Джен Фанфик: Загадка похитителя шуб

Schneewolf

Наемник
Название: Загадка похитителя шуб
Фандом: сериал/сага
Автор: Schneewolf
Категория: Джен, элементы гета
Размер: Миди
Пейринг/Персонажи: Джон Сноу, Эддисон Толлетт
Рейтинг: PG-13
Жанр: Детектив, юмор
Предупреждения: Модерн_АУ, ООС
Краткое содержание: Непростые будни сотрудников полиции. Скорее курьёзные, чем опасные ситуации, в которых оказываются два давних друга и напарника по совместительству.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину и HBO.
На других ресурсах: https://ficbook.net/readfic/7009391
Статус:
закончен




Кофейный клуб

Январь в этом году выдался по-настоящему холодным и снежным. На парапетах набережной образовались высокие белые шапки, а на дорогах то и дело возникали заторы: коммунальные службы не справлялись со своевременной уборкой снега. Тяжелое серое небо то и дело прорывалось мелкой белой крупой, а пронизывающий влажный ветер норовил заморозить путника и обратить его в ледяную статую.

Джон успел уже пожалеть, что, не изменяя своей привычке, отправился на работу пешком. Ветер буквально сбивал с ног и швырял в лицо колкие снежинки. Толкаться в метро в утренний час пик совершенно не хотелось, но там, по крайней мере, было тепло. Джон поднял воротник куртки и упорно прокладывал себе путь сквозь снежную завесу. Вскоре впереди показался родной участок. Миновав втиснутую между банком и публичной библиотекой арку, Джон оказался в тихом круглом дворике. Летом здесь цвели липы, наполняя воздух густым сладким ароматом древесной свежести. Сейчас же два высоких узловатых ствола чернели на фоне бесцветного неба.

Джон дёрнул на себя тяжёлые двери полицейского участка и очутился, наконец, в тепле. Поприветствовал дежурного и поднялся по лестнице на второй этаж. Окно общего с напарником кабинета выходило как раз во внутренний двор.

Эдд был уже на своём месте. Кивнул и подвинул к нему картонный стаканчик с кофе.

— Утра!

— Доброго, — отозвался Джон и повесил куртку на вешалку у двери.

— Да не то чтобы очень, — Эдд с хмурым видом покрутил в руках стакан с кофе и, вздохнув, включил рабочий компьютер. — Кофе — дрянь, — вынес вердикт он. — Ты только попробуй — сам поймёшь. Эти девицы из ПДН-а опять купили какую-то жижу.

— Какой-то привкус странный, — отхлебнув из своего стакана, признался Джон. — Землю напоминает, — Картонные стенки приятно согревали руки, но вот пить сей напиток желание отпало.

— Вот-вот! Тоже об этом подумал. Мне кажется, девицам не место в «Кофейном клубе», — поморщившись, Эдд отпил свой кофе и отставил стакан на край стола. Хмыкнул себе под нос и принялся перебирать бумаги, заполонившие стол в хаотичном порядке.

Своего напарника и по совместительству лучшего друга Джон знал почти целую жизнь. Вместе они разделили горькое приютское детство, вместе приехали в Лондон и поступили в полицейский колледж. И вот уже шесть лет соседствовали в этом кабинете. И всегда Эддисон находил повод для недовольства жизнью и окружающим миром. Однако он вовсе не был вечно ворчащим брюзгой, напротив, обладал долей здорового скептицизма и упорством в достижении поставленных целей.

— Я тут решил организовать голосование, можно даже анонимное, — расчертив маркером чистый лист на две части, сообщил Эдд. — Черновой вариант нашего лозунга: «Кофейный клуб только для мужиков!». Ты как?

— Честно говоря, я думаю, что это несправедливо. Кофемашина одна на весь этаж. Они тоже имеют право ей пользоваться, — поднял глаза от бумаг Джон.

— Так пусть хотя бы покупают нормальный кофе. Каждый раз, когда наступает их очередь, мы пьём эту дрянь. И как председатель «Кофейного клуба» я могу настаивать на их исключении. Я уже сделал им два предупреждения. Кофе стал ещё хуже, — понизив тон, сказал Эдд.

— Они тебя возненавидят, и не говори, что я не предупреждал, — Джон навёл порядок на своём рабочем столе и рассортировал папки с делами. Собирался приступить к работе, но всё же не мог не предостеречь друга: — Ты слишком серьёзно относишься к «Кофейному клубу».

— Я провожу на работе свои лучшие годы, конечно, я отношусь серьёзно к «Кофейному клубу». И между прочим, когда наступает наша очередь покупать кофе и молоко, я ещё и печенье беру, а мужики из транспортного приносят конфеты. Кто у нас слабое звено? Правильно, девицы из ПДН-а, — поднявшись из-за стола, Эдд потряс листком в воздухе. — Пойду, сделаю последнее предупреждение.

— Если что, я тебя прикрою: скажу, что тебя бросила подружка, и ты стал женоненавистником, — пообещал Джон, углубившись в сухие строки отчёта, который предстояло сдать в конце недели суперинтенданту. В расследовании дела они не продвинулись ни на дюйм.

Эдд покинул кабинет, полный энтузиазма достучаться до сотрудниц отдела по делам несовершеннолетних. Джон, откинувшись на компьютерном кресле, сцепил руки на затылке и принялся размышлять о том, что же они упустили из виду за последние месяцы. Казалось, что разгадка таится где-то на поверхности, но как открытка со стереоизображением, постоянно расплывается перед глазами, ускользает, превращаясь в мутную рябь.

Вот уже целых три месяца дело о многочисленных кражах дорогих шуб из театральных гардеробов висело на их отделе мёртвым грузом. Преступник ловко уходил из-под носа у полиции, ни разу не засветился на камерах наружного и внутреннего наблюдения или при попытке сбыть краденное.

Джон потёр щёки и обернулся к карте, прикреплённой на доске за его спиной. Разноцветные кнопки отмечали перемещение преступника по различным культурно-развлекательным заведениям района Ламбет. Однажды злоумышленник дошёл почти до Вестминстера: шубы начали пропадать в одном из музейных гардеробов. Эдд было обрадовался, что удастся скинуть гиблое дело на коллег из другого района, но вор, совершив петлю, вновь вернулся в «родной» район спустя пару недель.

Кнопки пестрели на карте яркими точками, образуя кривоватый пятиугольник. Джон, проведя ладонью по чисто выбритому подбородку, наклонился к карте и упёрся руками в стену по обе стороны от неё. Каким бы ловким не был преступник, он всё равно просчитается. Успех кружит голову, и наверняка вор чувствует себя безнаказанным, а это значит, что скоро он перестанет быть осторожным.

Дверь отворилась, и Джон оторвал глаза от карты. Эдд пропустил вперёд сухонькую старушку с белоснежными волосами, уложенными в аккуратную гладкую причёску. Сам же вошёл следом и, состроив унылое выражение лица, покачал головой.

— Располагайтесь, миссис Дастин, — указав рукой на стул для посетителей, сказал Эдд. Джон поздоровался и решил отвлечься немного от дела о похитителе шуб и закончить вчерашний отчёт.

Тем временем, Эдд расположившись за своим столом, закинул ногу на ногу и, продемонстрировав старушке своё дружелюбное лицо, подвинул к себе листок бумаги и ручку.

— Так, миссис Дастин, я готов внимательно вас слушать.

Старушка поправила на коленях светлую замшевую сумку и пожевала губами, раздумывая.

— Сосед мой хочет навести на меня порчу. По ночам проводит свои бесовские обряды и пляшет у костра голый. И к нему ещё постоянно приходят эти… — миссис Дастин, кажется, запамятовала нужное слово и достала кружевной платок из кармана тёплого пальто, принялась мять его в руках. — Сектанты эти, вот. Все в чёрных балахонах, с раскрашенными рожами и музыку свою дикую долбят до самого утра.

Джон прикусил губу и застучал по клавиатуре с удвоенной скоростью. В конце концов, пожилая женщина обратилась к ним за помощью, и стоило сохранить хотя бы видимость участия и хороших манер.

Эдд покивал и постучал ручкой по столу.

— Значит, вы утверждаете, что ваш сосед — сатанист? — задал наводящий вопрос он.

— Конечно. А ещё хочет навести на меня порчу, — живо подтвердила миссис Дастин, упершись цепким неожиданно молодым взглядом в полицейского.

— Допустим. Мы направим к вашему соседу — мистеру Уильямсу дежурного констебля. Он сделает ему внушение и, возможно, выпишет штраф за нарушение общественного порядка. А по поводу порчи… — Эдд задумчиво приложил ручку с бело-зелёным логотипом «Старбакс» к узкому подбородку. — Мистер Уильямс угрожал вам физической расправой? Говорил, что собирается вас убить? Или предпринимал попытки насилия?

Джон поднял глаза от экрана и, бросив взгляд на напарника, быстро понял, куда он клонит. Угроза жизни и здоровью. Конечно же, Эдд собирался избавиться от старушки, которая явно находилась не в себе, путём отправки её к дежурному констеблю. В его полномочия как раз и входят беседы с нарушителями общественного порядка и всяческие семейно-соседские дрязги.

Миссис Дастин разворошила свою сумку и вытащила мягкий кожаный очечник, нацепила на нос очки в тонкой металлической оправе.

— Вовсе нет, констебль. Он украл у меня кольцо с рубином. Фамильную драгоценность. Я могу даже зарисовать, если позволите, — любезно предложила она.

Эдд скрипнул зубами, но натянул на лицо учтивую улыбку.

— Вы уверены, что мистер Уильямс украл у вас кольцо? Он приходил к вам домой?

— Конечно же, я уверена. Проник ко мне под покровом ночи в облике чёрного кота и стянул кольцо.

Джон сурово кивнул и вновь уткнулся в компьютер. Эдд буквально вырвал у старушки из рук листок и доброжелательно улыбнулся.

— Мы всё выясним, миссис Дастин, и непременно вам позвоним. А вы пока сделайте дома уборку. Глядишь, кольцо и обнаружится, — намекнул он, выпроваживая старушку за дверь. — Сочувствую, — сказал Джон, как только миссис Дастин покинула кабинет.

— Почему мне всегда везёт на неадекватных стариков? Думаешь, шеф оценит, если я напишу в отчёте: дело закрыто, потому как преступление выдумано сумасшедшей старухой? — повертев в руках рисунок, спросил Эдд.

— Что-то не уверен. Придётся ехать к её соседу, — поставив последнюю точку в отчёте, ответил Джон.


***​

Соседом миссис Дастин оказался высокий длинноволосый парень примерно одного с ними возраста. Мистер Уильямс пригласил стражей порядка в дом и, выслушав историю, рассказанную миссис Дастин, равнодушно пожал плечами. Кажется, он вообще был довольно флегматичен.

— Вы ведь понимаете, что это бред? Кольца я в глаза не видел. А старуха просто слетела с катушек. У меня есть своя группа, репетируем с ребятами в гараже. Ну, знаете, «дум-металл». А про костёр даже не знаю, что сказать. Осенью убирал листья. Нагрёб целую кучу на заднем дворе и сжёг. Я понимаю, что это небезопасно, может случиться пожар и всё такое. Штраф теперь выпишете? — пессимистично закончил парень и на его вытянутом лице отразилась печальная гримаса.

Джон окинул взглядом узкий коридор, увешанный фотографиями рок-звёзд и заставленный картонными коробками, и снял фуражку.

— На первый раз ограничимся предупреждением. Переезжаете? — кивнул на коробки он.

— А, это? — парень махнул рукой. — Нет. Я развожу заказы из интернет-магазина. Книги, футболки, сувениры, — отогнул край верхней коробки и продемонстрировал её содержимое полицейским. Взору открылась пачка глянцевых журналов и какие-то книги о садоводстве.

— Что ж, хорошо. Могу я осмотреть двор? — спросил Джон.

— Да. Мне скрывать нечего.

Миссис Дастин и мистер Уильямс проживали в двухэтажном кирпичном таунхаусе. Их квартиры разделяла одна общая стена и забор внутреннего дворика. Как Джон и предполагал, ничего подозрительного на заснеженной лужайке не обнаружилось.

Возвращаясь в дом, где Эдд унылым тоном читал владельцу жилища лекцию о пожарной безопасности, Джон притормозил у крыльца. Буквально под ноги ему бросилась чёрная тень. Придержав дверь, он успел разглядеть пушистый задранный вверх кошачий хвост.

— Ваш кот? — задал вопрос Джон, оказавшись в коридоре.

— Да, — лениво проводив взглядом метнувшегося на кухню зверька, ответил мистер Уильямс. — Его зовут Оникс. Гуляет на улице, может, иногда и наведывается к миссис Дастин. Вот только, думаю, кольцо ему даром не сдалось.

Полицейские распрощались с хозяином квартиры и вышли на улицу. Эдд отыскал в кармане форменной куртки пачку «Мальборо» и закурил, щёлкнув серебристой металлической зажигалкой «Зиппо» и прикрыв пляшущий огонёк от ветра. Джон же отправился к миссис Дастин, чтобы оповестить её о благонадёжности соседа. И как раз вовремя.

Старушка распахнула дверь и, проводив полицейского на кухню, выложила на стол золотое кольцо со сверкающим алыми отблесками рубином. Как оказалось, она забыла его в ванной на раковине, когда мыла руки.

Припарковав машину возле небольшого кафе с широким ассортиментом домашних блюд, полицейские остановились пообедать.

Эдд даже повеселел, насытив желудок и согревшись.

— Раскрыли дело за один день. Да мы просто гении! — воскликнул он, разделывая вилкой грибную лазанью.

— Нам просто повезло. Но, знаешь, не стоило тебе ссориться с дежурным констеблем Паркером. Это он всегда подбрасывает тебе старушек, да и мне заодно, — заметил Джон, отвлёкшись от мясной запеканки.

— Да-а-а, я тоже думаю, что это месть. Всё-таки я изгнал его из «Кофейного клуба», — согласился Эдд. — На редкость злопамятный, хм… пожилой мужчина.

— Может быть, стоит простить его?

— Он не покупал кофе, а выдувал по три чашки в день. В его возрасте вредно пить столько кофе, так что, можно сказать, я позаботился о его здоровье, — назидательным тоном провозгласил Эдд.

— А ты суровый глава клуба, — Джон улыбнулся, а после решил перейти к важному вопросу: — Какие планы на вечер?

— Собирался смотреть третий сезон «Сверхъестественного» и попивать винцо.

— Не хочешь сходить на «Макбет»? — дал намёк Джон, отпив горячего чая, так приятно согревающего после стылой зимней улицы.

— О, нет! Пятый раз за месяц? Это уже ни в какие рамки не укладывается, Джон. С чего ты вообще решил, что он появится сегодня? — возмущению Эдда не было предела, но, как ни крути, друг был старше по званию и мог бы приказать, если бы посчитал нужным. Конечно же, инспектор Болтон себе такого не позволял, но Эддисон знал, что всё равно отправится на задание вместе с ним.

— У меня предчувствие, — с серьёзным видом заявил Джон, когда они расплатились и вышли из кафе.

В конце концов, этот «шубный маньяк», как окрестил его младший брат, должен был проколоться. Слишком уж долго он исчезал, словно кролик из шляпы фокусника. И, возможно, именно сегодня им удастся прервать этот затянувшийся хоровод неудач. Джон был настроен оптимистично.
 
Последнее редактирование:

Schneewolf

Наемник
Платформа №10

Похоже, интуиция у Джона была так себе: от визита в театр толку оказалось столько же, сколько и от всех предыдущих — ровно ноль. Преступник так и не объявился сегодня, в «Макбет», как ни странно, тоже не произошло ничего нового. Разве что, осветитель выделил актёра массовки во втором акте, вместо основного. Впрочем, это вряд ли заметили многие зрители (те, кто не смотрел спектакль в пятый раз, например). Тем более, оплошность быстро ликвидировали и переключили внимание туда, куда и требовалось.

Спектакль подошёл к концу, а в гардеробе не произошло никаких эксцессов за всё это время: никаких краж, никаких подозрительных личностей — ничего подобного.

Джон даже расстроился, с грустной миной созерцал длиннющую очередь, пока Эдд трепался по телефону с какой-то своей знакомой. И тут случилось кое-что необычное. По крайней мере, нацеленному взгляду инспектора Болтона это показалось необычным. Он аккуратно тронул друга за локоть, чтобы привлечь внимание, кивнул в сторону стоящего впереди человека. Невзрачный худой мужчина, одетый в старый затёртый пиджак свободного кроя и серые брюки, забирал из гардероба дорогую норковую шубу. Женскую, кстати говоря.

Эдд быстро прервал телефонный разговор и переглянулся с Джоном.

— Тебе не кажется это подозрительным? — тихо спросил Джон.

— Может быть, — согласился Эдд. — А может, он просто забрал шубу жены.

Тем временем подозреваемый направился к выходу, накинув шубу на плечи.

— Ты уверен, что она женская? — задал наводящий вопрос Эдд, пока они спешно одевались в фойе.

— Не на сто процентов, но стоит проследить за ним. Знаешь, этот человек не выглядит тем, кто может позволить себе такие дорогие вещи. Эдд лишь хмыкнул и закурил, стоило им выйти на улицу.

— Сейчас такая мода: одеваться как бомжи. Хипстеры — слышал?

Джон лишь отмахнулся: его охватил азарт охотничьего пса, напавшего на след лисы. Он не мог позволить каким-то неуместным предположениям разрушить этот знаменательный миг.

Мужчина тем временем, огляделся по сторонам и подошёл к ничем не примечательному чёрному автомобилю. Обычное такси на первый взгляд, каких в городе тысячи.

Джон ускорил шаг, и вскоре они тоже оказались у машины. Ради сохранения конспирации, конечно же, оба были в гражданской одежде и на автомобиле Джона. Инспектор Болтон сел за руль, сержант Толлетт расположился на «штурманском» месте. Погоня началась. Ну как погоня — для начала они простояли на светофоре добрых пять минут. Джон нетерпеливо постукивал пальцами правой руки по приборной панели, Эдд с меланхоличным видом поглядывал в боковое окно.

Наконец, загорелся зелёный свет. Джон, сохраняя сосредоточенное лицо, старался не отставать от такси на своей белой «Тойоте», слишком приближаться тоже не следовало, чтобы злоумышленник не догадался о слежке.

Петляя среди тёмных подворотен и проходных дворов, минуя парки и площади, и даже проскочив один раз на красный свет, чего в обычное время Джон, естественно, себе не позволял, они мчались по вечерним улицам.

— Ай-яй-яй, инспектор, нарушаешь правила! — живо откомментировал Эдд, когда Джон притормозил на углу, на миг потеряв подозреваемого из виду. Чёрных такси в Лондоне пруд пруди, а на этом перекрёстке их оказалось целых пять.

— Я заплачу штраф, — откликнулся Джон, внимательно разглядывая ряды застывших в нетерпении машин. Ему сейчас было вовсе не до шуток.

— Справа! — заметив знакомый номер, указал Эдд. Его мрачное настроение после надоевшего спектакля растворилось без следа, и он резво поддерживал друга. Погоня за злоумышленником его увлекала. Всё-таки не каждый день в «отделе по краже сумочек», как называл его Эдд, происходило что-то по-настоящему интересное.

В конце концов, они оказались возле книжного магазина на Мефем-стрит.

Эдд присвистнул, когда подозреваемый вылез из такси и достал из багажника чемодан на колёсиках.

— На вокзал идёт.

Джон сурово кивнул, сосредоточив внимание на предполагаемом похитителе.

Шуба наверняка находилась в синей спортивной сумке, которую мужчина перекинул через плечо. Сам же он был одет в обычную чёрную куртку. Даже Эдду, настроенную поначалу скептически, это показалось странным.

Джон же убедился, что чутьё его не подвело, и вполне возможно, что они напали на след похитителя.

Припарковавшись на противоположной стороне улицы, напарники отправились к центральному входу в здание вокзала Ватерлоо. Большие часы над дверями главного входа показывали без четверти десять.

В шумном людском потоке, среди суеты и разношёрстной толпы пассажиров подозреваемый легко затерялся в своей неприметной одежде. Джон окинул заполненный перрон раздосадованным взглядом, но быстро сообразил, что стоит отправиться к кассам. Верней всего, подозреваемый окажется там, только если он не успел купить билет заранее. Напарники договорились разделиться, чтобы исследовать бОльшую территорию, однако спустя пару минут произошло событие, нарушившее их план.

Джону казалось, что он заприметил злоумышленника на платформе под номером десять, но в тот же миг он оказался сбит с толку пронёсшимся мимо мальчишкой. Светловолосый парнишка лет двенадцати в светло-коричневой куртке и съехавшей набекрень чёрной шапке прошмыгнул между ними и ринулся к выходу с вокзала. Следом раздались крики: «Держи вора!»

Полная женщина в красном пальто, запыхавшись, подбежала к ним — конечно, мальчишку ей было не догнать.

— Кошелёк свистнул поганец! — сообщила женщина, утирая пот со лба большим кружевным платком.

Переглянувшись, напарники разошлись в стороны. Эдд побежал догонять мальчишку — всё-таки страж закона всегда обязан приходить на помощь нуждающимся, даже в нерабочее время. Джон отправился к кассам. Подозреваемый словно сквозь землю провалился. Джон готов был поклясться, что буквально пару минут назад видел его на платформе. Наверняка он сел в поезд до Саутгемптона, отбывший минут пять назад.

Инспектор Болтон с досадой провёл ладонью по затылку и покачал головой: предполагаемый злоумышленник ускользнул буквально из-под носа, и теперь всё придётся начинать заново. Конечно, можно было обратиться к начальнику вокзала, запросить видео с камер наблюдения, но всё это бесполезно: среди этого бесконечного людского потока просто нереально отыскать преступника. Ватерлоо один из крупнейших вокзалов в Лондоне — пассажиропоток огромный, а транспортные пути охватывают чуть ли не всю юго-западную часть страны. Это значит, что отследить одного пассажира, не имея представления о точном времени его перемещения, просто невозможно. Единственное, что удалось сделать — это опросить охрану и кассира, но, конечно, те и внимания не обратили на ничем не примечательного белого мужчину среднего роста. Видео, отснятое за последний час, помогло немногим больше: преступника можно было распознать только со спины и в профиль, а пара смазанных кадров позволяла убедиться лишь в том, что он сел на девятичасовой поезд до Саутгемптона. Но это уже что-то.

Когда Джон вернулся к машине, Эдд уже ожидал его: прогуливался возле книжного, утрамбовывая ботинками грязный снег, и смолил очередную сигарету. — Отвёл пацана к дежурному по вокзалу, кошелёк вернули. Он даже не успел его выкинуть, — бодрым тоном отрапортовал друг. — Что ж, хотя бы кому-то помогли, — поддержал Джон. Его немного разочаровал исход погони, но благодаря тому, что пострадавшей вернули её имущество, он не считал вечер потраченным впустую. К тому же появление злоумышленника на вокзале подкинуло ему новую пищу для размышлений.
***​

По дороге в Уайтчепел Джон поведал напарнику свою новую версию, касательно «шубного маньяка».

— Я думаю, он сбывает их в пригороде. Хотел бы съездить в командировку? — с воодушевлением спросил он, отвлёкшись от дороги. Кажется, впереди случилась авария, и движение застопорилось.

— Только не в выходные, Джон. Иногда ведь надо и отдыхать. Тем более «Манчестер Юнайтед» играет с «Тоттенхэмом» в воскресенье. Я не хотел бы пропустить такой матч.

— Понимаю. Постараюсь выбить поездку в рабочее время, — пообещал Джон, бросив тоскливый взгляд в окно. За пятнадцать минут они едва ли продвинулись на десяток ярдов. Если дорогу не расчистят в ближайшее время, то он будет дома не раньше полуночи.

Эдд вздохнул, окинув взглядом пробку.

— Надо было на метро ехать, — закурил, приоткрыв окно.

— Кто же знал, — посетовал Джон.

Они помолчали, и в наступившей тишине раздался телефонный звонок. Джон поставил на громкую связь, чтобы не отвлекаться от наблюдения за дорогой. Дейнерис хотела узнать, когда он вернётся и как у него дела на работе.

Эдд деликатно изучал справочник автомобильных дорог Лондона, который обнаружил в бардачке.

Едва Джон успел распрощаться со своей невестой, как пробка начала потихоньку рассасываться.

Эдд кинул справочник на его законное место и обратился к другу:

— Знаешь, здорово, когда приходишь домой, а тебя ждёт любимая женщина и горячий ужин. Нет, я, правда, рад за тебя.

— Спасибо, — Джон улыбнулся и посмотрел на друга. — Тебе стоило бы тоже с кем-нибудь познакомиться.

— Я бы и рад. Только когда и самое главное где? Уж точно не на работе.

— Почему? — Джон свернул на перекрёстке и, миновав центральные улицы, прибавил скорость.

— Из этого точно ничего хорошего не выйдет. Мало того, что мы дома будем постоянно вместе, так ещё и на работе она будет мозолить глаза. Люди должны отдыхать друг от друга, — пояснил Эдд, взглянув на часы. — Нет. Хуже отношений с коллегой ничего не придумаешь.

Джон неопределённо шевельнул плечом.

— В этом есть своя правда. Мы с Дейнерис познакомились в собачьем парке. У нас было общее увлечение.

— Да, я помню. Она долго тебя окручивала, — усмехнулся Эдд.

— Просто наши отношения развивались постепенно, — мягко возразил Джон.

— Она заботится о тебе — это важно. На самом деле важно. Не так-то много людей в жизни, которым есть до тебя дело, так что я рад, что ты нашёл женщину, которая тебя ценит.

Джон же подумал о том, что его друг очень одинок на самом деле.

— Ты обязательно кого-нибудь встретишь, — ободрил он.

— Хотелось бы. Всегда интересно было узнать, что такое семья. Но я ни разу так и не увидел, что передо мной та самая, с которой я эту семью хочу, — признался Эдд.

Джон его понимал: приютское детство казалось холодным. Пусть его и скрашивали добрые друзья и внимательные воспитатели, но чего-то родного и тёплого всегда не хватало, чего-то своего.

Джону повезло — у него когда-то была семья, целых десять счастливых лет, что он провёл под опекой дяди и тёти. Эддисону повезло куда меньше — своей семьи он вовсе не знал.

Джон решил, что непременно надо помочь другу отыскать достойную девушку. Прошлые его отношения закончились довольно болезненно, но с тех пор минул уже порядочный срок. Они встречались два года, а после расставания бывшая девушка Эдда скоропалительно вышла замуж за своего нового кавалера.

Обо всём этом Джон думал уже по дороге домой, а так же о том, что в понедельник его ожидает масса бумажной работы, дрянной кофе и ругань с начальством (наверняка, ведь дело они до сих пор не раскрыли). Суперинтендант мистер Джорах Мормонт мог быть очень въедливым и ворчливым человеком, два года назад он сменил на посту своего отца, вышедшего на пенсию, и с тех пор упорно наводил свои порядки. В любом случае всё это будет в понедельник, а впереди ожидают выходные в кругу близких людей. Джон знал, что стоит иногда перезагрузить мозг и отдохнуть от рабочей рутины. Особенно, если застрял в тупике, как сейчас.

Снег медленно кружился под светом фонарей, освещающих пустынный ночной двор, а вдалеке, за огромным зданием супермаркета, сияло огнями «Око Лондона». Говорят, что счастлив человек, который утром спешит на работу, а вечером домой. Джон нашёл профессию по душе и приносил пользу обществу, как всегда и хотел, а дома его ждали те люди, которых он действительно любил. Стало быть, инспектор Болтон действительно мог считать себя счастливым человеком — не каждый может похвастаться этим на пороге тридцатилетия.​
 

Schneewolf

Наемник
Эдд в активном поиске


Утро понедельника добрым не бывает. Джон решил, что неплохо бы было скрасить серое уныние пасмурного дня чем-нибудь приятным. За окном висело мрачное ватно-серое небо, снег растаял, обнажив мёрзлую чёрную землю. Дождь брызгал холодными равнодушными каплями с самого утра и вовсе не думал прекращаться. Стоило выйти на улицу, как тёплая зимняя одежда моментально стала сырой и тяжёлой.

На столе громоздилась стопка бумаг, которые предстояло разобрать за день. Шеф-суперинтендант Мормонт объявил важное утреннее собрание, что тоже вряд ли предвещало благие вести: хвалить их точно пока не за что. Впрочем, время ещё было. Поднявшись по лестнице, Джон как раз взглянул на часы и отметил, что до собрания осталось целых полчаса. Поздоровавшись с Эддом, он распаковал принесённые из дома булочки с вишней. Дейнерис вчера сама их испекла специально, чтобы им было что пожевать на работе.

Всё-таки его девушка оказалась очень чуткой, хотя чаще всего старательно это скрывала. Джон не мог не улыбнуться, подумав о ней. Какие бы неприятности не поджидали его на работе, он всегда знал, что дома его встретит любимая, которая может выслушать и поддержать, да и просто развеять грустные мысли.

Капелька заботы и тёплые воспоминания о доме чуть приукрасили это серое утро. Кажется, даже у Эдда поднялось настроение. Аромат домашней выпечки и крепкого кофе разнёсся по кабинету, подарив толику уюта холодному дождливому дню.

Эдд листал новости в телефоне и хмурился. Потом смёл со стола крошки и спросил:

— Как выходные провёл?

— Неплохо. В субботу ходил на концерт «Lordi» с братом. Обычно я предпочитаю что-то более спокойное, но мне понравилось. Рамси вообще был в восторге. Сказал, что в этом году у них новые костюмы. Я не запомнил, но, наверное, так и было, — Джон допил свой кофе и поднявшись из-за стола, выглянул в окно. Дождь так и не закончился.

— Да, это здорово, — поддержал Эдд. — Надо тоже когда-нибудь выбраться на концерт.

Джон кивнул, обернувшись к нему.

— Это очень бодрит. Можем вместе сходить. А в воскресенье были с Дени в кино. Кстати, она приглашала тебя в гости на следующих выходных. Домашний ужин, можно посмотреть какой-нибудь фильм. Будет весело, — заверил Джон.

Эдд кивнул и, отодвинув в сторону бумаги, встал из-за стола, отыскал на вешалке и накинул форменную куртку. Шеф требовал, чтобы всё было по правилам, в том числе и форма одежды.

— Это можно устроить.

— А ты что делал в выходные? — поинтересовался Джон, когда они вышли из кабинета и направились в зал собраний.

— Купил новые ботинки и познакомился в винном с женщиной. Это была неплохая встреча. Мы мило поболтали, знаешь, как настоящие эстеты, — усмехнулся он. — Обсуждали под какое вино какая закуска лучше подходит. Она неплохо разбирается.

Джон улыбнулся, решив, что у этой истории окажется позитивный финал, и порадовался за друга.

— Она и в музыке смыслит. Ещё и симпатичная, но когда мы вышли из магазина, её там двое детей ждали. В общем, это точно не мой вариант, — разочарованно произнёс Эдд.

— Даже и не знаю, — Джон искренне огорчился. — Может, это не её дети?

— Ну, конечно, её! Они называли её «мама». Ладно, я не сильно расстроился, — махнул рукой Эдд. — Всё-таки я узнал об этом сразу.

— Да, это к лучшему, пожалуй.

В зале собраний они появились заранее. Должно быть, единственные довольные лица в это утро были у Эдда и Джона: всё-таки кофе с домашними булочками существенно поднимает настроение, даже если впереди ожидает выволочка от начальства. Эдд быстро сориентировался и стёр улыбку, нацепил своё привычное хмурое выражение лица. Джон последовал его примеру. Они поздоровались с коллегами и заняли свои места: подальше от трибуны суперинтенданта.

Зал собраний навевал воспоминания о школьных годах. Джон окинул взглядом три ровных ряда бежевых парт, большую чёрную доску, расположенную за трибуной, и пробежал глазами по пасмурным лицам сотрудников полиции. Кто-то вполголоса беседовал с коллегами, кто-то копался в телефоне, кто-то со скучающим видом поглядывал в окно, а кто-то торопливо вносил последние поправки в еженедельный отчёт, уткнувшись носом в экран ноутбука, лихорадочно долбил по клавишам.

Впрочем, ассоциации со школьными и студенческими годами возникли не только благодаря обстановке зала собраний. Шеф-суперинтендант порой действительно вёл себя с подчинёнными, как строгий учитель с нерадивыми учениками, только что родителей не грозился вызвать. Стоило шефу Мормонту войти в зал, как шутки и разговоры моментально стихли. Между собой подчинённые называли его «Ворчливый Медведь»: походка, манера речи, даже его излюбленное усталое выражение лица — всё это придавало ему сходство с разбуженным посреди спячки недовольным медведем. Возможно, суперинтендант догадывался о своём негласном прозвище, но при всём желании, поделать ничего не мог. Впрочем, он наверняка понимал, что прозвали его так не со зла.

Шеф поднялся на трибуну, прокашлялся и обвёл взглядом светло-синих глаз зал собраний.

— Добрый день, коллеги! — поприветствовал суперинтендант Мормонт.

Аккуратно выровнял листы с заготовленными заранее пометками главных тем собрания и поправил манжеты белой рубашки. Готовился произнести речь.

Следственный отдел откликнулся на приветствие нестройным хором, детективный поддержал более организовано.

Эдд переглянулся с Джоном и постарался незаметно отогнуть рукав форменной рубашки, чтобы взглянуть на часы. Шеф-суперинтендант был очень даже словоохотлив, и его речь порой затягивалась на добрых полчаса, а то и больше. Джон усиленно всматривался в диаграмму, отражённую на проекторе за спиной начальника.

— Для начала я хочу отметить успехи детективного отдела: раскрываемость по тяжким и особо тяжким преступлениям повысилась в полтора раза, — шеф Мормонт с гордостью ткнул указкой в высокий красный столбец диаграммы, а после отдельно поблагодарил особенно отличившихся детективов.

Джон тоскливо вздохнул: им уже точно похвалы не дождаться.

— Кому-то светит премия, — толкнул в бок Эдд.

— Но не нам, — грустно заметил Джон.

— Это точно, — мрачно поддержал Эдд.

— … поймали и обезвредили маньяка, терроризировавшего окрестности на протяжении трёх месяцев, — вещал тем временем шеф Мормонт.

Раздались дружные аплодисменты в сторону бравых ребят из детективного отдела.

— Это, конечно, круто, жаль у нас нет маньяка, — шепнул на ухо Эдд в общем громе оваций.

— Есть. И мы его тоже поймаем, — оптимистично заверил Джон. Он искренне порадовался за коллег и был уверен, что они справятся со своим делом не хуже. Может быть, «шубный маньяк» вовсе не так опасен, как парковый насильник, но засадив его за решетку, они тоже окажут услугу обществу.

— Отдел по делам несовершеннолетних также проявил себя достойно в этом квартале, — продолжил суперинтендант, указав на жёлтый столбец диаграммы.

Девушек поддержали более тихими аплодисментами. Конечно, они не такие супергерои как детективы. Впрочем, Джон знал, что каждая служба почётна и важна.

Шеф Мормонт глотнул воды из заранее припасённой бутылки и вновь водрузил её на кафедру. Обвёл взглядом зал собраний и вернулся к диаграмме. На этот раз указал на зелёный столбец.

Экспертный отдел, как выяснилось, проявил себя как обычно: нигде не накосячил и не совершил ничего знаменательного. Суперинтендант сдержанно поблагодарил их за стабильный вклад и неоценимую помощь в поддержании правопорядка.

— Все мы одна команда! — пусть шефа и величали «Ворчливым Медведем», но он как никто иной радел за всех своих подчинённых и ценил каждого из них. Шеф Мормонт был человеком действительно преданным своему делу — это не могло не восхищать.

Джон переглянулся с Сэмом, сидевшим во втором ряду, и тот махнул ему пухлой рукой. Молодой специалист криминалистического отдела был его давним другом. Они познакомились ещё в колледже: поступали в одно время, но выбрали разные специализации.

Сэм всегда оставался добрым приятным парнем и готов был прийти на помощь, пожертвовав своим временем. Коллеги любили его за отзывчивость и дотошность. Сэм порой задерживался допоздна, чтобы проанализировать данные в компьютере или провести дактилоскопическое исследование, найденных на месте преступления отпечатков. Его интересовала наука и он всегда был доброжелателен к людям, конечно, это ценили.

Тем временем шеф Мормонт вновь обратился к своей диаграмме. Оранжевый и фиолетовый столбцы существенно отставали в росте от своих собратьев.

— К сожалению, транспортный отдел пока хвалить не за что, — прискорбно известил суперинтендант и сурово свёл рыжие брови. — Стоило бы проявить больше рвения, коллеги. Два угона с лета висят, — шеф Мормонт расстегнул свой чёрный пиджак и прошёлся вдоль доски, заложив руки за спину, распекая на ходу ребят из транспортного. Что ни говори, а в педагогику его бы взяли с радостью. Он отлично умел читать нотации, равно как и хвалить.

Гренн и Пип кивали с кислыми лицами, а стоило суперинтенданту переключиться на другой отдел, как парни облегчённо вздохнули. Теперь уж краснеть от стыда пришлось инспектору Болтону и сержанту Толлетту.

— Отдел по борьбе с экономическими преступлениями тоже не отличается оперативностью, — вдохнул шеф Мормонт. — Хотелось бы большей активности, — сосредоточив внимание на Джоне и Эдде, заявил он.

Дальше последовала пара раздосадованных восклицаний. Затем суперинтендант произнёс ободряющую напутственную речь и на этом завершил собрание, пожелав всем удачного дня. Уточнение о том, что особенно отличившихся сотрудников вознаградят неплохой премией, подняло боевой дух в коллективе. Расходясь после собрания, полицейские выглядели воодушевлёнными.


***​


Вернувшись в свой кабинет, Джон и Эдд разложили на столе большую карту Лондона и окрестностей и склонились над ней. Принялись размышлять куда же отправился похититель шуб с вокзала Ватерлоо. На пути в Саутгемптон значилось несколько малочисленных населённых пунктов. Эдд отметил их красным маркером и позвонил на вокзал, чтобы уточнить, на каких станциях останавливается девятичасовой поезд. Джон решил, что стоит связаться с полицейским управлением в Саутгемптоне, чтобы разузнать не объявлялся ли похититель у них: были ли зафиксированы кражи или сбыт краденного.

После обеда они поделились своими неутешительными результатами.

— Есть какие-то новости? — обратился к напарнику Джон.

Эдд лишь покачал головой:

— Глухо. Остались только какие-то деревни, в которых даже нет меховых магазинов. Куда он их девает, я не знаю, — почесав ручкой в затылке, он вновь уткнулся в монитор рабочего компьютера.

— У него может быть склад. Наверняка! — воскликнул Джон, поднявшись с места.

— Ну да. Вряд ли он хранит шубы дома.

— Что ж, поеду в театр, может, удастся составить фоторобот, используя видео с камер. По крайней мере, теперь мы знаем, как он выглядит, — Джон спешно накинул куртку и небрежно намотал шарф, вдохновлённый своей идеей.

— Удачи! — крутанувшись в компьютерном кресле, пожелал Эдд. Ему предстояло беседовать с потерпевшими, притащившими с утра пораньше свои бренные тела в полицейский участок. Они успели накатать заявления дежурному констеблю, пока дожидались в холле окончания собрания.

Джон до вечера проторчал в театре, а после и в лаборатории экспертно-криминалистического отдела. Только под самый конец рабочего дня появился в их общем кабинете. Эдд был на своём месте и что-то печатал за компьютером. Джон решил, что стоит записать догадки по поводу преступника в ежедневник и уж только потом поделиться новостями с напарником.

— Такое чувство, что мы упускаем какую-то важную деталь, — произнёс инспектор Болтон, отложив в сторону чёрную шариковую ручку.

Эдд оторвался от компа и, склонившись над столом, принялся изучать фоторобот преступника. Белый мужчина лет сорока-сорока пяти с узким лицом и длинным носом. Обычный ничем не примечательный гражданин.

— Я тоже об этом думал. Преступник словно заранее знает, что за ним будут следить.

Джон тоже уставился на портрет подозреваемого, а потом бросил задумчивый взгляд в окно.

— Да, как будто его кто-то предупреждает. ОПГ? *

— Может быть, — кивнул Эдд. — А что, если в театре у него есть сообщники? Не знаю, актёры? Или кто-то из техперсонала? — стиснув худыми пальцами подбородок, предположил он. — Знаешь, как это обычно бывает: убийца — садовник, — усмехнувшись, произнёс Эдд.

— Здесь есть над чем подумать. Это неплохая версия, и алиби есть. Хорошо, проверим водителя такси для начала, — решил Джон и сделал пометку в своём ежедневнике. — Я завтра съезжу в таксопарк, а ты понаблюдай за техперсоналом. Может, заметишь что-то подозрительное. Дальше будем действовать, исходя из ситуации, — огласил все пункты своего плана он.

Эдд кивал и то и дело бросал нетерпеливые взгляды на часы, постукивая ботинком по полу.

Джон сообразил, что сегодня они и так задержались на полтора часа и наверняка Эдд торопится домой.

— Чем будешь заниматься вечером? — спросил Джон, когда они вышли из кабинета и сдали ключ дежурному.

— Свидание наклёвывается, — многозначительно изрёк Эдд.

— Когда ты только успел? — удивился Джон.

Они вышли на улицу и направились к парковке. Похолодало, и застывшие лужи поблёскивали в свете фонарей, а ветер норовил забраться под воротник куртки и прикоснуться к незащищённой тёплым шарфом коже ледяными пальцами.

— Не так давно познакомился с девушкой в интернете. Я откомментировал одну книгу, и мы с ней немного поспорили. Потом она всё-таки признала, что я был прав, просила посоветовать ей что-нибудь интересное. Вот уже месяца три переписываемся. Это даже немного романтично, — поделился Эдд, сохраняя при этом серьёзный вид.

— Это выглядит хорошим началом, — поддержал Джон, когда они остановились возле машины Эдда. — Та девушка, с которой вы обсуждали «Повелителя мух»? — уточнил он, пока Эдд рылся по карманам, разыскивая ключи и сигареты.

— Она самая. Миниатюрная блондинка с приятной улыбкой и активной жизненной позицией. Бегает по утрам и занимается волонтёрством. И читает умные книги. Ну, кроме Голдинга, конечно. Ладно, все имеют право на ошибку, — заключил Эдд. Достал смартфон из кармана и продемонстрировал напарнику фото своей подруги по переписке.

— Она действительно выглядит милой, — сказал Джон. У девушки на фотографии были приятные мягкие черты лица и большие глаза цвета весенней листвы. — Надеюсь, у вас всё получится.

— Хотелось бы. Сам знаешь, мне везёт как утопленнику, — отправив окурок в урну, изрёк Эдд. — Я потому и не стал говорить заранее. Неизвестно, что из этого выйдет.

— Тебе не помешает немного уверенности в себе и позитивного настроя, — Джон дружески хлопнул Эдда по плечу. — Расскажешь завтра, как всё прошло.

— Конечно, — кивнул Эдд.

Они распрощались, и Джон двинулся в сторону дома. Всё-таки прекрасно жить в пятнадцати минутах ходьбы от работы. Ближе к ночи, когда он собирался ложиться спать, пришла смска от Эдда. Джон думал, что свидание прошло удачно, но открыв текстовое сообщение, махом сел на кровать, такого он точно не ожидал. Эдд был как всегда лаконичен: «Фотка немного устарела. Ей 50».

_________________________________
*ОПГ - организованая преступная группировка
 

Schneewolf

Наемник
Лестница, ведущая на чердак


Сегодня Джон пришёл пораньше, потому как перед двухдневной командировкой предстояло разгрести всю бумажную работу. Кнопка запуска дружелюбно мигнула синим «глазом», и старенький офисный компьютер загудел, пробуждаясь ото сна.

Джон открыл текстовый документ и, разворошив стопку бумаг, принялся переносить показания потерпевших в электронный формат. Ему нравилась спокойная, монотонная работа. Это позволяло настроиться на нужный лад и привести в порядок мысли.

Эдд шумно ввалился в кабинет и раздражённо плюхнулся на стул, закинув ногу на ногу.

— Нет, ну ты представляешь, эта новенькая из ПДН-а возомнила себя невесть кем! Без году неделя в отделе и уже решила организовать «Чайный клуб». Конечно, свистнула мою идею и довольна! У них презентация в триста первом. Угощают конфетами и печеньками, — проворчал он, небрежно бросив на стол шуршащий золотистый фантик. — Привет, кстати.

— Привет, — Джон оторвался от своего увлекательного занятия, а именно от перепечатывая свидетельских показаний в деле о краже велосипеда во дворе многоквартирного дома. — И как там чай? Я бы тоже хотел сходить на презентацию.

— Отличный, к моему сожалению, — покрутив в руках фантик, скорчил кислую мину Эдд. — Мелисса Грин — председатель «Чайного клуба»! Ну, конечно, с таким-то именем, она ничего другого и не могла придумать.

— По-моему, она неспроста не даёт тебе покоя, — намекнул Джон, потянувшись к ежедневнику, чтобы вычеркнуть все завершённые дела. Невысокая хрупкая блондинка с тёмно-карими глазами и мягким глубоким голосом стала их соседкой два месяца назад, и с тех пор Эдд находил любой мало-мальски повод наведаться в отдел по делам несовершеннолетних и поругаться с новенькой сотрудницей.

— Мы конкуренты! — тут же возразил Эдд, подавшись вперёд.

— Только ли? — иронично заметил Джон. — Вы ведёте себя как школьники, честное слово. И, кстати, мы можем заглянуть на презентацию перед поездкой.

— Это вражда, а не что-то другое. Сержант Грин просто высокомерная выскочка, которая считает себя лучше других, — тут же опроверг Эдд и побарабанил пальцами по столу. — Хотя, вообще-то, можно нанести повторный визит в их «Чайный клуб». Я ещё не пробовал зелёный чай с мятой, — задумчиво произнёс он.

***

После чайной презентации напарники сразу же отправились в срочную командировку. Двенадцатичасовой поезд до Саутгемптона прибыл без опозданий, и спустя два часа они оказались на месте.

Благодаря камерам видеонаблюдения на железнодорожных вокзалах удалось отследить подозреваемого и выяснить, что он направлялся именно в Хортон Хит — маленький городок в графстве Хэмпшир, расположенный к северо-западу от Саутгемптона. Центральное полицейское управление Саутгемптона обещало оказать любую помощь в поимке преступника. После беседы с шефом-суперинтендантом местного управления полиции Джон и Эдд пообедали в шумном кафе с видом на набережную и взяли машину напрокат.

Навигатор уверенно вёл в нужном направлении, не прошло и получаса, как они остановились перед столбом-указателем, увенчанным табличкой с названием набранной улицы. Пусть они оба были в форме, но от предоставленной управлением Саутгемптона служебной машины отказались. Слишком долго выслеживали преступника, чтобы вот так просто его спугнуть. Нужно было сохранять конспирацию, если всё-таки их догадки окажутся верны, и похититель залёг на дно где-то здесь. Пришлось припарковать машину подальше и немного пройтись пешком.

В этот тихий послеобеденный час улицы Хортон Хит оказались пустынны. Мрачное небо щедро посыпало снегом черепичные крыши аккуратных двухэтажных домиков из светлого кирпича: в основном бежевого и белого цвета. Дома-близнецы расположились по обе стороны улицы. Должно быть, в тёплое время года она утопала в зелени, а высокие клёны дарили прохладу в летний зной и уютно шелестели листвой в ветреные дни. Сейчас же обнажённые чёрные стволы выстроились вдоль дороги, словно безмолвные призраки, стоящей на пороге весны.

Миссис Милтон — одна из временных работников театра «Олд Вик» — проживала как раз в одном из таких домов-близнецов. Добротная каменная ограда окружала её жилище, а на заднем дворе располагался заснеженный спящий сад. Она была, пожалуй, самым важным свидетелем в деле на данный момент, так как работала в гардеробе как раз в тот день, когда напарники столкнулись с похитителем в живую. Миссис Милтон оказалась невысокой, бойкой пожилой дамой с лучистыми морщинками вокруг глаз и румяными, сморщенными, словно печёное яблоко, щеками. Её дом пах корицей и вишней, а сама она предстала на пороге в белом фартуке, надетом поверх домашнего платья. Полноватая и добродушная — она походила на старушку, сошедшую со страниц детской сказки.

Отворив дверь, она тут же расплылась в приветливой улыбке, словно только и ждала гостей из полиции.

— Чем могу помочь, констебли?

— Мы бы хотели побеседовать с вами о вашей работе, — продемонстрировав ей удостоверение, ровно сказал Джон.

— О, разумеется! Я думала, что меня вызовут в Лондон, но если вы сами решили приехать, то так даже лучше. Проходите, — вытирая руки полотенцем, живо отреагировала миссис Милтон, а после пропустила полицейских в дом.

И вот, когда был заварен чай, и все расположились на кухне, миссис Милтон начала бодро и уверенно врать. Такое не каждому под силу, она словно заранее продумала свою речь. В нужные моменты успевала приложить платок к уголку глаз и смахнуть невидимую слезу, восторженно взмахнуть руками или сделать многозначительную паузу.

— Мне уже восемьдесят лет, но я полна жизни. Весной и летом работаю в саду, а осенью и зимой… — старушка обвела руками уютную чистую кухню в светло-голубых тонах, — здесь ужасно скучно, — остановила взгляд на добротном дубовом буфете, полки которого украшала пара дорогих фарфоровых сервизов, — Я всегда мечтала быть ближе к искусству, даже играла в драмкружке в студенческие годы.

— Это всё очень интересно, но хотелось бы перейти к делу, — оборвал Эдд, отодвинув чашку с крепким чёрным чаем. — Вы, конечно, в курсе, что уже на протяжении нескольких месяцев из гардероба исчезают дорогие шубы.

Миссис Милтон рассеянно кивнула и аккуратно отломила кусочек сахарного печенья.
— Такой ужас! — всплеснула руками она. — Ни стыда ни совести нет у людей, — не спеша прожевала печенье и запила чаем. — Но я ведь всего лишь выдаю одежду по номеркам. Столько лиц каждый день мелькает, за всеми не уследить.

— Я осмотрю дом, с вашего разрешения? — Джон поднялся из-за стола и окинул миссис Милтон внимательным взглядом.

— Как пожелаете, констебль, — старушка одарила его тёплой доброжелательной улыбкой и разгладила руками подол плотного бордового платья. Затем не без доли кокетства поправила причёску и сосредоточила внимание на втором полицейском.

Уже из коридора Джон услышал, как миссис Милтон красноречиво вещает о том, что поездки в общественном транспорте очень бодрят в её возрасте и дают возможность познакомиться с интересными людьми. Джон ни капли не сомневался, что всё это ложь.

На первый взгляд зал и спальня, а также две гостевые комнаты выглядели абсолютно обычно. Идеальная чистота, куча декоративных подушек с вышитыми котятами на аккуратно заправленных кроватях, цветы на подоконнике и фотографии на каминной полке. Джон подошёл поближе и взял одну из них в руки. Знакомое лицо.

— Гиацинты нужно высаживать именно в мае. А иначе они зачахнут без солнечного света, — донёсся голос миссис Милтон из кухни-столовой, стоило Джону выйти в коридор.

Эдд кивал с унылым видом, подперев рукой щёку. Его задача была отвлекать внимание, а выслушивать словоохотливых старушек у него явно получалось лучше всего.

Джон остановился в дверном проёме и протянул главной свидетельнице тёмную-коричневую деревянную фоторамку.

— Миссис Милтон, кто эти люди на фотографии? — спросил он, и переглянулся с Эддом. Теперь уже осталось недолго, они буквально держали в руках нить этого запутанного клубка.

Старушка отодвинула в сторону небольшую, расписанную цветочным узорами чашку и взяла фоторамку в руки.

— Это мой внук Орелл и его школьный товарищ, — первый выглядел ровно как подозреваемый с камер наблюдения в театральном вестибюле. Вторым оказался высокий бритоголовый парень со зверской ухмылкой на загорелом лице.

— Ваш внук тоже живёт в Хортон Хит? — уточнил Джон.

— Он… нет, — замялась миссис Милтон. — Навещает меня, но снимает квартиру в Лондоне.

— А чем он занимается?

— Строительными работами, — кратко ответила миссис Милтон. — Знаете, у меня скоро сериал начнётся, и я не хотела бы показаться невежливой, но если это все вопросы, то… Сами понимаете, у стариков не так уж много радостей в жизни, — мягко попыталась их выпроводить она.

— Да. Только мы хотели осмотреть ещё и чердак, — снова переглянувшись с Эддом, сказал Джон.

— О, к сожалению, это невозможно. Лестницу заклинило, никак не спустить, — развела руками миссис Милтон. — Орелл обещал починить, когда приедет на выходные. Но там нет ничего интересного: всего лишь старый хлам.

Джон ожидал чего-то подобного.

— Что ж, в таком случае, не будем больше вас задерживать. И спасибо за сотрудничество.

— Была рада помочь, — бодро поддержала миссис Милтон.

Джон видел, что несмотря на натянутую улыбку, ей не терпится выдворить их из дома.

Оказавшись на улице, напарники отошли подальше и остановились в тихом сквере через дорогу. Отсюда можно было прекрасно наблюдать за домом старушки, не рискуя быть замеченными.

Эдд вытащил сигарету из пачки и щёлкнул зажигалкой.

— Сейчас наверняка будет ему звонить.

— Главное, чтобы он приехал. Если он на самом деле сейчас в Лондоне, то ждать можно и до ночи.

И действительно слежка за домом миссис Милтон затянулась. Джону даже пришла в голову мысль, что, возможно, они всё-таки ошиблись, и старушка ничего не знает о делах своего внука. Что ж, в любом случае, через миссис Милтон им удастся добраться до Орелла, если, конечно, это его настоящее имя.


***​


Выйти на след предполагаемого похитителя оказалось непросто, но Джону всё-таки удалось нащупать слабое звено в цепочке. Благодаря звонку в таксопарк выяснилось, что автомобиль с такими номерами не зарегистрирован ни в одной базе данных. Это несомненно лишь усложняло задачу поиска подозреваемого, но в то же время, указывало на то, что такси всего лишь фальшивка для отвлечения внимания. Номера впрочем, тоже оказались поддельные, и машина исчезла с лондонских улиц, словно корабль-призрак. Эта нить оборвалась, и они снова оказались в тупике. Тогда Джон решил зайти с другой стороны: выяснить не связан ли преступник с администрацией или техперсоналом театра.

Для начала решено было проверить работников гардероба. И тогда всплыл один интересный факт: одна из временных сотрудниц, а именно миссис Милтон, устроилась в театр как раз в начале сентября, чуть позже были зафиксированы первые кражи. Конечно, можно сказать, что Джон связал абсолютно не имеющие друг к другу отношения факты. Осветитель и уборщица тоже появились в театральном коллективе именно этой осенью, но прямой доступ к шубам имела только гардеробщица. Исходя из этого, можно было предположить, что миссис Милтон как-то связана с преступником. Эта версия заслуживала права на жизнь, и стоило её проверить.

И вот, доложив суперинтенданту о своих предположениях, Джон выбил двухдневную командировку в Хортон Хит. Адрес миссис Милтон он добыл в отделе кадров театра «Олд Вик» — одного из трёх мест, где совершал кражи преступник. Именно в этом театре подозреваемый был обнаружен в тот вечер, когда ему удалось скрыться на лжетакси.

Вечерело, и сумерки постепенно охватили старый седой от снега сквер. Зажглись первые фонари, и начали появляться редкие прохожие, возвращающиеся с работы или учёбы. Семьи с детьми, а после и собачники вышли на прогулку. Джон и Эдд коротали время в арендованной машине. Пришлось взять её на пару дней, чтобы следить за домом и если понадобится, ринуться в погоню за преступником.

Маленькая бежевая «Honda Fit» оказалась хоть и не очень комфортабельной, но вполне незаметной на парковке возле пустого сквера. Зимой сюда мало кто забредал. Среди машин представителей рабочего класса она не бросалась в глаза, а в случае погони могла сослужить неплохую службу, так как петлять на ней по узким улочкам было гораздо удобнее, чем на внедорожнике с просторным салоном.

Вечер плавно перетёк в ночь, а слежка за домом миссис Милтон пока не принесла результатов. Каждый думал о своём, пока дворники скрипели по лобовому стеклу, смахивая падающий снег. Радио передавало дорожные новости и твердило о пробках на центральных улицах города. Вскоре стемнело и последние запоздалые прохожие разошлись по домам. Стало совсем безлюдно, а тишину разбавляли лишь бодрые мелодии какой-то попсовой группы, которая сменила сводку новостей.

Эдд поковырялся в настройках и отыскал что-то более приятное слуху: на одной из радиостанций проходил «Вечер джаза». Джон отпил кофе из картонного стакана и водрузил его в держатель. Глядя на зажигающиеся в окнах домов огни, он думал о том, что неплохо было бы провести день с семьёй, когда вернётся из командировки. Пусть прошло совсем немного времени, но он уже успел соскучиться, да и переживал как там поладят Дени и Рамси. Его невеста любила поскандалить, а младший брат совсем не умел идти на уступки. Джон волновался, как бы он снова не влип в неприятности.

— А миссис Милтон чрезвычайно бодра для восьмидесяти, — нарушил тишину Эдд.

— Да, я тоже об этом подумал. Но вряд ли она соврала. Всё-таки женщины склонны преуменьшать свой возраст, а не наоборот, — повернувшись вполоборота к другу, поддержал разговор Джон.

— Ты считаешь, это верный след? Может, бабка и понятия не имеет о том, что творит её внук? Может, он и не появится сегодня. Зря только здесь торчим, — видно, Эдду надоело ждать и он жаждал действовать. Но пока что, заняться было решительно нечем. Порывшись в бардачке, он вытащил на свет бумажный пакет с сэндвичами с ветчиной и сыром, которые собрала им в дорогу Дейнерис. Они с Джоном разделили трапезу.

— По-моему, слишком много совпадений. И миссис Милтон ничуть не удивилась, что мы пришли к ней. А когда заговорили о её внуке, тут она, кажется, забеспокоилась, хоть и старалась не подавать вид, — начал обстоятельно объяснять Джон.

— Странно это. Да и фотография. Уж слишком этот парень похож на подозреваемого, — согласился Эдд, вытирая руки салфеткой. — Хотя в других театрах его не было. Я чуть не одурел, пока просматривал записи с камер.

— Наверняка там был кто-то из его сообщников: тот же водитель этого псевдотакси, — предположил Джон.

— Да, скорее всего, — кивнул Эдд. — Пойду прогуляюсь.

Джон тоже вышел на улицу. Сидеть на одном месте и бездействовать стало невмоготу. Эдд нарезал круги по парковке и смолил сигарету. Джон хотел позвонить домой, но, бросив взгляд на экран телефона отметил, что наступила половина первого ночи. Уже слишком поздно, а Дейнерис рано утром вставать на работу, и он не хотел её беспокоить. Она была главой кредитного отдела в банке, а это очень ответственная должность. Джон гордился своей девушкой. Он решил ограничиться смской: написал, что они добрались и всё в порядке. Хотел позвонить брату, который наверняка ещё не лёг, но Рамси почему-то не брал трубку. Может, всё-таки уже спал.

Около часа ночи сонную тишину спального района прорезал гул автомобильного мотора. В конце улицы блеснули фонари подъезжающей машины. Чёрный БМВ остановился как раз напротив дома миссис Милтон.

Эдд встрепенулся и протёр глаза.

— Неплохая тачка. И, кажется, совсем новая, — сказал он, прищурившись.

Джон тоже заёрзал на сидении и покивал, наблюдая за тем, как двое мужчин вышли из автомобиля. Первый был высоким и крепким, а второй пониже и худощавым, совсем как подозреваемый.

Тем временем ночные гости вытащили из багажника два больших чемодана и поднялись на крыльцо.

Конечно, обоим напарникам не терпелось проверить свою догадку, но приходилось ждать.

— Уже скоро, — подбодрил Джон. Нужно было дать преступникам время успокоиться и почувствовать себя в безопасности, чтобы поймать их «на горячем».

Эдд застегнул молнию на куртке и торопливо кивнул, вытащив из кармана смартфон.

— Полицейское управление Саутгемптона — единица на быстром наборе. Я уже готов звонить в любой момент.

Джон не сомневался, что его друг собран как никогда, и пусть оба они буквально не могли усидеть на месте, но всё-таки выждали ровно пятнадцать минут, прежде чем покинуть машину.

В окне гостиной приветливо горел свет, когда Джон поднялся на крыльцо. Эдд ловко перемахнул ограду и направился к заднему входу. Звонок весело тренькнул два раза, и миссис Милтон не заставила себя долго ждать. Она распахнула дверь, и лицо её выражало крайнюю степень удивления, которое впрочем быстро сменилось дружелюбной улыбкой.

— Я могу чем-то ещё помочь, констебль? У меня гости и час уже поздний, — защебетала старушка, заглядывая Джону за спину. Должно быть, хотела узнать, где его напарник.

В коридоре, прислонённые к вешалке, стояли два одинаковых бордовых чемодана. Лестница на чердак была опущена вниз…
 

Schneewolf

Наемник
Старики-разбойники

— Им не хватает «Кофейного клуба» или хотя бы «Чайного», — Эдд с кислой миной повертел в руках стаканчик с кофе из автомата и, поморщившись, прикоснулся к синяку на скуле.

— И оперативности им тоже не хватает, — поддержал Джон, окинув взглядом кабинет старшего инспектора Формана. На столе из тёмного дерева главное место занимал небольшой квадратный монитор, на краю громоздились папки с бумагами и органайзер заполненный всевозможными ручками разных цветов и марок. Видимо, хозяин кабинета их коллекционировал.

Джон поудобнее устроился в мягком бежевом кресле, расположенном как раз напротив стола, и бросил тоскливый взгляд в окно. Кофе давно остыл, а старший инспектор, ушедший полчаса назад звонить в Лондон, так и не появился. Время приближалось к четырём часам утра, Джон зевнул и потёр рукой глаза. Давным-давно угас запал погони, а сонная усталость давила на веки. Эдд, кажется, и вовсе задремал в кресле, оставив недопитый кофе на столе.

В памяти кадр за кадром мелькали события сегодняшней ночи, а за окном кружился снег, укрывая замёрзшие клумбы во внутреннем дворике главного полицейского управления Саутгемптона.

***​

Стоило миссис Милтон отворить дверь, как на кухне раздался какой-то стук. Старушка отвлеклась, и Джон живо оттеснил её с порога. Преступники не мешкали: рванули прочь, едва заметив его в дверном проёме.

Не успел Джон произнести: «Стоять! Полиция», — как этих двоих и след простыл. Кажется, судя по грохоту на заднем дворе, Эдду тоже не удалось их задержать.

Выскочив наружу, Джон увидел, что напарник стоит, прислонившись спиной к стене и мотает головой.

— Какого чёрта! Могли бы выдать оружие на задержание.

— Надо было воспользоваться дубинкой.

— Запоздалый совет, Джон.

— Следи за домом и миссис Милтон и звони в управление, пусть перекроют выезд из города.

— Так точно, инспектор, — Эдд отлепился от стены и живо направился в дом.

Джон бегом кинулся к машине. Как раз успел заметить, как преступники сели в свой чёрный БМВ.

Похитители долго петляли по пустынным ночным улицам, а Джон старался не слишком отставать от них. В итоге в глухом кирпичном тупике у центрального вокзала чёрный БМВ уткнулся в стену. Неподалёку уже ревели полицейские сирены. Обоих задержанных отправили коротать ночь в камере полицейского управления Хортон Хит, а утром с конвоем должны были сопроводить в Лондон. Джон вернулся в дом миссис Милтон. Эдд встретил его на пороге, хмуро кивнул, приложив к щеке пакет со льдом.

— Загляни на чердак.

Джон мельком посмотрел на старушку, которая с самым мрачным видом восседала за кухонным столом и теребила скатерть. Её бодрое настроение и доброжелательная улыбка испарились, как лёд на солнце.

— Ты в порядке? — окинув друга сочувственным взглядом, спросил Джон.

— Да. Всё в норме. Синяк, наверно, будет. Но в целом, было очень живо, — усмехнулся Эдд. — Миссис Милтон сказала, что отказывается давать показания без своего адвоката. Насмотрятся своих сериалов… — пробурчал он и удалился на кухню.

Джон лишь кивнул и направился к лестнице на чердак. Наверху было темно, и он нащупал выключатель на стене. Яркая лампа под потолком озарила просторное помещение, обшитое белым пластиковыми панелями. Взору открылась чуднАя картина: вдоль стен, словно в магазине, расставлены были металлические стойки, а на вешалках, упакованные в прозрачные чехлы, висели шубы. Наверно, не меньше полусотни штук.

Джон подошёл к одной из стоек и расстегнул чехол, потом следующий и ещё один: норка, лисица, соболь, честно говоря, он даже не знал толком названий всех мехов. Что ж, неоспоримые доказательства на лицо: миссис Милтон явно замешана в кражах, и являлась если уж не исполнителем, то определённо подстрекателем в этом деле, информатором, а может быть, даже идейным вдохновителем. В этом предстояло ещё разобраться.


***​


Преступников задержали и поместили под стражу, а инспектор Болтон и сержант Толлетт получили по три дня отпуска и даже премию, как и обещал суперинтендант. Шеф лично похвалил их на очередном собрании.

Расследование по делу о похитителе шуб длилось ещё добрых два месяца: сбор улик, проверка показаний и очные ставки. Миссис Милтон оказалась крепким орешком, но в итоге, как раз-таки на очной ставке, всё-таки проговорилась: её показания слишком разнились со словами Орелла. Выяснилось, что в кражах во всех трёх театрах замешаны гардеробщицы. Одна из них даже успела поработать в музее и умыкнуть несколько шуб из местного гардероба.

— Банда старушек. Вышивают котят и воруют шубы. Красота! — воскликнул Эдд, заканчивая оформлять бумаги, которые предстояло передать в суд.

— Кто бы мог подумать, а ведь выглядели такими добропорядочными, — поддержал Джон.

— Ну, ещё бы. Они всегда так выглядят, а потом заговорят тебя до смерти или навоображают всякую чушь про соседей-сектантов.

— Миссис Милтон, миссис Дэвис и миссис Стивенсон: восемьдесят один, семьдесят шесть и шестьдесят восемь лет. Да… Преступное сообщество, организованное старушками, — перебирая дела, констатировал Джон. Его это несколько опечалило. Но главное всё-таки, что справедливость была восстановлена, и преступников удалось поймать.

— А внуки на подхвате. Этот Оливер Томсон по кличке «Стир» уже был судим за разбой, — разглядывая фотографию, прикреплённую к делу, сообщил Эдд. — Как видно, первый срок ничему не научил.

— Ты его героически почти задержал, — подбодрил Джон.

— Да… Почти, — согласился Эдд и взглянул на часы. Наступило уже без четверти шесть. Осталось лишь передать отчёт шефу Мормонту и со спокойной совестью отправляться праздновать успешно завершённое дело.

Конечно, небольшое застолье с коллегами состоялось ещё вчера, но сегодня, можно сказать, была поставлена завершающая точка в деле о похитителе шуб. Загадка оказалась разгадана.

Как миссис Милтон и её подельники не заверяли, что шубы они крали в знак протеста: хотели организовать масштабную акцию по защите животных, а шубы сжечь, на самом деле всё оказалось иначе. Миссис Милтон вместе со своим внуком собиралась устроить свой небольшой бизнес: меховой магазин.

Разумеется, старушка понимала, что стоит выждать какое-то время, чтобы шумиха вокруг этого дела утихла, поэтому ворованные шубы ожидали своего часа на пыльном старом чердаке. Подельникам, естественно, обещали проценты от продаж и безбедную старость. Миссис Дэвис и миссис Стивенсон предстояло отработать ещё около года, а после уволиться в разное время. Пожалуй, план был хорош, но нашлось и слабое звено — внук миссис Милтон.

Орелл совсем не хотел ждать каких-то туманных перспектив в далёком будущем. Ему не терпелось получить свою выгоду прямо сейчас. Пару-тройку шуб он сбыл тайком от бабули на одном из «блошиных рынков» в Лондоне и взял кредит на новенький БМВ. Свою работу в строительной фирме он тоже собирался забросить в ближайшее время. Практически богатому человеку не пристало трудиться на стройке в пыли и грязи.

А миссис Милтон, тем временем, продолжала подбирать наиболее ценные меховые изделия и передавать их внуку. Оливер поджидал в перекрашенном под такси автомобиле. В двух других театрах роль курьера выполнял уже он, а Орелл занимал место водителя. Успех опьяняет и рано или поздно каждый преступник теряет бдительность. Так случилось и с организованной преступной группировкой под руководством миссис Милтон.

Забегая вперёд, можно сказать, что по решению суда Орелл и Оливер были приговорены к трём годам лишения свободы. Миссис Милтон и остальные пожилые преступницы отделались условными сроками: судья сделал поблажку в виду их преклонного возраста. И конечно, они не избежали наказания в виде исправительных работ. Миссис Милтон, к примеру, выращивала теперь овощи на ферме. Машину Орелла конфисковали и выплатили компенсацию пострадавшим, а шубы вернули хозяйкам.


***

Праздновать решили в небольшом ресторане с видом на Трафальгарскую площадь. Может, немного дороговато, но всё-таки не каждый день удаётся раскрыть такое важное дело.

— Я тобой горжусь, — Дейнерис улыбнулась и мягко поцеловала Джона в губы.

— Спасибо. Я рад на самом деле, что всё закончилось. Но было даже немного захватывающе, как приключение, — смущённо отозвался Джон.

Они уже минут пятнадцать ждали Эдда и успели выпить по бокалу вина. Друг обещал какой-то сюрприз, и Джону не терпелось узнать, что же он придумал.

В ресторане играла живая музыка, а официанты ловко сновали между столиками с подносами в руках. Народу было так много, что яблоку негде упасть — всё-таки вечер пятницы и видовой ресторан.

Эдд появился под руку со своей очаровательной дамой. Мелисса Грин в лимонном платье в пол выглядела совсем иначе, чем в полицейской форме. Привычное строгое выражение лица сменилось милой улыбкой. За столом она всё время держала Эдда за руку и, кажется, окончательно потеплела к нему. Эдд же казался по-настоящему счастливым.

Этот вечер выдался уютным и тёплым, полным дружеских шуток и увлекательных бесед и, конечно, тостов с поздравлениями. Ресторан они покинули уже за полночь и пока ждали такси, Джон отвёл друга в сторону. Девушки щебетали о какой-то новой линейке косметики и совсем не обращали внимания ни на что другое. Самое время для откровенного разговора.

Друзья остановились напротив автобусной остановки, и Эдд закурил, задумчиво поглядывая в даль.

— Ты ведь говорил, что против отношений на службе, — не мог сдержать любопытства Джон.

— Говорил. Но… Знаешь, может, я ошибался. Я ведь никогда этого не пробовал. Мы с Мел работаем в разных отделах. Не так уж и часто видимся. И я как-то не представляю, что она может мне надоесть. Вообще, мне кажется, что с ней можно говорить часами. Правда, она просто необыкновенная девушка, — с улыбкой признался Эдд. Похоже, даже накрапывающий мелкий дождик не мог испортить ему настроение.

— Я очень рад за тебя. Думаю, Мелисса тебе подходит. Ты кажешься счастливым рядом с ней, — Джон уже давно не видел друга таким вдохновлённым. Порой те, кого мы так долго и упорно ищем, оказываются совсем рядом. Должно быть, Эдду просто нужно было узнать получше новую сотрудницу, чтобы посмотреть на неё другим взглядом. — А как же «Чайный клуб»? — Джон улыбнулся. Эта «война» казалась такой детской, и теперь хотелось узнать, что же ответит друг.

— Можно ведь любить и кофе и чай, — пожав плечами, ответил Эдд.

Джон понял, что он имеет в виду нечто большее, чем напитки.

Вскоре подъехало такси, и по дороге домой каждый раздумывал о своём. После шумного ресторана и такого насыщенного вечера хотелось немного тишины и покоя.

Эдд о чём-то шептался с Мелиссой на заднем сидении, и она тихонько смеялась. Видимо, оценила его чувство юмора. Дени, глядя в небольшое перламутровое зеркальце, поправляла причёску. Джон наблюдал за проплывающими мимо огнями вечернего города, словно за крохотными яркими каплями на стекле. Хотел сохранить в памяти этот замечательный вечер и добрую дружескую атмосферу, чтобы эти воспоминания согревали в холодные дни.

В понедельник на столе ожидало новое дело о мошеннике из ювелирной лавки, который продавал покупателям фальшивки вместо настоящих бриллиантов. Хозяин магазина клятвенно заверял, что он не имеет к этому никакого отношения. Но так ли всё просто, как выглядит на первый взгляд? Инспектору Болтону и сержанту Толлетту предстоит это выяснить.

Впереди ещё много дел, но преступная группировка, организованная восьмидесятилетней старушкой, определённо запомнится напарникам на всю жизнь.
 
Сверху