Джен Фанфик: Последняя встреча

Ada

Лорд
Фандом: ИП/ПЛиО
Автор: Ada
Персонажи: Дейнерис Таргариен, Джон Сноу
POV: Джон Сноу
Рейтинг: PG-13
Жанры: POV
Предупреждения: возможный ООС (личная боль автора = авторский произвол с эмоциями персонажей)
Размер: Мини
Краткое содержание: По мотивам окончания сериала. С финалом "Игры Престолов" сама игра еще не окончена. Красные Жрецы воскрешают Дейнерис Таргариен. Она узнаёт то, что позволит ей жить дальше и вдохнёт новый огонь в её миссию.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО
Статус: завершён

Ветер на вершине утёса был тёплым и беспокойными, зима за Стеной давно сменилась весной, а затем летом. Джон подошёл к самому краю, сел и посмотрел вниз на плотно прижавшиеся друг к другу деревья. Из глубины доносились звуки леса, листья покрывались алым пламенем заката. Где-то там должен быть Призрак. Джон не видел его уже много недель, связь с волком была потеряна, а во сне он больше не чувствовал гонку и вкус свежей крови — он летал над облаками в звенящей тишине ночного неба. Но это не были сны варга, это были всего лишь мечты о том, чему не суждено было повториться. Будь со мной. Будь со мной.

Закатное солнце разлилось на горизонте и поглотило взметнувшийся в его сторону отчаянный порыв ветра, стало ещё тише. Хотелось говорить, но с Джоном не было даже волка, чтобы оправдать слова, произнесённые вслух. Рядом давно никого не было. С тех пор, как Тормунд погиб в очередной племенной стычке, а Джон ушёл. Ушёл в очередной раз и сейчас уже от всех. Он спас Вольный Народ только для того, чтобы привести их к началу. Они продолжили воевать друг с другом и убивать. Как делали это веками. И не было силы, способной их объединить. И не было им места на юге. Юг. Изменилось ли что-нибудь там? Джон тяжело вздохнул. Сложно представить себе что-то, чего раньше не было.

Пролетающая над утесом стая птиц с громким отчаянным криком шарахнулась врассыпную и Джон услышал его. Этот звук нельзя было ни с чем перепутать. Сноу вскочил на ноги, а дракон приземлился в нескольких десятках метров, прижался к земле и замер. Всадник не спешил спускаться. Короткие волосы драконьего наездника задевал слабый ветер, за его спиной пылал закат и лицо оставалось в тени. Джон сделал несколько шагов вперёд и замер, онемев и оглохнув от удивительного зрелища. Всадник молчал, дракон склонил голову ближе к траве и закрыл глаза. Чёрная как бездна чешуя кое-где переливалась рубиновым цветом, ноздри яростно трепетали, выдавая скрытые за маской спокойствия эмоции - это был Дрогон. Джону захотелось плакать, кричать, обнять драконью морду, прижаться к ней и утонуть в ответном пламени. Но он оставался на месте, переживая эти порывы внутри, как переживал свои дракон. Боль сдавила виски, Джон забыл о фигуре всадника, осквернившего дракона его королевы и наблюдавшего сверху, когда невозможный, невероятный голос обратился к нему.

— Здравствуй, Эйгон.

Джон продолжил смотреть на Дрогона, тот так и не открыл глаза, гнев прокатывался волнами по телу дракона и Джон знал, что тот ждёт возможности выпустить его наружу. Ждёт приказа. Всадника. Эйгон? Джон поднял глаза, лицо всадника оставалось в тени, больше не было никаких слов, но в мыслях он прокручивал произнесенное приветствие и ему хотелось только одного: остаться в этом ощущении навсегда, укутаться жаром, исходящим от Дрогона и звуком голоса, который он не надеялся больше услышать. Но время не собиралось замирать и жадная человеческая природа потребовала продолжения. Ещё несколько шагов вперёд, обойти голову дракона и посмотреть вверх. Посмотреть, убедиться. На этот раз закатная тень не могла помешать и Сноу снова захотел остановить время. В мире не осталось ничего, кроме этого лица. Слезы размазывали вид, как горизонт солнце, но он был не в силах их остановить, отыскать руки и смахнуть, опустить голову даже на миг.

— Здравствуй, Дени. Я ждал тебя.

— Ты убил меня.

— И ждал.

Короткие волосы Дейнерис были схвачены грубым обручем, лицо не выдавало эмоций, она сдерживала их лучше Дрогона. Или их не было вовсе.

— Твои волосы.

— Я проиграла.

Сплошной поток слёз уже не затмевал взгляд. Джон мог видеть чётко и ясно, как-будто вместе со слезами с глаз смывалась пелена. Дейнерис смотрела на него не отводя взгляд, лишь слегка удивленно подняла бровь, как-будто они договорились о встрече, а он не может вспомнить, что же они собирались обсудить. Драконий жар не мог восполнить исходивший от ее взгляда холод и Джон вздрогнул, ощутив наконец снова своё собственное тело.

— Ты спустишься? Мне столько нужно тебе рассказать, я так много думал о тебе и обо всем, что случилось. Пожалуйста, дай мне эту возможность перед смертью. Я давно готов. Я не знаю, зачем живу. Не надеюсь на прощение. Молю, позволь мне только сказать тебе все то, что я должен был сказать давно, вместо того, чтобы..

— Ты сожалеешь.

— Это не то слово, которое я бы подобрал, чтобы быть точным.. — Джон медленно, прерывисто выдохнул, коротко глотнул воздух и продолжил. — Но более подходящего сложно найти. Так что да, Дени, я сожалею. Я начал сожалеть в ту же секунду и это почти единственное чувство, которое останется со мной теперь до конца.

— Почти?

— Любовь к тебе. Её я не смог бы убить, это не в моих силах. Это чувство было даром, которого я не достоин. Теперь это часть моего наказания.

Дейнерис промолчала и отвела взгляд. Несколько секунд смотрела перед собой и Джон смог наконец разглядеть её. Волосы острижены не ровно, он представил, как она собирает свои косы в кулак и обрезает одним быстрым движением. Аракх? На лице румянец, губы чуть приоткрыты. Поцеловать их перед смертью, дотронуться до неё в последний раз. О чём она сейчас думает? Что чувствует? Пожалуйста, Дени.

— Я не спущусь, — произнесла она не глядя вниз. — Ты больше не сможешь причинить мне вред.

Сердце сдавило, дыхание сбилось. Могло ли быть больнее? Оказывается да, да, ещё больнее и так до бесконечности.

— Я сожгла Вестерос, — Дейнерис продолжила, не переводя на него взгляд. — Остались только земли за Стеной. Это было необходимо. Тут обитает магия по силе подобная той, что уничтожила когда-то Валирию, только другого рода. Древнее зло пробудится вновь рано или поздно. И тогда его, быть может, уже некому будет остановить. Я разослала письма, Яра предоставила корабли, часть флота пришла из Залива Драконов. Все, кто захотел, смогли покинуть этот континент. Возможно и твоя сестра, если не оказалась настолько упряма, чтобы любой ценой попытаться удержать Винтерфелл. Прости, я не стала проверять. У всех был шанс, кроме Брана с Тирионом. Я сожгла их сразу, как только смогла. Бран — всего лишь самый опасный интриган из всех. Он воспользовался своими возможностями для получения власти, а не для помощи людям. Он знал, что война не окончена, но предпочёл, чтобы герои снова рисковали собой ради его спасения, когда настанет время. Тебе придётся прервать свои каникулы и убедить свой народ сесть на корабли. На оставшихся небо обрушится огнём.

— Они не мой народ. — Джон не смог никак отреагировать на ее слова, кроме признания очевидного.

— Твой, Эйгон.

— Почему ты так меня называешь?

— Так назвала тебя мать.

— Но я не Таргариен. Я не смог им стать.

— И не Старк.

Обернись, Дени, посмотри на меня. Но она лишь вздохнула и продолжила смотреть перед собой.

— Жрецам удалось спасти две жизни. Моя дочь не будет нести на себе груз династии. У нее есть дом. И много деревьев за окном, целый сад. Она сама выберет, кем ей быть.

Джон задохнулся.

— Дочь?

Драконы — мои единственные дети...

— Но как? Почему ты не сказала?

Может ли быть ещё больнее? Может, всегда может.

— Я не была уверена. И не могла обрекать тебя на связь, которой ты не желаешь. Хотела убедиться, что ты готов быть со мной до конца не смотря ни на что. Но ты не был готов.

Дени, почему ты не смотришь на меня? Пожалуйста, я готов умереть, только посмотри на меня. Я готов больше никогда не прикасаться к тебе, только смотреть, подари мне ещё один взгляд.

— Как ее зовут? — голос почти не слушался и Джон пытался сосредоточится, чтобы зацепиться за реальность происходящего.

— Рейла, — Дейнерис улыбнулась, вид ее внезапной улыбки прожёг сердце насквозь, но она так и не посмотрела на него. — Знаешь, это забавно, мне так много говорили об отце, но почти ничего о матери. А она жила, чувствовала, дышала и была Таргариеном. Возможно, в другом мире именно она должна была бы стать правящей королевой и тогда для отца всё тоже сложилось бы иначе. Дети — не их отцы. Но как насчет матерей?

Джон не смог произнести ни слова, слезы высыхали на щеках только чтобы смениться новыми, он не мог отвести взгляд от Дейнерис, а та как-будто погрузилась в свои мысли.

— Она знает обо мне?

— У неё есть отец. В своё время она узнает и о тебе. — Её улыбки как не бывало.

Больнее. Больнее. Но это уже не важно. Какие у неё глаза? Какие волосы? Джон хотел представить себе образ дочери хоть на миг. Ты не станешь отцом детям, не станешь, не станешь.

— Я кое-что привезла тебе. — Дейнерис потянулась к дорожному мешку, перекинутому через плечо, и Джон смог разглядеть ее запястье, когда рукав простого чёрного платья оголил небольшой участок кожи. Этого было достаточно, чтобы почувствовать неуместное возбуждение. Он целовал эти руки, чувствовал эти пальцы в своих волосах, а теперь даже ее взгляд — это слишком много, слишком царский подарок для такого как он.

Что-то упало к его ногам и Джон впервые оторвал от Дейнерис взгляд, чтобы посмотреть вниз. Металлический обруч, наподобие того, что был на ней. Только на вид гораздо старше.

— Подарок от предков последнему королю Вестероса.

Джон снова поднял взгляд, Дейнерис смотрела на обруч.

— Эйгон Сноу, первый своего имени. Да не будет он королём костей и обгорелого мяса. Да найдёт он в себе силы привести свой народ к кораблям. Да правит он до отплытия. — Закончила она шёпотом и перевела взгляд в сторону горизонта.

Дракон впервые зашевелился и начал подниматься, могучие крылья раскрылись, он открыл глаза и посмотрел вперёд. Туда же, куда смотрела Дейнерис. Всегда вперёд.

— Дени, — произнёс Джон и не услышал своего голоса. — Прилетай ко мне, пожалуйста.

Последние слова поглотил звук вихря от очередного взмаха огромных крыльев, которые на миг закрыли собой небо. Несколько ударов очнувшегося, израненного сердца — и дракон унёс всадника за потухающие облака на востоке.
 
Последнее редактирование:

Элюня

Наемник
Какой печальный конец. Конечно, Джон заслуживает наказания за содеенное. Но мне даже стало его немного жаль.
 
Сверху