Гет Фанфик: Твое имя давно стало другим [Минифики по запросу]

Вереск

Знаменосец
Название: Твое имя давно стало другим
Фандом: ПЛиО
Автор: Вереск
Размер: мини
Рейтинг: NC-17
Жанр: гет, hurt/comfort
Предупреждения: инцест
Написано на заявку: Последняя ночь. Джон уходит на битву с Рамси, с Великим Иным и между ними, то есть между Джоном и Сансой всё случается или как альтернатива серьёзный разговор с признаниями..


Твое имя давно стало другим
Глаза навсегда потеряли свой цвет
Пьяный врач мне сказал – тебя больше нет
Пожарный выдал мне справку, что дом твой сгорел
Но я хочу быть с тобой…

Наутилус Помпилиус Я хочу быть с тобой (с)

Свеча на столе горела ровно, не тревожимая сквозняком. Тишину ничто не нарушало. Санса смотрела сквозь огонь вдаль за окно и думала.

Что было бы, если б она зажгла ту свечу?
Что было бы, если бы Мизинец ее не продал?
Что было бы, если бы она не доверилась Донтосу Холларду?


Она ждала Джона, и он пришел. В его волосах блестели искры снега. Ей вдруг захотелось запустить в эту гриву обе руки. Он совсем не похож на моего брата, этот взрослый мужчина, что стоит передо мной. За ним вбежал легкой тенью Призрак, ткнулся ей в руку и лег между ними, словно собираясь охранять их обоих теперь.
- Ты звала меня, - начал он устало.
- Да, Джон. – ответила она. - Я хотела поговорить.
- Ты тревожишься? – спросил Джон, оставаясь стоять. Санса откинула за плечо густые волосы, скрывая смятение, и кивнула. Джон помедлил, а потом решительно подошел к ней, спугнув Призрака с его места. Тот, недовольно заворчав, улегся поперек входа в комнату у самых дверей.


Что будет, если она его поцелует сейчас? Будут ли его губы пахнуть мятой?


- Мы выступим на рассвете, - начал он тревожно, глядя за окно, - и я хочу, чтобы ты осталась в замке. Для тебя так будет безопаснее.
- Безопаснее? – ахнула Санса, поднося ладонь к губам. – Ты же не хочешь сказать…
- Я не знаю, чем кончится битва… - произнес он вместо ответа. – Но твой … муж тебя не получит. У замка крепкие стены и гарнизон, он выдержит осаду.


Что он скажет, если я возьму его за руку? Если попрошу обнять меня?


- Джон, посмотри на меня, - прервала его Санса. Тот выглядел потерянно, в глазах его светилась непонятная тоска. – Ты выиграешь эту битву. Ты нужен Северу, Джон. Не беспокойся обо мне. Я не дамся ему живой, слышишь, не теперь. Не важно, чья я жена. Я – Старк, и умру Старком.
- Не говори так, - Джон обнял ее за плечи, сблизив их лица. – Я потерял слишком много близких. Я не хочу потерять тебя.
Его дыхания почти не слышно. Он пахнет ветром и чардревами в роще. Он не пахнет как человек. Ту, прежнюю Сансу это могло испугать. Но не ее.
- Ты нужен Северу, Джон, - повторяет девушка, обвивая его шею. – Ты нужен мне.
Они стоят близко друг от друга, их дыхание смешивается, лбы соприкасаются. Руки Джона, забытые на плечах Сансы. Ладони Сансы, обвившие шею Джона. Санса смотрит в его глаза, темные и печальные. Джон колеблется. Кто или что сломило этого человека? Санса нежно тянется губами к его коже и целует в щеку, совсем рядом с уголком губ. Кожа его холодна и на ощупь как воск. Он начинает дрожать под ее губами, пока Санса не накрывает губы Джона своими. Сейчас или никогда.

Джон отшатнулся от нее, словно увидел призрак. Нет, он такой же мертвый, как и я. У него внутри ничего не осталось. Однако, его руки по-прежнему на ее плечах. Они жгут ее через одежду, она чувствует дрожь в его пальцах.
- Санса. – восклицает он, - мы не должны.
Его хриплый голос говорит о нем больше, чем любые слова. Санса смотрит в его лицо, по ее щеке скатывается одинокая слеза. Ее начинает трясти. Свеча на столе переполняется воском.
- Ты не понимаешь, - начинает она сквозь рыдания, - я не могу вернуться к нему. Он чудовище. И Джоффри был чудовищем, и Бейлиш, а ты… ты… Я ненавидела тебя в детстве, но сейчас…
Джон обнимает ее, прижимая к груди. Она слышит, как колотится его сердце.
- Ты стала другой, - шепчет он в ее ухо. - Я не хочу тебя потерять.
- Ты нужен мне, - повторяет она третий раз, словно призыв, яростно. Ее кулачки комкают ткань его плаща, она снова тянется к нему губами, прижимаясь всем телом. Ее распахнутые глаза смотрят на него с отчаянием и жаждой. Джон словно ждет чего-то, какого-то знака, и вдруг целует ее. Их руки сплетаются, губы найдя друг друга, не хотят расходиться. Они рвано дышат, скользя руками по телам друг друга, и Джон шепчет ей, шепчет так, словно вынужден, как молитву:
- Мы не должны…
- Мы не должны останавливаться, - отвечает Санса, стягивая с него плащ. За плащом следует камзол. Краем глаза Санса замечает, как переполнившаяся свеча хлынула через край, и растекается лужицей у подножья огарка.

***

- Мы не должны, - он выдыхает это в который раз, вдыхая ее аромат, путаясь пальцами в длинных рыжих локонах. Он продолжает целовать ее, заводясь и краснея, а в голове всплывает костер, на котором он сжег Игритт. Свою Игритт.
- Мы не должны останавливаться, - говорит Санса, жадно целуя его шею. Ее руки стягивают с него плащ, ее слова хлещут его как кнут, ее тело манит и возвращает его в мир живых.


Будет ли она отзываться на ласки как Игритт? Будет ли стонать его имя в пылу страсти?


Его ладони выглаживают ее тонкую талию через ткань сорочки. Какая она хрупкая, какие мягкие у нее изгибы. Девушка прижимается к нему так жадно, словно это последний день в ее жизни.
И тут он все понимает. Она хочет запомнить этот день. Хочет его пережить, что бы ни случилось завтра. Она хочет быть любимой хотя бы раз в своей маленькой жизни, наполненной страхом, угрозами и подонками, часть которых были ее мужьями.
Он и сам не знает, переживет ли этот день. Тогда какая разница кто они друг другу?

Она яростна, он нежен. Санса нетерпелива, Джон спокоен. Его ладони легко поддевают бретельки ее сорочки, провожают ее на пол, проходя по контурам ее тела сверху вниз, пока она не переступает через смятую ткань. Она прекрасна, слишком хороша для него, даже сейчас, в эту сумасшедшую ночь, когда возможно все.
Джон прижимается губами к ее животу. Санса тихонько вскрикивает, запуская руки в его волосы. Он стонет в ответ, поднимаясь горячим ртом все выше. Его руки ложатся на ее грудь, девушка вздрагивает. Джон смотрит на нее с ужасом, отдернув руку:
- Ты… напугал меня, - отвечает она сбивчиво, и дрожа берет его за ладонь, возвращая.
- Тебе нравится? – спрашивает он, боясь ошибиться на этот раз. Черт, что же такое ужасное делал этот гнусный подонок? Джон очень медленно накрывает своей ладонью грудь Сансы, и начинает гладить, слегка сминая.
- Ммм… - выдыхает девушка, когда его пальцы случайно задевают сосок. Джон повторяет это движение намеренно, вырывая повторный вздох. Санса едва стоит на ногах, покачивается в такт его неспешным ласкам, становящимся все более настойчивыми. Он берет ее на руки и бережно уносит на кровать.

***

- А этот шрам? – спрашивает Санса, трогая пальчиком едва заметную выемку на его груди.
- Это от стрелы, - отвечает он устало. Ему не хочется рассказывать Сансе об Игритт.
- Как тебя ранили? Это было больно? - спрашивает Санса, а ее пальцы гладят его грудь, исследуя каждую мышцу.
- Больно. Мне выстрелили в спину. – Джон замолкает, а Санса целует его между шеей и плечом, почти кусая. Он чувствует, еще пара укусов, и он опрокинет ее на кровать, накрыв своим телом.
- Кто в тебя стрелял? – продолжает тем временем девушка, продолжая целовать его в шею, все сильнее. Ее рука скользит по его груди все ниже и ниже.
- Девушка. Одичалая. – Отвечает Джон, чувствуя прилив возбуждения. Он вспоминает Игритт, их купание в горячем озере. Ее мокрое тело в его руках. – Ее звали Игритт.
- Вы встречались. – Говорит вдруг Санса, и это не вопрос. Она, опираясь на руку, привстает в постели, а потом ложится поверх него, так что их лица снова совсем близко. – Расскажи мне о ней.
- Она была копьеносицей. – начал Джон, чувствуя как Санса обвивает ногами его ноги, - рыжей, их называют Поцелованными огнем за стеной. Я был лазутчиком, а она полюбила меня и... Они штурмовали нашу крепость, кто-то из моих людей убил ее. Она умерла у меня на руках, и я сжег тело.
Санса с грустью посмотрела на него и спросила.
- А когда она стреляла в тебя?
- Когда узнала, что я лазутчик. Я пытался сбежать, - Санса отвлекала его от тяжелого разговора, она выпрямилась, сидя на нем верхом и неожиданно сказала:
- Знаешь, Джон, если ты надумаешь сбежать от меня, я тебя точно пристрелю.
Она была такой смешной, когда пыталась изобразить свирепость. Джон рывком опрокинул ее спиной на подушки и накрыл своим телом. Санса улыбнулась так томно, что он немедленно вырвал у нее поцелуй и целовал, опускаясь все ниже и ниже, пока ее тело не начало бить в ознобе.
- Джон! – выдохнула она пораженно, а потом задохнулась криком, выгибаясь навстречу его губам.

***

Эта ночь была иной. Санса помнила своего первого мужа, обещавшего не касаться ее без ее воли, даже если они делили ложе. Бейлиша, вырывавшего у нее поцелуи, от которых она чувствовала себя неловко. И наконец, Рамси. Ей не хотелось вспоминать все, что муж с ней делал. Его руки причиняли только боль. Рамси был мастером унижения. Еще немного и она бы подумала, что только для наказаний созданы супружеские постели.

Джон пытался быть нежным. Даже слишком нежным, временами ей хотелось, чтобы он был с ней грубее. Его ласки были так хороши, что в какой-то момент она расслабилась и отдалась их страсти полностью. Ей захотелось жить. Не мстить, не сражаться, не прятаться, а просто жить. Она поняла, что обязана жить дальше. У нее появилась надежда, пока еще хрупкая как первые весенние листочки.
Джон заснул незадолго до рассвета. Он лежал на животе, обняв за талию Сансу, ей же не спалось. Она размышляла, лениво играя огненной прядью. Она признает его Старком теперь. А как по-собственнически он подгреб ее под бок, прежде чем уснуть...

Первые лучи солнца прорезали комнату, когда Санса осторожно выбралась из-под руки Джона и задула свечу. Она была больше не нужна. Девушка сладко потянулась и присела рядом с Джоном. Свет играл на его широких плечах. Она не удержалась и пробежалась пальцами по гладкой коже. Джон заворчал во сне и перевернулся на бок, открыв глаза.

Какой он растерянный, когда просыпается.

- Доброе утро, Джон, - произнесла она, целуя его. Джон обнял ее и углубил поцелуй.
- Который час? – спросил он, наконец, с сожалением отрываясь от ее губ.
Санса улыбнулась ему самой многообещающей улыбкой.
- Время побеждать.
 
Последнее редактирование модератором:
:in love:
Название: Твое имя давно стало другим
Фандом: ПЛиО
Автор: Вереск
Размер: мини
Рейтинг: NC-17
Жанр: гет, hurt/comfort
Предупреждения: инцест
Написано на заявку: Последняя ночь. Джон уходит на битву с Рамси, с Великим Иным и между ними, то есть между Джоном и Сансой всё случается или как альтернатива серьёзный разговор с признаниями..

Твое имя давно стало другим
Глаза навсегда потеряли свой цвет
Пьяный врач мне сказал – тебя больше нет
Пожарный выдал мне справку, что дом твой сгорел
Но я хочу быть с тобой…

Наутилус Помпилиус Я хочу быть с тобой (с)

Свеча на столе горела ровно, не тревожимая сквозняком. Тишину ничто не нарушало. Санса смотрела сквозь огонь вдаль за окно и думала.

Что было бы, если б она зажгла ту свечу?
Что было бы, если бы Мизинец ее не продал?
Что было бы, если бы она не доверилась Донтосу Холларду?


Она ждала Джона, и он пришел. В его волосах блестели искры снега. Ей вдруг захотелось запустить в эту гриву обе руки. Он совсем не похож на моего брата, этот взрослый мужчина, что стоит передо мной. За ним вбежал легкой тенью Призрак, ткнулся ей в руку и лег между ними, словно собираясь охранять их обоих теперь.
- Ты звала меня, - начал он устало.
- Да, Джон. – ответила она. - Я хотела поговорить.
- Ты тревожишься? – спросил Джон, оставаясь стоять. Санса откинула за плечо густые волосы, скрывая смятение, и кивнула. Джон помедлил, а потом решительно подошел к ней, спугнув Призрака с его места. Тот, недовольно заворчав, улегся поперек входа в комнату у самых дверей.


Что будет, если она его поцелует сейчас? Будут ли его губы пахнуть мятой?


- Мы выступим на рассвете, - начал он тревожно, глядя за окно, - и я хочу, чтобы ты осталась в замке. Для тебя так будет безопаснее.
- Безопаснее? – ахнула Санса, поднося ладонь к губам. – Ты же не хочешь сказать…
- Я не знаю, чем кончится битва… - произнес он вместо ответа. – Но твой … муж тебя не получит. У замка крепкие стены и гарнизон, он выдержит осаду.


Что он скажет, если я возьму его за руку? Если попрошу обнять меня?


- Джон, посмотри на меня, - прервала его Санса. Тот выглядел потерянно, в глазах его светилась непонятная тоска. – Ты выиграешь эту битву. Ты нужен Северу, Джон. Не беспокойся обо мне. Я не дамся ему живой, слышишь, не теперь. Не важно, чья я жена. Я – Старк, и умру Старком.
- Не говори так, - Джон обнял ее за плечи, сблизив их лица. – Я потерял слишком много близких. Я не хочу потерять тебя.
Его дыхания почти не слышно. Он пахнет ветром и чардревами в роще. Он не пахнет как человек. Ту, прежнюю Сансу это могло испугать. Но не ее.
- Ты нужен Северу, Джон, - повторяет девушка, обвивая его шею. – Ты нужен мне.
Они стоят близко друг от друга, их дыхание смешивается, лбы соприкасаются. Руки Джона, забытые на плечах Сансы. Ладони Сансы, обвившие шею Джона. Санса смотрит в его глаза, темные и печальные. Джон колеблется. Кто или что сломило этого человека? Санса нежно тянется губами к его коже и целует в щеку, совсем рядом с уголком губ. Кожа его холодна и на ощупь как воск. Он начинает дрожать под ее губами, пока Санса не накрывает губы Джона своими. Сейчас или никогда.

Джон отшатнулся от нее, словно увидел призрак. Нет, он такой же мертвый, как и я. У него внутри ничего не осталось. Однако, его руки по-прежнему на ее плечах. Они жгут ее через одежду, она чувствует дрожь в его пальцах.
- Санса. – восклицает он, - мы не должны.
Его хриплый голос говорит о нем больше, чем любые слова. Санса смотрит в его лицо, по ее щеке скатывается одинокая слеза. Ее начинает трясти. Свеча на столе переполняется воском.
- Ты не понимаешь, - начинает она сквозь рыдания, - я не могу вернуться к нему. Он чудовище. И Джоффри был чудовищем, и Бейлиш, а ты… ты… Я ненавидела тебя в детстве, но сейчас…
Джон обнимает ее, прижимая к груди. Она слышит, как колотится его сердце.
- Ты стала другой, - шепчет он в ее ухо. - Я не хочу тебя потерять.
- Ты нужен мне, - повторяет она третий раз, словно призыв, яростно. Ее кулачки комкают ткань его плаща, она снова тянется к нему губами, прижимаясь всем телом. Ее распахнутые глаза смотрят на него с отчаянием и жаждой. Джон словно ждет чего-то, какого-то знака, и вдруг целует ее. Их руки сплетаются, губы найдя друг друга, не хотят расходиться. Они рвано дышат, скользя руками по телам друг друга, и Джон шепчет ей, шепчет так, словно вынужден, как молитву:
- Мы не должны…
- Мы не должны останавливаться, - отвечает Санса, стягивая с него плащ. За плащом следует камзол. Краем глаза Санса замечает, как переполнившаяся свеча хлынула через край, и растекается лужицей у подножья огарка.

***

- Мы не должны, - он выдыхает это в который раз, вдыхая ее аромат, путаясь пальцами в длинных рыжих локонах. Он продолжает целовать ее, заводясь и краснея, а в голове всплывает костер, на котором он сжег Игритт. Свою Игритт.
- Мы не должны останавливаться, - говорит Санса, жадно целуя его шею. Ее руки стягивают с него плащ, ее слова хлещут его как кнут, ее тело манит и возвращает его в мир живых.


Будет ли она отзываться на ласки как Игритт? Будет ли стонать его имя в пылу страсти?


Его ладони выглаживают ее тонкую талию через ткань сорочки. Какая она хрупкая, какие мягкие у нее изгибы. Девушка прижимается к нему так жадно, словно это последний день в ее жизни.
И тут он все понимает. Она хочет запомнить этот день. Хочет его пережить, что бы ни случилось завтра. Она хочет быть любимой хотя бы раз в своей маленькой жизни, наполненной страхом, угрозами и подонками, часть которых были ее мужьями.
Он и сам не знает, переживет ли этот день. Тогда какая разница кто они друг другу?

Она яростна, он нежен. Санса нетерпелива, Джон спокоен. Его ладони легко поддевают бретельки ее сорочки, провожают ее на пол, проходя по контурам ее тела сверху вниз, пока она не переступает через смятую ткань. Она прекрасна, слишком хороша для него, даже сейчас, в эту сумасшедшую ночь, когда возможно все.
Джон прижимается губами к ее животу. Санса тихонько вскрикивает, запуская руки в его волосы. Он стонет в ответ, поднимаясь горячим ртом все выше. Его руки ложатся на ее грудь, девушка вздрагивает. Джон смотрит на нее с ужасом, отдернув руку:
- Ты… напугал меня, - отвечает она сбивчиво, и дрожа берет его за ладонь, возвращая.
- Тебе нравится? – спрашивает он, боясь ошибиться на этот раз. Черт, что же такое ужасное делал этот гнусный подонок? Джон очень медленно накрывает своей ладонью грудь Сансы, и начинает гладить, слегка сминая.
- Ммм… - выдыхает девушка, когда его пальцы случайно задевают сосок. Джон повторяет это движение намеренно, вырывая повторный вздох. Санса едва стоит на ногах, покачивается в такт его неспешным ласкам, становящимся все более настойчивыми. Он берет ее на руки и бережно уносит на кровать.

***

- А этот шрам? – спрашивает Санса, трогая пальчиком едва заметную выемку на его груди.
- Это от стрелы, - отвечает он устало. Ему не хочется рассказывать Сансе об Игритт.
- Как тебя ранили? Это было больно? - спрашивает Санса, а ее пальцы гладят его грудь, исследуя каждую мышцу.
- Больно. Мне выстрелили в спину. – Джон замолкает, а Санса целует его между шеей и плечом, почти кусая. Он чувствует, еще пара укусов, и он опрокинет ее на кровать, накрыв своим телом.
- Кто в тебя стрелял? – продолжает тем временем девушка, продолжая целовать его в шею, все сильнее. Ее рука скользит по его груди все ниже и ниже.
- Девушка. Одичалая. – Отвечает Джон, чувствуя прилив возбуждения. Он вспоминает Игритт, их купание в горячем озере. Ее мокрое тело в его руках. – Ее звали Игритт.
- Вы встречались. – Говорит вдруг Санса, и это не вопрос. Она, опираясь на руку, привстает в постели, а потом ложится поверх него, так что их лица снова совсем близко. – Расскажи мне о ней.
- Она была копьеносицей. – начал Джон, чувствуя как Санса обвивает ногами его ноги, - рыжей, их называют Поцелованными огнем за стеной. Я был лазутчиком, а она полюбила меня и... Они штурмовали нашу крепость, кто-то из моих людей убил ее. Она умерла у меня на руках, и я сжег тело.
Санса с грустью посмотрела на него и спросила.
- А когда она стреляла в тебя?
- Когда узнала, что я лазутчик. Я пытался сбежать, - Санса отвлекала его от тяжелого разговора, она выпрямилась, сидя на нем верхом и неожиданно сказала:
- Знаешь, Джон, если ты надумаешь сбежать от меня, я тебя точно пристрелю.
Она была такой смешной, когда пыталась изобразить свирепость. Джон рывком опрокинул ее спиной на подушки и накрыл своим телом. Санса улыбнулась так томно, что он немедленно вырвал у нее поцелуй и целовал, опускаясь все ниже и ниже, пока ее тело не начало бить в ознобе.
- Джон! – выдохнула она пораженно, а потом задохнулась криком, выгибаясь навстречу его губам.

***

Эта ночь была иной. Санса помнила своего первого мужа, обещавшего не касаться ее без ее воли, даже если они делили ложе. Бейлиша, вырывавшего у нее поцелуи, от которых она чувствовала себя неловко. И наконец, Рамси. Ей не хотелось вспоминать все, что муж с ней делал. Его руки причиняли только боль. Рамси был мастером унижения. Еще немного и она бы подумала, что только для наказаний созданы супружеские постели.

Джон пытался быть нежным. Даже слишком нежным, временами ей хотелось, чтобы он был с ней грубее. Его ласки были так хороши, что в какой-то момент она расслабилась и отдалась их страсти полностью. Ей захотелось жить. Не мстить, не сражаться, не прятаться, а просто жить. Она поняла, что обязана жить дальше. У нее появилась надежда, пока еще хрупкая как первые весенние листочки.
Джон заснул незадолго до рассвета. Он лежал на животе, обняв за талию Сансу, ей же не спалось. Она размышляла, лениво играя огненной прядью. Она признает его Старком теперь. А как по-собственнически он подгреб ее под бок, прежде чем уснуть...

Первые лучи солнца прорезали комнату, когда Санса осторожно выбралась из-под руки Джона и задула свечу. Она была больше не нужна. Девушка сладко потянулась и присела рядом с Джоном. Свет играл на его широких плечах. Она не удержалась и пробежалась пальцами по гладкой коже. Джон заворчал во сне и перевернулся на бок, открыв глаза.

Какой он растерянный, когда просыпается.

- Доброе утро, Джон, - произнесла она, целуя его. Джон обнял ее и углубил поцелуй.
- Который час? – спросил он, наконец, с сожалением отрываясь от ее губ.
Санса улыбнулась ему самой многообещающей улыбкой.
- Время побеждать.
Заказчик, то есть я счастлив.:bravo::smirk::cry: (Это я от счастья:))
 
Последнее редактирование:

Вереск

Знаменосец
Филин, из всех мужчин Сансы в сериале что-то действительно хорошее могло получиться только с Тирионом, имхо. Надеюсь, сценаристы ей готовят некую лучшую неведомую долю, вместе с неведомым пейрингом.
 

Филин

Ленный рыцарь
Филин, из всех мужчин Сансы в сериале что-то действительно хорошее могло получиться только с Тирионом, имхо. Надеюсь, сценаристы ей готовят некую лучшую неведомую долю, вместе с неведомым пейрингом.
Ну это мы в курсе, что Тирион хороший, а для неё он был Ланнистером, которым лучше не доверять;)
А вдруг сценаристы ей Джона и готовят?:not guilty:Ну мало ли...:oops:
 

Вереск

Знаменосец
Ну это мы в курсе, что Тирион хороший, а для неё он был Ланнистером, которым лучше не доверять;)
А вдруг сценаристы ей Джона и готовят?:not guilty:Ну мало ли...:oops:
Было бы круто! Ведь без башнярадостных флешбеков будет сложно объяснить кто он Сансе, если не брат.:annoyed: И тогда их будут подогревать на медленном огне :creative: весь сезон, пока, наконец, не станет ясно, что это вообще не инцест :in love:. А Эддард и Лианна флешбечные, конечно, имя отца умолчали спецо-ом.:devil laugh:
 
Угораю с мейстера:D:thumbsup:
И Джейме, который хохмил во время родов. Мне кажется, в этом он весь:D:meow:
Спасибо вам за такой разный джейбри:hug:
Джейме мог, ага.:) А еще мог ценные указания начать раздавать, как "опытный" присутствовальщик на родах со стажем. :facepalm:Но поскольку рожает-то не он, разумеется, огреб. :smirk:
Мейстер самой нравится. Я было хотела его реальной персоной сделать, но не вспомнила кто там был в братстве по части медицины. Поэтому просто прибежал кто-то, быстро все проспойлерил и ой, все (с) :sneaky:
 
Сверху