Джен Фанфик: Поиграй со мной

Schneewolf

Наемник
Название: Поиграй со мной
Фандом: сериал/сага
Автор: Schneewolf
Категория: Джен
Размер: Мини
Пейринг/Персонажи: kid!Теон Грейджой, kid!Рамси Болтон, Русе Болтон, Бейлон Грейджой, Эурон Грейджой
Рейтинг: PG-13
Жанр: Драма, Юмор, Элементы ужастика
Предупреждения: Модерн_АУ, ООС, Насилие
Краткое содержание: Все игрушки мира не могут заменить настоящего друга.
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО.
На других ресурсах:https://ficbook.net/readfic/6713058
Статус:
закончен​


Раз
Жёлтый свет фонарей освещал просторный двор, окружённый высоким каменным забором. Теон протёр глаза и, задрав голову, поглядел на дом. Огромный и мрачный — настоящий дворец из серого камня. Было всё-таки слишком темно, чтобы разглядеть всё хорошенько, но Теон плюнул с досады. Этот господин судебный пристав, должно быть, понятия не имеет каково это, когда отбирают твой собственный дом.

Хмурый парень в чёрной форме втащил его за руку на крыльцо. Теон упирался не только из упрямства, но и от страха. Городок был маленький, и множество слухов ходило о начальнике службы судебных исполнителей графства Беркшир. Пожалуй, мистер Болтон обогнал в этом даже самого мэра. Припомнив все жуткие сказки, что рассказывали на пустыре у костра, Теон всхлипнул, невольно вцепившись в рукав сопровождающего.

Дверь распахнулась, и широкая полоса света упала на ступени крыльца. Мистер Болтон в хлопковой домашней рубашке и синих джинсах выглядел вполне себе человеком, а не кровожадным монстром из детских страшилок. Теон неохотно перешагнул порог, когда сопровождающий потянул его за собой. В этот миг яркая вспышка осветила тёмный небосвод, и прогремел гром. Теон даже присел и уши зажал от испуга.

— Тридцать миль по раскисшей дороге — это ведь не шутки, сэр. Куда в такой ливень ехать? — русый молодой парень, сняв форменную фуражку, неловко топтался перед начальником. — Может, завтра с утра и отвезу парнишку в приют?

— Завтра суббота, Джереми, — сухо заметил мистер Болтон. — Опека не работает, а в приюте будут только дежурные, да няньки. И на кой чёрт ты притащил его ко мне, интересно узнать?

— А куда же? У меня у самого полон дом народа, — неловко развёл руками парень. Мистер Болтон хмуро кивнул и велел ему выметаться.

Теон с тоской поглядел на захлопнувшуюся дверь и отступил к стене. Вовсе не хотелось оказаться запертым в этом зловещем особняке.

Мистер Болтон навис над ним и окинул холодным взглядом.

Подкинул мне какого-то оборванца, — раздражённо качнул головой он. После обратился уже к Теону: — Переночуешь здесь, а завтра уже придумаю, что с тобой делать. Разувайся и куртку сними. Нечего по коврам топтаться.

Теон послушно выполнил наказ и замер, переступая на паркете мокрыми носками. Пока он удирал от этого придурка-пристава, старенькие кроссовки промокли насквозь. Мистер Болтон брезгливо оглядел его и подтолкнул в спину, сопроводил до ванной.

— Умойся и руки вымой как следует. Надеюсь, ты хотя бы не заразный, — вполголоса добавил он, заметив грязные разводы на лице мальчишки.

Честно признаться, в машине Теон дал волю слезам. А как иначе, если незнакомые люди забирают от родных и увозят в неизвестность? Пусть это и правда, что они едва сводили концы с концами, но всё же дядя и сестра старались, как могли. Аша взяла на себя всю работу по дому после смерти мамы. Дядя Эурон целыми днями пропадал в море. На рыболовецком судне платили мало, но в городе с населением в двадцать тысяч не такой уж шикарный выбор занятий. Только вот папа всё время пил, а их старый дом разваливался на части, да и платить за аренду было нечем.

Год назад дядя Эурон решил, что сможет поправить ситуацию. Взял кредит и купил новенький внедорожник, чтобы мотаться на нём в ближайший крупный город и продавать разные поделки из ракушек — всякую мелкую ерунду для туристов. Теон и Аша сами их мастерили после школы. Только вот бизнес прогорел, а теперь за долги отбирали их единственный дом.

Какие-то хмурые люди из опеки взяли моду таскаться к ним каждую неделю. Им вовсе не нравилась обстановка в семье, да и то, что Теон регулярно пропускает школу отнюдь не приветствовалось. Порой он так уставал, допоздна раскрашивая сувениры, что не мог подняться к первому уроку. Хотя, чего уж скрывать, Теон был не прочь прогулять занятия и без повода. Раньше мама следила, чтобы он ходил в школу и выполнял домашнее задание, а теперь некому стало.

Аше опека ничем не грозила — ей в минувшем сентябре стукнуло восемнадцать, а вот за Теона взялись крепко. Верно, десятилетка не должен возиться допоздна с поделками, чтобы внести вклад в скудный доход семьи. Месяц назад сестра уехала в другой город — ко второму дяде, чтобы поступать в университет. И Теон ужасно скучал по ней. Теперь они увидятся только на рождественских каникулах.

Засыпая на мягкой и такой огромной кровати в одной из гостевых комнат, Теон думал, что непременно сбежит завтра домой. Конечно, и папа и дядя сказали, что всё это временно, что его обязательно заберут из приюта, как только уладят ситуацию с жильём, но Теон не хотел ждать и дня вдали от семьи и всего родного в каком-то чужом, страшном доме.


***​


Утро оказалось сырым и холодным, дождь заунывно барабанил по стеклу — так и не унялся со вчерашней ночи. Теон потянулся в кровати и распахнул глаза. Тут же вздрогнул от неожиданности, когда столкнулся с двумя парами внимательных карих глаз, следящих за ним.

Два огромных мощных пса замерли в изножье кровати. Уселись по бокам, как статуи из чёрного мрамора. На одинаковых широких мордах читалось любопытство и неподдельный интерес к гостю. Теон прерывисто вздохнул и натянул тяжёлое одеяло повыше, стрельнул взглядом в сторону выхода. Один из псов наклонил голову набок, второй же широко зевнул, демонстрируя крепкие белые клыки. Дверь была открыта, но едва ли удастся рвануть прочь — псы доберутся до него раньше.

Пока Теон в панике соображал что делать, псы не двигались с места, но стоило совершить осторожную попытку встать, как оба «охранника» поднялись, словно по команде. Теон вздрогнул и вжался в изголовье кровати. «Что же делать?» Он готов был уже разреветься и звать на помощь. Однако в коридоре раздался звонкий мальчишечий голос: «Тим, Джим, ко мне!» Псы бесшумными тенями скользнули за дверь, а на пороге появился обладатель голоса.

Мальчишка, наверное, его ровесник или чуть младше. Темноволосый и светлоглазый. Тёмно-синяя рубашка оттеняла и без того бледную кожу. «Он что, совсем не выходит на улицу?» — мельком подумал Теон. Лето закончилось месяц назад, а этого пацана как будто и вовсе солнце не коснулось.

Мальчишка шагнул на середину комнаты и наблюдал за ним, склонив голову набок, совсем как его псы. Теону стало неуютно от его любопытного взгляда.

— Ты кто? — грубовато спросил мальчишка, словно вовсе и не привык разговаривать.

— Меня зовут Теон, — он спустил ноги с кровати, и псы вновь насторожились.

Мальчишка присел на корточки и обнял их обоих за шеи.

— Это Джимми и Тимми. Они не тронут, — в ухмылке блеснули острые вампирские клыки. — Если я не прикажу.

— Очень мило было предупредить с твоей стороны, — заметил Теон, не решаясь подойти ближе. Чёрт его знает, что на уме у этих псов.

Мальчишка вновь склонил голову набок и улыбнулся.

— Я — Рамси. Давай играть, — в интонации звучал скорее приказ, чем просьба.

Теон не успел ничего сообразить, как Рамси толкнул его и умчался прочь.

— Ты водишь. Догоняй! — услыхал он из коридора. К счастью, собаки тоже вылетели за дверь с громогласным лаем.

Теон передёрнул плечами — какие-то желтобрюхие чудовища, а не псы.

Вещи, к счастью, просохли за ночь, и теперь он облачился в не очень чистую, но всё же сухую одежду. Толкнул дверь в ванную и привёл себя в порядок, даже нераспечатанную зубную щётку нашёл в зеркальном шкафчике. Пригладил мокрой пятернёй встрёпанные волосы и окинул взглядом бело-зелёный кафель. Кажется, его комната немногим больше гостевой ванной.

Побродив по широкому коридору, Теон спустился по лестнице вниз. Этот странный мальчишка больше не появлялся, да и его псы тоже, а в доме стояла глухая тишина. Холл был таким здоровенным, что впору в футбол играть. По бокам лестницы замерли статуи мраморных псов. Каждая доставала ему до плеча.

Пробежав взглядом по стенам, Теон отметил картины — пейзажи в основном. Должно быть, стоят целое состояние. Оторванных рук скелетов на стенах с зажатыми в костлявых пальцах свечами почему-то не наблюдалось. Хотя пацаны из школы твердили, что в особняке господина судебного пристава всё именно так. А ещё, что в своём подвале он мучает людей и сдирает с них кожу живьём. С должников всяких или с тех, кто ему в чём-то не угодил. По спине пробежал холодок, стоило Теону подумать, что эти слухи — правда. Вдруг приют не самое худшее, что может с ним случиться?

Теон вытер рукавом выступивший на лбу пот, и, глубоко вздохнув, дёрнул ручку двери на себя. Заперто.

— Эй! Я не разрешал тебе уходить. Мы ведь ещё не поиграли, — наверху лестницы появился Рамси со своими псами.
 
Последнее редактирование:

Schneewolf

Наемник


Eckstein, Eckstein - Alles muss versteckt sein
1-2-3-4-5-6-7-8-9-10

По углам, по углам - все должны спрятаться!
1-2-3-4-5-6-7-8-9-10

Oomph! "Augen auf"
Два

— Будем играть в прятки. Правила простые: ты прячешь — я ищу. Только ни шагу из дома, — заявил Рамси, спустившись вниз. — А чтобы ты не жульничал, Джим и Тим будут охранять сад, — он толкнул дверь и выпустил собак во двор.

Теон открыл рот в изумлении. Было ведь заперто.

— От себя, идиот, — усмехнулся Рамси. — Считаю до ста.

— Эй-эй, подожди! Так нечестно, ты ведь свой дом лучше знаешь! — Теону и вовсе не хотелось играть в эту дурацкую игру, но он решил хотя бы поторговаться и потянуть время. Вдруг придёт кто-нибудь из взрослых? Мистер Болтон, например. Пока что, он казался более вменяемым, чем его сынок. Вот только, если слухи о нём правда… Нет, о таком лучше не думать. Теон тряхнул головой и отступил к лестнице. В таком случае этот придурок Рамси ещё ничего. «Надо валить из этого «замка кошмаров»!» — решил Теон и оглянулся, ища пути к отступлению.

— Раз, — улыбнулся Рамси.

— Если я выиграю, то ты меня отпустишь? — подумал, что стоит попробовать договориться с Рамси. Собаки ведь его слушаются. Может, если поиграть с ним, то Рамси их отзовёт?

— Два. М-м, я подумаю об этом, — Рамси запрокинул голову вверх и нахмурился, словно и вправду раздумывал над его вопросом. — Ты ведь ещё не выиграл. Не хочешь узнать, что будет, если проиграешь? Три. — хлопнул в ладоши и протянул нараспев: — Бе-ги!

Теон бросил взгляд на псов, стерегущих крыльцо, и рванул со всех ног вверх по лестнице. Услышал громкий голос Рамси, доносящийся из холла: «Десять. Одиннадцать».

Теон озирался по сторонам, в надежде отыскать достойное укрытие. Плотные тёмно-вишнёвые портьеры маячили спасением в конце коридора, однако такое решение стало бы очень опрометчивым. Рамси в два счёта найдёт его за шторами. Теон толкнул одну дверь, вторую — везде заперто.

«Тридцать четыре. Тридцать пять».

Кинулся к окну и, упав на широкий подоконник, поглядел вниз. Высоко. Неподалёку от кованой беседки улёгся один из ротвейлеров. Второй, должно быть, сторожит вход. Как же глупо было бежать наверх!

«Пятьдесят шесть. Пятьдесят семь», — кажется, Рамси считал честно.

Теон сглотнул, и, привалившись спиной к подоконнику, огляделся. Столько дверей и все заперты. Может, он успеет спрятаться внизу?

«Семьдесят пять. Семьдесят шесть».

Теон осторожно подобрался к перилам и глянул вниз. Рамси стоял, отвернувшись лицом к стене, уткнувшись лбом в сложенные руки.

«Восемьдесят четыре. Восемьдесят пять», — ровным тоном считал этот сумрачный мальчишка.

Время стремительно убегало, и Теон стремглав бросился к лестнице, однако запнулся на полпути о сбитый им же в спешке пушистый ковёр, влетел в одну из дверей, которая гостеприимно распахнулась перед ним.

Теон вскочил с пола и чертыхнулся: хоть ковёр оказался мягким, но брякнулся он ощутимо. Так треснулся локтем, что искры посыпались из глаз.

«Девяносто девять. Сто!» — Теон моментально захлопнул дверь и нырнул под высокую кровать с резными столбиками в изголовье, натянул тяжёлое светлое покрывало до самого пола и затаил дыхание.

О сыне мистера Болтона он почти ничего не знал. Никогда не видел его в школе. Кажется, Рамси и вовсе не посещает занятия. Может, отец запихнул его в какой-нибудь пансионат для богатых деток? Уж наверное, господин судебный пристав мог себе это позволить.

Теон прислушался — в коридоре не раздавалось ни звука. Приподняв покрывало, оглядел комнату. На тумбах возле кровати стояли фотографии в рамках, да и на стенах их висело великое множество. Везде одна и та же женщина. Тёмные волосы, бледная кожа и неуловимо напоминающие кого-то черты лица.

Какие-то безделушки: фарфоровые статуэтки и шкатулки, книги и вышитые на белом полотне цветы, упрятанные в вычурные золотые рамки, громоздились на полках высокого тёмно-орехового шкафа. Прозрачное стекло в дверцах делало их похожими на выставленные на витрине экспонаты. Количество фотографий на стенах пугало, да и вообще вся эта комната напоминала музей. Музей, посвящённый одной женщине.

Теон вздрогнул, когда услышал шаги в коридоре. Слишком лёгкие, чтобы принадлежать взрослому, а других детей кроме него и Рамси здесь не было.

Теон нырнул под кровать и замер, уткнувшись лбом в тёмный паркет. Рамси почему-то медлил, и Теон решил, что опасность миновала, когда шаги отдалились. Однако стоило выждать немного. Интересно, как он должен понять, что игра подошла к концу?

Только Теон смог выдохнуть спокойно, как дверь тихо отворилась. В щель между покрывалом и полом он увидал пару чёрных кед, развязанные шнурки волочились по полу, когда Рамси двинулся вдоль кровати. В том, что это был именно он, Теон не сомневался.

— Вылезай. Я тебя нашёл, — скучным голосом оповестил Рамси.

Теон вздохнул, и облако пыли ударило в нос, чихнул и выкатился из-под кровати. Рамси с унылым видом наблюдал, как он отряхивается, а после дёрнул за руку и вытолкнул в коридор.

— Сюда нельзя заходить — это мамина комната, — тусклым голосом сказал он. Теон пожал плечами.

— Твоей маме что, нравится жить в музее? — недолго думая, ляпнул он.

Рамси нахмурился, но ничего не ответил, только окинул его угрюмым взглядом.

— Я выиграл! Теперь в другую игру будем играть, — лицо его озарила загадочная мрачная усмешка. У него так быстро сменялись эмоции, что Теон не мог понять, в какой момент этот мальчишка притворяется. Вроде только что был грустным?

— Нет. Я пойду домой, — твёрдо заявил Теон, глянув на Рамси сверху вниз. Роста ему как раз хватало. Может, Рамси и был покрепче, но Теон выше. И, наверное, этот «домашний мальчик» и драться-то не умеет вовсе.

— Не пойдёшь, — Рамси покачал головой, и Теон оттолкнул его в сторону.

Каким же горьким оказалось его разочарование, когда «домашний мальчик» зарядил ему кулаком в челюсть. Во рту сразу стало солоно.

Рамси ухмылялся, облокотившись на перила.

— Ещё? Или я был достаточно убедителен?

Теон сплюнул кровь и замер у стены.

— Что тебе надо?

— Сказал же: хочу поиграть, — в серых глазах мелькнули задорные искорки.

— Ладно, хорошо. Я с тобой поиграю. Потом ты меня отпустишь? — поспешно согласился Теон. Похоже, у этого пацана не все дома. Теон рассчитывал, что сможет улизнуть. Только вот как обойти собак?

Рамси потащил его за руку вниз, втолкнул в какую-то дверь на первом этаже, и Теон едва не полетел кубарем со ступенек. Подвал. Рамси щёлкнул выключателем, и тусклая лампочка озарила большое захламлённое помещение. Старая мебель, накрытая чехлами, и какие-то пыльные коробки.

— Будем играть в побег из тюрьмы, — заявил Рамси.

— Чего? — Теон и опомниться не успел, как в руках мальчишки блеснуло что-то железное, снятое с одной из прибитых к стене полок. Рамси прижал его к скреплённому из металлических прутьев стеллажу и защёлкнул наручники на запястье.

— Эй! Ты что, совсем ненормальный?! Отпусти меня! — Теон дёрнулся, но стеллаж даже не пошатнулся.

Рамси лишь пожал плечами и развернулся к лестнице.

— Я обедать пошёл, а у тебя есть время придумать план побега. Ну, ты заключённым будешь, если ещё не понял, — любезно пояснил он. — Свет, так и быть, оставлю, чтобы тебя монстры не сожрали.

Когда тяжёлая, обитая железом дверь захлопнулась, Теон предпринял ещё несколько отчаянных попыток высвободиться. Вот бы удалось расшатать металлические крепления! Но, к сожалению, стеллаж не сдвинулся ни на дюйм, сколько бы он не пытался вырвать железную рейку — ничего не удавалось.

Окончательно изнурившись, Теон опустился на грязный пол и скрестил ноги. Одной рукой обхватил голову, вторую так и приходилось держать на весу, прикованной к стеллажу.

Горько-солёные слёзы текли по лицу, и Теон то дело вытирал их рукавом старой заплатанной рубашки. В какое же ужасное место он попал! Этот мальчишка — Рамси — точно сумасшедший, а его отец и вовсе холодный, бессердечный человек. Разве хороший человек будет отбирать чужое имущество? Конечно же, нет. Теперь Теон уже не был уверен, что слухи о нём всего лишь выдумки. Хоть бы папа поскорее нашёл деньги, чтобы заплатить за дом.

Усталость навалилась и давила каменной плитой: Теон даже лёг бы на пол, но наручники не позволяли. Он со вчерашнего вечера ничего не ел и теперь чувствовал ужасную слабость. Минуты превратились в бесконечно-мучительное ожидание. Теон решил, что Рамси и вовсе забыл о нём, но дверь с грохотом распахнулась, ударив о стену так сильно, что штукатурка осыпалась белыми хлопьями, словно снег.​
 

Schneewolf

Наемник
Три


Теон вздрогнул и отпрянул к стене, торопливо вытер лицо рукавом. Уже не ожидал чего-то хорошего, однако Рамси спустился вниз с подносом в руках. Пнул большую коробку, вывалившуюся со стеллажа, и поставил на импровизированный стол поднос с едой.

— Обед в тюрьме, — улыбнулся он и опустился рядом на корточки. Приглядевшись внимательнее к лицу пленника, бросил с презрением: — Ты чего ревел, что ли?

— Вот ещё! — Теон гордо вскинул подбородок и упрямо сжал губы. Ещё не хватало, чтобы этот мальчишка над ним смеялся!

Рамси придвинул к нему поднос:

— Ешь.

Над тарелкой сырного супа вился дымок, а булочки, намазанные ореховой пастой, казались такими свежими и маняще-сладкими, что Теон невольно сглотнул слюну. Только вот правая рука прикована, а левой он управлялся плохо, поэтому рисковал пролить половину супа на себя.

Рамси недолго наблюдал за его мучениями. Хмыкнул и вытянул из кармана джинсов маленький серебристый ключик.

Теон вздохнул с облегчением и потёр затёкшую руку, когда он освободил его.

— Спасибо.

— Ага, — Рамси придвинул ближе коробку поменьше той, что служила столом, и уселся напротив. — Откуда ты взялся?

— Откуда, откуда, — проворчал Теон и подул на ложку с густым сырным месивом, — Из дома, конечно, откуда ещё. Я за холмом живу… — едва название района слетело с его губ, как Рамси ухмыльнулся.

— А… знаю, папа говорит, что там всякие лентяи и бездари обитают. И мошенники ещё, которые только мечтают, как бы обдурить порядочных людей, а работать не хотят.

Теон со стуком бросил ложку в тарелку, и брызги супа осели на рубашке, метнул в его сторону злобный взгляд.

— Папа твой… неправ он, короче. Он дома у людей отнимает, и вообще… — Теон хотел ввернуть одну из услышанных в школе истории, но вовремя прикусил язык. Неизвестно ещё, как Рамси на это отреагирует.

Однако было уже поздно. Рамси подозрительно прищурился и придвинулся к нему:

— Что, вообще?

Теон оглядел забитый хламом подвал и подумал, что на камеру пыток это мало похоже.

— А где вы пленников держите? — отпил чай и поставил тяжёлую кружку на поднос. Неизвестно, когда ему в следующий раз предложат поесть. Бросил быстрый взгляд в сторону двери.

— Каких… пленников? — озадаченное выражение лица Болтона-младшего явно свидетельствовало о том, что он не в курсе слухов, ходящих об их мрачном особняке.

— То есть, твой папа никого не убивает и не пытает? Должников, там всяких… И кровь не пьёт? — Теон опустил голову, чувствуя себя полным идиотом. Надо же было поверить в такую чушь. То, что мистер Болтон — вампир теперь уж точно казалось бредом.

Рамси тут же подтвердил его слова:

— Вы там все, что ли, тронутые?! Нищета мозги разъедает?

— Откуда я мог знать, что это выдумки?

— Башкой своей подумать, например! — Рамси поднялся по лестнице и толкнул дверь. — Вали домой!

Теон лишь пожал плечами. Ему же лучше. Однако, дойдя до середины холла, обернулся:

— Ты собак-то убери.

Рамси замер в дверном проеме, и силуэт его казался чернильным контуром на фоне льющегося из окна света.

— Ты, правда, думал про моего папу такие гадкие вещи?

Теон моргнул и сощурился от яркого солнца.

— Так все говорят.

— Все… — эхом повторил Рамси и шагнул вперёд. Он выглядел таким несчастным и печальным, что Теону стало его немного жаль.

Рамси только хотел отворить дверь, как в коридоре раздались шаги. Он замер, прислонившись к стене и зажмурился. Испугался? Теон бы точно не подумал, что этот сумрачный мальчишка кого-то боится. Однако появившаяся в холле женщина одним своим видом наводила страх. Теон невольно отступил и опустил глаза.

— Рамси, негодный мальчишка, почему я должна искать тебя по всему дому?! — женщина была высокой и худой, такой прямой, словно жердь, а голос её громким эхом разносился по коридорам особняка. Чёрная кружевная блузка под самое горло и строгая юбка в пол — она словно сошла с картин девятнадцатого столетия. Тёмно-каштановые волосы с проблеском седины забраны в высокую аккуратную причёску. Безупречная строгость — вот, что представлял собой её облик. — И что за вид у тебя? Рубашка в пыли, шнурки не завязаны, — окинув Рамси суровым взглядом тёмных глаз, отчитала она. — Немедленно приведи себя в порядок и отправляйся наверх, будем заниматься математикой.

Рамси зло скривил губы, но промолчал.

Женщина же перевела взгляд на Теона.

— Как тебя зовут, мальчик? Притащили ещё одного шалопая, — поджав и без того тонкие губы, сказала она. Кажется, была в курсе вчерашнего визита молодого пристава к хозяину особняка. Едва Теон успел пробормотать своё имя, как женщина крепко схватила его за руку. — В каком ты классе учишься?

— В шестом.

— Вот и замечательно, позанимаетесь вместе. Вновь обратила внимание на Рамси, который отряхнул рубашку и завязал шнурки. Засунув руки в карманы, мрачно взирал на мраморных псов за её спиной. — Так уже лучше. Рубашку заправь.

Рамси с хмурым видом выполнил наказ, а после женщина взяла и его за руку и проводила обоих мальчишек наверх.


***​


Теон с интересом разглядывал шкафы из тёмного дерева, доверху заполненные книгами. Рамси мельком бросил, что это библиотека и здесь он занимается с учителями, которые приезжают на дом. Кажется, его отец считает, что в местной школе не в состоянии дать достойный уровень образования его наследнику.

Женщина ушла, дав им задание. А напоследок потрепала Рамси по щекам:

— Будь примерным мальчиком, я вернусь через час и проверю, как вы решили задачи.

Стоило двери за ней захлопнуться, как Рамси со злости кинул учебник в стену.

— Ненавижу её. Ведьма проклятая!

Теон вздрогнул и поднял глаза от тетради.

— Это кто? Твоя бабушка?

— Дурак ты, что ли? Никакая это не бабка! — то, что он пробормотал дальше, Теон не расслышал.

— Кто?

— Нянька! Ну, домработница и за мной типа присматривает, — закатив глаза, пояснил Рамси. — Раньше другая была — добрая. Только вот она воровала, и папа её выгнал. А эта… мисс Дастин — та ещё старая стерва. Уже целых два года у нас торчит. При папе прикидывается добренькой, а на самом деле… Линейкой лупит по рукам, — Рамси с кислой миной выдавливал карандашом какой-то рисунок на бордовом сукне письменного стола. Нажал с силой, и на мягком покрытии столешницы образовалась глубокая тёмная борозда.

Теон закусил губу — стало не по себе. Едва он решил, что сможет выбраться из этого зловещего особняка, как узнал, что вовсе не Рамси здесь главный злодей.

— Может, тебе стоит папе рассказать об этом? — неуверенно предложил он.

— Я пытался. Сказал как-то, что она ведьма, а папа не поверил. Ругал ещё за то, что её обозвал и водой облил. Я думал, что она растает. Ну, как в «Волшебнике из страны Оз». Но она почему-то не растаяла. Только орала так громко и… — Рамси нервно сглотнул и замолчал. Упоминать о том, как мисс Дастин закатила ему звонкую оплеуху и обозвала негодным паршивцем, не стал. В тот раз ему крепко досталось, и отец был очень сердит на него. Рамси помолчал с минуту, а после отбросил карандаш в сторону и взял Теона за руку.

— Хочешь, покажу свою комнату?

Теон растерянно кивнул.

Как только они оказались на пороге, Теон просто обомлел. Столько игрушек он только в магазине видел, когда папа на день рождения привёл его выбирать подарок.

Целый мини-автосалон из коллекционных машинок занимал три полки высокого шкафа, между плюшевыми зверятами всех мастей расположились фигурки с персонажами из мультфильмов, а в пластиковом сундуке на полу находился настоящий арсенал различного оружия. Но больше всего Теона поразил огромный город, построенный из разноцветных кирпичиков «Лего», занимающий едва ли не треть комнаты. Он подошёл к широкому столу, служащему платформой для города, и вовсе глаза уставился на это чудо.

Рамси обошёл с другой стороны и встал напротив.

— В замке живут король с королевой и принц. А в горах водятся драконы. Это пиратский остров, на котором закопана куча сокровищ, а в пещере живут каменные тролли, — показывал каждую достопримечательность он. Рамси так увлечённо рассказывал о городе, что Теон и сам улыбнулся. Казалось даже, в комнате стало светлей.

Застеленное цветной бумагой море вспенилось волнами из мятого целлофана. Над снежными шапками пенопластовых гор, раскрашенных тёмно-серой гуашью, взвилась пара драконов: изумрудно-зелёный и золотой. В замке подняли стяги, а по подвесному мосту цокали копыта пластмассовых лошадей, на которых восседали закованные в латы рыцари из тёмной меди. Город оживал на глазах.

— Круто, да? — спросил Рамси и в этот раз улыбнулся открыто, по-настоящему.

— Да, — Теон кивнул и стряхнул с себя наваждение. — Это просто волшебство какое-то.

— Я три года его строил, — гордо известил Рамси. — А знаешь, что самое классное? Поезд. Он идёт вокруг всего города.

Рамси выудил откуда-то из-под стола пульт, и мальчишки долго с восторгом наблюдали, как состав петляет среди гор, лесов и полей, проходит по высокому мосту вдоль береговой линии и бодро стучит колёсами, перевозя жителей домиков из жёлтого кирпича. Рамси и Теону дал поуправлять поездом, правда, закончилось это тем, что состав потерпел крушение, и разноцветные вагончики эпично повалились с моста прямо в море.

Рамси сразу почему-то стал грустным, и Теон решил, что он расстроился из-за игрушки.

— Я же ничего не сломал? — робко спросил он, возвращая пульт управления хозяину этого сказочного царства.

— Нет. Надо валить, пока эта ведьма не вернулась, — Рамси с головой нырнул в шкаф и вытащил на свет тёплую кофту на молнии в чёрно-белую полоску.

Теон кивнул, и они крадучись спустились по лестнице. Рамси жестом приказал ему остановиться на последней ступеньке. Сам же замер и прислушался. Теон тоже напряг слух. Высокий голос мисс Дастин раздавался откуда-то справа. Не сказать, что совсем далеко, но и не слишком близко. Кажется, она напевала какой-то старинный романс.

— На кухне, — шепнул Рамси и мотнул головой в сторону выхода.

Мальчишки быстро обулись и накинули куртки, тихонько выскользнули за дверь.

На крыльце Рамси обнял своих псов и, пошарив по карманам, отыскал лакомство для обоих. Тим ткнулся мокрым носом ему в ладонь — благодарил за угощение. Джим уселся на ступени и уставился на хозяина умоляющим взглядом. Видимо, хотел ещё. Рамси потрепал его по голове и ухмыльнулся.

— Хватит тебе, Джимми. Каждому одно печенье, — обернулся к Теону. — Хочешь погладить?

— Не очень. Не хочу, чтобы он мне руку откусил, — сделав шаг назад, сказал Теон.

— Попробуй. Они вовсе не страшные, — Рамси схватил его за запястье и положил его ладонь псу на голову, мягко провёл вдоль затылка и шеи. Шерсть оказалась жёсткой и гладкой, как шёлк. Теон зажмурился, когда пёс повернулся и провёл горячим языком по его руке. Второй же подошёл ближе и ткнулся лобастой головой ему в бок.

— Тоже хочет, чтобы его погладили, — с улыбкой пояснил Рамси и провёл рукой по тёплой шкуре второго пса. — Они очень умные, только не разговаривают. И совсем не страшные.

Теон торопливо кивнул и не стал спорить.

Рамси оглянулся на дом, но, кажется, пока мисс Дастин не заметила отсутствия воспитанника. Стоило им подойти к воротам, как Рамси остановился, и псы, сопровождающие его, тоже замерли на месте.

— Было весело, — сказал он и неуверенно сложил ладонь в прощальном жесте.

Теон застегнул куртку и удивлённо поднял голову.

— А ты что, не идёшь? Тебе ведь всё равно влетит — можно и погулять.

— Мне нельзя одному выходить. Только с папой или с ней, — ровным голосом пояснил Рамси.

Теон понимал, что не стоит задерживаться, раз уж представилась возможность сбежать из цепких лап опеки и покинуть мрачный особняк Болтонов. Однако ощутил что-то вроде сочувствия к странному мальчику, запертому в этом холодном замке.

Рамси стоял, опустив голову и засунув руки в карманы куртки, ковырял носком ботинка землю.

— Хочешь со мной? — сам не зная зачем, спросил Теон.

— Да, — просто ответил Рамси, и уголки губ чуть приподнялись в улыбке.

Теон протянул ему руку, и вдвоём они вышли за ворота.

— Так странно… Как будто другой мир, — растерянно оглядевшись, заметил Рамси.

Теон лишь улыбнулся и кивнул. А после они помчались наперегонки вниз по улице, подгоняемые ветром и тревожным духом замаячившего на пороге совместного приключения.
 

Schneewolf

Наемник
Четыре

Ярмарка переливалась огнями, словно новогодняя ёлка. Колесо обозрения мигало разноцветными лампочками, возвышаясь над шатрами и балаганами из красной и жёлтой ткани, привлекая посетителей и праздных зевак. Конечно, народу было полным полно, а больше всего мальчишек и девчонок всех возрастов, которые носились среди прилавков с различными безделушками и сладостями, глазели на карусели и упрашивали взрослых покататься или купить игрушку.

Рамси замер у входа в импровизированный парк развлечений и, неловко улыбнувшись, помотал головой.

— Так много народа, — схватившись за оранжевый столбик ограждения, сказал он.

— Ты чего? Боишься? — Теон удивился. Серо-зелёные глаза с интересом пробежали по лицу нового приятеля.

— Ну… нет. Просто не привык, вот и всё.

Теон одёрнул свою тёплую светло-серую куртку и шмыгнул носом.

— Как скажешь, — вздохнул и проводил взглядом полную женщину, ведущую за руки двух малышей. Каждый из них прижимал к себе по тряпичной кукле.

— Жалко, что денег нет. Там, наверное, здорово.

— Есть вообще-то, — Рамси расстегнул куртку и вытащил из внутреннего кармана пару крупных банкнот. — Мы с папой в кино ездили на прошлой неделе, и я хотел купить набор с часовой башней для города, только его не было.

— Но если мы потратим деньги на карусели, тебе не хватит на эту твою башню, — заметил Теон.

Рамси беспечно пожал плечами.

— Папа ещё даст, — и потянул Теона за рукав ко входу.

Едва мальчишки прошли через ворота большого старого парка, на просторах которого раскинулась ярмарка, как оба потрясённо замерли, а после завертели головами по сторонам. Столько всего интересного, что глаза разбегались.

Сначала они стали спорить: каждому хотелось чего-то своего. Теон тянул приятеля к каруселям, Рамси же настаивал на походе в тир. В итоге мальчишки успели побывать и там и там, прокатились на «колесе обозрения» и всевозможных горках и качелях, а уж железная дорога, опоясывающая весь парк, привела в восторг их обоих.

Теон успел подумать, что Рамси не такой уж придурок, каким показался ему сначала. Может, немного странный, но не более того. Наверное, ему просто одиноко в этом огромном холодном «замке», а с такой злобной стервой как мисс Дастин, и вовсе не хочется находиться в одном пространстве.

Мальчишки отстояли очередь у лотка со сладостями и купили яблоки в карамели. На улице уже стемнело, а издалека ярмарочные огни казались диковинными яркими бабочками, заплутавшими в кронах высоких деревьев.

— Пойдём в «Дом с привидениями», — предложил Рамси, вытирая липкие руки о штаны. От сладостей аппетит разыгрался ещё больше, а время ужина давно прошло.

Теон допил остатки газировки и выкинул пластиковую бутылку в урну. На самом деле он уже утомился слегка, да и домой хотел, знал, что папа и дядя волнуются за него, однако бросить Рамси одного тоже было неловко.


***​


Декорации хлипкого, наспех сколоченного деревянного сарая, по запутанным коридорам которого должны были блуждать призраки и прочая нечисть, казались мальчишкам настоящим домом с приведениями. Пусть кое-где доски были недокрашены, а тёмная ткань, закрывающая окна, отставала, зловещая музыка из упрятанных в специальные ниши колонок нагоняла страху и заставляла сердце трепетать в груди, а детское воображение добавляло красок.

Казалось, по коридору, освещённому парой тусклых настенных ламп, оформленных под старинные канделябры, ребята брели целую вечность. Теон взмок от пота и уже десять раз пожалел, что согласился. Пусть и знал, что никаких настоящих призраков здесь нет, но всё равно на душе было тревожно. Как бы там ни было, он успел расслабиться, когда, миновав коридор, они оказались в пустом холле. Рамси, кажется, наоборот расстроился отсутствию призраков: его бледное лицо выражало крайнюю степень разочарования.

Теон улыбнулся и, напустив на себя бесстрашный вид, собирался сказать, что всё это всего лишь развод — просто раскрашенный тёмный сарай. Не тут то было! Неприметная узкая дверца в стене слева тихо отворилась, из неё выплыла высокая фигура в белом саване. Мальчишки в унисон завопили, а стоило призраку приблизиться к ним, как Рамси от души лягнул его ногой.

Теон схватил приятеля за куртку:

— Бежим!

Долго упрашивать не пришлось, и они мигом кинулись прочь. Вслед им донеслась приглушённая ругань, а неудачливый призрак прыгал на одной ноге и костерил своего работодателя и проклятый аттракцион.

— Чёртовы дети! Каждый раз одно и тоже! Написано ведь: «Не трогайте актёра!» — взъерошенный темноволосый парень стянул маску, из-за которой голос раздавался так глухо, и, прихрамывая, побрёл к своей тайной каморке. Смска, пиликнувшая на телефоне, оповестила о новых посетителях.

Белая дверь, явственно просматривающаяся на другом конце холла, оказалась ничем иным, как выходом из дома с привидениями. Мальчишки, запыхавшись, вылетели на улицу и, поглядев друг на друга расхохотались.

— Классно было, да? — отсмеявшись, Рамси упёр руки в колени, а после выпрямился и сверкнул улыбкой. — Я давно так не веселился.

— Я тоже, — на лице Теона тоже расцвела улыбка, а после он поглядел на усыпанное звёздами небо и вздохнул. — Мне домой пора. Было круто, правда. Спасибо, — протянул руку, и Рамси тряхнул его ладонь, но потом сразу как-то помрачнел.

Парк уже закрывался, когда они покинули его пределы. Теон неловко помялся на месте и махнул рукой в сторону холма.

— Мне туда.

Рамси покивал и застыл, опустив голову.

— Тебе влетит за то, что сбежал от няньки? — сочувственно спросил Теон.

— Не знаю, — безразлично ответил Рамси и тряхнул головой, так, что тёмная чёлка упала на глаза. — Папа до завтра не вернётся, а я не хочу с ней. Будет опять орать.

— Хочешь, пойдём ко мне? — не думая долго, предложил Теон. В конце концов, злиться долго он не умел, и хоть знакомство началось не с позитивной ноты, сегодняшний день перечеркнул все негативные моменты. К тому же, за добро платят добром — не мог ведь он оставить Рамси одного на улице.

— Да, — быстро согласился Рамси, вскинув голову. Чуть подумав, уточнил: — Только, если никто не будет против.

— Не-а, не будет.


***​


По пустым ночным улочкам мальчишки обошли холм и спустились в низину, туда, где зарос старыми вязами самый бедный квартал городка. Тут ещё раздавались пьяные крики припозднившихся гуляк, а в тёмных подворотнях таились подозрительные тени. Холодный ветер забирался под куртку, а на разбитой дороге блестели лужи, одна оказалась размером с целое озеро, и Рамси, зазевавшись, оступился и очутился по колено в воде. Половина фонарей была расколота, и немудрено, что в этой полутьме, он ничего не заметил. А, может, загляделся на вросшие в землю, полуразваленные дома, стены которых заросли плющём, так густо, словно они становились частью близкого леса.

Теон подал приятелю руку и помог выбраться из лужи. Рамси вздрогнул и поблагодарил. Наверное, пожалел уже, что не вернулся домой. На лице у него застыло брезгливое удивление, словно грязного нищего увидал на паперти.

— Ну, да, знаешь, не все живут во дворце, как ты! — тут же вспыхнул Теон. — Некоторым за дом нечем платить.

— Я ведь ничего не сказал. И ты сам меня позвал, — стиснув зубы, откликнулся Рамси. Разозлился и толкнул Теона в плечо.

— Мог бы не идти, если так противно со мной водиться. Зато мой папа честный человек и чужие дома не отбирает! — он и сам не знал, почему так завёлся, возможно, где-то в глубине души завидовал Рамси. Никогда ему не жить в таком богатом доме, никогда у него не будет столько игрушек, и он не сможет так сорить деньгами. Наверное, сегодня они потратили столько, сколько бы его семье хватило на целую неделю, а то и больше, а для Рамси это словно фантики.

Рамси отошёл на два шага и смотрел на него с какой-то кислой усмешкой.

— Ты, значит, со мной дружил только из-за денег? — едко бросил он.

— Я… — Теону стало стыдно. Рамси как будто угадал его мысли. — Нет, конечно, — сразу смешался он.

— Знаешь… — Рамси запрокинул голову и усмехнулся, глядя на звёзды. — Я, и правда, не хочу с тобой водиться, только не потому, что ты бедный, а потому, что ты лживый предатель, — сделал паузу и дёрнул Теона за молнию на куртке. — И вор.

— Что? — в свете выплывающего из-за облака круглого блюда луны, лицо Теона стремительно побледнело, а голова покаянно упала на грудь, он даже не стал отнекиваться или сопротивляться, когда Рамси выворачивал карманы его куртки. Золотые браслеты, серёжки и ещё несколько мелких украшений из комнаты-музея очутились в руках у Рамси.

— Я думал, что у тебя в карманах брякает? А потом догадался.

— Мне… мне… просто очень нужны деньги. Если папа не заплатит до конца следующей недели, то у нас дом отберут и меня в приют отправят, — вмиг севшим голосом проговорил Теон. Уши заполыхали от стыда, словно факелы, и он не смел поднять глаз. Откуда он мог знать, что всё так обернётся? Ни Рамси, ни его отец не вызывали у него доверия этим утром.

— Да-а-а… Можешь себе оставить, — Рамси швырнул украшения в грязь и, быстро развернувшись, пошёл прочь.

Теон долго стоял, глядя под ноги и не знал, что делать. Лучше бы он ничего не брал в той комнате, теперь он и сам ощущал себя грязным. Мама бы наверняка огорчилась, узнав о его поступке. Да и вообще, его слова о честном труде ничего теперь не стоили, раз он сам поступил гадко. Теон наклонился и собрал блестевшие в лунном свете украшения. Рамси вряд ли ушёл далеко.


***

Рамси обнаружился у развалин старой пекарни. Сидел на поваленном бревне, положив голову на руки. Самый тёмный ночной час уже истёк, и осколки кирпичных стен рваными краями утыкались в светлеющее небо, в полусотне ярдов чернел голый осенний лес. Теон сел рядом на сырое бревно и тронул Рамси за плечо.

— Прости. Я не хотел, чтобы всё так вышло.

Рамси вздрогнул и поднял голову, скривил губы, но ничего не сказал.

— Я не из-за денег с тобой дружил, честное слово! — принялся оправдываться Теон. Сунул ему в карманы украшения и, опустив голову, принялся разглядывать траву под ногами. — Мне очень стыдно! Я хотел отдать ещё в парке, но не знал как. Это же украшения твоей мамы, да?

Рамси лишь хмуро кивнул в ответ.

— Извини, ладно? Пойдём домой. Я есть хочу и спать.

Рамси молча поднялся и устало кивнул. Наверное, он и сам уже вырубался на ходу. Спустя десять минут они остановились у невысокого каменного дома. Ступени оказались разбиты, а крыша просела, но в целом жилище смотрелось намного лучше тех, что заполняли квартал. Теон долго стучал, но дверь никто так и не открыл. Вздохнув, расстегнул куртку и стянул через голову веревку, на которой болтался тяжёлый медный ключ.

Внутри оказалось пусто и тихо. Теон включил свет и прикоснулся к холодной батарее. Должно быть, папы и дяди весь день не было. Врубив отопление, он махнул Рамси рукой, приглашая пройти. Тот так и топтался на пороге.

— Да никого нет дома. Не стесняйся.

Рамси кивнул и пробежал взглядом по светлым деревянным панелям, украшающим прихожую, разулся у порога и прошёл вслед за Теоном на кухню. Дом выглядел хоть и немного запущенным, но всё же очень уютным.

Теон разогрел суп, и когда они поели, проводил Рамси в свою комнату, дал ему свою домашнюю одежду, так как после «купания в луже», тот был весь мокрый. Они оба так устали, что брякнувшись на узкую кровать, почти сразу уснули. День оказался таким долгим и переполненным впечатлениями, что вымотал их обоих. Никто из них и не слышал, как пару часов спустя, хлопнула входная дверь.

А вот Грейджой-старший поутру, да с пьяных глаз очень даже удивился: ещё вчера у него последнего ребёнка отобрали, а тут вдруг сразу двое объявились. Ладно бы только Теон, но вот второго пацана он и вовсе видел впервые.
 

Schneewolf

Наемник
Пять

С самого утра небо заволокло тяжёлыми, тёмными, будто нарисованными чернилами на светлом картоне, тучами. Дождь пузырился в лужах и барабанил по стеклу пулемётной очередью. Именно от этого звука Рамси и проснулся. Испугался сперва, так как оказался в незнакомой комнате в полном одиночестве и не сразу сообразил, что вчера остался ночевать у нового друга.

Теона не было рядом, но за тонкой деревянной стенкой раздавались приглушённые голоса. Кажется, двое взрослых о чём-то спорили. Рамси не смог разобрать слов, да и не старался, приподнявшись в кровати и оперевшись на локоть, принялся разглядывать комнату.

Узкая и тесная, словно каморка какого-то пещерного тролля. На столе, стоящем вплотную к кровати, валялся распахнутый альбом для рисования и коробка с засохшей акварелью. Выгоревшие светлые обои украшали яркие заплаты плакатов с «Трансформерами» и супергероями.

Рассохшиеся половицы скрипнули, когда Рамси спустился вниз и подошёл к высокому шкафу, на полках которого громоздились игрушки. Дешёвый пластмассовый грузовик ярко-жёлтого цвета его не сильно заинтересовал, так же, как и потрёпанный плюшевый заяц с морковкой в лапах. Рамси встал на цыпочки и дотянулся до верхней полки. Деревянный человечек с потешной широкой улыбкой и острым носом упал ему в ладони. Фигурка была на шарнирах, поэтому руки и ноги Пиноккио сгибались и выпрямлялись.

Рамси брякнулся на кровать и принялся вертеть в руках игрушку, мельком поглядел на полку и увидал наверху поделки из ракушек. Если бы они не стояли так высоко, то непременно рассмотрел бы их поближе.

Теон всё не появлялся, и Рамси немного загрустил. Как-то неуютно стало в чужом доме, к тому же горло разболелось и голова тоже, должно быть, вчерашнее «купание» не прошло даром. Рамси привалился к стене и посадил человечка на край стола. Надо ведь идти домой, но так страшно стало разговаривать с чужими людьми. К счастью, думать об этом долго не пришлось.

Дверь отворилась, и Теон вошёл в комнату за руку с каким-то высоким небритым мужчиной. Теон был похож на него. Рамси сначала решил, что это его отец, но тот выглядел уж слишком молодо.

Рамси дёрнулся на кровати и зажмурился, стоило мужчине подойти ближе. Когда он был совсем маленьким и играл с папой в прятки, просто закрывал лицо руками и говорил: «Я тебя не вижу». Тогда казалось, что раз мир исчез, то сам он тоже стал невидимым. Сейчас, конечно, Рамси в это не верил, но привычка зажмуриваться от страха осталась.

Кровать скрипнула, и на плечо ему опустилась чужая тяжёлая рука.

— Привет. Так ты сын Болтона?

Рамси открыл глаза и отстранился, отсел подальше. Хоть этот дядька и улыбался дружелюбно, но всё равно был чужим, потому он лишь торопливо кивнул и уставился в пол.

— Есть хочешь?

Рамси снова кивнул, а мужчина обратился к Теону:

— Пойдём, поможешь накрыть на стол.


***​


Завтрак Рамси совсем не понравился. Противная молочная овсянка, которую он терпеть не мог. Из вежливости он всё-таки поковырялся в тарелке, но больше блуждал взглядом по сторонам.

Кухня оказалась маленькой и квадратной, под потолком болталась люстра с деревянным абажуром, кажется, самодельным. А на полках высокого буфета за стеклом стояли бутылки с кучей различных этикеток. Деревянный пол скрипел от шагов и был липким и грязным.

Отец Теона выглядел хмурым и чем-то недовольным, и пахло от него как-то странно, наверное, это был такой одеколон для взрослых. Один из папиных работников тоже таким пользовался, иногда по утрам он появлялся с отчётом, и от него разило точно так же.

— Свалился на мою голову! Вот явится твой папаша — ещё решит, что мы хотели тебя похитить, — недружелюбно буркнул Бейлон, отхлебнув из тяжёлой глиняной кружки с толстыми стенками. Кажется, там и не чай был вовсе.

Рамси опустил глаза.

— Спасибо за завтрак. Я домой пойду.

Эурон положил руку ему на плечо.

— Куда ты в такой дождь-то собрался? Давай я лучше позвоню твоему отцу. Ты помнишь номер? — дядя Теона ему понравился больше, чем отец. Он, по крайней мере, если и не был рад гостю, то хотя бы скрывал это.

— Нет. Я не помню, — с сожалением, вымолвил Рамси. Он уже и сам был не рад, что сбежал. Скучал по папе и по своим псам. По вредной мисс Дастин, конечно же, нет. Но в глубине души боялся, что его никто и не ищет.

— Бестолковый, — вынес вердикт отец Теона, громко стукнув кружкой по столу.

Эурон покачал головой.

— Вот что, поиграйте в комнате, а я схожу к тебе домой, — обратился к Рамси, а после подтолкнул мальчишек в спины. — Есть идея, братец, — сказал он Бейлону, когда дети скрылись в комнате.


***​


На кухне глухо тикали часы, а когда раздалось три удара, Рамси вздрогнул с непривычки. Теон что-то бормотал о поделках: вытащил из шкафа целую коллекцию и показывал гостю. Рамси не слушал, голова ужасно разболелась, и он лежал на кровати, разглядывая грязно-серый потолок. Он, наверное, заревел бы, если бы оказался один, но в чужом доме старался держаться. Было одиноко и тоскливо, и всё вокруг казалось враждебным и незнакомым. Но теперь он понял, почему Теон так хотел попасть домой. Его ждали, и он, не стесняясь, повис на отце, когда тот вошёл в комнату.

Рамси не был уверен, что кто-то беспокоится о нём, ведь отца никогда не было дома, да и в выходные тот мало проводил с ним времени, сидел за своими бумагами, а сына, казалось, и вовсе избегал. В основном мисс Дастин занималась с Рамси, но чаще всего он был предоставлен сам себе и играл со своими псами или же просто торчал в комнате, возился с кучей дорогих игрушек или строил свой город.

Бейлон провёл рукой по русой макушке сына и прижал к себе.

— А с дружком твоим что? — поглядел на Рамси, замершего на кровати и подтянувшего колени к груди.

— Он заболел, наверное. Свалился вчера в лужу, — Теон растерянно оглянулся и вновь прижался к отцу.

Бейлон тяжело вздохнул и, мимоходом потрепав сына по волосам, опустился на кровать.

— Что-то болит у тебя?

Рамси отвернулся и помотал головой. Дёрнулся к спинке кровати, когда отец Теона наклонился к нему и прижал ладонь к его лбу.

— Температура, — сделал вывод Грейджой-старший. — Пойду, поищу лекарства. Вечно вы, дети, шляетесь под дождём, а потом лечи вас, — проворчал он, покидая комнату. — Надо было сразу домой идти, а не болтаться по улицам, — сказал напоследок Теону.


***​


Русе Болтон появился на пороге, как раз в тот момент, когда Бейлон безуспешно пытался впихнуть в Рамси лекарство. Тот вопил как резанный и мотал головой.

— Что здесь происходит? — ровный голос начальника службы судебных приставов прорезался сквозь хаос, и в комнате повисла тишина. Кажется, история Эурона о том, как они приютили бедного заплутавшего ребёнка, не возымела успех. То ли Болтон-старший не поверил, то ли подумал, что здесь мучают его сына.

Впрочем, Эурон рассчитывал в основном на снисхождение и отсрочку по выплате долга. Денежное вознаграждение стало бы приятным бонусом, но, видно, не судьба.

— Папа! — Рамси подскочил с кровати и метнулся к отцу.

Бейлон раздражённо опустил на тумбочку ложку с сиропом.

— Лечу твоего сына, что же ещё! Очень уж у тебя капризный пацан — избаловал ты его, — покачал головой он.

Теон же прижался к отцу и уткнулся лбом ему в грудь.

— Пожалуйста, не отдавай меня, — лепетал он еле слышно, перебирая пуговицы на его рубашке.

Русе наклонился к сыну и внимательно заглянул ему в лицо.

— Ты в порядке?

Рамси закивал и разревелся — слишком нервный и тяжёлый выдался день, и увидав единственного родного человека, он, конечно же, не смог сдержаться.

Громогласные вопли обоих пацанов огласили комнату почти одновременно:

— Хочу домой!

— Не отдавай меня!

В общем, если не можешь унять плачущего ребёнка, то лучше оказаться подальше от него. Русе ничего не оставалось делать, как подхватить сына на руки и оставить Грейджоя со своим отпрыском. В такой обстановке точно ничего не решить.


***

Рамси лежал на большой отцовской кровати, укрытый до подбородка тёплым одеялом. Псы примостились по бокам. В другое время Болтон-старший точно не разрешил бы такого безобразия, но больному ребёнку всё позволено.

Когда отец вошёл в комнату, Рамси вяло щёлкал пультом, облокотившись на подушки. Остановился на каком-то новом мультфильме, который раньше не видел.

Русе сел на кровать и погладил сына по голове.

— Ну, как? Получше тебе?

— Не знаю. Папа, расскажи сказку. От телика голова болит, — Рамси провёл рукой по гладкому боку одного из ротвейлеров и с надеждой заглянул в серые глаза отца.

— Сказку тебе? Что ж, хорошо, — Русе придвинулся ближе и, рассеяно перебирая волосы сына спросил: — Зачем из дома убежал?

Рамси вздохнул и отвернулся, пробормотал, глядя в стену:

— Я не знаю. Просто тебя никогда нет рядом, а эту ведьму я ненавижу!

— Мы уже с тобой это обсуждали. Не надо наговаривать на мисс Дастин. Она прекрасно справляется со своими обязанностями. И за тобой кто-то должен присматривать, в конце концов, — ровным тоном сказал Русе.

— Нет! Я с тобой хочу, а не с ней. Только ты всё время на работе, а если бы я не заболел, то и сейчас тебя бы не было дома. А она плохая! Она меня бьёт линейкой по рукам, — признался Рамси и заплакал. Всё навалилось в один миг: и страхи и плохое самочувствие, и усталость. Больше всего он боялся, что папа не поверит.

Однако этого не произошло. Русе долго успокаивал сына и пообещал, что непременно поговорит с домработницей.

— Почему ты не сказал сразу? — спросил он, когда сын немного утих.

— Думал, что ты не поверишь. Или, что тебе всё равно, — шёпотом ответил Рамси.

— Как мне может быть всё равно, если с моим ребёнком кто-то плохо обращается? Посмотри на меня, сынок, — и когда Рамси поднял голову, отец ему улыбнулся. — Я не позволю никому тебя обидеть. Я тебя люблю.

Рамси вздохнул и вложил свою ладошку в ладонь отца.

— Я думал, что нет, ведь из-за меня мама умерла. Из-за того, что я родился, — заявил он, боясь взглянуть в лицо отцу.

— Ты что же так думал все эти годы? Нет, Рамси, это вовсе не так. Она умерла не из-за тебя, — Русе не знал, как объяснить ребёнку, что судьба порой отбирает самых близких, но признание Рамси его поразило. Ему стало жаль сына — страшно подумать, как он жил всё время с такими мыслями. — Ты последний подарок, который она мне оставила. Самый дорогой подарок, слышишь? — он поцеловал сына в макушку и погладил по спине. — А теперь ложись, почитаю тебе сказку.

Рамси быстро заснул. Ему вовсе не так важна была сказка, он просто хотел, чтобы папа был рядом, хотел знать, что его любят. Русе потушил свет и тихо вышел из комнаты, а два чёрных пса охраняли покой малыша.

Мисс Дастин с громким скандалом вылетела из дома, а новую няню так и не отыскали. Впрочем, это уже было не нужно, так как вскоре Русе Болтон женился на пухлой и добродушной мисс Фрей. Она вовсе не боялась слухов, ходящих о начальнике судебных приставов, да и с Рамси быстро нашла общий язык.

Что же до семейства Грейджоев, то их дела тоже завершились удачно. Мистер Болтон позаботился об отсрочке по уплате долга, каким бы бессердечным его не считали, но у него тоже был сын и он понимал, что ни за что не расстался бы со своим ребёнком — каждому нужен второй шанс.

Дела Эурона пошли в гору, тем более летом самый сезон для туристов, он даже смог выкупить свой внедорожник. А Бейлон, в конце концов, взял себя в руки и перестал злоупотреблять спиртным. С братом они развернули свой маленький бизнес и даже арендовали небольшое помещение и наняли пару работников для производства сувениров.


***​

Солнце сияло высоко в чистом голубом небе, а летний день звенел голосами птиц и пах сочной зелёной травой на склоне заросшего лога. Мальчишки побросали велосипеды внизу и, поднявшись на холм, разлеглись среди зарослей душистого вереска. Они часто теперь гуляли вместе, бродили по окрестностям и исследовали мир вокруг. Вдвоём это куда интереснее, чем в одиночку.

С тех пор, как дома всё наладилось, Теон мог спокойно наслаждаться летними каникулами и проводить дни в играх и приключениях, как и положено десятилетнему мальчишке. Рамси же стал его верным товарищем, хоть и странным, но надёжным другом, на которого всегда можно положиться и который не бросит в беде.

Псы носились вокруг как две чёрные молнии, и Рамси кинул им упругий синий мяч. Ротвейлеры скрылись в зарослях лиловых кустов, а мальчишки, смеясь, побежали вниз к покоящемуся на дне холмов озеру. Нажарившись на солнце, хотелось освежиться.

Вода оказалась тёплой и такой чистой, что на дне её просматривались мелкие цветные камешки. Теон нырнул и достал горсть, высыпал на песок.

— Можно сделать амулет, — сказал он, положив на ладонь гладкий синий камешек.

— Я тоже хочу, — Рамси склонился над «сокровищами дна» и капли, стекавшие с его волос, пробурили в песке маленькие кратеры. Он выбрал ярко-зелёный — похожий на осколок гранита.

Вечером Теон упросил дядю сделать им обоим амулеты. Рамси вытащил кожаный шнурок из-под футболки и поднял свой подарок вверх, чтобы полюбоваться им в вечернем свете. Теон сделал тоже самое. Солнце заиграло на гладкой поверхности амулетов, и Рамси улыбнулся.

— Мы теперь как братья.

— Ага. С волшебными амулетами.

Мальчишки вновь погрузились в собственную сказку и больше её не омрачали горести «взрослого мира». Материальные блага не могут заполнить духовную пустоту, и порой, чтобы стать счастливым достаточно лишь обрести друга, который разделит с тобой радости и горести. Жизнь сложная штука, но маленьким мальчикам пока что ещё чужды проблемы взрослых: им нужен лишь мир в доме и друг, готовый пуститься в совместные приключения.
 
Сверху