Rebecca Armstrong

Знаменосец
Название: Дивный новый мир

Фандом: СЕРИАЛ
Перевод:
не перевод.
Автор: Rebecca Armstrong
Категория: гет
Размер: макси
Пейринг/Персонажи: Сандор Клиган/Санса Старк, Тирион Ланнистер, Сэмвел Тарли, Джон Сноу, Тормунд, Бриенна Тарт и многие др. Встречаются новые персонажи.
Рейтинг: R
Жанр:
драма, юмор, немного ангст
Предупреждения: AU по отношениям к событиям книжной саги, сериальный постканон, поэтому AU сериала, частично ООС, но незначительный. Поскольку будет ПОВ Сандора, постольку будет и всякая почти обсценная лексика!
Внимание! Наличествует смешение жанров от драмы до пародии, вход только для лиц с чувством юмора.

Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора!

Краткое содержание:
После падения с лестницы Красного Замка Сандор Клиган выжил благодаря счастливой случайности. На Севере Санса Старк получает письмо с неожиданными известиями от Брана... И всё заверте...
Дисклеймер: всё принадлежит Мартину/НВО/Бениоффу с Уайссом, я лишь взяла героев поиграть на время.
Статус: в процессе. Основное повествование завершено, идет выкладка "пропущенных" глав про побочных героев и побочные пейринги.

Оглавление.

Часть I. Королевская Гавань
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22

Часть II. Север
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 36, продолжение
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43

Часть III. Пропущенные страницы
Глава 1. Королевская Гавань - Застенье
Глава 2. Последний Очаг (ч. 1)
Глава 2. Последний Очаг (ч. 2)
 
Последнее редактирование:

Rebecca Armstrong

Знаменосец
Часть I. Королевская Гавань

Глава 1


I

Кажется, на сей раз он наконец подыхал по-настоящему.

Всё тело болело. Обе ноги, левую руку и спину словно рвали на части невидимые когти. Хуже всего было с головой – она горела в огне, совсем как тогда, много лет назад, а глаза… Левый глаз – или то, что от него осталось – словно медленно вырывали из глазницы, а правый просто болел, как никогда до того, и эта адская боль терзала его без конца. Потом к боли добавился какой-то гулкий стук, как будто кто-то бил кулаком по деревянной бочке, и этот звук сводил его с ума. Не сразу он понял, что его куда-то тащат за ноги вниз по ступенькам, а голова подпрыгивает на каждой, и в ней уже начинает звенеть.

Сквозь шум в ушах он различил хриплый шепот:

– Потерпите, милорд, уже недолго осталось… ох, боги!.. всё, ведь все травы, все снадобья!.. ничего, скоро придем… о Матерь, что это?! опять что-то рушится!.. потерпите, сир, потерпите, всего несколько ступенек… уж так вы тяжелы, не донести… Curvis dolori remedium est patientia, терпение – лекарство от любых страданий… терпите, сир…

– «Я не сир», – хотел он ответить по привычке, но из горла вырвался только слабый стон, и он провалился во тьму.

***

– Итак, приступим. Жоанна, твои пергамент и перо. Да не наделай опять ошибок в простейших словах, как в прошлый раз!..

Prima inspectione. Что мы видим? Пациент пока еще жив. Глубокая рана на голове. Combustum magnum, также следы старых ожогов. Oculus sinister laesus est, левый глаз поврежден, пока неясно, насколько. Oculus dexter sanus est, правый глаз относительно здоров, хотя постой, наблюдается dacryorhea, сильное слезотечение, нужно наблюдать. Подозрение на commodio cerebri… хотя какое там подозрение – сотрясение-то уж наверняка… Зубы… так, зубы вроде все на месте, хотя постой, что-то тут есть. Да. Ну, по крайней мере, отсутствующие зубы отсутствуют уже давно. Переходим к рукам. Dextra – combustum magnum, но это и понятно, проверю кости… о-о-о, ну конечно, radius… а, и ulna тоже… пишем: tuum ossa fracta sunt, обе кости сломаны. Жоанна, немедленно лубки, он же явно рыцарь, ему без правой руки нельзя. Тише там!.. у нас новый пациент. Далее. Sinistra… хм, а вот тут сверху всё вроде бы вполне прилично, не считая ожогов, хотя постой, что это у нас?… Digitis opressa sunt, пальцы раздроблены. Будем собирать по частям? Я тоже думаю, что нет смысла, всё равно загноится. Ad amputate. Подай трубку, мне не нравится его дыхание. Да, всё ясно. Пиши: sinistro pulmone laedi est, левое легкое повреждено. Хотя постой, зачеркни, пока не точно. Отметь, что нужно наблюдать. Нижние ребра… fracta sunt? Естественно. По состоянию кожных покровов там, где отсутствуют ожоги, предполагаю rupta lienis, посмотрим… ну конечно, так и есть – селезенка всегда страдает при падении с высоты… как ни странно, не наблюдается повреждений hepatis и mesenterium – очевидно, остальные внутренние органы защитил доспех… разумеется, сильная потеря крови. Идем дальше. Что у нас с ногами, интересно? Pes sinistrum… ну, тут не нужно быть мейстером, чтобы увидеть перелом – как всегда, пострадала несчастная tibia, еще лубки, Жоанна. Хотя постой, для начала мы будем разбираться с селезенкой, это сейчас важнее. Pes dextrum… ну неужто ничего? Даже странно. Хотя постой, это у нас тут tendinis rupturam, разрыв сухожилия, или мне кажется? Нет, не кажется. Записывай. Ну да, ну да, как же нам не повредить tendo calcaneus, как же нам не дать мейстеру еще работы… Странно, основные повреждения пришлись на левую часть тела, а лежал он на правом боку. Впрочем, уже неважно. Конечно, попытаемся лечить. Чем? Придется что-нибудь придумать…

***

Он то проваливался в беспамятство, то вдруг на несколько мгновений приходил в себя, снова ощущал дикую боль и молил всех богов поскорее забрать его. Наверно, в самом пекле и то не может быть настолько худо. Даже когда его почти прикончила Бриенна-Стальные-Яйца-Тарт, мать ее, ему не было так больно. Иногда от этой невыносимой, бесконечной боли и слабости ему хотелось плакать, как в детстве, но не было сил даже на это. Он понимал, что умирает, и мечтал только об одном – чтобы всё это поскорее закончилось.

Из-за плотной повязки на глазах он ничего не видел и не понимал даже, днем очнулся или ночью, но, когда бы ни пришел в себя, всегда слышал вокруг стоны и вскрики таких же, как он, умирающих раненых, и всё тот же суховатый, насмешливый голос мейстера, который, наверное, вообще не спал, без конца осматривая всё новых и новых прибывающих. Этот голос, похожий на голос Тайвина Ланнистера, резал ему слух днем и ночью, и в то же время как будто бы подбадривал, заставляя промучиться еще день, и еще, и еще. В пекло проклятого мейстера, думал он, пусть спасает кого угодно, за что он спасает меня?! Что я ему сделал, что он никак не дает мне умереть?! Кому я нужен? Я не нужен даже сам себе, и к тому же… Его пронзила страшная мысль.

– Ммм!.. Ммм!.. Мммммоой… б… б…
– Жоанна! Сюда! Выясни, чего он хочет, и дай ему это, только если это не маковое молоко.
– Что вам угодно, милорд? – совсем другой, тихий и нежный голос. – Вам очень больно, я знаю, но у нас почти совсем не осталось макового молока, не обессудьте. Здесь у нас есть еще раненые женщины и дети…
– Мммой… мммой… б… бр… бра… – на «т» уже не осталось сил.
– Мейстер Арстен, он спрашивает о своем брате.
– Да, такой братской любви можно только позавидовать. Сам на волосок от смерти, а о брате помнит. Должно быть, его брат еще совсем дитя, и этот сир заменил ему отца. Скажи, что не знаешь, кем является он сам, а потому при всем желании не можешь предоставить ему столь необходимые сведения. Поторопись, у нас опять заканчивается мазь от ожогов – видят боги, я делаю что могу, но комбустиология – это совершенно не мой профиль, а такого количества раненых с ожогами я не видал за все сорок два года с момента получения цепи. – Голос приблизился. – Милорд или сир, если вы скажете нам свое имя, мы попытаемся узнать что-либо о вашем брате, но должен сразу предупредить, что многие, очень многие дети тогда погибли в огне, и от них остался лишь пепел, по которому – увы! – их нельзя даже опознать.
– Нннн… нннне… ммммла… ссссста…
– Жоанна! Ты понимаешь, что он хочет сказать? Мне некогда.
– Кажется, он говорит, что брат не младший, а старший, но я не уверена, мейстер Арстен.
– В таком случае, он наверняка погиб, сир или милорд, потому что вы были одним из немногих уцелевших взрослых мужчин, и среди них не было никого, кто походил бы на вас телосложением. Говоря "уцелевших", я всего лишь имею в виду "выживших на момент разрушения Королевской Гавани", поскольку большинство из них уже в могиле.
– А… я?..
– Что – вы? Что – вы? Как мне надоел этот вопрос. Хоть бы раз кто-нибудь спросил: "а не устали ли вы, мейстер Арстен?".. Ваш прогноз на сегодняшний день – remedium, хотя и не сразу. То есть выздоровление… по большей части. Поэтому прошу вас лежать тихо, не слишком часто отвлекать меня и Жоанну и не трогать руками, ногами и другими частями тела свои повязки, особенно те, что на голове. Вы поняли меня, сир?
– Я… нннне…
– Жоанна! Мазь сама себя не приготовит!

***

– Как видите, милорд, здесь у нас тяжелораненые взрослые. В основном, конечно, с ожогами разной степени, хотя есть и более сложные случаи. Например, вот этот сир – у него, помимо уже набивших мне оскомину сильнейших ожогов, есть повреждения внутренних органов, перелом нижних ребер, сложные переломы рук и ног, причем один из переломов оскольчатый, сильное сотрясение мозга, колоссальная кровопотеря и воспаление обоих глаз. Левый глаз был сильно поврежден, однако у меня сохраняется надежда на частичное восстановление зрения – не хочу пока делать прогнозы, поскольку мы еще ни разу не снимали повязки надолго. Я подозревал также внутренние повреждения, но его, как видно, частично защитил доспех – к счастью, мои предположения насчет пробитого легкого не подтвердились, однако подтвердился разрыв селезенки.
– Разрыв селезенки – так вы его оперировали? В этих условиях?!
– Разумеется, куда же нам было деваться? Характер полученных травм наводит меня на мысль о падении с большой высоты, что, скорее всего, и произошло – мы нашли его около руин Красного Замка, милорд.
– Мейстер Арстен, я такой же мейстер, как и вы, да еще и без году неделя, я ведь только что завершил свое обучение в Цитадели. Прошу вас, не величайте меня лордом, – смутно знакомый голос пробился сквозь туман боли. – Вы говорите, что нашли его у Красного Замка?
– Да, милорд, он лежал под двумя каким-то чудом уцелевшими палатками торговцев, что и спасло ему жизнь. Очевидно, он сначала упал на палатки, а потом они опрокинулись и закрыли его от… ну, вы понимаете… эти Безупречные тогда словно озверели, как вы помните. Мы с Жоанной нашли его совершенно случайно, и только поэтому он еще жив. Представляете себе, находясь на смертном одре, вспоминал про своего брата!.. Видно, хороший человек.
– Мне кажется, что я его знаю. И его… ээээ… брата знаю тоже. Вы не находили рядом с этим человеком ничего… странного?
– Странного? Что вы имеете в виду, милорд?
– Чего-то необычного, чего-то очень... Как бы сказать точнее – аномально больших человеческих останков.
– Ах да! Я припоминаю – когда мы искали выживших, мне на глаза попался удивительных размеров человеческий череп, весь обугленный, конечно. Он был просто огромным! Я еще подумал на миг, что таких черепов быть не может, однако вот он передо мной. Никогда не видел ничего подобного. Впрочем, я приехал в Королевскую Гавань всего около года назад и не видел всех ее чудес… возможно, мне показалось…
– Нет, думаю, что вам не показалось. Скорее всего, это был череп существа, которое некогда было сиром Григором Клиганом, Скачущей Горой. Человек же, лежащий перед вами – его младший брат, Сандор Клиган, по прозвищу Пес. Вы слышали о нем?


II

Санса проснулась до рассвета. В ее покоях, прежде бывших покоями родителей, было темно и по-зимнему мрачно и холодно, камин давным-давно прогорел, и пол стал совсем ледяным. Еще один день, наполненный заботами и тревогами, еще одна бессонная ночь. Нужно вставать, умываться, одеваться. Сегодня или завтра должны прийти обозы из Дредфорта и Последнего Очага, если, конечно, дороги не развезло, как в прошлый раз. Санса была этому рада: когда приходят обозы с провизией, ни о чем другом думать уже нельзя, пока не разберешь всё до последнего зернышка, и это так утомляет, что, может быть, ей удастся уснуть хотя бы ненадолго.

Бессонница, мучившая Сансу уже который год, понемногу подтачивала ее силы. Еще немного, и люди начнут что-то подозревать, а ей, Королеве Севера, совсем ни к чему сплетни о ее слабости. Она обязана быть сильной – ради Брана, ради Джона, которого она никогда не сможет называть Эйгоном, даже ради Арьи, которая теперь так далеко, что ни один ворон не донесет от нее письма, – и прежде всего, ради себя самой. Но ей уже не помогают ни подогретое вино, ни маковое молоко, и новый мейстер Винтерфелла Оллен, присланный из Цитадели по ее просьбе, уже почти отчаялся в своих бесплодных попытках найти для нее лекарство.

Конечно, ей пришлось рассказать ему всю правду, но не сразу. Сначала она присмотрелась к нему и убедилась, что ему можно довериться, к тому же он искренне хотел остаться в Винтерфелле навсегда, поскольку сам был северянином. И – что было для нее очень важно – он был уже немолод, очень некрасив, но очень добр и внимателен, поэтому однажды она призвала его к себе и, взяв самую страшную клятву молчать, какую только смогла придумать, открылась ему. Как она и ожидала, он ни словом, ни взглядом не осудил ее, а только пожалел – и стал немедленно придумывать способ исцеления. Но с тех пор прошло много времени, и душевные раны понемногу снова открылись, терзая ее по ночам. Тут уж мейстер Оллен был бессилен.

Санса разглядывала потолок и слушала, как понемногу пробуждается замок: горничные начали растапливать камины, за ее дверью тихо сменились часовые, по двору начали ходить люди – обычный день, спокойный, привычный, размеренный и долгий, очень долгий. Она поежилась от холода и поглубже завернулась в одеяла. Нельзя лежать в кровати, у нее много дел. Но это не главное. Здесь, в родительской постели, где были зачаты и родились они все – от Робба до Рикона – мысли мучили ее сильнее всего. Нужно вставать.

Одеваясь и причесываясь – в последнее время она научилась делать это сама, отказавшись от личной горничной, как некогда сделала и ее леди-мать: незачем кому-то видеть по утрам заплаканные глаза королевы, ведь даже самые преданные слуги могут невольно выдать – она размышляла о том, приедет ли лорд Ройс, как обещал. Если приедет, опять начнет делать свои намеки, которые от раза к разу становятся всё прозрачнее, а смысл их сводится всегда к одному и тому же: «Север помнит, Северу нужен Старк, Королеве Севера нужен муж и детишек побольше». Смешно: сам даже не северянин, а разговаривает теперь, словно какой-нибудь Карстарк или Амбер. Даже бороду отпустил. Интересно, что бы он сказал, если бы узнал. Санса криво улыбнулась. Не за горами тот день, когда Ройс откажется от намеков и прямо перейдет к сути дела. Хорошо бы этот день настал не сегодня.


В дверь негромко постучали. Мейстер Оллен, он всегда так стучит.

– Войдите!
– Доброе утро, моя королева, – высокий, поджарый, сутулый, такой привычный мейстер Оллен протянул ей письмо. – Простите, что побеспокоил вас так рано. Только что прилетел ворон из Королевской Гавани. Судя по печати, оно от самого короля.
– Странно. Бран крайне редко пишет сам. Должно быть, что-то случилось. Благодарю вас, мейстер Оллен.
– Моя королева, – поклонился он и остался стоять. Санса подняла на него удивленные глаза.
– Мейстер Оллен?
– Моя королева, я вижу, что вы снова не спали ночью. Мой последний отвар не помог?
– Увы. Точнее, помог, но ненадолго. Я проснулась среди ночи от кошмара.
– Прошу прощения, что не смог угодить вам, моя королева. Буду работать дальше. Только вот… вы уж извините меня за дерзость, но я знаю гораздо лучший способ уснуть, чем все мои отвары, вместе взятые.
– Вот как? И что же это за доселе невиданное волшебное средство, интересно? И почему вы не даете его мне вместо отваров?
– Потому что это средство – любимый и любящий мужчина рядом, моя королева.

Санса отпрянула от него так резко, что оступилась и чуть не упала. Мейстер Оллен поддержал ее за локоть.
– Ни за что, никогда! – выкрикнула Санса ему в лицо и стряхнула его руку. На глаза набежали злые слезы, и она яростно смахнула их. – Ни с кем, ни с кем!..
– Моя королева, вы еще очень молоды. Поверьте, всё проходит – уж мне ли не знать. Я уже говорил вам, что…
– Интересно, откуда вам известно это чудодейственное средство? Насколько я знаю, мейстеры Цитадели не берут себе жен!
– Жестокость вам не к лицу, ваша милость, – мейстер Оллен чуть побледнел, но взгляда не отвел. – И мы не монахи, а целители и ученые, и…
– Мейстер Оллен, вы свободны, – ледяным тоном прервала его Санса, взяв себя в руки. – У меня много дел, вам это прекрасно известно.
– Да, моя королева, – он низко поклонился ей, ниже, чем обычно, и вышел из комнаты, как всегда, плотно, но тихо притворив дверь.

Санса проводила его взглядом, кипя от гнева и отчаяния. Мейстер Оллен всего лишь мужчина, он ничего не понимает! Мейстерская цепь – это хорошо, но она не дает способности заглядывать в душу. Неужто он не понимает, что ей до смертного одра не захочется даже приближаться ни к одному мужчине, а что до остального – об этом и речи быть не может? Неужто считает, что душевные раны, как и телесные, затягиваются со временем? Ее раны свежи и кровоточат до сих пор, и нет конца этой пытке.

Что-то хрустнуло в руке. Ах да, письмо от Брана – она так сильно сжала кулак, что сломала печать. Действительно, его личный герб – трехглазый ворон верхом на лютоволке. Санса пошла в свой кабинет, поспешно пробегая глазами строки, начертанные прямым красивым почерком:

"Дорогая Санса,

надеюсь, ты в добром здравии и бодра духом. Я пишу тебе лично, чтобы поделиться невероятной новостью: великий мейстер Сэмвел, архимейстер Цитадели и другие мейстеры Вестероса после тщательного обследования обнаружили в моих чреслах силу, способную, по их мнению, зачать наследника. Как ты знаешь, я не стремлюсь к этому и никогда не стремился, однако государственный долг превыше всего – к сожалению, Большой совет ныне совершенно позабыл о своем решении назначать короля голосованием, и склоняет меня к скорой женитьбе. Известие о том, что у меня может родиться здоровый наследник, привело их в исступленную радость, посему, полагаю, я буду вынужден уступить их напору.

Должен признаться, мысль о рождении наследника, способного когда-либо занять мой престол, не столь неприятна мне: это дало бы мне возможность наконец обрести свое истинное предназначение и стать настоящим древовидцем. Однако главное затруднение состоит в том, что в Королевской Гавани нет девушки, равной мне по рождению. Мои советники предлагают взять в жены дорнийку, дабы скрепить союз с Дорном, однако и там после падения династии Мартеллов и последовавшего за этим восстания нет достаточно знатной девицы на выданье, а женитьба на бастарде – хотя дорнийцы и не признают наших условностей – в моем случае совершенно неприемлема. Яра Грейджой избрана королевой Железных Островов, и при этом она является последней незамужней представительницей Великих домов (не считая тебя), но брачный союз с ней невозможен: Железные Острова вот-вот объявят о выходе из состава Шести Королевств, и лишь одним богам известно, пройдет ли это мирно.


Я могу выбрать любую девушку из всего Вестероса, но прежде хочу посоветоваться с тобой. Малый совет превратился в поле битвы, и каждый мой советник тянет в свою сторону, не желая уступать никому другому; не далее как вчера сиру Бриенне вновь пришлось разнимать лорда Тириона и лорда Бронна, все заседания превратились в хаос, напоминающий потасовки где-нибудь на рыночной площади. Признаюсь тебе честно, что я очень устал от всего этого – как ты, наверное, помнишь, жизненная сила древовидца иссякает быстрее, чем у обычных людей, и мне не так много осталось.

Прошу тебя дать мне совет не как королева королю, но как старшая сестра младшему брату, какими мы были когда-то. Возможно, ты знаешь кого-то подходящего – уверяю тебя, что ни внешность, ни нрав не имеют никакого значения, поскольку я в любом случае не смогу дать своей будущей жене ничего из того, что обычно дают мужья: как я уже сказал, мое время на исходе, и недалек тот день, когда мне придет пора слиться с чардревом.

Остаюсь преданный тебе,

Брандон Старк Сломленный, Король андалов, ройнаров и Первых людей, Защитник государства и законный король Шести Королевств.

P.S. Я помню о твоей просьбе и ни разу не нарушил свое обещание".

Санса села за стол. Вот уж действительно, невероятная новость! Этого она не могла ожидать, да и никто не мог. Невозможно поверить в то, что у Брана при его увечье может родиться наследник, но если все мейстеры в этом так уверены, то да помогут Брану и Старые, и Новые боги. Она легко улыбнулась, перечитав постскриптум: ну надо же, еще помнит, что она строго-настрого запретила ему подглядывать за ней, пользуясь своим даром.

Какая ирония судьбы – Бран скоро станет отцом, хотя не хочет этого, а она никогда не станет матерью, хотя с детства считала, что это ее главное предназначение. Она задумалась, чем может помочь брату. Пожалуй, в данном случае ничем – разве что пожелать ему счастья, пусть и недолгого. Он прав: после войны в живых осталось не слишком много представителей Великих домов Вестероса. Бран мог бы жениться на девушке из рода домов-знаменосцев Талли или Арренов, но это может не понравиться лордам Простора и Штормовых земель. Если же он женится на ком-то из знаменосцев Ланнистеров, это гарантирует недовольство северян. О ком-то из Фреев или железнорожденных и речи нет. Кто же остался? Может быть, Талла Тарли? Но тогда пойдут разговоры о кумовстве и будет даже еще хуже, чем если он женится на ком-то из Вестерлингов или Алгудов, ведь Сэм Тарли нынче стал Великим мейстером. Ей нужно как следует поразмыслить над этим.

Санса выглянула в окно. Сегодня немного потеплело, или ей кажется? Похоже, что скоро начнется весна, а ведь все мейстеры как один предсказывали долгую зиму. Она понадеялась, что обозы с провизией и мехами не задержатся в пути. С Дредфортом и Последним Очагом нужно что-то решать – замки не могут пустовать слишком долго. Поначалу она хотела спалить Дредфорт, разрушить его до основания, а все земли вокруг замка засеять солью, но мейстер Оллен справедливо указал ей на то, что доброе дерево и камень не виновны в том, что их хозяева были чудовищами, а поля и травы – тем более. Ей нравилась его любовь ко всему живому и даже неживому, нравилось, что он смотрит на мир совсем иначе, чем она, но он, похоже, почувствовал себя слишком вольно. Он забывает, что она не просто леди Винтерфелла, она королева Севера, а он лишь простой мейстер, хоть и очень умелый. Кажется, он считает ее глупой девчонкой – а сам не перенес и сотой доли тех страданий, что выпали на ее долю, и кто после этого старше?..

Можно отдать Дредфорт кому-то из уцелевших северян-знаменосцев Старков, а вот Последний Очаг… он слишком далек от Винтерфелла и слишком близко расположен к Стене, там еще холоднее, чем здесь, и там нет горячих источников. Кроме того, замок крайне неудобно построен и очень стар. Никто, кроме Амберов, не мог жить там дольше двух лун, Нед Амбер был последним в роду – что станется с замком? Бросать его никак нельзя, дом Амбер издавна поставлял всему Вестеросу ценную древесину, там богатые лесом земли, которые нуждаются в правящей руке. Нужно посоветоваться с Ройсом. Вдруг найдется безумец, способный вытерпеть холод и не заблудиться в темных коридорах Последнего Очага? Секрет постоянного проживания в Последнем Очаге Амберы унесли с собой в могилу, а других желающих занять замок пока нет и не предвидится. Санса готова была пожаловать такому человеку рыцарство и сделать его знаменосцем Старков – пусть в замке снова будет преданный Королям Севера хозяин. Но где найти его? Не одичалых же приглашать. Тормунд Великанья Смерть, безусловно, великий воин, но никудышный правитель – нелегко придется одичалым, которые, по слухам, хотят сделать его своим королем. Впрочем, это их дело, одернула сама себя Санса.

Снова стучат в дверь. Боги. Этот стук она тоже узнает.

– Войдите, лорд Ройс!

 
Последнее редактирование:

John Myers

Скиталец
О, боги...Бедный Саня. После такого падения он, конечно, не выжил бы, но почему бы не пофантазировать) В сериале его сюжетную арку вроде как вполне логично закрыли и завершили,но мне его как-то уж совсем не хватило в сериале( До книг всё никак добраться не могу. Хорошо хоть есть фанфики.
Немного непривычно было видеть в тексте латинский, хоть, вроде как, где-то и писалось, что валирийский является аналогом латинского. Зато это придаёт некую уникальность персонажу.
Что ж, интересно узнать, что будет дальше:)
А вы случайно не медик по образованию?)
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
John Myers , спасибо за коммент! Очень приятно сразу получать фидбек! :oops:
Начну отвечать с конца: я не медик, я наоборот - фил-олух, отсюда относительно близкое знакомство с латынью и невыносимое почти неконтролируемое желание пихать ее везде и всюду. Честно говоря, я ооочень сильно сомневалась, стОит ли включать латынь, но потом у меня в голове как-то разом возник образ мейстера, и латынь ему очень подходила, так что вот результат ))Мне сейчас интересно, уловит ли кто-то аллюзию на другого похожего персонажа из совсем другой саги (подсказывать не буду!))
О, боги...Бедный Саня. После такого падения он, конечно, не выжил бы, но почему бы не пофантазировать) В сериале его сюжетную арку вроде как вполне логично закрыли и завершили,но мне его как-то уж совсем не хватило в сериале( До книг всё никак добраться не могу. Хорошо хоть есть фанфики.
Бедный, конечно! И у меня те же самые чувства после просмотра, поэтому Саня у меня, как кто-то метко написал в обсуждении его фан-клуба, это второй С. Снейп, в том смысле что ОН УПОЛЗ! ;) Я специально, скрипя сердцем, несколько раз пересмотрела сцену проклятого Клиганбоула (на какие только жертвы не пойдешь ради фика!..), т.к. мне нужно было определиться с пострадавшими сторонами тела (dextra или sinistra - там это важно)). Так вот, на мой взгляд, ТЕОРЕТИЧЕСКИ вариант с выживанием по описанной мной схеме повреждений таки возможен!
Ну, собственно, на то он и фанфикшен - последнее утешение для нас, не смирившихся! ))

Что ж, интересно узнать, что будет дальше:)
Спасибо! Я пишу вторую главу ))) :волнуюсь:
 

John Myers

Скиталец
я не медик, я наоборот - фил-олух
О, давайте пятюню :hug: Только я пока несостоявшийся "фил-олух". Как раз латинский был в прошлом семестре, только у нас вела препод-новичок, так что её пары были каким-то мучением. Ну вот теперь, может, хоть будет повод подучить)

на какие только жертвы не пойдешь ради фика!..
Да, и это видно:) Наверняка, много материала пришлось прочитать, перечитать и изучить.

Очень приятно сразу получать фидбек!
Та фидбек это пям вообще больная тема для многих. Но вы, как мне кажется, его точно заслужили.

Спасибо! Я пишу вторую главу )))
Вдохновения вам! Буду ждать)
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
О, давайте пятюню :hug: Только я пока несостоявшийся "фил-олух". Как раз латинский был в прошлом семестре, только у нас вела препод-новичок, так что её пары были каким-то мучением. Ну вот теперь, может, хоть будет повод подучить)
Оооо, коллега ))) *обнимашки и СИРЦА!* правда, я уже, скорее, ПЕРЕфил-олух: я уже и специалитет, и магистратуру окончила да еще summa cum laude, иф ю ноу вот ай мин , а латинский язык, помнится, был у нас весь второй курс+дополнительные занятия по субботам (было время - были силы, так уже не то!), и было это, страшно сказать, в 2005/6 годах. Ёёёёёп, какая ж я старая, оказывается! Так что, если вдруг увидите ошибки - смело вперед, а то я совершенно всё забыла уже, а вы еще молодой боец!))

Да, и это видно:) Наверняка, много материала пришлось прочитать, перечитать и изучить.
Ну, не без того... Мне очень помогла интерактивная карта Вестероса и местная энциклопедия, это прямо огромнейшее подспорье.
Та фидбек это пям вообще больная тема для многих. Но вы, как мне кажется, его точно заслужили.
Вдохновения вам! Буду ждать)
Спасибо-спасибо-спасибо! :oops: у меня мыслей еще глав на пять минимум, теперь бы времени побольше, чтоб всё это воплотить!..
 

Xe!

Ленный рыцарь
Rebecca Armstrong, заинтригована и жду продолжения) Интересно было бы понаблюдать за взаимодействием Сандора и Сэма.
И отдельное спасибо за корректировку сериального финала с выборами :facepalm:

После такого падения он, конечно, не выжил бы, но почему бы не пофантазировать)
Да ладно, он должен был еще в 6 лет умереть вследствие ожога, если по-честному :rolleyes: Тут поневоле закрадываются подозрения, что на самом деле он кот, и у него девять жизней :oh:
 

Насмешница

Межевой рыцарь
много-непонятной-латыни = годно ролять для создания образа мейстера, если он архиважен.
для атмосферы - нихт, поубавьте, самоценности не несет.
Сев Сандор уполз вполне себе перспективно востребованный сюжет, читатель будет.
Кинон закончен настолько тухло и уныло - фикрайтерам задел на [дофига].
Воплощайте фантазии, я точно почитаю.
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
Rebecca Armstrong, заинтригована и жду продолжения) Интересно было бы понаблюдать за взаимодействием Сандора и Сэма.
И отдельное спасибо за корректировку сериального финала с выборами :facepalm:
Спасибо за фидбэк! )) У меня не предусмотрено особого взаимодействия Сандора и именно Сэма, но за идею спасибо, я подумаю!
Сериальный финал с выборами - это, как говорится, такой фейл, что даже вин: они мне подсказали идею с наследником для Брана! )) Так что спасибо им за это. А то не могу отделаться от картины: герольды объявляют всем: Лорды и леди, приближается Единый день голосования! Голосуй или проиграешь! Лист свой в урну, милорды, суй - за [подставь имя] голосуй!
Rebecca Armstrong,

Да ладно, он должен был еще в 6 лет умереть вследствие ожога, если по-честному :rolleyes: Тут поневоле закрадываются подозрения, что на самом деле он кот, и у него девять жизней :oh:
Котопес ))

много-непонятной-латыни = годно ролять для создания образа мейстера, если он архиважен.
для атмосферы - нихт, поубавьте, самоценности не несет.
Мейстер архиважен как минимум в качестве человека, спасшего героя от смерти. Поубавить? Нихт.
(на самом деле, там дальше латыни не будет, две фразы - и все)
Сев Сандор уполз вполне себе перспективно востребованный сюжет, читатель будет.
Кинон закончен настолько тухло и уныло - фикрайтерам задел на дофига.
Воплощайте фантазии, я точно почитаю.
Кинон фансервисный до предела, это точно. Там буквально все что угодно можно придумать, и это будет вполне себе вканонно (вкинонно))). Раздолье для фикрайтеров.
 

Леди Яна

Знаменосец
постольку будет и всякая почти обсценная лексика!
Замечание хранителя: Уважаемый автор, аккуратно напомню, что "почти" обсценная лексика в художественных целях допустима, а вот обсценной лексики не нужно. :)
 

octopus

Кастелян
Мне очень нравится!!!! По первой главе видно, что это будет качественный фанфик!!!!! Как же я ждала чего-нибудь новенького, и именно по сериалу!!!
Мейстер, лечивший Сандора, ну прям очень живописный, с этой своей "валирийской латынью". Мне показалось, что это было очень в тему :) Только откуда же он взялся такой, что не знает известного на весь Вестерос Пса Ланнистеров, обожженного с одной стороны :)
Хотя это так, вопрос риторический.

Досталось Санечке знатно :( Но я все равно хотела верить в "уполз", поэтому мне эта версия нравится гораздо больше, чем финал сериала. Вот только... хнык, ему левую руку ампутировали???? Ужос :(
Но глазики хоть оставьте, дорогой автор! :волнуюсь:

С Сансой вроде бы тоже хорошо получилось. Канонно. А что там за проблема, в которой она стыдилась признаться, я не совсем поняла? Это бессонница или то, что она не может быть матерью?

А вот Бран удивил. Мне кажется, в его характере есть отклонение от канонного. Впрочем, удивил приятно - если он может иметь детей, я только за :) Вот только жаль, что он уже заранее знает, что не сможет быть нормальным отцом своему наследнику и мужем своей будущей жене...


Очень жду, что же будет дальше! Надеюсь, продолжение выйдет скоро!

И спасибо, что взялись писать! :)
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
Замечание хранителя: Уважаемый автор, аккуратно напомню, что "почти" обсценная лексика в художественных целях допустима, а вот обсценной лексики не нужно. :)
Леди Яна , не-не-не, Дэвид Блейн, чисто обсценной лексики и не будет. Под "почти" я понимаю слова типа "срать", [к черту]" и "жопа", т.е. те слова, которые есть даже в официальном переводе сериала. Если нельзя, я и их или не буду использовать, или запикаю. Слов на буквы Х, Б, П, Ё изначально не предвидится в принципе!
Спасибо за внимание! :oops:
Ничего, что я так подробно отвечаю в теме? Это можно? А то я флудераст еще тот ((
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
Мне очень нравится!!!! По первой главе видно, что это будет качественный фанфик!!!!! Как же я ждала чего-нибудь новенького, и именно по сериалу!!!
Мейстер, лечивший Сандора, ну прям очень живописный, с этой своей "валирийской латынью". Мне показалось, что это было очень в тему :) Только откуда же он взялся такой, что не знает известного на весь Вестерос Пса Ланнистеров, обожженного с одной стороны :)
Хотя это так, вопрос риторический.
octopus , спасибо за такой подробный и теплый отзыв! Мне так приятно! Я стараюсь ))

Убираю под кат, а то получится длинно и не совсем в тему, тем более я историю мейстера не собираюсь рассказывать в самом фике. В общем, я не зря ввела в текст уточнение по поводу того, что он совсем недавно в КГ. По моим представлениям, он жил себе всю жизнь спокойно в каком-то из отдаленных - по отношению к КГ - замков (скажем, в замке одного из лордов Простора), лечил себе понемногу, в ус не дул. Ну, сидит там где-то король Джоффри, ну есть там у него какой-то телохранитель с ожогами, ну зовут его там как-то - "наше дело сторона - сиди себе на солнышке, грейся!" (с). А потом начался весь этот лютый замес, замок могли или сжечь, или как минимум разграбить, он подался в столицу, да там и остался, тем более он мейстер с цепью = предполагаю, что у них там что-то типа клятвы Гиппократа тоже должно быть. Кстати, и на троне уже давно не Джоффри, и даже уже не Томмен, кто там вас всех разберет, у кого кто был телохранителем. Кругом раненые, а он лекарь, ему некогда, он не может не лечить людей. А самое главное - там у него столько раненых с ожогами, что Саня на их фоне не выделяется уже, мало ли рослых рыцарей (Саня все ж таки не Григор Скачущий Маньяк, он не аномально огромный), да и рыцарство он (мейстер) только предполагает по наличию у Сани более-менее приличных доспехов, а рассматривать всех своих пациентов подробно (в плане имен и прочего) он просто-напросто не успевает. Такие дела!

Я рада, что в основном латынь всем понравилась! Мне кажется, так гораздо интереснее - и потом, мой мейстер является данью уважения и преданности другому персонажу и другому автору фэнтези... Странно, мне казалось, что аллюзия прозрачная просто-таки до неприличия, а вот поди ж ты - до сих пор никто не сказал, что мейстер Арстен - это же!.. Пока не буду писать, кто, вдруг все-таки кто-нибудь догадается.

Досталось Санечке знатно :( Но я все равно хотела верить в "уполз", поэтому мне эта версия нравится гораздо больше, чем финал сериала. Вот только... хнык, ему левую руку ампутировали???? Ужос :(
Но глазики хоть оставьте, дорогой автор! :волнуюсь:
Милый читатель! :oops: Не переживайте! Глазики останутся! Мейстер Арстен настоящий чудотворец! А руку не всю ампутировали, только два пальца - мизинец и безымянный, даже сможет держать в левой руке что-нибудь, и будет постоянно перчатку носить на этой руке (а вот это станет данью уважения безмерно любимой мною Мариам Петросян), там хуже всего с левой ногой... Будет хромать. Но это в следующей главе!

С Сансой вроде бы тоже хорошо получилось. Канонно. А что там за проблема, в которой она стыдилась признаться, я не совсем поняла? Это бессонница или то, что она не может быть матерью?

А вот Бран удивил. Мне кажется, в его характере есть отклонение от канонного. Впрочем, удивил приятно - если он может иметь детей, я только за :) Вот только жаль, что он уже заранее знает, что не сможет быть нормальным отцом своему наследнику и мужем своей будущей жене...


Очень жду, что же будет дальше! Надеюсь, продолжение выйдет скоро!

И спасибо, что взялись писать! :)
Про Сансу в следующей главе, или, возможно, в третьей. Опять же, мне кажется, я много подсказок оставила, можно догадаться (ну, или можно просто дождаться, когда я главу допишу))))

По поводу Брана я сомневалась, конечно. Я постаралась, чтоб письмо получилось максимально холодным и сдержанным - Бран в конце уже совсем пень пнём оборотень Надя по ночам превращается в бревно, у него как будто все чувства заморожены насмерть, и он практически ни на что не реагирует эмоционально, но думаю, что такое внезапное известие о возможном наследнике даже его могло выбить из колеи. Помните, он Мире Рид говорит: "Я не совсем Брандон Старк, но я помню, каково это - быть им", т.е. в нем часть Брана еще сохраняется ("в глубине души... где-то очень глубоко!"))), и вот эта часть очень хочет нормальной жизни. Опять же, если помните, в книжном каноне есть момент, когда он с горечью думает (не цитирую, передаю суть): быть трехглазым вороном, конечно, очень здорово и интересно, но я бы с удовольствием поменял этот дар на возможность ходить, жить, стать рыцарем и т.д. И у него хоть иногда прежний Бран сквозь эту толщу льда все-таки должен ведь проглядывать!

Что касается продолжения - вторую главу пишу уже! Если бы меня не отвлекали ЕЖЕСЕКУНДНО, и я бы могла писать НЕ по ночам, то уже и вторую главу бы закончила! )))
 
Последнее редактирование:

Rebecca Armstrong

Знаменосец

starina7

Мастер-над-оружием
Rebecca Armstrong , начало прекрасное и многообещающее. Взять сериальную концовку и сделать на ее основе что-то вменяемое - это почти подвиг.
Мейстер Арстен получился очень живой. Его просто видишь, и даже слышишь. Сандор и Санса - каждый в своем личном аду, и срочно нужно зацепиться за что-то, чтобы не рухнуть на самое дно. Лучше - за кого-то.
Очень хочется продолжения, и поскорее. Да здравствует макси!
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
Rebecca Armstrong , начало прекрасное и многообещающее. Взять сериальную концовку и сделать на ее основе что-то вменяемое - это почти подвиг.
Мейстер Арстен получился очень живой. Его просто видишь, и даже слышишь. Сандор и Санса - каждый в своем личном аду, и срочно нужно зацепиться за что-то, чтобы не рухнуть на самое дно. Лучше - за кого-то.
Очень хочется продолжения, и поскорее. Да здравствует макси!
Огромное спасибо за теплый отзыв!
Честно говоря, мейстер Арстен мне даже самой нравится ))
Ловите продолжение! :oops:
(похоже, что таки макси и будет, эх!..)))
 

Rebecca Armstrong

Знаменосец
Глава 2

I

Его дни и ночи состояли только из боли, звуков и запахов. Просыпаясь, он сначала чувствовал боль во всем теле, потом слушал уже ставшие привычными звуки – голоса мейстера Арстена и Жоанны, хриплое тяжелое дыхание лежащего рядом с ним больного, стоны и проклятия других раненых, иногда шум, доносящийся с улицы – конское ржание, звон оружия и доспехов, чей-то топот и крики, мяуканье кошек, детский плач и испуганные женские голоса. Он ощущал тяжелую сладковатую вонь разлагающейся плоти и резкий, острый запах лекарств, чувствовал, как в приоткрытое окно дует слабый ветерок, принося другие запахи – жарящихся на огне каштанов, свежевыпеченного хлеба или древесной смолы, кошачьей мочи и кислого вина. Весь день он лежал неподвижно и молча – без криков, без стонов, словно раненый зверь, боясь пошевелиться и стараясь занимать как можно меньше места, как будто это могло ему чем-то помочь.

Его мир теперь сузился до размеров кровати, на которой он лежал. Никогда он не думал, как важно, оказывается, видеть, просто видеть – если бы он только знал, что ослепнет, вдоволь нагляделся бы на красивых женщин, на море и скалы, на поля, на небо, даже на те унылые земли, которые когда-то проезжал с младшей девчонкой Старков!.. Теперь ему осталась только память, да и та его подводила. Он пытался вспомнить, как выглядели знакомые ему красивые люди, но память услужливо подсовывала вместо длинной шеи Сансы Старк, нахальных глаз ее сестры или непривычно белых волос Матери Драконов то отвратительную рожу существа, которое когда-то было его братом, то скелет умершего от голода ограбленного им фермера и скелет его дочки, то отвратительную лысую макушку Тороса из Мира – макушку он помнил, а рожу Тороса забыл, вот ведь как бывает. Кажется, у него была борода – или борода была у Дондарриона?.. Не важно. Все они гниют в земле, а он зачем-то живет. Зачем? Зачем?

Впервые в жизни он так долго был наедине с самим собой и ничего не мог с этим поделать. Демоны, голоса которых он раньше глушил вином, теперь вырвались на свободу и терзали его непрестанно. «Чудовище! – вопили они. – Страшилище! – вопили они. – Мерзкий урод! – вопили они. – Такой же монстр, как твой брат! – вопили они. – Ты убивал детей! Ты грабил беззащитных! Ты убивал детей! Ты убивал беззащитных! Ты стоял и смотрел, как здоровенные мужики в доспехах избивают маленькую девочку! Ты убивал детей! Ты убивал детей! Ты убивал детей! – вопили они. – Ты заслужил это! Ты заслужил это! Ты заслужил это!» – вопили они. Он был даже благодарен, когда суровые неласковые руки мейстера Арстена, или нежные, но твердые руки Жоанны насильно вливали в него отвратительные лекарства, после которых он терял сознание, потому что тогда демоны на время оставляли его, и он проваливался в темноту без боли и сновидений. Но потом он все равно приходил в себя – и демоны возвращались вновь.

Он вспоминал свою жизнь, пытаясь найти в ней хоть какой-то смысл – и не находил его, как ни пытался. С раннего детства он был одержим желанием убить брата, и вот Григор наконец мертв – почему же так муторно и тоскливо на душе? Размышляя по ночам, Сандор все чаще вспоминал свое путешествие по Речным землям с Арьей Старк – по всему выходило, что это было единственное более или менее светлое время в его жизни. Девчонка была ему все равно что дочь, хоть и не понимала этого. Маленькая дрянь. Оставила его подыхать, да еще и ограбила напоследок. А в их последнюю встречу в Винтерфелле посмеялась над ним и Бериком – вы, дескать, старичьё, не хочу смотреть на ваши рожи перед смертью. Неблагодарная тварь. В пекло ее "спасибо, ты хороший человек" – он же знает, что она охотно оставила бы его подыхать и во второй, и в сотый раз.

Ее сестра – о, это совсем другое дело… Сандор до сих пор мучительно краснел при одной мысли о том, каким дураком был тогда в Винтерфелле. Это же надо было додуматься – ляпнуть про то, что ее взяли силой! Наверно, даже самый распоследний слабоумный идиот из тех, что ложку в ухо несут, и то догадался бы не говорить женщине такого!.. Да еще и прямо с порога выболтал ей свою самую заветную и самую несбыточную мечту – уехать с ней куда подальше, и послать в пекло всех королей, королев, бастардов, лордов, рыцарей и прочую нечисть. Наверно, ее тогда чуть не стошнило от одного его вида. Хотя она и смотрела на него, впервые не отводила взгляд… А, в пекло всё!..

Зато он богаче многих, ему есть, что вспомнить перед смертью – как она на мгновение взяла его за руку.

***

Больше всего его одновременно и злило, и приводило в отчаяние собственное бессилие. Когда он впервые смог заговорить связно, то сразу попросил Жоанну оказать ему последнюю милость, но та отказалась наотрез. Тогда принеси мне нож или бритву, я все сделаю сам, сказал он тогда, но она заявила, что это большой грех, что он должен лежать тихо и набраться терпения, и не мешать им с мейстером лечить его. Не нужно лечить, убейте, освободите! – требовал, убеждал, просил, умолял он, но всё было напрасно, он добился лишь того, что она на какое-то время совсем перестала к нему подходить, и он затосковал – как ни крути, она была единственным звеном, соединявшим его с остальным миром. Впрочем, она простила его и больше не вспоминала о его просьбе.

Жоанна мыла его, выносила его судно, кормила его с ложки безвкусной кашей и протертыми супчиками, с трудом переворачивала его на другой бок, вытирала пот с его лица, поила его отварами, клала ему на лоб прохладную влажную ткань, когда он метался в жару, и иногда даже разговаривала с ним… Интересно, как она выглядит? По поводу мейстера Арстена у него даже сомнений не было – наверняка вылитый Тайвин Ланнистер, да горит он в седьмом пекле вечно. А Жоанна… Он научился узнавать ее походку и догадывался, что она, должно быть, хромает – она немного приволакивала ногу при ходьбе, чуть шаркая по полу, и он всегда знал, что она идет к нему, а не к его соседу, потому что ее шаги были неровными, хотя и быстрыми, и он заранее знал, что она подходит именно к его кровати. Иногда он представлял ее себе – в его мечтах она была то смуглой черноволосой дорнийкой, то бледной сероглазой и рыжеволосой северянкой, то полнотелой леди с Простора, с голубыми глазами и пшенично-золотистыми волосами.

– Жоанна, ты, наверно, очень красивая? – робко спросил он ее однажды после нескольких дней полного молчания. Она долго-долго не отвечала, а потом бросила странным голосом:

– А разве это имеет значение? – и тут же отошла от него к другим больным. Обиделась на что-то, а на что – непонятно. Сандор решил больше не испытывать судьбу и не повторял свой вопрос, она тоже молчала. Иногда ему хотелось сказать ей что-нибудь хорошее или хотя бы дотронуться до нее, но он никогда не умел красиво говорить, а обе руки были так затянуты в лубки, что иногда он их даже не чувствовал. Ему оставалось только лежать и слушать звуки, которые окружали его – и демонов, что бушевали внутри.

***

– Великий мейстер, для нас большая честь видеть вас в нашей скромной лечебнице. Спасибо, что пришли так скоро.
– Ох, мейстер Арстен… И вы туда же!.. Я, наверно, никогда не привыкну к своей новой должности! И лечебница ваша – лучшая в городе, к чему скромничать. Ваши успехи в лечении ожогов – это что-то невероятное!
– Благодарю, Великий мейстер, ваша похвала для меня – лучшая награда. Похоже, мне пора ковать новое звено цепи вдобавок к уже имеющимся. К сожалению, пока что я могу справиться только со свежими ожогами, убрать шрамы от старых мне не под силу. И не забывайте, что по рождению я браавосиец, хоть и прожил почти всю жизнь здесь, в Вестеросе.
– Я знаю. И вы использовали… ну…
– Да, именно так. Простите, Великий мейстер, но позвольте мне иметь свои маленькие секреты.
– Конечно-конечно! Как ваши успехи в… других областях?
– Пока, к сожалению, у нас с Жоанной не всегда всё получается так, как хотелось бы. Взгляните сюда, – Сандор Клиган почувствовал, что с его ног убрали одеяло. – Видите?
– Вижу, – знакомый голос помрачнел. – Ваш прогноз, уважаемый коллега?
– Ante resectionem? [до операции – прим. авт.] Великий мейстер, право же, вы меня удивляете! Какие здесь могут быть прогнозы?
– Да, вы совершенно правы. Но Его Величество осведомлялся об этом человеке уже дважды, мне нужно что-то ему ответить. Спрошу напрямик: есть ли хоть малейший шанс, что когда-либо он встанет на ноги?
– Absente aegroto [не при пациенте – прим. авт.], Сэмвел Тарли!!! – рявкнул вдруг мейстер Арстен на всю палату. Повисла звенящая тишина. – Или вас ничему не научили в Цитадели?!?
– Да-да, конечно, да, я не хотел… – забормотал знакомый голос. Да это же смешной толстяк, приятель того кудрявого бастарда Неда Старка, который нынче выбился в Короли Севера!
– Прошу прощения за эту вспышку, Великий мейстер, такое больше не повторится, – мейстер Арстен все-таки пошел на попятную.
– Ну что вы, я был неправ… Отойдем на минуту? – голоса удалились.

Есть ли шанс, что он встанет на ноги!? Это же они про меня! Неужели всё так плохо?! В последнее время болело уже меньше! Что они собираются делать??? Что они будут со мной делать???

– Жоанна! Жоанна! – хотел закричать, но получился только едва слышный стон. – Жоанна, подойди! Подойди, Жоанна!
– Тише, тише, я здесь, всё хорошо, всё хорошо, – кудахчет над ним, как над младенцем, в пекло!.. – Что случилось? Вам больно? Перевернуть подушки? Укрыть?
– Что они говорили?? Что они сказали?? Что они хотят сделать?? Жоанна!!! Скажи мне!!!
– Тссс, тише, вам нельзя волноваться, доверьтесь мейстеру Арстену, он хочет только вам помочь. Нужно потерпеть немного.
– Седьмое пекло, да я только и делаю, что терплю и терплю без остановки! Дай мне встать, отпусти меня, я уйду отсюда! Я не хочу, чтобы он… чтобы они… чтобы они…
– Мейстер Арстен не сделает вам ничего дурного, сир Сандор.
– Я не сир, тупая ты овца!.. Жоанна, милая, хорошая, ну пожалуйста, отпусти меня, не дай им отрезать мне ноги! Я лучше умру!
– Так-так-так, – проклятый мейстер Арстен, как обычно, появился не вовремя, задери его Неведомый! – Это что тут у нас за консилиум? Обсуждаем новые способы лечения?
– Мейстер Арстен! – в пекло, его аж затошнило от умоляющих ноток в собственном голосе, – мейстер Арстен, не режьте меня, прошу вас! Мейстер Арстен!
– Нет, вы только посмотрите на него. Aquilam volare docet [учит орла летать – прим. авт.]. Это легко сказать – не режьте меня, мейстер Арстен, а еще легче сделать, и тогда кое-кто просто-напросто протянет свои длинные ноги через пару-другую недель, – притом, заметим, ноги он протянет в страшных муках! – и все потраченные на него лекарства, повязки, мази и наши с Жоанной силы окажутся потраченными зря. Я был о вас лучшего мнения, сир.
– Я не сир, – устало выдохнул он. Из него будто выбили весь воздух. Значит, конец – они все-таки привяжут его к кровати и оттяпают ему ноги, и в многочисленных рядах нищих, которые побираются на улицах Королевской Гавани, станет одним попрошайкой больше. – Лучше бы убили сразу, чем мучить так долго.
– Да, да, да, это мы уже слышали, причем много-много раз. Ах, злые и нехорошие мейстер и его помощница, крадутся, яко тать в нощи, ловят беззащитных раненых и отрезают им ноги почем зря. Прямо до пояса режут, ай-яй-яй, лучше бы сразу рубили башку. Так вот, дорогой мой не-сир, – голос мейстера впервые немного смягчился, как будто он и вправду сочувствовал, – у вас началось заражение крови. Если мы не сделаем операцию, вы потеряете не только ногу, но и жизнь, причем это будет очень мучительно. – Звяканье каких-то склянок и инструментов! Какой страшный звук! – Мы не можем этого допустить, поэтому будем оперировать. Великий мейстер, вы готовы? – седьмое пекло, так этот жирдяй тоже тут, наблюдает, как Сандор Клиган воет и корчится от страха, словно побитый пес!..
– Д-да, мейстер Арстен.
– Отлично. Жоанна! Не будем терять времени. Приступаем. Зажимай ему нос.
– Ннннеееее нааааааадоооооооооо!!!


II


Тирион Ланнистер был очень зол.

В последние недели обстановка в Малом совете накалилась до предела. Они с Бронном – наглая тварь без роду без племени, захапал себе Хайгарден его, Тириона, стараниями, а теперь выкобенивается, как последняя сволочь! – на всех заседаниях садились теперь на максимально возможном расстоянии друг от друга и буравили друг друга испепеляющими взглядами. После оплеух, которыми дважды наградила их обоих сир Бриенна, они больше не пытались доказать свою правоту кулаками, но каждый явно замышлял убить другого. Про себя Тирион знал точно, и догадывался, что Бронн тоже не дурак, а потому окружил себя толпой телохранителей, объяснив это тем, что ему, как Деснице короля, положена дополнительная охрана.

Бесстыжая скотина Бронн, напротив, подчеркнуто ходил везде в одиночку, но не упускал случая сделать при всех какой-нибудь гадкий намек. Тириону пришлось отказаться от посещения борделя и завести специального человека, который за бешеные деньги пробовал его еду и питье. Так больше продолжаться не может, нужно поскорее женить этого увечного – и уехать куда-нибудь, хоть в Утес Кастерли, хоть в Ланниспорт, да хоть в клятый Ночной дозор, только бы подальше от Королевской Гавани! Надавать всем поручений и пусть выполняют, город нужно отстраивать, а он пока отдохнет – иначе, видят Семеро, он рехнется от постоянного напряжения.

Подумать только, всё так хорошо начиналось! Когда бледный от волнения Сэм Тарли торжествующим голосом объявил свой вердикт о том, что у короля Брана могут быть дети, члены Малого совета были ошеломлены, все вскочили со своих мест, закричали, затопали ногами, начали обниматься – помнится, Тирион даже поцеловал на радостях сира Бриенну. Было решено, что все члены Совета в течение нескольких дней поразмыслят над кандидатурой невесты для короля, а после обсудят всех претенденток и выберут достойнейшую – тем более что король Бран сразу дал понять, что доверяет это судьбоносное решение своим советникам.

С точки зрения Тириона, единственным возможным вариантом была дочь сира Кивана Ланнистера, Жанея Ланнистер, приходившаяся ему двоюродной сестрой. Как ни посмотри, Жанея подходила идеально – она была красивой кроткой девушкой, до сих пор тяжело переживавшей гибель своей семьи в септе Бейлора, немногословной и скромной. К тому же она была Ланнистер – а король Бран был Старком. Роберту так и не удалось объединить Север и Юг с помощью брака, его собственный брак с Сансой категорически не удался с самого начала, может быть, хотя бы в третий раз стоит попытаться? Это укрепило бы союз с Севером – несмотря на отделение его как отдельного королевства, на троне там Санса Старк, о чем не следует забывать. Вряд ли она обрадуется снохе по имени Ланнистер, но она умна и понимает, сколь важно сохранять равновесие между Севером и Югом, особенно теперь, когда в Вестеросе только-только установился хрупкий мир.

Когда он излагал все эти аргументы членам Малого совета, то видел, что лорд Давос и сир Бриенна согласно кивали – эти двое вели себя как школяры, не приготовившие задания в срок, надеясь, что их никто не спросит, а потому заранее согласились бы с кем угодно, лишь бы не отвечать самим. Сэм Тарли попытался было заикнуться про свою сестру Таллу, но король Бран мягко намекнул ему, что возвышение еще кого-то из Тарли может быть неверно понято, и Сэм тут же стушевался. Мастер над шептунами Дарлен Фолвелл и мастер над законами старик Тристан Морриген были в Малом совете людьми новыми, и потому не осмеливались что-либо предлагать. Мастера над войной у них по-прежнему не было. Бронн сидел молча.

– Итак, возражений нет? – спросил Тирион. – Ваше величество, как вы относитесь к женитьбе на моей двоюродной сестре Жанее Ланнистер?
– Мне всё равно, – еще более безучастно, чем обычно, ответил король.
– В таком случае, решено, – радостно заметил Тирион, – думаю, можно начинать подготовку к свадьбе!
– А ты не многовато на себя берешь, а, Ланнистер? – неожиданно спросил Бронн. – По-моему, еще ничего не решено, но ты, как обычно, болтаешь без остановки! Никому и слова вставить не дал! Решил протащить свою родственницу поближе к престолу, ну кто бы сомневался!

Тирион несколько опешил.

Лорд Бронн, – подчеркнуто вежливо ответил он, – я не слышал ни одного предложения из ваших уст!
– Какие могут быть предложения, когда ты, как обычно, уже всё за всех решил! А может, у меня, в Просторе, тоже полным-полно незамужних девиц, которые спят и видят, как бы выйти замуж! Думаешь, тебе одному охота быть поближе к кормушке?
– Милорды, милорды, прошу вас, – попытался успокоить их Давос, но Бронна уже понесло:
– Мало тебе, что ты стал Десницей, мало тебе денег и титулов – ты еще норовишь протолкать Ланнистеров везде, где только можно! Нет уж, хватит с нас! Ты и твои родственники всем уже вот где! – Бронн выразительно попилил себя по горлу.
– Ах… ты… крысюка! – медленно процедил Тирион, наливаясь жгучей яростью. – Хватит с нас – это с кого? С немытых голодранцев из сточной канавы, или где ты там родился?
– Прекратите! – воскликнули хором король Бран, Давос и Бриенна.
– Да, я немытый голодранец, если хочешь знать, а вы-то все жируете здесь на деньги из моего Хайгардена!
– Ты получил его только благодаря мне!!! – завизжал Тирион и запустил в Бронна тяжелым оловянным кубком. К сожалению, кубок попал не по назначению, поскольку прилетел прямиком в лицо Бриенны Тарт, к несчастью, сидевшей в тот день рядом с Бронном.

Наверное, если бы Бронн после этого не заржал, как взбесившийся конь, всё еще можно было бы решить мирно. Однако он расхохотался так, что слышно его было даже на улице. Бриенна молча воздвиглась над Бронном и дала ему затрещину, от которой тот упал на пол. Но это не только не остудило его пыл, а напротив, словно придало ему сил. Он вскочил, обогнул стол заседаний и с утробным ревом вцепился в глотку Тириону. Тирион, в свою очередь, с наслаждением пинал его ногами и мутузил кулаками, от всей души жалея, что не обладает ростом и статью Григора Клигана. Казалось, это продолжалось целую вечность, но вдруг Тирион почувствовал, что его отрывают от Бронна и встряхивают, словно нашкодившего щенка. Бриенна. Она ничего не сказала, только залепила ему такую оплеуху, что он едва удержался на ногах, а потом повернулась и дала такого же тумака Бронну.
– Ты труп, Ланнистер! – процедил тот, облизывая кровь с разбитой губы.
– Ты тоже! – огрызнулся Тирион.
– Замолчите же вы оба наконец! – страдальческим голосом выкрикнул король. – Вы хуже, чем дети! Немедленно вернитесь на свои места и сидите тихо!

Тирион и Бронн неохотно подчинились.

– Я запрещаю вам обоим убивать друг друга. Я запрещаю вам впредь вести себя так на заседаниях Малого совета. Я запрещаю вам оскорблять и унижать друг друга. Это понятно?
– Да, Ваше Величество, – вразнобой ответили они, Тирион уныло, а Бронн – с вызовом.
– Хорошо. – Бран Сломленный устало прикрыл глаза. – Сир Бриенна, будьте добры, отвезите меня в мои покои, я очень устал. О следующем заседании я всех уведомлю позже.

Все встали, провожая короля. Давос не сводил глаз с Тириона и Бронна, ожидая, что в любую секунду придется снова их разнимать. Явно смущенный и расстроенный Сэм Тарли собирал на столе какие-то свои свитки, а Фолвелл и Морриген не знали, куда себя девать. Тирион опомнился первым, и, желая сохранить хорошую мину при плохой игре, обратился к Тарли с каким-то незначительным вопросом. Бронн вышел из зала заседаний, демонстративно хлопнув дверью напоследок.

С тех пор всё стало еще хуже. На каждом заседании кто-нибудь обязательно предлагал новую кандидатуру невесты. Морриген и Фолвелл осмелели и начали наперебой сватать каких-то девиц из Западных земель и Штормового предела, причем каждый раз новых. Даже Бриенна Тарт вспомнила каких-то своих дальних родственниц. Давос пошел дальше всех – предложил поискать невесту в Тироше, Астапоре, Браавосе или самом Асшае.

– Да вы с ума сошли! – искренне возмутился Бронн, и Тирион был вынужден с ним согласиться. – Только этого нам не хватало!

Малый совет постепенно, но неуклонно превращался в базар. Апогеем стала вторая драка Бронна и Тириона, после которой им обоим было запрещено в течение целой луны показываться на глаза королю. Выйдя из зала заседаний, Бронн неожиданно спросил у Тириона:
– Слушай, а с чего же это мы разодрались-то?
– Не знаю, – искренне ответил Тирион. – Мир?
– Еще чего! – злобно фыркнул Бронн и удрал на недоступной Тириону скорости. Ну и пошел ты в пекло, решил тот. Не хватало еще унижаться перед всяким возомнившим о себе отребьем!
– Лорд Тирион! – позвали его. Сэмвел Тарли. Тебя-то мне и не хватало для полного счастья. – У меня есть для вас новости!

 
Последнее редактирование:
Сверху