сир Вилис был слегка худее своего почтенного родителя, так что ходил без посторонней помощи, и сильно смахивал на грустного моржа, однако Джендри пару раз слышал от одичалых, что бывает, когда морж нападает на рыбацкую лодку. Сир Вилис притянул его к себе вплотную, затем похлопал по щеке, ухмыльнулся и сказал:

    — Ну пойди, запрети ей.

    В своей каюте Джендри обнаружил сундук, в котором лежали четыре смены белья, черная бархатная куртка, слишком легкая для северной зимы, но как раз подходящая для зимней погоды в Королевских Землях, и черный с золотом плащ.

    Зима в открытом море оказалась еще более лютой, чем зима за Стеной — ветер промораживал до костей и кидал в лицо горсти мелких брызг, которые, казалось, прямо в воздухе застывали и превращались в колючие льдинки. Леди Санса бросила один взгляд на вздымающиеся волны, позеленела, простонала: «Матерь милосердная», и неделю не выходила из каюты. Сэм Тарли о чем-то ежедневно с ней шушукался, после чего выпускал десяток воронов с письмами. Джендри из любопытства спросил, смогут ли вороны найти дорогу обратно на корабль, и узнал, что нет, людям в открытом море отправить письмо нельзя. Получить ответы на свои письма леди Санса могла только на суше.

    Самого Джендри, по счастью, не укачивало. Леди Винафрид тоже кушала с аппетитом и бойко стучала спицами в кают-компании. На третий день Джендри не выдержал.

    — Нас, может, всех перережут через неделю, а вы вяжете, — сказал он неодобрительно.

    — А что же мне делать — гробы сколачивать? — невозмутимо парировала леди Винафрид.

    За день до того, как на горизонте показались обугленные стены столицы, леди Санса, пошатываясь, вышла на палубу. Джендри почтительно удержал ее под локоть.

    — Да будут мне свидетелями старые боги и новые, — сказала она слабым голосом. — Если мне удастся вернуться в Винтерфелл, я больше никогда в жизни не сяду на корабль.

    Джендри пытливо взглянул ей в лицо.

    — А вы думаете, миледи, нам удастся… ну, что вы задумали?

    — Надеюсь, — тихо сказала леди Санса. — Джон сделал главное — остановил гражданскую войну, теперь все должно быть проще.

    — В смысле — остановил войну?

    — Семь королевств больше не воюют между собой. Нет двух королев, которые стремятся занять Железный Трон, да и самого трона больше нет — его расплавил дракон, прежде чем улететь. Есть только иностранные захватчики в столице, которые держат в плену Короля на Севере и Хранителя Запада.

    На следующий день Джендри с утра оделся в черное и встал на носу корабля, чувствуя себя дурак-дураком. Арья почему-то не встречала сестру на пристани, и сир Давос тоже куда-то подевался, зато на причале стояла и ждала некрасивая молодая женщина в мужской одежде, с боевым топором в руке и с кинжалом за поясом.

    — Леди Старк, — сказала она неприветливо.

    — Леди Грейджой, — ответила леди Санса таким тоном, как будто леди Грейджой у нее только что солонку со стола свистнула. Только потом Джендри понял, что у железнорожденных так принято — любезничают только слабаки. — Это сир Джендри Баратеон, лорд Штормовых Земель.

    Джендри неловко поклонился, но леди Грейджой даже головы в его сторону не повернула.

    — Как он умер? — спросила она отрывисто.

    — Он храбро сражался и умер как мужчина. Я не смогла похоронить его в криптах Винтерфелла или отправить тело на Железные острова, но память о вашем брате навечно сохранится в моем сердце.

    — То, что мертво, умереть не может.

    — Но поднимается снова, быстрее и сильнее.

    Джендри подумал, что они сейчас бросятся друг другу на шеи и зарыдают, но не тут-то было. Вместо этого леди Грейджой посмотрела на Брана Старка, которого бережно спускали с трапа, и спросила:

    — А это что за чудо на колесиках?

    — Это мой брат Бран, Теон погиб, спасая его жизнь.

    — Было бы что спасать, — пробормотала леди Грейджой. — Зачем вы его с собой притащили?

    — Ему так захотелось, — кротко ответила леди Санса. Если честно, Бран ее даже не спрашивал — просто приехал в Белую Гавань вместе с прочими северянами и объявил, что едет на Большой Совет. Леди Санса несколько раз попыталась у него выяснить, зачем он едет, что там будет, и нельзя ли ее как-нибудь заранее предупреждать, но Бран только загадочно улыбался и молчал.

    Переговоры с самого начала не задались — леди Грейджой первым делом объявила, что Дейенерис Таргариен была законной королевой, Железные острова присягнули ей на верность, а потому Тириона Ланнистера, который ее предал, и Джона Сноу, который ее убил, надо казнить.

    — Вы видели, что стало с Королевской Гаванью? — мягко спросила леди Санса и аккуратно наступила Джендри на ногу, чтобы он молчал. Вопрос был глупый — нельзя было не увидеть, что стало с Королевской Гаванью. И не унюхать тоже.

    — Сю-сю-сю, — презрительно ответила леди Грейджой. — Это война, детка, когда город берут штурмом, его всегда жгут. Как мы во время Восстания Грейджоя сожгли Ланниспорт. Как ваш покойный батюшка сжег Пайк.

    — Это не так, — неожиданно вмешался в разговор лорд Вилис. — Я брал Железные острова вместе с лордом Старком, светлая ему память, и привез домой двенадцать боевых топоров, и поверьте мне, что Пайк выглядел не так. Ни один город во время Восстания Роберта не выглядел так. Даже после того, как Королевскую Гавань взял Тайвин Ланнистер и на площади перед Септой Бейелора сложили трупы в десять рядов, чтобы отпеть всех сразу, Королевская Гавань выглядела не так.

    Леди Грейджой, видать, сообразила то же, что и Джендри — что для сира Вилиса это уже третья война — и посмотрела на него без любви, но с уважением.

    — Это потому, что ни у кого тогда драконов не было. На Пламенном поле, я думаю, воняло еще похлеще.

    — Эйегон Таргариен выиграл войну, — сообщила леди Санса.

    — А королева Дейенерис проиграла, что ли?

    — Да. Она выиграла все битвы, но проиграла войну. Как мой брат Робб.

    — И зарезали ее, как вашего брата. Если бы я привела к вам людей, которые устроили Красную свадьбу, что бы вы с ними сделали?

    — Я бы заключила с ними мир, — твердо сказала леди Санса. — Во благо государства.

    Джендри кое-что знал о том, что Арья устроила в Близнецах, и наступил на ногу сам себе. Легко говорить, как бы ты помирилась с врагами, когда твоих врагов отравили до последнего человека.

    — Ну и миритесь на здоровье. А я скажу, что Дейенерис Таргариен была законной королевой, Тирион Ланнистер ее предал, Джон Сноу ее убил, и судить их надо как предателя и убийцу. А благом государства можете подтереться. Еще что скажете?

    Леди Санса и бровью не повела.

    — Помогите мне вернуть моего дядю.

    — Кого?!

    — Эдмара Талли, он в плену в Западных Землях.

    Джендри слегка напрягся. Он все время думал, что они тут ради блага государства, а не ради какого-то родича леди Сансы. Однако на этот раз на ногу ему наступил сир Вилис, и Джендри на время потерял возможность внести свою лепту в разговор, потому что старался не заорать.

    — Делать вам нечего, — проворчала леди Грейджой. — Как я вам его верну — из кармана выну?

    — Поддержите меня на переговорах с Давеном Ланнистером, для начала. Если переговоры пройдут удачно, больше от вас ничего не потребуется.

    — А что взамен?

    — Взамен я продам вам корабельный лес и разрешу своим знаменосцам поступать так же.

    Леди Грейджой хмыкнула.

    — Продать-то вы мне продадите, а платить я чем буду?

    — Железом, оловом и свинцом.

    Леди Грейджой отрывисто засмеялась.

    — Это что же, получается, я вам заплачу железную цену? Ладно, по рукам, только дайте мне заранее бумагу со своей подписью и печатью. А то честное слово Старка из Винтерфелла, конечно, дело хорошее, но вы же его сегодня дадите, а завтра обратно заберете. Для блага королевства.
     
  6. Змея

    Змея Наёмник

    * * *

    Лорд Роберт Аррен, Хранитель Востока, оказался сущим мозгляком, но леди Санса расцеловала его как родного.

    — Я рада, что собрала вас вместе, милорды и миледи. Наши люди плечом к плечу сражались с самым страшным злом, известным человечеству, и победили его. Наши имена будут прославлены в веках.

    Джендри хотел было напомнить, что с живыми мертвецами сражались не только его люди, кто бы они ни были, но и он сам лично, однако в этот раз никому не пришлось наступать ему на ногу, он сам додумался: лорд Аррен, должно быть, боевой меч видел только висящим на стенке, нечего было ему напоминать, что другой лорд совершал подвиги и покрыл себя славой (можно же так сказать, правда?), пока он сам сидел в Долине.

    — Мы должны выручить дядю Эдмара, Робин, — продолжила леди Санса. — Мы с тобой оба из дома Талли по материнской линии, а Талли знают, что родня прежде всего. Ты помнишь девиз дома Талли?

    — Семья, долг, честь, — пробурчал лорд Аррен.

    — Семья. Долг. Честь. Но семья на первом месте. Просто стой за моей спиной, Робин, и ничего не говори.

    Деван Ланнистер больше всего напоминал белокурый кирпич: челюсть у него была такая квадратная, что даже борода не могла этого скрыть, а цвет лица был багрово-красным.

    — Это что еще за штучки?! — заорал он вместо приветствия. — Почему меня не позвали на Большой Совет?

    — Лорд Западных Земель и Хранитель Запада — Тирион Ланнистер. Его место в Большом Совете вакантно, потому что не может же он судить сам себя, — ласково объяснила леди Санса.

    Деван побагровел еще сильнее.

    — Тирион Ланнистер — карлик и отцеубийца! Это я лорд Западных Земель и Хранитель Запада, по велению королевы!

    — Которой королевы? — спросила леди Санса еще ласковее.

    — Законной, забери вас Семеро! Ваш брат тоже должен предстать перед судом, так что вам тем более в Большом Совете делать нечего. По какому праву вас туда позвали?

    — По праву сильного.

    Деван расхохотался.

    — Сильного? Ланнистеры уничтожили Робба Старка, разбили его армию, загнали северян за Перешеек и заставили вас преклонить колено.

    — Посмотрите внимательно, — ровно сказала леди Санса. — За моей спиной стоят лорды трех королевств. А кто стоит за вашей?

    Деван возмущенно ткнул пальцем в сторону Джендри.

    — Это он лорд, что ли? Бастард Роберта? Не смешите мои подштанники, миледи, у Роберта такого добра было по три штуки в каждом королевстве.

    — Власть там, где люди готовы видеть власть, — объяснила леди Санса. — Мы трое признаем сира Джендри Баратеона лордом Штормовых Земель, этого достаточно. И мы четверо требуем, чтобы вы отпустили лорда Эдмара Талли.

    Деван показал ей неприличный жест.

    — Требует она, скажите на милость. Что вы сделаете, если я откажу? Пойдете созывать речных лордов? Да те из них, кто еще живы и могут оружие держать, в сторону Талли даже не плюнут, потому что слюны пожалеют. Или штормовых лордов позовете — идите, дескать, воевать за дохлую рыбу?

    — Я встану перед теми, кто сейчас окружает город и скажу им: «Ланнистеры начали эту войну. Западные Земли не пришли к нам на помощь, когда мы насмерть бились с древним злом. Ваши братья убиты, ваши поля растоптаны и залиты кровью, ваши карманы пусты. Там, на западе, колосится зерно, там в шахтах добывают золото, а сундуки купцов в Ланниспорте набиты добром до отказа. Вы сражались под Винтерфеллом и видели, как ваши мертвые товарищи поднимаются с земли — вам ли бояться смертных воинов? Следуйте за мной, и пусть в Западные Земли придет зима, которой там еще не бывало».

    Джендри положил руку на эфес. Леди Грейджой едва не облизывалась, и даже дохлый лорд Аррен попытался принять воинственный вид.

    — Даром не отдам, — мрачно сказал Деван Ланнистер. — За пленников положено платить выкуп, даже за таких. Пусть отдает Близнецы.

    — Я не могу распоряжаться замками в Речных Землях, но думаю, что мой дядя согласится отдать вам Близнецы, тем более, что это родовой замок вашей жены, а вы с ним женаты на сестрах.

    — Если какая-нибудь девица из дома Фрей решится жить в Близнецах, то я первая скажу, что она храбрее меня, — заметила леди Грейджой, когда они вышли из красно-золотого шатра. — Куда вы денете своего дядю после Большого Совета, скажите на милость? Правда посадите лордом Речных Земель?

    Леди Санса тяжело вздохнула.

    — Попытаюсь, по крайней мере. Я бы с удовольствием просто дала ему замок на Севере, но его жена из дома Фрей, на Севере им житья не будет. Но об этом я подумаю после Большого Совета. А пока мне нужно навестить дорнийского принца. Робин, как ты смотришь на то, чтобы жениться на дорнийке?

    — Мама говорила, что я женюсь на тебе! — капризно воскликнул лорд Аррен.

    Леди Санса ласково погладила его по щеке.

    — Робин, птичка моя, мы с тобой двоюродные брат и сестра. Посмотри на Королевскую Гавань — видишь, что бывает, когда родичи женятся друг на друге?

    К дорнийскому принцу Джендри не позвали, и он даже догадывался, почему: дорнийцы первыми поддержали королеву Дейенерис, и наверняка тоже считали, что раз лорд Тирион ее предал, а Джон Сноу убил, то их обоих надо казнить. Пугать их тем, что зальешь их поля кровью, было бессмысленно — Дорн даже Таргариены не взяли, а в торговле Джендри было нечего предложить, кроме, разве что, Дорнийских Марок, которые он отдавать не собирался.

    Он прошелся по лагерю, нашел отдыхающих у костра северян и узнал у них, что дело тухлое: Безупречным осада нипочем, они между трупов ходят, как у себя дома, а дотракийцы в городе бесятся, поэтому чуть что выбираются за стены, скачут, размахивая аракхами, и убивают кого ни попадя, так что лучники стоят в дозоре день и ночь. Кроме того, у Золотой дороги стоят войска из Западных Земель, и хотя до кровопролития пока не дошло, но смотреть на красно-золотые знамена нет никаких сил. Речные лорды стоят под Хэйфордом и ждут леди Сансу, которая им чего-то наобещала в письмах, а штормовые лорды расположились у Королевского леса.

    Потом он увидел Арью.

    — Вот ты где! — сказала она весело. — А я думала, ты с Сансой. Тебя сир Давос ищет, он на пристани.

    Джендри понял, что улыбается до ушей, никакой солидности.

    — У меня были важные дела, на благо государства, — объяснил он и засмеялся раньше Арьи, так глупо это звучало.

    — Ну слава всем богам старым и новым, а то я тут уже три недели, и на благо государства всем наплевать. Ты уже познакомился с нашим кузеном из Долины? Он мне с порога заявил, что замуж меня не возьмет, вот несчастье. А ты, говорят, уже нашел свою истинную леди.

    Джендри покраснел.

    — Может, я еще и не женюсь, — пробормотал он.

    — Если тебя Санса сосватала, то женишься. Как только мы освободим Джона, я сажусь на корабль и уплываю в закат, а то она и меня пристроит. И не смотри на меня так, правда, не надо. Я тебе не подхожу, лорд Джендри Баратеон.

    — Сир, — зачем-то поправил ее Джендри. — Меня посвятили в рыцари в Белой Гавани.

    К его ужасу, у Арьи задрожала нижняя губа.

    — Ты чего? — спросил он в ужасе.

    — Сандор погиб.

    Джендри почему-то сразу понял, о ком она говорит, хотя ни разу не называл Пса Клигана по имени.

    — Ничего себе, я думал, он бессмертный.

    — Я нашла его возле Красного замка. Он… нет, не могу об этом говорить, я просто в кисель превращаюсь. Расскажи мне лучше что-нибудь про благо королевства.

    — Ты знаешь, что твоя сестра хочет быть королевой?

    — Фу! — возмущенно воскликнула Арья. — Ты с ума сошел. Мы тебе что, Таргариены или Ланнистеры?

    Джендри перестал что-либо понимать.

    — Я тебе не говорю, что она хочет что-нибудь сжечь или взорвать. Править просто хочет.

    — Ах, в этом смысле королевой! Хочет, конечно. Она умнее их всех вместе взятых, ты бы чего хотел на ее месте? Арфу?

    — Да я не про то! Просто я думал, что она за правое дело, а она…

    — А она за правое дело и корону в придачу. Да я понимаю, не волнуйся. Тебе нужен такой король как Джон: чтобы думал только о народе, а когда его короновать начнут — отбивался и бормотал, что недостоин. Может, он и будет королем, почему нет? Только пока он сидит в тюрьме, а Санса бегает за городскими стенами, ищет, как бы его вытащить.

    — Ты чего? — озадаченно спросил Джендри.

    Арья устало вздохнула.

    — Ничего. Я просто была в Королевской Гавани, когда ее жгли за правое дело. Ты не обращай на меня внимания, иди на пристань, там тебя сир Давос ждет.

    Джендри постоял какое-то время, глядя ей вслед, потом решительно хлюпнул носом и пошел на пристань.

    Когда они с сиром Давосом добрались до лагеря штормовых лордов в Королевском лесу, уже начало темнеть. Нескольких лордов Джендри видел в Винтерфелле, и они тоже его наверняка помнили, и по лагерю пронесся яростный шепот, но радостно бросаться к новоявленному лорду никто не спешил, несколько человек даже напоказ повернулись спинами. Джендри залез на повозку, постучал по днищу бочки и запрыгнул на нее, мимолетно подумав, что если доски провалятся, то ему лучше сразу броситься на меч, от позора.

    — Милорды! — сказал он громко. — Меня зовут сир Джендри Баратеон, королева Дейенерис отдала мне Штормовые Земли. Я так думаю, милорды, мало кто из вас рад меня видеть. Вы шли за моим отцом, потому что он был король. Вы шли за лордом Ренли, потому что думали, что он достоин быть королем. Вы шли за лордом Станнисом, потому что он был справедливый человек. А теперь вам предлагают пойти за кузнецом из Королевских Земель, да еще бастардом в придачу, и вы, наверное, думаете — да будет ли этому конец?!

    Кто-то за деревьями необидно засмеялся.

    — Я, милорды, много думал о том, кто такой хороший правитель. И вот что надумал: это тот, кто думает о своих людях. О том, что они будут есть сегодня вечером. О том, что они будут есть через двадцать лет. О том, как добыть эту еду, как заплатить за нее, как не переплатить, и как сделать так, чтобы у других не покупать, а самому вырастить. Я обручился с внучкой лорда Мандерли из Белой Гавани, и мы с ним вдвоем зажмем в кулак половину торговли Семи Королевств. А пока я вам привез солонины и квашеной капусты, угощайтесь.

    Много лет спустя, когда Джендри рассказывал эту историю детям и внукам, он всегда заканчивал тем, что лорды сняли его с бочки и принялись качать. На самом деле, они сняли его с бочки, выбили у нее дно и принялись делить капусту.
     
  7. Змея

    Змея Наёмник

    * * *

    После избрания короля Большой Совет заседал еще два месяца.

    Королева Санса после первого дня в совете не участвовала — сказала, что ей, как суверенной правительнице, не пристало вмешиваться в дела Шести королевств. Может, она бы и передумала, но лорд Тирион, как только его освободили, подвел к ней знакомиться нахально улыбающегося наемника и представил его как сира Бронна Черноводного, лорда Простора. Королева Санса приветливо поклонилась сиру Бронну, повернулась к лорду Тириону и сказала сладким голосом:

    — Приятно видеть, милорд, что мы закончили играть в игру престолов и начали играть в салочки.

    После этого она наотрез отказалась сидеть в Большом Совете, и те, кому нужна была ее помощь или совет, отправлялись к ней на поклон в шатер с бело-серым штандартом на верхушке: Джендри, лорд Эдмар Талли и лорд Тирион не стеснялись ходить сами, лорд Роберт Аррен посылал лорда Ройса.

    На следующий день после избрания короля Деван Ланнистер настоял, чтобы его пустили на Большой Совет, а то он столицу заново сожжет, а на совете потребовал, чтобы лордом Западных Земель и Хранителем Запада признали его: видимо, догадался, что северяне и речные лорды не пойдут воевать за то, какому из двух Ланнистеров достанется наследство третьего. Сговорились в итоге на том, что лордом Западных Земель и Хранителем Запада остается лорд Тирион, но, поскольку он будет Десницей короля, то сир Давен будет управлять землями от его имени и высылать ему деньги на поддержание родовой славы.

    Впрочем, очень скоро оказалось, что кровь — не вода, и как только лорд Эдмар заикнулся о том, что хотел бы получить с Западных Земель возмещение убытков за Войну Пяти Королей, лорд Тирион и сир Давен мгновенно помирились и в один голос заявили, что если платить око за око, то в Шести Королевствах все ослепнут.

    Речные лорды, видать, требовали с лорда Эдмара денег, а без этого господином Риверрана и Речных Земель его не признавали. В конце концов его по-родственному (то есть под грабительский процент) выручил лорд Аррен, которому недавно досталось наследство лорда Бейлиша.

    Назначили Бриенну из Тарта Лордом-командующим Королевской гвардии и, стыдно сказать, целый день потеряли, выясняя, может ли женщина быть рыцарем, как правильно говорить — Лорд-командующий или Леди-командующая, — и сколько рыцарей должно быть в Королевской гвардии, раз королевств всего шесть. Тут их выручила леди Грейджой, которая предложила признать Железные острова королевством, и дело с концом. Все с облегчением согласились, потому что название Шесть Королевств никому не нравилось.

    Джендри сдружился с дорнийским принцем, потом поспорил с ним из-за Дорнийских Марок, а затем подружился снова, уже против лорда Бронна.

    Все они, признаться, постоянно друг с другом ссорились и спорили, хватались за мечи и обещали устроить такую резню, что Война Пяти Королей и Двух Королев покажется третьесортным турниром. Вероятно, потому они и сидели в Совете два месяца.

    Хотя, может быть, и не поэтому, а потому, что не знали, за что хвататься. Надо было провести коронацию, а для этого устроить выборы Верховного Септона, а для этого созвать в столицу септонов со всей страны и куда-то их поместить, потому что Септу Бейелора разнесло по кирпичику, а для начала пожертвовать денег и рассказать, как новый король уважает новых богов, а денег и так ни на что не хватало. В конце концов выборы устроили в Звездной Септе в Олдтауне, и вредные септоны сначала сидели там полгода и собачились, а потом Верховный Септон объявил Олдтаун столицей Семерых и отказался переезжать в Королевскую Гавань, но это было уже потом.

    Надо было как-то победить разбойников и секту воробьев, которые шатались по Речным Землям, вопили, что наступает конец света, и под этим предлогом резали всех, кто не так взглянул. Лорд Эдмар даже хотел нанять Безупречных, но те отказались, зато согласились оставшиеся в живых наемники из Золотого отряда.

    Надо было восстанавливать город и заново налаживать торговлю. Джендри быстро сообразил и продал короне лес из Штормовых Земель — хоть и не такой хороший, как северный, зато везти гораздо ближе. Заплатили ему по-честному, золотыми слитками — золото в королевской сокровищнице хоть и расплавилось, но не сгорело. Леди Грейджой привезла с Железных островов лучших корабельщиков и кузнецов. Дотракийцы тут же с ними передрались, затем подружились, и леди Грейджой, поразмыслив, назвала себя кхалисси и забрала их на свои острова. За время, проведенное в Вестеросе, дотракийцы насмотрелись такого, что ядовитая соленая вода их уже не пугала.

    Надо было решить, что делать с Безупречными: предложить им остаться и служить новому королю или дать им кораблей и денег и попросить во имя всех богов старых и новых плыть куда подальше. Джендри вспомнил, как на войско королевы Дейенерис смотрели северяне, и мрачно сказал, что Безупречные, конечно, не выбирали того, какими их создали боги и люди, но король Семи Королевств, который пошлет этаких солдат против своих подданных, скоро королем быть перестанет. Дорнийский принц ничего не сказал, но втихомолку пошел к Безупречным и предложил им переехать в Дорн, где смуглой кожей никого не удивить, и Джендри снова с ним раздружился, потому что кто так поступает, а? Некоторые Безупречные и правда согласились ехать в Дорн, но остальные решили уплыть на какой-то остров Наат.

    Надо было как-то кормить войско, стоящее под городскими стенами, тем более, что оно все росло — лорды, межевые рыцари и просто наемники прослышали, что война закончена, а у Королевской Гавани замки раздают тому, кто первый поспел. Когда припасы у всех закончились, к столице потянулись первые торговцы. Дотракийцы и железнорожденные так и норовили заплатить им железную цену, то есть ограбить, и с этим тоже приходилось разбираться.

    Надо было дать денег Цитадели, отсрочить долг Железному банку, нанять городскую стражу, начать собирать подати, накормить голодных, раздать земли и замки, принять законы против роскоши (лорд Бронн очень возмущался, но Джендри настоял), чеканить монету, заказать щиты и вывески с изображением трехглазого ворона, спланировать коронацию и не дать никому в лоб, как бы руки ни чесались.

    При этом каждому из них еще нужно было управлять своими землями, а троим — добиваться, чтобы эти самые земли позволили собой управлять, да еще и без мейстеров. Лорд Талли, может, обошелся бы и так, за ним надо было больше следить, чтобы он глупостей не писал, а грамоте он был обучен хорошо, а Джендри и сиру Бронну было никак не справиться. Поэтому все трое бегали за помощью к Сэму Тарли и вконец его заездили. Наконец, через месяц к Джендри и лорду Талли приехали мейстеры из Цитадели, и стало полегче, хотя обоих все равно знаменосцы в ответных письмах через раз посылали по матушке.

    К лорду Бронну мейстер не приехал, и на то была своя причина: Цитадель стояла в Олдтауне, Олдтауном управлял лорд Хайтауэр, который хотел забрать Простор себе и совсем не обрадовался, когда ему на шею посадили лорда со стороны, да еще и вчерашнего наемника. Поэтому лорд Хайтауэр написал Большому Совету письмо, в котором сообщил, что никакого Бронна над собой не признает, и раз они выбрали короля без лордов Простора, зато голосами бастардов и наемников, то и короля он не признает над собой тоже.

    Король и бровью в ответ не повел, зато все остальные нахмурились. Воевать за лорда Бронна, признаться, никто не хотел, но и оставлять это дело так было нельзя. Однако оказалось, что лорд Бронн себе на уме: он занял у лорда Тириона денег и принялся собирать армию. К тому времени уже самые глупые межевые рыцари поняли, что сколько народу во время войны ни перебили, а пустых замков и земель все равно на всех не хватит, и к Джендри начали потихоньку ходить лорды и рыцари из Штормовых Земель, спрашивая разрешения на то, чтобы повоевать в Просторе. Он всем разрешил, не столько потому, что сильно любил лорда Бронна, сколько потому, что иначе они бы ушли без разрешения.

    Королева Санса объявила, что она, конечно, суверенная правительница, но король Бран — ее родной брат, и если кто из северян хочет постоять за честь дома Старков, то она препятствовать не будет. Дорнийский принц сказал, что лорд Хайтауэр, конечно, больше подходит на роль Хранителя Юга, но если кто из дорнийцев хочет повоевать на Просторе, то он мешать не станет. И только лорд Ройс сурово сказал, что на лорда Бронна и его притязания ему положить (он не так сказал, конечно, а красивее), но измену королю так оставлять нельзя, поэтому он сам поведет рыцарей Долины в бой. Джендри только диву давался, насколько легко знатные лорды, да и он сам, готовились развязать новую войну, когда развалины от старой дымились прямо у них перед носом.

    Однако никакой большой войны, к счастью, не вышло. Армия лорда Бронна ударила с суши, леди Грейджой со своим кхалассаром — с моря (на лорда Бронна ей тоже было положить, но пограбить Простор она была всегда готова), и лорд Хайтауэр здраво рассудил, что одно дело — грозить наемнику и мальчишке-калеке, а другое — когда они против тебя в первой же вылазке дотракийцев посылают, и запросил мира.

    Лорд Бронн стал владыкой Простора и Хранителем Юга, а также Мастером над монетой в Малом Совете. Лорд Хайтауэр выдал за него старшую дочь, Безумную Деву Мэлору. Она стала хозяйкой Хайгардена и должна была присылать своему мужу доходы от земель в Королевскую Гавань, а тот взамен обещался не приставать к жене с глупостями вроде супружеского долга, сидеть в Гавани, предоставить лорду Хайтауэру управлять Простором и спрашивать его совета по важным вопросам.

    Король на это все сказал только: «Я так и знал».

    К третьему дню Большого Совета даже до самых недогадливых, вроде лорда Талли и лорда Аррена, дошло, что править над собой они выбрали лорда Тириона. Король разговоров о благе государства не слушал, время от времени закатывал глаза и так сидел часа три, а порой просто говорил: «Продолжайте, милорды», — и укатывался куда-то. Оживился он только дважды: в первый раз потребовал, чтобы в каждом городе и замке непременно была богороща с чардревом в середине, а во второй — попросил дядю Эдмара подарить ему Харренхолл. Насчет богорощи никто и спорить не стал (кроме Верховного Септона — но это было уже потом). Насчет Харренхолла лорд Талли не только согласился, но и с трудом сдержал радость, потому что куда девать гигантский, да еще и прОклятый замок, он не представлял. Но лорд Тирион запротестовал — у короны не было денег на то, чтобы содержать Харренхолл. Зачем королю этот замок? Король объяснил, что нужен ему Остров Ликов, а замок — пусть будет, пригодится. На том и порешили.

    Про богорощу с чардревом Джендри рассказал королеве Сансе и, помявшись, спросил, почем она хочет брать за саженец. Королева Санса посмотрела на него недоумевающе, а потом вдруг заплакала. Джендри сначала не понял, почему, а затем догадался: король, все-таки, был не совсем человек, и когда он вдруг вспоминал, что у него есть родня, и начинал об этой родне заботиться, то было жутко, словно могила с тобой заговорила.

    Арья все два месяца пряталась от Джендри. Он сначала никак не мог поверить, что на этом все, что «иди, тебя сир Давос ищет» — это и было прощание навсегда, но потом смирился.

    Леди Винафрид зато никуда от него не пряталась, а сидела в шатре сира Вилиса, вязала и привечала штормовых лордов. Она как-то умела делать вид, что принимает гостей не в палатке рядом с пепелищем, а в родовом замке, и ничего не знает ни про какую войну, хотя ее дядя был убит на Красной Свадьбе, а отец долго был у Ланнистеров в плену. Для каждого из штормовых лордов у нее находилось доброе слово, разумный совет или чаша вина, и даже те из них, кто на Джендри до сих пор смотрел с подозрением, готовы были хоть завтра признать леди Винафрид госпожой Штормовых Земель. И Джендри, конечно, сбежал бы от такого счастья в Вольные города или еще куда подальше, если бы не леди Розлин.

    Леди Розлин Талли была из дома Фрей. Джендри прикинул на досуге и вышло, что мало не у каждого десятого из тех, кто стоял под стенами Королевской Гавани, мать, жена или свойственница была из дома Фрей, но про это все молчали, а леди Розлин была на виду — именно на ее свадьбе убили мать и брата короля Брана и королевы Сансы. И, чтобы не делать обиды королю и королеве, леди Розлин все обходили стороной.

    Джендри леди Розлин нравилась: она была тихая, вежливая и боялась ужей. (Еще она боялась, что ее отравят, мужа казнят, а ребенка отнимут.) Он приходил к ней в шатер, делал ее дочке козу и разговаривал про всякие глупости: а что, мол, если развести в Штормовых Землях овец, и не простых, а породистых, с мягкой шерстью? А где бы ягнят купить? А можно ли живых овец привезти из-за Узкого моря, или передохнут по дороге, как леди Розлин думает?

    Он попробовал уговорить леди Винафрид, чтобы та подружилась с леди Розлин, и тут-то они впервые по-настоящему поссорились: леди Винафрид сказала, что Север помнит, но Джендри, конечно, не понять, и не успели они оба моргнуть, как уже орали друг на друга на весь лагерь. Джендри вопил, что он каждый день бодается со стадом упрямых баранов, одному все не так, другому не этак, и никого ни о чем нельзя просто попросить, сразу торговаться надо, как вы живете-то друг с другом, благородные лорды и леди? Леди Винафрид визгливо отвечала, что она уже связала по теплой безрукавке дедушке и отцу, и если Джендри немедленно не сделает так, чтобы они отсюда уехали, то она себе спицы в глаз воткнет. На этом месте они посмотрели друг на друга и засмеялись.

    На следующий день король на пиру послал леди Розлин блюдо с олениной и спросил, скоро ли ей рожать. По лицу леди Розлин было видно, что она боится короля почище ужей, но зато на следующий день у нее в шатре сидели пятеро лордов из Речных Земель.

    И когда уже всем казалось, что так будет продолжаться всегда, до Королевской Гавани доехали двое людей в черном, и король объявил Большой Совет распущенным.
     
  8. Змея

    Змея Наёмник

    * * *

    За два месяца Джендри сообщил, что женится на леди Винафрид всем, кроме самой леди Винафрид и ее отца, и боялся, что так и не соберется делать предложение по правилам. Но в конце концов лорд Талли рассказал ему, как вежливо просить у лорда руки его дочери, и Джендри так и сделал. И ничего, сошло.

    После, когда они остались наедине, леди Винафрид спросила:

    — А свои слова у тебя есть?

    Своих слов у него не было, поэтому Джендри просто обнял ее за талию и поцеловал в губы, и оказалось, что этого достаточно.

    Из Белой Гавани пришли сундуки с приданым Винафрид, и как Джендри ни прикидывал, все выходило, что сундуки эти начали укладывать и грузить на корабль недели за две до того, как он сделал предложение.

    На прощание Джендри пригласил королеву Сансу на свадьбу, но она покачала головой и ответила, что не сможет. Но подарки пришлет.

    Лорд Аррен все-таки не женился ни на какой дорнийской принцессе, а посватался к дочери лорда Ройса. Джендри подумал, что теперь и этого отправят в Малый Совет, но обошлось.

    Оказалось, что леди Розлин действительно беременна, и за королем укрепилась репутация провидца.

    Дорнийский принц уехал, ни с кем не прощаясь, а перед этим прислал Джендри сундук, в котором лежали черно-золотые доспехи и боевой молот. Выходило, что они снова друзья.

    Сир Давос, как ни жаль было с ним расставаться, остался в Королевской Гавани — Мастером над Кораблями.

    И, наконец, штормовые лорды собрали весь скарб, которым обросли за месяцы стояния под городом (двое даже успели жениться), и поехали к себе в Штормовые Земли.

    Джендри думал, что когда они пересекут границу Королевских Земель, с ним произойдет что-то важное, решающее, но ничего такого не было — они просто долго ехали через Королевский лес, а когда выехали, то оказались уже у себя дома. Сир Брюс Баклер, семье которого принадлежал первый на выезде из леса замок Бронзовые врата, был с ними, так что Джендри даже делать ничего не пришлось, просто ехать в парадных доспехах с молотом наперевес и бок о бок с Винафрид, и в замке его встретили как законного правителя.

    А дальше так и пошло: с каждым новым замком, где его встречали как лорда Штормовых Земель, Джендри все меньше чувствовал себя самозванцем. Штормовые лорды потихоньку разъезжались по родовым угодьям, но кортеж не только не редел, а еще и увеличивался: к нему цеплялись межевые рыцари, оруженосцы, менестрели, знатные бесприданницы, гулящие женщины и просто прачки. И за ночь до приезда в Штормовой Предел Джендри влез ночью через окно в спальню Винафрид и шепотом спросил:

    — Мы что, правда до свадьбы ждать будем?

    — Нет, — шепотом ответила Винафрид.

    Корабли с ее приданным причалили к Штормовому Пределу через месяц — то, что было прежде, оказалось «малым приданным», чисто до замка доехать. Свадьбу же сыграли только через полгода.

    Королева Санса, как и говорила, не приехала, но, как и обещала, прислала подарки — серебряную брошь в виде ветки чардерва с красными эмалевыми листьями для Винафрид и золотую подвеску в форме головы оленя с черными обсидиановыми глазами для Джендри. Лорд Мандерли приплыл на корабле, с которого его снесли в паланкине. Он был одет так нарядно, что глаза слепило, но сразу же после приезда улучил случай и показал Винафрид, что под всей этой роскошью на нем надета шерстяная вязаная безрукавка. У леди Розлин только что родился мальчик, так что ни она, ни лорд Талли не приехали, но тоже прислали подарки: книгу в тисненом переплете с пустыми страницами — записывать умные мысли, и шкатулку с речным жемчугом — нашивать на платье. Леди Грейджой со своим кхалассаром, должно быть, грабила корабли в Заливе Работорговцев, и тоже не явилась. Зато приехал лорд Бронн, которого, признаться, никто не звал, привез в подарок бочку золотого арборского вина и бутыль с жасминовым маслом. Двух девиц, которых он тоже привез, лорд Бронн оставил себе. Дорнийский принц подарил конскую упряжь тонкой работы, но главный подарок остался в конюшне — большеглазый жеребенок с блестящей золотистой шерстью.

    Наутро после свадьбы, когда рассвет только забрезжил, лорд Джендри Баратеон потряс свою жену за плечо и сказал:

    — Пойдем, чего покажу.

    Она набросила теплый плащ с капюшоном прямо на ночную рубашку, вышла вслед за мужем из замка, спустилась по козьей тропке вниз к морю и восхищенно ахнула: у причала, покачиваясь, стояла маленькая легкая фелука, на каких плавают контрабандисты, и на носу ее крупными ровными буквами было написано «Русалка».

    КОНЕЦ
     
  9. Ассиди

    Ассиди Оруженосец

    Это совершенно шикарный фик (впрочем, как и все остальные Ваши фики. Вот бы Вы собрали все фики в одном месте, чтобы не искать по десяти ресурсам, когда захочется перечитать, будет мне большое фандомное счастье :) ). Хотя жалко, что арджена не состоялось, но это теперь кинон, увы... Настоящие поклонники арджена, конечно, и на альтернативках выживут.
    Но этот фик прекрасен даже без арджена, тут все прекрасно, в том числе и Ваш неповторимый стиль :)
     
    Последнее редактирование: 9 июн 2019
    Karatirnak и Миар нравится это.
  10. fiolent

    fiolent Оруженосец

    Спасибо-спасибо-спасибо!
     
    Миар нравится это.
  11. Змея

    Змея Наёмник

    Спасибо! На самом деле, все мои фики уже есть в одном месте - это мой дайри )).
     
    Миар нравится это.
  12. talsterch

    talsterch Межевой рыцарь

    Великолепный фанфик просто не оторваться при чтении
     
    Миар нравится это.
  13. starina7

    starina7 Межевой рыцарь

    Змея , вы молодец. Давно не читала такой прелести. Стиль, характеры, все на уровне! Немного напрягает Ашин Железный Кхалассар, но леди Винафрид - блеск, Санса бесподобна, а Джендри - лучше не придумать. Спасибо и успехов вам!
     
    ak79 и talsterch нравится это.
  14. Snow Castle

    Snow Castle Знаменосец

    Спасибо большое! Именно такой и представляла Винафрид, а то, что лет через двадцать она станет с четверть дедушки, только добавит ей уюта.
     
  15. D'arja

    D'arja Спящий

    Леди Змея , спасибо! Шикарный фанфик! легкий и весёлый:in love:
     
  16. пани Ада

    пани Ада Межевой рыцарь

    о боги, какая милота и легкота! Автор, спасибо!! Это первый фик, который полностью укладывается в сериальный канон, и при этом не вызывает никаких негативных мыслей, как собственно "творчество" ДиДов в 8 сезоне
    Еще раз спасибо!!
     
  17. ak79

    ak79 Наёмник

    Спасибо, автор! Очень мило!
    Присоединяюсь. Такая милая, добрая леди: "Деточка, чего ты хочешь - поехать на дачу, или чтобы тебе оторвали голову? Правильно, деточка, собирайся."
    Почти как леди Оленна, но без колкостей :)
     
    Heksen нравится это.