starina7

Мастер-над-оружием
snow ball , я все еще читаю, хоть сочувствовать тут давно уже некому, а это, КМК, главное отличие романа от, допустим, шахматной партии. Но я люблю шахматы.
У Джона зондеркоманда, у Дени - богатая коллекция продажных шкур. Притом Джону Дени нужна живой и по возможности здоровой, хотя бы до рождения ребенка. Сила по-моему за ним, но легитимность-то за ней, его происхождение действительно того...
Итак, черные против черных в вашей шахматной партии.
Быть Дени проданной, мне кажется.
А Арья всех убьет и сядет править. Но это уже в порядке стеба.
 

olbas006

Кастелян
я все еще читаю
тратите время. автор даже в собственных показаниях путается. не говоря уже о том, что врёт своим читателям.
а это, КМК, главное отличие романа от, допустим, шахматной партии.
а в романах вообще то белые персонажи были, так что не надо говорить, что у Мартина были только "чёрные против чёрных". Он то как раз стремился к оттенкам серого, и уж совсем явных злодеев (типа Рамси или вконец сбрендевшей Лизы), вписывал не так уж и часто.
 

starina7

Мастер-над-оружием
olbas006 , черные против черных у snow ball https://7kingdoms.ru/talk/goto/post?id=3965442, а не у Мартина. У Мартина многоцветные. У него даже в мерзостном старом Фрее можно что-то человеческое найти. А здесь Джейме и Тирион еще как-то сохранили крохи. Ведь надо же ГГ кого-то показательно казнить.
 
  • Мне нравится
Реакции: Zel

starina7

Мастер-над-оружием
snow ball , а вы устройте вотэтоповорот! ;)Если серьезно, то все же интересно, чем все закончится. Ничем сладким, конечно, но все-таки жду.
 

snow ball

Оруженосец
КОРОЛЕВА И ДРАКОН

Крылатые хуссары построились для смотра на левом фланге войска. Джейме Ланнистер и кхал Арпад расположились перед шеренгами всадников. Их стало намного больше, после того как Арпад привел в стан принца Джона кхаласары, ушедшие за Кваго-полукровкой. Арпад в одиночку поехал к мятежникам и победил Кваго в поединке. Он привязал тело полукровки к своей лошади и протащил его среди шатров. Дотракийцы признали Черного кхала. Правда, каждого десятого все равно повесили за предательство.
— Что говорят люди? Они будут сражаться против своей кхалиси? — спросил Джейме.
— Хох! — взъярился дотракиец и его конь заходил под ним, почуяв настроение хозяина. — Кхалиси жена Черного кхала. Жена идти за мужем. Так устроен мир. Кхалиси нарушила закон. Воины верить Черному кхалу. Черный кхал — победа и слава!
— А как же те, кто в ее войске? — продолжал Джейме.
— Они сами женщины! — презрительно ответил Арпад.
Джейме помолчал, искоса поглядывая на молодого кхала. Тот придерживал рукой саблю в позолоченных ножнах — подарок Джона. Арпад стал для своих соплеменников великим героем. Почти как сам Черный кхал. Наверняка остальные думают также.
— Завтра нас встретит стена Дикого огня... — задумчиво произнес Джейме. — Многие погибнут...
— Это честь для воина! — запальчиво ответил дотракиец.
В отдалении послышались крики: "Черный принц! Черный принц!" Уже через несколько минут крики слились в могучий рев. Армия приветствовала своего вождя.
Джон скакал вдоль строя в сопровождении одного Арча Андервуда. Тот держал черное знамя Дозора, личный штандарт принца.
Со времени битвы при Айзинкурте войско заметно увеличилось. В Долине набрали и вымуштровали восемь рот пехоты. В Королевских землях к принцу присоединились десятки "лесных капитанов" со своими командами. Отовсюду стекались обнищавшие рыцари и мелкие лорды, привлечённые слухами о щедром жаловании в войске Молодого Дракона. Димас Диамантис, полномочный посол нового Морского властелина Браавоса, прибыл к Джону с предложением вечного мира, подкрепленным льготным кредитом. Предложение было принято.
Принц остановился перед рядами Рассветных стрелков. Он снова отпустил бороду, стал похож на Джона времен Ледяного похода. Знамя Арколе развивалось за его спиной.
Принц поднял руку. Все стихло.
— Мы идем на битву, чтобы восстановить справедливость! — прокричал он. — Мы не хотели этой войны; нас принудили к ней. Мы идем на битву, чтобы войну закончить. Правда на нашей стороне. В ней наша сила! Победа будет за нами!
Мощное и дружное "Ура!" стало ему ответом. Пешие и конные воины потрясали оружием, их глаза и лица были полны веры и решимости.
Джейме же показалось, что принц словно сомневается в своих словах. Не было в них обычной страсти. Недоставало напора. "Как будто он говорит… по необходимости," заметил Джейме.
Смотр был окончен. Принц пришпорил коня и поскакал прочь. Джейме дождался, когда он скроется из виду, и поехал за ним.

Военный совет королевы Дейнерис Бурерожденной подходил к концу. Франклин Флауэрс и Дирк Боггз наперебой уверяли, что позиция превосходна и завтра воинство самозванца будет разбито. Капитан Флауэрс командовал центром — Золотыми мечами, самой сильной частью армии Дейнерис. Под началом Боггза состоял арьергард, городское ополчение из Королевской Гавани и немногочисленные отряды лордов из Королевских и Штормовых земель, которые принесли присягу новой королеве. Гарри Стрикленд отмалчивался. Лорд-Командующий Бронн смотрел на храбрившихся командиров с плохо скрываемым раздражением.
Совет проходил под просторным навесом. Королева сидела в кресле перед столом, на котором были расставлены фигурки всадников и пехотинцев. Рядом с ней стоял столик с фруктами, привезенными для нее из Эссоса. Королева слушала генералов, отщипывая по ягодке от грозди винограда. Сегодня ей хотелось именно кислого винограда. Весь вчерашний день она ела персики, а сегодня поглядывала на прекрасные, сочные плоды с отвращением.
“Мой Лорд-Командующий с самого начала был против сражения”, подумала Дейнерис, наблюдая за Бронном. "Будет ли он верен мне до конца?" Когда Джон уничтожил замок Девичий Пруд вместе с гарнизоном и стало понятно, что он тоже обзавелся Диким огнем (“как? откуда? кто меня предал?” бушевала Дени), Бронн настаивал на обороне в столице. “Сколько бы у них не было субстанции, у нас будет преимущество — крепостные стены. У нас есть флот и деньги Пентоса, чтобы не страдать от голода. Они будут атаковать, а мы будем их закидывать Диким огнем с катапульт и требушетов. Они понесут такие потери, что сами уберутся восвояси!” убеждал он. Но Дейнерис не согласилась. “Джон подчинит себе Речные Земли, Запад и Простор, пока мы будем сидеть, запертые в городе. Мы не позволим ему хозяйничать в наших землях!” объявила королева.
Она слишком хорошо помнила ужасы осады Миэрина. К тому же она очень сомневалась в верности столичной черни. Они могли взбунтоваться в любой момент. А ей скоро рожать. Что может произойти, пока она будет беспомощна? Квиберна больше нет, а больше она никому не доверяла. Разве что Джеку Карру, но он слишком неопытен, чтобы держать в узде город и армию. Дейнерис настояла, что нужно выйти против самозванца всеми силами и разбить его в одном сражении.
Поскорее бы… Пусть к ней приведут Джона. Связанного. Чтобы она влепила ему пощечину. И не одну!
— Милорды, мы уверены в вашей доблести и ждем, что завтра каждый с честью исполнит свой долг! — королева хотела подняться, чтобы закончить совет, но передумала вставать. Живот был уже слишком большой и каждое движение давалось ей с трудом. — Идите к своим людям, милорды.
Кланяясь, члены совета стали расходиться.
— Сир Бронн, присядьте, — Дейнерис указала на стул рядом со своим креслом.
Бронн уселся, широко расставив ноги и настороженно глядя на королеву.
— Мне показалось, или вы не уверены в завтрашней победе? — спросила она.
— Самоуверенность — вредная штука, — ответил Бронн.
— Вы боитесь? — Дейнерис сделала вид, что удивлена.
— Я всю жизнь боюсь, Ваша милость. Поэтому и остался жив до сих пор.
— Да? А я думала, что люди вашего рода занятий ничего не боятся...
— Кто вам сказал такую чушь?
— Один человек... — королева замялась. — У которого была история, похожая на вашу.
— Он или дурак, или хотел пустить пыль в глаза молоденькой принцессе, — ухмыльнулся Бронн.
— Вы редкостный хам, Лорд-Командующий, — Дейнерис взяла со стола персик, поднесла ко рту, но сразу положила обратно, только лишь понюхав фрукт. — Впрочем, Тирион всегда так отзывался о вас.
— Тирион вообще башковитый сукин сын, — Бронн тоже потянулся к подносу с фруктами, но заметил недовольство в глазах королевы и одернул руку. Еду со стола Ее Величества дозволялось брать только ей самой.
— Так что вы думаете о завтрашней битве? — Дейнерис сделала вид, что не слышала слов о Тирионе Ланнистере.
— Думаю, что завтра поляжет столько народа, что победа не будет в радость.
— И что же нам делать?
— Я не политик, но, как по мне, лучше заниматься политикой, чем воевать.
— Что? — возмутилась Дейнерис. — Какая политика? Джон пошёл против законной королевы! Он сошёл с ума, вообразил себя драконом!
— Кому как не вам знать, как обращаться с драконом, — пожал плечами Бронн.
— Вы свободны, Лорд-Командующий, — холодно сказала Дейнерис.
“Меня окружают дураки и трусы,” обиженно подумала она. "Надо самой поехать и посмотреть, каково настроение воинов".

Джейме вошел в шатер принца. Джон был один. Он стоял перед жаровней со священным огнём, сложив руки за спиной, и смотрел в пламя.
— Вы молитесь, Ваша милость? — спросил Джейме. Принц, казалось, даже не заметил его прихода.
— Каждый раз, когда я обращаюсь к Владыке, я вижу Винтерфелл. Как увидел в последний раз. Когда башни задрожали, а из под земли вырвались языки зелёного пламени. А потом мир раскололся на куски.
Он замолчал. Джейме тоже не решался заговорить. Пауза затянулась.
Наконец, принц отошёл от жаровни.
— Вы хотели поговорить, Лорд-Комиссар? — спросил он.
— Мне передали письмо от королевы Дейнерис. Она требует, чтобы я явился к ней и преклонил колени. В противном случае она казнит Тириона.
Джон подошёл к стойке, на которой висел его доспех. Взял меч.
— Она казнит вас обоих, — произнёс он.
— Я не могу не пойти, — обречённо ответил Джейме.
— Вы передадите своего принца? — Джон рассматривал ножны своего меча, потертые и испещренные зазубринами.
— Он мой брат...
— Я не позволю, чтобы командующий моей конницей покинул армию перед битвой, — отчеканил принц.
Он направился к выходу, но Джейме преградил ему дорогу. Джон наполовину вытащил меч из ножен.
— Такому мечнику, как вы, не составит труда расправиться с калекой, — улыбнулся Джейме. — Дайте мне сказать… Напоследок.
Джон остановился.
— Завтра вы одержите великую победу, Ваше Высочество. Воины верят в вас и будут сражаться за вас до последней капли крови. Но вам не нужна эта победа.
Джон презрительно скривил губы.
— Вот как вы придумали спасти и себя, и своего брата? Я был о вас лучшего мнения.
Джейме взъерошил волосы, словно пытаясь сбросить с головы тяжелый груз. Потом заговорил, глядя принцу в глаза:
— Услышь меня, Джон. У меня было трое детей, которых я ни разу не прижал к груди и не назвал по имени. Они погибли. Теперь у меня дыра вместо сердца. Я никому не пожелаю так жить. Ты решил, что твоя душа сгорела вместе с Винтерфеллом? Что теперь ты сожжешь весь мир? Ты его сожжешь. А как ты будешь жить дальше?
Джон сделал шаг назад, все еще держа меч полуобнаженным.
— Мне не нравится Дейнерис Таргариен, — продолжил Джейме. — Она взбалмошная и самовлюбленная девица. Пока у нее были драконы, она привыкла, что все должны склоняться перед ее прихотями.
— Только не я, — бросил Джон.
— Не ты. Но есть одна вещь, Джон, — Джейме подошел к нему ближе. — Она носит твоего ребенка.
— Она сдастся и родит наследника. Ей самой ничего не угрожает.
— А если нет? Она сражалась с самой смертью вместе с тобой. Она сдастся? Уверен? Вокруг горы Дикого Огня. Что может случится в горячке боя?
— Сир Джейме, не вы ли говорили, что мое право и мой долг занять трон! — Джон повысил голос.
— И повторю тоже самое еще много раз: Железный Трон должен быть твоим!
— И что ты мне предлагаешь? — принц тоже перешел на "ты".
— Ты взял ее в жены, ты и решай, — Джейме скрестил руки на груди.
Джон прислонил меч к столу, обошел вокруг.
— Лорд-Комиссар, я приказываю вам оставаться в моем шатре! — объявил принц и зашагал к выходу. Уже раскрыв полог, он обернулся.
— Почему ты просто не уехал из лагеря? Почему ты мне все это сказал?
— Я остался должен твоему отцу. А Ланнистеры всегда платят свои долги, — ответил Джейме и тяжело опустился на стул.
Джон поднялся на холм, с которого было видно поле будущего сражения. Вчера хуссары выбили отсюда передовой отряд Золотых Мечей. Джон решил, что именно тут решится исход битвы. Сейчас холм занимал отряд дотракийцев; их было отлично видно противной стороне. А под покровом ночи здесь предполагалось установить катапульты с Диким огнем. Конница должна была выманить отряды Дейнерис из укрепленного лагеря, после чего они попали бы под внезапный огненный шторм.
Смеркалось. Вдали, в лагере Дейнерис, загорались бесчисленные костры. Джон широко расставил ноги, стоял, убрав руки за спину, и всматривался в огни. Он заметил движение среди костров; приглядевшись, увидел белую лошадь, неспешно двигавшуюся в окружении отряда солдат. Слышались приветственные возгласы. Джону показалось, что на лошади ехала всадница с серебристыми волосами.
На вершину холма, где стоял принц, прискакал командир отряда дотракийцев. Осадил разгоряченного скакуна. Всадник возбужденно дышал, как в предвкушении схватки.
— Кхалиси! — командир дотракийцев указал в ту же сторону, куда смотрел Джон. — Черный Кхал велеть, мы схватить ее! Отдать тебе!
— Нет, — немедленно ответил Джон. — Это... ловушка. Оставайтесь на месте.
Дотракиец еще покружился на месте, надеясь на то, что принц передумает. Потом бросил разочарованно: "Как хотеть Черный Кхал" и ускакал к своим.
"Ненормальная", буркнул Джон себе под нос. "Она не отступит. Полезет в самое пекло." Он вспомнил глаза Дени, полные ярости, перед битвой с Иными. Ночь после той страшной победы. Как она стонала, принимая его естество. Тогда, в ту ночь, она и понесла.
— Арч, — обратился он к стюарду, почтительно ожидавшему в стороне. — Ты предан своему принцу?
— И душой, и телом! Готов умереть за вас, Ваше Высочество! — стюард опустился на одно колено.
— Умирать не нужно, — зло сказал Джон. — Приведи госпожу Миссандею к святилищу.

Походным святилищем был шатер на противоположном конце лагеря. Джон шел туда долго: солдаты поднимались от костров, обступали принца, звали посидеть с ними, выпить перед битвой. Джон хлопал по плечу ветеранов, отшучивался, обещал вернуться. Когда он добрался до святилища, Арч Андервуд с Миссандеей уже ждали. Кинвара, которая жила здесь же, тоже вышла встретить своего принца, десницу Владыки на земле.
Миссандея сделала реверанс, грациозно и изящно. Её дракон уже много дней не спал с ней. Впрочем, так же было и во время похода в Долину. Когда пришел стюард принца, Мисси обрадовалась. Потом, поняв, куда ее ведут, она встревожилась. Арч, конечно, ничего объяснить не мог.
— Во славу Владыки! — приветствовала Кинвара принца.
— Во славу Владыки, — глухим голосом отозвался Джон.
Некоторое время он стоял, глядя себе под ноги. Все замерли в молчании.
— Арч Андервуд! — заговорил принц. — Ты верно служил мне. В награду я хочу исполнить твою просьбу.
У юноши вытянулось лицо от изумления.
— Просьбу, Ваше Высочество? Но я не…
Джон не дал ему закончить.
— Я отдаю госпожу Миссандею с острова Наат тебе в жены. Перед лицом Владыки поклянись любить и… — Джон запнулся, — не обижать ее.
— Клянусь… — промямлил Арч.
Хорошенькое личико Мисси застыло. Она хотела что-то сказать, но лишь губы ее задрожали.
— Госпожа Кинвара, начинайте, — велел Джон.
Кинвара поклонилась, взяла молодых за руки и повела к священным огням. Джон смотрел им в спину. Жрица позвала служку, велела ему что-то принести. Тот забежал внутрь шара. Кинвара прошлась мимо жаровен, подбрасывая в них щепотки порошка, от которых едва тлевшие огни загорались ярким пламенем, и вернулась к принцу.
— Что-то не так? — спросил Джон.
— Сильный ход, хорошая игра, мой принц, — жрица всматривалась в его лицо, наклоняя голову то в одну, то в другую сторону, подобно змее.
— Игра? Моя сестра говорила, что Владыке не интересны игры престолов, — Джон смотрел на Миссандею. В отсветах пламени было заметно, как подрагивают ее плечи.
— Владыке интересны победители, — ответила Кинвара.

Тириона держали в отдельной палатке. Руки и ноги его были в кандалах, которые, однако, оставляли довольно большую свободу для движений. Бывший десница дремал на охапке соломы, когда в палатку вошла Дейнерис в сопровождении двух Безупречных. Один из них толкнул карлика древком копья. Тирион моментально проснулся.
Другой воин поставил для королевы мягкий пуфик. Она неловко села. Тирион покосился на огромный живот.
— Ваше Величество! — Тирион привстал и изобразил нечто вроде реверанса, загремев цепями. — Вы пришли, чтобы лично проводить меня на плаху? Это честь для меня! Да, откуда взялись Безупречные? Вы возродили их из соли и дыма?
— Почему вы предали свою королеву, лорд Тирион? — спросила королева, не обращая внимания на его сарказм.
— Я не предавал вас, Ваше Величество, — грустно вздохнул карлик.
— Вы вступили в сговор с Джоном Сноу и его кузиной, которая замышляла меня убить! — повысила голос Дейнерис.
— Во-первых, она не замышляла вас убивать, насколько мне известно, — в голосе Тириона слышалась усталость и даже безразличие. — Во-вторых, я лишь пытался сохранить мир между моей королевой и ее законным супругом.
— Но вы способствовали его планам лишить меня трона! Трона моих предков! — завелась Дейнерис.
— И его предков тоже, должен заметить.
— Вы... Вы забываетесь! — воскликнула она.
Безупречный сделал шаг вперед и взял копье на изготовку.
— Вы хотите меня напугать? — рассмеялся Тирион. — Чем? Я и так завтра умру. Хотите что-то мне доказать? Не надо! Лучше отдохните, вам предстоит тяжелый день, как я понимаю. Переубедить меня у вас не получится, так же как у меня не получится переубедить вас.
Тирион демонстративно улегся на солому и отвернулся. Безупречный занес копье, чтобы снова ударить карлика, но королева его остановила.
— Сегодня что, проходит турнир "кто сильнее нахамит своей королеве"? — спросила она примирительно.
— Может это потому, что вы что-то делаете не так, Ваша милость? — спросил Тирион, не поворачиваясь.
Дейнерис помолчала.
— Но почему он? — выдавила она из себя.
Тирион проворно повернулся и снова сел.
— Потому что он — законный наследник Железного трона, только и всего.
— Но он стал чудовищем! — вскрикнула Дени.
— Драконом, я бы сказал. И чем больше он становился таким, тем сильнее разгоралась ваша любовь к нему, — спокойно ответил Тирион.
Дени всплеснула руками, хотела возразить, но не нашла подходящих слов. Только возмущенно засопела.
— Да-да. Я наблюдал за вами все время вашего романа, — продолжил Тирион. — Сначала вы посмеивались над ним, потом разглядели в нем мужчину, а потом влюбились в него, как кошка. Можете отрицать сколько угодно, мне все равно. Никто не ожидал, но Джон Сноу оказался жестоким и властным человеком. "Пламя и кровь", все такое. Но разве это вас не привлекает, Дейнерис Бурерожденная из дома Таргариен?
Дени ничего не ответила.
— Вам кажется, что я несу чушь? Вполне возможно. Я не пил вина бессчетное количество дней. У меня высохли мозги. Могли бы и порадовать смертника, Ваше Величество! Приходить к пьющему человеку без вина — жестоко даже для драконьей королевы!
— Больше никакого вина, — властно сказала Дейнерис.
— Больше? Что значит больше? — Тирион вскочил с места и тут же упал, не рассчитав длину кандалов.

Ранним утром, когда ночная темень только начала рассеиваться, а холодное зимнее солнце только собиралось показаться на небе, два герольда встретились на поле, разделившем две армии. У одного в руках было черное знамя с красным драконом, а у другого — с белым. Белого дракона своим гербом выбрал принц Джон.
После недолгого разговора герольды разъехались. Скоро на поле появился открытый паланкин, в котором сидела среброволосая королева. Паланкин несли темнокожие воины в остроконечных шлемах; рядом с королевой можно было разглядеть человечка с несоразмерно большой головой.
Им навстречу шел мужчина в кожаном плаще. Из-за выступающих плечей он немного походил на дракона. За ним семенил толстяк в купеческом одеянии. Толстяк явно не поспевал за принцем, он с трудом сохранял равновесие на припорошенной снегом земле, задыхался и обливался потом.
Безупречные поставили паланкин на землю и отошли назад. Тирион спрыгнул на землю; королева осталась сидеть в паланкине.
Джон молча поклонился. Дейнерис ответила кивком головы.
— Бен Вулси, глава нашей канцелярии, — представил Джон своего спутника.
— Тирион Ланнистер, наш Лорд-Десница, — сказала Дейнерис.
— Мы знакомы с Его Высочеством, — Тирион выступил вперед.
— Не ждал вас увидеть. Впрочем, не важно, — принц пожал плечами.
— Итак, мы здесь, чтобы найти компромисс и предотвратить кровопролитие, губительное для государства и династии, — начал Тирион. Бен Вулси смотрел на него глазами, полными ужаса. На королеву он не решался и взглянуть.
— Мы предлагаем Его Высочеству отвести армию на побережье Крабьего залива и прекратить боевые действия. После чего Ее Величество готова созвать, как она и обещала в своей тронной речи, Совет лордов всех Семи Королевств. Совет может быть собран в городе, не занятом ничьими войсками. В присутствии достопочтенных глав благородных семей Ее Величество готова подтвердить брак с Его Высочеством. После рождения наследника супруги будут объявлены регентами при малолетнем монархе. Таково предложение Её Величества.
Джон молча посмотрел на своего спутника и кивнул ему. Вулси трясущимися руками достал пергамент.
— Мы, Джон Таргариен, законный наследник Железного трона, требуем от нашей супруги Дейнерис последовать за нами в столицу нашего королевства, чтобы присутствовать при его коронации и впредь находиться при своем супруге в печали и в радости, быть ему верной женой и матерью его детей, — зачитал Вулси срывающимся голосом. Он сложил пергамент и стоял, слегка пошатываясь. Казалось, еще немного, и он свалится без чувств.
Повисла тишина. Принц и королева сжигали друг друга взглядами.
— Ваше Высочество! Ваши требования слишком категоричны… — Тирион подошел к Джону вплотную, но тот даже не посмотрел на карлика.
— Если условия Его Высочества не принимаются, Его Высочество… уходит, — закончил Вулси.
— Остановитесь, Джон! — крикнул Тирион. — Не совершайте ошибку, которую нельзя будет исправить!
Он оглянулся на королеву. Дейнерис молчала.
Принц спокойно развернулся и пошел прочь. Вулси поспешил за ним, походкой мертвецки пьяного человека.
— Наш сын родится совсем скоро, Джон, — сказала королева негромко.
Но Джон услышал.
— Нам с Её Величеством нужно поговорить, — объявил принц.
Он развернулся и подошел к королеве.
Прямо сейчас, —тихо сказал он, обращаясь только к Дейнерис.
Трясущийся Бен Вулси остался стоять на удалении. Тирион присоединился к нему.
— Как поживает мой брат? — спросил он.
— Лорд-Комиссар прибывает в добром здравии, милорд, — не сразу ответил Вулси. Он напряженно вслушивался в разговор между Джоном и Дейнерис. Разговор шёл на повышенных тонах; оба Таргариена энергично жестикулировали.
— Нам нужен договор между супругами. У вас есть соображения, уважаемый? — деловито осведомился Тирион.
Дрожащий Вулси лишь глотал воздух ртом.
— Вы не думали в таком направлении? — переспросил Лорд-Десница.
— Договор? — вымолвил, наконец, бывший городской казначей Гуллтауна.
— О разделении власти между царствующими супругами, — пояснил Тирион.
— Кажется, таких прецедентов не было в истории Семи Королевств, — от удивления Вулси даже перестал дрожать.
Тирион дружелюбно похлопал его по спине.
— Теперь все будет по-новому. Начинается новое время, мой друг. Время героев. Вы станете первым.
 
Последнее редактирование:

snow ball

Оруженосец
На этом история про двух драконов закончена. Может быть пока, может быть совсем. На сегодня автор сказал все, что хотел сказать. Благодарю своих читателей за внимание и по-прежнему жду ваших отзывов!

В определенной степени финал вдохновлен историей Фердинанда и Изабеллы, монархов, объединивших Испанию. Едва ли не единственный в истории пример, когда две сильные личности сумели найти способ править по-настоящему вместе. Получится ли у Дейнерис и Джона?
786c5f0915b61b5d23b2608986a8be24.jpg
 

starina7

Мастер-над-оружием
snow ball , ВОТЭТОПОВОРОТ !!! Герои включили мозги, и половина проблем решилась. С другой половиной, правда, не ясно, что делать. Сладкого финала нет, всем придется ох как несладко. Но головы остались на плечах, и Королевская Гавань не разделила участь Винтерфелла. Армии не истребили друг друга, а сохранили боеспособность, так что Браавосу с Пентосом придется скатать губу обратно, хотя льготный кредит, конечно, будет выплачен.

Что касается вашей любимой идеи о людях у власти. Конечно, властолюбцы рвутся к цели по головам, но в данном случае умный злодей у власти все же предпочтительнее пофигиста Роберта, казнокрада Мизинца, и болтунов, которым нет числа в реале. Так что я была не права - вашим героям можно сочувствовать.

Надеюсь на эпилог, или даже, чем Р'Глор не шутит, на новую историю.
 

Готика

Наемник
snow ball , история хороша. Надеюсь, что после рождения наследника Дени не будет столь стремиться к власти, ибо, как было сказано кем-то из героев "Проклятых королей", "негоже лилиям прясть" То же самое касается и драконов.
 

snow ball

Оруженосец
Окончательный вариант (отредактированный, причесанный и местами доработанный) можно прочитать здесь:
https://author.today/work/69397
Можно скачивать в нужном формате, и он-лайн читалка удобная))
 
Сверху